Уничтожение U-2 под Свердловском

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Инцидент с U-2
US Air Force U-2 (2139646280).jpg
Lockheed U-2, идентичный сбитому
Общие сведения
Дата

1 мая 1960 года

Время

08:53 МСК

Причина

Сбит советскими ПВО (С-75)

Место

Союз Советских Социалистических Республик Косулино, Свердловская область (РСФСР, СССР)

Координаты

56°42′38″ с. ш. 60°58′39″ в. д. / 56.71056° с. ш. 60.97750° в. д. / 56.71056; 60.97750 (G) (O)Координаты: 56°42′38″ с. ш. 60°58′39″ в. д. / 56.71056° с. ш. 60.97750° в. д. / 56.71056; 60.97750 (G) (O)

Воздушное судно
Модель

U-2C

Авиакомпания

CIA.svg ЦРУ

Пункт вылета

Пакистан Пешавар enru (Пакистан)

Пункт назначения

Норвегия Будё enru (Норвегия)

Бортовой номер

56–6693

Экипаж

1

Выживших

1

Commons-logo.svg Изображения на Викискладе

Уничтожение U-2 под Свердловском — один из эпизодов холодной войны, произошедший 1 мая 1960 года в ходе руководства первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущёва и президента США Дуайта Эйзенхауэра. В ходе инцидента в воздушном пространстве СССР был сбит самолёт-разведчик Lockheed U-2.

Первоначально США пытались отрицать существование, задание и цели самолёта, однако после предъявления советским правительством остатков сбитого самолёта и захваченного лётчика Гари Пауэрса вынуждены были признать существование программы полётов самолётов-шпионов над СССР. Инцидент произошёл за две недели до запланированной встречи между Востоком и Западом в Париже и стал серьёзным ударом по репутации США[1]. Он значительно осложнил отношения между СССР и США. Пилот Гари Пауэрс был осуждён за шпионаж и приговорён к десяти годам заключения, однако 10 февраля 1962 года был обменян на советского разведчика Рудольфа Абеля[2].

История полётов U-2 над СССР[править | править вики-текст]

В Женеве в 1955 году президент США Дуайт Эйзенхауэр на встрече с председателем Совета министров СССР Н. И. Булганиным предложил договориться о наблюдательных полетах над территорией США и СССР для предотвращения внезапной атаки. Генсек СССР Н. С. Хрущёв отклонил это предложение. Концепция открытого неба была реализована только перед самым крахом СССР. До тех пор США проводили эту концепцию односторонне и тайно — с помощью самолётов-шпионов.

Отряд 10-10[править | править вики-текст]

Для разведки объектов на территории СССР с помощью самолетов-шпионов U-2, был создан «Отряд 10-10». Официально подразделение называлось 2-й (временной) авиаэскадрильей метеоразведки WRS (P)-2 и, по легенде, было подчинено NASA. Самолёты именно этого авиаотряда постоянно выполняли разведывательные полёты над территорией СССР из Турции, Ирана и Афганистана. Полёты осуществлялись и над другими социалистическими странами. Приоритетной задачей был сбор сведений о расположенных на территории СССР радиолокационных станциях и позициях ПВО — информации, крайне важной для подготовки нападения на СССР[3].

Полёты[править | править вики-текст]

Президент США Дуайт Эйзенхауэр изначально был против полётов U-2, справедливо полагая, что их раскрытие будет воспринято как акт агрессии и приведёт к ухудшению отношений и даже вооружённому конфликту с СССР. Однако уже в июле 1956 года президент дал разрешение на проведение пяти разведывательных полётов. 4 июля 1956 года был совершён первый полет над СССР на самолёте U-2. Он стартовал с американской авиабазы (англ.) в Висбадене (ФРГ) и произвел полёт над Москвой, Ленинградом и Балтийским побережьем. Полёт прошёл удачно, самолёт не был обнаружен, а система ПВО не открыла огня. Мощная фототехника, установленная на U-2, позволяла получать снимки хорошего качества и большого разрешения. Полёты представляли собой глубокое вторжение в воздушное пространство СССР на высоте 19—21 км продолжительностью 2—4 часа. Они позволили получить невероятный объём разведывательной информации — определить многие элементы советской системы ПВО, алгоритмы её действия, аэродромы базирования истребителей-перехватчиков, позиции зенитной артиллерии, радиолокационных станций. Были отсняты другие важные оборонные объекты СССР, такие как базы Военно-морского флота. И, несмотря на опасения международного скандала, Эйзенхауэр не смог устоять перед соблазном получать разведывательные данные такого качества[3]. U-2 выполняли полёты на высотах, недостижимых для истребителей того времени[2][3]. Также считалось, что советские ракеты не могут достигать такой высоты.

