Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Социальное предпринимательство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Социа́льное предпринима́тельство — подход к решению социальных, культурных и экологических проблем через технологии бизнеса и в частном секторе экономики[1]. Концепция социального предпринимательства может быть применена к широкому спектру организаций, различных по размеру, преследующим разные цели, исповедующим различные убеждения[2].

Если обычные предприниматели, как правило, оценивают успешность своей деятельности, ориентируясь на прибыль, выручку (объём продаж) или стоимость акций, то социальные предприниматели также принимают во внимание позитивную «социальную отдачу». Социальное предпринимательство обычно ориентировано на решение социальных, культурных или экологических задач, и в этом аспекте оно сближается с добровольным (некоммерческим, волонтёрским) сектором[3].

Прибыль также может приниматься во внимание, но не как самоцель, а скорее, как средство для дальнейшего продвижения к достижению социальных или культурных целей организации.

Концепция социального предпринимательства[править | править вики-текст]

Выдающийся экономист Питер Друкер верил в возможность экономического прогресса при социальной гармонии

Идея социального предпринимательства заметно отличается от основ предпринимательства традиционного, однако между этими типами деловой активности имеется ряд общих черт. Ещё в начале XIX века французский экономист-классик Жан Батист Сэй определил предпринимателя как человека, который «принимает» некую идею и преобразовывает её таким образом, что она начинает менять общество[4]. Далее Сэй характеризует предпринимателя, как того, кто «перемещает экономические ресурсы из области меньшей продуктивности в область большей продуктивности и дохода»[5]. Подобно тому как традиционный предприниматель (напр., Генри Форд, Стивен Джобс) изменяет производительность традиционных экономических ресурсов, социальный предприниматель, как отмечает теоретик менеджмента Питер Друкер, изменяет производительность всего общества[5].

Социальное предпринимательство в современном обществе предполагает альтруистическую манеру ведения бизнеса, сосредоточенную на общественных выгодах[6]. Проще говоря, предпринимательство становится социальным, когда оно трансформирует социальный капитал таким образом, что тот начинает оказывать позитивное влияние на общество[7]. Это влияние рассматривается социальным предпринимателем как выгодоприобретение, поскольку успех социального предприятия зависит от ряда факторов, связанных с социальным воздействием и не приоритетных для традиционных предприятий. Таким образом, разница между «предпринимательством» и «социальным предпринимательством» заключается, прежде всего, в целеполагании. Социальные предприниматели стремятся преобразовать общество в целом, а не извлечь из него максимум прибыли, как предприниматели классические[8].

В процессе преобразования общества социальные предприниматели, как правило, имеют дело непосредственно с острыми социальными проблемами, причём стремятся рассматривать их в широком контексте, на пересечении различных сфер знаний, теорий и дисциплин. Такой подход даёт лучшее понимание корней общественных проблем, позволяет разрабатывать инновационные решения и мобилизовать имеющиеся в распоряжении ресурсы для наиболее эффективного влияния на общество в глобальном масштабе[7]. Как частные, так и государственные агентства во всем мире оказывают поддержку нуждающимся сообществам и отдельным лицам, в общей сложности на миллиарды долларов в год. Такая поддержка может способствовать формированию и широкому распространению инновационных идей[7].

Эволюция определения[править | править вики-текст]

Переход от концепции социального предпринимательства, выдвинутой в крайне общей форме, к его точному определению оказывается очень непростым и тернистым. Как следствие, определение социального предпринимательства, как явления, и социального предпринимателя, как его проводника, эволюционирует и уточняется на протяжении нескольких последних десятилетий, одновременно с развитием самой сферы социального предпринимательства.

К настоящему времени многие виды деятельности высшего социального назначения или связанные с развитием общества всё ещё успешно вписываются в современное понимание социального предпринимательства, а среди специалистов по-прежнему не существует общепринятого определения этого явления и, аналогично, нет единого мнения, кого можно относить к социальным предпринимателям[9]. Часто к ним относят благотворителей, общественников, экологов и других социально-ориентированных деятелей. Трудности с определением того или иного из перечисленных деятелей как социального предпринимателя обусловлены ещё и тем, что типы карьерных путей каждого из них сильно разнятся[10].

