Ютландское сражение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ютландское сражение
Основной конфликт: Первая мировая война
HMS Queen Mary Jutland.jpg
Взрыв на линейном крейсере HMS Queen Mary
Дата

31 мая1 июня 1916 г.

Место

Северное море

Итог

тактически — неопределённый, стратегически — ситуация после битвы осталась такой же, что и до

Противники
War Ensign of Germany 1903-1918.svg
Германия
Флот открытого моря
Naval Ensign of the United Kingdom.svg
Великобритания
Grand Fleet
КВМФ Великобритании
Командующие
Рейнхард Шеер
Франц Хиппер
Джон Джеллико
Дэвид Битти
Хорас Худ
Хью Эван-Томас
Силы сторон
16 линкоров,
6 броненосцев,
5 линейных крейсеров,
11 легких крейсеров,
61 эсминец
28 линкоров,
9 линейных крейсеров,
8 броненосных крейсеров,
26 легких крейсеров,
79 эсминцев
Потери
3039 убитых,
1 линейный крейсер,
1 броненосец,
4 легких крейсера,
5 эсминцев
6784 убитых,
3 линейных крейсера,
3 броненосных крейсера,
8 эсминцев
 
Первая мировая война на море
Северное море и Атлантика

Атлантика Гельголанд (1) Ярмут Скарборо Доггер-банка Ютландское сражение Гельголанд (2) Затопление немецкого флота
Балтийское море
Готланд Рижский залив Моонзундские о-ва Ледовый поход
Средиземное море
«Гёбен» и «Бреслау» Анкона Имброс
Чёрное море
Мыс Сарыч Босфор Бой у Босфора
Тихий и Индийский океан
Занзибар Мадрас Пенанг Кокосовые о-ва Папеэте Коронель Руфиджи Фолклендские острова

Ютла́ндское сраже́ние (битва при Скагерраке; 31 мая — 1 июня 1916) — крупнейшее морское сражение Первой мировой войны между немецким и британским флотами. Произошло в Северном море близ датского полуострова Ютландия, в Скагерракском проливе.

Предшествующие события[править | править исходный текст]

С началом войны британский флот блокировал выход из Северного моря, прервав морские поставки в Германию сырья и продовольствия. Основные военные действия на море заключались в попытках германского флота прорвать блокаду, а английского — помешать такому прорыву. Ютландскому сражению предшествовали: Сражение в Гельголандской бухте (1914) и Сражение у Доггер-банки (1915). В обоих сражениях верх одержали англичане. Потеря «Блюхера» в последнем сражении привела к смещению Фридриха фон Ингеноля с поста командующего германским флотом. Его сменил Гуго фон Поль, бывший начальник генерального морского штаба. Очень нерешительный из-за болезни, он старался не рисковать флотом, который за следующий год не вышел дальше 120 миль от своих баз. Через год, 24 января 1916 года, он оставил службу по состоянию здоровья. После него командующим Флотом открытого моря был назначен адмирал Рейнхард Шеер, с самого начала решившийся на активную наступательную стратегию. В феврале 1916 года Шеер с офицерами штаба флота подготовил стратегическую разработку «Руководящие принципы военных действий в Северном море». Суть её была такова:

  • 1. Существующее соотношение сил диктует Флоту открытого моря искать решительного сражения с Гранд Флитом;
  • 2. На британский флот должно оказываться систематическое и постоянное давление с тем, чтобы принудить его отказаться от выжидательной тактики и выслать часть сил против германского флота. Это предоставит последнему благоприятную возможность для атаки;
  • 3. Германское давление должно осуществляться в форме подводной войны против торгового судоходства, миннозаградительных операций, атак отдаленных океанских коммуникаций англичан, воздушная война и активное действие Флота открытого моря.[1]

В мае 1916 года германский флот предпринял попытку прорыва блокады основными силами, что и привело к столкновению с главными силами британского флота вблизи полуострова Ютландия.

События, предшествовавшие сражению[править | править исходный текст]

Немецкие линейные крейсера «Дерфлингер», «Мольтке» и «Зейдлиц» в боевом строю.

Первые вылазки линейных крейсеров Флота открытого моря к английским берегам завершились относительно благополучно. Потеря «Блюхера» мало что изменила в балансе сил на Северном море. Но так как обстрел Лоустофта 25 апреля привёл только к бою с эскадрой лёгких крейсеров Тируита, базировавшихся в Гарвиче, то в следующий раз, 17 мая, мишенью для линейных крейсеров Хиппера должен был стать Сандерленд. Но для этой операции были два условия — цеппелины должны провести разведку и точно установить, что Гранд Флит не вышел в море, и несколько подводных лодок должны были поставить мины перед английскими портами и атаковать выходящие из них корабли. В море были отправлены 17 подводных лодок, из которых 10 должны были занять позиции перед Скапа-Флоу, Кромарти и Ферт-оф-Фортом. Но ремонт паровых машин «Зейдлица» не удалось завершить к намеченному сроку. Отозвать лодки уже не было возможности. Кроме того, несколько линкоров 3-й эскадры тоже встали на ремонт, и операция была отложена до 23 мая. К сроку «Зейдлиц» не вышел из ремонта, а Шеер не хотел отправлять Хиппера всего лишь с 4 линейными крейсерами, и операция была отсрочена до 31 мая. Новой отсрочки быть не могло, так как 1 июня подводные лодки должны были возвращаться. Из них U-74, одна из подводных минных заградителей, была потоплена англичанами. U-75 поставила заграждение северо-западнее Оркнейских островов, и 5 июня на нём подорвался плывший в Россию броненосный крейсер «Хэмпшир», на котором при этом погиб лорд Китченер. UB-27 в заливе Ферт-оф-Форт запуталась в противолодочных сетях. Через сутки лодка вырвалась на свободу, но атаковать линейные крейсера она не смогла. В результате лишь 4 лодки находились на позициях, когда Гранд Флит вышел в море, но ни одна его не атаковала. Сильные ветры помешали Шееру использовать цеппелины. Но, несмотря на срыв планов, Шеер операцию не отменил.

Английское Адмиралтейство отметило повышенную активность германских подводных лодок в Северном море и сделало правильный вывод, что немцы что-то затевают. «Комната 40» подтвердила эти опасения, расшифровав приказы Шеера. 30 мая она передала: «Вражеские силы могут выйти в море». Легкие крейсера и эсминцы Тируита получили приказ вернуться в гавань, а в полдень 3-я эскадра линкоров, базирующаяся в устье Темзы, получила приказ разводить пары и приготовиться к выходу в море на следующее утро. В 17:40 Адмиралтейство отправило сообщение Джеллико и Битти: «Немцы наметили какую-то операцию, выходят через Хорнс-риф. Вы должны сосредоточиться к востоку от Долгих Сороковых (район примерно в 60 милях к востоку от побережья Шотландии) в готовности к любой встрече». Поэтому линейный флот получил приказ приготовиться к выходу из Скапа-Флоу и Кромарти. Битти отдал своим линейным крейсерам приказ: «Развести пары, приготовиться дать 22 узла, сообщить по готовности». Тируит 31 мая получил приказ находиться в часовой готовности к выходу. В 20:15 Битти получил инструкции Джеллико:

«Эскадре линейных крейсеров, 5-й эскадре линейных кораблей, включая также эскадренные миноносцы Гарвича, надлежит следовать на позицию 58°40’N, 5°00’Ost. Желателен экономичный расход топлива эскадренными миноносцами. Рассчитываю, что будете в точке рандеву завтра, в пятницу 31 мая, в 14 ч. 00 мин. Если не задержит туман, буду к 14 ч. 00 мин. около 57°45’N, 4°15’Ost Крейсеры 3-го отряда линейных крейсеров, „Честер“ и „Кентербери“ выйдут со мною. Могу выслать их к месту Вашего рандеву. Если к 14 ч. 00 мин. не получите новых инструкций, подойдите для установления визуальной связи. От пункта 57°45’N, 4°15’Ost я буду держать курс на Хорнс Риф. (19 ч. 37 мин.)»[2]

Планы немцев[править | править исходный текст]

Немцы планировали выманить в море часть британского флота и уничтожить его. 1-я разведывательная группа (линейные крейсера) Хиппера должна была произвести обстрел побережья Британии, а затем навести появившиеся корабли Гранд Флита на свои основные силы.

Состав сил[править | править исходный текст]


Начало сражения[править | править исходный текст]

31 мая 1-я разведывательная группа флота открытого моря под командованием адмирала Хиппера (5 линейных крейсеров), в 14:00 покинула устье реки Яде. Её сопровождали 2-я разведывательная группа контр-адмирала Бедикера (4 легких крейсера), а также 2-я, 6-я и 9-я флотилии эсминцев под командованием коммодора Гейнриха, находившегося на легком крейсере «Регенсбург». В 14:30 мимо плавучего маяка Яде прошли 7 линкоров 3-й эскадры контр-адмирала Бенке. За ними последовали дредноуты Шеера, державшего флаг на «Фридрихе дер Гроссе». Флагман сопровождали 8 дредноутов 1-й эскадры вице-адмирала Эрхарда Шмидта и 6 броненосцев 2-й эскадры контр-адмирала Мауве, Хотя броненосцы не имели серьёзной боевой ценности и замедляли ход более быстрых дредноутов, Шеер все-таки взял их с собой. Дредноуты сопровождала 4-я разведывательная группа коммодора Рейтера (5 легких крейсеров), а также 1-я, 3-я, 5-я и 7-я флотилии эсминцев (31 вымпел) под общим командованием коммодора Михельсен на легком крейсере «Росток». К 14:30 линейные крейсера Хиппера ушли вперёд от эскадры Шеера на 50 миль, миновали траверз Гельголанда и повернули на север по протраленному фарватеру к плавучему маяку Хорнс-риф. Для кораблей погода была прекрасной, но из-за 3-балльного ветра высланные Шеером 5 цеппелинов не смогли произвести разведку и обнаружить английские силы.

30 мая в 21.30 Битти вывел в море линейные крейсера: 1-я эскадра контр-адмирала Брока (3 корабля) и 2-я эскадра контр-адмирала Пакенхэма (2 корабля). Вместе с ними вышла 5-я эскадра линкоров, состоявшая из 4 дредноутов типа «Куин Элизабет» («Бархэм», «Вэлиент», «Уорспайт» и «Малайя») под флагом контр-адмирала Хью Эван-Томаса, 1-я, 2-я и 3-я эскадры легких крейсеров (каждая по 4 корабля) коммодоров Александер-Синклера и Гуденафа и контр-адмирала Нэпира. Их сопровождали 1-я, 9-я, 10-я и 13-я флотилии эсминцев, (2 легких крейсера и 27 эсминцев) и гидроавиатранспорт «Энгедайн».

