Найманы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Найманы
Тип историческая группа племён
Этноиерархия
Раса монголоидная раса
Группа народов монголы, тюрки
Подгруппа цзубу[1][2]
Общие данные
Религия тенгрианство, несторианство, ислам, буддизм
Родственны монголы, тюрки, кереиты, джалаиры, меркиты, унгираты и др. монголоязычные или тюркоязычные народы
Историческое расселение
западная Монголия, северо-западный Китай
(X—XIII вв.)
Государственность
Найманское ханство

Найма́ны (от монг. найман — «восемь») — средневековый кочевой центральноазиатский народ. Языковая и этническая принадлежность найманов является дискуссионным вопросом.

Найманы участвовали в этногенезе казахов (племя найман Среднего жуза), монголов (племя найман, составляющее Найманьский аймак во Внутренней Монголии), каракалпаков (подразделение найман племени конграт), узбеков, киргизов (племя найман и род найман племени багыш), алтайцев (племя майман), ногайцев (подразделение Найманская хоругвь в войске Великого княжества Литовского; ойконим Найман и Кара-Найман в Буджаке; род найман акногайцев и кундровских татар, племя найман караногайцев), бурят и хазарейцев.

В составе казахского народа найманов около 940 000 человек[3].

Происхождение и язык[править | править код]

По поводу происхождения найманов есть две основные версии. Одна из версий — это происхождение от тюркоязычного племенного объединения «сегиз-огуз». Этноним «сегиз-огуз» («сегиз» — «восемь» в тюркских языках, «огуз» — в значении «род, племя», то есть восьмиплеменый народ или «найман» по-монгольски) упоминается в рунических памятниках эпохи Уйгурского каганата. В 747 году впервые проявилось имя «сегиз-огузов» и «тогуз-татар», которые подняли мятеж, не признавая каганскую власть Моян-чура (то есть принца или князя Мояна) из династии яглакар Уйгурского каганата.

"…Тогда «часть народа — „сегиз-огузов“ и „тогуз-татар“, от него отложились, объявив своим каганом старшего сына Тай Бильге-тутука…» Грумм-Гржимайло Г. Е. «Западная Монголия и Урянхайский край»

Данные рунического памятника указывают на группу племен, проживающих на тех же территориях, что и найманы позднее. Из географического описания мест, занимаемых найманами (современная Западная Монголия, Монгольский Алтай, Восточный Казахстан, Алтай), понятно, что они занимают земли, традиционно являвшиеся ядром более ранних государственных образований, таких как телэ/тегрег (тюрк. «тележники», «народ кибиток»), Тюркский каганат, Восточно-тюркский каганат, Уйгурский каганат, Кыргызский каганат. При этом с 907 года по 1125 годы в данном регионе господствовали монгольские племена киданей, которые создали государство Ляо, протянувшееся от Японского моря до Восточного Туркестана. Кара-кидани в свою очередь создали государство Западное Ляо на территории Средней и Центральной Азии, просуществовавшее с 1130 по 1212 годы. Таким образом, этническое становление найманов напрямую связано с ранее существовавшими тюркскими и монгольскими государственными образованиями[4].

Лингвисты отмечают, что больше всего тюркских элементов наблюдается в составе личных имен у найманов, которые, кстати, испытали и большее влияние древнетюркской культуры, особенно через религию, — некоторые историки относят их к тюркским племенам. В «Сокровенном сказании монголов» зафиксированы, такие личные имена найманов и кереитов, как Алтун-Ашук (из др.-тюрк. алтун ашук 'золотая лодыжка' или алтун ашук 'золотой шлем'), Кучулук-хан (из др.-тюрк. кюч-люг 'сильный, могущественный'), Йеди-Тублук (из др.-тюрк. йеди туглук 'семизнаменный'), Инанча-Бильгекан (из др.-тюрк. Ынанчу билге кан, ср. древнетюркские личные имена Билге-Каган, Кюл билге хан, Ынанчу билге, Ынанчу чур и др.[5]

Согласно второй версии, найманы монголоязычный народ. Л. Н. Гумилёв предполагает, что найманы произошли от монголоязычных каракитаев (кара-киданей), которые, перейдя в Западную Монголию, после падения империи Ляо образовали союз родов или племен найман:

Восьмиплеменным народом были кидани, а слово «найма» значит по-монгольски «восемь». От найманского языка сохранились только имена собственные и «культурные слова». И те и другие чаще всего бывают заимствованными у соседей. Зато мы знаем, что при столкновении с кераитами и монголами найманы великолепно с ними объяснялись, что говорит об их монголоязычии. А откуда могли монголоязычные кочевники попасть на Алтай во второй половине XII в.? Только вместе с киданями, а скорее как часть киданей, соратников Елюя Даши[6].

