Карабахское ханство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ханство
Карабахское ханство
азерб. Qarabağ xanlığı, арм. Ղարաբաղի խանություն, перс. خانات قره‌باغ
Ханство на карте военных действий в Закавказском крае (1809 - 1817) с границами по Гюлистанскому мирному договору. Тифлис, 1902 год
Ханство на карте военных действий в Закавказском крае (1809 - 1817) с границами по Гюлистанскому мирному договору. Тифлис, 1902 год
 Nadir Shah Flag.png
Flag of Russia.svg 
1747 — 1822
Столица Баят (1747—1751)
Шахбулаг (1751)
Шуша (Панахабад; 1751—1822)
Язык(и) азербайджанский[1]
армянский[2]
Официальный язык персидский[7][8]
Религия ислам, ААЦ
Денежная единица аббаси[3] шахи, панахабади[4], сахибкран
Площадь 17 тыс. км²[5]
Население по данным на 1823 год, на территории бывшего ханства проживало 20 095 семей[6]
Форма правления абсолютная монархия
Династия Джеванширы
Ханы (правители) Карабаха
 • 17471759 Панах Али-хан (основатель)
 • 17591806 Ибрагим Халил-хан
 • 18061822 Мехти Кули-хан
 • С 1805 В составе Российской империи
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Карабахское ханство (азерб. Qarabağ xanlığı, арм. Ղարաբաղի խանություն, перс. خانات قره‌باغ‎) — одно из самых сильных ханств существовавших на части территории современного Азербайджана и Армении[9][10] во второй половине XVIII-го начале XIX века. Независимое или полунезависимое от иранских правителей (Зендов, Каджаров), а с 1805 года — в составе Российской империи.

В настоящее время территория бывшего Карабахского ханства юридически входит в состав Азербайджанской Республики (в том числе в составе непризнанной Нагорно-Карабахской Республики) и Армении (Зангезур).

Администрация[править | править код]

Шестигранная булава-символ правления Ибрагим Халил хана
Схема власти в Карабахском ханстве

Карабахское ханство представляло собой политическую структуру, обладавшую основными атрибутами независимого государства[11][12] Во главе ханства стоял хан, имевший неограниченную власть, передававший свои функции по наследству в собственной династии по мужской линии. Ханство располагало своей администрацией и монетным чеканом, войском, вело самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику[13]

В. Левиатов, характеризуя ханскую власть, отмечал: «Это была феодальная власть, не различавшая и отождествляющая государственное и личное ханское имущество. Распорядки, существовавшие в ханствах, показывают, что управление ими устроено было и рассматривалось как управление вотчинными владениями ханов»[14]

По словам российского востоковеда И. Н. Березина, хан был совершенно независим. Хан сосредоточил в своих руках не только всю административную и судебную, но и даже духовную власть (шариатский суд). Приводя пример о могущественности ханской власти, И. Н. Березин отмечал, что хан мог вынести смертный приговор и решение о помиловании в отношении любого жителя ханства, будь то чиновник или простой крестьянин[15]


Исполнительная власть[править | править код]

Главным исполнителем указов и распоряжений ханов принадлежала визиру. В его компетенции были все гражданские дела ханства. После визира в системе управления следовали саркар-и-али — глава финансовых дел; эшикагасы — ведал доменом хана; сандуктарагасы — смотритель расходов казны хана; амбардарагасы — контролер зерна и других припасов хана. Все они являлись сановниками высокого ранга.

Законодательная власть[править | править код]

При карабахском хане функционировал совещательный орган — диван хане. Он состоял из приближенных людей правителя и высшего мусульманского духовенства. Здесь, в первую очередь, рассматривались вопросы войны и мира, распределения податей, установления новых податей, гражданские и уголовные дела[16]

Мнения членов совета носили рекомендательный характер, хотя могли оказать определённое влияние на принятие ханом решения в отношении наиболее важных и существенных дел. Однако последнее слово было за ханом.

Судебная власть[править | править код]

Как и в других ханствах, в Карабахском ханстве функционировали три формы суда: диван — рассматривал дела государственного значения и важные уголовные преступления; шариатский — решал вопросы наследования, раздела имущества, различные бытовые проблемы, заключал браки; аснаф — цеховой суд, решал споры внутри ремесленных цехов, жалобы населения на ремесленников.

Экономика[править | править код]

Денежная система[править | править код]

В Шуше с 1794 по 1822 г. (то есть вплоть до ликвидации ханства) чеканились серебряные и медные монеты. Местоположение монетного двора на них обозначалось не топонимом, а почетным эпитетом (лакаб) — Панахабад[17] (широко распространенная практика в мусульманской нумизматике — напр., Багдад обозначался как Мадинат ас-Салам «город мира» и т. д.)[18].

Серебряные монеты чеканились пяти типов. Первый тип (тип А, с шиитской калимой) чеканился в 1794—1801 гг., номинал этих монет «панахабади» с ценой в 10 коп. серебром в годы своего выпуска.

Следующие типы чеканились только номиналом «сахибкирани» (25 коп. серебром в годы выпуска), согласно прозвищу Фатх-Али-шаха Каджара (сахибкиран — владетель счастливых созвездий). Тип В выпускался в 1800—1801 гг. с именем Фатх-Али-шаха Каджар и показывает подчинение ему Ибрагим-Халил-хана. Тип C (с шиитской калимой) выпускался в 1805—1816 гг. Монеты типа D выпускались только в 1807 г. и несут на себе городскую корону, что отражает переход ханства под российское владычество. Тип E (с уникальным местным двустишием «во имя печати сахиб аз-замана, с почетом отчеканен сахибкирани») выпускались в 1815—1822 гг.[19]

Автор хроники «О политическом состоянии Карабахского ханства в 1745—1805 годах» Ахмед бек Джаваншир связывает это событие с завершением строительства города в 1754 г.[20]. Однако, такая датировка начала чеканки в Панахабаде неверна, так как первые монеты стали здесь чеканиться только Ибрагим-Халил-ханом в 1794 г., и только после смерти мелика Шахназара, на землях которого располагалсь Шуши, и выбора угодного Ибрагим-Халилу мелика Овсепа (Хусейна) III[17]. В правление Панах Али монет вообще не чеканилось[19]. Есть свидетельство того, что в начале серебряная чеканка была отдана на откуп хндзристанскому мелику Мирзахану, одному из ханских союзников из армян[21], в последний год существования карабахского ханства монетная чеканка также была на откупе у трех армян Ага-Хасана, Оганеса и Симона[22].

После присоединения ханства к России, русской администрацией были установлены завышенные курсы местной валюты — сахибкрана и панахабади. Сахибкиран, содержавший серебра на 25 коп., был равен 33,3 — 35,5 российским сер. коп. (панахабади был в два раза дешевле). Такое завышение курса явилось следствием продуманной денежной политики русской администрации по замене местной закавказской и иранской монеты на российскую. Эта политика изначально базировалась на поощрении местного курса[19] — «нет сомнения, что, принимая внутреннюю азиатскую монету по народному курсу, казна понесёт убыток; но лучше, по мнению моему, допустить некоторую потерю, чем давать повод народу роптать», отмечал в письме к министру финансов Е. Ф. Канкрину тифлисский главноуправляющий Г. В. Розен[23].

Население[править | править код]

В Равнинном Карабахе проживали тюркские племена джеваншир, кебирли, отуз-ики[24], в нагорной части Карабахского ханства — преимущественно армяне[25]. Так в турецкой официальной грамоте о населении карабахского региона сказано: «Население горных селений из народности армян»[26]. И. П. Петрушевский, говоря о XVIII веке, также отмечал, что нагорная часть Карабаха была населена армянами[27].

С образованием Карабахского ханства, происходит усиленная миграция тюркских и курдских племён в Карабах[28] и, наоборот, эмиграция из него армян[28][29][30]. Ахмедбек Джеваншир отмечает пишет об этом:

«Одновременно с этим и несколько после этого переселились к Панах-хану в Карабах из Грузии и соседних ханств следующие кочевые общества: Пюсьянское, Карачарлинское, Джинлинское, Дамирчи-Гасанлинское, Кызыл-Хаджилинское, Сафи-Кюрдское, Бой-Ахметлинское, Саатлинское, Кенгерлинское и многие другие»[31].

Одним из первых документов сообщающий подробные сведения об этническом составе населения Карабаха является Налоговый реестр Карабахской провинции «Описание Карабахской провинции», составленное на 1823 год по распоряжению главноуправляющего в Грузии Ермолова действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым. Согласно данным реестра, в провинции имелся один город — Шуша, и около 650 селений (140 из них — азербайджанские деревни, 160 — армянские и 350 — кочевые пастбища). Распределение армян и азербайджанцев в Карабахе было неравномерным, армянское население ханства было сконцентрировано в основном в Нагорном Карабахе, где армяне составляли 96,3 % населения[32]. Бо́льшая часть Карабахской провинции была населена различными тюркскими и курдскими племенами. Согласно русскому «Описанию», они составляли большинство населения. Большинство из них кочевало в северной, южной и восточной частях провинции. 56 различных племён образовывали две главные конфедерации, известные как ийирмидёрд и отузики. В Карабахе также проживали две другие группы кочевников, Джаваншир и Джебраил. Первая проживала в различных азербайджанских деревнях, а вторая — кочевала возле реки Аракс[33].

Национальность Численность Семей в городе Шуша в деревнях
азербайджанцы 15 729 1111 14 618
армяне 4366 421 3945
всего 20 095 1532 18563

По данным переписи 1823 года, около трети населения территории всего Карабахского ханства составляли армяне, и около двух третей азербайджанцы[34][35]. Джордж Бурнутян указывает что в переписях показано, что армянское население было в основном сосредоточено в 8 из 21 магалов (районов) Карабаха, из которых 5 составляют современную территорию Нагорного Карабаха, а 3 входят в современную территорию Зангезура. Таким образом 35 процентов населения Карабаха (армяне) проживали на 38 процентах земли (в Нагорном Карабахе), составляя на ней абсолютное большинство — около 92%[34]. Согласно к. и. н. Анатолию Ямскову, следует учитывать тот факт, что переписи населения велись в зимний период, когда кочевое азербайджанское население находилось в равнинах, а в летние месяцы оно поднималось на высокогорные пастбища, меняя демографическую ситуацию в горных районах. Однако Ямсков отмечает, что точка зрения на права кочевых народов считаться полноценным населением сезонно используемой ими кочевой территории, на сегодняшний момент не разделяется большинством авторов, как из постсоветских стран, так и из стран «дальнего зарубежья», включая и проармянские, и проазербайджанские работы; при этом в российском Закавказье XIX века эта территория могла являться собственностью только оседлого населения[35].

