Штурм Берлина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Штурм Берлина (1945)»)
Перейти к: навигация, поиск
Штурм Берлина
Основной конфликт: Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Russian artillery fire in Berlin.jpg
Залп советских гвардейских реактивных установок БМ-13 «Катюша» по Берлину
Дата

25 апреля2 мая 1945

Место

Берлин, Германия

Итог

Решительная победа СССР

Противники
СССРFlag of the Soviet Union (1923-1955).svg СССР Германия Германия
Командующие
Союз Советских Социалистических Республик Г. К. Жуков
Союз Советских Социалистических Республик И. С. Конев
Германия Г. Вейдлинг
Силы сторон
464 тысячи человек, свыше 12,7 тысячи орудий и минометов, 2100 установок реактивной артиллерии, около 1500 танков и самоходно-артиллерийских установок. около 45 000 солдат вермахта, а также силы полиции, Гитлерюгенда и 40 000 ополчения фольксштурм
Потери
около 100 тыс; из них не менее 23 тыс убитыми 100 000 погибших,раненных и пленных военнослужащих и 175 000 погибших мирных жителей.
 
Берлинская операция
Штурм Берлина (Германия)
Battle icon active (crossed swords).svg
Штурм Берлина
Штурм Берлина

Штурм Берлина — завершающая часть Берлинской наступательной операции 1945 года, в ходе которой Красная Армия завладела столицей нацистской Германии и победоносно завершила Великую Отечественную войну и Вторую мировую войну в Европе. Операция продолжалась с 25 апреля по 2 мая.

Штурм Берлина[править | править исходный текст]

В 12 часов утра 25 апреля 6-й гвардейский мехкорпус 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта форсировал реку Хафель и соединился с частями 328-й дивизии 47-й армии 1-го Белорусского фронта, замкнув тем самым кольцо окружения вокруг Берлина.

К исходу 25 апреля гарнизон Берлина оборонялся на площади около 325 км². Общая протяжённость фронта советских войск в Берлине составляла около 100 км.

Берлинская группировка, по оценке советского командования, насчитывала около 200 тыс. солдат и офицеров, 3 тыс. орудий и 250 танков, включая фольксштурм — народное ополчение[1]. Оборона города была тщательно продумана и хорошо подготовлена. В её основе лежала система сильного огня, опорных пунктов и узлов сопротивления. В Берлине было создано девять секторов обороны — восемь по окружности и один в центре. Чем ближе к центру города, тем оборона становилась плотнее. Особую прочность ей придавали массивные каменные постройки с большой толщиной стен. Окна и двери многих зданий заделывались и превращались в амбразуры для ведения огня. Всего в городе имелось до 400 железобетонных долговременных сооружений — многоэтажных бункеров (до 6 этажей) и дотов, оснащённых орудиями (в том числе зенитными) и пулемётами. Улицы перекрывались мощными баррикадами толщиною до четырёх метров. Обороняющиеся имели большое количество фаустпатронов, которые в обстановке уличных боев оказались грозным противотанковым оружием. Немаловажное значение в немецкой системе обороны имели подземные сооружения, в том числе и метро, которые широко использовались противником для скрытого маневра войск, а также для укрытия их от артиллерийских и бомбовых ударов.

Вокруг города была развёрнута сеть радиолокационных постов наблюдения. Берлин располагал сильной противовоздушной обороной, которую обеспечивала 1-я зенитная дивизия. Её основные силы располагались на трёх огромных бетонных сооружениях — Зообункер в Тиргартене, Гумбольдтхайн и Фридрихсхайн. На вооружении дивизии имелись 128-, 88- и 20-мм зенитные орудия.

Особенно сильно был укреплён изрезанный каналами центр Берлина с рекой Шпрее, фактически ставший одной огромной крепостью. Имея превосходство в людях и технике, Красная Армия не могла полностью использовать свои преимущества в городских кварталах. В первую очередь это касалось авиации. Таранная сила любого наступления — танки, оказавшись на узких городских улицах, становились отличной мишенью. Поэтому в уличных боях 8-й гвардейской армией генерала В. И. Чуйкова был использован проверенный ещё в Сталинградской битве опыт штурмовых групп: стрелковому взводу или роте придавались 2—3 танка, самоходное орудие, сапёрное подразделение, связисты и артиллерия. Действия штурмовых отрядов, как правило, предварялись короткой, но мощной артиллерийской подготовкой.