В 22:30 из Скапа-Флоу и Кромарти вышли 24 линкора. Это были 1-я эскадра вице-адмирала Берни, 2-я эскадра адмирала сэра Мартина Джеррама и 4-я эскадра вице-адмирала Стэрди. Вместе с ними вышли 3-я эскадра линейных крейсеров контр-адмирала Худа (3 корабля), 1-я и 3-я эскадры крейсеров (по 4 броненосных крейсера) контр-адмиралов Арбетнота и Хита. Главные силы флота сопровождала 4-я эскадра легких крейсеров коммодора Ле Мезюрье (5 кораблей), а также 7 других легких крейсеров. 4-я, 11-я и 12-я флотилии эсминцев, всего 50 кораблей, прикрывали главные силы флота. Минный заградитель «Эбдиэл» имел собственную отдельную задачу. Благодаря отличной работе «Комнаты 40», Гранд Флит вышел в море на полтора часа раньше Флота открытого моря.

Вторая эскадра линкоров Гранд Флита. Слева направо: King George V, Thunderer, Monarch и Conqueror.

Линейный флот направился к месту рандеву со скоростью 16 узлов. От «Трайдента» (эсминец, находившийся у Розайта) было получено два донесения (в 21:20 и в 21:45) о том, что его атаковала подводная лодка, но корабль при этом не пострадал. Во время похода линейный флот встречал на пути нейтральные корабли и тральщики, которые осматривались эсминцами. Инвергордонская эскадра также вышла из базы в начале одиннадцатого часа и направилась к месту соединения с линейным флотом, шедшим из Скапа-Флоу. Встреча обоих флотов произошла на следующий день в 11:00.

В 5:30 Шеер получил сообщение от командира подводной лодки U-32 лейтенанта фон Пекельсгейма, что 2 линкора, 2 легких крейсера и несколько эсминцев идут из Ферт-оф-Форта на юго-восток, и попытка атаковать их провалилась. Через час командир U-66 лейтенант фон Ботмер, не сумевший атаковать 8 линкоров Джеррама, выходящих из Кромарти, сообщил, что они в сопровождении легких крейсеров и эсминцев идут на северо-восток. Эти противоречивые сообщения только сбили Шеера с толку. Так как он не имел никаких сведений о противнике, то продолжал двигаться к берегам Норвегии. Линейные крейсера находились в 60 милях впереди линкоров Шеера. В 14:00 эскадры Битти и Хиппера находились на расстоянии 50 миль. Когда Битти повернул на север на соединение с Джеллико, он оказался на параллельном курсе с Хиппером, а их эсминцы теперь находились на расстоянии всего 22 мили друг от друга.

Линейные крейсера Битти шли к точке рандеву со скоростью 19 узлов. Отряд Тируита получил приказ стоять в порту Гарвича в часовой готовности к выходу. В 12:35 Адмиралтейство передало:

«Достоверных сведений о противнике не имеется. Предполагалось, что он вышел в море, но по данным радиоперехвата в 11.10 его флагман находился в Яде. Очевидно, они не смогли провести воздушную разведку и отложили операцию»[3]

Эта информация, несмотря на её логичность, была абсолютно ошибочной, и стала следствием непонимания Адмиралтейством данных радиоперехвата. Джеллико и Битти пришли к мнению, что в море находится лишь часть немецкого флота. Поэтому Джеллико сохранял дистанцию 65 миль между линкорами и линейными крейсерами, его линкоры держались севернее, чтобы при необходимости поддержать 10-ю эскадру крейсеров, патрулирующую между Шетландскими островами и Норвегией. Линейные крейсера Битти находились южнее, чтобы перехватить немецкие корабли, которые осмелятся направиться к берегам Англии. При этом 2-я эскадра линейных крейсеров находилась в 3 милях от 1-й, а 5-я эскадра линкоров шла в 5 милях от «Лайона», чтобы занять место в авангарде Гранд Флита. Битти совершенно не был готов к бою. Утром его эскадра задержалась на полчаса для осмотра траулеров, и в 14:15 все ещё двигалась на восток. Когда он передал приказ поворачивать на северо-восток, крейсера Александер-Синклера, Нэпира и Гуденафа были развернуты в линию дозора в 8 милях на юг от «Лайона».

Между эскадрами противников оказался датский пароход «У Фиорд». Коммодор Мадлунг (легкий крейсер «Эльбинг»), находившийся на западном крыле завесы Хиппера, отправил 2 эсминца осмотреть его. С «Галатеи» коммодора Александер-Синклера заметили пароход, травивший пар, и крейсер также направился к нему. В этот момент от борта судна отходил немецкий эсминец. На «Галатее» была объявлена боевая тревога, и её пушки сразу открыли огонь. В 14:20 Александер-Синклер радировал: «Два крейсера, вероятно вражеских, замечены по пеленгу OSO»[3]. Мадлунг послал аналогичную радиограмму Шееру. В 14:28 орудия «Эльбинга» ответили на огонь «Галатеи» с дистанции 15000 ярдов. Донесения, передававшиеся по радио о неприятельских кораблях, замеченных легкими крейсерами охранения эскадры линейных крейсеров, начали поступать на «Айрон Дюк» около 14:30, и Джеллико отдал приказание увеличить скорость хода флота и поднять пары на «полный ход». Битва началась.

Первый этап битвы — бой линейных крейсеров. Схема.

Первый этап — бой линейных крейсеров[править | править исходный текст]

После сообщения «Галатеи» Битти сразу решил, что он встретил германскую эскадру, он приказал командиру «Лайона» Четфилду немедленно повернуть на юго-восток. Битти не стал дожидаться, пока остальные корабли получат этот приказ и выполнят его. Он всегда пытался экономить даже секунды. 1-я и 2-я эскадры линейных крейсеров повернули практически без задержки. В 14:35 с «Галатеи» поступило донесение, что ею замечено большое количество дымов как будто от идущего флота в направлении северо-восток. Флажный сигнал об изменении курса 5-й эскадре линкоров был дан уже на повороте. На флагманском «Бархэме» он не мог быть разобран с того расстояния, на котором он находился от «Лайона», но связист Битти лейтенант Ральф Сеймур не повторил приказания при помощи других средств. Последующая проверка показала, что сигнал флагмана даже не был зарегистрирован в судовом журнале «Бархэма». Прошло ещё 7 минут, прежде чем «Лайон» прожектором передал новый курс. Командир «Бархэма» капитан 1 ранга Артур Крэйг попытался убедить адмирала следовать за линейными крейсерами. А так как в 14:32 Битти увеличил вместе с тем и свою скорость до 22 узлов, то 5-я эскадра линейных кораблей очень скоро от них отстала более чем на 10 миль и на некоторое время фактически исчезла из виду. По свидетельству командира «Бархэма», линкоры повернули только в 14.38, получив радиограмму легких крейсеров. В результате линейные крейсера лишились поддержки 4 мощных линкоров, которые могли с самого начала изменить ход боя.

Встреча противников[править | править исходный текст]

В 14:40 Александер-Синклер, гнавшийся за «Эльбингом», передал по радио: «Замечены большие дымы на северо-востоке». Через 10 минут он передал новое сообщение: «Дымы 7 кораблей, кроме крейсеров и эсминцев. Они повернули на север». Легкие крейсера Бедикера отправились на помощь «Эльбингу». Но его сообщение на «Лютцове» было расшифровано неправильно: «замечены 24 — 26 вражеских линкоров», и Хиппер поспешно повернул на юго-запад. Но он быстро понял ошибку, и в 14:52 повернул на северо-восток, чтобы помочь эскадре Бедикера. В 15.00 он уже опознал противника как 4 легких крейсера и увеличил скорость до 23 узлов, надеясь перехватить их. С другой стороны навстречу его эскадре полным ходом шли крейсера Битти. В 14.47 Битти приказал гидроавиатранспорту «Энгедайн» поднять в воздух одну из его «этажерок». Через 21 минуту самолёт взлетел и приблизился к эскадре Хиппера, под обстрелом зенитной артиллерии выяснил численность и диспозицию противника и отправил донесение по радио, но «Энгедайн» не сумел передать его на «Лайон». Поэтому Битти пришлось полагаться на сообщения Александер-Синклера. 1-я эскадра легких крейсеров старалась увлечь противника на северо-запад. Британские линейные крейсера в 15.00 повернули на северо-восток, в 15.13 ускорились до 23 узлов, и Битти надеялся отрезать противника от его баз. Линейные крейсера были приведены в полную боевую готовность. Эван-Томас, дав линкорам полный ход, сумел сократить расстояние до линейных крейсеров и находился в 6 милях на левой раковине Битти. Позднее Джеллико писал:

«У Битти появилась прекрасная возможность сосредоточить свои силы. Противник шел прямо на наш линейный флот, поэтому потеря 2—3 миль не имела значения. Однако эта возможность не была использована»[3]

Хиппер следовал за Бедикером на северо-запад, держа скорость 25 узлов. В 15:32 на «Лайоне» при повороте на восток заметили неприятеля, «5 линейных крейсеров в сопровождении эсминцев, ясно различимые, несмотря на большую дистанцию». Расстояние между кораблями составило 14 миль, что превышало дальнобойность орудий. Хиппер немедленно сообщил Шееру о контакте, и тот приказал своим линкорам увеличить скорость до 16 узлов, чтобы не оторваться от тихоходных броненосцев Мауве. Хиппер отозвал Бедикера и повернул на юго-восток — он решил завлечь англичан прямо на линкоры Шеера. Битти тоже передал по радио сообщение о контакте и увеличил скорость до 25 узлов, чтобы сблизиться с противником, забыв при этом, что корабли Эван-Томаса не могут дать больше 24 узлов. В 15:45 Битти, получив донесения с «Галатеи» и «Фалмута», которые следовали за противником, повернул на юго-восток. Хиппер намеренно не открывал огонь, так как на малой дистанции превосходство противника в калибре орудий ощущалось бы не так сильно. Битти тоже приказал стрелять с дистанции 16000 ярдов, «чтобы использовать преимущества наших более тяжелых снарядов», поэтому и он стремился сблизиться с немцами. В результате в 15:49 немцы первыми открыли огонь с дистанции 15000 ярдов и дали большой перелёт, неправильно определив дистанцию. По словам старшего артиллериста «Дерфлингера» фон Хазе, ему удалось накрыть цель только шестым залпом. В ответ англичане тоже открыли огонь.

Пробоина в башне Q «Лайона» от попадания 305-мм. снаряда.

«Бег на юг»[править | править исходный текст]

Две эскадры шли практически параллельно друг другу, двигаясь на юг, и после пристрелочных залпов немцы начали попадать. Они находились в более благоприятной позиции, так как солнце освещало английские корабли, а ветер уносил дым прочь, не мешая немецким наводчикам. «Лайон» и «Тайгер» получили по 3 попадания, а немецкие корабли оставались невредимы ещё 5 минут. Потом снаряд с «Куин Мэри» уничтожил одну башню «Зейдлица», где погиб весь расчет. Уроки боя на Доггер-банке не пошли Битти впрок, и снова началась путаница с распределением целей. «Дерфлингер» оставался необстрелянным почти 10 минут, прежде чем «Куин Мэри» перенес огонь на него и сразу добился попадания. Снаряд с «Лютцова» пробил крышу средней башни «Лайона» и взорвался внутри.

Гибель крейсера «Индефетигебл».