Классическим[9][11] определением социального предпринимательства считается определение Грегори Диза, приведённое им в фундаментальной работе «The Meaning of „Social Entrepreneurship“» 1998 года[2]. Оно получено путём добавления социального аспекта к определению предпринимательства из работ Йозефа Шумпетера, Жана-Батиста Сэя, Питера Друкера и Говарда Стивенсона[en][11]. По словам Диза, социальные предприниматели — это агенты изменений в социальном секторе, благодаря:

  • принятию миссии, направленной на создание и поддержание социальной ценности (а не только ценности для индивидуума);
  • выявлению и неустанной реализации новых возможностей, связанных с этой миссией;
  • участию в процессе постоянных инноваций, адаптации и обучения;
  • смелым действиям, не ограниченным имеющимися на руках ресурсами;
  • обострённому чувству ответственности за судьбу социальных групп, для которых они работают, и за результат своей деятельности.[11]

Таким образом, по Дизу, социальное предпринимательство — это применение лучших практик традиционного предпринимательства для достижения социальных целей или выполнения социальной миссии. Джерр Боши в работе «Merging Mission and Money: A Board Member’s Guide to Social Entrepreneurship» (1998) усиливает[11] это определение, подчеркивая необходимость баланса между двумя компонентами:

Социальные предприниматели — это руководители, которые уделяют повешенное внимание рыночным механизмам, не упуская при этом из виду свою основную миссию. Они способны создать баланс между моральными императивами и жаждой прибыли — и этот процесс представляет собой сердце и душу всего социального движения.

За последующие 10 лет было сформулировано множество определений социального предпринимательства. Дебби Брок и Сьюзен Стейнер в приложении к статье 2008 года «Social Entrepreneurship education: Is it achieving the desired aims?» приводят 13 таких определений, предложенных как видными теоретиками (Грегори Диз, Алекс Николлс[en], Дэвид Борнштейн, Пол Лайт, Джоанна Мэйр, Шеррилл Джонсон и другие), так и практиками-организаторами социального предпринимательства (Фонд Ашока, Фонд Шваба, Фонд Сколла и т. д.)[13].

В целом, этот период эволюции определения социального предпринимательства стал периодом фиксации наблюдений[14]. Некоторые из них оказывались довольно интересными, однако затрагивали лишь отдельные, разрозненные аспекты. Например, Перрини и Вурро в 2004 году заметили, что социальные предприниматели демократичней и коллегиальней обычных в процессе принятия решений в своей среде. Джоанна Мэйр и Эрнесто Нобо полагают, что социальный предприниматель отличается от обычного большим недовольством окружающим его положением вещей. Ганеш Праду предполагает, что социальные предприниматели могут рассчитывать на большую поддержку в обществе, чем традиционные. Однако ни один из этих признаков не уникален для социального предпринимателя, многие бизнесмены обладают этими качествами по отдельности и даже в совокупности[14].

Эффективным методом пополнения знаний и уточнения представлений о социальном предпринимательстве является наблюдение за деятелями, консенсусно относимым к виднейшим социальным предпринимателям. Среди таковых любой аналитик назовёт пакистанца Ахтара Хамида Хана и Мухаммада Юнуса из Бангладеш. Юнус основал Grameen Bank, ставший пионером концепции микрокредитования инноваторов в нескольких развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки. За свою деятельность в 2006 году Мухаммад Юнус был удостоен Нобелевской премии мира. Другие деятели, такие как бывший мэр Индианаполиса Стивен Голдсмит[en] прикладывают усилия на местном уровне, в частности, привлекая частный сектор к работе городских служб[15][16]

Отдельным специалистам удавалось время от времени делать существенные дополнения и уточнения, не вызывавшие возражений: в частности, Хелен Хох и Пол Трейси в 2004 году заявили, что при работе социального предприятия «возникающие излишки должны использоваться в интересах „клиентов“ социального предприятия, а не лиц, его контролирующих»[17]. Однако при бурном развитии самой отрасли и её теоретической базы, такие случаи составляют, скорее, исключения, а попытки обобщений по формальным признакам тут же снова обнаруживают расхождения во мнениях уже на новом уровне. Так, некоторые исследователи выступают за ограничение термина «социальный предприниматель», относя его только к учредителям организаций, осуществляющих деятельность исключительно на заработанные средства, то есть на доход, полученный непосредственно от потребителей. Другие придерживаются более широкой трактовки, называя социальными предпринимателями также и тех, кто прибегает к работе по контракту с органами государственной власти, или использует в своей деятельности гранты и пожертвования.

Более глубокий анализ позволяет вскрыть два принципиально разных взгляда на социальное предпринимательство и, соответственно, комментаторы, как правило, тяготеют к одному из них:

  1. Социальное предпринимательство как набор практик, которые могут быть связаны с организациями (хотя это и не обязательное условие)
  2. Социальное предпринимательство как деятельность некоммерческих организаций, пытающихся повысить свою эффективность с помощью методов традиционного бизнеса[17].