К 26 апреля в штурме Берлина принимали участие шесть армий 1-го Белорусского фронта (47 А; 3, 5 Уд. А; 8 гв. А; 1, 2 гв. ТА) и три армии 1-го Украинского фронта (28, 3, 4 гв. ТА).

К 27 апреля в результате действий глубоко продвинувшихся к центру Берлина армий двух фронтов группировка противника вытянулась узкой полосой с востока на запад — шестнадцать километров в длину и два-три, в некоторых местах пять километров в ширину.

Бои шли днём и ночью. Прорываясь к центру Берлина, советские солдаты проламывались на танках через дома, выбивая гитлеровцев из развалин. К 28 апреля в руках защитников города осталась только центральная часть, со всех сторон простреливавшаяся советской артиллерией.

Отказ союзников от штурма Берлина[править | править исходный текст]

Рузвельт и Черчилль, Эйзенхауэр и Монтгомери считали, что у них, как у западных союзников СССР, была возможность взять Берлин.

Ещё в конце 1943 года президент США Франклин Рузвельт на борту линкора «Айова» поставил военным задачу:

Мы должны дойти до Берлина. США должны получить Берлин. Советы могут забирать территорию к востоку.

Уинстон Черчилль также считал Берлин первостепенной целью:

Советская Россия стала смертельной угрозой для свободного мира. Надо немедленно создать единый фронт против её стремительного продвижения. Этот фронт в Европе должен уходить как можно дальше на Восток. Главная и подлинная цель англо-американских армий — Берлин.

— Черчилль, из послевоенных мемуаров

И ещё в конце марта — начале апреля 1945 года настаивал:

Я… придаю ещё большее значение вступлению в Берлин… Я считаю чрезвычайно важным, чтобы мы встретились с русскими как можно дальше на Востоке.

— Черчилль, из переписки с британским и американским командованием

По мысли фельдмаршала Монтгомери, Берлин можно было захватить в начале осени 1944 года. Пытаясь убедить главнокомандующего в необходимости штурма Берлина, Монтгомери писал ему 18 сентября 1944 года:

Думаю, что лучший объект наступления — Рур, и затем на Берлин северным путем…, поскольку время играет исключительно важную роль, мы должны решить, что необходимо идти на Берлин и закончить войну; все остальное должно играть второстепенную роль.

Однако после неудачной десантной операции сентября 1944 года, получившей название «Маркет гарден», в которой участвовали, кроме британских, ещё и американские, а также польские парашютно-десантные соединения и части, Монтгомери признал:

Берлин был потерян для нас, когда мы не смогли разработать хороший оперативный план в августе 1944 года, после победы в Нормандии.

В дальнейшем союзники СССР отказались от планов штурма и захвата Берлина. Историк Джон Фуллер называет решение Эйзенхауэра отказаться от захвата Берлина одним из самых странных в военной истории. Несмотря на большое количество догадок, точные причины отказа от штурма не выяснены до сих пор[2].

Взятие рейхстага[править | править исходный текст]

К вечеру 28 апреля части 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта вышли в район рейхстага. В ту же ночь для поддержки гарнизона рейхстага был сброшен на парашютах десант, состоящий из курсантов морского училища Ростока. Это была последняя заметная операция Люфтваффе в небе над Берлином.

В ночь на 29 апреля действиями передовых батальонов 150-й и 171-й стрелковых дивизий под командованием капитана С. А. Неустроева и старшего лейтенанта К. Я. Самсонова был захвачен мост Мольтке через реку Шпрее. На рассвете 30 апреля штурмом ценой немалых потерь было захвачено здание министерства внутренних дел. Путь на рейхстаг был открыт.

Попытка взять рейхстаг с ходу оказалась неудачной. Здание защищал 5-тысячный гарнизон. Перед зданием был вырыт противотанковый ров, заполненный водой, что затрудняло лобовую атаку. На Королевской площади не оказалось артиллерии крупного калибра, способной сделать бреши в его мощных стенах. Несмотря на большие потери, все, способные атаковать, были собраны в сводные батальоны на первой линии для последнего решающего броска.