Вспыхнули заряды в рабочем отделении под башней, огонь помчался по элеватору в погреб. Корабль мог погибнуть, но смертельно раненный командир башни майор морской пехоты Ф.Дж. Харви успел отдать приказ задраить двери погреба и затопить его. Когда огонь спустился в перегрузочное отделение, матросы в погребе успели захлопнуть двери. Позднее их так и нашли, держащимися за кремальеры дверей. В 16:02 случилась первая катастрофа. С «Нью Зиленда» увидели, как в «Индефетигебл» попали 2 снаряда с «Фон дер Танна», один в полубак, второй в носовую башню, и взорвались при попадании. Через 30 секунд корабль взорвался. Первый взрыв произошёл в носовой части: сначала вверх взлетело полотнище пламени, за которым поднялось облако густого темного дыма, совершенно скрывшее корабль из вида. В воздух полетели всяческие обломки. Совершенно целый 50-футовый паровой катер подлетел почти на 200 футов днищем вверх". Так как на «Индефетигебле» никто не сумел закрыть двери в погреб башни А, весь экипаж (1117 человек) погиб вместе с кораблем. Спаслись только 2 наблюдателя на фор-марсе, которых потом подобрал германский миноносец S-16.

В 16:08 5-я эскадра линейных кораблей открыла огонь с предельной дистанции в 100 кабельтов и, несмотря на большое расстояние, сразу добилась попаданий. «Фон дер Танн» сразу получил подводную пробоину и принял около 600 тонн воды. На «Зейдлице» ещё одна башня была выведена из строя. По словам Шеера:

«Положение линейных крейсеров сразу стало критическим. Новый противник стрелял с необычайной быстротой и меткостью, тем более, что не встречал никакого сопротивления, так как наши линейные крейсера были заняты боем с кораблями Битти… Стрельба английских линейных крейсеров не принесла больших повреждений нашим линейным крейсерам, но корабли типа „Куин Элизабет“ произвели просто отличное впечатление»[3]
Взрыв крейсера «Куин Мэри».

Битти в своем сообщении пишет: «Огонь противника начал теперь, по-видимому, ослабевать»[2]. В 16.10 была уничтожена главная радиостанция «Лайона». С этого момента все сообщения Битти передавались Джеллико с большой задержкой, так как сначала их передавали прожектором на «Принцесс Ройял». Через пару минут, когда расстояние между линейными крейсерами возросло до 18000 ярдов, Битти повернул на 4 румба на противника. 5-я эскадра линкоров тоже постепенно нагоняла немцев. Тем временем «Дерфлингер» и «Зейдлиц» обстреливали «Куин Мэри». В 16:26 в этот корабль лег залп, в носовой части вспыхнуло яркое красное пламя, произошёл взрыв, и почти тотчас ещё более сильный взрыв произошёл в средней части корабля. В воздух полетели обломки, поднялось гигантское облако дыма, мачты сложились внутрь, и все пропало в дыму. Корабль погрузился носом в воду, затем взорвалась корма — и он полностью скрылся под водой. «Тайгер» следовал непосредственно в кильватер «Куин Мери», и когда он через 30 секунд после взрыва проходил через это дымовое облако, его палуба была вся засыпана обломками, он не нашёл никаких признаков «Куин Мери». Лишь 17 человек из её экипажа были подобраны эсминцами.

Атака эсминцев[править | править исходный текст]

Слова Битти, которыми он отреагировал на гибель «Куин Мери», вошли в анналы Королевского флота. Адмирал сказал Четфилду: «Кажется, сегодня что-то не так с нашими проклятыми кораблями!»[1] — и приказал изменить курс, чтобы приблизиться к противнику. В 16:28 англичане увидели, как немецкие крейсера отворачивают — они больше не могли выдерживать огонь британских орудий. Сам Хиппер был вынужден признать, что от катастрофы немцев спасло лишь скверное качество английских снарядов: все линейные крейсера немцев, кроме «Дерфлингера», получили по 3—4 прямых попадания и уже имели серьёзные повреждения. В 15:55 Битти поднял сигнал эсминцам: «Появилась благоприятная возможность атаковать».

Немецкий эсминец выпускает торпеду.

Но эсминцы просто не могли обогнать линейные крейсера, 9-я и 10-я флотилии Голдсмита, оказавшись между линейными крейсерами, своим дымом только мешали стрелять их артиллеристам. Атаковать удалось только эсминцам 13-й флотилии, шедшим впереди «Лайона» на скорости 34 узла — в 16:15 её командир капитан 1 ранга Фэри (легкий крейсер «Чемпион») бросил свои 8 эсминцев на противника. К ним успели присоединиться 4 эсминца Голдсмита.

Им навстречу бросилась немецкая 9-я флотилия, которую вел коммодор Гейнрих на легком крейсере «Регенсбург». Завязался бой, в котором немецкие эсминцы получили множество попаданий, V-27 и V-29 потеряли ход и позднее затонули, англичане потеряли «Номад» и «Нестор», которые, получив сперва серьёзные повреждения, попали под обстрел линейного флота и затонули. Битти и Эван-Томас уклонились от всех 18 торпед, выпущенных германскими эсминцами. Хиппер тоже отвернул, чтобы уклониться от 20 торпед, выпущенных эсминцами Фэри, но «Петард» (капитан-лейтенант Томсон) сумел добиться попадания в носовую часть «Зейдлица», который принял на борт 1400 тонн воды, но сохранил скорость и остался в строю.

Разворот британских кораблей[править | править исходный текст]

В 16:20 эскадра Гуденафа сумела занять позицию впереди британских линейных крейсеров, чтобы вести разведку. Если бы Шеер сохранял прежнюю скорость 15 узлов и курс на северо-запад, то Битти уже заметил бы его. Но немецкая эскадра повернула на запад, чтобы зажать британские линейные крейсера между эскадрой Хиппера и собой. Германский линейный флот шёл длинной кильватерной колонной, которую возглавляла эскадра Бенке. Находившийся в 1500 ярдах впереди линейных крейсеров лёгкий крейсер «Ноттингем» увидел, как слева по носу из тумана появилась длинная колонна кораблей. В 16:38 «Саутгемптон» отправил радиограмму: «Вижу неприятельский линейный флот на SO, курс N»[3], через минуту аналогичное сообщение прислал эсминец «Чемпион». Битти принял решение прекратить преследование линейных крейсеров и уходить от основных сил немцев. Теперь он должен был вывести германские линкоры прямо на линейный флот Джеллико, который находился в 50 милях к северу. В 16:40, когда он сам увидел на юго-западе на расстоянии 11 миль дымы и мачты линкоров Шеера, адмирал повернул свою эскадру последовательно на обратный курс.

Линкоры «Уорспайт» и «Малайя» в бою.

Флажный сигнал поворота опять не был виден для 5-й эскадры линейных кораблей, находившейся на расстоянии нескольких миль позади. Опять отличился флаг-офицер Битти лейтенант Сеймур, который не удосужился продублировать приказ прожектором. Поэтому линкоры, продолжавшие идти прежним курсом на юг, быстро приблизились к крейсерам, шедшим полным ходом на север. Через 6 минут после поворота Битти повторил сигнал, и опять-таки флагами. 5-я эскадра сумела разобрать его, лишь когда «Лайон» оказался прямо на траверзе у «Бархэма». Эван-Томас совершил ещё одну ошибку, решившись поворачивать только в 16.57, когда они сами увидели колонну Шеера, и приказав линкорам поворачивать последовательно. 3-я эскадра линкоров контр-адмирала Пауля Бенке сосредоточила свой огонь на точке поворота, и под обстрел поочередно попали «Бархэм», «Вэлиант», а потом «Уорспайт».

Борт «Бархэма», пробитый снарядом, который затем взорвался внутри.

«Бархэм» получил несколько попаданий. Наибольшие неприятности доставил снаряд, пробивший борт и уничтоживший радиостанцию и помещение с санитарным персоналом, а также взорвавший заряды на батарейной палубе, где погибла часть орудийной обслуги. «Уорспайт» и «Вэлиент» ни одного попадания не получили. «Малайю» от гибели спасло мастерство командира капитана I ранга Алджернона Бойла, который по своей инициативе повернул корабль раньше, чем избежал многих попаданий. Один из двенадцатидюймовых снарядов ударил в стык крыши кормовой башни главного калибра и сорвал её с болтов. Два снаряда, пробив бортовую броню, взорвались на батарейной палубе 152-мм орудий, где от детонации боезапаса в пламени погибли десятки человек. Ещё два попадания сделали две пробоины ниже ватерлинии. Опасность была сразу ликвидирована, но принятая вода создала крен в 4 градуса, что уменьшило угол возвышения орудий главного калибра и дальность их стрельбы. Хотя 5-я эскадра линкоров отвлекла на себя огонь противника от крейсеров Гуденафа, этот поворот следует считать грубой тактической ошибкой, в которой в равной степени виноваты Битти и Эван-Томас. Британские линкоры спасла от гибели их толстая броня и меткая стрельба. После разворота «Бархэм» и «Вэлиант» открыли огонь по линейным крейсерам Хиппера, а «Уорспайт» и «Малайя» — по головным линкорам Шеера. В это время попадания получили «Кениг», «Гроссер Курфюрст» и «Маркграф».

«Бег на север»[править | править исходный текст]

Круто отвернув, чтобы уклониться от атаки эсминцев, Хиппер продолжал следовать на юг, пока в 16.45 с мостика «Лютцова» не заметили линкоры Шеера. Через 12 минут Хиппер повернул вправо на 16 румбов последовательно. Его линейные крейсера попали под огонь 5-й эскадры линкоров. Этот ошибочный манёвр Хиппер и Эван-Томас выполнили одновременно. Битти отозвал эсминцы Фэри: дивизионы «Обдюрейта» и «Нарборо» выполнили приказ, а эсминцы «Нестор», «Никейтор», «Чемпион» и повреждённый ранее «Номад» решили атаковать немецкие линкоры. Торпедная атака прошла безуспешно, поврежденным «Нестору» и «Номаду» спастись не удалось, их экипажи подняли из воды немецкие эсминцы.

Крейсер «Бирмингем» под обстрелом.

Тем временем Гуденаф сделал вид, что не заметил приказа Битти возвращаться. 2-я эскадра легких крейсеров продолжала следовать на юго-восток, пока не оказалась на расстоянии 13000 ярдов от германских линкоров. Попав под плотный обстрел, они отвернули и ринулись на север в кильватерной струе 5-й эскадры линкоров. Просто чудо, что немецкие линкоры, занятые обстрелом 5-й эскадры, не дали по ним залпы главным калибром, и крейсера отделались несколькими попаданиями 152-мм снарядов. В это же время 3-я эскадра линейных крейсеров адмирала Худа, вышедшая из Скапа-Флоу вместе с линейным флотом, получила в 16:05 приказ от Джеллико идти вместе с легкими крейсерами «Честер» и «Кентербери» на поддержку Битти. Эскадра легла на новый курс и дала полный ход, но так как радиообмен между Джеллико и Битти не производился, то определить местонахождение последнего было невозможно, и Худ сильно отклонился к востоку.

