Иванов, Алексей Викторович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Иванов
Писатель Алексей Иванов-2.jpg
Дата рождения:

23 ноября 1969(1969-11-23) (47 лет)

Место рождения:

Горький, СССР

Гражданство:

СССРFlag of the Soviet Union.svg СССРРоссияFlag of Russia.svg Россия

Род деятельности:

прозаик, сценарист

Годы творчества:

1990 — н.в.

Язык произведений:

русский

Дебют:

Охота на «Большую Медведицу» (1990)

www.ivanproduction.ru
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Алексе́й Ви́кторович Ивано́в (род. 23 ноября 1969, Горький) — российский писатель, сценарист. В СМИ его иногда называют также культурологом[1]. Лауреат ряда премий. Получил известность своими книгами об УралеЧердынь — княгиня гор» и другие), а также благодаря роману «Географ глобус пропил», по мотивам которого был снят одноимённый кинофильм, документальный фильм А. Иванова «Хребет России» в 2010 году был показан на Первом канале.

Ранние годы и первые произведения[править | править вики-текст]

Алексей Иванов родился в 1969 году в Горьком в семье инженеров-кораблестроителей. В 1971 году семья переехала в Пермь. После окончания школы Иванов в 1987—1988 годах учился на факультете журналистики Уральского государственного университета[2] (Свердловск), но оставил его[3]. В 1990 году заново поступил в тот же университет на факультет искусствоведения и культурологии, который окончил в 1996 году, защитив диплом по искусствоведению. Для поступления требовалось направление с места работы, поэтому Иванов предоставил поддельную справку о том, что является сотрудником музея[4].

Дебютная публикация — фантастическая повесть «Охота на „Большую Медведицу“» — состоялась в 1990 году в журнале «Уральский следопыт» (Свердловск)[3]. Вернувшись в Пермь, Алексей Иванов сменил немало профессий: работал сторожем, школьным учителем, журналистом, преподавателем университета, а также гидом-проводником в турфирме, что привело его к увлечению краеведением.

Вернулся в литературу и стал известен благодаря роману «Сердце пармы»[5] (согласно утверждению Иванова, слово «парма» должно быть написано со строчной буквы, поскольку является приуральским названием хвойного леса, синонимом слова «тайга», но многие ставят заглавную букву, так как этим именем собственным принято кратко называть Пермь Великую)[6][7]. В процессе работы над этим романом писатель организовал детский художественный краеведческий музей. По инициативе писателя и по мотивам романа в Пермском крае с 2006 по 2009 годы проводился одноимённый этнофутуристический фестиваль. В 2010 году Иванов отказался от участия в фестивале в знак протеста против действий пермских властей. Однако пермские власти сохранили фестиваль, который с 2010 года ежегодно проводится под новым названием «Зов Пармы»[8]. Уход Иванова не повлек за собой спад популярности фестиваля: если в 2009 году последнее «Сердце Пармы» посетили 5-6 тыс. человек[9], то первый «Зов Пармы» в 2010 году 10 тыс. человек[10].

Иванов также занимался продвижением Пермского края, создавая ему позитивный имидж. Например, в 2009 году по заказу пермских краевых властей был снят презентационный ролик «Хребет России: Пермский край» с участием самого А. Иванова, Ю. Зайцевой и известного журналиста Л. Парфенова[11][12]. Также Иванов выступил с инициативой создания историко-природного заповедника на реке Чусовой, а в 2010 году поддерживал проект «Кын-реалити»[8].

Разногласия с пермскими властями и отказ Иванова от «продвижения» Перми[править | править вики-текст]

Алексей Иванов в 2006 году заявил, что в политике не участвует и не собирается вступать в какую-либо политическую партию[13]. Отношения с властями Пермской области (позднее края) у Иванова поначалу сложились хорошие. Об этом говорит тот факт, что в 2002 году пермские власти при губернаторе Ю. П. Трутневе оплатили издание тиражом в две тысячи экземпляров (в основном для библиотек Пермской области) книгу Иванова «Чердынь — княгиня гор»[13]. При этом в середине 2000-х годов А. Иванов, по его собственным словам, не пользовался популярностью в Перми: писатель в 2005 году говорил, что на его последнюю встречу с читателями в этом городе пришли только 7 человек[14].

При новом губернаторе О. А. Чиркунове отношения Иванова с пермскими властями ухудшились. Пермские региональные власти приобрели коллекции московского галериста М. А. Гельмана, которого сделали директором Пермского музея современного искусства[15]. В 2009 году А. Иванову не понравилось, что пермские власти выделили из краевого бюджета на возглавляемый Гельманом Пермский музей современного искусства 90 млн рублей, а на Пермскую картинную галерею только 30 млн рублей[15]. В связи с этим А. Иванов заявил, что «Местная власть должна поддерживать местное искусство, и если ей не нравится, что оно плохое, то она должна улучшать его, а не покупать хорошее в Москве»[15]. В знак протеста против присуждения М. Гельману Строгановской премии А. Иванов объявил, что отказывается от этой премии, лауреатом которой он стал тремя годами ранее[16]. Денежную часть премии, составляющую 10 тыс. долларов, Иванов передал в музей города Усолье, оставив себе только памятный знак лауреата премии[17][18]. В ответ М. Гельман обвинил А. Иванова в невежестве, а также во лжи о том, что Пермский музей современного искусства получает бюджетные деньги[15]. Кроме того, трения между Ивановым и краевыми властями вызвал финансируемый из регионального бюджета проект «Пермь как текст», который должен был состоять из 12 книг (вышли 9[19]), каждая из которых должна была включать в себя произведения пермских писателей[20]. По словам А. Иванова авторам текстов (а также корректорам) не заплатили за работу[21]. Также писатель уведомил министра, что сверстанные три оставшиеся книги будут переданы в печать только, когда за них будет заплачено тем, кто их подготовил[22]. В отношении заместителя краевого министра культуры возбудили уголовное дело в связи с причинением бюджету ущерба при реализации этого проекта[19].

Доктор исторических наук Г. А. Янковская отмечает, что летом 2009 года А. Иванов сформулировал идею отказа от сотрудничества с деятелями «пермского культурного проекта» в следующих выражениях: «Надо игнорировать их „культурную“ деятельность, ни в коем случае не участвовать в их мероприятиях, не пытаться с ними договариваться»[23]. Целью кампании по защите «пермскости», которая велась со стороны А. Иванова и других пермских активистов, по мнению Г. А. Янковской было перераспределение бюджетных средств, их переориентация на поддержку местных культурных инициатив[24].

