Эта статья входит в число добротных статей

Холокост в Латвии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Холокост в Латвии — систематическое преследование и истребление немецкими нацистами и местными коллаборационистами еврейского населения во время оккупации Латвии Германией (19411945 годы), часть общей политики нацистов и их союзников по уничтожению евреев.

Всего в Латвии погибло около 70 тысяч латвийских евреев[1][2] и 20 тысяч евреев, привезённых из других стран[3][4]. Историки считают, что Холокост пережили от 300 до 1000 латвийских евреев, помимо тех, кто находился в Советской армии или в эвакуации в СССР[5][6]. Из живших до войны в Латвии евреев было убито 89,5 %[7].

Евреи в довоенной Латвии[править | править код]

Согласно предвоенной переписи населения, в 1935 году в Латвии проживало 93 479 евреев, в том числе 43 672 — в Риге. Существовали еврейские партии, культурные, религиозные, медицинские, образовательные и другие национальные организации. Выпускались печатные издания на языках идиш и иврит, евреи избирались в латвийский парламент — Сейм[8]. Членом правительства Латвийской Республики был известный еврейский общественный деятель и учёный-правовед Пауль Минц.

Однако после государственного переворота, совершенного 15 мая 1934 года, диктатор Карлис Улманис уже 16 июня 1934 года открыто заявил: «Мы много, много лет зависели от национальных меньшинств, но теперь это позади…»[9] Как Улманис впоследствии написал в воспоминаниях, экономическое доминирование немцев, евреев и «иностранцев» позволяло им обеспечивать и политическое влияние, поэтому укрепление экономических полиций латышей должно было обеспечить им рост политического веса[10].

Культурная автономия национальных меньшинств в Латвии была существенно ограничена, были ликвидированы школьный департамент и школьные управы для национальных меньшинств под эгидой Министерства образования Латвии. Государство принудительно закрывало школы нацменьшинств и переводило обучение на латышский.

Была введена цензура, закрыты 54 газеты и 18 журналов, в том числе на языках нацменьшинств, общественные организации, самоуправления перешли на латышский язык в общении с жителями[10]. Были национализированы и переданы в ведение Латвийского кредитного банка ряд немецких и еврейских банков, льняная мануфактура в Елгаве, текстильная фабрика Buffalo в Риге. Из рук евреев были отняты и переданы государству торговля горючим и мукой. Для импорта товаров были введены лицензии, которые выдавались в первую очередь латышским торговцам, а евреи могли приобрести их только через вторые или третьи руки по завышенной цене. Еврейские врачи потеряли места в здравоохранении. Президент Улманис недолюбливал интеллигенцию, считая себя простым крестьянином, однако он не предпринимал мер против антисемитизма в этой среде, зато прямо поддерживал рост националистических настроений среди молодёжи на селе[11].

В 1940 году после включения Латвии в состав СССР еврейские организации не были возобновлены. Советские власти негативно относились к языку иврит и любым проявлениям религиозных традиций. Евреи понесли также существенные экономические потери — частные предприятия были национализированы[8].

14 июня 1941 года власти осуществили масштабные репрессии, выслав в отдалённые районы СССР в так называемые исправительно-трудовые лагеря и на «спецпоселение» 15 424 человек, в том числе 11,70 % евреев[12]. На 1771 репрессированного еврея имеются персональные архивные документы. Высланы были крупные фабриканты и торговцы, бывшие крупные чиновники и члены антисоветских организаций. Около половины заключенных в лагерях умерли от голода, болезней, непосильных работ и старости в период с 1941 по 1956 год. Вывезенные вглубь СССР, однако, были спасены от последующего уничтожения немецкими оккупантами и их пособниками[8][13][14][15]. Иногда в источниках встречается ошибочная оценочная цифра в 5000 депортированных евреев, однако и без преувеличений, по достоверным архивным данным, евреи были относительно наиболее пострадавшей от депортаций этнической группой, учитывая, что их доля в населении Латвии была всего от 1,93 до 4,8 %[16][17].