Несмотря на все трудности, определение социального предпринимательства как явления и социального предпринимателя как его проводника, успешно эволюционирует. Оно прошло пусть от предположения о возможности приложения бизнес-инструментов к социальной сфере, через осознание необходимости баланса между этими ипостасями, до представления об их однородном «сплаве»[17].

Деловой и социальный сектора используют разные процессы принятия решений и, соответственно, говорят на разных языках. Успешный социальный предприниматель действует подобно переводчику, дипломату и посреднику между ними. Социальное предпринимательство не ограничивается тем, чтобы придать социальному сектору черты бизнеса или, напротив, наделить бизнес социальным сознанием. Это всего лишь результат комплексного и более сложного процесса. Социальное предпринимательство — своеобразная смесь двух областей, позволяющая создавать устойчивую социальную ценность максимально эффективно, плодотворно и справедливо.

— Дж. Кикал, Т. «Социальное предпринимательство. Миссия — сделать мир лучше», 2012

Не менее важной для социального предпринимателя оказывается способность действовать в рамках определённого социального контекста, он должен умело использовать культурные, политические, юридически, финансовые и другие инфраструктуры[18].

Для дальнейшего уточнения определение социального предпринимательства, необходимо установить его функции, отделить их от функций благотворительности и добровольческого сектора, что даст возможность очертить границы деятельности социальных предпринимателей[19]. Такие попытки предпринимались. Ещё в 2007 году глава Фонда Сколла Салли Осберг[en] и профессор Роджер Мартин[en] опубликовали в журнале Stanford Social Innovation Review[en] нашумевшую статью-манифест «Social Entrepreneurship: The Case for Definition»[20][21], где указали, что истоки чрезмерной инклюзивности понятия «социальное предпринимательства» в размытости термина «предпринимательство», тогда как с понятием «социальности» проблем не существует. Но если обычная предпринимательская деятельность существует на протяжении веков, а сами предприниматели благополучно обходятся без её точного определения, то для социального предпринимательства, по мнению авторов, в таком положении вещей кроется опасность:

Мы утверждаем, что на сегодняшний день определения СП практически не существует… [Оно] стало настолько емким…, что теперь его можно применять ко всем разновидностям общественно полезной деятельности… В некотором смысле такая инклюзивность — неплохая вещь… [Но] социальное предпринимательство является привлекательной конструкцией именно потому, что его перспективы очень значительны. И если эти перспективы не станут реальностью — в силу того, что определение термина включает слишком много «непредпринимательских» инициатив — то тогда репутация СП будет подорвана, а идея подлинного СП — утрачена. Мы считаем, что для предотвращения этой угрозы следует сформулировать более точное определение… Очень важно установить границы… деятельности, которая может быть весьма достойной, но не соответствующей нашему определению. Если границы не будут обозначены, то термин СП так и останется слишком широким и, по сути, бесполезным.

Нас беспокоит то, что серьезные мыслители вновь начнут игнорировать социальное предпринимательство, и тогда возникнет опасность неизбирательного применения данного термина, подрывающего ценность СП и его потенциальное значение для тех, кто стремится постичь особенности социальных изменений и прогресса. Мы убеждены в том, что социальное предпринимательство имеет такое же жизненно важное значение для общественного прогресса, как и традиционное предпринимательство для развития экономики. Поэтому СП заслуживает более строгого и серьезного внимания по сравнению с тем, что наблюдается сегодня[21].

Диаграмма, иллюстрирующая различия между деятелями социальной сферы (по Осбергу и Мартину)

Далее авторы дают своё определение традиционного предпринимателя (через описание его качеств: вдохновение, творчество, готовность непосредственно участвовать в реализации новой идеи, смелость, стойкость) и заявляют, что все его качества присущи и социальному предпринимателю, а разница между ними «в сути ценностного предложения», выражаемого в прибыли для себя и инвесторов, в случае обычного бизнесмена, и в создании масштабного общественного блага — в случае социального предпринимателя. Затем авторы статьи вводят понятие «равновесия» в обществе или в целевой социальной группе, на которую направлены усилия социального предпринимателя. Это понятие нужно им для разделения социальных предпринимателей, провайдеров социальных услуг и общественных деятелей. Разница между ними, по Осбергу и Мартину, заключается заключается в характере действия (прямом или косвенном) и в его результатах - социальных предпринимателей характеризуют прямое действие и достижение нового, более справедливого устойчивого равновесного положения[21].

Несмотря на достаточную стройность и обоснованность концепции Осберга и Мартина, а также на их предостережения, она также не получила всеобщего признания. Попытки сузить определение социального продолжаются, например, авторы сборника «Social Entrepreneurship and Social Business. An Introduction and Discussion with Case Studies» (2012) идут «от обратного», указывая, чем социальное предпринимательство не является, по их мнению: это не «синоним социального бизнеса», не «новая форма социальной ответственности», не «единственная модель социальных инноваций» и, наконец, «не новый сектор», поскольку границы его размыты и могут включать в себя компоненты частного, государственного и гражданского секторов[22].

