Кашкайцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Кашкайцы
Современное самоназвание qaşqaylar
Численность 1,7 млн — 2,0 млн (оценка)
Расселение  Иран
Язык кашкайский, персидский
Религия ислам шиитского толка
Входит в тюркские народы
Родственные народы азербайджанцы
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Кашка́йцы (самоназвание — qaşqaylar, ед. ч. — qaşqay, азерб. qaşqaylar, перс. قشقایی‎) — группа тюркоязычных племён[1], кочующая в области Фарс, Хузестане и южном Исфахане в Иране. Согласно «Иранике», племенной союз кашкайцев представляет собой конгломерат кланов различного этнического происхождения, большинство которых тюркского, но также включает луров, курдов и арабов[2]. Имеет общие корни с шахсевенами, которые являются субэтносом азербайджанцев[3][4]. Согласно одним источникам, кашкайцы говорят на кашкайском языке, близком к азербайджанскому[5][6], согласно другим — кашкайский язык является диалектом азербайджанского языка[4][7][8][9][10][11][12][13][14][15][16][17].

Происхождение и название[править | править код]

На протяжении XIX и первой половины XX веков различными европейскими и русскими авторами был высказан целый ряд предположений по поводу происхождения кашкайцев и, соответственно, происхождения их названия. Зачастую брались версии, имеющие популярность у тех или иных кашкайских племен или даже высказанные различными кашкайскими вождями в XIX—XX веках[18]. М. С. Иванов приводит этот факт как доказательство неоднородности кашкайских племен, в состав которых в разное время вливались различные преимущественно тюркские элементы[19]. Советский армянский историк Б. П. Балаян же в 1960-х годах подверг их всех критике[20].

Например, согласно одной из версий, которую поддержали В. В. Бартольд, Дж. Деморньи и некоторые иранские историки XIX века, кашкайцы отделились от халаджей, одного из огузских племен, которое начало обосновываться в Иране начиная с XI века, в районе КумСавеСултанабад Персидского Ирака, получившем название Халаджистан, а оттуда переслившимся в Фарс. В доказательство приводился факт наличия в составе кашкайцев было племени халаджей[21]. Балаян же указал на несостоятельность теории халаджского происхождения, считая, что наличие среди нескольких десятков кашкайских племен небольшого племени Халдж не дает повод связывать происхождение всех кашкайцев с халаджами[22].

Сам Балаян связал кашкайцев с обитавшими от Ардебиля до Мугани шахсевенами которым, согласно нарративным источникам, Шах Аббас даровал тот же самый район Кум-Саве-Султанабад Персидского Ирака, где проживали халаджи[22]. В дальнейшем, часть шахсевенов из этого района было переброшено на юг Ирана, в Фарс, что было не в последнюю очередь из-за Ормузского конфликта между Сефевидским государством и Португалией[23]. Наличие небольшого племени Халдж в составе кашкайцев Балаян объясняет незначительным количеством халаджей, которые двинулись из Кум—Саве—Султанабада на юг вместе с шахсевенами[22]. Само наименование кашкайцев Балаян объясняет хребтом Кашка-даг в Иранском Азербайджане, вдоль которого кочевали шахсевены. В данном случае, «кашка-и» следует понимать как «кашкайский» или «кашкаец»[23]. В доказательство своей теории Балаян приводит названия кашкайских племен, которые идентичны названиям оставшихся в Азербайджане шахсевенским племенам, или топонимам Азербайджана. Примерами являются кашкайское племя Муганлы, подразумевающее происхождение из Мугани; центр расселения кашкайцев Семирун по аналогии с городом Семирун в Мугани, в 20 км от Ардебиля; город Маку в Фарсе по аналогии с городом Маку в Иранском Азербайджане; кашкайское племя Карабах и гора Кух-е Карабах в Фарсе, которую, как сообщили делегации советских востоковедов в Фарс в 1945—1946 местные кашкайцы, они назвали в честь своей прародины[24]. Пьер Оберлинг полагал, что название кашкайцев связано с горой Кашкадаг к югу от Ахара в Азербайджане, где находились летние пастбища тюркских племен. Оберлинг также указывал, что в окрестностях Хоя есть селение Кашка Булаг[25]. Судя по указанному в середине XX века братом тогдашнего кашкайского ильхана исследовательнице племенной жизни Ирана баронессе Улленс де Шоотен, практически идентичная была общепринята и среди самих кашкайцев. Согласно ней, появление кашкайцев связано с вторжением Чингизхана в XIII века, после которого они несколько веков жили в окрестностях Ардебиля, будучи также в составе туркоманской конфедерации Ак-Коюнлу. Затем, в XVI веке, кашкайцы были переселены в Фарс Исмаилом I Сефеви для отражения нападений португальцев[26]. Кашкайский историк и борец за права кочевого населения Мухаммед Бахманбеги (англ.) также придерживался мнения о том, что основная часть кашкайцев значительное время жила в Закавказье, районе Баку, подтверждением чего он видел в антропологических характеристиках кашкайцах и идентичности их языка азербайджанскому[27]. Общие корни кашкайцев и шахсевенов подтверждает и британский историк Ричард Таппер в своей статье про шахсевенов в Сефевидском государстве[3]. В другой статье, посвященной шахсевенам, Таппер указывает, что советский востоковед Л. И. Мирошников в западном издании также соглашался с теорией Балаяна о происхождении кашкайцев из Азербайджана[28]. Советский востоковед Н. А. Кузнецова указывает, что кашкайцы считаются частью шахсевенов[29]. Американский тюрколог и историк Питер Голден, как и Балаян, считает, что наименования кашкайских кланов доказывает происхождение кашкайцев из Иранского Азербайджана. Он отмечает, что происхождение кашкайцев восходит к тем же огузских тюркским элементам, которые составили основу азербайджанского народа[30]. Вожди племенной конфедерации кашкайцев в XX веке утверждали, что они прямые потомки Узун Хасана и также имеют родственную связь шах Исмаилом I[31].