В основном рейхстаг и Рейхсканцелярию защищали войска СС: подразделения дивизии СС «Нордланд», СС французский батальон Фене из дивизии «Шарлемань» и латышский батальон 15-й гренадерской дивизии СС (латышская дивизия СС), а также СС охранных подразделений фюрера Адольфа Гитлера (их было, по некоторым данным, ок. 600—900 человек).

Вечером 30 апреля, через пролом в северо-западной стене Рейхстага, сделанный сапёрами 171-й дивизии, группа советских бойцов ворвалась в здание. Почти одновременно с центрального входа его штурмовали солдаты 150-й стрелковой дивизии. Этот проход пехоте пробивали пушки Александра Бессараба.

Большую помощь при штурме оказали танки 23-й танковой бригады, 85-го танкового полка и 88-го тяжелого танкового полка. Так, например, с утра несколько танков 88-го гвардейского тяжелого танкового полка, переправившись через Шпрее по уцелевшему мосту «Мольтке», заняли огневые позиции на набережной Кронпринценуфер. В 13:00 танки открыли огонь прямой наводкой по рейхстагу, участвуя в общей артиллерийской подготовке, предшествовавшей штурму. В 18:30 танки своим огнем поддержали и второй штурм рейхстага, и только с началом боев внутри здания прекратили его обстрел.

30 апреля 1945 в 21 час 45 минут части 150-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора В. М. Шатилова и 171-й стрелковой дивизии под командованием полковника А. И. Негоды овладели первым этажом здания рейхстага.

Потеряв верхние этажи, гитлеровцы укрылись в подвале и продолжали сопротивление. Они рассчитывали вырваться из окружения, отрезав находившихся в рейхстаге советских солдат от основных сил.

Ранним утром 1 мая над рейхстагом был поднят штурмовой флаг 150-й стрелковой дивизии, однако бой за рейхстаг продолжался ещё весь день и только в ночь на 2 мая гарнизон рейхстага капитулировал.

Переговоры Чуйкова с Кребсом[править | править исходный текст]

Поздно вечером 30 апреля немецкая сторона запросила о прекращении огня для переговоров. В штаб 8-й гвардейской армии генерала Чуйкова прибыл начальник генерального штаба немецких сухопутных войск генерал Кребс, сообщивший о самоубийстве Гитлера и зачитавший его завещание. Кребс передал Чуйкову предложение нового правительства Германии заключить перемирие. Сообщение тут же было передано Жукову, который сам позвонил в Москву. Сталин подтвердил категоричное требование о безоговорочной капитуляции. В 18:00 1 мая новое правительство Германии отклонило требование о безоговорочной капитуляции, и советские войска с новой силой возобновили штурм города.

Окончание боёв и капитуляция[править | править исходный текст]

К 1 мая в руках немцев остались только Тиргартен и правительственный квартал. Здесь располагалась имперская канцелярия, во дворе которой находился бункер ставки Гитлера.

1 мая части 1-й ударной армии, наступавшие с севера, южнее рейхстага соединились с частями 8-й гвардейской армии, наступавшими с юга. В тот же день сдались два важных узла обороны Берлина: цитадель Шпандау и зенитная башня Зоопарка («Зообункер» — огромная железобетонная крепость с зенитными батареями на башнях и обширным подземным укрытием-бомбоубежищем).

Рано утром 2 мая было затоплено Берлинское метро — группа сапёров из дивизии СС «Нордланд» взорвала тоннель, проходящий под Ландвер-каналом в районе Треббинерштрассе. Взрыв привёл к разрушению тоннеля и заполнению его водой на 25-км участке. Вода хлынула в тоннели, где укрывалось большое количество мирных жителей и раненых. Число жертв до сих пор неизвестно.

Сведения о количестве жертв … различны — от пятидесяти до пятнадцати тысяч человек… Более достоверными выглядят данные о том, что под водой погибло порядка ста человек. Конечно, в тоннелях находились многие тысячи людей, среди которых были раненые, дети, женщины и старики, но вода не распространялась по подземным коммуникациям слишком быстро. Более того, она растекалась под землей в различных направлениях. Безусловно, картина наступающей воды вызывала в людях неподдельный ужас. И часть раненых, равно как и пьяных солдат, а также мирных жителей, стали её неизбежными жертвами. Но говорить о тысячах погибших было бы сильным преувеличением. В большинстве мест вода едва достигала полутораметровой глубины, и у обитателей тоннелей имелось достаточно времени, чтобы эвакуироваться самим и спасти многочисленных раненых, находившихся в «госпитальных вагонах» рядом со станцией «Штадтмитте». Вполне вероятно, что многие из погибших, чьи тела впоследствии поднимали на поверхность, на самом деле умерли не от воды, а от ран и болезней ещё до разрушения тоннеля.