Социальному предпринимательству посвящён большой массив литературы, каждый год выходят несколько новых монографий, и авторы почти каждой из них затрагивают проблему дефиниции. Некоторые авторы включают в свои работы обзоры наиболее известных определений, авторы более прикладной литературы могут ограничиваться одним определением, с оговоркой, что оно хорошо подходит «для наших нужд». В целом, такой раздел стал общим местом в исследованиях, настолько, что авторы позволяют себе иронизировать над проблемой. Так Джейсон Хейбер в книге «The business of good. Social entrepreneurship and the new bottom line» (2016), пишет: «Спросите трёх людей и получите три разных определения»[23], а Джорджия Кеохане, открывая свой труд «Social Entrepreneurship for th 21st Century: Innovation Across the Nonprofit, Private and Public Sectors» (2013), вспоминает «крылатую» фразу судьи Поттера Стюарта «Узнаю, когда вижу», сказанную в отношении порнографии[24].

Таким образом, к настоящему времени социальное предпринимательство остаётся концепцией, трудной для дефиниции[25]. Сохраняющаяся вариативность определений создаёт определённые трудности для анализа, но в то же время предоставляет обширное пространство для междисциплинарных исследований, направленных на более глубокое понимание этого явления, постоянно бросает вызов самому понятию «социального предпринимательства». Неизменно главное: независимо от того, в каком секторе общества действуют те или иные организации (то есть, корпорации или некорпорированные ассоциации и сообщества), в своём стремлении социальное предпринимательство остаётся сфокусированным на позитивном социальном воздействии[6].

История[править | править вики-текст]

Хотя термину «социальное предпринимательство» всего несколько десятилетий, само явление имеет давнюю историю. Исторически к числу тех, чья деятельность может служить образцом социального предпринимательства, можно отнести основателя ордена францисканцев Святого Франциска Ассизского[26]; Флоренс Найтингейл, основательницу первого училища для медсестёр в Великобритании, разработавшую прогрессивные стандарты работы медсестёр и способствовавшую их широкому распространению[27]; Роберта Оуэна, основателя кооперативного движения; Винобу Бхаве, основателя индийского движения «Земля в дар»[en]. В XIX и XX веках некоторые из наиболее успешных социальных предпринимателей способствовали распространению инноваций, полезность которых в социально-культурной, образовательной и здравоохранительной сферах была оценена так высоко, что они были внедрены в национальных масштабах при поддержке государства или бизнеса[28]. В России социальное предпринимательство появилось на рубеже XIX—XX веков. В качестве примера можно назвать Дом трудолюбия, основанный отцом Иоанном Кронштадтским. Здесь каждый нуждающийся (от одиноких матерей до бездомных) мог найти себе работу, получить приют и заботу. Идея домов трудолюбия впоследствии получила распространение по всей России[29].

Бурное развитие социального предпринимательства сначала как идеи, привлекавшей всё большее число сторонников, затем в виде концепции со своей терминологией и теоретической базой пришлось на 1980—1990-е годы, и является частью более широкого феномена всемирной «социальной мобилизации»[30]. Как раз на последние два десятилетия XX века пришёлся взрывной рост числа некоммерческих организаций. Если к началу 1980-х их количество во всём мире не превышало 100 000, и подавляющее число составляли американские НКО, то к концу 1990-х их насчитывались миллионы, причём именно США стали основным «центром роста». Появился новый многомиллиардный сектор экономики — гражданский, или, как его часто называют, третий сектор, наряду с государственным и частным секторами. Причины свершившейся «социальной революции» следует искать в росте благосостояния населения земли, повышении уровня грамотности, информированности и правосознания, активизации женских и других правозащитных движений, консолидации прочих социальных групп и сообществ. Решающую роль сыграло появление новейших средств связи, развитие транспорта, финансовых институтов и, как следствие, падение или ослабление многих ранее труднопреодолимых барьеров для перемещения людей, идей и денежных средств: пространственных, временных, информационных и, в частности, языковых. В то же время, вместе со всеми этим благами к огромному числу людей пришло острое осознание множества изъянов и несовершенств современного общества, а также глубокое разочарование в государственных и частных институтах, неспособных, по их мнению, справиться с вызовами времени. Результатом стало беспрецедентное стремление граждан изменить жизнь к лучшему своими силами[31].

