Божественная комедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Божественная Комедия
La Commedia
Dante Titelseite.jpg
Первая страница «Божественной Комедии»
Жанр:

Поэма (видение)

Автор:

Данте Алигьери

Язык оригинала:

итальянский

Дата написания:

13071321

Дата первой публикации:

1555

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Божественная комедия» (итал. La Commedia, позже La Divina Commedia) — поэма, написанная Данте Алигьери в период с 1307 по 1321 годы и дающая наиболее широкий синтез средневековой культуры и онтологию мира.

История[править | править вики-текст]

Элизабет Сонрель. Сцена из «Божественной комедии» Данте Алигьери

Называя свою поэму «комедией», Данте пользуется средневековой терминологией: комедия, как он поясняет в письме к Кангранде, — всякое поэтическое произведение среднего стиля с устрашающим началом и благополучным концом, написанное на народном языке; трагедия — всякое поэтическое произведение высокого стиля с восхищающим и спокойным началом и ужасным концом. Слово «божественная» не принадлежит Данте, так поэму позже назвал Джованни Боккаччо. Трагедией он не мог назвать свое произведение лишь потому, что те, как и все жанры «высокой литературы», писались на латинском языке. Данте же написал её на родном итальянском языке. «Божественная комедия» — плод всей второй половины жизни и творчества Данте. В этом произведении с наибольшей полнотой отразилось мировоззрение поэта. Данте выступает здесь как последний великий поэт средних веков, поэт, продолжающий линию развития феодальной литературы.

Аналогичный сюжет «экскурсии по аду» присутствовал в древнеславянской литературе на несколько веков раньше — в Хождении Богородицы по мукам.

Издания[править | править вики-текст]

Переводы на русский язык[править | править вики-текст]

Данте изображён держащим копию Божественной комедии рядом со входом в Ад, семью террасами Горы Чистилища, городом Флоренция и сферами Неба вверху, на фреске Доменико ди Микелино
  • А. С. Норова, «Отрывок из 3-й песни поэмы Ад» («Сын Отечества», 1823, № 30);
  • Ф. Фан-Дим, «Ад», перевод с итальянского (Санкт-Петербург, 1842-48; прозой);
  • Д. Е. Мин «Ад», перевод размером подлинника (Москва, 1856);
  • Д. Е. Мин, «Первая песнь Чистилища» («Русск. вест.», 1865, 9);
  • В. А. Петрова, «Божественная комедия» (пер. с итал. терцинами, Санкт-Петербург, 1871, 3-е издание 1872; перев. только «Ад»);
  • Д. Минаев, «Божественная комедия» (Лпц. и СПб. 1874, 1875, 1876, 1879, перев. не с подлинника, терцинами); переиздание — М., 2006
  • П. И. Вейнберг, «Ад», песнь 3-я, «Вестн. Евр.», 1875, № 5);
  • М. А. Горбов, Божественной комедии часть вторая : С объясн. и примеч. М., 1898. («Чистилище»);
  • Голованов Н. Н., «Божественная Комедия» (1899—1902);
  • Чюмина О. Н., «Божественная Комедия». СПб., 1900 (переиздание — М., 2007). Половинная Пушкинская премия (1901)
  • М. Л. Лозинский, «Божественная комедия» (1946, Сталинская премия);
  • А. А. Илюшин[1] (создавался в 1980-е, первая частичная публикация в 1988, полное издание в 1995);
  • В. С. Лемпорт, «Божественная комедия» (1996—1997);
  • В. Г. Маранцман, (Санкт-Петербург, 2006).

Структура[править | править вики-текст]

«Божественная комедия» построена чрезвычайно симметрично. Она распадается на три части: первая часть («Ад») состоит из 34 песен, вторая («Чистилище») и третья («Рай») — по 33 песни. Первая часть состоит из двух вступительных песен и 32, описывающих ад, так как в нём не может быть гармонии. Поэма написана терцинами — строфами, состоящими из трёх строк. Эта склонность к определённым числам объясняется тем, что Данте придавал им мистическое толкование, — так число 3 связано с христианской идеей о Троице, число 33 должно напоминать о годах земной жизни Иисуса Христа и пр. Всего в «Божественной комедии» 100 песен (число 100 — символ совершенства).