В 17:36 «Честер», шедший в боевом охранении Худа, заметил легкие крейсера противника из 2-й разведывательной группы Бёдикера, которая находилась впереди линейных крейсеров Хиппера, и обе стороны открыли огонь. В течение 19 минут под обстрелом превосходящих сил «Честер» получил 18 прямых попаданий, была полностью выведена из строя артиллерия, но машинные и котельные отделения не были повреждены, и, развив скорость 28 узлов, он оторвался от противника и вышел в голову «Инвинсиблу».

Лёгкий крейсер «Честер» после сражения. Видны повреждения от немецких снарядов.

В 18:00 линейные крейсера Худа открыли огонь с дистанции 11200 ярдов, позднее сократив её до 8000 ярдов. Снаряды «Инвинсибла» разрушили «Висбаден», который позднее затонул, «Пиллау» и «Франкфурт» получили тяжелые повреждения. От окончательного уничтожения эскадру Бёдикера спасло только появление линейных крейсеров Хиппера, которого Битти уводил от линкоров Джеллико. Но Хиппер не вступил в бой, приняв крейсера за эскадру линкоров, вместо этого послал в атаку свои миноносцы. Сам Хиппер повернул на юго-запад и вскоре увидел 3-ю эскадру линкоров Бенке, идущую на северо-восток, и повернув ещё раз, занял место в голове германской колонны. 3-я эскадра линейных крейсеров была атакована «Регенсбургом» и 2-й, 6-й и 9-й флотилиями миноносцев Гейнриха, выпустивших 12 торпед, от которых британские корабли уклонились, отвернув прочь. После этого 4 эсминца Худа сами ринулись в контратаку, но попали под огонь немецких линейных крейсеров. Эсминец «Шарк» был расстрелян и затонул, остальные развернулись, присоединились к линейным крейсерам и скрылись в тумане.

Как только Джеллико получил первое донесение «Галатеи», он приказал дать полный ход. В 14:55 скорость была увеличена до 18 узлов, а в 16.00 — до 20 узлов. Следуя на юго-восток, его линкоры пошли на встречу с линейными крейсерами. Расстояние между ними было на 12 миль больше, чем предполагалось, так как Джеллико потратил много времени на досмотр подозрительных траулеров, которые якобы вели радиопередачу. В 15.10 он приказал броненосным крейсерам Хита и Арбетнота выдвинуться на 16 миль вперед от «Айрон Дюка». В 15:35 Джеллико получил сообщение Гуденафа о замеченной в 50 милях от них эскадре Шеера, и на линкорах обьявили боевую тревогу. В 17:00 Адмиралтейство получило радиограмму, которую ждало целых два года: «Генеральное сражение неизбежно»[3].

Чтобы позволить Джеллико установить контакт с Шеером и помешать немцам ускользнуть, Битти должен был обогнать Хиппера и вынудить его повернуть на восток. Это не позволило бы Хипперу обнаружить британский линейный флот и предупредить Шеера. Поэтому Битти после поворота на северо-запад сохранил скорость 25 узлов и к 17:10 оторвался от Хиппера. 5-я эскадра линкоров продолжала бой с германскими линейными крейсерами и 1-й и 3-й эскадрами линкоров ещё 20 минут. Они увеличили скорость до 20 узлов, в результате чего броненосцы Мауве отстали. Хотя 4 британских линкора находились под огнем немцев почти полчаса, ни один из них не получил такие повреждения, чтобы потерять ход и стать жертвой немцев. Больше всех была повреждена «Малайя» — 2 подводные пробоины, почти уничтожена 152-мм батарея правого борта, но линкор ход не снизил. В свою очередь, линкоры Эван-Томаса несколько раз попали в «Гроссер Курфюрст», «Маркграф», «Дерфлингер», «Зейдлиц» и в уже поврежденный «Лютцов». Линкоры Эван-Томаса оказались отлично построены, а их экипажи проявили великолепные боевые качества. Но, правда, немецкие линкоры Бенке и Шмидта стреляли гораздо хуже линейных крейсеров Хиппера.

Эскадра лёгких крейсеров Гуденафа попала под обстрел эскадренных броненосцев Мауве. Англичане применили тактику охоты за залпами, направляя крейсера прямо к месту падения вражеского залпа. Поговорка о том, что снаряд дважды в одну воронку не попадает, оказалась справедливой, и крейсера не получили серьёзных повреждений, хотя и вынуждены были идти зигзагами. Эсминцы «Онслоу» капитан-лейтенанта Дж. Тови (будущий адмирал флота лорд Тови) и «Морсби» капитан-лейтенанта Р. Алисона в 17:00 Тови атаковали германские линкоры торпедами с дистанции 8000 ярдов, при этом поразив торпедой уже повреждённый «Висбаден». Крейсера 4-й разведывательной группы обстреляли их и повредили «Онслоу», который потерял ход и позднее был взят на буксир повреждённым «Дефендером».

В 17:40 Шеер решил, что линейные крейсера «убежали» от него, и приказал Хипперу возобновить погоню. Германские линейные крейсера повернули на северо-запад, и через 10 минут попали под перекрестный огонь линейных крейсеров Битти и 5-й эскадры линкоров. Хиппер попытался повернуть на 45 градусов, чтобы выйти из-под обстрела, но к 17.55 попадания в его корабли участились. «Фон дер Танн» лишился всей главной артиллерии, но капитан 1 ранга Ценкер решил оставаться в строю, чтобы отвлекать на себя огонь противника. Освещение благоприятствовало английским наводчикам, тогда как немцы видели только смутные силуэты, едва различимые в тумане. Хиппер был вынужден отвернуть и занять место в голове немецкой колонны.

Около 17:50 «Лайон» заметил завесу крейсеров, идущих впереди линейного флота, а через несколько минут увидел и головные корабли Гранд-Флита.[2]

Второй этап — бой линкоров[править | править исходный текст]

Схема движения флотов во время второго этапа битвы.

Первое донесение Джеллико о присутствии линейного флота противника передал «Саутгемптон» в 16:38, а именно: «Заметил линейный флот противника по пеленгу приблизительно SO. Курс противника N. Мое место 56°34’N 16°20’Ost»[2]. Ещё до того на «Айрон Дюк» поступило несколько донесений о местонахождении неприятельских линейных крейсеров, но вследствие ошибок отдельных кораблей, возможных при сигнализации или расшифровании и неизбежных при прокладке по счислению, определить положение немецкого флота Джеллико не мог. Но если Бёдикер и Хиппер все сообщали своему командующему, то Джеллико не получал никакой информации о происходящем. До установления визуального контакта с «Лайоном» Джеллико получил четыре донесения от «Саутгемптона», одно донесение от «Чемпиона», и одно от «Лайона» в 16:45. Это донесение было, к несчастью, искажено при передаче. Первоначальный текст гласил: «Обнаружил линейный флот противника по пеленгу SO», но так как радиоустановка на «Лайоне» была разрушена снарядом, донесение пришлось передавать через «Принцесс Ройял», отчего произошла некоторая задержка. Через 20 минут оно дошло до Джеллико в таком виде: «От 26 до 30 линейных кораблей, вероятно, противника, видны по пеленгу SSO курс SO»[2]. Фактически, до момента установления визуальной связи, когда Джеллико было особенно важно получить точные сведения о противнике, ни от одного корабля авангарда, за исключением «Саутгемптона», не было ни одного донесения. Причиной этому послужила артиллерийская дуэль с немцами, в которой не участвовал идущий за линкорами 5-й эскадры «Саутгемптон», капитан которого Эдвард Раштон был единственным, кто не забыл о своей задаче вести разведку. Не удивительно поэтому, что в этих условиях Джеллико не был уверен, в каком именно направлении появится противник. При установлении визуальной связи оказалось, что счисления «Айрон Дюк» и «Лайон» разошлись при их встрече приблизительно на 10 миль. «Айрон Дюк» оказался на 4 мили больше к юго-востоку, чем он предполагал, а «Лайон» — около 6 миль западнее.

Развёртывание английских линкоров в боевой порядок[править | править исходный текст]

Стараясь получить сведения о местонахождении противника, Джеллико дважды (в 18:01 и в 18:10) запросил Битти прожектором: «Где находится линейный флот противника?», и в 18:14 получил ответ: «Заметил линейный флот противника по пеленгу SSW».[2]. В 18:15 Джеллико приказал прожекторами и по радио развернуться на левую фланговую однокильватерную колонну, головным кораблем которой был «Кинг Джордж V». Великолепный манёвр, произведенный Джеллико, давал Гранд Флиту возможность произвести охват головы флота противника и отрезать его главными силами от базы. В то время линейные крейсеры Битти шли полным ходом, чтобы занять свою позицию в голове линейного флота. Их дым закрыл головным линкорам видимость, но в то же время скрыл их от кораблей противника. Поэтому ни Шеер, ни Хиппер не видели и не установили в то время местонахождения английского линейного флота. Шеер только в последний момент заподозрил, что английский линейный флот находится где-то поблизости. Очевидно, туманная погода ввела его в заблуждение, а замеченный им «Инвинсибл» во главе 3-й эскадры линейных крейсеров был им принят за авангард линейного флота.

Боевой порядок, принятый Джеллико, соответствовал принятой англичанами идее охвата головы неприятельского флота и нанесения по нему мощного артиллерийского удара всеми линейными кораблями в одной кильватерной колонне. Перестроение Гранд-флита продолжалось 20 минут и к началу боя с немецкими линкорами не было закончено. Линейные крейсера Битти заняли место в голове колонны линейных кораблей и продолжали выполнять роль авангарда. В это время 3-я эскадра линейных крейсеров двинулась на юго-восток, чтобы отрезать вражеские силы, пытающиеся укрыться в Скагерраке.

В 18:00 1-я эскадра крейсеров Арбетнота заметила 2-ю разведывательную группу Бёдикера, выходящую с повреждениями из боя с 3-й эскадрой линейных крейсеров. Броненосные крейсера ринулись на немцев и открыли огонь. Но через 2 минуты из тумана выскочили линейные крейсера Хиппера и 3-я эскадра линкоров Бенке, и сразу же открыли огонь с расстояния 7000 ярдов. «Дифенс» попал под плотный обстрел, в 18:15 залп попал позади кормовой башни, и взвился огромный столб красного пламени. Корабль накренился, но быстро выпрямился и продолжал идти. Через минуту другой залп попал между носовой башней и первой трубой, и крейсер проглотило колоссальное облако чёрного дыма. Когда оно рассеялось, от корабля не осталось ни следа — в этом взрыве погибли контр-адмирал Арбетнот, капитан 1 ранга Эллис и все 900 человек экипажа флагманского корабля. «Уорриор» капитана 1 ранга Молтено оказался между вражеским линейным флотом и 5-й эскадрой линкоров. Дав 2 последних залпа из орудий правого борта, он отошёл, получив 15 попаданий. В это время от попадания снаряда заклинило руль «Уорспайта», и он описал широкую циркуляцию в направлении противника. Линкоры Шеера перенесли огонь на него, что спасло «Уорриор» от потопления. Разбитый крейсер к 19:00 отошёл на запад из района боя, где его заметил гидроавиатранспорт «Энгедайн» и взял на буксир. Ночью погода ухудшилась, крейсер принял на борт много воды и утром экипаж его перешёл на «Энгедайн», а «Уорриор» затонул недалеко от Розайта.