Организатор социального предпринимательства Билл Дрейтон (слева), которому приписывают авторство этого термина

Термины «социальное предпринимательство» (англ. social entrepreneurship) и «социальный предприниматель» (англ. social entrepreneur) впервые упоминаются в 1960—1970-х годах в англоязычной литературе, посвященной вопросам социальных изменений[32]. Они стали широко употребительными в 1980-х годах, благодаря популяризации со стороны общепризнанного «гуру» социального предпринимательства, американца Билла Дрейтона, основателя компании Ашока, целенаправленно занимающегося выявлением и поддержкой социальных предпринимателей по всему миру[33].

Вехой в истории популяризации социального предпринимательства стала публикация британского журналиста Чарльза Лидбитера[34] «The Rise of the Social Entrepreneur» 1997 года[6].

Большую роль в развитии социального предпринимательства сыграл Майкл Янг. Профессор Гарварда Дэниэл Белл назвал Янга «самым успешным в мире предпринимателем в области социальных инициатив», благодаря его роли в создании более 60-ти организаций по всему миру, включая Школу социальных предпринимателей, в которой энтузиасты получают поддержку в реализации своего потенциала, а также непосредственно в открытии, расширении и развитии своих социальных инициатив и бизнеса. Школа была открыта Янгом в Лондоне в 1997 году и к настоящему времени имеет филиалы по всей Великобритании, а также в Австралии, Канаде и Ирландии.

Другим известным британским социальным предпринимателем является лорд Мосон, кавалер Ордена Британской империи, получивший титул пэра в 2007 году за работу по экономическому и социальному обновлению и улучшению городских территорий, он же является автором книги «Социальный предприниматель»[35] и управляющим компанией, занимающейся распространением его опыта.

Социальное предпринимательство как профессию и область для изучения впервые представил Грегори Диз, директор Центра развития социального предпринимательства Университета Дьюка, в конце 1990-х годов[36].

Профессор Мухаммад Юнус, после получения Нобелевской премии мира в 2006 году, стал без преувеличения культовой и центральной фигурой в мире социального предпринимательства. С его именем связаны множество инициатив, включая проводимый с 2010 года Международный день социального бизнеса, как правило, отмечаемый в ряде стран 28 июня, в день его рождения.

Социальное предпринимательство сегодня[править | править вики-текст]

Крупнейшие организации[править | править вики-текст]

Группы, ориентированные на социальное предпринимательство можно разделить на несколько категорий: местные предприятия, социально ответственные предприятия, специалисты в области социальных услуг и социально-экономические предприятия[6]. В основе местно-ориентированных (общинных) предприятий лежит социальная активность общины, которая использует свою культуру и капитал для расширения своих возможностей, образуя из себя собственно предприятие[37]. Социально ответственные предприятия сфокусированы на устойчивом развитии на основе инициатив, направленных, в основном, на социальные выгоды[6]. Специалисты в отрасли социальных услуг работают в этой сфере, расширяя социальный капитал для разных людей, сообществ и организаций. Социально-экономические предприятия включают в себя корпорации, сочетающие в своих целях получение прибыли и некоммерческие социальные преобразования в сообществах. Кроме того, существуют организации, занимающиеся расширением возможностей самих социальных предпринимателей, связывающие их с наставниками, совершенствующие их бизнес-модели и проводящие их подготовку к получению инвестиций. Такие организации-катализаторы способствуют распространению идей и подходов социального предпринимательства в глобальном масштабе.

Одним из широко известных современных социальных предпринимателей является получивший в 2006 году Нобелевскую премию мира[38] Мухаммад Юнус, основатель и менеджер банка Garmeen и связанной с ним группы социальных венчурных предприятий. Юнуса называют «отцом микрокредитования», он известен как основатель целого движения микрофинансирования, благодаря которому миллионы жителей сельских общин получают доступ к небольшим кредитам[4].

Деятельность Юнуса и его банка оказала огромное влияние на новое поколение социальных предпринимателей и является примером важной особенности современного социального предпринимательства: реализация социальных задач с использованием принципов бизнеса может принести колоссальный успех[39] . В некоторых странах, в том числе в Бангладеш и в меньшей степени в США, социальные предприниматели занимаются теми задачами, которые государство, играющее ограниченную роль в жизни общества, на себя не берёт. В других странах, в частности, в Европе и Южной Америке они довольно тесно работают совместно с государственными организациями, как на общенациональном, так и на местном уровне.

