Мухаммед Шейбани

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мухаммед Шейбани
узб. Shayboniyxon
узб. Sulton Muhammad Shayboniyxon
Портрет Мухаммеда Шейбани Кемаледдин Бехзад, XVI век
Портрет Мухаммеда Шейбани
Кемаледдин Бехзад, XVI век
1500 — 2 декабря 1510
(под именем Мухаммед Шейбани-хан)
Коронация 1500, Самарканд
Предшественник Должность учреждена
Преемник Суюнчходжа-хан
(1511—1512)

Рождение 1451(1451)
Узбекское ханство
Смерть 2 декабря 1510(1510-12-02)
Мерв
Туркмения
Место погребения Самарканд
Бухарское ханство
Род Шибаниды
Шейбаниды
Отец Шах-Будаг-султан
Мать Ак-Кози-бийим
Супруга Ханзаде-бегим
Мехр-Нигар-ханим
Дети Cыновья:
Мухаммед Тимур-султан
Хуррамшах-султан
Суюнч Мухаммад-султан
Дочь: Шахру Бону-хонум
Отношение к религии Ислам суннитского течения
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Муха́ммед Шейбани́ (Шейбани́-хан, упоминаемый в источниках также как Шайба́к, Шайбе́к и Шахибе́к[1]) (узб. Muhammad Shayboniy[2]; узб. Shayboniyxon[3]; узб. Sulton Muhammad Shayboniyxon;[3] 1451 — 2 декабря 1510) — узбекский хан[4], основатель династии Шейбанидов и хан Бухарского ханства. Сын Шах-Будаг-султана, внук правителя и основателя государства кочевых узбеков Абулхайир-хана (1428—1468). Чингизид, потомок по линии хана Шибана, третьего сына Джучи[5].

Имя[править | править код]

Настоящее имя по данным В. В. Бартольда[6] — Шах-Бахт Мухаммед, по данным других исследователей: Р. Г. Мукминовой, В. П. Юдина и Эдварда Оллворса[7][8][9] — Абулфатх Мухаммед Шейбани-хан. Шейбани — поэтическое прозвище[6][10]. По данным современника Шейбани-хана — Мулла Шади, и востоковедов: В. П. Юдина, Р. Г. Мукминовой Шейбани-хан также носил поэтическое прозвище — Шахбахт (королевское счастье)[7][11]. По данным в Национальной энциклопедии Узбекистана прозвище — Шахбахт дал ему Абулхайр-хан[3]. Основанная им династия известна в истории под названием Шейбанидов, хотя ни один из её представителей не был потомком Мухаммеда Шейбани[12].

Биография[править | править код]

У правителя Узбекского улуса Абулхайир-хана (1428—1468) было одиннадцать сыновей, одним из которых был Шах Будаг — отец Шейбани-хана. Мать Шейбани-хана звали Ак-Кози-бийим[13].

По данным историка Камал ад-дин Бинаи, Шах-Будаг-султан дал старшему сыну имя Султан Мухаммад Шайбани, а прозвище — «Шахбахт»[14].

По данным источников, генеалогия Шейбани-хана выглядела следующим образом: Абу-л-фатх Мухаммад-хан Шайбани, [который] известен [под именем] Шахибек-хана, сын Шах-Будак-хана, сына Абу-л-Хайр-хана, сына Даулат-Шайх-оглана, сына Ибрахим-оглана, сына Фулад-оглана, сына Мунк-Тимур-хана, сына Абдал-оглана, сына Джочи-Бука-хана, сына Йис-Буки, сына Банийал-Бахадура, сына Шайбана, сына Джучи-хана, сына Чингиз-хана[8].

Интересно, что в «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме» отмечается, что женою предка Шейбани-хана Минг-Тимура была дочь Джанди-бека, который был потомком Исмаила Самани[15].

Отец Шейбани-хана Шах Будаг-хан был образованным человеком, по его приказу делали переводы персидских сочинений на тюркский язык[16].

Духовные наставники[править | править код]

Шейбани-хан был образованным человеком, учился в медресе Бухары. Известными наставниками Шейбани-хана были Мухаммад Хитайи, суфийские шейхи тариката Ясавия Джамал ад-дин Азизон, Шейх Худайдод Вали и Мансур[17].

Однажды Шейбани посетил шейха Мансура и тот заметил ему: «Смотрю я на тебя, узбек, и вижу, что очень тебе хочется стать государем!». И затем повелел подать еду. Когда все было съедено и убрали скатерть, шейх Мансур как бы между прочим заметил: «Как скатерть собирают с краев, так и ты начни с окраин государства». Шейбани принял во внимание этот весьма недвусмысленный совет своего нового наставника и в конце концов завоевал государство Тимуридов

Султанов Т. И., Чингиз-хан и чингизиды. — М.: АСТ, 2006. С. 139

Шейбани-хан имел также близкие связи с суфийскими шейхами ордена Кубравия.[18]

Первые годы политической деятельности[править | править код]

После наступившей ранней смерти отца Шейбани-хан вместе с братом Махмуд-султаном оказались у своего деда, Абулхайр-хана. Для воспитания Шейбани-хана аталыком был назначен Бай-шейх[3].

Абулхайр-хан долгое время властно и твердо управлял Узбекским ханством. После его смерти около года правителем государства был Йадгар-хан (1468—1469), но после его смерти к власти пришёл Шайх-Хайдар (1469—1471). Против Шайх-Хайдара сложилась мощная коалиция соседей и зависимых государств, ногайцев, сибирского, казахского ханов, хана Большой Орды Ахмата (1460—1481).

После смерти своего деда, Шейбани-хан вместе с братом Махмуд-султаном оказались у своего дяди Шайх-Хайдара, а после его смерти в 1471 году перешли к Карачину бахадуру кушчи. Мухаммед Шейбани пытался вернуть контроль над присырдарьинскими городами, заручившись поддержкой Тимуридов Мавераннахра. В начале 1470 годов с помощью Тимуридов Шейбани-хан отвоевал несколько крепостей на Сырдарье. Его ставкой стал Сыгнак. Однако уже в том же 1470 году в присырдарьинских степях появились отряды казахских султанов. Старший сын Жанибек-хана, Махмуд султан, занял Созак, а другой его сын, Еренши — Сауран. Здесь Еренши столкнулся с войсками Мухаммеда Шейбани, который в последовавшей битве был разгромлен и вынужден был бежать в Бухару. В 1471 году сибирский хан Ибак смог убить Шайх-Хайдара.

Шейбани-хан и хан Ахмат[править | править код]

Последний хан Золотой Орды Ахмат пытался установить свою власть на обширной территории Дашти Кипчака и уничтожить своего конкурента Шейбани-хана. В 1471 году внуки Абулхайр-хана, Мухаммед Шейбани и Махмуд-султан, которые были реальными претендентами на власть в Узбекском ханстве, укрылись в Астрахани (Хаджитархане) у племянника хана Большой Орды, Ахмата Касима.

Ахмат предпринял военный поход на Астрахань, в котором приняли участие Ибак и ногайский бий Аббас, дядя Мусы и Ямгурчи. Однако племянник Ахмата выразил покорность, хотя и позволил своевременно скрыться внукам Абулхайр-хана. Добившись выражения покорности от Касима I, Ахмат распустил войско, считая, что внуки Абулхайр-хана не представляют опасности. В июле 1472 года Ахмат совершил неудачный поход на Москву, в ходе которого смог лишь сжечь город Алексин (29 июля) на правобережье Оки. Вынужден был отступить, не вступив в бой с московским войском (1 августа), так как получил известия о нападении на его собственные улусы небольшого отряда узбекского правителя Мухаммеда Шейбани. Таким образом, Ахмат совершавший набег на Русь, вынужден был срочно прервать поход и вернуться в Поволжье, тем самым Шейбани-хан способствовал прекращению похода хана Ахмата на Русь[19]. В. В. Трепавлов сообщает, что нападение на лагерь Ибака произошло уже через 8 дней после убийства Шайх-Хайдара.