Сюжет[править | править вики-текст]

Встреча Данте с Вергилием и начало их странствия по загробному миру (средневековая миниатюра)

Согласно католической традиции, загробный мир состоит из ада, куда попадают навеки осуждённые грешники, чистилища — местопребывания искупающих свои грехи грешников, и рая — обители блаженных.

Данте детализирует это представление и описывает устройство загробного мира, с графической определённостью, фиксируя все детали его архитектоники. В вводной песне Данте рассказывает, как он, достигнув середины жизненного пути, заблудился однажды в дремучем лесу и как поэт Вергилий, избавив его от трёх диких зверей, загораживавших ему путь, предложил Данте совершить странствие по загробному миру. Узнав, что Вергилий послан Беатриче, умершей возлюбленной Данте, он без трепета отдается руководству поэта.

Ад[править | править вики-текст]

Ад имеет вид колоссальной воронки, состоящей из концентрических кругов, узкий конец которой упирается в центр земли. Пройдя преддверие ада, населённое душами ничтожных, нерешительных людей, они вступают в первый круг ада, так называемый лимб (А., IV, 25-151), где пребывают души добродетельных язычников, не познавших истинного Бога, однако приблизившихся к этому познанию и за то избавленных от адских мук. Здесь Данте видит выдающихся представителей античной культуры — Аристотеля, Эврипида, Гомера и др. Следующий круг заполнен душами людей, некогда предававшихся необузданной страсти. Среди носимых диким вихрем Данте видит Франческу да Римини и её возлюбленного Паоло, павших жертвой запретной любви друг к другу. По мере того как Данте, сопутствуемый Вергилием, спускается всё ниже и ниже, он становится свидетелем мучений чревоугодников, принужденных страдать от дождя и града, скупцов и расточителей, без устали катящих огромные камни, гневливых, увязающих в болоте. За ними следуют объятые вечным пламенем еретики и ересиархи (среди них император Фридрих II, папа Анастасий II), тираны и убийцы, плавающие в потоках кипящей крови, самоубийцы, превращённые в растения, богохульники и насильники, сжигаемые падающим пламенем, обманщики всех родов, муки которых весьма разнообразны. Наконец Данте проникает в последний, 9-й круг ада, предназначенный для самых ужасных преступников. Здесь обитель предателей и изменников, из них величайшие — Иуда Искариот, Брут и Кассий, — их грызёт своими тремя пастями Люцифер, восставший некогда на Бога ангел, царь зла, обречённый на заключение в центре земли. Описанием страшного вида Люцифера заканчивается последняя песнь первой части поэмы.

Чистилище[править | править вики-текст]

Чистилище

Миновав узкий коридор, соединяющий центр земли со вторым полушарием, Данте и Вергилий выходят на поверхность земли. Там, на середине окружённого океаном острова, высится в виде усечённого конуса гора — чистилище, подобно аду состоящее из ряда кругов, которые сужаются по мере приближения к вершине горы. Охраняющий вход в чистилище ангел впускает Данте в первый круг чистилища, начертав предварительно у него на лбу мечом семь P (Peccatum — грех), то есть символ семи смертных грехов. По мере того как Данте поднимается всё выше, минуя один круг за другим, эти буквы исчезают, так что когда Данте, достигнув вершины горы, вступает в расположенный на вершине последней «земной рай», он уже свободен от знаков, начертанных стражем чистилища. Круги последнего населены душами грешников, искупающих свои прегрешения. Здесь очищаются гордецы, принуждённые сгибаться под бременем давящих их спину тяжестей, завистники, гневливые, нерадивые, алчные и пр. Вергилий доводит Данте до врат рая, куда ему, как не знавшему крещения, нет доступа.