Модели[править | править вики-текст]

Джон Элкингтон[en] и Памела Хартиган[en] в книге The Power of Unreasonable People[en] рассматривают бизнес-структуры социальных предпринимателей трёх разных моделей, применяемых в различных ситуациях и экономических условиях:

  1. Некоммерческая усиленного воздействия (The Leveraged Non-Profit): Эта бизнес-модель использует традиционные доступные ресурсы (кредиты, гранты, пожертвования) для того, чтобы реагировать на социальные нужды. В основе — инновационное использование имеющихся средств, в целях усиления возможностей удовлетворения потребностей общества. Такая модель близка к более традиционным способам решения проблем, хотя и отличается от них своими инновационными подходами[40].
  2. Гибридная некоммерческая (The Hybrid Non-Profit): Такая организационная структура может принимать множество форм, но отличается от предыдущей готовностью использовать собственную прибыль для поддержания своей деятельности. Гибридные некоммерческие организации часто создаются для устранения последствий неэффективного государственного регулирования или фиаско рынка, так как они приносят доход для поддержания функционирования за пределами кредитов, грантов и других форм традиционного финансирования[41].
  3. Социальные деловые предприятия (Social Business Venture): Предприятия, построенные по такой модели, предназначены для создания изменений на основе общественных средств. Социальные деловые предприятия развиваются в условиях отсутствия внешнего финансирования и вынуждено преобразуются в коммерческие предприятия[42].

Встречаются также гибридные коммерческие модели, когда обычный бизнес вкладывает некоторую часть своей прибыли на социальную, культурную или экологическую деятельность. Сотрудники корпораций могут также участвовать в социальное предпринимательстве, с одобрения руководства компании или без него. Такая деятельность определяется как корпоративное социальное предпринимательство[en][42].

Международное присутствие[править | править вики-текст]

См. также категорию «Социальное предпринимательство по странам».

В настоящее время некоммерческие и негосударственные организации, фонды, правительства и частные лица поддерживают, финансируют и консультируют социальных предпринимателей по всему миру. Появляется все больше программ высшего образования для социальных предпринимателей.

Такие организации, как фонд «Ашока: инновации для общества», Фонд Сколла, Сеть Омидьяра, Фонд социального предпринимательства Шваба, Канадский фонд социального предпринимательства, корпорация New Profit, фирма Echoing Green заняты поиском по всему миру людей, чья деятельность существенно меняет общество, но пока что не имеющих достаточных средств.

Среди государств в области развития социального предпринимательства традиционно лидируют Великобритания и США, в том числе в силу законодательно выделенного статуса социального предпринимательства. Также высокие показатели демонстрируют Италия (благодаря исторически сильному кооперативному движению), страны Скандинавии, Южная Корея, Малайзия, Индия, Бангладеш, некоторые страны Африки[43]. Страны Восточной Европы и постсоветского пространства, включая Россию, пока в целом остаются на периферии этих процессов.

Программа американской компании «Ашока» «Измени мир» (англ. Changemakers) использует Интернет для того, чтобы устраивать своего рода соревнования, в результате которых возникают сообщества, решающие насущные проблемы. В Северной Америке организации склонны поддерживать выдающихся индивидуумов, а в Азии и Европе больше внимания уделяется взаимодействию социальных предпринимателей с организациями, частными лицами и общественными движениями. В России поиском и поддержкой социальных предпринимателей на постоянной основе занимается Фонд региональных социальных программ «Наше будущее», созданный в 2007 году по инициативе Вагита Алекперова.

Молодёжное социальное предпринимательство получает все большее распространение как метод вовлечения молодых людей в решение социальных проблем. Молодёжные организации и программы поддерживают эти усилия с помощью разнообразных стимулов. Примером может служить австралийская программа Фонда для молодых австралийцев (англ. The Foundation for Young Australians) Young Social Pioneers, которая инвестирует в инициативы молодых людей, приносящие положительные перемены в обществе.

Журнал Fast Company[en] каждый год публикует список 45 лучших социальных предпринимателей года, которыми журнал называет организации, «использующие дисциплину мира корпораций для решения сложных социальных проблем»[44].

Роль технологий[править | править вики-текст]

Интернет и социальные сети сыграли ключевую роль ресурсов для успеха и сотрудничества многих социальных предпринимателей[45]. В XXI веке Интернет стал особенно полезен для быстрого распространении информации. Кроме того, Интернет позволяет совместно создавать новые ресурсы на принципах открытого исходного кода. Новые медиа позволяют доносить свои идеи до широкой аудитории, помогают сетям и инвесторам в развитии на глобальном уровне, в достижении своих целей практически без стартового капитала. Например, расцвет идеологии открытого программного обеспечения, как новой парадигмы устойчивого развития, позволяет людям во всем мире сотрудничать в решении местных проблем столь же эффективно, как и в разработке нового программного обеспечения.