Видимость в районе боя была такой низкой, что Эван-Томас не видел «Мальборо» до 18:00. Предположив, что видит головной корабль уже развернутого флота, Эван-Томас попытался вывести свою эскадру ему в голову. Поняв свою ошибку, он решил не проходить вдоль фронта линкоров Джеллико, чтобы не перекрывать им линию огня, а пристроиться сзади в кильватерную колонну. Для этого 5-й эскадре линкоров пришлось сбросить ход и совершить крутой поворот влево, попав под огонь линейных кораблей Шеера. Все они получили новые повреждения, а на «Уорспайте» был заклинен руль. Рулевая машина «Уорспайта» отказала при положенном на 10 градусов руле, и корабль описал две циркуляции на расстоянии 10000 ярдов от колонны Шеера, прежде чем капитан сумел восстановить управление. Эти повороты стоили «Уорспайту» 13 новых попаданий. Позднее, когда его руль вновь стал заклинивать, Эван-Томас приказал капитану возвращаться в Розайт, оставив Шеера ошибочно уверенным, что ему удалось потопить линкор.

Первый бой линкоров[править | править исходный текст]

Все это время Шеер и не подозревал о приближении британского линейного флота, развертывание которого скрыл затянувший район боя дым. Надеясь уничтожить часть Гранд Флита — Хиппер сообщил о 3-й эскадре линейных крейсеров как о 4 новых линкорах, — Шеер повернул голову колонны на 2 румба вправо, и голова его колонны упёрлась в строй Гранд Флита. В 18:17 «Мальборо» открыл огонь по флагманскому кораблю Бенке, за ним последовал «Азинкур», потом «Ривендж», а следом и все остальные. Некоторые дредноуты стреляли по линейным крейсерам Хиппера, другие, как «Айрон Дюк», — по «Висбадену». Артиллеристы Шеера ничего не добились в ответ.

Обломки «Инвинсибла», торчащие из воды.

В то же время эскадра Хиппера вела бой с линейными крейсерами. Когда Крейсера Битти выходили в голову 2-й эскадры линкоров, Худ умело пристроился впереди «Лайона», и 7 британских линейных крейсеров завязали бой с 5 германскими, попав 9 раз в «Лютцов» и 4 в «Дерфлингер». В 18:29 пелена тумана внезапно рассеялась, и на «Дерфлингере» увидели четкий силуэт «Инвинсибла». В 18:31 немецкий снаряд пробил башню Q, через несколько секунд взорвался погреб Q, а немного погодя — Р. От взрыва корабль разломился пополам, а так как затонул он на глубине менее 30 метров, то каждая половина уперлась в дно, и корма и нос остались торчать над водой. Ещё в течение нескольких лет после войны рыбаки могли видеть этот страшный памятник, пока шторм не опрокинул обе части остова[1] . Погибли адмирал Худ, капитан 1 ранга Э. Л. Клэй и более 1000 человек; 6 спасшихся с крейсера подобрал эсминец «Бэджер».

В то же время немецкие линейные крейсера получили серьёзные повреждения. «Лютцов»:

«получил многочисленные попадания, башня В и радиостанция вышли из строя, было затоплено торпедное отделение, пост управления артогнём и пост связи залила вода. Корабль мог следовать только малой скоростью. Я [Хиппер] был вынужден перейти на миноносец G-39»[4]

После того, как корабли повернули на юго-запад и укрылись в тумане, Хиппер приказал капитану 1 ранга Хардеру самостоятельно возвращаться в гавань, не имея ни малейшей уверенности, что это ему удастся. Капитан I ранга Хартог возглавил на «Дерфлингере» оставшиеся германские линейные крейсера, хотя его собственный корабль получил более 20 попаданий тяжелыми снарядами, потерял 180 человек убитыми и ранеными и принимал воду через большую пробоину в носу, а его радиостанция тоже была уничтожена. «Зейдлиц» капитана 1 ранга фон Эгиди тоже был тяжело поврежден, и погрузился носом до средней палубы. «Фон дер Танн» капитана 1 ранга Ценкера потерял всю артиллерию главного калибра ещё раньше. «Мольтке» оставался единственным более-менее боеспособным кораблём, и через какое-то время Хиппер перебрался на него.

Линкор «Ройял Оук» ведёт огонь. Часть картины «Ройял Оук, Акаста, Бенбоу, Сьюперб и Канада в бою» Уильяма Лайонела Уайли, ок. 1916—1919 г.

В это же время линкоры Шеера оказались под плотным огнём английского флота, и положение его было отчаянным. Под обстрелом немцы не решились на рискованный манёвр. Поворот последовательно привел бы к полной катастрофе, но немцы практиковали альтернативный манёвр — «Gefechtskert-wendung», при котором первым поворачивал концевой корабль, а остальные клали руль, как только видели, что задний мателот начал поворачивать. Шеер приказал в 18:25 выполнить «боевой разворот» вправо под прикрытием дымзавесы эсминцев. В наступающих сумерках Шееру удалось осуществить сложнейший манёвр — поворот кораблей эскадры «все вдруг» на 180 градусов. Такая эволюция и в мирное время в условиях идеальной видимости требовала отменной выучки экипажей и идеальной работы сигнальщиков. В тот день германский флот выполнил этот манёвр безупречно, соблюдя синхронность поворота и прямую, как стрела, линию кильватерной колонны. Через 4 минуты весь линейный флот Шеера шёл на запад, прямо от противника. Исключением был «Лютцов», ползущий на юг. Линейные крейсера Хиппера шли за главнокомандующим, так же поступили крейсера Бёдикера и фон Рейтера. К 18:45 Флот открытого моря исчез в тумане, исключая подбитый «Висбаден» и 3-ю флотилию миноносцев, выпустивших безрезультатно 6 торпед по линкорам Джеллико и последовавшую за линкорами.

Дымовая завеса помешала Джеллико видеть движения противника, однако ему очень скоро стало ясным, что противник повернул. Своим манёвром он разрушил планы Джеллико, и тот не рискнул отдать приказ преследовать уходящего противника, так как опасался торпедных атак эсминцев и плавающих мин, сброшенных линкорами. Эти опасения усилила в 18:55 торпеда с поврежденного «Висбадена», попавшая в «Мальборо». На линкоре была затоплена кочегарка, и скорость корабля упала до 17 узлов. Поскольку это могла быть мина, Джеллико подождал ещё 10 минут, прежде чем повернуть свой флот на юго-запад. Ни линейные крейсера, ни лёгкие крейсера не последовали за противником, первые из-за поломки гирокомпаса на «Лайоне», вторые — опасаясь преследовать линкоры в надвигающихся сумерках.

Второй бой линкоров[править | править исходный текст]

Шеер, следовавший некоторое время на запад, теперь снова повернул на восток. Возможно, из-за тумана и дыма он не смог точно определить местоположение Гранд Флита около 18:35 и полагал, что тот зашёл дальше к югу, чем это было в действительности. Тогда, по его расчетам, поворот на восток должен был дать ему возможность пройти за кормой строя линкоров и, обманув таким образом англичан, уйти к своим базам. Иные причины вряд ли возможны, так как Шеер наверняка не собирался атаковать линейный флот своими силами, не зная, где тот находится, а лёгкие крейсера вместе с линейными шли в авангарде его флота, не занимаясь разведкой. Но в 18:54 Джеллико, не имея никаких сведений о противнике, решил, что Шеер не может ещё идти к своим базам, и повернул свой флот на юг. Коммодор Гуденаф снова сделал попытку установить местонахождение противника, и в 19:00 он повернул свою эскадру лёгких крейсеров, шедшую за линкорами, на юг, опять обнаружил противника и донес о его местонахождении, попав при этом под сильный обстрел. Битти, оторвавшийся тем временем от линкоров, уменьшил скорость до 18 узлов и начал описывать циркуляцию вправо, чтобы сблизиться с ними. Полная циркуляция была описана, и крейсеры «Инфлексибл» и «Индомитебл», шедшие раньше впереди «Лайона», заняли место задних мателотов.

Линкор «Бенбоу» идёт во главе 4-го дивизиона линкоров адмирала Стэрди. За ним линкоры «Беллерофон» и «Темерер».

В 19:10 головные части флота Шеера появились в видимости английских линейных кораблей. «Мальборо» со своим дивизионом немедленно открыл огонь по головным линкорам противника, а 5-я эскадра — по его линейным крейсерам. За этот промежуток времени боевая дистанция была незначительна и между некоторыми кораблями было не более 45 кабельтов. Скоро в бою приняли участие почти все английские корабли, а в 19:20 — и линейные крейсера с дистанции 14000 ярдов.

«Лютцов» попал под огонь «Колоссуса» и «Коллингвуда» с дистанции примерно 8500 ярдов, его охватило пламя, он накренился и отвернул прочь, получив тяжелые повреждения. «Мальборо» заметил 3 корабля типа «Кёниг» и открыл огонь по одному из них с дистанции 10750 ярдов, попав 4 залпами. Эскадра Битти получила великолепную возможность потренироваться в стрельбе. Германские корабли вяло отстреливались, и единственным из линкоров Джеллико, получившим попадания, был «Колоссус» — в 19:16 в него попали 3 снаряда калибром 305 мм, причинив небольшие повреждения. Многие из германских дредноутов серьёзно пострадали, в том числе «Фридрих дер Гроссе» и «Кёниг», на котором был ранен адмирал Бенке. В «Гроссер Курфюрст» попали несколько снарядов, пробив левый борт, и возник крен 4°. Шеер решил пожертвовать линейными крейсерами, чтобы вывернуться из смертельно опасного положения. Он поднял сигнал: «Всем на противника. Корабли должны атаковать, невзирая на последствия».

Германские линейные крейсера бросились на противника. Они уже получили тяжелые повреждения, но капитан 1 ранга Хартог на «Дерфлингере» без колебаний выполнил приказ. «Дерфлингер» получил несколько попаданий 381-мм снарядами, которые пробили броню двух орудийных башен главного калибра и воспламенили боеприпасы внутри. Взрыва пороховых погребов не произошло, но вся обслуга мгновенно погибла в пламени горящих пороховых картузов. «Зейдлиц» и «Фон дер Танн» тоже получили попадания, и находились на грани затопления, но в 19:17 Шеер отдал другой приказ — «Действовать против авангарда противника», и линейные крейсера отвернули, пройдя прямо перед головой колонны Шеера и вынудив «Кёниг» уклониться с курса. В результате корабли 3-й эскадры линкоров сбились в кучу, и некоторым из них пришлось вывалить из строя вправо, чтобы избежать столкновения. Началась свалка, часть линкоров была вынуждена застопорить машины или даже дать задний ход, а «Кайзерин» прошёл под самым бортом у «Принц-регента Луипольда» и обрезал корму[5] «Кайзеру». Подобное скучивание кораблей под сильнейшим огнем противника было крайне опасным, и за короткое время англичане добились большого количества попаданий. Спасти ситуацию помог «Кёниг», который вышел на ветер и поставил дымовую завесу. Шеер в третий раз за вечер приказал выполнить боевой разворот на 16 румбов вправо. Манёвр был выполнен в основном благодаря инициативе отдельных капитанов. «Фридрих дер Гроссе», например, повернул влево, «Маркграф» и «Остфрисланд» совершили поворот, не дожидаясь «Кайзера» и «Тюрингена». В 19:35 все линкоры уже отходили на запад с максимальной скоростью, которую могли выжать броненосцы Мауве, отход прикрывали 4 линейных крейсера. После стычки, длившейся 15 минут, германские корабли опять скрылись в тумане.