О тесных этногенетических и этнополитических связях найманов с киданями и тюркскими племенами алтайского региона пишет в своей работе Т. А. Акеров[4]. При этом известно, что киданьская империя Ляо неоднократно вступала в конфронтацию с племенами из группы цзубу, в состав которой входили найманы, кереиты, меркиты[1][2], джалаиры и татары[1][7]. Цзубу упоминаются в «Ляо ши», в официальной истории киданськой династии Ляо. По мнению Г. О. Авляева, цзубу в XII веке являлись монголоязычным племенным объединением[2]. Согласно Л. Н. Гумилёву и С. К. Хойту, цзубу являлись одной из трёх ветвей монголоязычных шивэй, наряду с самими киданями и одноимённой дальневосточной ветвью шивэй[1][8].

Л. Н. Гумилёв приводит тот факт, что найманы при столкновении великолепно изъяснялись с монголами и кереитами. Однако лингвист М. З. Закиев считает, что данный факт лишь подтверждает наличие международного языка, которым в одинаковой степени владели все кочевники Центральной Азии. Известно, что так же великолепно монголы объяснялись и с кипчаками, когда понадобилось расстроить их союз с аланами, и с огузами, и с уйгурами, выполнявшими в их империи канцелярские функции, что также отмечено Рашид ад-Дином[9]. Со времен Тюркского каганата и до распада Кыргызского каганата языком межплеменного общения продолжал оставаться тюркский орхоно-енисейский язык, единый литературный язык (наддиалектный койне) того времени[10][11]. Именно наличие такого, понятного для всех языка (тюркского), придавало значение обращениям ко всем кочующим поблизости племенам, высеченным на памятниках Второго Тюркского, Уйгурского и Кыргызского каганатов[12]. Однако после ухода енисейских кыргызов с территории Монголии, затем и с усилением киданей, а позже и монголов под предводительством Чингисхана в регионе все большее значение стал приобретать монгольский язык. При этом известные имена собственные и титулы найманов были тюркскими. Наряду с этим ряд исследователей отмечает, что имена и титулы довольно легко переходят из одного языка в другой[13]. Согласно В. В. Бартольду, монгольские личные имена все-таки встречаются у найманов[14] (например, Хори Субэчи[15][16]; в монгольском языке имя найманского полководца Кучлука можно восстановить от слова хючулуг «сильный»[17]), наличие же тюркских титулов он объясняет культурным влиянием уйгуров[14]. Согласно Л. Н. Гумилёву, используя тюркские титулы, найманы сохранили монгольскую речь[18].

Первые достоверные сведения о найманах — у Рашид ад-Дина (XIII в.), который описывает их так:

«Эти племена [найманов] были кочевыми, некоторые обитали в сильно гористых местах, а некоторые — в равнинах. Места, на которых они сидели, как упомянуто [?], таковы: Большой [Екэ] Алтай, Каракорум, где Угедей-каан, в тамошней равнине, построил величественный дворец, горы: Элуй-Сирас и Кок-Ирдыш [Синий Иртыш]…горы, лежащие между той рекой и областью киргизов и соприкасающиеся с пределами той страны, до местностей земель Могулистана, до области, в которой живал Он-хан, — по этой причине у найманов с Он-ханом постоянно была распря и вражда, — до области киргизов и до границ пустынь, соприкасающихся со страной уйгуров. Эти племена найманов и их государи были уважаемыми и сильными; они имели большое и хорошее войско; их обычаи и привычки были подобны монгольским»[9].

Далее, описывая найманов, Рашид ад-Дин пишет:

«Из племен, близких к найманам и юрты коих соприкасались с ними, было племя тикин. У него был государем Кадыр-Буюрук; Так как монголы не знают этого имени, они говорят Каджир-хан. Царство этого Кадыр-Буюрук-хана и его предков было больше, чем государство Он-хана, Таян-хана и других царей кераитов и найманов, и они были славнее и почтеннее их. По прошествии некоторого времени упомянутые государи стали сильнее, чем они. Чингиз-хан присоединил то племя тикин к племени онгут, и они [с тех пор] совместно кочевали. Он брал для своего рода девушек племени тикин и давал [их] также эмирам [племени] онгут. Их девушки и найманские известны красотою и грацией.»

Трудно не узнать в близком найманам племени «тикин», описанном вместе с найманами, древнетюркское «тегин», держава предков которых «была больше, славнее и почтеннее». Рашид ад-Дин в этом тексте указывает на единственное племя, близкое с найманами по языку и крови. Поскольку в своем труде Рашид ад-Дин распределяет племена по степени родства и близости, племя «тикин» упоминается вместе с найманами. Однако, согласно Э. Дж. Пуллиблэнку, титул тегин происходит из хуннского титула ту-ци (по переводу «Хань шу» — ‘мудрый’ или ‘достойный’). По его мнению, до тюрков титул тегин был распространен у эфталитов и древних монголов тоба[19]. Согласно Аюудайн Очиру, слово тегин является общим термином для алтайских языков и происходит из древнеалтайского языка. В монгольском языке титул известен в форме «жигин»[13].