Социальный состав населения ханства[править | править код]

Иерархия социальных классов Карабахского ханства[36]
Карабахский бек. XIX век. Рисунок Г. Гагарина[37].

Население ханства делилось на два основных класса — феодалов и крестьян. А в городе Шуше преобладали ремесленники и купцы. К феодалам относились хан, мелики, беки, агалары, минбаши, юзбаши, кендхуды, ясавулы и высшее духовенство. Со слов Мирза Джамала выясняется, что беки в ханстве делились на три группы. В первую входили все те, кто имел непосредственное отношение к семье правителя: братья хана и их дети, ханские дети и двоюродные братья хана[38]. Во вторую группу входили беки, получившие это звание грамотами (талигами) гарабагских ханов с пожалованием им сел, магалов, меликств и др. В третью группу входили беки, временно или наследственно управляющие непосредственно подвластными хану административно-хозяйственными единицами, без каких-либо пожалованных грамот. Сюда относились также и личные беки, получившие своё звание за службу при хане без пожалования в их управление сел и оймагов. Беки, относящиеся к первой и второй группам, стояли по иерархии выше беков из третьей группы.

Роль беков, особенно наследственных, в социально-экономической жизни азербайджанских ханств была значительной. Как свидетельствуют источники, «беки занимали всегда высшие должности в ханстве и при дворе хана, получали или жалованье из ханской казны или доходы от порученных им в управление ханских земель. И, наконец, хан давал им в пожизненное владение села. Они, как и другие свободные сословия, могли приобретать земли, заниматься безо всякого платежа хану торговлей, земледелием и другими промыслами. Обязанности беков главным образом состояли в том, что они должны были быть всегда готовы на всякую службу хану, за собственный счёт»[39].

Помимо беков, заметное место в сословной структуре Карабахского ханства занимали мелики, стоившие ниже султана и хана[40], которые являлись потомственными правителями небольших владений, 5 меликств, находившихся в вассальной зависимости от Карабахских ханов.

В низший класс входили крестьяне которые делились на несколько групп.
Райяты составляли самую многочисленную категорию крестьян[41]. Райяты формально считались свободными, но в экономическом плане зависели от землевладельцев[42].

Элаты. Их основным занятием было скотоводство. В большинстве случаев эляты освобождались от обложения, но должны были отбывать повинности, в том числе военную в ханской армии. По свидетельству Мирзы Джамала, «все илаты Карабаха, отмеченные в журналах и списках, входили в (состав) конного войска. При надобности из магалов и сёл являлись в войско пешие стрелки со старшинами магалов»[43].

Ранджбары. Наиболее обездоленной частью крестьянства, жившей в невыносимых условиях, были ранджбары. Ранджбары не имели своего хозяйства и работали в хозяйствах феодалов, их служилых людей[44]. Ранджбары им же платили подати и отбывали повинности. За работу в хозяйствах феодалов они, к примеру, получали от 1/3 до 1/2 урожая, включая выработанный шелк[45].

В первые годы российского правления в Карабахе имелось 1190 семейств высшего сословия — ханов, агаларов, беков и лиц бекского происхождения[46] По данным 1823 года, на территории Гарабагского ханства имелось 102 бека, 284 кендхуды и ковхи, 11 меликов, 12 дарга, 4 агалара, 1 минбаши, 27 серкеров, 64 юзбаши, 152 чавушев, а также 175 маафов. Кроме того, здесь было 1 гази, 182 муллы, 2 дервиша и 82 христианских священнослужителя.

Административное деление[править | править код]

Основной административной единицей ханства был магал (округ). Во главе каждого стоял назначаемый ханом и ответственный перед ним наиб (наместник) или магалбек, который одновременно именовался минбаши, так как при необходимости выставлял отряд в 1000 воинов.

В магалах имелись кенды (села), которыми управляли назначаемые главой магала кендхуда (сельский староста) или юзбаши (начальник отряда в 100 чел.)

До заключения Гюлистанского мирного договора 1813 года Карабахское ханство делилось на 21 магал, включая 5 бывших меликств, преобразованных в магалы: 1. Сисиан; 2. Дамирчигасанли; 3. Кюпара; 4. Баргюшад; 5. Багабюрд; 6. Кабирли; 7. Татив; 8. Джаваншир; 9. Талыш; 10. Хачин; 11. Коланылар; 12. Чилаберд; 13. Хырда-пара Дизаг; 14. Пюсиан; 15. Дизаг Джаваншир; 16. Отузики; 17. Ийирмидорд; 18. Гарачорлу; 19. Варанда; 20. Дизаг; 21. Аджнан-Тюрк[47].

После заключения мирного договора число магалов было уменьшено до семнадцати. Это было связано с передачей некоторых магалов под управление Персии в соответствии с подписанным договором[48].

Форма налогообложения[править | править код]

В Карабахском ханстве взимались те же налоги, что взимались в Каджарском Иране и других закавказских ханствах, так и другие, которые взимались только в Карабахе. Большое разнообразие и количество собираемых в Карабахе налогов является показателем общего экономического процветания ханства в начале XIX века. Налоги могли выплачивать деньгами, натурой, либо выполнением различных служб. Однако не все жители платили налоги. Согласно российскому «Описанию», семьи вдов, сирот, малоимущих, увечных, слепых и умственно неполноценных были освобождены от уплаты налогов хану. То же самое касалось и всех армянских священников, мулл и сеидов. Поскольку налогами облагались домохозяйства или семейства (без различия размера семейства), то одинокие холостяки также были освобождены от уплаты налогов хану. Также иногда хан расширял особый статус освобождённых от уплаты налогов (му'аф) на различных лиц посредством документа, называвшегося «талиге», который являлся официальным документом, выдававшимся лицу либо вносившимся в список налоговых сборов[49]

Семейства свиты хана (нукеров), управляющих сёлами, имевших чин десятника (чавушей), саркаров (надзирателей), юзбашиев и минбашиев (сотников и тысяцких), кадход и кёвха (мусульманских и армянских сельских старост), цирюльников и багбанов (садовников, отвечавших за фруктовые сады или виноградники), за редким исключением, не платили никаких налогов хану. Они также, по большей части, не платили никаких налогов мюлькадарам или тиюльдарам, но взамен от них требовалось несение определенной службы. Ранджбары (странствующие работники или издольщики) в большинстве своем не платили никаких налогов хану, но отдавали часть урожая мюлькадару или тиюльдару[50].

Список налогов[править | править код]

Ежегодная сумма наличными в 8000 золотых рублей, равнявшихся 24 000 серебряных рублей или 151 200 серебряных аббаси (15 120 серебряных туманов) в местной валюте Карабаха, которую платили в Карабахской провинцией русской администрации в Тифлисе. Кюрекчайский договор от 1805 года предусматривал выплату этой ежегодной дани России в обмен на дозволение Ибрахимхалил-хану (и, после него, Мехдигулу-хану) сохранять за собой управление провинцией под русским надзирательством и собирать с неё налоги. Эта сумма собиралась с жителей Шуши, крестьян и кочевников[50].