Энтони Бивор, «Падение Берлина. 1945». Гл. 25

В первом часу ночи 2 мая радиостанциями 1-го Белорусского фронта было получено сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост». Прибывший в назначенное место немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина генерала Вейдлинга сообщил о готовности берлинского гарнизона прекратить сопротивление. В 6 часов утра 2 мая генерал артиллерии Вейдлинг в сопровождении трёх немецких генералов перешёл линию фронта и сдался в плен. Через час, находясь в штабе 8-й гвардейской армии, он написал приказ о капитуляции, который был размножен и при помощи громкоговорящих установок и радио доведён до частей противника, оборонявшихся в центре Берлина. По мере доведения этого приказа до обороняющихся сопротивление в городе прекращалось. К концу дня войска 8-й гвардейской армии очистили от противника центральную часть города.

Отдельные части, не пожелавшие сдаваться в плен, пытались прорваться на запад, но большей частью были уничтожены или рассеяны. Основным направлением прорыва был выбран западный пригород Берлина Шпандау, где оставались неповрежденными два моста через реку Хафель. Их обороняли члены гитлерюгенда, которые смогли усидеть на мостах вплоть до капитуляции 2 мая. Прорыв начался в ночь на 2 мая. В прорыв пошли не пожелавшие сдаться в плен части берлинского гарнизона и гражданские беженцы, напуганные геббельсовской пропагандой о зверствах Красной армии. Одна из групп под командованием командующего 1-й (Берлинской) зенитной дивизией генерала-майора Отто Зюдова смогла просочиться к Шпандау по тоннелям метро из района Зоопарка. В районе выставочного зала на Мазуреналлее она соединилась с немецкими частями, отступавшими из Курфюрстендамм. Дислоцированные в этом районе части Красной армии и Войска Польского не стали вступать в бой с отступавшими частями гитлеровцев, по всей видимости, по причине измотанности войск в предыдущих боях. Планомерное уничтожение отступавших частей началось в районе мостов через Хафель и продолжилось на всем протяжении бегства по направлению к Эльбе.

2 мая в 10 часов утра всё вдруг затихло, прекратился огонь. И все поняли, что что-то произошло. Мы увидели белые простыни, которые «выбросили» в Рейхстаге, здании Канцелярии и Королевской оперы и подвалов, которые ещё не были взяты. Оттуда повалили целые колонны. Впереди нас проходила колонна, где были генералы, полковники, потом за ними солдаты. Шли, наверно, часа три.

— Александр Бессараб, участник Берлинской битвы и взятия Рейхстага

Последние остатки немецких частей были уничтожены либо пленены к 7 мая. Единицам удалось пробиться в район переправ через Эльбу, которые до 7 мая удерживали части 12 армии генерала Венка, и присоединиться к немецким частям и беженцам, успевшим переправиться в зону оккупации американской армии.

Часть уцелевших подразделений СС, оборонявших Рейхсканцелярию, во главе с бригадефюрером СС Вильгельмом Монке предприняли попытку прорыва в северном направлении в ночь на 2 мая, но были уничтожены либо пленены во второй половине дня 2 мая. Сам Монке попал в советский плен, из которого был освобожден как неамнистированный военный преступник в 1955 году.

Результаты операции[править | править исходный текст]

Советские войска разгромили берлинскую группировку войск противника и штурмом овладели столицей Германии — Берлином. Развивая дальнейшее наступление, они вышли к реке Эльбе, где соединились с американскими и английскими войсками. С падением Берлина и утратой жизненно важных районов Германия потеряла возможность к организованному сопротивлению и вскоре капитулировала. С завершением Берлинской операции создались благоприятные условия для окружения и уничтожения последних крупных группировок противника на территории Австрии и Чехословакии.