Также упоминается, что обычаи и привычки найманов подобны монгольским, что естественно при схожем кочевом быте и религии, но ничего не говорит об их языке или о том, что найманы — монгольское племя. Хотя в отношении других племен (мангутов, барласов, тайджиутов), Рашид ад-Дин конкретен — прямо называя их монголами и рассказывая об их происхождении от Бодончара и Алан-Гоа, например, в отношении кереитов: «род монголов; их обиталище есть [по рекам] Онону и Кэрулэну, земля монголов»[9]. При этом найманы наряду с кереитами, онгутами, тангутами названы в числе племен, «которые не столь давно получили имя монголов»[20].

Согласно Аюудайн Очиру, найманы, объединившие в себе несколько племен, за период своего существования не могли состоять исключительно из представителей одного этноса. Он добавляет, что найманы, в состав которых входили монгольские и тюркские компоненты, по происхождению представляли смешанный этнос. Однако он считает, что в XIII веке найманы разговаривали на монгольском языке[13]. В число сторонников монгольской теории происхождения найманов входят Л. Н. Гумилёв[18], В. В. Бартольд[21], Ч. Ч. Валиханов[22], Л. А. Хетагуров, А. А. Семенов, С. П. Толстов[23], А. П. Окладников, С. П. Дылыков, И. С. Казакевич, Ш. Бира, Ш. Нацагдорж, Х. Пэрлээ[24], Барбара А. Уэст[25]. Ряд исследователей называет их монголизированными тюрками[26]. Т. А. Акеров считает, что найманы как этнос имели тумато-канглийское происхождение[4].

Гаплогруппа[править | править код]

Наиболее часто у найманов Казахстана встречаются две гаплогруппы: O2a2b1-М134[27] (42 %) и С2-М217 (37 %). На уровне кланов гаплогруппа O2a2b1-М134 больше характерна для клана толегетай (70 %), тогда как гаплогруппа C2b1a2-М48 чаще встречается у клана сарыжомарт (61 %)[28].

Генетически найманам Казахстана из азиатских народов наиболее близки узумчины, проживающие во Внутренней Монголии и на востоке Монголии[29].

Судя по гаплогруппе O, прямой предок найманов по мужской линии происходит родом из Восточной Азии[30]. Согласно Ж. М. Сабитову, С3-старкластер (ныне обозначается как C2*-M217) связан с огромным массивом монгольских племен XIII в., распространивших эту гаплогруппу по территории Монгольской империи[31].

Этимология этнонима[править | править код]

«Найман» в переводе с языков монгольской группы обозначает числительное «восемь», что указывает на монголоязычный компонент в этническом составе средневековых найманов.

По Аристову, название «найманы» происходит от названия р. Найма, притока Катуни, где по его мнению было их первоначальное местообитание.

Согласно другой точке зрения, «найман» — это конгломерат крупных огузских племен «сегиз-огуз» («сегиз» — «восемь» в тюркских языках, «огуз» — в значении «род, племя», то есть восьмиплеменый народ или «найман» по-монгольски), упоминавшийся с VIII в., а своё прозвище «найман» получивший от монголоязычных соседей.

История[править | править код]

Монгольские государства в 14-17 вв. Монгольский каганат, Ойратское ханство и Могулистан. Найманы в Южной Монголии
Монгольские племена в Южной Монголии: оннюты (Onhiot), хорчины (Khorchin). Найманы на юге от реки Шара-Мурэн (Sira Muran). 1747 г.

После того, как в Центральной Азии Уйгурский каганат пал под ударами кыргызов в 840 году, происходит возвышение Кыргызского каганата и начинается процесс складывания конфедерации кочевников Центральной Азии, известных в китайских источниках под собирательным названием «цзубу» — кочевники. Северными цзубу называли кереитов, а западными — вероятно найманов. В конце IX — начале X века цзубу вступили в конфронтацию с киданьской империей Ляо, центр которой находился в Северном Китае. Ожесточенные столкновения в 984 году привели к поражению цзубу. В 1069 году цзубу нанесли поражение войскам Ляо, однако в конце XI в. степное государство вновь ослабело. Очередная война была развязана в 1092 году, и в итоге и северные, и западные цзубу признали сюзеренитет империи Ляо. Из географического положения мест, занятых найманами и их соседями кереитами, можно провести параллель между упоминавшимися в рунических памятниках «сегиз-огузами» и «тогуз-татарами», затем «западными» и «северными цзубу», а позднее «найманами» и «кереитами». Согласно Л. Н. Гумилёву и С. К. Хойту, цзубу являлись одной из трёх ветвей монголоязычных шивэй, наряду с самими киданями и одноимённой дальневосточной ветвью шивэй[1][8]. По мнению Г. О. Авляева, цзубу в XII веке являлись монголоязычным племенным объединением[2].