В канун и перед началом Второй мировой войны в Латвии стали появляться еврейские беженцы из Германии и Австрии, которые через латвийские порты следовали в США и другие страны. Была информация о Хрустальной ночи в Германии. Однако информация и свидетельства этих людей не воспринимались всерьёз. Некоторые вспоминали, что пережили германскую оккупацию во время Первой мировой войны и переживут ещё одну. Известный хирург В.Минц, вернувшийся в Латвию из Советской России в 1920 году, возмущался: «Советы отняли у меня дом и машину, чего я могу ждать от них, если эвакуируюсь в СССР?» Схожую точку зрения выражал директор Еврейского банка в Елгаве Якобсон, который на рыночной площади призывал беженцев, устремившихся на конных повозках в сторону российской границы, одуматься и остаться дома. Латыши расстреляли его одним из первых[11].

Некоторые наивно думали, что немцы вернут им национализированное советской властью имущество. И хотя письмо Геринга Гейдриху о том, что необходимо «предпринять все организационные, практические и материальные меры для окончательного решения еврейского вопроса в германской зоне влияния в Европе» было датировано 31 июля 1941 года, айнзацгруппы для ликвидации еврейского населения и коммунистов стали создаваться уже в середине июня и даже ранее, еще до нападения Германии на СССР[11].

Во время войны[править | править код]

Оккупация[править | править код]

На момент нападения Германии на СССР в Латвии проживало свыше 90 тысяч евреев[4]. После нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года и отступления Красной армии тысячи еврейских беженцев устремились на восток. Однако около 5 тысяч из них погибли в ходе военных действий и около 15-16 тысяч сумели добраться до неоккупированных территорий СССР. Остальные евреи Латвии остались под немецкой оккупацией и почти все погибли[18]: из 80 тысяч человек уцелело около тысячи[11].

Организованно эвакуировались лишь небольшая часть евреев, поскольку транспорт предоставлялся только для выезда коммунистического, комсомольского и государственного руководства. Остальные уходили стихийно, своими силами. Существует ряд свидетельств, что советские пограничники блокировали беженцев из Латвии на старой советско-латвийской границе до 3 июля, поскольку после присоединения Латвии к СССР граница между ними продолжала существовать[19][20][21].

Рига была оккупирована 1 июля, а вся территория Латвии — к 8 июля 1941 года[22]. На территории Латвии оккупационные власти создали генеральный комиссариат «Латвия» (нем. Generalbezirk Lettland) в составе рейхскомиссариата Остланд. Штаб-квартира главы Остланда Генриха Лозе находилась в Риге. Генеральный комиссариат возглавил Отто-Генрих Дрехслер. Комиссариат разделялся на 6 округов во главе с гебитскомиссарами. Главой полиции безопасности и СД генерального комиссариата «Латвия» в августе 1941 года был назначен оберфюрер СС Вальтер Шрёдер (нем.) С осени 1941 года массовыми акциями уничтожения в регионе в целом и в Латвии, в частности, руководил оберфюрер СС и обергруппенфюрер полиции СС Фридрих Еккельн. Назначая Еккельна на работу в рейхскомиссариат Остланд, Гиммлер отдал единственное прямое указание — уничтожить евреев в рижском гетто[23].

Уничтожение евреев в Прибалтике было возложено на Айнзатцгруппу А под командованием генерал-майора полиции и бригадефюрера СС Вальтера Шталекера. Айнзатцкоманда 2 действовала на территории Латвии, а её подразделения базировались в Лиепае, Риге, Шауляе. В конце 1941 года команда была реорганизована и разделена на территориальные команды полиции безопасности и СД генерального округа «Латвия»[24].

Для осуществления ряда задач, включая уничтожение евреев, оккупанты создали полицейские и военные формирования из местных жителей, в частности вспомогательную полицию (англ.), полицейские батальоны и Латышский добровольческий легион СС. Все они подчинялись немецкой полиции безопасности и СД. Помимо этих официальных структур под контролем немецких спецслужб летом 1941 года действовали так называемые группы «самообороны» (латыш. Pašaizsardzības spēki), которые обычно возглавляли либо бывшие офицеры латвийской армии, либо руководители закрытой в июне 1940 года военизированной организации айзсаргов[25]. В рамках генерального комиссариата было создано также марионеточное Латвийское самоуправление во главе с Оскарсом Данкерсом[26].