Факт вторжения самолётов США в воздушное пространство СССР был зафиксирован советскими средствами ПВО. В ноте от 10 июля 1956 года правительство СССР охарактеризовало действия США как «преднамеренное действие определённых кругов США, рассчитанное на обострение отношений между Советским Союзом и Соединёнными Штатами Америки», и потребовало прекратить разведывательные полёты[2].

Однако в январе 1957 года полеты U-2 над СССР возобновились. Самолёты начали вторгаться глубже на территорию СССР, фотографируя территорию Казахстана и Сибири. Военных и ЦРУ интересовали позиции ПВО и полигоны Капустин Яр, а также обнаруженные ранее полигоны Сары-Шаган неподалёку от озера Балхаш и Тюра-Там (Байконур). До полета Пауэрса в 1960 году самолёты U-2 вторгались в воздушное пространство СССР не менее 20 раз[3].

Предполагается, что в ходе своего визита в США 10 июля 1957 года премьер-министр Пакистана Хусейн Сухраварди уведомил Эйзенхауэра о разрешении на создание в его стране секретного разведывательного подразделения,[4][5] официальное соглашение о создании комплекса в Пешаваре было заключено 2 года спустя[6]. База, расположенная в Бадабере (10 км от Пешавара), использовалась АНБ для радиоэлектронной разведки. Также пакистанская сторона одобрила использование ЦРУ аэропорта Пешавар для совершения полётов U-2 над Советским Союзом.

9 апреля 1960 года самолёт U-2 под управлением Боба Эриксона совершил пролёт над советской территорией, засняв множество сверхсекретных военных объектов — Семипалатинский ядерный полигон, авиабазу стратегических бомбардировщиков Ту-95, полигон зенитных ракетных войск близ Сары-Шагана, ракетный полигон Тюра-Там (космодром Байконур)[2][7]. По тревоге были подняты значительные средства ПВО, однако межведомственная неразбериха (Семипалатинский аэродром подчинялся другому ведомству) и неготовность к проведению таких операций не позволили атаковать самолёт-нарушитель.[2][8]

После этого полёта были сделаны важные выводы и проведены изменения, необходимые для перехвата и уничтожения самолётов-шпионов. Все подразделения ПВО в Средней Азии, Казахстане, Сибири, на Урале и Крайнем Севере были приведены в состояние повышенной боеготовности.[источник не указан 464 дня]

Сложности полётов[править | править вики-текст]

По словам Пауэрса, разведывательные полёты были очень сложны для пилотов, как физически, так и психологически[9].

Пилоты надевали скафандры, которые были призваны сохранить им жизнь в случае разгерметизации на максимальной высоте. В ранних версиях скафандров пилоты не имели возможности пить и есть в ходе всего полёта. Лишь позднее, в 1970-х годах, в шлемах были сделаны отверстия для питания и питья через трубочки.[источник не указан 464 дня]

Пилоты постоянно ощущали психологический дискомфорт. В связи с отсутствием в 1950-х годах надёжных систем шифрования радиообмена в режиме реального времени любые переговоры в эфире были запрещены. Даже о таких важных этапах полёта, как пересечение границы противника, пилоты могли сообщать лишь щелчками тангенты переговорного устройства. Кроме того, значительная часть полёта проходила в режиме планирования с выключенными двигателями. В течение многих часов пилот находился в абсолютной тишине и полной изоляции.[источник не указан 464 дня]

При этом полёты быстро начали обнаруживаться советскими силами ПВО. Пилоты могли наблюдать активность истребителей внизу, их попытки подобраться к их самолёту и сбить его, разрывы ракет в опасной близости от самолёта. Всё это накладывало значительную психологическую нагрузку на пилота.[источник не указан 464 дня]

Опасность иногда представляли и сами объекты съёмки. Так, во время полёта 9 апреля 1957 года пилот Боб Эриксон прошёл над Семипалатинским полигоном и в прицельном устройстве увидел установленную на башню и готовую к подрыву ядерную бомбу.