После падения государства Ляо в 1125 году найманы основали собственное государство. В 1143 году их правителем стал Инанч-Бильге-Буку хан[32]. Государство найманов занимало земли к западу от кереитов (кит. «западные цзубу»), на Алтае, в Западной Монголии и Восточном Казахстане. С самого начала своего существования оно заняло враждебную к кереитам позицию, оспаривая у них гегемонию над кочевниками Центральной Азии. Несколько раз Инанч-хану удавалось посадить на престол в кереитском государстве своих ставленников, однако после его смерти в конце XII — начале XIII века само найманское ханство распалось на две части, которые возглавили два сына Инанча — Таян-хан и Буюрук-хан. Раскол ослабил найманов, и в 1201 году оба владения потерпели поражение от кереитско-монгольского союза. Кереиты, помогавшие монголам, в 1203 году были также разгромлены и включены в состав нового ханства монголов Чингисхана. В 1204 году монголы разгромили Таян-хана, а в 1206 (согласно «Сокровенному сказанию» и «Алтан Тобчи» — в 1202) — Буюрук-хана. Найманы вместе со своим ханом Кучлуком, сыном Таяна, ушли с Хангая на Алтай, где соединились с остатками меркитов и кереитов, ранее разгромленных монголами. После поражения найманов на Бухтарме Кучулук был вынужден с остатками своего улуса окончательно оставить территорию Алтая и бежать в Семиречье. Значительное число найманов и кереитов осталось в Восточном Казахстане и подчинилось монголам. Кучлук, собрав остатки найманских войск, укрылся в государстве кара-киданей и женился на дочери их правителя-гурхана. Здесь найманы заняли господствующее положение, однако вскоре их настигли войска монголов, после нескольких поражений хан Кучлук был схвачен и казнен.

В XII—XIII вв. конфедерация найманов наряду с кереитами и меркитами представляла собой крупное центральноазиатское государственное объединение. Найманы были одним из самых сильных кочевых племен Центральной Азии. Их территория, по Аристову, простиралась от pек Тамира и Орхона до Иртыша. Мирные отношения сменялись периодами вражды с наиболее сильными и могущественными племенами, как объединенными в государство кереитами. У найманов действовало обычное право, имело распространение делопроизводство. Документы скреплялись печатью. Должности у элитарной части общества передавались по наследству. Считались наиболее культурными из всех кочевых племен Центральной Азии. Пользовались староуйгурским письмом, на основе которого появилось старомонгольское письмо.

Найманы, покорённые монголами, стали частью населения, главным образом, Улуг Улуса (Золотой Орды). После её распада вошли в состав разных государств и, соответственно, разных народов. Многие найманы вошли в состав Чагатайского улуса, где они продолжали крепко сохранять своё племенное и родовое устройство[9]. Группы найманов были отмечены источниками в Мавераннахре уже в XIV веке. Некоторые служили в войске Тамерлана. В числе эмиров Амир Тимура были найманы: Тимур ходжа, Еркебулан, сын Аубакира, Латифаллах, Ак-Буга, Али Тутак и Саадат[33]. В период походов Тимура часть найманов Улуг Улуса вместе с аргынами, занимала территорию от р. Ишим на юго-западе до Каратала и на запад до р. Нуры (Аристов).

Найманы в составе Монгольского государства[править | править код]

После падения найманского ханства, большинство населения перешло под власть Великого Монгольского государства и в последующие исторические периоды управлялось потомками великих ханов. С конца XIV в. найманы вошли в состав чахаров. В конце XV в. они стали подданными старшего сына Батумунху Даян-хана Тур Болда и его преемников, которые в начале XVII в. попали под власть Цинского государства.

В 1636 г. найманы были выделены в один хошун, входивший в состав Дзу-Удинского сейма, и расселены в южной части слияния рек Янцзы (Шар мурэн) и Ляохэ (Лууха), где проживают и по сей день. Часть из них, вошедшая в состав халхов, расселилась в восточной и центральной частях Монголии и образовала род найман — большой (их) и малый (бага) найман[13]. Найманы Внутренней Монголии ныне проживают в хошуне Найман-Ци, который входит в состав округа Тунляо. Ранее хошун входил в состав провинции Жэхэ.