Ход уничтожения[править | править код]

Погромы и массовые расстрелы 1941 года[править | править код]

Члены 21-го латвийского полицейского батальона собирают на пляже вблизи Лиепаи группу евреев для казни, 15 декабря 1941 года.
Немецкая карта-отчет айнзатцгруппы А

Убийства латвийских евреев начались сразу после вступления на территорию Латвии немецкой армии: уже 23 июня в городке Гробиня членами подразделения (EK 1a) айнзатцгруппы A были убиты 6 евреев[27]. Уничтожение еврейского населения продолжалось весь 1941 год и к началу 1942 года большинство латвийских евреев были убиты. В расстрелах также принимали активное участие латышские коллаборационисты.

Погромы, избиения и издевательства над евреями начались 1 июля, когда немецкая армия вступила в Ригу. «Наши латышские друзья делали вид, что не знают нас. Никто не встал за нас. Люди, которым мы доверяли, сдавали нас полиции. Служанки, долгие годы зарабатывавшие свой хлеб у евреев, выкидывали их на улицу, демонстрируя свои „национальные“ чувства. Дворники докладывали полиции, где живут евреи, которых до сих пор не заметили, — рассказывал в своей книге спасшийся из Рижского гетто Бернхард Пресс. — Латышская пресса, особенно газета Tēvija, которая начала выходить в Риге в июле, раздувала пожар антисемитизма... Никто из латышской интеллигенции, политиков, судей не призвал остановить убийства, не призвал людей прийти в чувство. Интеллектуальная элита, как и большинство латышского народа, полностью увлеклась уничтожением евреев и не только подгоняла кровопролитие, но и участвовала в нём»[11].

Массовые убийства начались с погрома в Риге 4 июля 1941 года, когда коллаборационистами было уничтожено 20 синагог и убито, сожжено заживо около 2 тысяч евреев[28]. Бывший министр иностранных дел и видный латышский дипломат Людвиг Сея (1885—1962) фиксирует в своем дневнике за 3 июля: «В ночь со 2 на 3 июля произошли аресты жидов. 3 июля арестованных заставили работать»[29].

В первые дни оккупации в Риге проводились так называемые «ночные акции», когда группы вооруженных людей врывались в еврейские квартиры, грабили, уводили мужчин, которых чаще всего расстреливали в Бикерниекском лесу[30].

Людвиг Сея наблюдает, как 8 июля 25 арестованных евреев используют на уборке помещений Министерства иностранных дел, где попытался обосноваться Сея в надежде получить при немцах протекторат для Латвии.

До 11 июля коллаборационисты из так называемой «самообороны» и просоединившиеся к ним убили около 7 тысяч евреев. 8 июля, когда вермахт оккупировал всю территорию Латвии, «самодеятельность» латышских вооружённых отрядов была прекращена, в дальнейшем они были расформированы, а желающие вступили во «вспомогательную полицию» (шуцманшафт) под контролем и руководством немецких властей[31].

12 июля дипломат Людвиг Сея отмечает в дневнике: «Уничтожение жидов происходит в больших количествах. Прошлой ночью расстреляно примерно 1000 жидов… Уничтожение жидов доверено „Перконкрустсу“. Латышский народ жидов не жалеет. Если бы не было немецких действий, думается, жиды бы легко отделались, потому что наши люди мягкосердечны»[29].

С середины июля началось истребление евреев в провинции[30]. Шталекер составил отчёт, в котором указал число евреев, убитых айнзатцгруппой с конца июня по 15 октября. В частности, в отчёте было указано, что местные коллаборационисты оказывают большую помощь в уничтожении евреев. В приложении № 8 к отчёту были приведены цифры, согласно которым за указанный период в Риге и её окрестностях, Елгаве, Лиепае, Валмиере и Даугавпилсе казнено 30 025 евреев, еще 5500 уничтожено в ходе погромов[11]. Эти данные выживший узник Рижского гетто Бернхард Пресс считает заниженными, а генерал Еккельн на суде в 1946 году показал, что точные данные о количестве убитых установить невозможно, так как помимо латвийских евреев, уничтожению были подвержены и беженцы из Литвы. «Много евреев было уничтожено еще до того, как мы, немцы, переняли власть», -- сообщил генерал[11].