Помимо всего этого, самолёт требовал от пилота значительных умственных и физических затрат на управление. В некоторых стратосферных режимах полёта разница между скоростью сваливания и превышением максимальной скорости составляла лишь 5—6 км/ч, что требовало постоянного внимания пилота, который при этом должен был вести фотосъёмку объектов на земле.[источник не указан 464 дня] Из-за особенностей конструкции, создававших проблемы при полёте на малых скоростях, посадку приходилось осуществлять при помощи коллег-пилотов, передававших данные о расстоянии до полосы и ориентации аппарата из следовавшего за самолётом автомобиля (в 50-х и 60-х это были обычные грузовики, с 90-х годов используются такие спорткары как Chevrolet Camaro и Pontiac GTO)[10].

Перехват Пауэрса[править | править вики-текст]

План полёта U-2 в ходе операции «Grand Slam» 1 мая 1960 года

В рамках операции под кодовым названием Grand Slam (Большой шлем[К 1]) в конце апреля 1960 года планировался полёт U-2 с пакистанской авиабазы Пешавар enru через Афганистан над советской территорией по маршруту Аральское море — Свердловск — Киров — Плесецк с посадкой на норвежской авиабазе Будё enru[11]. 28 апреля с турецкой авиабазы Инджирлик в Пешавар перелетел Lockheed U-2C заводской номер 358. Топливо для него было доставлено 27 апреля на C-124 enru ВВС США, а позже самолёт C-130 доставил наземную команду техников, основного пилота — Фрэнсиса Пауэрса и резервного — Боба Эриксона. Но 29 апреля экипаж узнал, что вылет откладывается на один день. Тогда Эриксон перегнал номер 358 обратно в Инджирлик, а пилот Джон Шинн пригнал U-2C с заводским номером 360. Однако 30 апреля вылет опять задержали на один день в связи с пасмурной погодой над советской территорией.[источник не указан 464 дня]

Наконец 1 мая погода над советской территорией улучшилась, в связи с чем ранним утром пилотируемый Пауэрсом U-2C с заводским номером 360 и бортовым 56-6693 вылетел из Пешавара. Для самого лётчика это был уже 28-й полёт на самолётах U-2.[8] Миновав Афганистан, в 05:35 МСК самолёт-разведчик пересёк границу воздушного пространства Советского Союза юго-восточней Кировабада (Таджикская ССР), находясь при этом на высоте 18—21 км и летя со скоростью 720—780 км/ч. Сделав снимки МБР на космодроме Тюратам, лётчик также совершил пролёт Магнитогорска и Челябинска. Следующим пунктом маршрута был Свердловск, а точнее расположенный близ него завод «Маяк», тогда носивший название Челябинск-65 и выпускающий оружейный плутоний (используется при изготовлении ядерного оружия). В показаниях во время следствия Пауэрс сообщил, что последним объектом, над которым он пролетел, был «Маяк».[8]

Повышенная боеготовность сил ПВО привела к почти немедленному обнаружению самолёта Пауэрса, однако перехватить его самолётами-перехватчиками и высотными истребителями не удалось из-за большой высоты полёта U-2.[8]

Бой с Пауэрсом продолжался несколько часов. На его перехват были подняты специально подготовленные высотные перехватчики. По меньшей мере один из них не имел вооружения, но имел приказ таранить Пауэрса. Часть истребителей пытались выйти на высоту атаки за счёт динамического подъёма, однако их двигатели, не рассчитанные на полёт в стратосфере, останавливались, не позволяя продолжать атаку.[8]