Борьба за власть в Дешт-и-Кипчакской степи[править | править код]

Мухаммад Шейбани был человеком большой воли, глубокого ума, незаурядной личной храбрости и отваги, искусным организатором и военачальником[20].

Шейбани со своим отрядом скитался по степи, желая отомстить своим врагам. Ему удалось напасть на Буреке-султана, сына хана Йадгар-хана, разгромить и убить его. Остатки улуса Буреке-султана примкнули к мангытам.

Видимо, после смерти Жанибек-хана, около 1473 года к нему прибыли послы от ногайского бия Мусы, который предлагал союз между Шибанидами и мангытами. Мангытские бии пытались выйти из-под власти Керея и Жанибек-хана и провозгласить ханом более послушных их воле султанов. Муса-бий заключил союз с Мухаммедом Шейбани, пообещав провозгласить его ханом всего Дашти Кипчака. Мухаммед Шейбани становится ханом, а Муса — беклярбеком. В сражении, в котором принял участие и Шейбани-хан со своим небольшим отрядом в 300 человек, Бурундук-хан (1474/1480—1511) был разбит. Однако в этом сражении погиб брат Мусы Хорезми. Намерениям Мусы принять в качестве хана Мухаммеда Шейбани воспротивились вожди мангытских и союзных племён, составлявших Ногайскую Орду. Переговоры затягивались, а Бурундук-хан в это время напал на владения Мухаммеда Шейбани на Сырдарье.

Победа Бурундук-хана — сына Керея у перевала Сагунлык в Каратауских горах, а затем у Отрара, Туркестана, Аркука, вынудили Мухаммеда Шейбани покинуть ставку Мусы, и их соглашение не состоялось[21][22]. Мухаммед Шейбани потерпел поражение от Бурундук-хана и своего двоюродного брата по материнской линии Касым-хана в горах Кара-Тау, после чего скрывался на Мангышлаке.

В 1488 году Шейбани-хан овладел Туркестаном[23] Туркестан стал основной базой для Шейбани-хана в его походах на Мавераннахр.

В дальнейшем Шейбани-хан напал на Хорезм, где захватил Тирсак и осадил Ургенч. Хусейн Байкара направил против него двадцатитысячное войско под командованием Абд ал-Халика. Шейбани снял осаду Ургенча и отступил к крепости Булдумсаз. Эмир Халил, правивший крепостью, приветствовал Мухаммеда Шейбани как хана и повелителя. В том же году войска Шейбани-хана разбили Тимуридов под Вазиром и овладели городом. Затем он захватил Адак и оттуда совершал рейды в сторону Астрабада. Шейбани оставался в Хорезме до начала 1490-х, несмотря на попытки Хусейна Байкары изгнать их оттуда. В начале 1490-х Шейбани ушёл в Отрар по приглашению ташкентского правителя Султан Махмуд-хана[24].

Согласно источникам, когда Бурундук-хан и сыновья Жанибек-хана — Касым-султан и Адик-султан со всеми моголами находились в горах Ала-Тау, к ним прибыл с малочисленным отрядом Мухаммед-Шейбани-хан и нанес им поражение. Бурундук-хан, сказав «сопротивление этому человеку не дает никакого результата», решил стать сватом; сын Шейбани-хана, Мухаммед Тимур-султан стал ему зятем, а другую дочь Бурундук-хан выдал Махмуд-султану[25] Таким образом, Бурундук-хан завязал более близкие родственные отношения с семьей Шейбани-хана. Он выдал за него, его сына и племянника трёх своих дочерей. Предполагают, что это событие произошло в 1495 году[23]. Оценив военную мощь Шейбани-хана, в 1496 году Касым султан отправился к тимуриду Султан Хусейну Байкаре, где «удостоился поцеловать руку монарха»[26].

Абулхайр-хан, Шейбани-хан и Тимуриды[править | править код]

В 1451 году дед Шейбани-хана — Абулхайрхан помог деду Захир аддин Бабура — тимуриду Абу Саиду прийти к власти в Мавераннахре. Одновременно Абулхайр-хан выдал свою дочь Хан-заде бегим замуж за тимурида Абу Саида. Его внук от дочери и Абу Саида — тимурида Мухаммад Султан похоронен в фамильной усыпальнице Тимуридов Гур-Эмире в Самарканде[27].

В Самарканде Абулхайир-хан женился на дочери султана Мавераннахра астронома и астролога Улугбека. Дочь Улугбека Рабия Султан-бегим стала матерью его сыновей Кучкунджи-хана и Суюнчходжа-хана, которые позже управляли Мавераннахром.

В 1460-х годах внук Мирзо Улугбека, племянник его дочери Рабии Султан бегим Мухаммад Джуки прибыл к Абулхайир-хану с просьбой об убежище, а позже просил помочь в борьбе с Абу Сеидом, который был в походе на западный Хорасан[28].

В 1468 году к Абулхайр-хану прибыл друг Алишера Навои тимурид Султан Хусейн Байкара за помощью в борьбе за престол тимуридов в Хорасане, однако Абулхайр-хан был болен и не смог ему помочь[29].

В 1470-х годах Шейбани-хан прибыл в тимуридские владения в Бухаре, где учился два года в медресе.

В 1480-х годах правитель Самарканда тимурид Султан Ахмед мирза пригласил Шейбани-хана для борьбы против моголов. Однако он перешёл на сторону моголов и с их помощью в 1485 году овладел городами на Сырдарье: Сыгнаком, Аркуком и Узгендом.

Сестра тимурида Бабура Ханзаде-бегим была замужем за узбекским ханом Мухаммедом Шейбани. Как писал Бабур: «Старше всех дочерей была Хан-Заде-биким; она родилась от одной со мной матери и была старше меня на пять лет...моя старшая сестра, Ханзаде-биким, попала в руки Шейбани-хана. У нее родился сын, по имени Хуррам-шах, это был приятный юноша. Шейбани-хан отдал ему область Балх, а через год-два после смерти своего отца он отправился к милости Аллаха»[30].

Шейбани-хан был женат на двоюродной сестре Бабура, дочери Махмуд-хана — Айша-Султан-ханум, которая была известна как Могол-ханум и до конца жизни [хана] она была почитаемой его женой.[31]

Другая двоюродная сестра Бабура, дочь Махмуд-хана Кутлук-ханум была замужем за шибанидом султаном Джанибек-султаном.[31]

В политической борьбе Шейбани-хана против Бабура поддерживали его дяди, сыновья Абулхайр-хана и внуки тимурида Мирзо Улугбека Кучкунджи-хан и Суюнчходжа-хан.

Объединение Мавераннахра и Хорасана[править | править код]

Зная о междоусобицах в государствах Тимуридов в Мавераннахре и Хорасане, Шейбани-хан вмешался в эту борьбу и пытался создать единое централизованное государство в Туркестане. Собрав оставшееся ему верным войско, в 1499 году пошёл в поход на юг, в Мавераннахр и начал захват Государства Тимуридов, раздробленного после смерти Тимура. В 1501 году Шейбани-хан окончательно овладел Самаркандом и сделал его столицей своего государства. В этот год им были выпущены серебряные и медные монеты.