Название Назначение
Отаг-харджи (мугата'а) Ежегодный одинаковый налог, собираемый диваном[50] по большей части деньгами (обычно в золотых рублях) с городского квартала, села или кочевья, вне зависимости от фактического дохода[51].
Налог мал-у-джахат (мал ва джахат, мал-о-джахат) Был таким же, как и бахре (доля) от урожая, собиравшаяся в Эриванском и Нахичеванском ханствах. Он варьировался от ⅕ до 1/10 урожая и собирался в качестве ренты и налога ханом, мюлькадаром или тиюльдаром. Если хан получал всю долю целиком, то мал-у-джахат равнялся ⅕ от урожая. В некоторых случаях мюлькадар или тиюльдар получал всю долю мал-у-джахата, однако в большинстве случаев мюлькадар или тиюльдар получал ⅒ (бахрече), а хан — остальную ⅒. Этот налог собирался в основном пшеницей, ячменем, просом, рисом, хлопком или шёлком[51].
Салианэ Ежегодный налог, собираемый ханом пшеницей и ячменем в качестве его доли (бахрече) от налога мал-у-джахат[51].
Баг-баши или мал-э баг Налог, взимавшийся с фруктовых садов деньгами, фруктами или вином. Единственными платившими этот налог были армяне магалов Варанда и Татев, владевшие большими фруктовыми садами и виноградниками[51].
Баш-пулу или саранэ Подушный налог, который взимался деньгами исключительно с армян магалов Варанда и Татев[51].
Кир-хана-харджи (кира-хана-харджи) Общий налог, выплачивавшийся кочевниками в виде скота, домашней птицы, дичи, масла и шерсти для ханской кухни. Вдобавок к этому, налог также обеспечивал жалованием ханского повара, пекаря и цирюльника. Согласно Петрушевскому, налог назывался кырк-хана (40 семейств), взимавшийся с каждого кочевья в 40 семейств. Однако некоторые из перечисленных в «Описании» кочевий, состоявшие из менее чем 40 семейств, также выплачивали этот налог. По мнению Джорджа Бурнутяна, употребленным в «Описании» термином является «кира(«аренда»)-хана-харджи» — налог, выплачивавшийся хану за пользование пастбищами[51].
Мирзаяни Для выплаты жалования главного мирзы или личного секретаря хана и главного счетовода дивана, а также других служивших в диване мирз[51].
Фарраш-пулу Для выплаты жалования фаррашей или ханских лакеев и соорудителей палаток[51].
Шербет-пулу Для выплаты жалования шербетчи или лица, приготовлявшего для хана различные напитки. Единственными платившими этот налог были армяне Татева[52].
Кялянтярлик Для выплаты жалования кялянтяру, который являлся мэром Шуши. Этот налог включался в общую категорию «рюсум»[52].
Даругалык Для выплаты жалования даруги, который являлся надзирателем базара или квартала Шуши. Этот налог также включался в общую категорию «рюсум»[52].
Пошлина дарга-базару Привозившие на базар товары для продажи должны были уплачивать дарга-базару пошлину у ворот базара. Каждый склад должен был платить ежемесячную сумму за аренду. Вышесказанное не учитывает различные сборы, уплачиваемые продавцами и покупателями лицам, владевшим патентами на дубление кожи, мыловарение, вино, приборы для взвешивания на базаре, забой скота, красильное дело и чеканку монет. Каждый продаваемый в городе оптовиками или экспортируемый предмет облагался соответствующим налогом[52].
Ат-арпасы Налог, собираемым ячменем для ханских коней. Этот налог включался в общую категорию «алафе-олуфе»[52].
Гатырчы-пулу Для выплаты жалования ханских погонщиков мулов[52].
Гуллуги и тахвилани (хидметанэ) Для выплаты жалования многочисленных ханских нукеров и других различных чиновников. Жители Карабаха выплачивали по 50 копеек в местной валюте для сбора гуллуги и по 50 копеек в местной валюте для сбора тахвилани за каждый золотой рубль, выплачиваемый в казну (в качестве ежегодной дани и отаг-харджи); за каждую четверть пшеницы, собираемой для салианэ и кира-хана-харджи; за каждый мешок ячменя, уплачиваемого в качестве ат-арпасы и за каждый батман масла. Вдобавок они платили по 50 копеек в местной валюте в виде налога гуллуги за каждую четверть хлеба и каждый туман (10 рублей в местной валюте) наличными, собираемыми в виде налога мирзаяни. Более того, они платили по 25 копеек в местной валюте в виде налога гуллуги за каждый харвар дров, собираемых для расквартированных в Шуше войск и по 25 копеек за каждый туман, взимавшийся для ханского повара и пекаря. Они также платили по 50 копеек в местной валюте в виде налога гуллуги за каждый ковёр, по 50 копеек в виде налога гуллуги за каждый батман овечьей шерсти и по два рубля в виде налога гуллуги за каждого быка[52]. Однако жители Шуши платили только по 20 копеек в виде налога гуллуги за каждый харвар дров и по 30 копеек в виде налога гуллуги за каждый золотой рубль[53].
Гаравул-пулу или кешикчи-пулу На содержание стражников Шушинской крепости[53].
Налог дровами От крестьян и кочевников требовалось присылать дрова для расквартированных в Шуше войск. В 1822 году они прислали 4 987 харваров (ослиных вьюков) дров[53].
Налог лошадьми и курьерами Для чапар-хане (почтовых станций) по всей провинции[53].
Трудовой налог От крестьян и кочевников требовалось выполнение различных служб, таких как распашка, обработка и сбор урожая с полей, принадлежавших хану, мюлькадарам и тиюльдарам[53].
Налог повозками Крестьяне были обязаны представлять повозки и тягловых животных для перевозки в Шушу взимаемых натурой налогов[53].
Налог на строительство Крестьяне также были обязаны предоставлять работников для строительства дорог и зданий. Этот налог подпадал под общую категорию бигар, который был аналогичен барщине[53].
Налог на гостей хана Крестьяне и кочевники были обязаны предоставлять жильё и пищу гостям хана за свой счёт. Этот налог подпадал под общую категорию ганлагэ[53].
Байрамлык или новрузи Денежный подарок хану в честь Новруза или большого праздника[53].
Налог на свадьбу Крестьяне выплачивали налог в размере от 3 до 10 рублей (в зависимости от благосостояния семейства) за каждую свадьбу[53].
Налог на быков Каждое село было обязано платить по 10 рублей за каждую упряжку с быком[53].
Садир Дополнительный налог мюлькадару Рустам-беку, который платили крестьяне азербайджанского села Гюлаблы[53].
Санах-пулу На изделие ремесленников или поздравительный подарок на день рождения хана[53].
Сурсат Еда для ханских стражников в Шуше, а также военным лагерям, привозимая во время войны армянами магала Варанда[53].
Шоре-пулу На разрешение изготовлять селитру; он выплачивался армянами магала Татев[54].
Чувал-пулу Дополнительный налог на каждый мешок, использовавшийся для упаковки зерна или на стоимость покупки мешка у ханской казны, мюлькадара или тиюльдара[54].
Налог на слуг хана Доля на жалование ханских поваров, цирюльника и пекаря. Армяне магала Дизак платили за содержание ханских погонщиков верблюдов[54].

В «Описании» отмечается, что в 1822 году, вдобавок к 7955,5 золотых рублей, которые выплачивались в виде ежегодной дани, 1551 золотому рублю в виде налога отаг-харджи, 4987 харварам дров и сборов чапар, Карабахская провинция выплатила хану 185 592,88 рубля в местной валюте, что равнялось 30 364 рублям и 10,5 копейкам в русских рублях. Согласно Джорджу Бурнутяну, если прибавить сюда золотые рубли (каждый золотой рубль равнялся по стоимости трём русским серебряным рублям), то получается, что провинция выплатила 58 883 рубля и 60,5 копеек налогов в переводе на русские рубли. Эта крупная сумма была выплачена 9073 семействами налогоплательщиков (9490 семейств были освобождены от налогов), что означает, что каждое семейство выплатило хану почти по 6 рублей и 50 копеек русскими серебряными деньгами, или приблизительно по 41 серебряному аббаси (41 серебряному туману) в местной валюте, помимо всех выплат своим мюлькадарам и тиюльдарам, что в XIX веке являлось значительной суммой[54].

Помимо этих налогов были отдача на откуп мизана, гаппана, права на забой скота, чеканку монет, красильное дело, мыловарение, дубление кожи, табак, сборы рахдар, продажу алкоголя, сдачу в аренду лавок на базаре и другие отдаваемые на откуп различным лицам предметы, которые принесли ханскому дивану доход в 32 433 рубля и 61 копейку русскими деньгами. Общий доход с Карабахского ханства в 1822 году, согласно Мирзы Джамала Джеваншира, приближался к 92 000 русских рублей[55].

Бурнутян утверждает, что доход последнего хана Эривана Хусейнгулу-хана в 18261827 годах составил 170 000 туманов или 23 000 русских рублей, и приходит к выводу, что Карабахская провинция находилась в гораздо более лучшем экономическом состоянии, несмотря на опустошение Ага Мухаммед-ханом, периодические засухи и нашествия саранчи. Как пишет автор, Карабахское ханство по размерам было несколько крупнее Эриванского; однако двумя главными причинами тому являлись: первое, в отличие от Эриванского ханства, подвергшемуся нападению русских в 1804 и 1808 годах, Карабах находился в состоянии покоя, и второе, география Карабаха являлась более благоприятной для ведения сельского хозяйства и производства шёлка[55].

Доходы ханской казны[править | править код]

Шуша[править | править код]

Бурнутян пишет, что 371 мусульманское и армянское семейство, проживавшее в Шуше на постоянной основе, уплачивало свой ежегодный налог по отдельности и единовременными выплатами. Мусульманский квартал уплатил 200 золотых рублей, 398 рублей в местной валюте и 60 харваров дров. Армянские кварталы уплатили 590 золотых рублей, 746 рублей в местной валюте и 200 харваров дров. Таким образом, армяне уплатили почти в три раза больше золотыми рублями, примерно на 50 % больше в местной валюте и поставили более чем в три раза больше дров, чем мусульмане[56].

Магалы[править | править код]

«Описание» указывает на то, что в Карабахской провинции было больше освобождённых от уплаты налогов семейств (9490), чем семейств, плативших налоги (9073). Они распределялись следующим образом[56]:

  • 2569 армянских семейств платили налоги (55 %)
  • 2094 армянских семейств было освобождено от налогов (45 %)
  • 1761 азербайджанское семейство платило налоги (44 %)
  • 2241 азербайджанское семейство было освобождено от налогов (56 %)
  • 3348 семейств азербайджанских кочевников платило налоги (38 %)
  • 5236 азербайджанское семейств кочевников было освобождено от налогов (62 %)

Согласно Бурнутяну армяне вновь платили больше в пересчёте на душу населения, чем другие две группы населения. Больше половины армянских семейств платили налоги в ханскую казну, в то время, как более чем половина татар и почти две трети кочевников не платили в ханскую казну никаких налогов[56].

Ханская казна собрала в 1822 году с магалов 8716,5 + 90 золотых рублей, 7395,5 + 90 из которых предназначались для выплаты ежегодной дани России, а 1231 — являлись выплатами по налогу отаг-харджи. Азербайджанцы-кочевники уплатили в сумме 4239 золотых рублей (48,14 %), армяне — 2899,5 (32,92 %), а оседлые азербайджанцы — 1668 (18,94 %). Согласно автору, общая сумма составила 9596,5 золотых рублей. Кочевники уплатили те же самые 4239 золотых рублей (44,17 %), в то время как армяне уплатили 3489,5 (36,36 %), а азербайджанцы —  1868 (19,47 %). В целом мусульмане, составлявшие примерно 73 % населения, уплатили примерно 64 % доходов в золоте, в то время как армяне, составлявшие 27 % населения, уплатили 36 %, то есть больше своей процентной доли в соотношении населения[57].

Доходы деньгами и натурой[править | править код]

Джордж Бурнутян на основе «Описания» приходит к выводу, что ханская казна собрала с жителей Шуши и различных магалов и племенных областей Карабахской провинции приблизительно 186 000 рублей в местной валюте, что равнялось 30 364,105 русских рублей. Армяне уплатили 16 046,22 русских рублей (52,85 %), азербайджанцы (оседлые) уплатили 9181,63 (30,24 %), а азербайджанцы (кочевники) — всего лишь 5136,255 (16,91 %). Общая сумма составила этих сборов со всего азербайджанского населения 14 317,885 русских рублей или 47,15 % от общей суммы доходов по этой категории налогов. Таким образом азербайджанцы-кочевники, составлявшие самую многочисленную группу населения, платили меньше всех, в то время как армяне, составлявшие самую малочисленную группу населения, платили больше всех. Автор также отмечает, что армяне не только уплатили более чем половину из налогов, собранных в Карабахской провинции в 1822 году деньгами и натурой, но также и платили некоторые виды налогов, не уплачивавшие больше никем в Карабахе[58].

Собираемые ежегодно дрова для войск в Шуше[править | править код]

Часть крестьян и кочевников была обязана поставлять дрова для войск в Шуше. В 1822 году Карабахская провинция поставила в Шушу 4987 харваров дров. Азербайджанцы-кочевники поставили 2336 харваров (46,84 %), армяне — 1 754 харвара, а оседлые азербайджанцы — 897 харваров (17,99 %). И здесь армяне поставили больше своей доли в процентном соотношении населения. Поскольку дрова предназначались для войск в Шуше, то они не включены в общие доходы ханской казны. В некоторых случаях крестьяне, и в особенности армяне, платили вместо дров наличными[58].

Армия[править | править код]

Вооружение Карабахских воинов
Огнестрельное оружие воинов Карабахских ханов

Карабах был одним из самых могущественных в военном отношении ханств. В случае необходимости хан мог собрать 10-15 тысяч воинов. Основную часть конницы составляли элаты. Мирза Джамал пишет, что все племена Карабаха поименно были включены в состав конницы. При необходимости к ним присоединялись пешие воины-стрелки вместе с меликами магалов[59].