Конфликт Иванова с пермскими властями продолжился при новом губернаторе Пермского края В. Ф. Басаргине несмотря на то, что М. А. Гельман был уволен в 2012 году. Новый глава Пермского края вскоре после вступления в должность заявил, что читает книгу А. Иванова «Чердынь — княгиня гор»[25]. В поздравлении, которое В. Ф. Басаргин летом 2013 года направил творческому коллективу фильма «Географ глобус пропил», было отмечено, что «жителям Пермского края особенно приятно, что кинокартина снята по мотивам книги пермского писателя Алексея Иванова»[26]. Но уже в октябре 2013 года новым витком противостояния стали слова писателя, расцененные СМИ как бойкот, объявленный Перми[27]. Иванов пояснил, что «стопудово» заслужил, чтобы пермская власть поддерживала его проекты, но раз она его не поддерживает, что он не будет «присутствовать в пермском публичном пространстве»[28]. Содержание этого «бойкота» выразилось по словам Иванова в следующем: «Не буду давать интервью пермским СМИ, встречаться с читателями в Перми, содействовать продвижению Перми на федеральном уровне (например, в вопросе Политехнического музея) и так далее»[27]. В связи с этим на своем официальном сайте Иванов пояснил, что есть беседы поинтереснее «пермской тухлятины» и что на вопросы по этой теме он отвечать не будет[28]. Пермские власти попытались в ответ установить контакт с Ивановым — по словам продюсера Иванова Юлии Зайцевой, ей звонил некий пермский чиновник, напомнивший о том, что ранее пермские власти издали книгу Иванова[29]. Как продолжение конфликта с пермскими властями в СМИ был расценен тот факт, что в 2015 году Иванов передал в один из архивов Екатеринбурга рукописи своих книг «Географ глобус пропил» и «Сердце пармы»[30].

Работа в Екатеринбурге[править | править вики-текст]

Алексей Иванов на встрече с читателями в Екатеринбурге, сентябрь 2016 года, Ельцин-центр

Ещё до объявления бойкота Перми Иванов стал сотрудничать с властями Свердловской области, по заказу и на средства министерства культуры которой в 2012 году вышла книга Иванова «Горнозаводская цивилизация»[31]. В 2014 году на грант губернатора Свердловской области в региональном театре драмы был поставлен спектакль «FAKE, или Невероятные приключения Бориса Моржова в провинции» по роману А. Иванова «Блуда и МУДО»[32]. Тем не менее о «бойкоте» Ивановым Перми в Екатеринбурге было известно. В 2013 году во время интервью один из местных журналистов спросил у писателя — объявит ли он бойкот свердловским читателям и чиновникам, если свердловские чиновники откажутся поддерживать его проекты[33]. А. Иванов отказался отвечать на этот вопрос, а присутствовавшая при встрече продюсер писателя Ю. Зайцева предложила журналисту перейти к следующему вопросу, если он хочет «продолжить интервью»[33].

В 2014 году А. Иванов совместно с художником Валерием Штукатуровым выпустил художественный альбом «Екатеринбург: умножая на миллион»[34]. В альбом, текст к которому написал А.Иванов, вошли изображения видов Екатеринбурга, созданные мастерами XIX—XXI веков[35]. Это издание (тираж 1 тыс. экземпляров) вышло на спонсорские средства и в основном было предназначено для подарков (в продажу поступили только 7 экземпляров стоимостью более 2,2 тыс. рублей каждый), причем сам Иванов отказался от гонорара[36].

В 2014 году издательство «АСТ» выпустило тиражом 15 тыс. экземпляров сборник новелл Алексея Иванова об Екатеринбурге 1990-х годов[37] под названием «Ёбург» (при создании этой книги помощь писателю оказали некоторые екатеринбуржцы, в том числе журналист И. В. Шеремет, а общество «Малышева 73» предоставило спонсорскую помощь)[38]. Книга вызвала судебный процесс — один из фотографов добился выплаты с издательства себе компенсации за неправомерное использование в книге своей фотографии группы «Наутилус Помпилиус» (выплатить назначенную судом сумму пообещал Иванов)[39]. Решение суда после рассмотрения апелляционной жалобы истца вступило в законную силу в январе 2016 года[40].

Творчество[править | править вики-текст]

Исследователи, анализируя работы Алексея Иванова, обращают внимание на то, что за годы литературной деятельности у писателя менялись не только жанровые пристрастия (эволюция шла от фантастики к социальной сатире через реалистические произведения и романы со сложноопределяемыми формальными особенностями), но и творческий почерк. Так, филолог Максим Кронгауз, будучи директором Института лингвистики РГГУ, при оценке языка двух романов Иванова — «Географ глобус пропил» и «Сердце Пармы» — писал, что «ни одна лингвистическая экспертиза не показала бы, что это произведения одного автора… Нет ничего общего на уровне лексики. Приходится говорить не о языке автора, а о языке отдельного романа»[41].

«Общага-на-Крови»[править | править вики-текст]

Роман «Общага-на-Крови» (называемый некоторыми литературоведами романизированной повестью[42]) был написан в начале 1990-х годов, во время учёбы автора на искусствоведческом факультете Уральского государственного университета. Произведение вышло в свет только 2006 году, что дало повод Владиславу Крейнину заметить: «В течение 14 лет русская классическая литература не досчитывалась настоящего шедевра»[43].

В основе сюжета — история из жизни студентов, обитающих в соседних блоках общежития и связанных между собой сложной цепочкой взаимоотношений. Вокруг главного героя — первокурсника Отличника — разыгрываются драмы с запоями, страстями, изменами, враждой и страхами[43]. В романе нет указаний на вуз и город (хотя Екатеринбург подразумевается «на образном уровне»)[42]; герои практически лишены выхода во внешний мир, и общага для них — «единственно возможная среда обитания, за пределами которой их просто не существует»[43].

Образ общаги рассматривается критиками как своеобразная «модель человеческого общежития», в котором сконцентрировано большое количество типажей — от циников до праведников[44]. Порой герои напоминают театральные маски, появившиеся из мистерии[45]; иногда они соотносятся с персонажами русской классики — к примеру, Отличник, пытающийся понять всех и вся, является неким аналогом князя Мышкина[44]. Если на идеологическом уровне в дебютном романе Иванова исследователи улавливают отсылку к Достоевскому (перекличка наблюдается, в частности, в диалогах, где речь идёт «о вере, истине, таланте»)[44], то в авторской работе с метафорами ощущается влияние Юрия Олеши. Кроме того, в «Общаге-на-Крови» чувствуется «присутствие» Александра Башлачёва, окончившего УрГУ за несколько лет до того, как туда поступил Алексей Иванов[46].