Как раз в это время Шейбани-хан объявил себя «имамом времени и милосердным халифом», претендуя на роль светского и духовного лидера мусульман Туркестана[32]. Как пишет историк Абдуррахман-и Тали, в 1501—1502 годы произошло двухстепенное соединение планет, что означало конец эпохи Чагатая и наступление эпохи узбеков[33].

В 1503 году Шейбани-хан совершил поход в казахские степи, против напавших на город Туркестан казахских родов[34].

В 1505 году после многомесячной осады (ноябрь 1504 — август 1505) Шейбани-хан овладел Ургенчем.

В 1505 году в ответ на новый набег казахских родов Шейбани-хан совершил свой второй успешный поход против них[35].

В 1506 году Шейбани-хан овладел Балхом. Причем к нему еще в 1503 году присоединился младший брат поэта Алишера Навои Дарвиш Али и всячески его поддерживал в покорении земель Тимуридов[36].

27 мая 1507 года в соборной мечети Герата была провозглашена хутба с поминовением Абулхайр-хана и «имама времени и наместника всемилостивого» (имам-уз-заман уа халифат-ур Рахман), Шейбани-хана и власть Тимуридов была свергнута. Ему удалось захватить большую часть Мавераннахра, Хорасан и создать единое государство.

В Герате художник Бехзад нарисовал его портрет, который сохранился до наших дней. Сейчас он хранится в музее Метрополитен в Нью-Йорке.

В 1507—1509 годах Шейбани-хан подчинил себе другие города Хорасана: Дамган, Астрабад, Мешхед и др.

В 1507 году когда узбекские войска вступили на территорию Хорасана, Мешхед перешел в руки Шейбани-хана. В 1507—1508 годы, уже во время господства Шейбани-хана, Сейид Хади-ходжа, приходившийся двоюродным братом хану, был посажен правителем в Мешхеде, а управление Мерва было передано Камбар-бию.

К 1508 году Шейбани-хан сделался верховным правителем обширной территории, простиравшейся от берегов Сырдарьи на севере до Кандагара на юге и от Каспийского моря на западе до пределов Китая на востоке[37].

В 1509 году Шейбани-хан вынужден был третий раз пойти с походом на северо-восточные границы, так как до этого казахский Джаниш-султан совершил грабительский поход на Бухару и Самарканд и захватил много людей в плен[38]. Битва более чем 40-тысячного войска Шейбани-хана против 30 тысяч Джаниш-султана закончилась полным разгромом Джаниш-султана и его улуса[39].

Готовясь к войне с сефевидским шахом Исмаилом I (1501—1524), Шейбани-хан решил обезопасить свои северо-восточные границы и зимой 1510 года совершил четвёртый поход против Бурундук-хана и Касым-хана. Этот поход закончился неудачей[40].

В 1510 году Шейбани-хан ввязался в тяжелую войну с хазарейцами на территории современного Афганистана, и не смог одержать решительной победы. В конечном итоге эти неудачи способствовали его поражению и гибели в ноябре 1510 года.

Титулы Шейбани-хана и его религиозная политика[править | править код]

На выпущенных Шейбани-ханом монетах выявляются титулы, которые он принял: «Султан величайший, наместник [Аллаха] всемилостивого, защитник религии»; «Имам своего времени, наместник [Аллаха] всемилостивого, Абу-л-фатх». Титулы неравнозначны, во втором значительно яснее, выражена теократическая идея, второй титул подчеркивает, что Шейбани-хан — «имам своего времени»[41].

Шейбани-хан не делал никакого различия между иранцами и тюрками по национальному признаку, а следовал хадису пророка: «все мусульмане — братья»[42].

Один из авторитетных религиозных деятелей, выходец из Йемена, эмир Сайид Шамс ад-Дин Абдаллах ал-Араби ал-Йамани ал Хадрамаути (известный как Мир-и Араб), пользовался покровительством Шайбани-хана, постоянно принимал участие заседаниях дивана и сопровождал хана в его походах[43]

Родо-племенной состав войск Шейбани-хана[править | править код]

Войско Шейбани-хана состояло из представителей таких узбекских племен как: дурманы, кушчи, найманы, джуркуны, йети-минги, ички, асы, мангыты, а также уйгуров, чагатаев, баджкиров и др[13].

Внешняя политика[править | править код]

Шейбани-хан поддерживал связи с Османской империей и Китаем. В 1503 году его послы прибыли ко двору минского императора[44]. В союзе с османским султаном Баязидом II (1481—1512) Шейбани-хан противостоял сефевидскому шаху Исмаилу I[45].

По данным Г.А. Камбарбековой[46] историк XVIII века Исмаил Хусейни Мараши Табризи в своей рукописи «Тарих-и Сафавие» («История рода Сефевидов») сообщает, что с целью захвата Хорасана у иранского шаха, Шейбани хан обращается к своему родственнику, казахскому султану Касыму, с предложением о союзе и просит у него помощи в военной силе[1].

Согласно некоторым историческим данным, Касым султан был потомком 13-го сына Джучи — Тукай-Тимура[47], и имел более низкий статус среди Чингизидов, а статус Шейбани-хана, потомка Шибана, третьего сына Джучи, был гораздо выше. Так, в «Чингиз-наме» потомки Шибана попрекали Тукай-Тимуридов тем, что Тукай-Тимур в отличие от других братьев не получил улуса в 1226 году после смерти Джучи, что должно было доказывать его более низкий статус:

Когда после смерти нашего отца Джочи-хана наши отцы отправились к нашему великому деду Чингизхану, то он после Иджана и Саина поставил юрту [и] для нашего отца Шайбан-хана. Для вашего [же] отца [он] не поставил даже и [крытой] телеги[48].

Махмуд бен Вали в своём «Море тайн, относительно доблестей благородных» применяет к потомкам Тукай-Тимура титул «хан оглы» (принц). По утверждению В. П. Юдина, данный титул означал, что его обладатель не имел прав на ханское достоинство[49].

По другой версии, речь шла не о Касым-хане, а о племяннике хана Большой Орды — Ахмата, правителе Астрахани Касым-хане ибн Махмуде, который действительно помог Шейбани-хану и его брату, выделив им войска. Им удалось избежать гибели.

В дальнейшем, опасаясь влияния казахского хана Касымхана на присырдарьинские города, Мухаммед Шейбани хан, стремился не допустить усиления Казахского ханства, и с этой целью всячески препятствовал возвышению власти казахских ханов в Присырдарье. Далее он попытался совсем прекратить их торговые отношения с Мавераннахром и издал указ, чтобы население Туркестана не совершало никаких торговых сделок с казахскими купцами. По сообщению Фазлаллаха ибн Рузбихана в «Михман-наме-йи Бухара»:

…был издан указ, чтобы население Туркестана никаких торговых сделок с казахскими купцами не совершало, и чтобы между ними и жителями этих земель не было взаимных посещений и поездок купцов… у его ханского величества возникло намерение не допускать казахов ступить в его владения, где они воочию увидели бы и рассмотрели красу, благоденствие, орудия завоевания мира и преимущества узбеков. Не дай бог, если лицезрение всей этой благодати толкнёт казахов на путь войны и распри[50]

Борьба за присырдарьинские города приняла характер затяжной войны. Султан Касым хан, видел в присырдарьинских городах экономическую и военную опору своей власти над населением кочевых районов и поэтому постоянно тревожил Шейбанидов в пограничных районах Туркестана и Ташкента[51]. В ответ на его продвижение в Туркестан зимой 1510 г. Шейбани-хан предпринял наступление на улус Касым хана, находившийся в предгорьях Улытау. Этот поход оказался неудачным и окончился поражением и явилось причиной последовавшего за этим событием ослабления его власти[52].