Ханы[править | править код]

  • Инанч-хан (Инанч-бука); ок. 1143 — 1190), он же Эният-хан, Иоанн-хан по Гумилёву;
  • Таян-хан (Бай-бука или Тайбука), сын Инанч-хана; ок. 1190 — 1204;
  • Буюрук-хан, брат Таян-хана; сопр. ок. 1190 — 1202 или 1206;
  • Кучлук, сын Таян-хана; 1204 — 1211, уб. 1218;
  • 1211 — завоевание монголов[34].

Современные носители этнонима[править | править код]

Монгольские найманы[править | править код]

Отдельные роды найманов встречаются по всей территории Центральной Азии, в том числе и среди монгольских аймаков в Монголии, а также в Автономном районе Внутренняя Монголия в КНР. Во Внутренней Монголии по старому территориальному делению существовал сейм, включавший в себя помимо бааринов, хорчинов и других монгольских хошунов, хошун найманов — Найман-Ци, где живут потомки средневековых найманов, составляющие одну из народностей южных монголов и говорящие на найманском диалекте монгольского языка. Среди найманов Внутренней Монголии отмечены роды найман и даруу найман[35][36]. Найманы отмечены в составе оннигутов и чахаров[13]. Численность найманов в Китае и Монголии неизвестна.

Представители родов найман и их найман проживают в сомонах Хангай и Ихтамир Архангайского аймака; сомонах Заг и Галуут Баянхонгорского аймака; сомонах Баянхутаг, Биндэр, Мурэн, Батширээт, Хэрлэн[37], Умнедэлгэр Хэнтэйского аймака Монголии[13]. Кроме этого в Монголии в составе халха-монголов[13] проживают потомки рода найман бидэгун[38][39]. Род бидэгун (бэдэгун, бидуун) отмечен на территории сомонов Баянбулаг и Бууцагаан Баянхонгорского аймака[37]. Помимо Халхи, они группами проживают в местах расселения харчинов и монголжин Внутренней Монголии. Род бидэгун также был отмечен в составе правого крыла ордосского тумэна[13].

В Монголии проживают носители следующих родовых фамилий:

  • Найман — в Улан-Баторе и практически во всех аймаках Монголии за исключением аймаков Дундговь и Сухэ-Батор[40];
  • Бага Найман — в Улан-Баторе и аймаке Хэнтий[41];
  • Баруун Найман — в Улан-Баторе[42];
  • Гөөгөө Найм — в Улан-Баторе и аймаке Баянхонгор[43];
  • Их Найм — в аймаках: Хэнтий и Дорнод[44];
  • Их Найман — в Улан-Баторе и аймаках: Орхон, Туве, Хэнтий и др.[45];
  • Найм — в Улан-Баторе и аймаках: Дорнод, Дархан-Уул, Булган и др.[46];
  • Наймаа — в Улан-Баторе и аймаках: Уверхангай, Дорнод и др.[47];
  • Наймаан — в Улан-Баторе, в Ховде и других аймаках[48];
  • Наймад — в Улан-Баторе[49];
  • Найман Тайж — в Улан-Баторе и аймаке Сэлэнгэ[50];
  • Найманууд — в Улан-Баторе[51];
  • Наймангууд — в Улан-Баторе и аймаке Дорнод[52];
  • Наймнууд — в аймаке Баянхонгор[53];
  • Наймынхан — в Улан-Баторе и аймаках: Ховд, Хувсгел, Уверхангай и др.[54];
  • Бидгүн — в Улан-Баторе аймаках: Архангай, Дархан-Уул и др.[55];
  • Бидгүүн — в Улан-Баторе аймаках: Баянхонгор, Сэлэнгэ и др.[56];
  • Бидэгүн — в Улан-Баторе и аймаках: Баянхонгор, Сухэ-Батор, Туве, Архангай[57];
  • Бидэгүүн — в Улан-Баторе и аймаках: Баянхонгор, Дархан-Уул, Говь-Сумбэр, Архангай, Сэлэнгэ, Дундговь[58];
  • Бэдгүүн — в аймаке Сэлэнгэ[59];
  • Бэдэгүн — в аймаках: Баянхонгор, Архангай, Уверхангай[60];
  • Бэдэгүүн — в Улан-Баторе[61].

Бурятские найманы[править | править код]

Бурятские найманы живут среди цонголов (найман[62], ухин наймантан[63][64], наймантан[65]), западных бурят (род наймангут в составе аларских бурят[66], род наймадай в составе балаганских бурят[67]), хонгодоров (род наймангууд в составе дарлекин-хонгодоров)[68]. В состав ононских хамниган входит род найман (наймангууд, наймантан); в частности найманы отмечены в составе хамниганского рода урянхай-тугчин[69]. Цонгольский род ухин наймантан[63] (үхён наймантан)[70][71] включает в свой состав следующие ответвления: унагачитан, дагатан, дзабтан, бунитан, шара далайтан[63][64].