Потери немецких вооружённых сил убитыми и ранеными неизвестны. Из примерно 2 миллионов берлинцев погибло около 125 тысяч. Город был сильно поврежден в результате бомбардировок ещё до прихода советских войск. Бомбардировки продолжались и во время боёв под Берлином — последняя бомбардировка американцев 20 апреля (день рождения Адольфа Гитлера) привела к возникновению проблем с продовольствием. Разрушения усилились в результате действий советской артиллерии.

Действительно, это немыслимое дело, чтобы такой огромный укреплённый город был так быстро взят. Других таких примеров в истории Второй мировой войны мы не знаем.

— Александр Орлов, доктор исторических наук.

Советские танки в Берлине[править | править исходный текст]

В боях в Берлине принимали участие три гвардейские тяжёлые танковые бригады ИС-2, 88-й отдельный гвардейский тяжелый танковый полк и не менее девяти гвардейских тяжёлых самоходно-артиллерийских полков САУ, в том числе:

Танковые потери[править | править исходный текст]

По данным ЦАМО РФ 2-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-полковника С. И. Богданова за время уличных боев в Берлине с 22 апреля по 2 мая 1945 года потеряла безвозвратно 52 Т-34, 31 М4А2 «Шерман», 4 ИС-2, 4 ИСУ-122, 5 СУ-100, 2 СУ-85, 6 СУ-76, что составляло 16% от общей численности боевых машин перед началом Берлинской операции. Следует учесть, что танкисты 2-й армии действовали без достаточного стрелкового прикрытия и согласно боевым донесениям в отдельных случаях экипажи танков занимались прочёсыванием домов. 3-я гвардейская танковая армия под командованием генерала П. С. Рыбалко во время боев в Берлине с 23 апреля по 2 мая 1945 года безвозвратно потеряла 99 танков и 15 САУ, что составило 23 % боевых машин, имевшихся к началу Берлинской операции. 4-я гвардейская танковая армия под командованием генерала Д. Д. Лелюшенко оказалась вовлеченной в уличные бои на окраинах Берлина с 23 апреля по 2 мая 1945 года лишь частично и потеряла безвозратно 46 боевых машин[3]. При этом значительная часть бронетехники была потеряна после поражения из фаустпатронов.

Накануне Берлинской операции во 2-й гвардейской танковой армии прошли испытания различных противокумулятивных экранов, как сплошных, так и изготовленных из стального прута. Во всех случаях они заканчивались разрушением экрана и прожигом брони. Как отмечает А. В. Исаев:

Массовая установка экранов на танки и САУ, наступающие на Берлин, была бы бесполезной тратой сил и времени. Экранировка танков только ухудшила бы условия посадки на них танкового десанта. ... Танки не экранировались не потому, что мешала косность мышления или отсутствовали решения командования. Экранировка не получила широкого распространения в последних сражениях войны вследствие доказанной опытным путем ее ничтожной эффективности[3].

Критика операции[править | править исходный текст]

В перестроечные годы и после, критиками (например, Б. В. Соколовым[4]) неоднократно высказывалось мнение, что осада города, обречённого на неизбежное поражение, вместо его штурма, позволила бы сохранить множество людских жизней и военной техники. Штурм хорошо укреплённого города был скорее политическим решением, нежели стратегическим. Однако это мнение не учитывает, что осада Берлина оттянула бы окончание войны, в результате чего совокупные людские потери (в том числе гражданского населения) на всех фронтах, возможно, превзошли бы потери, фактически понесённые в ходе штурма.

Положение гражданского населения[править | править исходный текст]

Страх и отчаяние[править | править исходный текст]

Значительная часть Берлина ещё до штурма была разрушена в результате налётов англо-американской авиации, от которых население скрывалось в подвалах и бомбоубежищах. Бомбоубежищ не хватало и поэтому они были постоянно переполнены. В Берлине к тому времени, помимо трёхмиллионного местного населения (состоявшего в основном из женщин, стариков и детей), находилось до трёхсот тысяч иностранных рабочих, в том числе «остарбайтеров», большинство из которых были насильно угнаны в Германию. В бомбоубежища и подвалы вход для них был запрещён.