Ханская армия в основном состояла из маафов. Согласно архивным документам, обязанность маафов заключалась в том, чтобы по приказу хана выступить в поход против врага. Они выполняли распоряжения местных правителей и поэтому не платили никаких податей в казну[60]. Маафы обеспечивались земельными участками, иногда в их распоряжение передавались ранджбары[61].

Ханство обладало стабильным числом войска. Мир Мехди Хазани по этому поводу пишет: «У Ибрагимхалил хана … было до двенадцати тысяч воинов, которыми он повелевал, все имена были зарегистрированы в списках войска. При необходимости эти молодцы, мобилизационные отряды и стрелки были готовы к действиям»[62].

В войсках Карабахского ханства служили наёмники из народов Дагестана[63]. Хан платил им высокое жалование.

История[править | править код]

Предыстория[править | править код]

Карабах находится в южной части Закавказья и охватывает территорию, протянувшуюся от Малого Кавказского хребта до равнин у слияния рек Кура и Аракс. Во времена правления Сефевидов (1502—1736) Карабах входил в состав Карабахского (Гянджинского) беглербегства Сефевидского государства, нагорная часть которого оставалась в руках армянских правителей, а низменности и предгорья входили в мусульманские ханства[64]. Мирза Джамал Джаваншир пишет:

«Во времена ныне пребывающих в раю Сефевидских правителей Ирана, провинция Карабах, её кочевые племена и армянские магалы-хамсе, а именно, Дизак, Варанда, Хачин, Челаберд и Талыш, подчинялись бейлербею Гянджи. Несмотря на то, что до правления покойного Надир Шаха среди племён Джаваншир, Отузики, Бергюшад и других были мелкие ханы, все они находились под управлением гянджинского бейлербея»[65].

Карабахским бейлербейством правил род Зиядоглу. Поскольку армяне помогали Надир Шаху в вытеснении Османов из Эриванской и Гянджинской провинций, они были вознаграждены за свою верность. Не доверяя некоторым из кочевых племён Карабаха, Надир переселил часть из них, в частности племя Джаваншир, в Иран, и полностью реорганизовал административную структуру области[66][67]. По словам Мирзы Адыгёзаль Бека:

«Зная о том, что оджаг (клан) Зиядоглу существует уже много поколений, Надир Шах счёл правильным не наказывать их, как племена Газаха и Борчалы (за неоказание сопротивления Османам), которым вместе с их ханами было приказано подчиняться вали Грузии. Однако он приказал карабахским племенам Джаваншир, Отузики и Кебирли пересилиться в Серахс в провинции Хорасан… Меликам Хамсы был пожалован указ, который освобождал их знать и простолюдинов от ига гянджинских ханов[68]… Отныне они могли считать себя свободными и должны были посылать все свои петиции и просьбы напрямую к монарху»[69].

Образование Карабахского ханства[править | править код]

После убийства Надир Шаха и развала Иранского государства упомянутые выше племена вернулись из своей ссылки в Иране. Предводитель племени Джаваншир Панах Хан из оймага Сарыджалы Джеваншировского племени, который по словам советского историка середины XX века И. П. Петрушевского «стоял в ряду наиболее значительных государственных деятелей Азербайджана XVIII века»[70], воспользовался возникшим после убийства Надира хаосом в регионе и в 1747 году стал ханом Карабаха[71]. В течение своего двенадцатилетнего правления Панахали Хан расширил свои владения за счёт более слабых мусульманских соседей. Согласно Мирзе Джамалу, для укрепления своего контроля над Карабахом Панахали Хан должен был подчинить своей воле армянских меликов пяти магалов[72]. Мирза Адыгёзаль-бек даёт описание магалов и меликов:

«Первый из этих магалов назывался Дизак. Меликами этого магала были Мелик Егяны, которые были беженцами из Лори. Они получили титул мелика от Надир Шаха… Вторым магалом была Варанда. Его меликами были Шахназаряны, которые были родом из ещё более древнего семейства и бежали из района Гёйчи. Третьим магалом был Хачин. Его мелики были потомками клана Хасан-Джалалянов. Они продолжали оставаться (могущественными) до появления Панах-хана Джаваншира[73]… Мелик Мирза-хан Хындырыстанский был лоялен Панах Хану и чеканил в своем меликстве монету из чистого серебра на имя Панах-хана… Его сын Мелик Аллахверди и внук Мелик Гахраман возвысили (славу) этого меликства до небес… Четвертым магалом был Джраберд. Меликом этого магала был Мелик Аллахгулу. Его предки прибыли из Махавуза (в Зангезуре) и построили крепость при реке Тертер в Джермухе и превратились в его независимых и знаменитых правителей… Пятым магалом был магал Талыш (Гюлистан). Его меликом был Мелик Усуб (Овсеп), чьи предки прибыли из Ширвана… Мелик Усуб захватил крепость Гюлистан и поселился в ней»[74].

По сведениям Мирзы Джамала Джаваншира, в изгнании османов из Южного Кавказа (1735), большую помощь Надир-хану оказали эмиры племени Джаваншир — Бехбудали и его брат — будущий основатель Карабагского ханства — Панах Али-хан, а также Карабагские ополченцы. За эти заслуги Надир Шах назначил Панах Али-хан полководцем, Бехбудали — церемониймейстером, в связи с чем оба эмира оказались при дворе, под надзором Надир-хана[75][неавторитетный источник?]. В отместку за не признание его коронации, Надир шах приказал переселить подвластные им племена Джаваншир, Отузики и Кебирли из Карабаха в область Серахс в Хорасане[76]. Это не могло не встревожить Панах Али-хан и его брата Фазали-бека. Последний в доверительной беседе в узком кругу феодалов имел неосторожность открыто выразить своё возмущение по поводу переселения элатов Карабага в Хорасан. За это Фазали-бек был казнён Надир-шахом. Чтобы избежать участь брата, Панах Али-хан вместе со своими сородичами покинул лагерь Надир шаха и в 1738 году направился в Карабах[77]. Вскоре, встав во главе племени Отузики, он вместе с эмиром двадцати тысяч дворов Джаваншира повёл повстанческие отряды против иранского шаха[78]. В 1747 году Надир-шах был убит группой афшарских и каджарских эмиров, так как после покушения на него шах стал «неуправляем»: «его действия становились всё более жестокими и неуравновешенными, его вымогательства вызывали мятежи в провинциях»[79][80]. После убийства Надир шаха на престол сел Адиль Шах который своим указом в 1748 году присвоил Панах Али беку титул хана и назначил его правителем Карабаха[81].

По свидетельству современника ко времени образования, Карабахское ханство занимало весь низменный и нагорный Карабах, Зангезур, Баргушат, Мегри: от реки Аракс до озера Севан, от реки Тертер до Мегри, Татева, Сисиана. В связи с этим Ахмед-бек Джаваншир пишет, что предок основателя первого главы ханства Панахали-хана «по имени Мухаммед-хан купил гарабагские земли длиною и шириною в 20 верст между Кюрекчаем, Аразом, Алинджачаем, озером Гейча (ныне оз. Севан) и правил здесь долго и независимо»[82].

В начале XIX века С. М. Броневский (правитель канцелярии главнокомандующего на Кавказе Цицианова) отмечал:

Ханство карабагское, лежащее в великой Армении между стечением Куры и Аракса, разделяется на следующие уделы: 1е, Сараперт, принадлежавший мелику Межлуму сыну Адамову. 2е, Куластан. владение мелика Лбова сына Иосифа. 3е, Воранда — мелика Шахназара сына Гуссеинова. 4е, Хачен — мелика Алаверди сына Мирзаханова. 5е, Дузах — мелика Бахтама внука Еганова.

В 1733 году карабагские армяне выгнали турок из своего владения, при сем случае убит был сераскир Сара Мустафа паша. Потом возставшия между меликами раздоры были причиною войны, /л. 269/ которая продолжалась более двадцати лет. Мелик Шахназор призвал к себе на помощь владетеля кочующаго чавонширскаго народа Фона хана и здал ему крепость Шуши. По смерти [156] Фона хана сын его, ныне владеющий Ибрагим хан, довершил и покорение и раззорение меликов, из коих многие перешли в Грузию, а подданные их армяне разбрелись по разным сторонам, наиболее в Россию, в Грузию и Ширвань. Прежде сего Карабаг славился своими конскими заводами, и лучшие лошади в Персии почитались карабагские. /л. 269 об./ Ныне в сей богатой провинции, в которой считалось до 60 тысяч дворов жителей, едва пять тысяч дворов жителей осталось. В 1796 году во время экспедиции на Персию щиталось в Карабаге до 30 тысяч вооружённых армян, которые от всех прочих отличаются способностию своею к военному ремеслу. Шушинскую крепость, столицу ханства карабагскаго, почитают в Персии за неприступную.

Армянские мелики просили неоднократно от России помощи для свержения Ибрагим хана и имели частыя сношения с фельдмаршалом князем Потемкиным Таврическим и с бывшим /л. 270/ на Кавказе начальником генерал-поручиком Потемкиным, чрез гайнанскаго архиепископа Иосифа Аргутинскаго, что был после патриархом, ссылаясь на обнадеживание российскаго покровительства, грамотою Петра Великаго обещаннаго всему армянскому народу. Причины, которыя препятствовали оказать им деятельное пособие, кажется были следующие: 1е, междоусобная война меликов, помышлявших более всякой о себе, нежелание о спасение отечества. 2е, легковерие их и нетвёрдость в слове, на которое полагаться неможно. 3е, армяне карабагские в то время при единодушном /л. 270 об./ совокуплении могли бы вооружить ещё от 30 до 40 т. войск, однако сего не зделали. Следовательно временная помощь российскаго войска не могла их избавить от порабощения. А есть ли бы и получили они прежнюю свою независимость, то по существу феодального правления, к возстановлению коего стремились все их усилия, должно было ожидать, что неминуемо воспоследует вторично междоусобная война у меликов[71].

Территория Карабахского ханства была основана на месте Карабагского вилайета включающая в себя владения армянских меликов, которые, согласно Мирза Джамал Джеваншир Карабагскому прежде целиком входил в состав Карабагского бейларбекства со столицей в Гяндже[83].

Правление Панах-Али хана[править | править код]

На территории Карабахского ханства не было центрального населённого пункта, который мог бы стать укрытием при опасности. Поэтому первой задачей хана стало строительство надежной крепости. В 1748 году в магале Кабирли была построена крепость Баят[84]

Панах Али-хан: Основатель и первый правитель Карабахского ханства.