«Географ глобус пропил»[править | править вики-текст]

В романе «Географ глобус пропил» (1995), как и в «Общаге-на-Крови», обнаруживаются автобиографические мотивы: по словам Алексея Иванова, в произведении отразился его опыт работы школьным учителем. В ту пору будущего писателя удивляло отсутствие книг и фильмов, достоверно рассказывающих о провинциальной школе[47]. В «Географе…», названном исследователями «поворотным» романом Иванова, заявлена авторская установка, которой он следовал не только в педагогической, но в литературной деятельности: «Я знаю, что научить ничему нельзя. Можно стать примером, и тогда те, кому надо, научатся сами, подражая. Однако подражать лично мне не советую. А можно поставить в такие условия, где и без пояснения будет ясно, как чего делать»[48].

«Географ…» — это история тридцатилетнего Виктора Служкина, которого безденежье вынуждает устроиться на работу учителем географии. Герой не пытается выглядеть перед своими учениками-девятиклассниками мэтром от педагогики: он не читает им нравоучений и не скрывает перед ними собственных недостатков. В своём стремлении «жить без фальши, без ханжества» Служкин оказывается не понятым коллегами — в конце учебного года он покидает школу; теперь перед ним открывается «светлая и лучезарная пустыня одиночества». Однако книга, несмотря на печальный финал, получилась, по мнению литературоведов, весьма тёплой, а образы героев — от географа до представителей его «зондеркоманды» — оставили «ощущение живой, настоящей и не поддающейся какой-либо формализации жизни»[49].

Роман воспитания (именно к этому жанру относит «Географа…» ряд исследователей) сам по себе не нов, однако Иванов создал не каноническое произведение о становлении личности, а своеобразную пародию на педагогические доктрины, воспроизведённые в литературе соцреализма, — речь идёт таких книгах, как «Педагогическая поэма» Макаренко, «Республика ШКИД», Белых и Л. Пантелеева, «Правонарушители» Лидии Сейфуллиной, «Дневник Кости Рябцева» Н. Огнёва и других[50]. «Географ…» отделён от советских романов воспитания не только нетипичным образом героя-учителя, но и ироническим взглядом на мир: юмор не оставляет Служкина даже «на фоне экзистенциальной обречённости»[51].

Роман насыщен цитатами и «литературными маркерами» — объектом пародии Иванова становятся как произведения русской классики, так и популярные в 1990-х годах песни. Так, история дружбы-соперничества Служкина и его товарища Будкина служит ироничным напоминаем о Ленском и Онегине. Через весь роман проходит тема не вписывающегося в реалии своего времени «лишнего человека». Служкин в лубочной манере переиначивает фрагменты из хрестоматийных произведений: «Жёг глаголом, да назвали балаболом»; «Но долго буду тем любезен я народу, что чувства добрые я литрой пробуждал». Сцены сплава созданы с явными отсылками к пейзажным зарисовкам Бунина, Тургенева и Толстого[51]; в то же время в них обнаруживается «авторское ландшафтное чувство»[52].

«Сердце Пармы»[править | править вики-текст]

Роман «Сердце Пармы», с которым пермский писатель дебютировал на общероссийском уровне, не сразу был оценён коллегами Иванова. Так, жюри Русского Букера сочло, что для этой литературной премии произведение является неформатным, а потому не стало включать его в длинный список. Критик Лев Данилкин (впоследствии назвавший Иванова «золотовалютным резервом русской литературы») написал в рецензии, что «Сердце Пармы» — это «литературный курьёз», и предрёк книге недолгий век. Тем не менее роман не только выдержал большое количество изданий, но и стал поводом для проведения одноимённого фестиваля[53]. Литературоведы так и не пришли к согласию в вопросе, связанном с определением жанровой природы «Сердца Пармы», — среди вариантов были «традиционный и консервативный роман», «романтическая поэма», «роман-блокбастер», «историко-этнографическое фэнтези»[41], «роман-легенда», «классическая эпопея»[48]. В произведении обнаруживали родство с «Властелином колец» и «Туманностью Андромеды»[41]. Сам автор в интервью объяснял, что не считает себя «беллетризатором учебников истории»: «Достоверные исторические романы пусть пишут обладатели машины времени»[54].

По мнению ряда литературоведов, в «Сердце Пармы» присутствуют несочетаемые элементы. Так, в произведении описываются события, соотносящиеся с летописями: чердынские походы вогулов, крещение Перми, смерть князя коми-пермяцкого Великопермского княжества Михаила. В то же время, как отмечают исследователи, «историзм сюжетно значимых героев представляется спорным»[55]. Михаил в трактовке Иванова — это своеобразный «родственник» шекспировского Гамлета, потому что в основе его деяний лежит та же, что и у принца Датского, «гуманистическая установка на морально оправданный, не множащий зла, то есть выверенный, взвешенный, ответственный поступок»[48]. При этом его враг — большой князь вогулов Асыка — наделён демоническими, сверхчеловеческими качествами[55].

А. Иванов изобразил не только поглощение Перми Москвой, его прежде всего интересует их духовное противостояние: в художественном мире А. Иванова христианство и язычество сопоставлены как равные силы, и этот философско-религиозный пласт идей в романе представляется более важным, чем описание этнических конфликтов. В «Сердце Пармы» за национально-религиозно-государственными проблемами скрывается экзистенциальная идея Судьбы, Рока, Предопределения[55].

«Золото бунта»[править | править вики-текст]

Максимовский камень на реке Чусовой, фото Прокудина-Горского 1912 года

«Золото бунта», вышедшее в свет в 2005 году, вновь поставило ряд исследователей в тупик из-за стремления Иванова опровергнуть каноны традиционного романа и невозможности включить произведение в определённый литературный ряд. Литературоведы писали, что роман, действие которого происходит на Урале в послепугачёвское время, а сюжет связан с поиском клада, нельзя назвать ни историческим, ни реалистическим, ни авантюрным, ни фэнтези, несмотря на присутствие в нём признаков каждого из упомянутых жанров: «Что ж, приходится соглашаться с теми, кто пишет об уникальности романа в современной литературе?» В текст «Золота бунта» включено большое количество этнографического материала, причём автор не делает попыток пояснить значение устаревших слов и местных терминов, предлагая читателю самостоятельно, без «переводчика», погрузиться в созданную им атмосферу[56]. По словам Дмитрия Быкова, «когда Иванов окончательно победит Традиционный Русский Роман, он вытолкнет русскую прозу на глубокую воду новой метафизики и новой смелости»[57].