Однако кровные связи Касым-хана с Шейбанидами проявились, когда сунниты Шейбаниды потерпели поражение от шиита — сефевидского шаха Исмаила, так сын Касым-хана Абулхаир[53] пришел с войском на помощь Шейбанидам в битве против иранцев в 1511 году. Абулхаир написал письмо сефевидскому шаху: «Да станет известно шаху Исмаилу-бахадур-хану, что прибыл благовоспитанный султан — сын Касим-хана, падишаха Дешта. Вы поступили храбро, выйдя за территорию границ своих владений. Хан послал меня, чтобы схватить вас, но я ценю смелых людей и не хочу, чтобы отец повесил вас вверх ногами. Вы тоже цените [свою] жизнь и [поэтому] освободите [сей] край и передайте его [узбекским ханам], а сами возвращайтесь в Иран, а не то обрушу на ваши головы землю и всю вселенную. Пощади свою молодость и отстранись от бессмысленной жертвы. Это мой совет, а ты [там] как хочешь [так и поступай]»[54]. Но сефевиды одержали победу, а Абулхайр был убит[55]. По другой версии, Абулхаир был сыном шибанида Хамза султана, он погиб в этом же году[56]. Последняя версия кажется более достоверной так как Абулхаир султан был похоронен на кладбище, рядом с Шейбани-ханом[57]

Управление областями[править | править код]

Шейбани-хан распределил области своего государства среди родственников и близких ему людей. Область Туркестана была вверена Кучкундже, а в Ташкент был назначен его брат, Суюнчходжа. Ахси был отдан Джанибек-султану. В Шахрухии и её районах стал править Эмир Якуб Вафадар. Столица Самарканд была вверена Ахмад-султану. Область Хисара он определил Хамза-султану и его брату Махди-султану; в область Термеза был назначен Саййид Мухаммад-султан, сын Саййид Баба-хана; Кундуз был предоставлен эмиру Канбар Саййид Ашику[13].

При Мухаммед Шейбани-хане была проведена некоторая работа по улучшению и расширению ирригационной сети, что позволило несколько увеличить посевные площади[58].

Денежная реформа Шейбани-хана[править | править код]

Шейбанихан, монета, выпущенная в Бухаре, 1510 год

Свои первые монеты Шейбани-хан выпустил в Самарканде и Бухаре в 1501—1502 годы Серебряные монеты были выпущены от его имени. С 1504 года монеты Шейбани-хана выпускались в других городах[59]. На монетах Шейбани-хана упоминались имена первых четырех праведных халифов.

В 1507 году был занят Герат, где Шейбани-хан объявил денежную реформу в стране. Денежное обращение в Герате к этому времени переживало глубокую инфляцию. Реформа должна была привлечь на сторону Шейбани-хана торгово-ремесленные слои общества. Основой серебряного обращения была назначена новая танга, с именем и титулами самого Мухаммеда Шейбани-хана. Дата полного завершения реформы — 1508 год, когда танга, единые по весу, надписям, оформлению были выпущены во многих городах и областях государства Шейбани-хана: в Самарканде и Бухаре, в Мерве, Нисе и Серахсе, в Герате, Мешхеде, Нишапуре, Нимрузе, Каине, Себзеваре[60].

Политика в области культуры[править | править код]

Члены семьи Шейбани-хана, включая его предков, увлекались литературой. Его дед, Абулхайир-хан, заказал перевод произведений знаменитого поэта, мистика, приверженца суфизма Джалалетдина Руми (1207—1273)[61].

Шейбани-хан обучался в медресе одного из крупнейших центров исламской науки — Бухаре и по мнению авторитетных востоковедов Шейбани-хан — полководец и государственный деятель — в культурном отношении стоял на уровне образованных людей своей эпохи[62].

В январе 1509 года Шейбани-хан устроил диспут в религиозном центре у гробницы Бахауддина Накшбанда[63].

Весной 1509 года Шейбани-хан посетил города Мешхед и Тус, где приказал благоустроить святые места. После этого события Тус получил второе название «Ёдгори хони» — (память хана)[64].

В. В. Бартольд считал, что стихи Шейбани хана не пользовались уважением беспристрастных современников. Мистическое настроение, по-видимому, занимало значительное место в характере Шейбани хана, даже своими военными подвигами он, посредством аллегорического толкования, пользовался для описания борьбы человека со своими страстями[12].

Постройки, возведенные по приказу Шейбани-хана[править | править код]

По мере укрепления власти Мухаммед Шейбани приступил к продолжению традиции своих предшественников по трону — Амира Тимура и Тимуридов, он являлся донатором крупных архитектурных сооружений[65]. За короткий период своего правления — 10 лет он на свои средства возвел ряд построек: медресе, мавзолеи, мечети, мосты и замки.

В 1502 году по приказу Шейбани-хана построен мост-вододелитель из жжённого кирпича через реку Зерафшан[66]. Остатки этого моста, в виде одной кирпичной арки сохранились до нашего времени[67].

В Карши по приказу Шейбани-хана был возведен большой замок[68].

Историк Рузбихан сообщал, что Шейбани-хан в Сыгнаке регулярно посещал мавзолей своего деда Абулхайр-хана, который был построен по его приказу[69].

В 1509 году в городе Яссы (Туркестан) Шейбани-хан приказал построить мечеть и выделил государственные средства для дальнейшего совершенствования учебного процесса в медресе города. Он также распорядился о выделении средств на учебный процесс и зарплату преподавателям медресе других близлежащих городов[70].

В «Тарих-и Кипчак-хани» в частности, упоминается, что Шейбани-хан по пути в Герат отремонтировал бассейн Аргун-хана ибн Абака-хана. В 1506 году Шейбани-хан, возвратившись из балхского похода, исправил мост Шах Мелика на реки Кухак (Зеравшан), построил большое медресе.

В столице государства, Самарканде, Шейбани-хан приказал построить большое медресе, где позже сам принимал участие в научных и религиозных диспутах. Первое датированное известие о медресе Шейбани-хана относится к 1504 году Мухаммед Салих писал, что Шейбани-хан построил в Самарканде медресе для увековечения памяти о своем брате Махмуд-султане[71]. Фазлаллах ибн Рузбихан относительно медресе пишет, что строительство здания медресе с худжрами и двором было завершено к 1509 году[72].

При медресе Шейбани-хана имелась библиотека. Функции библиотекаря, обязанности по выдаче книг, по их реставрации, приобретению в библиотеку новых книг, а также освидетельствование их печатью с именем учредителя вакфа описывается в одном из вакфных документов[73].

Фазлаллах ибн Рузбихан в «Михмон-намеи Бухара», выражает свое восхищение величественным зданием медресе, его золоченым кровом, высокими худжрами, просторным двором и приводит стих, восхваляющий медресе[74]. А Зайн ад-дин Васифи, побывавший в медресе Шейбани-хана несколькими годами позже, писал в своих мемуарах, что веранда, зала и двор медресе просторные и великолепные[75].

Медресе Шейбани-хана было полностью разрушено в годы Советской власти.