Общественная полемика[править | править вики-текст]

Несмотря на то, что социальные предприниматели на уровне небольшой общины или группы реализуют многие, подчас весьма инновационные начинания, на этапе масштабирования их наработок до уровня общества в целом часто возникают трудности[7] . Исследования показывают, что очень немногие люди обладают предпринимательским талантом и навыками в сочетании с социально-ориентированным мировоззрением[46]. Таким образом, социальные инициативы оказываются компромиссными и часто не доходят до широкой аудитории. Поскольку понятие социального предпринимательства было популяризировано лишь недавно, некоторые сторонники данной концепции говорят о необходимости разработки неких стандартизованных методов распространения достижений социальных предпринимателей по всему миру[7].

Для качественного прорыва в развитии социального предпринимательства необходимо привлечение на его сторону как можно большего числа мировых лидеров, для чего, в свою очередь, необходима большая разъяснительная и популяризаторская работа[6]. Вовлечённость и сотрудничество между частными корпорациями и государственными органами позволяют привлечь дополнительные средства для осуществления социальных инициатив, повышают подотчетность на обоих концах, развивают связи с нуждающимися общинами, отдельными лицами или учреждениями. Например, частные организации или некоммерческие организации в прошлом решали проблемы безработицы в сообществах[47]. При всём этом, в настоящее время имеются только краткосрочные решения, или решения, не масштабируемые до нужной степени, чтобы охватить максимально возможное число нуждающихся[47]. Государственная политика в финансовом секторе могла бы решить эту проблему; однако, недостаточное сотрудничество между этими сторонами, обе из которых служат обществу, приводит к снижению эффективности социального предпринимательства. Причины такого застоя кроются в мотивах и целях как социальных предпринимателей, так и политиков[48]. Последние, естественно, как правило, имеют приоритеты, отличные от целей социальных предпринимателей, что приводит к недостаточному росту и слишком медленному расширению социальных инициатив.