Кроме того, была теория, записанная британским консулом Аббота (англ.) в середине XIX века со слов одного из кашкайских ильбеги, согласно которой кашкайцы были переселены Хулагу-ханом из Кашгара, области на границе Центральной Азии и Китая. Её придерживались[26] лорд Керзон и А. А. Ромаскевич. С кашгарцами связывали кашкайцев также Арминий Вамбери[27] и В. Берар. Однако В. П. Балаян считает эту теорию несостоятельной, основанной на случайном сходстве слов «гашгар» и «гашгаи» и далекой от истины ввиду глубоких различий, существующих в языке, культуре, быту кашкайцев и тюркоязычного населения Кашгарии[32]. Мухаммед Бахманбеги также критиковал эту версию, называя её наивной и поверхностной и не имеющий отношения к научному анализу[33]. Г. Керзон считал кашкайцев отуреченными лурами, ввиду их большого сходства в нравах и обычаях[1].

Американский историк Пьер Оберлинг, автор статьи Энциклопедии Ираника, посвященной кашкайцам, касаясь их происхождения, как и Балаян, указывает Иранский Азербайджан как прародину кашкайцев[2]. Как и Балаян, он аргументирует это отсылающими к этому региону большому количеству племенных наименований, таких как Муганлу, Ак-Коюнлу, Кара-Коюнлу, Бейгдели и Муселлу. Кроме того, Оберлинг заметил, что кашкайцы часто называют Ардебиль в Иранском Азербайджане своим домом. Что касается происхождения наименования кашкайцев, Оберлинг, в отличие от Балаяна, поддержал теорию о происхождении этнонима от тюркского слова «кашка», обозначающего коня с белым пятном на лбу[2]. Эту теорию в свое время выдвинул В. В. Бартольд, поддержали Гаррот и А. А. Ромаскевич[34]. Балаян же считал эту теорию происхождения этнонима маловероятной и абстрактной, основанной на случайном сходстве слов и не связанной с историей кашкайцев. Балаян указывает, что в истории Ирана и Азербайджана было немало прецедентов, когда племена или конфедерации племен назывались названиями животных или цветами их окраски, например, Ак-Коюнлу (белобаранные) и Кара-Коюнлу (чернобаранные), однако среди наименований нескольких десятков кашкайских племен нет названия ни одного животного, а сами кашкайцы не знают ни одного предания, связанного с конем или с другим животным с белым пятном или знаком. Балаян, указывая на абстрактность и необоснованность этой теории, писал, что в азербайджанском и персидском языках есть масса других слов, которые похожи на этноним кашкайцев, которые можно случайным образом связать с этнонимом[35].

Несмотря на то, что большая часть кашкайских племен тюркского происхождения, в различные периоды в состав кашкайцев вливались нетюркские элементы, такие как луры, бахтияры, арабы и т. д.[2][19][30] Многие курдские и лурские племена, сопровождавшие Керим-хана Зенда в Фарс, также влились в состав кашкайцев[2]. Все они были ассимилированы и неотличимы от кашкайцев в плане языка, одежды и обычаев[19].