Творчество Шейбани-хана[править | править код]

Хотя почти вся его жизнь прошла в походах и битвах, Шейбани-хан оказался восприимчив к книжной учености и поэзии, посвятив два года своей жизни в Бухаре изучению основ ислама и постижению науки, сам стал писать стихи, обнаружив литературный талант. На привалах во время походов он устраивал настоящие диспуты с обсуждением религиозных и научных вопросов[76].

Шейбани-хан в молодости очень увлекался историей. В 1475 году Шейбани-хану специально подарили книгу о жизни Александра Македонского — «Искандар-намэ», написанную в далекой Османской империи.[77]

Шейбани-хан увлекался поэзией и писал стихи на тюркском языке. До нас дошёл сборник его стихотворений. В поэме Шади «Фатх-Наме» сохранилась история о юношеской влюбленности Шейбани в дочь ногайского бия Мусы. Есть данные источников, что Шейбани-хан писал стихи и на тюркском, и на персидском языках[78].

Средневековый автор Нисари признавал Шейбани-хана знатоком Корана[79].

Шейбани-хан писал стихи под псевдонимом «Шибани». Диван стихов Шейбани-хана, написанный на среднеазиатском тюркском литературном языке в настоящее время хранится в фонде рукописей Топкапы в Стамбуле. Он состоит из 192 страниц.

Рукопись его философско-религиозного произведения: «Бахр ул-худо», написанное на среднеазиатском тюркском литературном языке в 1508 году находится в Лондоне[80]. Шейбани-хан использовал при написании своего сочинения различные труды по богословию. Оно содержит собственные соображения Шайбани-хана по религиозным вопросам. Автор излагает собственное представление об основах ислама: покаяние в грехах, проявление милосердия, совершение добрых дел. Шейбани-хан показывает прекрасное знание мусульманских ритуалов и повседневных обязанностей правоверных мусульман[81].

По мнению некоторых историков, Шейбани-хан был автором исторического произведения «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме»[13].

Шейбани-хану написал прозаическое сочинение под названием «Рисале-йи маариф-и Шейбани» на среднеазиатском тюркском — чагатайском языке в 1507 г. вскоре после захвата им Хорасана и посвящено сыну, Мухаммаду Тимуру (рукопись хранится в Стамбуле)[20]. В сочинении говорится о необходимости знания законов ислама, пользе этого знания для правителя. В этом произведении Шайбани-хан также показал себя приверженцем суфийского учения Ахмада Яссави[82].

Историки и поэты при дворе Шейбани-хана[править | править код]

Шейбани-хан, будучи сам поэтом, собрал при своем дворе талантливых поэтов и ученых. Среди них можно упомянуть таких поэтов, как Камал ад-дин Бинаи, Мухаммед Салиха и других, ставших авторами поэм, посвященных жизни и деятельности самого Шейбани-хана. Репрессии против суннитов в Иране и Хорасане со стороны шаха Исмаила[83] привели к бегству интеллектуалов суннитов в Мавераннахр, в числе которых был персидский историк, поэт и мыслитель Фазлаллах ибн Рузбихан, автор произведения «Книга бухарского гостя»[74] и поэт, писатель Зайн ад-дин Васифи. Одно время при дворе Шейбани-хана находился выдающийся художник Кемаль-ад-Дин Бехзад, который нарисовал его портрет.

Шейбани-хан и семья Алишера Навои[править | править код]

Поэт А.Навои скончался до прихода Шейбани-хана в Герат, но его родной брат Дервиш-Али всячески поддерживал поход Шейбани-хана в Хорасан и в 1503 году присоединился к Шейбани-хану и ездил уговаривать жителей Балха покориться Шейбани-хану. После смерти Шейбани-хана Дарвиш-Али вместе с Бабуром выехал в Самарканд[84] Сам Шейбани-хан был знаком с творчеством поэта Алишера Навои и упоминает его в своих стихах.[85][86]

Последние годы жизни и гибель[править | править код]

Последние годы Шейбани-хана складывались непросто. Весной 1509 года умерла его мать. После ее похорон в Самарканде он отправился в Карши, где провел совещание с близкими и разрешил им разъехаться по своим улусам. Племянник Убайдулла отправился в Бухару, Мухаммад Темур — Самарканд, Хамза султан — Гиссар и др. Сам Шейбани-хан с небольшим отрядом отправился в Мерв[68]. По мнению В.Бартольда, дипломатические и военные таланты Шейбани не подлежат сомнению, но он не сумел упрочить результаты своей деятельности. Шейбанихан использовал суфийские ордена в своих интересах, а кто был его противником, он подвергнул гонению например, некоторых руководителей ордена накшбандиев в Самарканде. Глава ордена, Мухаммед-Яхъя за это поплатился жизнью.

Дахма Шейбанидов в Самарканде, фото начала XX века
Надгробный камень Шейбани-хана, 1510 год, Санкт-Петербург, Эрмитаж

Основатель государства Доулет-е Кызылбаш (Кызылбашское государство)[87][88][89] в Иране сефевидский шах и шиит Исмаил I был встревожен успехами Шейбани-хана. Помимо политических интересов, столкнулись также и религиозные, шиизм шаха Исмаила, объявленный государственной идеологией, противоборствовал с суннизмом, отстаиваемым Шейбани-ханом и поддерживаемым большинством населения Мавераннахра. Провозглашение шахом Исмаилом шиизма господствующей религией было сделано в духе воинствующем, сопровождалось крайними преследованиями суннитов во владениях шаха, причем проявления фанатизма не щадили даже мертвых, так, были вырыты из могилы кости известного ширазского казия Бейзави, весьма почитаемого в суннитском мире комментатора Корана (ум. в 1286—1292 г.), сожжены и пепел их развеян по ветру.

В 1510 г. Шейбани-хан находился в Гератe. В это время Исмаил I, узнав о неудачах Шейбани-хана в борьбе с хезарейцами, вторгся в Западный Хорасан и стал стремительно продвигаться к Герату. Под рукой у Шейбани-хана не оказалось достаточно сильного войска. Во время военной компании против хезарейцев он потерял большую часть лошадей своей армии[90]. Основная часть войск стояла в Мавераннахре, поэтому он, посоветовавшись со своими эмирами, поспешил укрыться за стенами Мерва. Сефевидские войска захватили Астрабад, Мешхед, а также Серахс. Все узбекские эмиры, находившиеся в Хорасане, в том числе и Джан Вафа, бежали от сефевидов-кизылбашей и прибыли в Мерв. Шейбани-хан отправил вестника к Убайдулла-хану и Мухаммеду Тимуру-султану за помощью. Тем временем шах Исмаил окружил Мерв и целый месяц его осаждал, но овладеть городом он не смог,[91] для того чтобы выманить хана из города, прибег к притворному отступлению.

Согласно источникам, большим влиянием в узбекском обществе пользовалась одна из жен Мухаммед Шейбани-хана, Айша-Султан-хонум, более известная под именем Могул-хонум. В источниках сообщается, что на кенгеше — собрании хана — обсуждался вопрос, выступать или нет из Мерва для сражения отступившими кызылбашскими войсками шаха Исмаила. Узбекские эмиры предлагали подождать два-три дня, пока прибудут вспомогательные силы из Мавераннахра. Но принимавшая частие в военном совете, любимая жена Мухаммед Шейбани-хана — Могул-хонум, заявила хану: «И ты, будучи узбеком, боишься кизылбашей! Если вы боитесь, я сама возьму воинов и пойду за ними. Сейчас подходящий момент, такого момента больше не будет.» После этих слов Могул-хонум все будто бы устыдились, и узбекские войска пошли на бой, кончившийся поражением и смертью Шейбани-хана[92].