Флот открытого моря в боевом строю.

В 19:22 11 и 17-я полуфлотилии германских эсминцев выпустили 21 торпеду по линкорам Джеллико, и сразу же повернули и скрылись за дымовой завесой. После выпуска торпед Джеллико в 19:22 повернул свои главные силы полудивизиями на 2 румба «от торпед», а через три минуты, когда вычисления показали, что этого поворота для уклонения от торпед недостаточно, ещё на 2 румба, благодаря чему ни одна торпеда не попала в цель, хотя они и прошли в опасной близости от линкоров. Через 10 минут последовала новая атака 3-й и 5-й флотилий эсминцев, но их отогнали огнём легкие крейсера 4-й эскадры Ле Мезюрье. Торпедная атака не удалась, но дымовая завеса эсминцев была настолько удачна, что не дала Джеллико возможности проследить за поворотом линейного флота Шеера. Избежав опасности от торпед, Джеллико повернул главные силы на 5 румбов по курсу юго-запад в направлении к противнику. В 19:45 линкоры опять повернули на юго-запад, а в 20:00 на запад, при этом следуя скоростью 17 узлов, чтобы не отстал поврежденный «Мальборо». За это время главные силы немцев ушли за пределы видимости линейного флота.

Преследование[править | править исходный текст]

Битти же последовал за уходящим немецким флотом, и в 19:45 дал пеленг на голову колонны Шеера и, что более важно — его курс. Однако, Гуденаф все запутал сообщением о неизвестном количестве вражеских кораблей на северо-западе, полностью сбив с толку Джеллико. В 19:47 Битти сообщает по радио главнокомандующему: «Предлагаю отправить головные линкоры следом за линейными крейсерами. Мы отрежем весь вражеский линейный флот»[3]. Радиограмма была получена Джеллико только в 20:01, и ещё больше дезориентировала его, так как точных данных о местонахождении линейных крейсеров не было. Через 6 минут адмирал приказал Джерраму следовать за линейными крейсерами, но так как корабли Битти больше не были видны с «Кинг Георга V», то Джеррам двинулся туда, где он в последний раз видел Битти и где слышал выстрелы (это вели бой крейсера Нэпира). Он не увеличивал скорость и не догадывался, что расходится с противником на 2 румба.

Тем не менее, два флота продолжали сближаться. Опасаясь слишком далеко оторваться от своих баз, в 19:45 Шеер повернул на юг, находясь всего в 12 милях к востоку от «Айрон Дюка». По донесениям своих эсминцев он понял, что сражался со всем британским линейным флотом. Шеер решил прорываться к Хорнс-рифу, невзирая на атаки противника и не уклоняясь с курса. Результатом этого решения стали последние контакты между сражающимися флотами до наступления темноты. В это время главные силы Шеера с головным кораблем «Вестфален» шли курсом на юг, впереди них, по левому крамболу шли линейные крейсеры, а по правому — 2-я эскадра линейных кораблей типа «Дойчланд».

В 20:00 Битти отдал приказание 1-й и 3-й эскадрам легких крейсеров идти на запад и до наступления темноты установить местонахождение кораблей противника. 3-я эскадра легких крейсеров в 20:46 обнаружила германские линейные крейсера и передала по радио их координаты. Но ещё до этого линейные крейсера Битти, повернув на запад, почти тотчас же заметили два линейных крейсера и несколько линейных кораблей и в 20:23 открыли по ним огонь на дистанции 8600 ярдов. Линейные крейсера противника тут же отвернули на юг, а 2-я эскадра линкоров продолжала идти прежним курсом. Бой продолжался всего несколько минут, после чего эта эскадра также отвернула. За время боя англичане добились нескольких попаданий в немецкие корабли, преимущественно в линкоры. Германские линейные крейсера, которые пытались выйти в голову линейному флоту Шеера, около 20:25 попали под сильный обстрел. Сами они уже не могли отвечать — в темноте они видели только вспышки орудийных залпов, да и сами они имели уже очень тяжелые повреждения. «Дерфлингер» принял более 3000 тонн воды, и на нём осталось только 2 исправных орудия главного калибра. Поэтому Хартог увел линейные крейсера на другой борт колонны Шеера, прикрывшись дредноутами. Эта короткая стычка произошла как раз, когда Хиппер попытался перейти на борт «Мольтке». В результате он снова принял командование эскадрой только в 21:00.

Повреждённый в бою «Зейдлиц» возвращается на базу.

Лёгкие крейсера Нэпира в этот момент тоже вели бой, пытаясь попасть по легким крейсерам, сопровождающим эскадру Хиппера, но из-за плохой видимости стрельба с дистанции 7000 ярдов не дала результатов — снаряды обеих сторон ложились с большими недолётами, и не было возможности их скорректировать. В 20:28 Гранд Флит взял курс на юго-запад, чтобы не дать Шееру выйти в голову колонны английских линкоров. После этого Битти заметил броненосцы Мауве, которые теперь возглавляли германский линейный флот, и открыл огонь по ним. После нескольких попаданий те уклонились на юго-запад и скрылись.

В 20:10 Хоксли заметил 5-ю флотилию эсминцев Хейнеке к востоку от колонны Шеера и повел свои эсминцы в атаку, которую поддержала 4-я эскадра легких крейсеров. Чуть позже они заметили эскадру Бенке, которая теперь замыкала строй Шеера. Корабли Ле Мезюрье, идя параллельным курсом, приблизились к линкорам на 8500 ярдов, развернулись и произвели торпедную атаку. Попав в ответ под плотный обстрел, они ушли в сторону зигзагами. Эсминцы Хоксли торпедную атаку выполнить не сумели. Джеллико, увидев вспышки выстрелов, в 20:38 прожектором запросил «Комус»: «По кому вы стреляете?» Из ответа капитана 1 ранга Э. Г. Готэма: «По вражеским линкорам» главнокомандующий заключил, что он сближается с врагом. Это же вроде бы подтвердила вспыхнувшая через несколько минут короткая перестрелка в хвосте британской линии, где Гуденаф имел стычку с 2-й флотилией эсминцев. Но к 20:40 Флот открытого моря окончательно скрылся из вида английских линейных крейсеров и больше не появлялся.

Джеллико получил донесение о местонахождении противника в 20:40 от легкого крейсера «Комус», а вскоре после этого также от «Фалмута» и «Саутгемптона». На основании этих сведений и донесения с «Лайона», полученного на «Айрон Дюк» в 20:59, Джеллико смог понять общее положение, чтобы принять решение относительно дальнейших действий. В это время становилось уже темно. Заход солнца был в 21:07, и ночь была безлунная. Затем произошло третье столкновение. «Кэролайн» и «Роялист», расположенные впереди «Кинг Георга V», на котором Джеррам все пытался догнать потерявшиеся корабли Битти, заметил колонну Шеера. Капитаны 1 ранга Г. Э. Крук и Г. Мид повернули, чтобы атаковать броненосцы Мауве торпедами, и сообщили об этом Джерраму. Флагманский штурман убедил Джеррама, что это британские линейные крейсера, и адмирал запретил атаку. Когда Крук повторил, что это неприятель, Джеррам ответил: «Если вы уверены — атакуйте». «Кэролайн» и «Роялист» выпустили свои торпеды. Хоксли тоже заметил эти корабли, опознал их как неприятельские и повернул на них, ожидая, что 2-я эскадра линкоров откроет огонь. Однако Джеррам оставался убежден, что это корабли Битти. На «Орионе» флаг-офицер сказал Левесону: «Сэр, если сейчас вы выйдете из колонны и повернете на них, ваше имя станет таким же знаменитым, как имя Нельсона»[3]. Однако, как и Эван-Томас, Левесон был приучен исполнять только приказы командующего, и отказался поворачивать. Корабли Шеера отвернули на запад, затем на юг. Джеррам продолжал вести британский линейный флот параллельным курсом, не пытаясь сблизиться.

Ночной этап сражения[править | править исходный текст]

Шеер направил свой флот к протраленному фарватеру южнее Хорнс-рифа. Германский флот был подготовлен к ночному бою, в отличие от английского, поэтому Шеер считал приемлемым риск ночного боя с Гранд Флитом. Джеллико же решил не рисковать, во-первых, потому что противник имел большое количество эсминцев, а во-вторых, из-за возможности обстрела своих кораблей. Он направил флот на юг, чтобы на рассвете перехватить Шеера на подходах к Гельголанду или Эмсу. Поэтому в 21:17 он перестроил свой флот в ночной походный порядок из 4 кильватерных колонн, но не потрудился дать им знать о своих намерениях на ночь. Битти же продолжал следовать на юго-запад до 21:24 и, ничего не обнаружив, решил, что неприятель находится на северо-западе, и что он располагается между немецким флотом и его базами. Получив сообщение Джеллико, что флот идет на юг, Битти решил не ввязываться в ночной бой и следовать тем же курсом, чтобы помешать Шееру прорваться к своим базам, обойдя флот с юга. Поэтому он вывел свои корабли, а с ними легкие крейсера Александер-Синклера и Нэпира, в точку в 15 милях к юго-западу от «Айрон Дюка». 2-я эскадра легких крейсеров Гуденафа уже заняла позицию за кормой 1-й эскадры линкоров Берни. Крейсера Хита и Ле Мезюрье шли к востоку от 5-й эскадры линкоров Эван-Томаса. В 22.05 Джеллико отделил «Эбдиел», чтобы тот поставил мины у плавучего маяка Хорнс-риф, что лидер и сделал без происшествий в 2.00, после чего вернулся в Розайт.

Немецкие эсминцы. Впереди V-158.

В 20:45 Шеер выбрал те эсминцы, на которых осталось больше одной торпеды — всего 5 штук — и приказал им атаковать британский линейный флот. В 21:00 следом за ними отправились 5-я и 7-я флотилии, развернув строй веером. Но в надвигающейся темноте ни один эсминец не сумел найти британские линкоры, и 20 миноносцев вернулись в Киль, не приняв участия в дальнейших столкновениях.