История[править | править код]

До XIX века[править | править код]

Ранняя история кашкайцев практически неизвестна. Американский специалист по племенам Ирана Ричард Таппер считает, что образование кашкайцев, в целом, произошло в XVII веке, однако также он указывает, что до XVIII века исторические данные по кашкайцам отсутствуют[36]. Сами кашкайцы часто считают своей родиной Ардебиль[37] и что они были переселены в Южный Иран Исмаилом I Сефеви для отражения португальской угрозы, Пьер Оберлинг же находит упоминания их проживания в северо-западном Фарсе ещё в XV веке[2].

В начале XVIII века, когда их возглавлял Джан Мухаммед-ага, родоначальник династии кашкайских ильханов, также известный как Джани-ага, кашкайцы стали играть важную роль в истории Фарса. Другой кашкайский вождь Хамид-бек Кашкаи был видной личности во время правления последнего сефевидского шаха Султан Хусейна[2].

Двое сыновей Джани-ага Исмаил-хан и Хасан-хан участвовали в Индийском походе Надир-шаха, но впоследствии попали в немилость, в результате чего Хасан-хан был изувечен до смерти, а Исмаил-хан ослеплен. Надир-шах переселил кашкайцев в Хорасан, и вернулись они в Фарс лишь после его смерти, при правлении Керим-хана Зенда. Позже, Исмаил-хан стал доверенным лицом Керим-хана Зенда. После смерти последнего, Исмаил-хан оказался вовлеченным в борьбу за власть между наследниками Зенда. Однако, поддерживаемый им Заки-хан Зенд был убит, а Исмаил-хан был казнен его противником Али Мудад-ханом. После Исмаил-хана кашкайские племена возглавил его единственный сын Джан Мухаммед-хан (Джани-хан). Он также оказался вовлечен в зендскую межусобицу, поддержав Джафар-хана, чей отец, по всей видимости, был убит Али Мурадом. После убийства Джафар-хана Джани-хан поддержал его сына Лотф Али-хана[2].

В 1788 каджарский правитель Ага Мухаммед-хан, будущий шах Ирана, провел кампанию против кашкайцев, но кашкайцы успели вовремя отойти в горы, где они были вне досягаемости Каджара. В 1794 году, когда Ага Мухаммед-хан разгромил Лотф Али-хана, Джани-хан со своей семьей бежал в Загросские горы, где укрывался вплоть до смерти Каджара в 1797 году. Ага Мухаммед Каджар же в качестве мести переселил некоторые кашкайские племена на север Ирана[2].

После завоевания Фарса Ага Мухаммед Каджар назначил наместником области своего племянника и наследника Баба-хана, будущего Фатх Али-шаха. Сын и наследник Баба-хана Аббас-мирза во время правления своего отца в Фарсе дружил с младшими сыновьями Джани-хана, что сохранило им жизнь и позволило в будущем продвинуться. После вступления на престол Фатх Али-шах разрешил Джани-хану вернуться в Фарс, где консолидация вокруг кашкайцев многих кашкайских племен привела к значительному влиянию кашкайских ханов[38].

XIX век[править | править код]

В 1823/1824 году Джани-хан скончался, и кашкайские племена возглавил его старший сын Мухаммед Али-хан, получивший титул ильхани[2]. Младшие братья Мухаммед Али-хана, Муртузакули-хан, Мустафакули-хан и Мухаммедкули-хан получили титулы ильбеги[38]. В 1824/1825 Мухаммед Али-хан женился на дочери правителя Фарса Хусейн Али-мирзы Фарман-Фармы, сына Фатх Али-шаха[2], что сделало Мухаммед Али-хана одним из самых влиятельных людей на юге Ирана. Как указывает Н. А. Кузнецова, даже ходили слухи, что Фарман-Фарма является пленником ильхана. В 1831/1832 году Мухаммедкули-хан хотел жениться на представительнице могущественного рода Гавами, внучке казненного первого министра и калантара Фарса Хаджи Ибрагима. Также предполагалось, что будущий сын Мухаммедкули-хана женится на дочери Мухаммед Али-хана[38].

Браку помешал везир Фарса, убедив Фарман-Фарму, что объединение двух крупнейших домов Фарса будет использовано наследным принцем Аббас-мирзой против него. Принц приказал арестовать ильхана. В ответ кашкайцы по приказу Муртузакули-хана отправились в Керман, где были тепло приняты наместником Наваб Сейф-оль-Мольк-мирзой, сыном Аббас-мирзы. Наместник выделил им пастбища, рассчитанные на 100 тысяч человек. Тем временем, выпущенный на свободу Мухаммед Али-хан запросил помощи у Аббас-мирзы, и тот заступился за кашкайцев перед шахом[38].