В декабре 1510 года Мухаммед Шейбани-хан, не дожидаясь шедшего к нему 30-тысячного подкрепления, поддавшись провокации шаха Исмаила, с пятитысячным войском выступил из города, бросился преследовать шаха и попал в засаду. В сражении у села Махмудабад, при Мерве 2 декабря 1510 года (по другим данным 30 ноября 1510 года[12]), войско Шейбани хана было окружено 17-тысячной армией Исмаила и после ожесточенного сопротивления было разбито. Остатки войска оказались в топком солончаке и погибли под стрелами. Согласно историческим исследованиям в бою пали многие представители узбекской аристократии и сам Шейбани-хан[93][94]. Шах Ирана, Исмаил Первый, жестоко обошёлся с телом Шейбани-хана. Существует легенда, что череп, оправленный в золото, был превращен в кубок.

Обезглавленное тело Шейбани-хана было похоронено в столице его государства в Самарканде. Данный факт был подтверждён при вскрытии гробницы Шейбани хана в Самарканде, произведенном в начале 80-х годов XIX века. Один из скелетов был без черепа, возможно это был Шейбани хан[12][95]. В настоящее время надгробный камень Шейбани-хана хранится в Эрмитаже в Санкт-Петербурге. Его мавзолей был разрушен в 1920-х годах. Надгробия были перенесены в другое место. В середине XX века, дахма была вновь перенесена на площадь Регистан. Все, что осталось от мавзолея Шейбанидов — это мраморная дахма на площади Регистан в Самарканде.

Память[править | править код]

  • в память Шейбани-хана в XVI веке в Самарканде квартал и улица были названы в его честь[96], только при советской власти они были переименованы.
  • узбекский эмир из династии мангыт Шахмурад уделял особое внимание благоустройству медресе Шейбани-хана в Самарканде и восстановил вакфы на ее функционирование как учебного центра.
  • В 1849 году востоковед И. Березин издал сочинение «Шейбаниада».
  • одним из первых творчество Шейбани-хана изучал выдающийся востоковед Заки Валиди Тоган.
  • деятельность Шейбани-хана изучал советский востоковед А.Семенов.
  • Сборник стихов (диван) Шейбани-хана был издан в Турции.
  • Народная поэма о Шейбани-хане была записана со слов узбекского сказителя Пулкан шоира в 1920-х годах.
  • В 1961 и 1989 годах в Узбекистане на узбекском языке было издано произведение М. Салиха «Шайбонийнома».
  • В 1966 году узбекистанская исследовательница Р.Мукминова издала «Вакф-наме» медресе Шейбани-хана.
  • В 1967 году в Узбекистане было издано факсимиле рукописи «Таварих-и гузида-йи нусрат-наме».
  • в 1976 году востоковед Р.Джалилова издала произведение Ибн Рузбихана, посвященное Шейбани-хану.
  • в 1989 году в Узбекистане было переиздано произведение М.Салиха «Шейбани-наме».
  • по литературному и философскому творчеству Шейбани-хана написано несколько докторских диссертаций в Турции.
  • в 1980—1990-е годы творчество Шейбани-хана изучал итальянский ученый A.Бодролигетти.
  • в 1996 году узбекистанские исследователи А. Муминов, Б. Бабаджанов и немецкий востоковед Ю. Пауль издали надгробные надписи Шейбанидов из Самарканда.
  • в 2009 году узбекистанские исследователи И.Бекжан и Д.Сангирова перевели и издали книгу про Шейбани-хана, написанную историком Муҳаммадёром ибн Араб Қатағаном «Мусаххир ал-билод». Ташкент, 2009
  • Мухаммед Шейбани стал персонажем индийского телесериала 2021 года «Империя».
  • Шейбани стал персонажем художественного фильма «Рассвет великой степи» (2022), где его сыграл Нурлан Алимжанов.

Дети Шейбани-хана и его наследники[править | править код]

Дахма Шейбанидов в Самарканде

Шейбани-хан был также женат на тёте Бабура по материнской линии, Мехр-Нигар-ханим[97].

После смерти Шейбанихана у него оставался единственный сын Мухаммед Тимур-султан (умер в 1514 году). Был похоронен в Самарканде рядом с отцом, дядей и бабушкой. Его жена, Мехр-Нигар-ханим, была известной покровительницей науки искусств. У Мухаммад Темур султана был один сын — Пулад-султан. У Пулад-султана был один сын — Кукбури-султан. У него не было потомства[10].

От сестры Бабура, Ханзаде-бегим, у Шейбани-хана был один сын Хуррамшах-султан,[98] однако он погиб некоторое время спустя после смерти отца.

У Шейбани-хана был и третий сын: Суюнч-Мухаммад-султан. У Суюнч-Мухаммад-султана был один сын Мухаммад-Йар-султан. На нём прервался род[10]. Согласно Фазлаллаху ибн Рузбихану, третьего сына Шейбани-хана звали Абу-л-Хайр-султан[99].

Дочь Шейбани-хана Джамал-ханым умерла в 1519 году и была похоронена в Ташкенте в комплексе Шейх Хованд Тахура.

После смерти Шейбани-хана в 1510 году ханом был избран его дядя Суюнчходжа-хан[100]. Весной 1511 года, ханом был избран другой его дядя Кучкунджи-хан (1511—1530). Он был сыном Абулхайир-хана (1428—1468) и дочери Мирза Улугбека (1409—1449), Рабии султан бегим (умерла в 1485 году, похоронена в городе Туркестане).