Следующая цель была нейтрализация влияния Гаджи Челеби в Карабахе. В бою вблизи крепости Баят, Панах-хан разгромил объединённое войско Шекинского и Ширванского ханов. Победы над превосходящими силами противника прославили Панахали хана, повысили его влияние укрепив его позиции в Карабахе.

Из-за слабости стратегического положения Баята, в 1751—1752 году Панах-хан построил новую крепость Шахбулаг[85] и отдал распоряжение разрушить крепость Баят[84]

Тем временем армянские[86] меликства Хамса (на территории более раннего армянского княжества Хачен), которые при правлении Надир шаха были непосредственно подчинены ему (Надир шаху), после его смерти стали враждовать между собой. Так, если до Надир-шаха эти меликства подчинялись беглербегу карабагскому и ганджинскому, то в 1747—1749 гг. они попали в вассальную зависимость от карабахских ханов[87]. Мелик Варанды Шахназар, против которого были враждебно объединены другие мелики, первым признал власть Панах-хана[88]. Панах-хан поддержал мелика Шахназара и с его помощью подчинил себе всех армянских меликов и сделал их своими вассалами[89].

Щит, относящийся к Карабахскому ханству. Национальный музей искусств Азербайджана, Баку

Приход к власти в Иране Мухаммед Гасан хана Каджара создавал угрозу для Панах-хана, так как могли усилиться позиции Гянджинского хана, который также был из династии Каджар. Чтобы противостоять наметившейся угрозе, Панах-хан принял решение о строительстве более прочного укрытия. Мирза Джамал Гарабаги пишет, что Панах-хан собрал близких ему людей на совет. Он выразил сомнение, что крепость Шахбулаг сможет выдержать осаду в случае наступления на Карабах усиливающегося в Иране Мухаммедгасан хана Гаджара и окрестных ханов, предложил «построить в горах крепкую и непроходимую, несокрушимую крепость», которая могла бы оказать сопротивление сильному врагу. Хан считал, что часть крепости со стороны гор всегда должна быть открыта для населения, и связь с магалами не должна теряться[84]. Далее Мирза Джамал отмечает, что, когда об этом решении было сообщено мелику Шахназару, указал на место нынешней крепости Шуши. После этого Панахали хан сам ознакомился с указанным местом и заложил камень в основание крепости[84]. В российском документе середины XVIII века сообщалось: «Крепчайшее по местоположению селение здесь Шуша. Оно принадлежало мелику Шахназару варандинскому, который, поссорясь с другими двумя меликами… союзными между собою издревле, вошёл в союз с Фона-Ханом (Пена-Ханом), незнатным владетелем кочующего близ Карабага Чаванширского (или Шаваншорского) татарского народа, по смерти Надыра; уступил ему Шушийскую деревню…»[90].

Ханства Закавказья и Иранского Азербайджана, XVIII — начало XIX вв.[91]

Во время правления Панахали хана, Карабахское ханство значительно расширилось, распространяя своё господство над территориями соседних ханств. Под его влияние попали Гянджинский, Карадагский, Ардебильский и Нахчыванский ханы, расширив свои владения на юго-восток и юго-запад, он подчинил себе Татевский, Сисианский, Кафанский, Мегринский магалы[84][92] Мирза Адыгезал бек по этому поводу пишет: «Панахали хан отобрал у Гарадагского правителя магалы Мегри, Гюней вплоть до Баргюшада и подчинил их себе. У Нахчыванского правителя он отобрал Татив и Сисиан, у Тебризского беглярбека — Зангезурский и Гапанский магалы, у Иреванского правителя — родные для коланцев места вдоль реки Тертер от села Ушаджиг до границы Гейчи. Он прибрал к своим рукам также территорию от Худаферинского моста до реки Кюрек, находившуюся в подчинении Гянджинских правителей»[84]. Летописец отмечает, что покровительство у Панах-хана попросили один из минбаши (тысячник) Кенгерлинского клана Нахчывана, минбаши Дамирчигасанлинского клана и племя Джинны из Борчалы[84].

В 1733 году карабахские армяне выгнали османских турок из своих владений, при этом убив сераскира Сара Мустафу пашу. После чего между владетелями армянских меликств возникли междоусобные распри, вылившиеся в 20-летнюю войну. Мелик Шахназар, пытаясь взять верх над своими противниками, приглашает себе в помощь предводителя кочующего джеванширского племени, сдав ему крепость Шуши[71]. После смерти Надир-шаха в 1747 году, на престол сел его племянник Адиль-шах, который в 1748 году назначил правителем Карабаха Панах-хана, присвоив ему звание хана[88]. Придя в Карабах, лидер джаванширского племени «Панах хан задумал подчинить себе армянские магалы Хамсе»[93]. От карабахского хана стали зависеть пять армянских меликств нагорной части Карабага (Гюлистан, Чараберд, Хачен, Варанда и Дизак)[94]. Несмотря на то, что мелик Хачена поначалу проявлял враждебность, впоследствии он подчинился Панах Хану, и ему и его его потомкам было разрешено оставаться меликами своего магала. Однако мелики Дизака, Джраберда и Гюлистана оставались врагами Панах Хана на протяжении нескольких лет. В конечном итоге, после массовых убийств, ограблений и других необходимых предприятий, подчинились и они. Вскоре после этого жители Хачена восстали против Панах Хана, собрали примерно две тысячи стрельцов и укрылись в сильном сыгнахе. Панах Хан взял укрепление на третий день, казнил часть его защитников, и в целях преподать им хороший урок возвел башню из примерно трехсот пронзеннных копьями голов на берегу реки Хачынчай. Затем он назначил в Хачен другого мелика. Оставшиеся мелики были очень напуганы, и хотя временами они выказывали враждебность, большинство из них пришло к соглашению с Панах Ханом. Мелик Хатам (Атам) Джрабердский и Мелик Усуб (Овсеп) Гюлистанский сражались с ханом какое-то время, но впоследствии бежали в магал Шамхор в Гяндже[95]. Впервые за свою историю Нагорный Карабах оказался под властю тюркского правителя[64][96]. Причиной этого становится междоусобица между армянскими правителями Нагорного Карабаха[64].

В историческом документе царя Грузии Ираклия II сообщается: «Хамс составляет владение во оном семь воеводских правлений, народ весь армянского закона. В том владении находится армянской патриарх… один человек [Панах Али], закону магометанскаго и от народа жаванширскаго, принял силу; среди того правления, Хамсы, стоит старинная крепость, которая им обманом взята… и армяне хамские к воинству весьма храбры; а как в указанных семи частях воеводы между собоя несогласны, то по такому их несогласию жаваншарами под свою власть приведены»[97].

Правление Ибрагим Халил-хана[править | править код]

Памятник Вагифу (государственный деятель (визирь) Карабахского ханства) на фронтоне лоджии здания Музея азербайджанской литературы имени Низами Гянджеви. Скульптор — Джалал Каръягды, 1940[98]

После Панах-хана правителем Карабаха стал его сын Ибрагим Халил, который, согласно родовому историку Мирза Джамал Джеванширу, властвовал в своём ханстве, не подчиняясь ни Ирану, ни Турции[88]. При нём Карабахское ханство стало одним из наиболее могущественных азербайджанских ханств. Временами Ибрагим-хан имел сильное влияние на правителей соседних ханств — Карадага, Ардебиля, Нахчевана и Гянджи[99]. Родственные связи были установлены с Омар-ханом, аварским правителем, сестру которого Ибрагим-хан взял в жёны[84].

В 1783—1784 гг. Ибрагим-хан вёл тайные переговоры о принятии Карабахского ханства в российское подданство. В 1795 и 1797 гг. противостоял нашествиям иранских войск Ага Мохаммед-хана (с 1796 г. — шаха), основателя каджарской династии в Иране, подвергшего Карабах разгрому и опустошению. В 1797-99 гг. под угрозой поглощения Ираном вновь обращался к России с просьбой о покровительстве. В 1805 году был подписан договор о переходе Карабахского ханства под власть России[100][101].

Ибрагим-хан, продолживший в отношении непокорных армянских меликов политику своего отца, Панах Али-хана, своими действиями вызвал массовый исход армянского населения из Нагорного Карабаха в конце XVIII века[28][102]:

Прежде сего Карабаг славился своими конскими заводами, и лучшие лошади в Персии почитались карабагские. Ныне в сей богатой провинции, в которой считалось до 60 тысяч дворов жителей, едва пять тысяч дворов жителей осталось[71].

Бегству армян также способствовали разрушительные вторжения иранских войск.

Одновременно происходило дальнейшее заселение Нагорного Карабаха тюрками[28].

Основными занятиями населения были земледелие, скотоводство и садоводство, ремесленники славились изготовлением ковров и кожаных изделий.

Переход в состав Российской империи[править | править код]

Ханство на карте 1823 года

Находясь во враждебных отношениях с Каджарами, которые вновь объединил Иран под своей властью, Ибрагим-хан искал покровительства России, войска которой вторглись в Закавказье. 14 (16) мая 1805 года в местечке Кюрекчай недалеко от Гянджи был подписан Кюрекчайский договор о переходе Карабахского ханства под власть России; де-факто Карабах оказался под контролем России немедленно, де-юре же этот переход был признан верховным сувереном Карабаха - персидским шахом по Гюлистанскому мирному договору 1813 г.

Кюрекчайский договор был подписан Ибрагим-ханом и генералом Цициановым. Из всеподданнейшего рапорта князя Цицианова от 22 мая 1805 года:

Имея счастие всеподданнейше поднесть В. И. В. ключи Шушинской крепости и трактат, заключённый с Ибрагим-ханом Карабагским, о вступлении его со всем его семейством и Карабагским владением в вечное подданство В. И. В., обще с присягою им учененною на верность онаго, в присутствии моем, — приемлю смелость всеподданнейше поздравить В. И. В. с сим новым разширением Российской Империи[22].