В 1832/1833 году Фарман-Фарма отправился в поход на Керман с целью вернуть кашкайцев в Фарс. После этого сопровождавшим Фарман-Фарму шейх-уль-исламу Фарса шейху Мухаммед Амину и калантару Фарса удалось договориться о возвращении кашкайцев в Фарс. Однако после смерти Аббас-мирзы в октябре 1833 года, Фарман-Фарма сместил Мухаммед Али-хана, занял его резиденцию Баг-е Арам и ослепил его наследников. Правителем кашкайцев стал Мухаммедкули-хан, младший брат Мухаммед Али-хана[38]. Согласно автору статьи про кашкайцев в Иранике Пьеру Оберлингу, в 1836 году Мухамммед Али-хан был вызван в 1836 году в Тегеран и оставался при дворе Мухаммед-шаха Каджара вплоть до 1849 года, после чего вернулся в Шираз[2].

После кончины Мухаммед Али-хана в 1852 году ильханом стал Мухаммедкули-хан. Власть нового ильхана была сильно ограничена образовавшимся при новом шахе Насреддине Каджаре сильная и стабильная централизованная власть, положившем конец племенным волнениям. Мухаммедкули-хана держали в Ширазе как заложника с целью усмирения кашкайских племен. Кроме того, в 1861/1862 году Насреддин-шах для усиления своей власти на юге Ирана и ослабления кашкайцев создал новую племенную конфедерацию Хамсе, которую возглавил могущественный и богатый род Гавами[2].

После смерти Мухаммедкули-хана в 1867/1868 году ильханом стал его сын Султан Мухаммед-хан. Под слабым правителем, страдающим алкоголизмом, кашкайцы столкнулись с ужасным голодом в начале 1870-х. Султан Мухаммед-хан отстранился от дел в 1871/1872, при этом сохранив за собой титул ильхани. Конфедерация кашкайцев оказалась на грани распада, её покинули тысячи семей[2].

Кашкайцы во время Конституционной революции и Первой мировой войны[править | править код]

Лишь в начале XX века, при ильхане Исмаил-хане Кашкае, внуке Мустафакули-хана, сына Джани-хана, кашкайцы вернули былое величие. В это время бушевавшая в Иране Конституционная революция (1905—1911) сильно ослабила центральную власть. Воспользовавшись случаем, Исмаил-хан захватил принадлежащие племенам внутренние районы Фарса, в то время как его заклятый враг Гавам аль-Мульк, руководитель Дома Гавами, укрепился в Ширазе. На фоне Конституционной революции, Исмаил-хан поддержал конституционалистов, в то время как Гавами поддержали роялистов. Однако, когда бахтияры установили контроль над Тегераном и Гавами поддержали их, Исмаил-хан заключил с реакционным вали Шейх Казалом союз, получивший название «Лига Юга»[2].

Британцы, имевшие концессию на добычу нефти в Хузестане, увидели в Лиге Юга угрозу. Кроме того, британские торговцы сочли кашкайцев виновными в своих финансовых потерях, так как основные торговые пути проходили через земли кашкайцев. Принявшие по этим причинам сторону Гавами британцы вынудили Исмаил-хана, кашкайские воины которого вместе с солдатами прокашкайского наместника Фарса несколько раз штурмовали позиции Гавами в Ширазе, прекратить военные действия[2].

Мир продолжился недолго, и Фарс вновь погрузился в пучину конфликта на фоне начала Первой мировой войны. Немецкое командование после объявления Османской империей джихада надеялось на всеобщее восстание мусульман от Северной Африки до Британской Индии и присоединение нейтральных Ирана и Афганистана к Центральным державам. Хоть и их планы не оправдались, немцы все же послали две небольшие группы агентов в Иран и Афганистан. Иранскую группу возглавил дипломат Вильгельм Вассмусс, который, будучи германским консулом в Бушире, сдружился с племенными вождями. Вассмусс прибыл в Фарс весной 1915 года в качестве германского консула в Ширазе, но был задержан британцами, которые захватили его снаряжение и секретные коды. Тем не менее, уже в ноябре 1915 года Вассмусс вместе с прогерманскими офицерами иранской жандармерии (англ.) совершил переворот в Ширазе и арестовал консула и одиннадцать британских подданных. В феврале 1916 году Гавам аль-Мульк, пробританский генерал-губернатор Шираза, бежавший в оккупированный англичанами Бушир, выступил оттуда с собственной армией для захвата Шираза. Хоть и он погиб во время охоты, его сын, унаследовавший его титул, захватил Шираз. Было создано возглавляемое британскими офицерами новое соединение под названием «южноперсидские стрелки» (англ.) с целью предотвращения прогерманских переворотов[2].