В 21:14 немецкие линкоры повернули на юго-восток, и в 21:40 эскадры Джеллико и Шеера разделяли едва 8 миль. Теперь он сходился с Джеллико под острым углом, держа скорость 16 узлов, так как броненосцы больше дать не могли. После поворота Шеер начал перестраивать колонну дредноутов. Броненосцы Мауве перешли в хвост колонны, а ведущей стала 1-я эскадра линкоров с «Вестфаленом» капитана 1 ранга Редлиха во главе. Во время перестроения 2-й эскадры линкоров на «Шлезвиг-Гольштейн» капитана 1 ранга Барентраппа заметили по левому борту белый огонь на мачте одного из легких крейсеров Гуденафа, а сам остался незамеченным. Через несколько минут 4-я разведывательная группа, находившаяся ближе всех к эскадре Битти, заметила как «Лайон» запрашивал клотиковым огнем у «Принцесс Ройял»: «Сообщите наши позывные на сегодня, так как моя сигнальная книга уничтожена»[3]. Четфилд допустил грубейшую ошибку, ещё более усугубленную Кауэном, который ответил, сообщив при этом германскому флоту секретные позывные. Барентрапп, Бёдикер и фон Рейтер, не сговариваясь, решили не открывать огня, чтобы не демаскировать себя. Мауве дождался, пока исчезнет 2-я эскадра легких крейсеров, и лишь потом повернул. Поэтому линейный флот Шеера только в 22:00 выстроился в ночной ордер, хотя к этому времени линейные крейсера должны были перейти в арьергард.

Бой лёгких крейсеров[править | править исходный текст]

Около 22:00 «Кастор», находившийся на правой раковине главных сил, заметил справа по носу не менее трех крейсеров. Это были корабли 2-го разведывательного отряда Бёдикера. Согласно донесению «Кастора», эти корабли опросили его при помощи двух первых секретных позывных того дня. Подойдя на расстояние мили, 4 германских крейсера включили прожектора и открыли огонь, нанеся «Кастору» тяжелые повреждения, прежде чем он начал отвечать. Его верхняя палуба была исковеркана, повсюду валялись раненые и убитые. Из 8 эсминцев, шедших за ним, 2 выпустили торпеды, одна из которых прошла под килем «Эльбинга», остальные были ослеплены вспышками залпов «Кастора» и не могли ничего увидеть, а потому решили, что произошла ошибка, и бой ведётся между своими кораблями, и не стали выпускать торпеды. С немецкой стороны крейсер «Гамбург» получил заметные повреждения.

В 22:20 2-я эскадра легких крейсеров Гуденафа вступила в бой с крейсерами фон Рейтера. С расстояния 1500 ярдов 4 немецких крейсера сосредоточили огонь на «Саутгемптоне», пятый стрелял по «Дублину». «Ноттингем» и «Бирмингем» проявили большую осмотрительность и не включали прожектора, поэтому по ним не стреляли. В итоге «Саутгемптон» получил тяжёлые повреждения, верхняя палуба его была превращена в обломки, артиллерия уничтожена. «Дублин» получил не столь значительные повреждения, но на нём разбили радиостанцию, и он отстал в темноте. В то же время под обстрел попал «Штеттин», потеряв несколько орудий, а в 22:40 удачный выстрел торпедой с «Саутгемптона» пустил ко дну легкий крейсер «Фрауэнлоб».

С «Айрон Дюка» были видны вспышки выстрелов, однако они были приняты за отражение атаки эсминцев врага. Вскоре после этого «Кастор» и 11-я флотилия опять вступили в краткий бой, а в 23:00 в бой с крейсерами противника вступила 4-я флотилия. Об этих боях сообщили Шееру, который и сам кое-что видел с мостика «Фридриха дер Гроссе». Служба радиоперехвата сообщила ему, что британские эсминцы находятся в 5 милях позади Гранд Флита, и теперь Шеер знал, что он проходит под кормой линкоров Джеллико. Если не считать британских легких сил, никто не стоял между Флотом открытого моря и безопасными укрытиями за своими минными полями. Когда «Вестфален» повернул на юг, чтобы обойти сражающиеся эскадры Гуденафа и фон Рейтера, Шеер в 22:34 приказал капитану 1 ранга Редлиху повернуть обратно на юго-восток и двигаться прямо к маяку Хорнс-риф, не сворачивая, несмотря ни на какие атаки англичан.

Джеллико тоже видел и слышал стрельбу. Из сообщений лёгких крейсеров он сделал вывод, что вражеские легкие силы ищут его линейный флот. Адмиралтейство в 21:55 передало ему перехваченное распоряжение Шеера миноносцам Михельсена, ещё больше укрепив адмирала в ошибочном мнении: «Трем флотилиям эсминцев приказано атаковать вас». В 21:23 Джеллико получил позицию хвоста колонны Шеера на 21:00 вместе с сообщением, что вражеские линкоры следуют на юг. Так как указанная точка находилась к юго-западу от «Айрон Дьюка», то Джеллико не поверил сообщению. Он усомнился и в следующем сообщении Адмиралтейства: в 22:10 «Комната 40» расшифровала 4 сообщения Шеера, и оперативный отдел свел три из них в радиограмму, полученную Джеллико в 22:30: «Германскому линейному флоту в 21:14 приказано возвращаться в базы. Линейные крейсера замыкают строй. Курс юго-восток. Скорость 16 узлов». Джеллико не поверил курсу, так как получалось, что германский линейный флот очень близко к хвосту его собственной колонны. Сообщения Гуденафа о его бое с 4-й разведывательной группой и «Бирмингема» о замеченных линейных крейсерах Хиппера укрепили его уверенность, что неприятель находится на северо-западе. Все это не имело бы значения, если бы Джеллико получил четвёртое сообщение — требование Шеера провести разведку цеппелинами. Это дало бы точный курс, которым Флот открытого моря намеревался возвращаться домой. Однако она не попала к Джеллико, и потому он не менял курс флота, отправившись отдохнуть в адмиральскую рубку на мостике «Айрон Дьюка».

Первая атака эсминцев[править | править исходный текст]

Тем временем в 23:15 4-я флотилия Винтура (10 эсминцев) с лидером «Типперери» во главе заметили на правой раковине 3 крейсера, пересекающие их курс под углом 20 градусов на большой скорости. С дистанции 700 ярдов «Типперери» прожектором запросил позывной. В ответ «Франкфурт», «Пиллау» и «Эльбинг» Бёдикера навели прожектора на него и открыли огонь, расстреляв его почти в упор, на лидере погиб почти весь экипаж, включая Винтура. В ответ 4 эсминца выпустили торпеды, одна из которых попала в борт «Эльбинга». Крейсера отвернули и попытались укрыться за строем линкоров, но «Эльбинг» маневрировал плохо и попал под таран флагмана контр-адмирала Энгельгардта линкора «Позен». Машинные отделения крейсера были затоплены, и он потерял ход. Эсминцы ринулись за крейсерами и подошли слишком близко к строю дредноутов, где попали под плотный огонь «Вестфалена», «Нассау» и «Рейнланда», возглавлявших колонну Шеера. Но стрельба немцев была неточной из-за непроглядной тьмы, серьёзно пострадал только 1 эсминец. «Спитфайр», выпустивший все торпеды, решил вернуться к «Типперери» и подобрать его экипаж, и в этот момент столкнулся с «Нассау». Удар снёс всё с левого борта эсминца, вырвав 60 футов обшивки, вдобавок его залп разрушил мостик. Но 3 из 4 котлов всё ещё работали, а переборки прекрасно держали воду. Команда восстановила управление, и эсминец пошёл на запад со скоростью 6 узлов, через 36 часов придя в Тайн. «Типперери» же позднее затонул.

Повреждённый «Спитфайр» после боя.

Командор Аллен на «Броуке» принял командование флотилией на себя, но ни он, ни другие эсминцы не сообщили Джеллико о столкновении с противником. Аллен собрал 8 эсминцев из рассыпавшейся флотилии и пошёл на юг, чтобы занять место в ордере позади линкоров Джеллико. Но вскоре после полуночи они заметили «Вестфален», который в ответ на запрос опознавательных сигналов включил прожектора, а затем открыл огонь. Эсминцы «Спарроухок» и «Броук» атаковали его, но снаряд главного калибра разбил «Спарроухоку» нос, тот не смог выровнять курс и столкнулся с «Броуком», вышедшим на курс атаки. Положение усугубил «Контест», ударивший «Спарроухок» в корму. Тяжело повреждённый «Броук», потерявший 48 человек убитыми, а 34 раненными, малым ходом двинулся на север и, пережив короткую ночную перестрелку с двумя немецкими эсминцами, прибыл в Тайн на сутки позже «Спитфайра». Подбитый «Спарроухок» остался на месте, освещаемый пожарами разбитого «Типперери», пока тот не затонул. Чуть позже из тьмы появился германский легкий крейсер, экипаж эсминца приготовился открыть огонь из уцелевших орудий, но тот в 3:40 начал медленно погружаться носом, потом задрал корму в воздух и затонул. Этот корабль был подбитым «Эльбингом». В 7:10 появились 3 британских эсминца, взявшие побитый «Спарроухок» на буксир, но из-за сильного волнения буксировка не удавалась, и его пришлось затопить, сняв экипаж и спасшихся с «Типперери».

Ночная встреча флотов[править | править исходный текст]

Во время ночных боёв эсминцев Джеллико так и не узнал о том, что Флот открытого моря проходит у него под кормой. Британские эсминцы ещё раз атаковали немецкий строй, и одной торпедой повредили лёгкий крейсер «Росток», который впоследствии немцы отбуксировали в гавань. Сами эсминцы попали под обстрел, «Форчун» и «Ардент» были потоплены, «Порпойс» был поврежден тяжелым снарядом, но сумел спастись. Но в это же время многие английские корабли видели противника и должны были сообщить своему главнокомандующему, что Флот открытого моря остался у него за кормой. Начиная с 22:00, торпедированный «Мальборо» уже не мог держать 17 узлов и постепенно отставал вместе со своей дивизией. Так как Берни ничего не сообщил Эван-Томасу о проблемах своего флагманского корабля, 5-я эскадра линкоров, следовавшая за «Мальборо», отстала вместе с ним. Курс Шеера проходил всего в 3 милях от этих 7 линкоров, и они видели бой 4-й флотилии эсминцев лучше всех. В 23.40 «Малайя» наблюдал недалеко от себя дредноут, опознанный как «Вестфален», но его капитан не решился открыть огонь без приказа адмирала. Более того, чтобы не обнаружить себя, он запретил использовать радио, и линкоры прошли мимо сражающихся эсминцев, не поддержав их огнём.

В 0:10 броненосный крейсер «Блэк Принс», за несколько часов до того потерявший связь с главными силами, идя на юг для её восстановления, в темноте наткнулся на задние корабли 1-й эскадры линкоров противника и был потоплен дредноутом «Тюринген». Таким образом, от всей эскадры Арбетнота остался один «Дюк оф Эдинбург». Капитан 1 ранга Г. Блэкетт укрылся за дредноутами Джеллико и позднее присоединился к эскадре Хита.

Повреждённый «Зейдлиц» по возвращении на базу.