В соответствии с договором хан признавал себя "верноподданным рабом" российского императора и отрекался от персидского подданства; он обещал не вступать в сношения с окрестными владетелями без разрешения главноуправляющего Грузии, принять и содержать в Шушинской крепости русский гарнизон из 500 человек, выплачивать России дань 8 тысяч золотых (24 тыс.рублей) ежегодно и отправить в Тифлис заложниками двух своих старших сыновей Мамед-Хасанагу и Шукур-Уллаха на всегдашнее пребывание. [103][104][105]. Со своей стороны император брал на себя обязательство в отношении сохранения целостности владений и преемственности ханской династии в Карабахе. Этот договор с вассальным владетелем однако не имел международного характера, так как формально Карабах оставался под суверенитетом Персии вплоть до окончания войны и заключения Гюлистанского мирного договора, которым права на Карабах и были уступлены шахом российскому императору. Согласно статье III этого договора,

Его Шахское Величество, в доказательство искренней приязни Своей к Его Величеству Императору Всероссийскому, сим торжественно признает, как за Себя, так и за Высоких Преемников Персидского Престола, принадлежащими в собственность Российской Империи Ханствы: Карабагское и Ганжинское… [106]

Под предводительством подполковника Лисаневича по первому подозрению в измене Ибрагим Халил хан был убит. Из отношения графа И. В. Гудовича к министру военно-сухопутных сил С. К. Вязмитинову от 21 августа 1806 года:

По рапортам мною полученным от командующего войсками в Грузии ген.-м. Несветаева открывается, что 17-го Егерского полку подполк. Лисаневич и бывший с ним майор Джораев, без побудительных причин, с отрядом егерей учинили нападение на Ибрагим-хана Шушинского, который, не имев при себе войска, кроме прислужников 35 чел. мужеска и женска пола и 1 жену с 3 малолетними детьми, находился по сю сторону кр. Шуши близ садов, на горе без всякого укрепления, и сам вышел из палатки на встречу отряда, не сделав ни одного выстрела; но егери начали стрелять и колоти штыками, где Ибрагим-хан убит и все бывшее с ним имение досталось в добычу учинивших нападение[107].

В то же день граф Гудович сообщил министру иностранных дел барону А. Я. Будбергу:

Хан Карабагский, как видно из рапорта ген.-м. Небольсина, секретно разведывавшего о всех обстоятельствах сего важного происшествия, убит понапрасну подполк. Лисаневичем, об отдании коего под следствие я с сею же эстафетою всеподданнейше доношу Е. И. В.[108]

По указу Александра I от 13 сентября 1806 года, ханом Карабаха был назначен Мехдигулу-ага[109].

Мехти-Кули не простил России убийства отца и все время своего правления находился в тайных сношениях с Тегераном, а в ноябре 1822 года и вовсе бежал в Персию, после чего ханство было упразднено[110], став российской провинцией. Управление провинцией было возложено на коменданта, назначаемого российскими властями. Вместе с Ширванской, Шекинской и Талышской провинциями Карабахская провинция входила в состав мусульманского округа, возглавляемого Военно-окружным начальником мусульманских провинций[111][112]. Резиденция военно-окружного начальника находилась в Шуше. В 1840 году Карабахская провинция была переименована в Шушинский уезд, вошедший в состав Каспийской области.

Согласно статистическому отчёту, составленному российскими чиновниками Могилевским и Ермоловым в 1823 году, после ликвидации Карабахского ханства, в Карабахской провинции было 21 районов — Цициан, Демирчигасанлы, Кюпара, Бергюшад, Вахабюрд, Кебирли, Татив, Джеваншир, Талыш, Хачын, Коланы, Челебиюрд, Хырдапара, Дизах, Пусиян, Дизаг Джеваншири, Отузики, Ийирмидеорд, Гарагочлу, Варанда, Дизах, Аджанан-тюрк[109].

С 1846 года Шушинский уезд входил в состав Шемахинской губернии1859 году переименованной в Бакинскую), а с 1867 года — в Елизаветпольскую губернию.

Генеалогическое древо карабахских ханов[править | править код]

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ибрагим Халил-ага
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Панах Али-хан
(?—1763)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ибрагим Халил-хан
(1732—1806)
Мехрали-бек
(1735—1785)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мамедгасан-ага
(1755—1806)
Джавад-ага
(1757—1779)
Мехтикули-ханАбульфат-хан Тути
(1766—1839)
Агабейим-ага Агабаджи
(1782—1831)
Ханлар-ага
(ок. 1785—1832)
Мамед Касим-ага
(?—до 1843)
Гевхар-ага
(ок. 1796—до 1844)
Мухаммед-бек
(1762—1797)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Джафаркули-хан Нава
(1785—1867)
Ханджан-ага
(ок.1793—до 1844)
Хуршидбану Натаван
(1832—1897)
Паша-агаДжафар Кули-бек
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ата-ханМахмуд-агаМехтикули-хан Вафа
(1855—1900)
ХанбикеАзад-ханАхмед-бек
(1823—1903)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Гамэр-бейим Шейда
(1881—1933)
АсланБахрам-хан НахичеванскийАкбар-хан Нахичеванский
(1873—1961)
Бехбуд-хан
(1877—1921)
Гамида
(1873—1955)
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хан Шушинский
(1901—1979)

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии
Источники
  1. Bertsch, Gary Kenneth. Crossroads and Conflict: Security and Foreign Policy in the Caucasus and Central Asia (англ.). — Routledge, 2000. — P. 297: "Shusha became the capital of an independent "Azeri" khanate in 1752 (Azeri in the sense of Muslims who spoke a version of the Turkic language we call Azeri today).". — ISBN 0415922739.
  2. George Bournoutian. Eastern Armenia from the Seventeenth Century to the Russian Annexation // The Armenian People From Ancient to Modern Times: Foreign Dominion to Statehood: The Fifteenth Century to the Twentieth Century / Edited by Richard G. Hovannisian. — 1997: Macmillan. — Т. II. — С. 96.
  3. А. Г. Казанцев. Исламские монеты VII—XVI веков. Обзор. — Екатеринбург, 2006, c.90
  4. Zambaur de E. Manuel de Genealogie et de Chronologie pour l’Histoire de l’lslam. — Hannover, 1927 (переиздание — Bad Pyrmont, 1955), c.184
  5. Обозрение российских владений за Кавказом в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях. Тома I—IV. — СПб., 1836. т. II, с. 257
  6. «Описание Карабахской провинции, составленное в 1823 году по распоряжению главноуправляющего в Грузии Ермолова действительным статским советником Могилевским и полковником Ермоловым». — Тифлис, 1866.
  7. Pavlovich, Petrushevsky Ilya (1949). Essays on the history of feudal relations in Armenia and Azerbaijan in XVI - the beginning of XIX centuries
  8. Swietochowski T. Russian Azerbaijan, 1905-1920: The Shaping of a National Identity in a Muslim Community — С. 12. — ISBN 978-0521522458
  9. «Some of the khanates expanded at the cost of their neighbors or reduced the latter to the status of clients. In the northern part of Azerbaijan the khanates of Sheki, Karabagh, and Kuba became the most powerful» Russian Azerbaijan, 1905—1920 — The Shaping of a National Identity in a Muslim Community, p. 17. Cambridge University Press.
  10. Большая советская энциклопедия. Статья Карабахское ханство:

    Карабахское ханство, феодальное государство в 18 — начала 19 вв …

  11. Абдуллаев Г. Б. Азербайджан в XVIII веке и взаимоотношения его с Россией. Баку, изд-во АН Азерб. ССР, 1965, c.110-111
  12. Алиев Ф. М. Миссия посланника русского государства А. П. Волынского в Азербайджане. Баку, «Элм», 1970, c. 36-54
  13. Абдуллаев Г. Б. Азербайджан в XVIII веке и взаимоотношения его с Россией. Баку, изд-во АН Азерб. ССР, 1965, c.91
  14. Левиатов В. Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. Баку. Изд-во АН АзССР, 1948, с. 228, c.49
  15. Березин И. Н. Путешествие по Дагестану и Закавказью.2-е изд. Казань, 1850. C.45-46.
  16. Отношение маркиза Паулуччи к военному министру от 7-го ноября 1811 г. АКАК, т. В. Тифлис. 1873. Док. 172, с. 121—122.
  17. 1 2 A. Akopyan, P. Petrov. The Coinage of Irawan, Nakhjawan, Ganja and Qarabagh Khanates in 1747–1827.
  18. Акопян А. В., Петров П. Н.. Этапы монетного обращения и денежная политика в Карабахском ханстве (1747–1822 гг.) в связи с российским влиянием // Нумизматические чтения Государственного Исторического музея 2014 года. Москва, 24–25 ноября 2014 г. Материалы докладов и сообщений. Москва.. — 2014. — С. 33—38.
  19. 1 2 3 Акопян А. В., Петров П. Н. Этапы монетного обращения и денежная политика в Карабахском ханстве (1747–1822 гг.) в связи с российским влиянием. В сб.: Нумизматические чтения Государственного Исторического музея 2014 года. Москва, 24–25 ноября 2014 г. Материалы докладов и сообщений. Москва. C. 33—38..
  20. Qarabağnamələr. I kitab. Bakı, «Şərq-Qərb», 2006, 216 səh.c.183 ISBN 978-9952-34-068-6
  21. Мирза Адигезаль-бек. Карабах-наме. — Баку, 1950. — С. 58.
  22. 1 2 Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. VII, с. 855
  23. Акты, собранные Кавказской Археографической Комиссиею. Т. VIII. — Тифлис, 1881. — С. 65—68.
  24. Мирза Адыгезал-бек. Карабах-наме. Баку, 1950, с. 56.
  25. Richard G. Hovannisian. The Armenian People from Ancient to Modern Times: Foreign dominion to statehood: the fifteenth century to the twentieth century, Palgrave Macmillan, 2004, p.96:

    «The Armenians of Ganja had also been reduced to a minority. Only in the mountains regions of Karabakh and Zangezur did the Armenian manage the maintain a solid majority»

  26. Ömer Lûtfi Barkan. "XV ve XVI ıncı asırlarda Osmanlı Imperatorluğunda Ziraî ekonominin hukukî ve malî esasları birinci cilt, Kanunlar, Istanbul, 1945
  27. Петрушевский И. П., Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв., Л., 1949, с. 28: «Есай (Исайя) Хасан-Джалалян происходил из знатной армянской фамилии наследственных меликов округа Хачен в нагорной части Карабага, населённой армянами; предок этой фамилии Хасан-Джалал был князем хачена в период монгольского завоевания, в XIII в. При кызылбашском владычестве Хасан-Джалаляны сохранили своё положение меликов хаченских»
  28. 1 2 3 4 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 200.:

    Со своей стороны, карабахский хан Ибрагим начал принимать превентивные меры — убийства и заточение меликов в тюрьмы, разорение страны и пр. Результатом были массовое бегство армян и депопуляция Карабаха в конце XVIII века.
    Таким образом, во второй половине XVIII века состав населения Карабаха резко изменился. Мусульманские (курды) и тюркские племена, которые обитали на окраинах Карабаха с XI—XII веков, в середине XVIII века получили доступ к горным районам и впервые стали заселять Шушу. В то же время к концу XVIII века Нагорный Карабах покинула значительная часть его армянских обитателей.