Поскольку социальное предпринимательство только недавно начало набирать обороты, нынешние социальные предприниматели поощряют сторонников и активистов к пополнению своих рядов и выдвижению новых инновационных инициатив[48]. Увеличение масштабов социального предпринимательства, естественно, повышает вероятность действенной, устойчивой и эффективной инициативы. Расширение вовлечения привлекает больше внимания, особенно со стороны политиков и частных корпораций, которые могут способствовать появлению новых социальных предпринимателей путём изменения политики, программ обучения и развития лидерства, направленных на развитие социальных предпринимателей. Одновременно исследования показывают, что, поскольку социальные предприниматели пытаются расширить своё влияние и масштабировать свои усилия, названные институции будут играть ключевую роль в их успехе[49].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. The New Heros, What is Social Entrepreneurship, Oregon Public Broadcasting, 2005
  2. 1 2 3 J. Gregory Dees. The Meaning of Social Entrepreneurship. CASE at Duke (31 октября 1998). Проверено 31 июля 2016.
  3. Thompson, J.L., The World of the Social Entrepreneur, The International Journal of Public Sector Management, 15(4/5), 2002, p.413
  4. 1 2 Martin, R. L., & Osberg, S. (2007). Social entrepreneurship: The case for definition. Stanford social innovation review, 5(2), 28-39.
  5. 1 2 Борнштейн, 2015, с. 30.
  6. 1 2 3 4 5 6 Wee-Liang, Williams, John, and Tan, Teck-Meng. «Defining the ‘Social’ in ‘Social Entrepreneurship’: Altruism and Entrepreneurship.» The International Entrepreneurship and Management Journal. no. 3 (2005): 353—365.
  7. 1 2 3 4 5 Alvord, Sarah H., Brown, David L., and Letts, Christine W. «Social Entrepreneurship and Societal Transformation: An Exploratory Study.» The Journal of Applied Behavioral Science. no. 3 (2004): 260—282.
  8. Baron, David P. «Corporate Social Responsibility and Social Entrepreneurship.» Journal of Economics & Management Strategy. no. 3 (2007): 683—717.
  9. 1 2 Сидоров, 2015.
  10. Такой видный специалист в области социального предпринимательства, как Дэвид Борнштейн[en] даже использует термин «социальный новатор» в качестве синонима «социального предпринимателя», поскольку многие из них, в самом деле, применяют в своей деятельности разнообразные творческие, нетрадиционные стратегии
  11. 1 2 3 4 Кикал, Лайонс, 2014, с. 30.
  12. Boschee, Jerr. Merging Mission and Money: A Board Member’s Guide to Social Entrepreneurship. Social Enterprise Canada (1998). Проверено 31 июля 2016.
  13. Debbi D. Brock, Susan D. Steiner. Social Entrepreneurship education: Is it achieving the desired aims?. Universitat de Barcelona (2008). Проверено 31 июля 2016.
  14. 1 2 Кикал, Лайонс, 2014, с. 34-35.
  15. Let's hear those ideas, The Economist (August 12, 2010). Проверено 1 декабря 2010.
  16. Goldsmith Stephen. The Power of Social Innovation: How Civic Entrepreneurs Ignite Community Networks for Good. — Jossey-Bass.
  17. 1 2 3 Кикал, Лайонс, 2014, с. 32.
  18. Кикал, Лайонс, 2014, с. 36.
  19. Abu-Saifan, S. 2012. Social Entrepreneurship: Definition and Boundaries. Technology Innovation Management Review. February 2012: 22-27.
  20. Sally R. Osberg, Roger Martin. Social Entrepreneurship: The Case for Definition. Stanford Social Innovation Review (2007). Проверено 31 июля 2016.
  21. 1 2 3 Роджер Л. Мартин, Салли Осберг. [http://ep-digest.ru/wp-content/uploads/2014/10/Social-Entrepreneurship.pdf Социальное предпринимательство нуждается в точном определении (русский перевод)]. НКО "Эволюция и Филантропия" (2014). Проверено 31 июля 2016.
  22. Social Entrepreneurship and Social Business, 2012, с. 36-39.
  23. Haber, 2016, с. 12.
  24. Keohane, 2013, с. 18.
  25. Mair, Johanna, and Marti, Ignasi. «Social entrepreneurship research: A source of explanation, prediction, and delight». Journal of World Business.no. 1 (2006): 36-44.
  26. Борнштейн, 2015, с. 32.
  27. Борнштейн, 2015, с. 88-89.
  28. Борнштейн, 2015, с. 15.
  29. Гришина, 2013, с. 51-52.
  30. Борнштейн, 2015, с. 33-34.
  31. Борнштейн, 2015, с. 36-41.
  32. Например, социальным предпринимателем назван английский философ и один из первых социальных реформаторов XIX века Роберт Оуэн в публикации Джей Бэнкса The Sociology of Social Movements(London, MacMillan, 1972).
  33. The Social Entrepreneur Bill Drayton. US News & World Report (31 октября 2005). Проверено 1 июня 2009. Архивировано из первоисточника 15 марта 2012.
  34. C. Leadbeater, The Rise of the Social Entrepreneur, Demos, London, 1997.
  35. A. Mawson, The Social Entrepreneur: Making Communities Work, Atlantic Books, 2008 ISBN 1-84354-661-2
  36. Кикал, Лайонс, 2014, с. 26.
  37. Peredo, Ana Maria, and James J. Chrisman. «Toward a theory of community-based enterprise.» Academy of Management Review 31, no. 2 (2006): 309—328.
  38. The Nobel Peace Prize 2006. Проверено 1 июня 2009. Архивировано из первоисточника 15 марта 2012..
  39. Business-Social Ventures Reaching for Major Impact. Changemakers (November 2003). Проверено 3 ноября 2006. Архивировано из первоисточника 14 июня 2006.
  40. The Power of Unreasonable People, 2008. pg. 31
  41. The Power of Unreasonable People, 2008. pg. 42
  42. 1 2 Hemingway, Christine A. Corporate Social Entrepreneurship: Integrity Within. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. pg.135 ISBN 978-1-107-44719-6.
  43. Ольга Рябова: развитие как тренд/ Портал «Новый бизнес: социальное предпринимательство»
  44. 45 Entrepreneurs who are changing the world. Проверено 1 июня 2009. Архивировано из первоисточника 15 марта 2012.
  45. Malecki, E. J. (1997). Technology and economic development: the dynamics of local, regional, and national change. University of Illinois at Urbana-Champaign’s Academy for Entrepreneurial Leadership Historical Research Reference in Entrepreneurship.
  46. Seelos, Christian, and Mair, Johanna. «Social entrepreneurship: Creating new business models to serve the poor.» Business Horizons. no. 3 (2005): 241—246.
  47. 1 2 Cook, Beth, Dodds, Chris, and Mitchell, William. «Social Entrepreneurship: False Premises and Dangerous Forebodings.» The Australian Journal of Social Issues. no. 1 (2003): 57-72.
  48. 1 2 Drayton, William. «The Citizen Sector: BECOMING AS ENTREPRENEURIAL AND COMPETITIVE AS BUSINESS.» California management review 44, no. 3 (2002).
  49. Sud,M., VanSandt, C.V. & Baugous,A. 2009. «Social Entrepreneurship: The Role of Institutions.» Journal of Business Ethics, 85, 201—216.

Литература[править | править вики-текст]