В рецензиях и научных публикациях, посвящённых «Золоту бунта», исследователи особо выделяют роль реки, с которой связана история сплавщика Осташи[58][59]. Река как образ присутствует и в других произведениях русской литературы — таких, как, например, шолоховский «Тихий Дон» и «Угрюм-река» Шишкова. Однако у Иванова Чусовая — не просто водный поток с непредсказуемым нравом, «то коварная, то лукавая»[59], но и мифологический символ — она «предстаёт и как рубеж реального и потустороннего, сакрального и бесовского. В романе возникает мотив переправы через реку смерти без обратного пути, без возврата к нормальной жизни»[60].

«Блуда и МУДО»[править | править вики-текст]

Выход в 2007 году книги «Блуда и МУДО» вызвал разноречивую реакцию литературного сообщества — от полного неприятия («Вряд ли я бы стала по доброй воле читать книгу с таким названием», Василина Орлова)[61] до определений «мощный труд», «шедевр», «лучший роман Иванова» (Захар Прилепин)[62]. Критики называли роман сатирическим, брутальным[63], порнографическим; одна из посвящённых «Блуде…» статей была озаглавлена «Порно и задорно»[61]. Столь же много вариантов возникло при расшифровке слов, включённых в название книги: «блуду» трактовали как неприятность, заблуждение, скитания, распутство, разврат[64]; аббревиатура МУДО на языке чиновников означала «Муниципальное учреждение дополнительного образования», а с точки зрения героев была наполнена иным — народным — смыслом: «МУДО — оно и есть МУДО»[65].

Действие романа происходит в вымышленном городке Ковязине, где в рамках оптимизации культурной сферы местный Дом пионеров превратился в МУДО. Для того, чтобы спасти учреждение от очередной реорганизации, его сотрудник — художник Борис Моржов — начинает, подобно Чичикову, собирать документы на «мёртвых душ»[64]. Мир Ковязина фантасмагоричен: город окружён «блудным» ландшафтом; имеет, несмотря на провинциальное название, амбиции мегаполиса; жители лишены комплексов и гордятся тем, что у них «есть всё». Главного героя — плута и авантюриста Моржова — литературоведы сравнивают с Виктором Служкиным из романа «Географ глобус пропил»; разница между ними в том, что персонаж «Блуды…» живёт в другое время и в другом пространстве. В Моржове соединены несочетаемые качества — он вульгарен и поэтичен, циничен и бескорыстен одновременно: «Жить приходилось в сатире, а душе хотелось эпоса»[61].

Гоголевские мотивы, на которые обратили внимание критики, обнаруживаются как на уровне сюжета (в «Блуде…» присутствует явная отсылка к «Мёртвым душам»), так и «в смысловом контексте» романа — Иванов создал обзорную картину российской действительности, показав пёстрый и многослойный мир глубинки, в котором главенствует «пиксельное» мышление (лозунг, сочинённый Моржовым для ковязинцев, звучал так: «Наше будущее — это демократия плюс пикселизация всей страны!»)[65][61]. Сам автор, включив в роман новое слово «начичить», утверждал, что придумал его специально, чтобы усилить сходство с Гоголем: «Мой роман — это гараж, в котором стоит „мерс“. Гоголь — ключ от гаража. Но не от „мерса“. Кто схватит этот ключ и убежит, радуясь, тот никуда на романе не уедет»"[64].

Художественные особенности. Критика[править | править вики-текст]

Литературоведы обращают внимание на то, что всплеск читательского интереса к творчеству Иванова происходил дважды. Его дебют как писателя-фантаста состоялся в 1990 году и был весьма высоко оценён аудиторией «Уральского следопыта» — в рейтинге популярности авторов журнала он стал «серебряным призёром», обойдя братьев Стругацких. Второе появление Иванова в литературной среде произошло после долгой паузы — в начале 2000-х годов. Отзывы о почти каждом из его произведений варьировались в диапазоне от полного неприятия до восторга; одни рецензенты называли пермского писателя «классиком XXI века», другие упоминали о нём как о создателе «трэш-изделий» и удачном «издательском проекте»[41]. При этом исследователи отмечают, что Иванов так до конца и не отошёл от художественных приёмов фантастики: уральская геопоэтическая модель, элементы которой просматриваются в таких романах, как «Золото Пармы», «Географ глобус пропил», «Золото бунта», во многом восходит к его же ранней прозе. Сам он в одном из интервью признавался, что не отказался от «настроения фантастики» и продолжает писать с «ощущением многомерности мира, ощущением, что та реальность, которая перед глазами, — ещё не всё, чем мир может удивить человека»[52].

Анализируя романы Иванова, рецензенты обращают внимание на огромное количество изученных им исторических и этнографических источников — к примеру, в «Золото бунта» включены эпизоды, досконально воспроизводящие методы добычи полезных ископаемых, бытовые подробности из жизни сплавщиков, опыты вогульских шаманов; автор знает старинные названия географических объектов и технологии возведения речных судов[56]. В то же время специалисты фиксируют присутствующие в его произведениях фактические и смысловые неточности — речь идёт о самоповторах, встречающейся путанице с датами[41], неверном употреблении понятий «культура» и «цивилизация» и так далее[66]. Однако, по утверждению литературного критика Сергея Белякова, «неточности, неудачи и даже дурновкусие Алексея Иванова лишь незначительно портят» общее впечатление: «Обо всех его стилистических недостатках и вкусовых провалах забываешь, читая, к примеру, такое: „Земля летела сквозь таинственные радиопояса вселенной, и холод мироздания лизал её круглые бока“»[41]. Один из героев книги «Ёбург» Антон Баков в целом похвалил писателя, но написал рецензию, где изложил свой взгляд на все найденные им в книге неточности.

К числу «фирменных» художественных приёмов Иванова относится игра со словом, впервые обозначившаяся в его раннем романе «Корабли и Галактика» и сохранившая в более позднем творчестве. Лексические эксперименты замечены как в реалистических произведениях (к примеру, в текст романа «Географ глобус пропил» включены территориальные диалектизмы «баско», «баще», означающие «хорошо», «красиво»), так и в романах с исторической подоплёкой — «Золото бунта» и «Сердце Пармы» изобилуют словами из мансийской и коми-пермяцкой мифологии и насыщены экзотической топонимикой[41].

Романы Иванова нередко становятся поводом для дискуссий о влияниях. Так, «Золото бунта» рецензенты сравнивали с произведениями таких разных литераторов, как Мамин-Сибиряк и Андрей Белый; в нём обнаруживали смысловую близость с книгой Людмилы Улицкой «Даниэль Штайн, переводчик»[67] и прозой Людмилы Петрушевской[57]. Столь же много пересечений было выявлено при анализе образа сплавщика Осташи, в котором критики улавливали черты Григория Мелехова[67], Родиона Раскольникова и Дмитрия Нехлюдова из толстовского «Воскресения»[57].