  29. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.
  30. James Stuart Olson,Lee Brigance Pappas,Nicholas Charles Pappas. An Ethnohistorical dictionary of the Russian and Soviet empires
  31. Ахмедбек Джаваншир. История Карабахского ханства (с 1747 по 1805 годы). — Баку. 1961, с. 71
  32. George A. Bournoutian «The 1823 Russian Survey of the Karabagh Province», Mazda Publishers 2011, ISBN 13: 978-1568591735, 1-56859-173-X (смотри также интервью с автором)
  33. Bournoutian, 2011, p. 13.
  34. 1 2 George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.

    An uncited Russian survey of 1832 and my article are used as the main sources for this statement. The survey lists the Armenian population of the whole of Karabakh at 34,8 percent (slightly over one-third) and that of the Azeris at 64,8 percent. This time Altstadt confuses the reader by identifying the whole of Karabakh with Mountainous Karabakh. The Armenian population of Karabakh (as will be demonstrated below) was concentrated in 8 out of the 21 districts or mahals of Karabakh. These 8 districts are located in Mountainous Karabakh and present-day Zangezur (then part of Karabakh). Thus 34,8 percent of the population of Karabakh populated 38 percent of the land. In other words the Armenians, according to the survey cited by Altstadt, formed 91,58 percent of the population of Mountainous Karabakh.

  35. 1 2 Анатолий Ямсков. Традиционное землепользование кочевников исторического Карабаха и современный армяно-азербайджанский этнотерриториальный конфликт: «Во-вторых, это проблема признания прав кочевого скотоводческого (как и любого другого неоседлого) населения на сезонно используемые им земли и на передачу этих земельных прав потомкам. Здесь лишь последние десятилетия XX в. ознаменовались существенными и позитивными для кочевников изменениями, тогда как ранее подобные права на землю кочевого скотоводческого населения практически не признавались европейскими государствами … Итак, именно вопросы политической истории территории и этнической истории постоянно проживающего на данной территории населения обычно используются в качестве аргументов, доказывающих права каждой из сторон на земли Нагорного Карабаха. Данный подход преобладает не только в советских и постсоветских научных исследованиях и в публицистике, но и в работах учёных из „дальнего зарубежья“, имеющих самую различную политическую ориентацию — см., например, работы достаточно нейтральные (Heradstveit, 1993, р. 22; Hunter, 1994, р. 97,104—105; Loken, 1995, р. 10), явно проармянские (Chorbajian,Donabedian, Mutafian, 1994, р. 6, 11) и почти столь же открыто проазербайджанские (Altstadt, 1992, р. 7—8, 195—196).»
  36. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Записка о правах беков, агаларов, наибов, старших магальных и прочих и о влиянии владельцев на поселян и обязанностях их последних к помещикам, т. VIII, док.354
  37. Gregoire Gagarine. Scenes, paysages, meurs et costumes du Caucase, livraison 4, Paris, 1845
  38. Mirzə Camal Cavanşir Qarabaği. Qarabağ tarixi. Qarabağnaməbr. I kit. — Bakı, Yazıçı. 1989, s. 104—148. стр.146
  39. Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. Архив Главного управления наместника Кавказскою Издан под редакцией председателя Комиссии А. Д. Берже. Тома I—IX. Тифлис, 1866—1881, т. IХ, док. 213, с. 201
  40. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX векв. — Л., 1949, стр. 126
  41. Левиатов В. Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. — Баку. Изд-во АН АзССР, 1948, c. 23
  42. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв.— Л., 1949, стр. 134
  43. Мирза Джамал, Джеваншир Карабагский. ИСТОРИЯ КАРАБАГА, Издательство Академии наук Азербайджанской ССР, 1959, стр. 30
  44. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв. — Л., 1949, с. 11
  45. Левиатов В. Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке. — Баку, Изд-во АН АзССР, 1948, стр. 27
  46. Зубарев Д. Карабахская провинция. Обозрение Российских владений за Кавказом, в статическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях (ОРВЗ). Ч. Ш, СПб. 1836, с. 255—319 , стр. 268
  47. А. Ш. Мильман. Политический строй Азербайджана в XIX — начале XX веков: административный аппарат и суд, формы и методы колониального управления. Азербайджанское гос. изд-во, Баку, 1966, стр.44
  48. Рапорт д. с. с. Могилевского и полк. Ермолова 2-го генералу Ермолову, мая 1823 года, № 22. АКАК, T. IV, Ч. 1, 1874, док. 130, с. 856—859.
  49. Bournoutian, 2011, p. 14.
  50. 1 2 3 Bournoutian, 2011, p. 15.
  51. 1 2 3 4 5 6 7 8 Bournoutian, 2011, p. 16.
  52. 1 2 3 4 5 6 7 Bournoutian, 2011, p. 17.
  53. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Bournoutian, 2011, p. 18.
  54. 1 2 3 4 Bournoutian, 2011, p. 19.
  55. 1 2 Bournoutian, 2011, p. 20.
  56. 1 2 3 Bournoutian, 2011, p. 440.
  57. Bournoutian, 2011, p. 441.
  58. 1 2 Bournoutian, 2011, p. 442.
  59. Мирза Джамал Джеваншир Карабагский. ИСТОРИЯ КАРАБАГА. — Баку, 1959, с. 30
  60. Государственный исторический архив Азербайджанской Республики, ф. 94, л. 1, д. 78, л. 26
  61. Отношение барона Розена к графу Чернышеву от 15 июня 1832 года, № 492/1. АКАК. т. VIII. Тифлис 1881. Док. 373, с. 324—325
  62. Mir Mehdi Xəzani. Kitabi-tarixi Qarabağ. Qarabağnamələr. II kit. — Bakı, Yazıçı, 1991, s. 93-202
  63. Мирза Джамал Джеваншир Карабагский. ИСТОРИЯ КАРАБАГА, Издательство Академии наук Азербайджанской ССР. — Баку — 1959, стр.30
  64. 1 2 3 Шнирельман В. А. Войны памяти: мифы, идентичность и политика в Закавказье / Под ред. Алаева Л. Б. — М.: Академкнига, 2003. — С. 199.:

    При персидской династии Сефевидов Карабах являлся одной из провинций (бегларбекство), где низменности и предгорья входили в мусульманские ханства, а горы оставались в руках армянских правителей. Система меликств окончательно сложилась в Нагорном Карабахе в годы правления шаха Аббаса I (1587—1629) в Персии. Тогда персидские власти, с одной стороны, поощряли армянских меликов к активным действиям против Османской империи, а с другой, пытались ослабить их, отделив их от основных армянских территорий путём переселения курдских племён в район, расположенный между Арцахом и Сюником. Тем не менее, в XVII—XVIII веках пять армянских меликств Карабаха составляли силу, с которой приходилось считаться их могущественным соседям. Именно эти горные районы стали тем центром, где возникла идея армянского возрождения и образования независимого армянского государства. Однако борьба за власть в одном из меликств привела к междоусобице, в которую с выгодой для себя вмешалось соседнее кочевое племя сарыджалы, и в середине XVIII века власть в Карабахе первый раз за всю его историю досталась тюркскому хану

  65. Bournoutian, 2011, p. 5.
  66. В. Н. Левиатов. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке — Баку, Издательство АН Азербайджанской ССР, 1948, с. 82—83:
  67. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 65.:
  68. Bournoutian, 2011, p. 6.
  69. Bournoutian, 2011, p. 7.
  70. И. П. Петрушевский. Ханства Азербайджана и возникновение русской ориентации. Известия АН Азерб. ССР (отдел, общ. наук). Вып. Н. 1946, № 5, с. 100
  71. 1 2 3 4 С. М. Броневский. Историческия выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне // Епоха III // РАН. Институт востоковедения. — СПб. 1996.

    Ханство карабагское, лежащее в великой Армении между стечением Куры и Аракса, разделяется на следующие уделы: 1е, Сараперт, принадлежавший мелику Межлуму сыну Адамову. 2е, Куластан. владение мелика Лбова сына Иосифа. 3е, Воранда — мелика Шахназара сына Гуссеинова. 4е, Хачен — мелика Алаверди сына Мирзаханова. 5е, Дузах — мелика Бахтама внука Еганова.

    В 1733 году карабагские армяне выгнали турок из своего владения, при сем случае убит был сераскир Сара Мустафа паша. Потом возставшия между меликами раздоры были причиною войны, /л. 269/ которая продолжалась более двадцати лет. Мелик Шахназор призвал к себе на помощь владетеля кочующаго чавонширскаго народа Фона хана и здал ему крепость Шуши. По смерти [156] Фона хана сын его, ныне владеющий Ибрагим хан, довершил и покорение и раззорение меликов, из коих многие перешли в Грузию, а подданные их армяне разбрелись по разным сторонам, наиболее в Россию, в Грузию и Ширвань. Прежде сего Карабаг славился своими конскими заводами, и лучшие лошади в Персии почитались карабагские. /л. 269 об./ Ныне в сей богатой провинции, в которой считалось до 60 тысяч дворов жителей, едва пять тысяч дворов жителей осталось. В 1796 году во время экспедиции на Персию щиталось в Карабаге до 30 тысяч вооружённых армян, которые от всех прочих отличаются способностию своею к военному ремеслу. Шушинскую крепость, столицу ханства карабагскаго, почитают в Персии за неприступную.

    Армянские мелики просили неоднократно от России помощи для свержения Ибрагим хана и имели частыя сношения с фельдмаршалом князем Потемкиным Таврическим и с бывшим /л. 270/ на Кавказе начальником генерал-поручиком Потемкиным, чрез гайнанскаго архиепископа Иосифа Аргутинскаго, что был после патриархом, ссылаясь на обнадеживание российскаго покровительства, грамотою Петра Великаго обещаннаго всему армянскому народу. Причины, которыя препятствовали оказать им деятельное пособие, кажется были следующие: 1е, междоусобная война меликов, помышлявших более всякой о себе, нежелание о спасение отечества. 2е, легковерие их и нетвёрдость в слове, на которое полагаться неможно. 3е, армяне карабагские в то время при единодушном /л. 270 об./ совокуплении могли бы вооружить ещё от 30 до 40 т. войск, однако сего не зделали. Следовательно временная помощь российскаго войска не могла их избавить от порабощения. А есть ли бы и получили они прежнюю свою независимость, то по существу феодального правления, к возстановлению коего стремились все их усилия, должно было ожидать, что неминуемо воспоследует вторично междоусобная война у меликов.

  72. И. П. Петрушевский. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-начале XIX вв. — Ленинград: Издательство Ленинградского университета им. А. А. Жданова, 1949. — С. 136. — 382 с.