После поражения Вассмусс направил свои силы на создание новых племенных союзов. Cреди поддержавших Вассмусса был Исмаил-хан Кашкай, недолюбливавший англичан за их поддержку Дома Гавами в 1911 году. Будучи убежденным Вассмуссом в скорой победе Османской империи, вторгнувшейся в Западный Иран, Исмаил-хан решил выступить против британцев, но переоценил свои силы. В мае 1918 года между кашкайцами атаковали часть южноперсидских стрелков у Кана-Зенъяне на дороге Бушир—Шираз. Подоспевшее британское подкрепление, несмотря на численное превосходство кашкайцев, разбило их. Вассмусс бежал в Кум, где и был пойман в 1919 году[2].

Противостояние кашкайских племен и режима Пехлеви[править | править код]

В 1925 году многолетний кризис в Иране окончился становлением бывшего казачьего офицера Реза-хана. Исмаил-хан Кашкай и его старший сын Насер-хан в 1926 году были созваны в Тегеран в качестве депутатов, однако вскоре осознали, что фактически являются пленниками шаха. Реза-шах пытался вынудить их сотрудничать с центральным правительством для разоружения кашкайских племен. Исмаил-хан и Насир-хан вскоре были лишены депутатской неприкосновенности и арестованы. В то же время к кашкайским племенам были назначены военные губернаторы, кашкайцы подпали под непопулярный закон о воинской повинности и новую налоговую систему, которой злоупотребляли коррумпированные чиновники[2].

Возмущение племен, усиленное жестокостью некоторые военных губернаторов, вылилось в полномасштабное восстание весной 1929 года, в котором кашкайцы сыграли ведущую роль. После нескольких месяцев противостояния, правительству шаха Пехлеви пришлось подписать с кочевниками мирный договор, по которому Исмаил-хан Кашкай и его старший сын Насир-хан вновь становились членами Меджлиса, военные губернаторы при племенах были отозваны, была объявлена всеобщая амнистия. Однако Реза-шах Пехлеви, являвшийся ярым противником кочевого образа жизни в Иране, через некоторое время решил положить конец кашкайской конфедерации. В 1932 кашкайцы вновь подняли восстание, но результатов оно не дало. В следующем году Исмаил-хан Кашкай был казнен в одной из шахской тюрем, а кочевые пути кашкайцев были перекрыты современной механизированной армией Реза-шаха. Такой политикой Реза-шах пытался увеличить количество земледельцев, но в итоге получил лишь большое количество голодающих кочевников[2].

Подобная недальновидная политика могла привести к полному уничтожению кашкайцев, однако в сентябре 1941 года Реза-шах отрекся от престола под давлением союзников и Насир-хан и его брат Хосров-хан вернулись из Тегерана в Фарс, восстановив кашкайскую конфедерацию. Насир-хан провозгласил себя ильхани, восстановил контроль над племенными владениями и возобновил контроль[2].

Как и отец, Насир-хан отличался антибританскими взглядами и поддержал Германию во Второй мировой войне, уверенный, что после захвата Кавказа немцы выбьют британцев из Ирана. Узнав о нахождении в Тегеране агента немецкого Абвера Бартольда Шульце-Холтуса, Насир-хан убедил его прибыть в Фарс весной 1942 года. По прибытии в Фарс, Бартольд Шульце-Холтус направился на главную стоянку кашкайцев в Фирузабаде и стал военным советником Насир-хана. Позже, в Фарс прибыло несколько других немецких агентов. Однако из обещанного немцами оружия кашкайцы практически ничего не получили[2].

Британцы отказались от прямого военного вмешательства и вынудили правительство Ирана направить силы для восстановления центральной власти в Фарсе. Весной 1943 года в Фарс была отправлена регулярная армия, однако она потерпела от кашкайцев и союзных им племен несколько тяжелых поражений. Так, например, в Самируме был вырезан целый гарнизон, погибло 200 персидских солдат и три полковника. В конце концов, центральному правительству пришлось подписать с кашкайцами мирное соглашение, по которому кашкайская конфедерация сохраняет за собой автономию и всё оружие взамен на расквартирование в Фирузабаде и ряде населенных пунктов персидских гарнизонов. После перемирия братья Насир-хана Малик Мансур-хан и Мухаммед Хусейн-хан вернулись из Германии, где они находились в изгнании, однако по прибытии были арестованы британцами и обменены весной 1944 года на немецких агентов[2].