Хотя война для Германии была уже давно проиграна, Гитлер приказал сопротивляться до последнего. Тысячи подростков и стариков были призваны в фольксштурм. С начала марта по приказу рейхскомиссара Геббельса, ответственного за оборону Берлина, десятки тысяч мирных жителей, в основном женщин, были направлены на рытьё противотанковых рвов вокруг германской столицы. Гражданским лицам, которые нарушали предписания властей, даже в последние дни войны грозил расстрел.

О числе жертв среди гражданского населения точных сведений нет. В разных источниках указывается разное число лиц, погибших непосредственно во время Берлинской битвы. Даже спустя десятилетия после войны при строительных работах находят ранее неизвестные братские могилы[5].

После взятия Берлина гражданское население оказалось перед угрозой голода, однако советское командование организовало раздачу пайков гражданским лицам, что спасло многих берлинцев от голода.

Насилие в отношении гражданских лиц[править | править исходный текст]

После занятия Берлина были отмечены случаи насилия в отношении гражданских лиц, масштаб этого явления является предметом дискуссий. По утверждениям ряда источников, по мере продвижения Красной Армии по городу, началась волна мародёрства и изнасилований гражданского населения, в том числе групповых[6][7][8]. По данным, приводимым немецкими исследовательницами Sander и Johr, всего в Берлине советскими солдатами было изнасиловано от 95 до 130 тысяч жительниц, из них примерно каждая десятая покончила с собой[9]. Ирландский журналист Корнелиус Райэн (Cornelius Ryan) пишет в своей книге «The Last Battle», что по оценкам врачей, с которыми он говорил, от 20 000 до 100 000 женщин было изнасиловано.[10]

Английский историк Энтони Бивор со ссылкой на профессора Нормана Наймана отмечает, что с приходом советских войск поднималась волна насилий над женщинами, которая затем довольно быстро затихала; однако все повторялось после подхода новых частей[11].

По словам свидетеля и участника боёв[12], философа и культуролога[13][14][15][16][17]Григория Померанца, «В конце войны массами овладела идея, что немки от 15 до 60 лет — законная добыча победителя». Померанц рассказывает ряд берлинских эпизодов, иллюстрирующих ненаказуемость насильников в апреле 1945 г.: так, сданный им в контрразведку за попытку изнасилования пьяный сержант не получил «даже трех суток ареста за безобразное поведение». Начальник Померанца, майор, мог лишь «попытаться усовестить» лейтенанта, который отыскал в бомбоубежище красавицу-киноактрису и водил всех своих приятелей насиловать её[18].

По словам Энтони Бивора:

Немецкие женщины вскоре осознали, что по вечерам, во время так называемых «часов для охоты», на улицах города лучше было не появляться. Матери прятали молодых дочерей по чердакам и подвалам. Сами они отваживались ходить за водой только ранним утром, когда советские солдаты ещё отсыпались после ночных пьянок. Будучи пойманными, они зачастую выдавали места, где прятались их соседи, пытаясь тем самым спасти собственных отпрысков(...) Берлинцы помнят пронзительные крики по ночам, раздававшиеся в домах с выбитыми окнами. (...)Подруга Урсулы фон Кардорф и советского шпиона Шульце-Бойзена была изнасилована «по очереди двадцатью тремя солдатами»(...) Позднее, находясь уже в госпитале, она накинула на себя петлю.

Бивор также отмечает, что для того, чтобы избежать постоянных, а тем более групповых изнасилований, немецкие женщины зачастую старались найти себе «покровителя» среди советских солдат, который, распоряжаясь женщиной, в то же время защищал её от других насильников[19][20][21].

Ввиду случаев насилия над мирным населением последовали Директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 20 апреля и Военного совета фронта от 22 апреля 1945 года. По утверждению Померанца, поначалу на директивы «начхали», однако «недели через две солдаты и офицеры остыли»[22]. Военный прокурор 1-го Белорусского фронта 2 мая писал в донесении, что после издания директивы Ставки «в отношении к немецкому населению со стороны наших военнослужащих, безусловно, достигнут значительный перелом. Факты бесцельных и [необоснованных] расстрелов немцев, мародерства и изнасилований немецких женщин значительно сократились», хотя по-прежнему фиксируются[23]