После смерти Шейбани власть в Хорасане и Мавераннахре перешла в руки Исмаила I и Бабура. Только благодаря дарованиям племянника Шейбани-хана, Убайдуллы-хана, владычество дома Шейбанидов было восстановлено уже в 1512 г. Убайдулла-хан сумел привлечь на свою сторону симпатии населения, ему удалось разгромить сефевидов и сохранить независимость от Ирана. Благодаря этой победе население сохранило суннитскую веру. При правлении Кучкунджи-хана столицей государства Шейбанидов оставался Самарканд.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 В Иране найдены новые сведения о хане Касыме. Дата обращения: 29 июля 2011. Архивировано 3 октября 2013 года.
  2. Shiban Han divani. Edited Y.Karasoy. Ankara, 1998
  3. 1 2 3 4 [1] Архивная копия от 28 сентября 2018 на Wayback MachineНациональная Энциклопедия Узбекистана, буква «Sh», ШАЙБОНИЙХОН, стр.9 на узбекском языке.
  4. Бартольд В. В. Сочинения. т.2. часть 1. Москва, 1963,с.163
  5. ЭСБЕ/Шейбани — Викитека. Дата обращения: 5 февраля 2016. Архивировано 1 декабря 2020 года.
  6. 1 2 Шейбани // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  7. 1 2 Allworth E., The modern Uzbeks. from the fourteenth century to the present. Stanford: Hoover institution press, 1990. p. 47
  8. 1 2 Материалы по истории казахских ханств XV—XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата: Наука. 1969. С. 390
  9. Р. Г. Мукминова, К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент: Наука. 1966. С. 227
  10. 1 2 3 Хафиз-и Таныш Бухари. Шараф-наме-йи шахи (Книга шахской славы). Пер. М. А. Салахетдиновой. Москва: Наука. 1983,с.79
  11. Материалы по истории казахских ханств XV—XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата: Наука. 1969. С. 54
  12. 1 2 3 4 Шейбани (Шах-Бахт Мухаммед) // Биографический словарь. — 2000.
  13. 1 2 3 4 КАМАЛ-АД-ДИН АЛИ БИНАИ->ШАЙБАНИ-НАМЕ->ТЕКСТ. Дата обращения: 1 сентября 2011. Архивировано 30 апреля 2012 года.
  14. Материалы по истории казахских ханств XV—XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата: Наука. 1969. С. 97
  15. Материалы по истории казахских ханств XV—XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата, 1969. С. 35
  16. История Казахстана в персидских источниках. Т.5. Алматы: Дайк-Пресс, 2007. С. 376
  17. Б. В. Норик, Роль шибанидских правителей в литературной жизни Мавераннахра XVI в. // Рахмат-намэ. Спб, 2008. С. 230
  18. Маликов А.М., Торланбаева К.У. Некоторые особенности культурной идентичности Шейбани-хана и монументальное строительство в Самарканде в начале XVI века // Золотоордынское обозрение. Т. 10. № 2, 2022, с.397
  19. Почекаев Р. Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золотой Орды. — СПб.: Евразия, 2010. — 408 с. — ISBN 978-5-91852-010-9.
  20. 1 2 Султанов Т. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М., 2006
  21. В. В. Трепавлов. История Ногайской Орды. М.: «Восточная литература», РАН
  22. Галым АГЕЛЕУОВ. История образования Казахского ханства. Керей и Жаныбек. Дата обращения: 10 июля 2013. Архивировано 24 ноября 2010 года.
  23. 1 2 Вяткин М., Очерки по истории Казахской ССР. Т. 1. Оренбург, 1941. С. 83
  24. Б. А. Ахмедов. Государство кочевых узбеков. Москва. «Наука», 1965
  25. С. К. Ибрагимов, Некоторые данные к истории казахов XV—XVI вв. // Известия АН Казахской ССР. Серия истории, археологии и этнографии. № 3. Алма-ата. 1956, c.111.
  26. Вяткин М., Очерки по истории Казахской ССР. т.1. Оренбург, 1941, с.84
  27. Лебедева Т. И., О неисследованных погребениях Гури Амир //Археология, история и культура Средней Азии. Ташкент, 2002, с.68
  28. Материалы по истории казахских ханств. Алма-ата, 1969, с.170-171
  29. Бартольд В. Сочинения. т.2. часть 2. М., 1964, с.220-221
  30. Бабур "Бабур-наме". Баку, 2011, с.24,139
  31. 1 2 Хафиз-и Таныш Бухари. Шараф -наме-йи шахи (Книга шахской славы). Наука. 1983
  32. Mukminova R.G., The Shaybanids in History of civilizations of Central Asia. Volume V. Editors Chahryar Adle and Irfan Habib. Co-editor Karl M. Baypakov, UNESCO publishers, 2003,p.35
  33. Абдуррахман-и Тали'. История Абулфейз-хана. Перевод с таджикского А. А. Семенова, Ташкент. Изд. АН УзССР. 1959
  34. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-ата: Рауан, 1992, с.263
  35. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-ата: Рауан, 1992, .264
  36. Бартольд В. Сочинения. т.2. часть 2. М., 1964, с.237
  37. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). Перевод Р. П. Джалиловой, М., Восточная литература. 1976,с.16
  38. История Казахстана в персидских источниках. Т.5. Алматы: Дайк-Пресс, 2007, с.170
  39. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-ата: Рауан, 1992, с.266-267
  40. Кляшторный С. Г., Султанов Т. С., Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-ата: Рауан, 1992, с.270
  41. Давидович Е. А. Денежная реформа 913/1507—914/1509 гг. Мухаммад-Шейбани-Хана (опыт комплексного источниковедения)// «Восточное историческое источниковедение и специальные исторические дисциплины», М., 1989
  42. А. А. СЕМЕНОВ К ВОПРОСУ О ПРОИСХОЖДЕНИИ И СОСТАВЕ УЗБЕКОВ ШЕЙБАНИ-ХАНА // МАТЕРИАЛЫ ПО ИСТОРИИ ТАДЖИКОВ И УЗБЕКОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ ВЫПУСК I С., 1954, с.70
  43. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара («Записки бухарского гостя»). Перевод Р. П. Джалиловой. М.: Наука, 1976, с.78-79
  44. Китайские документы и материалы по истории Восточного Туркестана, Средней Азии и Казахстана XIV—XIX вв. Алматы, 1994,с.52
  45. Peter B. Golden, 2011, с. 107.
  46. Национальная библиотека Республики Казахстан :: Новости (недоступная ссылка). Дата обращения: 22 ноября 2011. Архивировано 9 марта 2014 года.
  47. Абусеитова М. Х. Казахское ханство во второй половине XVI века / Академия наук Казахской ССР. Институт Истории, Археологии и Этнографии им. Ч. Ч. Валиханова. — Алма-Ата: Наука, 1985. — 104 с.
  48. Утемиш-Хаджи ибн Маулана Мухаммад Дости. Чингиз-наме. — Алма-Ата: Гылым, 1992. — С. 38а.
  49. Юдин В. П. Орды: Белая, Синяя, Серая... // Чингиз-наме. — Алма-Ата: Гылым, 1992. — С. 35.
  50. Михман-наме-йи Бухара (Записки Бухарского гостя) / Пер., предисл. и примечания Р. П. Джалиловой. — М., 1976. — С. 100—101.
  51. Касым хан (годы правления 1511—1518). Дата обращения: 29 июля 2011. Архивировано 7 марта 2016 года.
  52. Абусеитова М. Х. Казахское ханство во второй половине XVI века. — Алма-Ата: Наука, 1985. — С. 43. — 104 с.
  53. Казахстанские историки впервые обнаружили новые факты о жизни Касым хана в зарубежных источниках (недоступная ссылка). Дата обращения: 3 января 2014. Архивировано 3 января 2014 года.
  54. Туркменистан и туркмены в конце XV — первой половине XVI в. По данным «Алам ара-и Сефеви». Ашхабад. Ылым. 1981, с.118-122
  55. Туркменистан и туркмены в конце XV — первой половине XVI в. По данным «Алам ара-и Сефеви». Ашхабад. Ылым. 1981, с.117-122
  56. Мукминова Р. Г.К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966, с.20-21
  57. Самария. Т., 2009, с.185
  58. Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966,с.42
  59. Е. А. Давидович. ИСТОРИЯ ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ СРЕДНЕЙ АЗИИ (медные монеты XV—первой четверти XVI в.в Мавераннахре). МОСКВА ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» ГЛАВНАЯ РЕДАКЦИЯ ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1983
  60. Mavzu16. Дата обращения: 15 июня 2011. Архивировано 29 июня 2012 года.
  61. Allworth E., The modern Uzbeks. from the fourteenth century to the present. Stanford: Hoover institution press,1990,p.51
  62. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). Перевод Р. П. Джалиловой. М., Восточная литература. 1976, с.34
  63. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). М. Восточная литература. 1976, с.66-68
  64. Ахмедов Б. Узбек улуси. Т., 1992,с.144-145.
  65. Искусство зодчих Узбекистана, 1961, p. 184.
  66. Mukminova R.G., The Shaybanids in History of civilizations of Central Asia. Volume V. Editors Chahryar Adle and Irfan Habib. Co-editor Karl M. Baypakov, UNESCO publishers, 2003,p.38
  67. Тревер К. В., Якубовский А. Ю., Воронец М. Э.: История народов Узбекистана, том 2. — Ташкент: АН УзССР, 1947. Стр.64
  68. 1 2 Ахмедов Б. Узбек улуси. Т., 1992,с.144.
  69. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). — М.: Восточная литература, 1976. — С. 117—118.
  70. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Записки бухарского гостя. Гл. 38-59 (недоступная ссылка)
  71. Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966
  72. Медресе Мухаммед Шейбани-хана. Дата обращения: 24 ноября 2018. Архивировано 11 июня 2020 года.
  73. Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966, с.23
  74. 1 2 Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). М. Восточная литература. 1976, с.3
  75. К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966
  76. Кадырбаев А. Ш., Ученые на троне" (повествование о тимуридах и чингизидах — государственных мужах и ученых в одном лице // Иран-намэ, № 2(6), Алматы, 2008, c.79
  77. Allworth E., The modern Uzbeks. from the fourteenth century to the present. Stanford: Hoover institution press,1990,p.53-54
  78. Салих Мухаммед. Из поэмы «Шейбани-наме». Дата обращения: 18 июля 2011. Архивировано 9 ноября 2016 года.
  79. Allworth E., The modern Uzbeks. from the fourteenth century to the present. Stanford: Hoover institution press,1990,p.52
  80. A.J.E.Bodrogligeti, «MuÌammad Shaybænî’s Bahru’l-huda : An Early Sixteenth Century Didactic Qasida in Chagatay», Ural-Altaische Jahrbücher, vol.54 (1982), p. 1 and n.4
  81. Bodrogligeti A. J. E. Muhammed Shaybânî’s «Bahru’l- Hudâ»: An Early Sixteenth Century Didactic Qasida in Chagatay // Ural-Altaische Jahrbücher. 1982. Vol. 54. P.2
  82. Bodrogligeti A. J. E. Muḥammad Shaybānī Khan’s Apology to the Muslim Clergy // Archivum Ottomanicum. 1994a. Vol. 13. (1993/1994), р.98
  83. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки бухарского гостя). — М., Восточная литература, 1976. — С. 17.
  84. Бартольд В. Сочинения т.2.ч.2. М.,1964,с.237
  85. Karasoy, Yakup, ed. Siban Han Dîvâni (inceleme-Metin-Dizin Tipkibasim). Ankara: Türk Dil Kurumu 1998. p.148
  86. Маликов А.М., Торланбаева К.У. Некоторые особенности культурной идентичности Шейбани-хана и монументальное строительство в Самарканде в начале XVI века // Золотоордынское обозрение. Т. 10, № 2, 2022, с.398
  87. История Востока. — Восточная Литература, 2000. — Т. III. — С. 100.