Иванов и «пермистика»[править | править вики-текст]

Иванов внес заметный вклад в «пермистику». Под этим словом понимают различные явления: работы в области филологии «пермских» языков, социально-туристические проекты, фэнтези и «традиционное» краеведение Прикамья[68]. Г. А. Янковская определила пермистику как «современные пермские мифы идентичности 1990-х — 2000-х гг.» и назвала манифестом пермистики проект «Пермь как текст»[68]. Фактором, оказавшим серьезное влияние на «пермистику» стали действительные и мнимые обиды, которые Перми нанесла Москва (точнее советская власть): лишение статуса «столицы» Урала якобы в наказание за сдачу без боя города А. В. Колчаку, переименование города из Молотова в Пермь[69]. К числу брендов, созданных в рамках пермистики относятся фестиваль «Сердце Пармы», а также неудачная попытка Алексея Иванова в 2004 году укоренить образ «Пермь -родина Бабы-Яги», (писатель считал, что этот сказочный персонаж возник в результате встречи русских с угорскими народами в XV веке)[68]. В целом вклад Иванова в «пермистику» очень значителен. По мнению Г. А. Янковской, интерпретации географии, истории и культуры Урала и особенно Прикамья, сделанные Ивановым, прочно вошли в новую «региональную мифологию»[70].

Иванов и «концепция горнозаводской цивилизации»[править | править вики-текст]

С именем Алексея Иванова связано распространение и проникновение в пермскую культурологию «концепции горнозаводской цивилизации». Критикующие А. Иванова краеведы (в том числе историк Л. А. Бруцкая) называют писателя творцом («демиургом») модели «горнозаводской цивилизации»[71]. Эта гипотеза активно разрабатывалась Ивановым в сочинениях 2000-х годов и была оформлена в виде книги «Горнозаводская цивилизация». Впрочем, сам Иванов по какой-то причине пытается приписать авторство данной концепции пермскому краеведу и ученому-филологу П. С. Богословскому. В своей книге «Горнозаводская цивилизация» А. Иванов сообщает: «Академическую формулу „горнозаводская цивилизация“ отчеканил молодой профессор Пермского университета, доктор наук, Павел Богословский. Было это в двадцатых годах XX века. Богословский возглавлял кафедру русской литературы, изучал фольклор и этнографию. Он первым сказал, что Урал — уникальный феномен русского мира, а не просто провинция со старыми заводами»[72].

На самом деле таких слов Богословский не говорил[источник не указан 40 дней]. В 1927 году в Свердловске в краеведческом сборнике (тираж 1,6 тыс. экз.) вышла статья Богословского, в которой он обосновывал необходимость создания при Пермском государственном университете «планирующего органа по уральскому культурному краеведению»[73]. В статье понятие «горнозаводская цивилизация» встречается только один раз: «Исследователь-краевед должен обратить свое внимание, помимо народной культуры, и на культуру, созданную в условиях крепостничества, трудами народа по заданиям и в интересах владетелей заводов и разного рода угодий. Продукт своеобразной горнозаводской цивилизации, эта культура заслуживает полного внимания краеведа во всех формах своего выражения. Она интересна и по своей идеологической сущности и по стилю своего художественного оформления»[74]. Ни времени существования «горнозаводской цивилизации», ни ее признаков, ни ее территориальных рамок Богословский не назвал и более к этому вопросу не возвращался в своих исследованиях[источник не указан 40 дней].

Понятие «горнозаводской цивилизации» наполнил смыслом в 1990-е годы один из активных «пермистов» географ Л. В. Баньковский. Баньковский объявил, что Богословский «разработал» «концепцию» «Уральской горнозаводской цивилизации» и «обосновал наличие на Урале „своеобразной городской цивилизации“ с особой идеологической сущностью, особым стилем художественного оформления»[75]. Л. В. Баньковский дал хронологические рамки и обзорную схему «Уральской горнозаводской цивилизации»[76].

Алексей Иванов знал Баньковского и ознакомился с его трудами. В СМИ появилась информация, что Иванов и Леонид Парфенов при работе над фильмом «Хребет России» обращались к работам Баньковского о «горнозаводской цивилизации»[77]. Однако Иванов не только заимствовал «концепцию горнозаводской цивилизации» Л. Баньковского, но и значительно ее дополнил. В 2006 году Алексей Иванов сформулировал отличительные признаки «горнозаводской цивилизации»: многоукладность землевладения, тотальная милитаризация, протекция государства, крепостная зависимость основной массы работников, высокая степень капитализации в отношениях с профессионалами, пригородный тип сельского хозяйства, включенность в природные циклы, внеэкономическая взаимозависимость заводов, «железные караваны» как главный способ транспортировки[78]. Видное место в «творении» горнозаводской цивилизации Иванов отвел автору уральских сказов П. П. Бажову.

Историки-краеведы (Л. Бруцкая и другие) расценили рассуждения Иванова о горнозаводской цивилизации как «фэнтези», отметив, что П. П. Бажов, знавший П. С. Богословского, никогда не писал о горнозаводской цивилизации[79]. Краеведами отмечены также следующие ошибки, допущенные Ивановым при конструировании концепции «горнозаводской цивилизации»[80]:

  • Смешение понятий «культура» и «цивилизация»;
  • Утверждение, что плавки уральских металлургов 300 лет назад зависели от «языческих треб»;
  • Иванов сообщает, что горнозаводская цивилизации начиналась с «Чердынского завода 1637 года». Но о таком заводе историкам ничего не известно.

Однако известно, что в 20-х годах XVII века в верховьях Камы Чердынского уезда была найдена железная руда[81] и основан первый в Прикамье[82] казенный железоделательный завод, а в 1640 году согласно Росписи Чердынского уезда государеву железный завод на Красном бору был оснащён одной домницей с двумя сыродутными горнами[83], так начал свою работу Красноборский казенный железоделательный завод.

Красноборский завод просуществовал недолго и представлял собой предприятие переходного типа от ремесленной мастерской к крупному промышленному предприятию[84]. Такими же были другие металлургические предприятия Урала XVII века: Ницынский завод (выдал первую продукцию в 1630 году[85], просуществовал полвека), частный завод братьев Тумашевых на Нейве (существовал в 1669—1682 годах), заводик во владениях Далматова монастыря (с 1682 года)[86]. Предприятия были небольшие (например, на заводе Тумашевых работали 23 человека)[87] и просуществовали недолго. После перехода данных заводов в казну и строительства плотин на месте небольших заводов на рубеже XVII — XVIII веков возникают Невьянский чугуноплавильный и железоделательный завод и Каменский чугунолитейный завод. Академик С. Г. Струмилин отмечал, что из-за высокой стоимости рабочей силы на Урале не удалось заложить «прочно» в XVII веке ни одного завода[88]. Небольшие промышленные предприятия в XVII веке не были принадлежностью только Урала. Примерно в 1624—1625 годах существовал железоделательный завод в Томске[85]. Железоделательные заводы в XVII веке существовали в районе Тулы и Каширы, Звенигорода[89].