Рай[править | править вики-текст]

Рай

В земном раю Вергилия сменяет Беатриче, восседающая на влекомой грифом колеснице (аллегория торжествующей церкви); она побуждает Данте к покаянию, а затем возносит его, просветлённого, на небо. Заключительная часть поэмы посвящена странствованиям Данте по небесному раю. Последний состоит из семи сфер, опоясывающих землю и соответствующих семи планетам (согласно распространённой тогда Птолемеевой системе): сферы Луны, Меркурия, Венеры и т. д., за ними следуют сферы неподвижных звёзд и хрустальная, — за хрустальной сферой расположен Эмпирей, — бесконечная область, населённая блаженными, созерцающими Бога, — последняя сфера, дающая жизнь всему сущему. Пролетая по сферам, ведомый Бернардом, Данте видит императора Юстиниана, знакомящего его с историей Римской империи, учителей веры, мучеников за веру, чьи сияющие души образуют сверкающий крест; возносясь всё выше и выше, Данте видит Христа и деву Марию, ангелов и, наконец, перед ним раскрывается «небесная Роза» — местопребывание блаженных. Здесь Данте приобщается высшей благодати, достигая общения с Создателем.

«Комедия» — последнее и самое зрелое произведение Данте.

Анализ произведения[править | править вики-текст]

Inferno Canto 17 verse 117.jpg

По форме поэма — загробное видение, каких было много в средневековой литературе. Как и у средневековых поэтов, она держится на аллегорическом стержне. Так, дремучий лес, в котором поэт заблудился на полпути земного бытия, — символ жизненных осложнений. Три зверя, которые там на него нападают: рысь, лев и волчица — три самые сильные страсти: чувственность, властолюбие, жадность. Этим аллегориям даётся также политическое истолкование: рысь — Флоренция, пятна на шкуре которой должны обозначать вражду партий гвельфов и гибеллинов. Лев — символ грубой физической силы — Франция; волчица, алчная и похотливая, — папская курия. Эти звери угрожают национальному единству Италии, о котором мечтал Данте, единству, скреплённому господством феодальной монархии (некоторые историки литературы дают всей поэме Данте политическое толкование). От зверей спасает поэта Вергилий — разум, посланный к поэту Беатриче (богословием — верой). Вергилий ведёт Данте через ад в чистилище и на пороге рая уступает место Беатриче. Смысл этой аллегории в том, что человека от страстей спасает разум, а знание божественной науки доставляет вечное блаженство.

Gustave Dore Inferno2.jpg

«Божественная комедия» проникнута политическими тенденциями автора. Данте никогда не упускает случая посчитаться со своими идейными, даже и личными врагами; он ненавидит ростовщиков, осуждает кредит как «лихву», осуждает свой век как век наживы и сребролюбия. По его мнению, деньги — источник всяческих зол. Тёмному настоящему он противопоставляет светлое прошлое, Флоренции буржуазной — Флоренцию феодальную, когда господствовала простота нравов, умеренность, рыцарское «вежество» («Рай», рассказ Каччагвиды), феодальную империю (ср. трактат Данте «О монархии»). Терцины «Чистилища», сопровождающие появление Сорделло (Ahi serva Italia), звучат, как настоящая осанна гибеллинизма. К папству как к принципу Данте относится с величайшим почтением, хотя отдельных представителей его, особенно тех, которые способствовали упрочению в Италии буржуазного строя, ненавидит; некоторых пап Данте встречает в аду. Его религия — католичество, хотя в неё вплетается уже личный элемент, чуждый старой ортодоксии, хотя мистика и францисканская пантеистическая религия любви, которые принимаются со всей страстью, тоже являются резким отклонением от классического католицизма. Его философия — богословие, его наука — схоластика, его поэзия — аллегория. Аскетические идеалы в Данте ещё не умерли, и тяжким грехом почитает он свободную любовь (Ад, 2-й круг, знаменитый эпизод с Франческой да Римини и Паоло). Но не грех для него любовь, которая влечёт к предмету поклонения чистым платоническим порывом (ср. «Новую жизнь», любовь Данте к Беатриче). Это — великая мировая сила, которая «движет солнце и другие светила». И смирение уже не есть безусловная добродетель. «Кто в славе сил не обновит победой, не вкусит плод, добытый им в борьбе». И дух пытливости, стремление раздвинуть круг знаний и знакомство с миром, соединяемое с «добродетелью» (virtute е conoscenza), побуждающее к героическим дерзаниям, — провозглашается идеалом.