Огонь по Пауэрсу вели несколько зенитных дивизионов.[8] Всего по его самолёту было выпущено, по разным данным[источник не указан 464 дня], от семи до пятнадцати ракет. Однако в цель попала только одна. В 08:53 МСК при пролёте близ деревни Косулино и в районе Верхне-Сысертского водохранилища U-2 был сбит ракетой ЗРК С-75 2-го дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады расчётом под командованием Михаила Воронова[12]. Позиция комплекса была определена ЦРУ в ходе визита в Свердловск вице-президента США Ричарда Никсона, однако специалисты-разведчики посчитали, что его диапазон высот не превышает 18 км.[источник не указан 464 дня]

Взорвавшись позади самолёта, ракета осколками поразила хвостовое оперение и двигатель самолёта (либо, по некоторым данным, вызвала ударную волну, приведшую к перевороту и поломке крыльев U-2), после чего U-2 начал падать. Пауэрса зажало между приборной панелью и сиденьем, поэтому он не мог воспользоваться катапультой, не повредив ноги[13]. Самостоятельно выбираясь из самолёта, он забыл отсоединить шланг кислородной маски и едва не погиб. На высоте 10 км Пауэрс открыл фонарь кабины, а на высоте около 5 км выпрыгнул с парашютом[8]. Самолёт рухнул близ села Поварня. Сам лётчик приземлился у Косулино, где и был задержан местными жителями.[8]

В ходе перехвата Пауэрса был сбит МиГ-19 старшего лейтенанта Сергея Сафронова — из-за первомайских праздников система опознавания «свой-чужой» на его самолёте не была перепрограммирована, и в ответчик не был введён пароль на май. Сафронов был посмертно награждён орденом Красного Знамени[8]. Указ о награждении стал первым указом, подписанным Леонидом Брежневым в должности Председателя Верховного Совета СССР.

Военные атташе иностранных государств на выставке останков сбитого самолета в ЦПКиО в мае 1960.

Последствия инцидента[править | править вики-текст]

Политические[править | править вики-текст]

В заявлении Госдепартамента США заявлялось, что самолет типа «Локхид У-2» 1 мая производил исследование погоды, брал пробы воздуха в верхних слоях атмосферы в районе советско-турецкой границы и из-за неисправности кислородного питания пилота сбился с курса. Госдеп также утверждал, что из-за этой неисправности пилот потерял сознание, после чего неуправляемый самолёт залетел на территорию СССР[14].

С обвинительной речью выступал лично Генеральный прокурор СССР действительный государственный советник юстиции Роман Руденко — тот, который в 1945—1946 годах выступал главным обвинителем от СССР на Нюрнбергском процессе нацистских преступников, а в 1953 году вел следствие по делу Лаврентия Берии[15].

Военные[править | править вики-текст]

16 мая 1960 года накануне встречи Хрущёва и Эйзенхауэра в Париже американские вооруженные силы были приведены в повышенную боевую готовность (DEFCON 3)[16].

Личные[править | править вики-текст]

Фрэнсис Пауэрс был задержан в СССР и предстал перед судом. Судебные слушания проходили 17—19 августа 1960 года в Колонном зале Дома Союзов[14].

Обвинительное заключение за подписью председателя КГБ Александра Шелепина квалифицировало действия Пауэрса по Статье 2 Закона СССР «Об уголовной ответственности за государственные преступления»[17], предусматривавшей смертную казнь[18]. Утвердивший обвинительное заключение и поддерживающий государственное обвинение в суде Генеральный прокурор СССР Роман Руденко запросил суд приговорить Пауэрса к пятнадцати годам лишения свободы[19].

Пауэрс сотрудничал со следствием и подробно отвечал на задаваемые ему в ходе судебного заседания вопросы. В последнем слове Пауэрс заявил:

Я обращаюсь к суду с просьбой судить меня не как врага, а как человека, который не является личным врагом русских людей, человека, который никогда ещё не представал перед судом ни по каким обвинениям и который глубоко осознал свою вину, сожалеет о ней и глубоко раскаивается.[20]

Суд приговорил Пауэрса к лишению свободы на десять лет, с отбыванием первых трёх лет в тюрьме. Приговор был окончательным и обжалованию не подлежал[21].