Благодаря Иванову в 2010-е годы теория «горнозаводской цивилизации» попала в пермские культурологические исследования. Пермский кандидат культурологии Г. П. Ивинских отметила, что «концепция горнозаводской цивилизации впервые была выдвинута» П. С. Богословским, затем «представления о горнозаводской цивилизации плодотворно разрабатывались» Л. В. Баньковским и, в 2000-е годы эти представления «были актуализированы, облечены в художественную форму и даже „визуализированы“» писателем Алексеем Ивановым[90]. Другой пермский культуролог, Н. И. Тюленева в диссертации по культурологии сообщает, что «в начале XXI века идеи П. С. Богословского зазвучали с новой силой в творчестве современного писателя Алексея Иванова»[91].

Сочинения[править | править вики-текст]

Silk-film.png Внешние видеофайлы
Алексей Иванов об уральской идентичности
(Выступление в Екатеринбургской епархии 7 марта 2013 г.)
Silk-film.png часть 1
Silk-film.png часть 2

Романы[править | править вики-текст]

Повести[править | править вики-текст]

Документальная литература[править | править вики-текст]

Сценарии[править | править вики-текст]

  • 2008 — Царь (сценарий фильма был основан на тексте Иванова «Летоисчисление от Иоанна», опубликованном в виде книги в 2009 году[95]. Итоговый сценарий фильма, измененный Павлом Лунгиным, Иванову не понравился[96]).
  • 2009 — Хребет России (четырехсерийный документальный проект Алексея Иванова)
  • 2015 — Тобол (восьмисерийный драматический сериал о петровской эпохе в Сибири)

Некоторые произведения А. Иванова переведены на иностранные языки и опубликованы в Нидерландах и во Франции[3].

В 2014 году Алексей Иванов стал автором текста для «Тотального диктанта»[97].

Экранизации и постановки[править | править вики-текст]

В 2006 году российская кинокомпания «Централ Партнершип» объявила о своём проекте экранизации романа «Сердце Пармы». Ожидалось, что режиссёром картины станет Алексей Сидоров, автор популярного телесериала «Бригада» и фильма «Бой с тенью». В 2008 году компания объявила, что фильм снят не будет[98].

В конце 2009 года студентами РАТИ мастерской Олега Кудряшова на сцене театрального центра «На Страстном» поставлен спектакль «История мамонта»[99] по роману «Географ глобус пропил».

В 2010 году вышел фильм Леонида Парфёнова и Алексея Иванова «Хребет России», посвящённый истории Урала.

Также куплены права на экранизацию романов «Золото бунта» и «Общага-на-Крови».

В 2016 г. Иванов сыграл самого себя в одной из серий сериала «Физрук»[100].

«Географ глобус пропил»[править | править вики-текст]

Съёмки фильма «Географ глобус пропил» по одноимённому роману начались 2 ноября 2011 года в Перми[101]. Режиссёром фильма выступил Александр Велединский, продюсером — Валерий Тодоровский. Главную роль исполнил Константин Хабенский. Первый этап съёмок завершился 18 ноября 2011 года. Второй этап прошёл в Москве, третий, и последний, завершился в Пермском крае 20 мая 2012 года[102].

Премьера фильма «Географ глобус пропил» состоялась на XXIV кинофестивале «Кинотавр» в Сочи[103], где фильм получил Гран-при фестиваля и ещё несколько призов[104].

Права на постановку спектаклей по роману «Географ глобус пропил» выкуплены более чем 50 театрами России[105].

Награды и премии[править | править вики-текст]

Трижды номинировался на премию «Национальный бестселлер». Лауреат литературной премии имени Д. Н. Мамина-Сибиряка (2003), премий «Эврика!» (2004), «Старт» (2004), премии имени П. П. Бажова (2004), «Книга года» (2006), «Портал» (2006) и «Мраморный фавн» (2006).

В 2016 году стал лауреатом премии «Книга года» в номинации «Проза года» за роман «Ненастье»[106], этот роман также вошёл в шорт-лист «Большой книги» — 2016[107].

До 2016 года в течение 10 лет отказывался от участия в премиях[108].

Личная жизнь[править | править вики-текст]