Название «баруун найман» ранее было именем одного из двух крыл селенгинских бурят. Крыло «баруун найман» составляли цонголы, сартулы, атаганы, табангуты, узоны, хатагины, ашабагаты и андагай[72][73].

Алтайские найманы[править | править код]

Майман — один из самых многочисленных алтайских сеоков. В алтайском языке фонемы н / м взаимозаменяемы, и потому одна часть алтайцев именует себя найман, а другая — майман, что означает одно и то же. Чаще всего алтайцы говорят майман. Майманы живут преимущественно в центральных районах Республики Алтай: Онгудайском, Шебалинском, Усть-Коксинском и столице — г. Горно-Алтайск. В этногенетических преданиях упоминается о пура / бура майманах.

Состоит из двух экзогамных подразделений:

Казахские найманы[править | править код]

Основная статья: Найманы (казахи)

По данным сельскохозяйственной переписи 1897—1911 г.г. найманов на территории России насчитывалось 394,5 тыс. человек, что составляло 11,4 % численности казахского населения Российской империи, в том числе 95,8 % казахского населения Устькаменогорского уезда, 92 % Лепсинского, 88,3 % Зайсанского, 47 % Атбасарского, 34,4 % Копальского, 24,8 % Семипалатинского уездов. Входили в состав Среднего жуза.

У казахских найманов местами кочёвок были урочища по Алтаю и Тарбагатаю, Джунгарскому Алатау, близ Балхаша, Улытау, а также среднего течения Сырдарьи, значительное число расселяется на сегодняшний день в России (на Алтае), Монголии (в западных районах) и Китае.

Казахские найманы Среднего жуза состоят из родов:

Киргизские найманы[править | править код]

Киргизские найманы проживают на самом юге Киргизии, широкой полосой вдоль границы с Таджикистаном, а также анклавом к северо-востоку от города Сулюкта.

Узбекские найманы[править | править код]

Некоторые рода найманов вошли в состав узбекского народа. Узбеки-найманы были мусульманами по вероисповеданию и заключали браки по шариату в прошлом. В отличие от монголов и казахов они следовали эндогамным бракам и женились на двоюродных сестрах и близких родственниках по материнской и отцовской линии. Поэтому отличались семьи, система права и др. При генетическом исследовании неожиданно оказались европеоидными группы узбеков-найман Узбекистана[74] По данным некоторых исследователей в начале XX века узбеки-найманы подразделяли себя на 17 родов[75]:

Хазарейские найманы[править | править код]