Массовые расстрелы рижских евреев производились в июле-сентябре в Бикерниеках, 30 ноября и 8 декабря — в Румбуле. До конца 1941 года было убито около 62 тысяч евреев Латвии[32].

Бывший член «Перконкруста» Мартиньш Вагуланс из Елгавы сформировал сеть «латышских СД» с отделениями в Елгавском районе, в Бауске, Тукумсе, Екабпилсе. В его формирование входили бывшие айзсарги и полицейские. К концу июля 100 человек под его руководством убили 300 евреев, из них 100 в Елгаве. В начале августа команда Вагуланса расстреляла 1550 евреев Елгавы, после чего, в отличие от команды Арайса, подразделение было расформировано, а его члены были включены во вспомогательные полицейские формирования «Шуцманшафт»[33][34].

Дискриминация и создание гетто[править | править код]

Немецкий агитационный плакат на латышском: «Еврей к вам не относится»

13 августа 1941 года немецкие власти выпустили так называемые «Временные правила по обращению с евреями». В них описывались меры отношению к евреям, среди которых выделяли чистокровных евреев и их потомков до четвёртой доли крови, а также лиц, принявших иудаизм или состоявших в официальном либо неофициальном браке с евреями. Согласно Правилам, евреи были обязаны носить на одежде шестиконечную жёлтую звезду, им запрещалось хождение по тротуарам, пользование любым транспортом, посещение общественных мест, спортивных и культурных мероприятий, ритуальный убой скота, хранение радиоприёмников и пишущих машинок[35].

26 июля было создано гетто в Даугавпилсе[36]. 23 августа по приказу Генриха Лозе было создано Рижское гетто. К 25 октября, когда было закончено принудительное перемещение евреев Риги в пределы гетто, и ворота закрылись, в гетто находились 29602 человека. Первоначально было огорожено колючей проволокой, затем — шестиметровым забором. Юденрат возглавлял адвокат М. Эльяшев. 26 ноября территория была разделена на две части, в одной из которых содержали трудоспособных жителей, владеющих рабочими специальностями, без членов семей. Гетто было создано также в Лиепае.

К октябрю 1941 года в Латвии уцелело 40 тысяч евреев, которые в основном находились в трёх гетто: рижском, даугавпилсском и лиепайском[37].

Уничтожение оставшихся евреев[править | править код]

По приказу Фридриха Еккельна 30 ноября и 8 декабря 1941 года было уничтожено 24—25 тысяч узников рижского гетто. Непосредственно расстрелами занималось всего 12 человек, привезённых Еккельном с Украины. 15 и 16 декабря 21-й полицейский батальон уничтожил узников Лиепайского гетто — 2749 евреев[37].

Уничтожение иностранных евреев в Латвии[править | править код]

В конце 1941 начале 1942 года в Латвию было депортировано около 20 тысяч евреев из Германии, Австрии, Чехии и других европейских стран. Большинство из них попало в Рижское гетто. Все они были уничтожены нацистами[38]. Некоторые источники полагают, что иностранных евреев было значительно больше — до 50 тысяч[39].

Концентрационные лагеря[править | править код]

Оккупационные власти организовали на территории Латвии ряд концентрационных лагерей, в частности Саласпилс, Юнгфернхоф и Кайзервальд.

Основные места захоронений[править | править код]

Всего в Латвии (по данным Чрезвычайной комиссии по расследованию нацистских преступлений) количество жертв в обследованных местах захоронений оценивается в 300 тысяч человек. В том числе[23]:

  1. Бикерниекский лес 46 500
  2. Румбульский лес 38 000
  3. Дрейлинский лес 13 000
  4. Ж.д. станция «Шкиротава» 450
  5. Зиепниеку — Калнс 39 500
  6. Православное кладбище 1 500
  7. Лютеранское кладбище 400
  8. Кладбищенская ул. (Капу) 800
  9. Бишу-Муйжа 4650
  10. Канатная фабрика 13 900
  11. Новое еврейское кладбище 14 500
  12. Старое еврейское кладбище 6 000
  13. Панцырские казармы «Яталаг-350» 15 000
  14. Саласпилсские лагеря 101 100
  15. Православное кладбище, ул. Варну 500
  16. Срочная тюрьма 3 500
  17. Местечко Баложи 1 000
  18. Шкедские дюны под Лиепаей 3 681

Нацистская пропаганда[править | править код]

Траурные объявления в нацистской газете «Тевия», приписывающие убийства, совершённые НКВД, евреям.