    Основанное Исмаилом I Сефевидом (1502—1524) государство чаще всего и называлось доулет-е кызылбаш, то есть Кызылбашское государство.

  88. Н.В.Пигулевская. История Ирана с древнейших времён до конца 18 в.. — Л., 1958. — С. 255.
  89. Roger Savory. Iran Under the Safavids. — С. 34.
  90. Материалы по истории туркмен и Туркмении. — Т. 2. — М.; Л., 1938. — С. 44
  91. УКРАШАЮЩАЯ МИР ИСТОРИЯ СЕФЕВИДОВ->ТЕКСТ. Дата обращения: 14 сентября 2011. Архивировано 12 октября 2011 года.
  92. Туркменистан и туркмены в конце XV — первой половине XVI в. По данным «Алам ара-и Сефеви». Ашхабад. Ылым. 1981, с.101-103
  93. Mukminova R. G. The Shaybanids in History of civilizations of Central Asia. Volume V. / Editors Chahryar Adle and Irfan Habib. Co-editor Karl M. Baypakov. — UNESCO publishers, 2003. — P. 36.
  94. The Cambridge history of Inner Asia. / Edited by Nicola di Cosmo, Allen J. Frank and Peter B. Golden. — Cambridge university press, 2009. — P. 292.
  95. [ср. Н. Веселовский «Подробности смерти узбекского хана Мухаммеда Шейбани», Москва, 1897, из III тома VIII Археологического съезда в Москве]
  96. Нива, 1891, № 18, с. 397,412
  97. Allworth Edward, The modern Uzbeks from the fourteenth century to the present: a cultural history, Hoover Press, 1990,p.56
  98. Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966, с.15-16
  99. Султанов Т. И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. М., 2006
  100. Бартольд В. В., Сочинения. т.2. часть 2. Москва, 1964, с.128

Литература[править | править код]

  • Шейбани // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Ахмедов Б., Государство кочевых узбеков. М., 1965.
  • Ахмедов Б. А. Историко-географическая литература Средней Азии XVI—XVIII вв. (письменные памятники). Т., 1985.
  • Давидович Е. А. История денежного обращения средневековой Средней Азии (медные монеты Мавераннахра XV — первой четверти XVI в.). — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1983. — 360 с. — 3000 экз.
  • Давидович Е. А. Корпус золотых и серебряных монет Шейбанидов. XVI век. — М.: Наука. Главная редакция восточной литературы, 1992. — 504 с. — 3000 экз. — ISBN 5-02-017171-9.
  • Давидович Е. А.Жиравов А. Е.Клещинов В. Н. Серебряные монеты Мухаммед-Шейбани-хана. 907—916 гг.х. (1501—1510 гг.). — М.: Ленанд, 2006. — 108 с. — ISBN 978-5-9710-0087-7, ISBN 5-9710-0087-X.
  • Маликов А.М., Торланбаева К.У. Некоторые особенности культурной идентичности Шейбани-хана и монументальное строительство в Самарканде в начале XVI века // Золотоордынское обозрение. 2022. Т. 10, № 2. С. 391–413.
  • Мукминова Р. Г., К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в. По материалам «Вакф-наме». Ташкент. Наука. 1966
  • Норик Б.В. Роль шибанидских правителй в литературной жизни Мавераннахра XVI в. // Рахмат-наме: Сб. статей к 70-летию Р. Р. Рахимова. СПб.: МАЭ РАН, 2008. С. 226–267.
  • Семенов А. А. К вопросу о происхождении и составе узбеков Шейбани-хана // Труды академии наук Таджикской ССР. Том XII. 1953. — C.3-37
  • Семёнов A. A. Шейбани-хан и завоевание им империи Тимуридов //Материалы по истории таджиков и узбеков Средней Азии. Труды АН Тад ССР, XII, вып. I.- Сталинабад, 1954.
  • Султанов Т. И. Чингиз-хан и Чингизиды. Судьба и власть. — М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. — 446 с. — (Историческая библиотека). — 5000 экз. — ISBN 5-17-0358040.
  • ERASLAN Kemal (1991), Şibânî Han’ın ʹBahru’l-Hüdâʹ Adlı Eseri. Türk Kültürü Araştırmaları Muharrem Ergin’e Armağan, Yıl: XXVIII/1-2, s.103-177
  • KARASOY, Yakup (1998), Şiban Han Dîvânı (İnceleme-Metin-Dizin-Tıpkıbasım), Ankara: Türk Dil Kurumu Yayınları
  • McChesney, R.D. Shibani Khan in Encyclopedia of Islam, vol. 9, Leiden, 1997, pp. 426–428.
  • Таварих-и гузида Нусрат-наме. Исследование, критический текст А. М. Акрамова. Т., 1967
  • Peter B. Golden. Central Asia in World History : [англ.]. — Oxford : Oxford University Press, 2011. — 193 p.