Существует небольшая группа найманов в Афганистане[76]. Они принадлежат к хазарейцам, проживающим в долине Шейх Али. Верующие мусульмане-шииты.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства. Трилистник птичьего полета. 5. Разорванное безмолвие (961≈1100).
  2. 1 2 3 4 Авляев Г. О. Происхождение калмыцкого народа. — Калмыцкое книжное издательство, 2002. — С. 124. — 325 с.
  3. Казахов посчитали по родам: самые многочисленные — аргыны и дулаты
  4. 1 2 3 Акеров Т. А. Найманы в XII–XIV вв. (аспекты происхождения и этнополитических связей) (рус.), http://kghistory.akipress.org. Дата обращения 7 ноября 2018.
  5. http://www.philology.ru/linguistics4/rassadin-95.htm
  6. В поисках вымышленного царства (недоступная ссылка)
  7. Wittfogel K. A. and Feng Hsia-sheng. History of Chinese Society Philadelphia, 1949.
  8. 1 2 Хойт С. К. Кереиты в этногенезе народов Евразии: историография проблемы. Элиста: Изд-во КГУ, 2008.
  9. 1 2 3 4 ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946—1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->РАЗДЕЛ 3
  10. Закиев М. З. «Происхождение тюрков и татар». — Казань: Инсан, 2002. — 496 с. — ISBN 5-85840-317-4.
  11. Малов С. Е. Памятники древнетюркской письменности Монголии и Киргизии. — Москва, 1959.
  12. Кормушин И. В. Тюркские енисейские эпитафии. Тексты и исследования.. — Москва, 1997.
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 Очир А. Монгольские этнонимы: вопросы происхождения и этнического состава монгольских народов / д.и.н. Э. П. Бакаева, д.и.н. К. В. Орлова. — Элиста: КИГИ РАН, 2016. — 286 с. — ISBN 978-5-903833-93-1.
  14. 1 2 Бартольд В. В. Сочинения. Том V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — Москва: Наука, 1968. — С. 274. — 759 с.
  15. Цыбикдоржиев Д. В. Ойраты до и после 1207 г. // Культурное наследие народов Центральной Азии. Вып. 3. — 2012. — С. 120—148.
  16. Сокровенное сказание монголов. § 188. Перевод С.А. Козина.
  17. Ушницкий В. В. Исторический диспут об этнической принадлежности найманов и кереитов // Проблемы востоковедения. — 2011. — Вып. 2 (52). — С. 28-34. — ISSN 2223-0564.
  18. 1 2 Гумилев Л. Н. В поисках вымышленного царства. Трилистник птичьего полета. 6. Прообраз героя легенды (1100≈1143) [окончание].
  19. Пуллиблэнк Э. Дж. Язык сюнну // Зарубежная тюркология. Вып. 1. Древние тюркские языки и литературы. М., 1986. С. 53-56
  20. ФАЗЛАЛЛАХ РАШИД-АД-ДИН->СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ->ПУБЛИКАЦИЯ 1946-1952 ГГ.->ТОМ I->КНИГА 1->УКАЗАТЕЛЬ НАЗВАНИЙ НАРОДОВ. www.vostlit.info. Дата обращения 5 февраля 2019.
  21. Бартольд В. В. Сочинения. Том V. Работы по истории и филологии тюркских и монгольских народов. — Москва: Наука, 1968. — С. 276. — 759 с.
  22. Валиханов Ч. Ч. Смерть Кукотай хана. — Междунар. клуб Абая, 2001. — С. 51. — 250 с.
  23. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том I. Книга первая. Перевод с персидского Л. А. Хетагурова. Редакция и примечания А. А. Семенова. Ответственный редактор С. П. Толстов. — М.-Л.: Издательство Академии наук СССР, 1952. — 221 с.
  24. История Монгольской Народной Республики. — Издание третье, переработанное и дополненное. — Москва: Наука, 1983. — С. 123-126. — 664 с.
  25. Barbara A. West. Encyclopedia of the Peoples of Asia and Oceania. — Infobase Publishing, 2010-05-19. — 1025 с. — ISBN 9781438119137.
  26. Dietmar W. Winkler, Li Tang. Hidden Treasures and Intercultural Encounters. 2. Auflage: Studies on East Syriac Christianity in China and Central Asia. — LIT Verlag Münster, 2009. — 399 с. — ISBN 9783643500458.
  27. Ранее обозначалась как O3.
  28. Жабагин М. К. Анализ связи полиморфизма Y-хромосомы и родоплеменной структуры в казахской популяции / О. П. Балановский. — Москва, 2017. — С. 54. — 148 с.
  29. Жабагин М. К. Анализ связи полиморфизма Y-хромосомы и родоплеменной структуры в казахской популяции / О. П. Балановский. — Москва, 2017. — С. 78. — 148 с.
  30. Сабитов Ж. М. Этногенез казахов с точки зрения популяционной генетики // The Russian Journal of Genetic Genealogy. — 2013. — № 1. — С. 29—47.
  31. Сабитов Ж. М. О происхождении Кереев с точки зрения популяционной генетики // The Russian Journal of Genetic Genealogy (Русская версия). — 2012. — Т. 4, № 1. — С. 91—93. — ISSN 1920-2997.
  32. Гумилёв Л. Н. Поиски вымышленного царства (Легенда о «государстве пресвитера Иоанна»).
  33. История Казахстана в персидских источниках. Т.3. Му’изз ал-ансаб (Прославляющее генеалогии). Введение, перевод с персидского языка, примечания Ш. Х. Вахидова. Алматы: Дайкпресс, 2006. С. 118.
  34. Эрлихман В. В. Правители Мира. 2009.
  35. Bügünüdei Goncuγ. Моngγul obuγ // Öbör Mongγol-un Soyol-un Keblel-ün Qoriya, 1993. 203 х. (на монгольском языке)
  36. Монгол овог аймгууд. Дата обращения 4 января 2019.
  37. 1 2 Тайжиуд Аюудайн Очир, Бэсүд Жамбалдоржийн Сэржээ. Монголчуудын овгийн лавлах. Улаанбаатар, 1998. 67 х.
  38. Haenisch E. Wörterbuch zu Monghol-un niuca Tobca’an (Yüan-Ch’ao Pi-shi). Geheime Geschichte der Mongolen. Leipzig, 1939 (II. Aufl .). Wiesbaden, 1962. 191 p.
  39. Jimbadorji. Bolor toli // Ündüsün-ü keblel-ün qoriya, 1984. 589 х.