В 1946 году произошло ещё одно кашкайское восстание, на этот раз — антисоветское и инициированное премьер-министром Ахмедом Кавамом, который надеялся, что это восстание ослабит влияние коммунистов и СССР. Антибольшевистски настроенный Насир-хан, надеявшийся в дальнейшем возглавить антикоммунистическую коалицию, а также желавший улучшить уровень жизни в Фарсе, согласился. В результате, в сентябре 1946 года он созвал конференцию в Рахдаре и провозгласил национальное движение «Саадун». На конференции среди прочих были озвучены требования отставки всего правительства, кроме Кавама, выделение двух третей налогов из Фарса в местную казну, незамедлительное формирование провинциальных советов и большего количества делегатов из Фарса в Меджлис. Когда эти требования были отвергнуты, восстали племена от Хузестана до Кермана, кашкайцы захватили Казерун и Абаду. План Кавама удался и ему удалось созвать новый состав кабинета министров, в котором не было коммунистов из Трудовой партии. Он принял большую часть требований «Саадуна», более того, брат Насир-хана Хосров-хан был избран от партии Кавама в Маджлис, который отверг советскую нефтяную концессию в Северном Иране[2].

В 1945—1953 годах кашкайская конфередация процветала как никогда под властью т. н. «Четырёх братьев», сыновей Исмаил-хана Кашкая — Насир-хан и Малик Мансур-хан являлись племенными вождями в Фарсе, в то время как Мухаммед Хусейн-хан и Хосров-хан представляли интересы кашкайцев в Тегеране[2].

В 1953 году «Четыре брата» поддержали Мосаддыка в попытке свергнуть шаха Пехлеви, однако Мосаддык вскоре был свергнут в результате организованного американскими и британскими спецслужбами переворота, а в 1954 году после недолгого противостояние с прошахским правительством «Четыре брата» были изгнаны из страны, а их имущество конфисковано[2].

Язык[править | править код]

Касательно кашкайского языка, единой классификации среди ученых нет. В целом, согласно различным версиям, кашкайский язык является диалектом азербайджанского языка или языком в той или иной мере близком ему. О. Л. Вильчевский и А. И. Першиц[6], М. С. Иванов[34], БРЭ[39] сообщают, что кашкайцы говорят на языке, близком к азербайджанскому. В. П. Балаян[40], Гейгер, Хеласи-кун, Куйперс и Карл Менгес[41], Н. А. Баскаков[7], БСЭ[8], НРМ[9], Энциклопедия Народов Африки и Ближнего Востока[15], Тадеуш Ковальский[42][43], Ахмед Джафароглу[42], А. Бодроджлиджети[14], Энциклопедия языка и лингвистики[44] считают кашкайский язык диалектом азербайджанского. Питер Голден также поддерживает эту точку зрения, также отмечая, что она доминирует в научной среде[45]. Как указывает Оливер Гаррод, шведский тюрколог Ярринг пришёл к выводу, что язык кашкайцев почти полностью совпадает с азербайджанским[34]. Кашкайский историк Бахманбеги, придерживавшийся версии о происхождении кашкайцев из Закавказья, района Баку, также подтверждал то, что различия между азербайджанским и кашкайским языками незначительны[33]. Аннмари фон Габен также придерживалась мнения, что наречия кашкайцев и айналлу очень близки к азербайджанскому языку[43]. Немецкий тюрколог Герхард Дерфер, автор статьи про азербайджанский язык в Энциклопедии Ираника, считал, что кашкайский диалект настолько близок к азербайджанскому языку, что можно считать его диалектом последнего[43][46]. Автор другой статьи в Энциклопедии Ираника, посвященной кашкайскому языку, Микаэль Кнюппель, напротив, выделяет кашкайский язык в отдельную южную группу огузских языков[43].

Свой язык кашкайцы называют тюрки́[2].

Описание[править | править код]

До середины XX века это племенное объединение — сложное вождество — возглавлялось собственными правителями (ильхани), во главе отдельных племён (простых вождеств) стояли ханы. Общая численность — около 1,7 млн человек. Все кашкайцы владеют персидским как вторым языком. Большинство кашкайцев — мусульмане-шииты, также сохраняются домусульманские верования (поклонение огню)[47]. Согласно некоторым источникам являются частью азербайджанского этноса[48].