В интервью 2015 года Алексей Иванов сообщил, что женат и имеет дочь[109].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. См., например: Алексей Иванов: новый роман придет из телевизионного сериал
  2. Екатеринбург литературный: энциклопедический словарь / Гл. ред. В. А. Блинов. — Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2016. — С. 135
  3. 1 2 3 Об авторе
  4. Писатель Алексей Иванов реабилитирует суровые 90-е Екатеринбурга.
  5. Калмыков В. 50 самых ярких дебютов в прозе начала третьего тысячелетия. // Литературная Россия. — 25 марта 2005.
  6. Сердце пармы бьётся в Камгорте. // Аргументы и факты. — № 30. — 23.7.2008.
  7. Баньковский Л. Пермистика. // Пермистика. / Л. В. Баньковский, В. М. Раков, А. В. Иванов; Д. Г. Ризов. — Пермь: Продюсерский центр «Июль-Медиа» : Мастер-ключ, 2009.
  8. 1 2 Абашев В. В., Фирсова В. В. Творчество Алексея Иванова как фактор развития внутреннего туризма в Пермском крае // Вестник Пермского университета. — 2013. — Вып. 3 (23). — С. 183
  9. От «Узкой улочки» до «Калинового моста»…
  10. На три дня чердынская земля ожила стариной
  11. http://www.zel-veter.ru/article/view/54 Хребет России Пермский край
  12. .Леонид Парфенов снял фильм о Пермском крае
  13. 1 2 Лучников А. Писатель нашего времени
  14. Алексей Иванов: «Время покажет, кто Гомер, а кто хрен с горы»
  15. 1 2 3 4 Марат Гельман против Алексея Иванова
  16. Марата Гельмана атаковали пермские интеллигенты. Они обиделись, что ему дали Строгановскую премию
  17. Пермский писатель Алексей Иванов принял решение не расставаться с частью Строгановской премии
  18. На средства Строгановской премии в Усолье появится экспозиция из Музея московского Кремля
  19. 1 2 Борис Мильграм посоветовал Алексею Иванову обратиться в суд
  20. Вышли в свет 9 книг из серии 12-томного проекта «Пермь как текст»
  21. Писатель призвал к ответу министра культуры
  22. Дуэль Иванова и Мильграма продолжается. Писатель министру: «Книги не изданы. Виновные не наказаны. А вы по-барски рокочете, что всё в порядке»
  23. Янковская Г. А. Локальный фундаментализм в культурных войнах за идентичность // Вестник Пермского университета. Серия: Политология. — 2013. — № 2. — С. 161
  24. Янковская Г. А. Локальный фундаментализм в культурных войнах за идентичность // Вестник Пермского университета. Серия: Политология. — 2013. — № 2. — С. 161 - 162
  25. Губернатор Пермского края Виктор Басаргин о своей молодости, семье и пермяках
  26. Басаргин поздравил создателей фильма «Географ глобус пропил» с успехом на «Кинотавре»
  27. 1 2 Обида все сильнее! Иванов объявил бойкот жителям Перми. «Потому что не хрен потакать этому жулью и жлобью во власти»
  28. 1 2 «Если пермская власть не поддерживает меня, то я не буду присутствовать в пермском публичном пространстве»
  29. «Иванов — тварь неблагодарная!» Продюсер писателя-триумфатора обвинила власти Прикамья в пиаре на его имени
  30. Алексей Иванов передал «Сердце Пармы» в чужой архив
  31. Алексей Иванов: «Горнозаводская цивилизация — это ноу-хау Урала и основа для стратегии его продвижения»
  32. Мировая премьера в Свердловском театре драмы
  33. 1 2 Алексей Иванов. Избранное
  34. Немного северный, немного ветреный, но очень красивый
  35. Художественный альбом Валерия Штукатурова, «Екатеринбург: умножая на миллион» Екатеринбург в произведениях художников
  36. «Мы не можем его продавать». Автор «Ёбурга» отказался от гонорара за тексты к уникальному изданию
  37. Алексей Иванов поговорит о «Ёбурге» с жителями Екатеринбурга
  38. Алексей Иванов презентовал екатеринбуржцам «Ёбург»
  39. Алексей Иванов выплатит 60 тыс. рублей за использование в книге «Ебург» фото без разрешения автора
  40. Апелляционное определение. Дело № 33-339
  41. 1 2 3 4 5 6 7 Сергей Беляков Географ и его боги // Вопросы литературы. — 2010. — № 2.
  42. 1 2 Когут К. К. Повесть А. В. Иванова «Общага-на-Крови»: границы жанра // Уральский филологический вестник. — 2013. — № 2.
  43. 1 2 3 Крейнин В. К. Философия-на-Крови // Рroglamour. — 2006. — № 6 августа.
  44. 1 2 3 Неверов А. Не быт, но бытие // Труд. — 2006. — № 26 мая.
  45. Щипин А. Вместо Бога // Независимая газета. — 2006. — № 1 июня.
  46. Вислов А. Пармская обитель // Ведомости. — 2006. — № 1 июня.
  47. Иткин Владимир Алексей Иванов // Книжная витрина. — 2003. — Октябрь.
  48. 1 2 3 Ребель Г. Явление Географа, или Живая вода романов Алексея Иванова // Октябрь. — 2006. — № 4.
  49. Никольский Е. В. Проблема героя времени в романе Алексея Иванова «Географ глобус пропил» // Пушкинские чтения. — 2014. — № XIX.
  50. Сысоева О. А. Жанровая специфика романа Алексея Иванова «Географ глобус пропил» // Филологические науки. Вопросы теории и практики. — 2014. — № 2-2 (32).
  51. 1 2 Московкина Е. А. Мотивы русской классической литературы в романе А. Иванова «Географ глобус пропил» // Культура и текст. — 2014. — № 3.
  52. 1 2 Абашев В. В., Абашева М. П. Литература и география: Урал в геопоэтике России // Вестник Пермского университета. — 2012. — № 2—19.
  53. Чупринин С. И. Русская литература сегодня. Новый путеводитель. — Litres, 2014-04-21. — С. 455-459. — 1300 с. — ISBN 9785425074157.
  54. Вознесенский А. «История – только формат» // Независимая газета. — 2005. — № 12 сентября.
  55. 1 2 3 Лобин А. М. Эволюция историзма в романе Алексея Иванова «Сердце Пармы» // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. — 2012. — Т. 1, № 2.
  56. 1 2 Балакин А. Алексей Иванов. Золото бунта, или Вниз по реке теснин // Критическая масса. — 2005. — № 3—4.
  57. 1 2 3 Быков Д. Л. Сплавщик душу вынул, или В лесах других возможностей // Новый мир. — 2006. — № 1.
  58. Подлесных А. С. К вопросу об этимологии диалектизма боец (размышления по прочтении романа А. Иванова «Золото бунта») // Вестник Башкирского университета. — 2008. — Т. 13, № 2.
  59. 1 2 Москалинский А. А. Река как основной географический образ в художественной литературе // Псковский регионологический журнал. — 2010. — № 10.
  60. Карнаухова О. А. Образ реки в романе А. Иванова «Золото бунта, или Вниз по реке теснин»: лингвостилистический аспект // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. — 2011. — № 8.
  61. 1 2 3 4 Беляков С. С. Блуда и диверсант // Новый мир. — 2008. — № 6.
  62. Прилепин З. Все лучше и лучше // Дружба народов. — 2008. — № 1.
  63. Ребель Г. «Блуда и МУДО» Алексея Иванова как модель и прогноз // Дружба народов. — 2008. — № 7.
  64. 1 2 3 Черняк М. С Гоголем на дружеской ноге: юбилейные заметки // Знамя. — 2009. — № 6.
  65. 1 2 Баль В. Ю. Гоголевская традиция и тема героя времени в романе А. Иванова «Блуда и МУДО» // Вестник Томского государственного университета. — 2015. — № 391.