Вскоре после полуночи поврежденный «Зейдлиц» потерял ход, Хиппер приказал ему двигаться к Хорнс-рифу самостоятельно, и Фон Эгиди взял курс на восток. Затем флагман Хиппера «Мольтке» потерял свою эскадру и тоже уклонился на восток. В результате оба линейных крейсера прошли сквозь строй линкоров Джеллико. В 22:30 «Мольтке» заметил 2-ю эскадру линкоров Джеррама, и был замечен «Тандерером», замыкающим строй. Но капитан 1 ранга Дж. А. Фергюссон и огня не открыл, и сообщить не подумал, так как «было нежелательно открывать позицию нашего линейного флота»[3]. Временно отклонившись на запад, Карпф вскоре лег на прежний курс и, маневрируя всю ночь, сумел незамеченным пройти мимо английских сил. «Зейдлиц», который сел носом и не мог давать больше 7 узлов, около полуночи заметили с «Мальборо», но капитан ничего не предпринял. На «Ривендже» капитан 1 ранга Э. Б. Киддл удовлетворился неправильным позывным. Командир «Эджинкорта» решил «ничего не делать, чтобы не выдать положение нашей дивизии». Легкие крейсера «Боадицея» и «Фиэрлесс» тоже видели «Зейдлиц», но последовали примеру капитанов линкоров. Наутро тяжело повреждённый крейсер достиг Хорнс-рифа.

В 0:30 голова 1-й эскадры линкоров Шмидта находилась уже к востоку от линейного флота Джеллико, но 4 эсминца 13-й флотилии, идущих вслед за линкорами Джеллико, заметили германские линкоры. Третий в строю эсминец «Петард» был обстрелян «Вестфаленом», а шедший за ним «Турбулент» был протаранен и потоплен им же. Этот бой наблюдал экипаж линкора «Беллерофон» капитана 1 ранга Э. Ф. Брюэна, замыкавшего колонну Стэрди, но ничего не предпринял. Вообще во всём линейном флоте никто не предполагал, что Флот открытого моря проходит у них как раз за кормой. Эсминцы Голдсмита прошли буквально вплотную перед головой колонны германских линкоров.

Вторая атака эсминцев[править | править исходный текст]

12-я флотилия эсминцев капитана 1 ранга Стирлинга на «Фолкноре» старалась удержаться вместе с медленно идущими линкорами Берни и оказалась в 10 милях позади «Айрон Дьюка». В 1:43, когда начало светать, на правом траверзе «Обидиента» была замечена колонна кораблей, идущая на юго-восток, и в ответ на запрос один из них не подал неправильный опознавательный. Через какое-то время стало ещё светлее, и с эсминцев увидели весь строй эскадры Шеера слева по борту: впереди дредноуты, за ними броненосцы. В то же время туман ещё был достаточно густым, чтобы обеспечить прикрытие атаки эсминцев. В 2:05 они выпустили торпеды по четвёртому кораблю в колонне с дистанции от 2000 до 3000 ярдов. Одна из них попала прямо по центру «Поммерна», пламя растеклось к носу и корме, его языки взвились выше мачт, окруженные клубами чёрного дыма и фонтанами искр. Затем оконечности корабля задрались вверх, как будто он переломился, и все пропало в тумане. В тот же момент остальные броненосцы открыли огонь из всех орудий. Эсминцы выпустили оставшиеся торпеды и, уходя зигзагами, спрятались в тумане.

В 1:55, когда скорость хода «Мальборо» ещё больше уменьшилась, вице-адмирал Бэрни, командовавший 1-й эскадрой линкоров, решил перенести свой флаг на «Ривендж», что и было сделано в 2:30.

Наутро флот Шеера был совершенно не готов к возобновлению боя. К 2:30 с ним остались лишь несколько миноносцев. Шеер получил донесения, что 1-я разведывательная группа не выдержит серьёзного боя. Головные корабли 3-й эскадры линкоров израсходовали почти весь боезапас и имели повреждения. Из легких крейсеров остались только «Франкфурт», «Пиллау» и «Регенсбург». Море окутывал туман, и провести разведку не было возможности. Поэтому Шеер решил прекратить операцию и вернуться в порт.

Утром Джеллико все ещё думал, что вражеский линейный флот находится к западу от него, и решил продолжить бой. Поэтому он принялся по радио собирать свои силы, которые за ночь прилично разошлись, в частности линкоры остались без прикрытия эсминцев. В 2:30 линкоры перестроились в единую колонну, а Битти и остальные адмиралы получили по радио сообщения с требованием идти на соединение с главными силами.

В 2:30 Фэри на эсминце «Чемпион», сопровождаемый «Морсби», «Обдюрейтом», «Марксмэном» и «Менадом» заметил концевые корабли колонны Шеера — 4 броненосца типа «Дойчланд». Не решившись атаковать противника, он повернул «Чемпион» на восток. Капитан-лейтенант Р. В. Алисой на «Морсби» отказался последовать за командиром, повернул влево и в 2:37 выпустил торпеду. Через 2 минуты она попала в носовую часть немецкого эсминца V-4 и оторвала её. Экипаж эсминца был снят соседними V-2 и V-6, а сам он затонул. Это был последний случай столкновения британского корабля с главными силами Шеера, прежде чем те в 3:30 добрались до Хорнс-рифа, где они повернули на юг по протраленному фарватеру. В 3:30 «Чемпион» и 4 эсминца, сопровождавшие его, заметили 4 вражеских эсминца, забравшие экипаж затопленного «Лютцова». С расстояния 3000 ярдов обе стороны открыли огонь. G-40 был быстро подбит, но тут же Фэри потерял своих противников в утреннем тумане, и немцы смогли взять на буксир поврежденный корабль. Утром G-40 сумел добраться до гавани, больше всего этому радовались 1250 моряков, снятые им с потопленного линейного крейсера.

Окончание битвы[править | править исходный текст]

При буксировке поврежденного «Ростока» к Хорнс-рифу пришло сообщение цеппелина о приближении британских линкоров, поэтому корабли сопровождения сняли Михельсена и его экипаж и затопили крейсер. В 5:20 дредноут «Остфрисланд» подорвался на одной из мин, поставленных «Эбдиелом», но серьёзных повреждений не получил. Но этот инцидент не задержал возвращение Шеера в Яде, куда он прибыл в начале дня. Флагман Бенке «Кёниг» принял слишком много воды носом, и ему пришлось ожидать прилива, чтобы миновать банку Амрум. «Зейдлиц», имея осадку в носовой части 42 фута, возле Хорнс-рифа сел на мель, снялся с неё, и возле банки Амрум вторично сел на мель. Прошло 32 часа, прежде чем «Пиллау» и спасательные суда сумели снять полностью потерявший остойчивость линейный крейсер с мели и отбуксировать кормой вперед в Яде. Выпущенные на разведку цеппелины ничего не увидели, кроме L-11, который в 3:19 наткнулся на головные силы Джеллико, был ими обстрелян и передал об этом сообщение Шееру, а в 3:40 увидел «Индомитебл».

Адмиралтейство, основываясь на данных Комнаты 40, в 3:30 отправило Джеллико радиограмму, в которой говорилось, что германский линейный флот в 2:30 находился всего в 16 милях от Хорнс-рифа и шёл на юго-восток со скоростью 16 узлов. Это означало, что от «Айрон Дьюка» их отделяло 30 миль. Джеллико прочитал радиограмму в 3:54, а так как с момента расшифровки координат немецкого флота прошло полтора часа, мог лишь с сожалением передать Битти: «Вражеский флот вернулся в гавань». В 4:15 Джеллико перестроил свои линкоры в дневной походный ордер, в 5:20 к нему присоединились корабли Битти. В 11:00 Джеллико сообщил в Адмиралтейство, что Гранд Флит возвращается в гавань. Его корабли пошли в Скапа-Флоу и Розайт, на многих из них утром похоронили погибших в сражении моряков.

Король Георг V передал Джеллико 3 июня:

«Я скорблю о гибели этих отважных людей, павших за свою страну. Многие из них были моими друзьями. Но ещё больше я сожалею, что туманная погода позволила Флоту открытого моря избежать всех последствий столкновения, которого он якобы желал. Но, когда представилась такая возможность, они не выказали ни малейшего желания…»[3].

Результаты[править | править исходный текст]

Повреждённый «Зейдлиц» в доке Вильгельмсгафена.

Обе стороны объявили о своей победе: Германия — в связи со значительными потерями английского флота, а Великобритания — в связи с явной неспособностью флота Германии прорвать британскую блокаду.

Британский флот потерял три линейных крейсера, три броненосных крейсера и восемь эскадренных миноносцев, общий тоннаж около 114 тысяч тонн:

  • линейные крейсера: «Индефатигебл», «Куин Мэри», «Инвинсибл»;
  • броненосные крейсера: «Уорриор», «Дифенс», «Блэк Принс»;
  • лидер эсминцев «Типперери»;
  • эсминцы «Шарк», «Спарроухок», «Турбулент», «Ардент», «Форчун», «Номад», «Нестор».

Потери германского флота составили линейный крейсер, броненосец, четыре легких крейсера и пять эскадренных миноносцев, общий тоннаж около 60 тысяч тонн:

  • линейный крейсер «Лютцов»;
  • эскадренный броненосец «Поммерн»;
  • лёгкие крейсера: «Фрауэнлоб», «Эльбинг», «Росток», «Висбаден»;
  • эсминцы: V48, S35, V27, V4, V29.

Таким образом, по общему тоннажу погибших кораблей потери англичан почти в два раза превышали потери немцев. Англичане потеряли 6 784 человек убитыми и попавшими в плен, немцы потеряли 3 039 человек убитыми.[6]

Из 25 кораблей, погибших в Ютландском сражении, 17 было потоплено артиллерией и 8 торпедным оружием. Результаты использования оружия в бою характеризуются следующими данными:

  • английский флот выпустил 4598 снарядов, из них 100 попало в цель (2,2 %), и израсходовал 74 торпеды, из них достигло цели 5 (6,8 %);
  • германский флот выпустил 3597 снарядов и добился 120 попаданий (3,3 %) и 109 торпед, из которых в цель попало 3 (2,7 %).

Влияние на общий ход войны[править | править исходный текст]

В результате сражения, британский флот сохранил за собой господство на море, а немецкий линейный флот перестал предпринимать активные действия, что оказало значительное воздействие на ход войны в целом:

  • Германский флот до конца войны находился на базах, и по условиям Версальского мира был интернирован в Великобританию.
  • Не имея возможности использовать надводный флот, Германия перешла к неограниченной подводной войне, что привело к вступлению в войну США на стороне Антанты.
  • Несмотря на то, что бои на суше шли с переменным успехом, продолжение морской блокады Германии, в конце концов, привело к подрыву немецкого промышленного потенциала и острой нехватке продовольствия в городах, что и вынудило германское правительство к заключению мира.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 Лихарев Д. В. Адмирал Дэвид Битти и британский флот в первой половине ХХ века. — СПб.: 1997.
  2. 1 2 3 4 5 6 Harper J.E.T., The Truth about Jutland. — London, 1927.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Больных А. Г. Морские битвы Первой мировой: Схватка гигантов. — М.: АСТ, 2000.
  4. «Germany’s fleet in the world war» By admiral Reinhard Scheer. // The War Times Journal, www.wtj.com
  5. «Обрезать нос, корму (То cross the bows of a ship) — пройти на минимальном расстоянии от носа или за кормой другого судна. Круто обрезать — пройти почти вплотную» (Самойлов К. И. Морской словарь. — М.-Л.: Государственное военно-морское издательство, 1941).
  6. Brewers Dictionary of 20th Century Phrase and Fable

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]