Племенное объединение кашкайских племён включает пять крупных племён (дарешури, шашбулюк, кашкули, фарсимадан, амале) и большое число мелких племён[1]. Около половины кашкайцев — кочевники, остальные перешли на оседлость. Основное традиционное занятие кашкайцев — кочевое скотоводство, частично — земледелие (пшеница, ячмень, рис); развито ковроткачество.

У кашкайцев долгое время сохранялись квазифеодальные отношения при развитой родо-племенной организации.

В 1929 году кашкайцы подняли против персидского шаха Реза-шаха восстание, но оно было подавлено. После падения Реза-шаха под руководством ильхана Насер-хана Кашкаи кашкайцы изгнали со своей территории представителей правительства; мятежники захватили крепость Семиром с сильным гарнизоном и даже разбили действовавшие против них в 1943 году войска[49]. Однако в дальнейшем англичанам удалось войти в соглашение с Насер-ханом и сделать его орудием своей политики в Иране.

Автомобильная корпорация Ниссан Моторс в 2006 году представила модель своего кроссовера Ниссан Кашкай, названного в честь этого народа[50].

Правители кашкайских племен[править | править код]

Галерея[править | править код]


Комментарии[править | править код]

  1. Согласно источникам, в 1884—1885 г.г. оставался ильханом, в то время как Дараб-хан был ильбеги.[51]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Луры и бахтиары. Кашкайцы // Народы Передней Азии. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1957. — С. 276.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 Pierre Oberling. Qashqa'i Tribal Confederacy I. History. — 2003. — 20 июля.
  3. 1 2 Richard Tapper — Shahsevan in Safavid Persia (1974). — С. 24.
  4. 1 2 Б. П. Балаян, «К вопросу об общности этногенеза шахсевен и кашкайцев», с. 361
  5. КАШКА́ЙЦЫ. BigEnc.Ru. Дата обращения: 5 ноября 2017.
  6. 1 2 О. Л. Вильчевский, А. И. Першиц. «Переднеазиатский этнографический сборник» —И. Академии наук СССР, 1958 — стр. 97
  7. 1 2 Н. А. Баскаков. «Введение в изучение тюркских языков» — ИВШ, 1969 — стр. 267
  8. 1 2 Большая советская энциклопедия. Третье издание. В 30 томах. Главный редактор: А. М. Прохоров. Том 1: А — Ангоб. Москва: Государственное научное издательство «Большая Советская Энциклопедия», 1969, стр. 277.
  9. 1 2 Народы и религии мира. Энциклопедия. Главный редактор: В. А. Тишков. Москва: Научное издательство «Большая Российская Энциклопедия», 1999, стр. 230. ISBN 5852701556
  10. М. Б. Баxманбеги. Ук. соч., стр. 11-12..
  11. A. Vambery, " Ćagataische sprachstudien...".
  12. Captain Oliver Garrod — The Qashqai tribe of Fars (1946) // Journal of The Royal Central Asian Society.
  13. electricpulp.com. AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish – Encyclopaedia Iranica (англ.). www.iranicaonline.org. Дата обращения: 3 октября 2018.
  14. 1 2 A. Bodrogligeti On the Turkish vocabulary of the Isfahan Anonymous, стр. 17 // Acta Orientalia Academiae Scientiarum Hungaricae Vol. 21, No. 1 (1968), pp. 15-43. — Akadémiai Kiadó.
  15. 1 2 Encyclopedia of the Peoples of Africa and the Middle East. — С. 708
  16. Stephen Shennan, «Pattern and Process in Cultural Evolution»
  17. E. K. Brown, R. E. Asher, J. M. Y. Simpson, «Encyclopedia of language & linguistics» — Elsevier, 2006
  18. Иванов, 1961, p. 30—32.
  19. 1 2 3 Иванов, 1961, p. 32.
  20. Балаян, 1960.
  21. Иванов, 1961, p. 30—31.
  22. 1 2 3 Балаян, 1960, p. 371—372.
  23. 1 2 Балаян, 1960, p. 361.
  24. Балаян, 1960, p. 362—363.
  25. P. Oberling, «The Turkic Peoples of Southern Iran», p. 174

    If the name «Qashqai» is of geographic origin, then it is more likely that it comes from the Qashqa Dagh, southeast of Ahar, in Azerbayjan. This mountain belong to the Sabalan range, which for centuries has been the yaylag of Turkic tribes (e.g., the Shahsevens). There is also a village by the name of Qashqa Bolagh, near Khoy.