  66. Бруцкая Л. А., Субботин Д. М. «Горнозаводская цивилизация Урала» в изложении А. В. Иванова новый миф о Биармии // Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2014. — № 9.
  67. 1 2 Ребель Г. М. Черты романа XXI века в произведениях А. Иванова и Л. Улицкой // Нева. — 2008. — № 4.
  68. 1 2 3 Янковская Г. А. Локальный фундаментализм в культурных войнах за идентичность // Вестник Пермского университета. Серия: Политология. — 2013. — № 2. — С. 160
  69. Янковская Г. А. Молотовский коктейль для травмированного общества // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2012. — № 2 (19). — С. 156—157
  70. Янковская Г. А. Молотовский коктейль для травмированного общества // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2012. — № 2 (19). — С. 155—156
  71. Бруцкая Л. А., Дзюина М. В., Кучумова Н. Н. «Яркая простота» творчества П. П. Бажова над «зеленым солнцем» Атлантиды // Регионы в современном мире — 2014. Материалы международной научно-практической конференции (Березники, 25 — 26 апреля 2014 г.). — Пермь: Березниковский филиал Пермского государственного научно-исследовательского технического университета, 2014. -С. 217. Режим доступа: http://www.bf.pstu.ru/files/region_sovr_mir.pdf
  72. Иванов А. В. Горнозаводская цивилизация. — М., 2014. — С. 11
  73. Богословский П. С. О постановке культурно-исторических изучений Урала // Уральское краеведение. — Вып. 1. — Свердловск: Уральское бюро краеведения, 1927. — С. 36 — 37. Режим доступа: http://www.academia.edu/20787288/Уральское_краеведение._Свердловск_1927._Вып._1
  74. Богословский П. С. О постановке культурно-исторических изучений Урала // Уральское краеведение. — Вып. 1. — Свердловск: Уральское бюро краеведения, 1927. — С. 37. Режим доступа: http://www.academia.edu/20787288/Уральское_краеведение._Свердловск_1927._Вып._1
  75. Баньковский Л. В., Лотарева Л. М. Города-заводы Верхнекамья в системе Уральской горнозаводской цивилизации XVIII-первой половины XIX веков // Малые города Верхнекамья: Экономика, экология и культура. Сб. статей и очерков. — Березники, 1994. — С. 22 — 23. Режим доступа: http://www.academia.edu/27536683/Малые_города_Верхнекамья_Экономика._Экология._Культура_Сб._статей_и_очерков_Автор_и_составитель_Л.В._Баньковский._Березники_1994._106_с
  76. Баньковский Л. В., Лотарева Л. М. Города-заводы Верхнекамья в системе Уральской горнозаводской цивилизации XVIII-первой половины XIX веков // Малые города Верхнекамья: Экономика, экология и культура. Сб. статей и очерков. — Березники, 1994. — С. 24. Режим доступа: http://www.academia.edu/20787288/Уральское_краеведение._Свердловск_1927._Вып._1
  77. Он улетел на свой астероид…
  78. Янковская Г. А. Молотовский коктейль для травмированного общества // Вестник Пермского университета. Серия: История. — 2012. — № 2 (19). — С. 157
  79. Бруцкая Л. А., Дзюина М. В., Кучумова Н. Н. «Яркая простота» творчества П. П. Бажова над «зеленым солнцем» Атлантиды // Регионы в современном мире — 2014. Материалы международной научно-практической конференции (Березники, 25 — 26 апреля 2014 г.). — Пермь: Березниковский филиал Пермского государственного научно-исследовательского технического университета, 2014. -С. 216—217. Режим доступа: http://www.bf.pstu.ru/files/region_sovr_mir.pdf
  80. Бруцкая Л. А., Субботин Д. М. Горнозаводская цивилизация Урала в изложении А. В. Иванова: новый миф о Биармии// Труды Камской археолого-этнографической экспедиции. — 2014. — № 9. — С. 147—149
  81. Историческая справка о состоянии вод на Урале
  82. Железный промысел И. И. Чайковский, Е. П. Зайцева геологические памятники пермского края
  83. 1640-е годы. Опись Красноборского железоделательною завода//«Сборник Императорскаго Русскаго Историческаго Общества», документ №32
  84. История Урала с древнейших времен до конца XIX века / Под ред. акад. Б. В. Личмана — Екатеринбург: СВ-96, 1998. — С. 171
  85. 1 2 Курлаев Е. А. Создание военного производства для обеспечения колонизации Урала и Сибири (конец XVII — начало XVIII вв.) // Уральский исторический вестник. — 2009. — № 4 (25). — С. 120
  86. История Урала с древнейших времен до конца XIX века / Под ред. акад. Б. В. Личмана — Екатеринбург: СВ-96, 1998. — С. 171—172
  87. История Урала с древнейших времен до конца XIX века / Под ред. акад. Б. В. Личмана — Екатеринбург: СВ-96, 1998. — С. 172
  88. Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. Т. I. Феодальный период (1500—1860 гг.). — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1954. — С. 142
  89. Струмилин С. Г. История черной металлургии в СССР. Т. I. Феодальный период (1500—1860 гг.). — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1954. — С. 120
  90. Ивинских Г. П. Крепостные театры Урала как порождение горнозаводской цивилизации // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. — 2014. — № 2. — 272—273
  91. Тюленева Н. И. Концепция «культурного ландшафта» в применении к горнозаводской цивилизации Урала. Дисс… канд. культурологии. — Пермь, 2015. — С. 10
  92. Алексей Иванов: «Я интуитивно понимал, что надо сделать так, а не иначе…» // Г. Ребель, «Филолог», № 4, 3 января 2004 г.
  93. Маврин оказался Ивановым
  94. Александр Гаррос. Мелкоскоп писателя Иванова. expert.ru (23 апреля 2007). Проверено 22 сентября 2016.
  95. Летоисчисление от Иоанна
  96. Об авторе
  97. «Тотальный диктант-2014» будут писать по тексту автора книги «Географ глобус пропил». Комсомольская правда (13 марта 2014). Проверено 13 марта 2014.
  98. Фильм «Сердце Пармы» снят не будет
  99. http://istoriamamonta.ru
  100. Пермский писатель Иванов снялся в сериале «Физрук» с Нагиевым | В-курсе.ру
  101. В Перми начались съёмки фильма по роману «Географ глобус пропил»
  102. Съемки в Перми
  103. Алексей Иванов: «Рад, что в экранизации моей книги сыграл Хабенский». Аргументы и факты (20 мая 2013). Проверено 2 июня 2013. Архивировано из первоисточника 4 июня 2013.
  104. Фильм «Географ глобус пропил» получил главный приз «Кинотавра» под крики «Браво!». МК.ru (10 мая 2013). Проверено 2 июня 2013. Архивировано из первоисточника 11 июня 2013.
  105. Роман Алексея Иванова «Географ глобус пропил» «перекочевал» со съемочной площадки на театральные подмостки
  106. Названы лауреаты премии «Книга года», Российская газета (07.09.2016). Проверено 8 сентября 2016.
  107. Битва за литературные миллионы. Новая газета (31 мая 2016). Проверено 22 сентября 2016.
  108. Задача русского писателя — видеть ловушки жизниОбластная газета, 30 сентября 2016
  109. Алексей Иванов: «Из-за интернета мы перестаем верить тому, что говорят в реальности»

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]