Inferno Canto 12 verses 73-74.jpg

Своё видение Данте строил из кусков реальной жизни. На конструкцию загробного мира пошли отдельные уголки Италии, которые размещены в нём чёткими графическими контурами. И в поэме разбросано столько живых человеческих образов, столько типичных фигур, столько ярких психологических ситуаций, что литература ещё и сейчас продолжает черпать оттуда. Люди, которые мучаются в аду, несут покаяние в чистилище (причём объёму и характеру греха соответствует объём и характер наказания), пребывают в блаженстве в раю, — все живые люди. В этих сотнях фигур нет и двух одинаковых. В этой огромной галерее исторических деятелей нет ни одного образа, который не был бы огранён безошибочной пластической интуицией поэта. Недаром Флоренция переживала полосу такого напряжённого экономического и культурного подъёма. То острое ощущение пейзажа и человека, которое показано в «Комедии» и которому мир учился у Данте, — было возможно только в социальной обстановке Флоренции, далеко опередившей остальную Европу. Отдельные эпизоды поэмы, такие, как Франческа и Паоло, Фарината в своей раскалённой могиле, Уголино с детьми, Капаней и Улисс, ни в чём не похожие на античные образы, Чёрный Херувим с тонкой дьявольской логикой, Сорделло на своём камне, по сей день производят сильное впечатление.

Концепция Ада в «Божественной комедии»[править | править вики-текст]

Данте и Вергилий в аду

Перед входом — жалкие души, не творившие при жизни ни добра, ни зла, в том числе «ангелов дурная стая», которые были и не с дьяволом, и не с Богом.

  • 1-й круг (Лимб). Некрещёные младенцы и добродетельные нехристиане.
  • 2-й круг. Сладострастники (блудники и прелюбодеи).
  • 3-й круг. Чревоугодники, обжоры.
  • 4-й круг. Скупцы и расточители (любовь к чрезмерным тратам).
  • 5-й круг (Стигийское болото). Гневные и ленивые.
  • 6-й круг (город Дит). Еретики и лжеучители.
  • 7-й круг.
  • 8-й круг. Обманувшие недоверившихся. Состоит из десяти рвов (Злопазухи, или Злые Щели), которые отделены друг от друга валами (перекатами). По направлению к центру область Злых Щелей поката, так что каждый следующий ров и каждый следующий вал расположены несколько ниже предыдущих, и внешний, вогнутый откос каждого рва выше внутреннего, выгнутого откоса (Ад, XXIV, 37-40). Первый по счёту вал примыкает к круговой стене. В центре зияет глубина широкого и тёмного колодца, на дне которого лежит последний, девятый, круг Ада. От подножья каменных высот (ст. 16), то есть от круговой стены, к этому колодцу идут радиусами, подобно спицам колеса, каменные гребни, пересекая рвы и валы, причём над рвами они изгибаются в виде мостов, или сводов. В Злых Щелях караются обманщики, которые обманывали людей, не связанных с ними особыми узами доверия.
  • 9-й круг. Обманувшие доверившихся. Ледяное озеро Коцит.
    • Пояс Каина. Предатели родных.
    • Пояс Антенора. Предатели родины и единомышленников.
    • Пояс Толомея. Предатели друзей и сотрапезников.
    • Пояс Джудекка. Предатели благодетелей, величества Божеского и человеческого.
    • Посередине, в центре вселенной, вмёрзший в льдину (Сатана) терзает в трёх своих пастях предателей величества земного и небесного (Иуду, Брута и Кассия).

Выстраивая модель Ада (Ад, XI, 16-66), Данте следует за Аристотелем, который в своей «Этике» (кн. VII, гл. I) относит к 1-у разряду грехи невоздержанности (incontinenza), ко 2-у — грехи насилия («буйное скотство» или matta bestialitade), к 3-у — грехи обмана («злоба» или malizia). У Данте 2—5-е круги для невоздержанных, 7-й круг для насильников, 8—9-е — для обманщиков (8-й — просто для обманщиков, 9-й — для предателей). Таким образом, чем грех материальнее, тем он простительнее.