  40. Үндэсний Статистикийн Хороо. Найман. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  41. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бага Найман. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  42. Үндэсний Статистикийн Хороо. Баруун Найман. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  43. Үндэсний Статистикийн Хороо. Гөөгөө Найм. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  44. Үндэсний Статистикийн Хороо. Их Найм. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  45. Үндэсний Статистикийн Хороо. Их Найман. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  46. Үндэсний Статистикийн Хороо. Найм. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  47. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймаа. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 25 марта 2019.
  48. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймаан. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 25 марта 2019.
  49. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймад. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 2 февраля 2019.
  50. Үндэсний Статистикийн Хороо. Найман Тайж. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 17 января 2019.
  51. Үндэсний Статистикийн Хороо. Найманууд. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 2 февраля 2019.
  52. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймангууд. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 12 января 2019.
  53. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймнууд. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 31 марта 2019.
  54. Үндэсний Статистикийн Хороо. Наймынхан. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 января 2019.
  55. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бидгүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 25 марта 2019.
  56. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бидгүүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 25 марта 2019.
  57. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бидэгүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 февраля 2019.
  58. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бидэгүүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 февраля 2019.
  59. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бэдгүүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 25 марта 2019.
  60. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бэдэгүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 февраля 2019.
  61. Үндэсний Статистикийн Хороо. Бэдэгүүн. Үндэсний Статистикийн Хороо. Дата обращения 3 февраля 2019.
  62. Цыдендамбаев Ц. Б. Бурятские исторические хроники и родословные. Историко-лингвистическое исследование. — Улан-Удэ: Бурятское книжное издательство, 1972. — 664 с.
  63. 1 2 3 Как селенгинские сонголы вошли в состав бурят. zolord.ru. Дата обращения 25 марта 2019.
  64. 1 2 Нацагдорж Б. К проблеме этногенеза цонголов // Газета “Угай зам” (Путь предков). Спецвыпуск № 13, май 2005.
  65. Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института / Цыдендамбаев Ц. Б., Бураев И. Д. — Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1965.
  66. Малзурова Л. Ц. Легенды и предания хонгодоров. Автореферат / С. Ш. Чагдуров. — Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 2004. — 28 с.
  67. Бадиев А. А. Родословные унгинских бурят // Свет Октября : Газета. — 1996. — 19 марта (№ 20 (5692)).
  68. Хонгодоры. ИРКИПЕДИЯ - портал Иркутской области: знания и новости. Дата обращения 7 августа 2018.
  69. Д. Г. Дамдинов. Д. Г. Дамдинов — исследователь хамниганского этноса. — Улан-Удэ: Буряад үнэн, 2010. — 140 с.
  70. Будаев Ц. Б. Бурятские диалекты: опыт диахронического исследования. — ВО "Наука", 1992. — С. 18. — 216 с.
  71. Мөнхсайхан С. Полевые исследования говоров бурят Монголии // Вестник БНЦ СО РАН. — № 1 (21). — С. 62—70.
  72. Доржиев Бимба Ц., Эрдынеев В. Л., Будаева Н. П., Цыдыпова Т. П. Ивалга голдо hуудалтай зоной угай бэшэг (Родословная иволгинских бурят) / Бимба лама Доржиев, гэбшэ-лама Иволгинского дацана "Хамбын хурэ". — Улан-Удэ, 2012. — 424 с.
  73. Нимаев Д. Д. Селенгинские Буряты: Общие Сведения, Расселение, Родоплеменной Состав // Вестник Восточно-Сибирской Государственной Академии Культуры И Искусств. — 2015. — Вып. 2 (9). — С. 6–13. — ISSN 2079-2697.
  74. Г.К. Ходжайова Дерматоглифика узбеков с родоплеменными делениями // Расы и народы. Вып. 27. М.: Наука, 2001, с.138
  75. Валиев М., Найманский говор узбекского языка (фонетические и морфологические особенности). АКД. Самарканд. 1963, с.3-5,26
  76. Project Gutenberg. Hazara tribes | Project Gutenberg Self-Publishing - eBooks | Read eBooks online. self.gutenberg.org. Дата обращения 22 августа 2018.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • «Сборник Летописей. История монголов, соч. Рашид-Эддина», пер. Березина (СПб., 1858);
  • Аристов Н. А., «Заметки об этническом составе тюркских племён и народностей» (СПб., 1897; у него приведена и литература).
  • Рашид-ад-дин. Сборник летописей. Том 1,2,3. Изд-во АН СССР, Москва-1960-Ленинград, пер. Ю. П. Верховского.
  • Валиев М. Найманский говор узбекского языка (фонетические и морфологические особенности). Автореф. канд.дисс. Самарканд. 1963
  • Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана. М., 1976
  • Маликов А.М. Узбеки-найманы долины Среднего Зерафшана // Этнос, общество, цивилизация: II Кузеевские чтения. Уфа, 2009

Ссылки[править | править код]