    После гибели Надир-шаха и развала Иранского государства (1747), тогдашний глава племени Панах-хан джеваншир, сын Ибрахим-хана, провозгласил себя независимым ханом Карабага. Воспользовавшись междоусобиями среди пяти армянских меликов нагорной части Карабага, Панах-хан поддержал одного из них, мелика Варанды Шах-Назара, и, с его помощью, подчинил себе всех армянских меликов и сделал их своими вассалами. Он завоевал и присоединил к своим владениям также юго-западную часть нынешней Армянской ССР — Зангезур, Баргушет, Капан и Мигри. 8 Созданное, таким образом Карабагское полунезависимое ханство с центром в основанной Панах-ханом в 1754 году неприступной крепости Панахабаде (город Шуша) превратилось в одно из самых сильных ханств Азербайджана.

  73. Bournoutian, 2011, p. 7: «The first of these mahals was called Dizak. The [hereditary] meliks of this mahal were the Melik Egans, who were refugees from Lori. They received the title of melik from Nader Shah… The second mahal was Varanda. Their meliks were the Shahnazarians, who were from an even older family and who had fled from the Gökcha [Sevan] region... The third mahal was Khachen. Its meliks were descendants of the Hasan-Jalalian clan. They were born rulers.… They continued [to be powerful] until the appearance of Panah Khan Javanshir…».
  74. Bournoutian, 2011, p. 8: «Melik Mirza Khan of Khyndyrstan was loyal to Panah Khan and minted coins of pure silver in his melikdom in the name of Panah Khan… His son Melik Allahverdi and his grandson Melik Qahraman raised [the fame of] this melikdom to the sky… The fourth mahal was Jraberd. Melik Allah-qoli was the melik of this mahal. His ancestors arrived there from Mahavuz [in Zangezur] and built a fortress by the Tartar River in Jermykh and became its independent and famous rulers… The fifth mahal was Talesh (Golestan). Its melik was Melik Usub (Hovsep), whose ancestors had come from Shirvan… Melik Usub captured the fortress of Golestan and settled there.».
  75. Мирза Джамал Джаваншир. История Карабаха, Издательство АН Азерб. ССР, 1959, стр. 10
  76. Арунова М. Р., Ашрафян К. З. Государство Надир-шаха Афшара. — М., «Наука», 1958, с. 114-115
  77. Əhməd bəy Cavanşir. Qarabağ xanlığının 1747-1805-ci illərdə siyasi vəziyyətinə dair // «Qarabağnamələr», 1-ci kitab, с.158
  78. Бутков П. Г. Материалы для новой истории Кавказа: 1722—1803 годы. Часть вторая. — СПб., 1869 , т. 1, с. 58-62
  79. Арунова М. Р., Ашрафян К. З. Государство Надир-шаха Афшара. — М., «Наука», 1958, с. 254
  80. . Босворт К. Э. Мусульманские династии. — М., «Наука», 1971, с. 231
  81. Мирза Джамал Джаваншир. История Карабаха, Издательство АН Азерб. ССР, 1959, стр. 13
  82. Əhməd bəy Cavanşir. Qarabağ xanlığının 1747-1805-ci illərdə siyasi vəziyyətinə dair // «Qarabağnamələr»
  83. Мирза Джамал Джеваншир Карабагский, гл. 2:"Во времена пребывающих /ныне/ в раю сефевидских государей, находившихся в Иране, Карабагский вилайет, илаты, армянские магалы Хамсе, состоящие из магала /магалов/ Ризак, Варанда, Хачин, Чилябурд и Талыш, подчинялись гянджинскому беглярбеку."
  84. 1 2 3 4 5 6 7 8 Мирза Адигезаль-Бек. Карабаг-Наме
  85. Левиатов В. Н. Очерки из истории Азербайджана в XVIII веке, Изд-во АН Азерб. ССР. — Баку, 1948
  86. Armenia — статья из энциклопедии Британника:

    In mountainous Karabakh a group of five Armenian maliks (princes) succeeded in conserving their autonomy and maintained a short period of independence (1722-30) during the struggle between Persia and Turkey at the beginning of the 18th century; despite the heroic resistance of the Armenian leader David Beg, the Turks occupied the region but were driven out by the Persians under the general Nādr Qolī Beg (from 1736-47, Nādir Shah) in 1735.

  87. И. П. Петрушевский. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-начале XIX вв. — Ленинград: Издательство Ленинградского университета им. А. А. Жданова, 1949. — С. 137. — 382 с.

    Пять армянских меликств нагорной части Карабага — Гюлистан, Чараберд (Джраберд), Хачен, Варанда и Дизак. До Надир-шаха они подчинялись беглербегу карабагскому и ганджинскому, в 1747—1749 гг. они попали в вассальную зависимость от ханов карабагских из племени джеваншир.

  88. 1 2 3 Мирза Джамал Джеваншир Карабаги. История Карабаха. Архивная копия от 27 января 2007 на Wayback Machine
  89. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI - начале XIX вв. — Л., 1949. — С. 71.:

    После гибели Надир-шаха и развала Иранского государства (1747), тогдашний глава племени Панах-хан джеваншир, сын Ибрахим-хана, провозгласил себя независимым ханом Карабаха. Воспользовавшись междоусобиями среди пяти армянских меликов нагорной части Карабаха, Панах-хан поддержал одного из них, мелика Варанды Шах-Назара, и, с его помощью, подчинил себе всех армянских меликов и сделал их своими вассалами

  90. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 год П. Г. Буткова. СПб. 1869. Архивная копия от 19 октября 2013 на Wayback Machine
  91. «In Safavi times, Azerbaijan was applied to all the muslim-ruled khanates of the eastern Caucasian as well as to the area south of the Araz River as fas as the Qezel Uzan River, the latter region being approximately the same as the modern Iranian ostans of East and West Azerbaijan.» Muriel Atkin, Russia and Iran, 1780—1828. 2nd. ed. Minneapolis: University of Minnesota Press, 2008, ISBN 0-521-58336-5
  92. Петрушевский И. П. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI — начале XIX вв. — Л. 1949, стр.71
  93. Мирза Джамал Джеваншир Карабахский. Гл. 3
  94. И. П. Петрушевский. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-начале XIX вв. — Ленинград: Издательство Ленинградского университета им. А. А. Жданова, 1949. — С. 86. — 382 с.

    Большинство этих ханств существовало ещё в XVI—XVII веках в виде улька, то есть округов, управляемых наследственными хакимами (правителями); чаще всего это были главы водворенных в этих округах кочевых племен. Другие полунезависимые ханства второй половины XVIII века возникли из прежних наместничеств — беглербегств (Ганджа, Ереван); третьи — вновь возникли при развале державы Надир-шаха (Шеки, Шемаха). Внутри некоторых из этих ханств существовали ещё вассальные султанства и меликства; от хана карабагского, например, зависели пять армянских меликств нагорной части Карабага (Гюлистан, Чараберд, Хачен, Варанда и Дизак).

  95. Bournoutian, 2011, p. 9.
  96. Michael P. Croissant. The Armenia-Azerbaijan conflict: causes and implications. — Greenwood Publishing Group, 1998. — С. 11.

    Importantly, disunion amongst the five princes allowed the establishment of a foothold in mountainous Karabakh by a Turkic tribe around 1750. This event marked the first time that Turks were able to penetrate the eastern Armenian highlands…

  97. Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся к Грузии. Том I, с 1768 по 1774 год. С.-Петербург, 1891, с. 434—435.
  98. Карягды, Джалал Магеррам оглы // Художники народов СССР : биобиблиографический словарь. — Искусство, 1995. — С. 282.
  99. Левиатов В. Н. Примечания к изданию: Мирза Адигезаль-бек. Карабаг-наме. АН АзербССР. 1950
  100. [dic.academic.ru/dic.nsf/sie/7483/КАРАБАХСКОЕ Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982. Статья «Карабахское ханство»]
  101. [academic.ru/dic.nsf/sie/281/Азербайджанская Советская историческая энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. Под ред. Е. М. Жукова. 1973—1982. Статья «Азербайджанская ССР»]
  102. George A. Bournoutian. The Politics of Demography: Misuse of Sources on the Armenian Population of Mountainous Karabakh (англ.) // «Journal of the Society for Armenian Studies». — Society for Armenian Studies, 1999. — Vol. 9. — P. 99—103.:

    All documents relating to the Armenian immigration make it clear that Russia, for political, military, and economic reasons, strongly encouraged the Armenians to settle in the newly-established Armenian province, especially the region of Erevan, which between 1795 and 1827 had lost some 20,000 Armenians who had immigrated to Georgia. Since few Georgian Armenians planned to return, Russia concentrated on repatriating the Armenians taken to Iran in the seventeenth century by Shah Abbas. The only major immigration into Karabakh was by the former Armenians of Karabakh who had escaped the oppression of its ruler Ebrahim Khan, some as late as the 1790s, who had sought refuge in Ganje, Georgia, and Erevan. They began returning home after a decade or so, following the Russian protectorate over Karabakh in 1805 and continued to do so until the 1820s. According to archival documents most of them returned to their own villages, which, for the most part, had remained abandoned.

  103. Кюрекчайский договор
  104. Джамаль Гасанлы, д. и. н. Азербайджанская дипломатия и Карабах: от Кюрекчайского договора до большевистской оккупации
  105. Гарабаг: Кюрекчайский договор-200 / Под ред. Г.Н Мамедовой и Ф. Г Вахабова. — Б.: Тахсил, 2005. — С. 148. — 174 с.
  106. Текст Гюлистанского мирного договора
  107. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. III, док. 605
  108. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. III, док. 606
  109. 1 2 Qarabaq senedlerde | Karabakh in Documents | Карабах в документах Архивная копия от 3 января 2010 на Wayback Machine
  110. Мильман А. Ш. Политический строй Азербайджана в XIX — начале XX веков (административный аппарат и суд, формы и методы колониального управления). — Баку, 1966, с. 67
  111. Мильман А. Ш. Политический строй Азербайджана в XIX — начале XX веков (административный аппарат и суд, формы и методы колониального управления). — Баку, 1966, с. 67
  112. Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. VI, ч. I, док. № 1217, 1276

Литература[править | править код]

  • Акопян Александр Владимирович. Монеты и клады Гянджинского, Шушинского, Ереванского и Нахичеванского ханств (1747–1828 гг.). Источниковедческий анализ. — Казань, 2019. — С. 241.
  • George A. Bournoutian. The 1823 Russian survey of the Karabagh province : a primary source on the demography and economy of Karabagh in the early 19th Century. — Costa Mesa, California: Mazda Publishers, 2011. — P. 456. — ISBN 9781568591735.

Ссылки[править | править код]