Еретики — отступники от веры и отрицатели Бога — выделены особо из сонма грешников, заполняющих верхние и нижние круги, в шестой круг. В пропасти нижнего Ада (А., VIII, 75), тремя уступами, как три ступени, расположены три круга — с седьмого по девятый. В этих кругах карается злоба, орудующая либо силой (насилием), либо обманом.

Концепция Чистилища в «Божественной комедии»[править | править вики-текст]

Три святые добродетели — так называемые «богословские» — вера, надежда и любовь. Остальные — это четыре «основные» или «естественные» (см. прим. Ч., I, 23-27).

Данте изображает его в виде огромной горы, возвышающейся в южном полушарии посреди Океана. Она имеет вид усеченного конуса. Береговая полоса и нижняя часть горы образуют Предчистилище, а верхняя опоясана семью уступами (семью кругами собственно Чистилища). На плоской вершине горы Данте помещает пустынный лес Земного Рая.

Вергилий излагает учение о любви как об источнике всякого добра и зла и поясняет градацию кругов Чистилища: круги I, II, III — любовь к «чужому злу», то есть зложелательство (гордость, зависть, гнев); круг IV — недостаточная любовь к истинному благу (уныние); круги V, VI, VII — чрезмерная любовь к ложным благам (корыстолюбие, чревоугодие, сладострастие). Круги соответствуют библейским смертным грехам.

  • Предчистилище
    • Подножие горы Чистилище. Здесь новоприбывшие души умерших ждут доступа в Чистилище. Умершие под церковным отлучением, но раскаявшихся перед смертью в своих грехах, ждут в течение срока, в тридцать раз превышающего то время, которое они пробыли в «распре с церковью».
    • Первый уступ. Нерадивые, до смертного часа медлившие с покаянием.
    • Второй уступ. Нерадивые, умершие насильственною смертью.
  • Долина земных властителей (не относится к Чистилищу)
  • 1-й круг. Гордецы.
  • 2-й круг. Завистники.
  • 3-й круг. Гневные.
  • 4-й круг. Унылые.
  • 5-й круг. Скупцы и расточители.
  • 6-й круг. Чревоугодники.
  • 7-й круг. Сладострастники.
  • Земной рай.

Концепция Рая в «Божественной комедии»[править | править вики-текст]

(в скобках — примеры личностей, приведённые Данте)

Влияние на культуру[править | править вики-текст]

«Божественная комедия» на протяжении семи столетий являлась источником вдохновения для многих художников, поэтов и философов.

Автор ряда переводов и адаптаций Данте Джеффри Чосер в своих произведениях и напрямую ссылается на работы Данте[2][3]. Многократно цитировал и использовал отсылки на творчество Данте в своих произведениях Джон Милтон, прекрасно знакомый с его работами[4]. Милтон рассматривает точку зрения Данте, как разделение мирской и духовной власти, но применительно к периоду Реформации, похожей на политическую ситуацию, анализируемую поэтом в XIX песне «Ада». Момент осуждающей речи Беатриче по отношению к коррупции и продажности духовников («Рай», XXIX) адаптирован в поэме Люсидас, где автор осуждает коррумпированность духовенства.

Т. С. Элиот использовал строки «Ада» (XXVII, 61-66) в качестве эпиграфа к «The Love Song of J. Alfred Prufrock» (1915)[5]. Кроме того, поэт в значительной степени ссылается на Данте в Prufrock and Other Observations (1917), Ara vus prec (1920) и Бесплодной земле (1922)[6]. Хорхе Луис Борхес, автор «Эссе о Данте»[6][7][8] включил несколько строф «Рая» (XXXI, 108) и «Ада» (I, 32) в качестве эпиграфов в свой сборник Dreamtigers (1960)[9][10]. В 1949 году Дерек Уолкотт публикует Epitaph for the Young: XII Cantos (Эпитафии на молодых: XII песен), которые, по его признанию, были написаны под влиянием Данте[6].