29 апреля в донесении начальника политотдела 8-й гвардейской армии (того же фронта) также констатируeтся снижение числа эксцессов, но не в Берлине, где «в расположении соединений и частей, ведущих боевые действия, до сих пор наблюдаются случаи исключительного плохого поведения военнослужащих. (…)Некоторые военнослужащие дошли до того, что превратились в бандитов» (далее следует перечень более чем полусотни награбленных предметов, изъятых при аресте у рядового Попова).[24]

По мнению Э. Бивора, «изменение политической линии произошло слишком поздно: накануне большого наступления уже невозможно было направить в нужное русло ту ненависть к врагу, которая пропагандировалась в Красной Армии на протяжении многих лет»[25]

В российских СМИ и историографии тема массовых преступлений и насилий военнослужащих Красной Армии долго находилась под запретом, и ныне ряд историков старшего поколения склонен замалчивать или преуменьшать этот вопрос[21]. Российский историк, президент Академии военных наук генерал армии Махмут Гареев не согласен с утверждениями о массовом характере жестокостей[26]:

Конечно, проявления жестокости, в том числе и сексуальной, случались. Отрицать это глупо. Их просто не могло не быть после того, что фашисты натворили на нашей земле. Но такие случаи решительно пресекались и карались. И они не стали массовыми.

Отражение в искусстве[править | править исходный текст]

Штурм Берлина является центральной темой или фоном действия героев в следующих кинофильмах:

  • «Штурм Берлина», 1945, реж. Ю. Райзман, документальный (СССР)
  • «Падение Берлина», 1949, реж. М. Чиаурели (СССР)
  • 5 серия («Последний штурм», 1971) киноэпопеи «Освобождение» Ю. Озерова (СССР)
  • Der Untergang (в русском прокате — «Бункер» или «Падение»), 2004 (Германия-Россия)

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Берлинская операция. Международный объединенный Биографический Центр. Проверено 16 мая 2011. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011.
  2. «Союзники. Несостоявшийся триумф», передача Би-би-си от 20 апреля 2005
  3. 1 2 Исаев, 2007
  4. Алексей Исаев: Цена Берлина
  5. Райан К. «Последняя битва»
  6. Бивор Э. Падение Берлина — гл. 21, 23
  7. Hanna Schissler The Miracle Years: A Cultural History of West Germany, 1949—1968
  8. Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. («Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»).
  9. Helke Sander, Barbara Johr. BeFreier und Befreite. Krieg, Vergewaltigung, Kinder. München, 1992 P. 54, 59. («Освободители и освобожденные: война, насилие, дети»). Цит. по Бивор, Падение Берлина, гл. 27
  10. Cornelius Ryan: Der letzte Kampf, стр. 419; Lizenzausgabe der Büchergilde Gutenberg 1968
  11. Бивор Э. Падение Берлина, гл. 20 — М.: АСТ, 2004, стр. 390
  12. Л. А. Булавка, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института Культурологии. Солженицын: от критики насилия в СССР до апологетики насилия в США//«Альтернативы», 2006 г., № 4
  13. Пормеранц. Справка на телеканале РТР
  14. Дело (СПб), 26.202.2007
  15. Новая газета 27.11.2009
  16. Юрий Богомолов Жить без подлости Российская газета 23.11.2009
  17. Актуальные проблемы Европы, экономика, политика, идеология, ИНИОН РАН Выпуски 1-2 2006 стр. 5
  18. Григорий Померанц. Записки гадкого утенка
  19. Бивор. Падение Берлина, гл. 23, 27
  20. Anthony Beevor. 'They raped every German female from eight to 80' // The Guardian, 01 мая 2002]  (англ.)
  21. 1 2 Г. А. БОРДЮГОВ ВОЙНА ВСЕ СПИШЕТ"? Вермахт и Красная Армия: к вопросу о природе преступлений против гражданского населения
  22. Г. С. Померанц Записки гадкого утенка
  23. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Первоисточники ]- Русский архив: Великая Отечественная. Т. 15 (4—5). Битва за Берлин (Красная Армия в поверженной Германии)
  24. Лавренов С. Я., Попов И. М. Крах Третьего рейха. — M.: ACT, 2000. ISBN 5-237-05065-4.стр. 375
  25. Э. Бивор. Падение Берлина М., АСТ, 2004, стр. 257
  26. Секс-Освобождение: эротические мифы Второй мировой

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]