После обмена на Абеля и возвращения в США Пауэрс был обвинён в нарушении служебных инструкций, однако военное дознание и расследование сенатского подкомитета по делам вооруженных сил сняли с него все обвинения. Пауэрс продолжил работу в военной авиации, но данных о его дальнейшем сотрудничестве с разведкой нет. В период с 1963 по 1970 год Пауэрс работал в Lockheed лётчиком-испытателем.

Посмертно награждён Медалью военнопленного, Крестом за выдающиеся лётные заслуги, Медалью за службу национальной обороне и Серебряной Звездой, третьей по значимости военной наградой США — за то, что «стойко отверг все попытки получить жизненно важную информацию об обороне или быть эксплуатируемым в целях пропаганды»[22].


См. также[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Термин, используемый в различных видах спорта для обозначения победы в четырёх крупнейших турнирах. В данном случае у Пауэрса были четыре крупные цели для фотографирования.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Walsh, Kenneth T.. Presidential Lies and Deceptions, US News and World Report (6 June 2008).
  2. 1 2 3 4 5 Orlov, Alexander The U-2 Program: A Russian Officer Remembers. Архивировано из первоисточника 13 июля 2006.
  3. 1 2 3 4 Семён Федосеев, Владимир Щербаков. Невыполненная миссия U-2. Вокруг света (28 апреля 2010). Проверено 24 ноября 2013.
  4. https://books.google.ru/books?id=LFzbDYmWVpwC&lpg=PA91&ots=Di4fh-q65n&hl=ru&pg=PA91#v=snippet&q=%22agreement%20for%20the%20united%20states%20to%20establish%22&f=false
  5. https://books.google.ru/books?id=LFzbDYmWVpwC&lpg=PP1&hl=ru&pg=PA385#v=onepage&q=%22suhrawardy%20had%20given%20the%20green%20light%22&f=false
  6. Document 291 - Foreign Relations of the United States, 1958–1960, South and Southeast Asia, Volume XV - Historical Documents - Office of the Historian
  7. Докучаев, Анатолий Воздушная баталия над Уралом. История. Независимая газета - ng.ru (17 мая 2002). Проверено 12 января 2014.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Семен Федосеев; Владимир Щербаков. Не выполненная миссия U2 (рус.). журнал "Вокруг света", №5, 2010 (28 апреля 2010). Проверено 10 декабря 2013.
  9. Lockheed U-2. Большая авиационная энциклопедия.. Уголок неба. Airwar.ru (2012). Проверено 14 января 2014.
  10. New Camaros tear down runway to help U-2 spy planes land. LA Times.
  11. http://www.fas.org/irp/nro/declass.pdf
  12. Докучаев, Анатолий Погоня за U-2. Большая авиационная энциклопедия.. Уголок неба. Airwar.ru (2004). Проверено 12 января 2014.
  13. A Spy's Ill-Fated Flight From Pakistan. The Wall Street Journal.
  14. 1 2 Суд над Гарри Пауэрсом.
  15. Семен Федосеев; Владимир Щербаков. Подарок к первомаю. Рубрика "Арсенал". Журнал Вокруг света № 5, 2010 (май 2010). Проверено 13 января 2014.
  16. Sean M. Lynn-Jones, Steven E. Miller, Stephen Van Evera. Nuclear Diplomacy and Crisis Management: An International Security Reader, p. 162—163.
  17. Судебный процесс по уголовному делу американского летчика-шпиона Френсиса Гарри Пауэрса 17-19 августа 1960 г.. Обвинительное заключение. Хронос hrono.ru (Госполитиздат. Москва, 1960). Проверено 13 января 2014.
  18. s:Закон СССР от 25.12.1958 Об уголовной ответственности за государственные преступления
  19. Судебный процесс по уголовному делу американского летчика-шпиона Френсиса Гарри Пауэрса 17-19 августа 1960 г.. Обвинительная речь. Хронос hrono.ru (Госполитиздат. Москва, 1960). Проверено 13 января 2014.
  20. Суд над Гарри Пауэрсом.
  21. Суд над Гарри Пауэрсом.
  22. U-2 Pilot Gary Powers Receives Silver Star

Ссылки[править | править вики-текст]