Ларри Нивен и Джерри Пурнель создали современное продолжение «Комедии» Данте роман Inferno (1976), в которой автор научно-фантастической книги умирает во время встречи с фанатами и попадает в ад, где верховодит Бенито Муссолини. Позже было издано продолжение — роман «Побег из ада» (2009)[11][12].

Глория Нейлор автор романа «Линден Хиллз» (1985)[13] использует «Ад» Данте в качестве образца для путешествия двух молодых чернокожих поэтов, зарабатывающими за несколько дней до Рождества в домах богатых афроамериканцев. Молодые люди скоро обнаруживают, какова цена, которую платят жители Линден Хиллз за превращение американской мечты в жизнь.[14]

Ирландский поэт Шеймас Хини публикует на первой странице The Irish Times (18 января 2000 года) одно из своих стихотворений, которое начинается с перевода 58-61 СТРОФ XXXIII песни «Рая»[15]

Ник Тошес автор романа «Рукою Данте» (2002) рассказывает историю нахождения рукописи «Божественной комедии», параллельно повествуя о последних годах работы Данте над своей поэмой.[16]

История написания и сюжет «Божественной комедии» является одной из центральных сюжетных линий романа Дэна Брауна «Инферно» (2013).

Сюжет "Божественной комедии" лег в основу лирики альбома «Komödia» готик метал группы из Австрии Dreams of Sanity

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Илюшин, Александр Анатольевич. Проверено 20 марта 2013. Архивировано из первоисточника 21 марта 2013.
  2. Jacoff Rachel The Cambridge Companion to Dante. — Cambridge: Cambridge UP, 1993. — P. 237–58. — ISBN 978-0-521-42742-8. 237-40.
  3. Benson Larry D. The Riverside Chaucer. — Houghton Mifflin, 1987. — P. 1058. — ISBN 0-395-29031-7.
  4. Jacoff Rachel The Cambridge Companion to Dante. — Cambridge: Cambridge UP, 1993. — P. 237–58. — ISBN 978-0-521-42742-8. 241-44.
  5. Fowlie Wallace A Reading of Dante's Inferno. — Chicago: U of Chicago P, 1981. — P. 174. — ISBN 978-0-226-25888-1.
  6. 1 2 3 Havely Nick Dante. — Blackwell, 2007. — P. 222. — ISBN 978-0-631-22852-3.
  7. Хорхе Луис Борхес «Девять эссе о Данте»
  8. Menocal Maria Rosa Writing in Dante's Cult of Truth: From Borges to Boccaccio. — Duke UP, 1991. — P. 132. — ISBN 978-0-8223-1117-1.
  9. Borges, Jorge Luis Dreamtigers. — University of Texas Press, 1985. — P. 43, 50. — ISBN 978-0-292-71549-3.
  10. Ward Philip The Oxford Companion to Spanish Literature. — Clarendon Press, 1978. — P. 265.
  11. David Wallace, "Dante in English, " in Jacoff Rachel The Cambridge Companion to Dante. — Cambridge: Cambridge UP, 1993. — P. 237–58. — ISBN 978-0-521-42742-8. 255..
  12. Niven Larry Inferno. — Macmillan, 2008. — P. 236. — ISBN 978-0-7653-1676-9.
  13. Linden Hills (1985), ISBN 0-14-008829-6
  14. David Wallace, «Dante in English» in Jacoff Rachel The Cambridge Companion to Dante. — Cambridge: Cambridge UP, 1993. — P. 237–58. — ISBN 978-0-521-42742-8.
  15. Havely Nick Dante. — Blackwell, 2007. — P. 224. — ISBN 978-0-631-22852-3.
  16. Havely Nick Dante. — Blackwell, 2007. — P. 225. — ISBN 978-0-631-22852-3.

Ссылки[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  • Данте Алигьери. Божественная комедия / Пер. с ит., вступ. ст. и примеч. А. А. Илюшина. — М.: Б. и., 1995. — 800 с.: ил. — ISBN 5-7552-0088-2 (в пер., суперобл.), 1000 экз. Настоящее издание содержит первый опыт эквиритмичного, то есть силлабического, перевода «Божественной комедии».