  26. 1 2 Иванов, 1961, p. 31.
  27. 1 2 Иванов, 1961, p. 31—32.
  28. Richard Tapper. Black Sheep, White Sheep and Red-Heads: A Historical Sketch of the Shāhsavan of Āzarbāijān // Iran. — Taylor & Francis, Ltd., 1966. — Т. 4. — С. 66.
  29. Кузнецова, 1983, p. 110.
  30. 1 2 Peter B. Golden. An Introduction to the History of the Turkic People. — С. 386—387.
  31. P. Oberling, «The Turkic Peoples of Southern Iran», p. 178

    According to Fasa'i, the earliest known ancestor of the Qashqa'i ruling family was one Amir Ghazi Shahilu Qashqa'i. The Four Brothers say that this Amir Ghazi Shahilu was a grandson of Soltan Ya'qub, who was one of the sons of Uzun Hasan Aq Qoyunlu. Legend has it that he helped his supposed relative, Esma'il Shah, in establishing the Shi'i sect as the official religion ofr Iran.

  32. Балаян, 1960, p. 373.
  33. 1 2 Балаян, 1960, p. 376.
  34. 1 2 3 Иванов, 1961, p. 33.
  35. Балаян, 1960, p. 363—364.
  36. Richard Tapper. Tribe and State in Iran and Afghanistan. — Taylor & Francis, 2012. — С. 287—289.
  37. P. Oberling, «The Turkic Peoples of Southern Iran», p. 175

    The Qashqa'is, moreover, often refer to Ardebil as their former home.

  38. 1 2 3 4 5 Кузнецова, 1983, p. 115.
  39. Кашкайцы. Большая Российская Энциклопедия.
  40. Балаян, 1960, p. 361; 374-376.
  41. Балаян, 1960, p. 374.
  42. 1 2 Thomas Albert Sebeok. Irano-Altaistica by Gerhard Doerfer // Current Trends in Linguistics: Linguistics in South West Asia and North Africa. — 1970. — С. 219.
  43. 1 2 3 4 Michael Knüppel. QAŠQĀʾI TRIBAL CONFEDERACY ii. LANGUAGE. Encyclopedia Iranica.
  44. List of Languages // «Encyclopedia of language & linguistics» / E. K. Brown, R. E. Asher, J. M. Y. Simpson. — Second Edition. — Elsevier, 2006. — С. 399. — 11,000 с.
  45. Peter B. Golden. An Introduction to the History of the Turkic People. — С. 386—387.
  46. G. Doerfer. AZERBAIJAN viii. Azeri Turkish. Encyclopedia Iranica.
  47. КАШКАЙЦЫ
  48. Языки Азии и Африки: Алтайские языки. 5. — "Наука," Издательская фирма "Восточная литература", 1993. — 440 с. — ISBN 9785020176348.
  49. Луры и бахтиары. Кашкайцы // Народы Передней Азии. — М.: Изд-во Академии наук СССР, 1957. — С. 278.
  50. About this Vehicle Архивная копия от 27 сентября 2009 на Wayback Machine
  51. REPORT ON THE ADMINISTRATION OF THE PERSIAN GULF POLITICAL RESIDENCY AND MUSCAT POLITICAL AGENCY FOR 1884-85, стр. 8
  52. George Percy Churchill. Kashkai chiefs of Fars.
  53. Additions and Corrections to Who’s Who in Persia (Volume IV), General Staff, India, Delhi: Government Central Press, 1924, p. 6.
  54. Additions and Corrections to Who’s Who in Persia (Volume IV), General Staff, India, Delhi: Government Central Press, 1924, pp. 9―10.
  55. Biographies of the notables of Fars and certain Persian officials who have served at Shiraz. Delhi: Government of India Press, 1925, p. 30―32.

Литература[править | править код]

  • Народы Передней Азии, М., 1957.
  • Кисляков В. Н. Кашкайцы // Народы и религии мира / Глав. ред. В. А. Тишков. М.: Большая Российская Энциклопедия, 1999. С.230-231.
  • Кашкайцы // БРЭ. Т.13. М.,2008.
  • Б. П. Балаян. К вопросу об общности этногенеза шахсевен и кашкайцев // Востоковедческий сборник I. — Издательство АН Армянской ССР, 1960. — С. 331—376.
  • М. С. Иванов. Племена Фарса: кашкайские хамсе, кухгилуйе, мамасани. — Труды Института Этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. — Москва: Издательство Академии Наук СССР, 1961. — Т. 63.
  • Н. А. Кузнецова. Иран в первой половине XIX века. — Москва: Наука, 1983. — 264 с.

Ссылки[править | править код]