Важную роль в политике и практике нацистов сыграла антисемитская пропаганда. Сразу же после начала оккупации по личному указанию Йозефа Геббельса в Латвию прибыла группа специалистов по пропаганде. Она называлась Riga-Gruppe и занялась организацией Совета газетных издателей для цензуры всех гражданских изданий. Нацисты привлекли к участию в пропагандистской кампании ряд профессиональных журналистов и публицистов-любителей[40].

Первые шаги в пропаганде антисемитизма начались уже в предрассветные часы 22 июня 1941 года, когда радиостанция в Кёнигсберге начала передачи на латышском языке, хотя они и прямо не призывали к убийствам евреев[41].

Уже после оккупации большие усилия прилагались, чтобы гибель жертв коммунистов приписать евреям. С этой целью евреев заставляли раскапывать захоронения, таким образом связывая их с убийствами. В первые недели оккупации главными новостями в нацистских изданиях были фотографии, которые запечатлели победоносную немецкую армию и полусгнившие трупы с мест эксгумации[41].

Антиеврейские настроения нагнетались, когда о евреях отзывались, как o чекистах, и связывали их с коммунизмом. Доминирующей фразой в нацистской прессе Латвии являлось слово «жидобольшевизм» (латыш. žīdiskais boļševisms)[41]. С целью вызвать гнев населения к евреям, траурные объявления о жертвах советских репрессий сопровождались упоминаниями, что в их гибели виновны евреи. Использовались фразы наподобие (см. изображение) «..убит жидами и коммунистами».., «..в чека от рук убийц —жидов умер..». Тем не менее, число когда-либо названных конкретных фамилий евреев из аппарата НКВД (Латвийской ССР), не превышало шести, включая А. Новикса, латыша из Резекне[42].

Роль коллаборационистов[править | править код]

Современные латышские историки считают, что сотрудничество жителей Латвии с немецкой оккупационной властью в большой степени было вызвано предшествующей советской оккупацией и надеждой на воссоздание независимой Латвии. При этом особое внимание историки уделяют периоду от момента отхода частей Красной Армии до момента оккупации немецкими войсками[43][44]. На деле нацистская пропаганда в Латвии началась гораздо раньше: в конце 1920-х годов. В укреплении нацистских идей отличились члены студенческих корпораций и молодое офицерство[45].

Латышскость и антисемитизм[править | править код]

Первым рупором нацистских идей стал журнал «Университет», издававшийся объединением латышских корпораций и филистеров с 1930 года. Его главным редактором стал «вечный» студент Латвийского университета Адольф Шилде, которого латвийское телевидение характеризовало 10 августа 1990 году как «носителя духа латышского народа». В 1932 году он вошел в руководство созданной в Латвии фашистской организации «Угунскрустс» (Огненный крест"), в мае 1933 года преобразованной в «Перконскрустс» (Громовой крест). Организация начала издавать одноименную газету под девизом «За латышскую Латвию!».

Свою лепту в укрепление нацистских идей внес фюрер Латвийской национал-социалистической партии адвокат Я.Штельмахер, издаваший антисемитскую и антикоммунистическую газету «Национал-социалист», символом которой был голубой орёл со свастикой, а девизами — «Латыши всех классов, объединяйтесь!», «Суверенную власть государства — латышскому народу!». Эта газета регулярно переводила с немецкого национал-социалистическую литературу аналогичного содержания[45].

Совершивший антиконституционный переворот с захватом единоличной власти К.Улманис признал, что по сути переворот от 15 мая 1934 года «был буржуазно-фашистским». Аналогичный вывод сделал редактор одного из солидных шведских социал-демократических изданий «Социал-демократы» Линдстрем: «Латвийский режим — это копия фашистской системы Германии и Италии вместе взятых»[45]. После присоединения Латвии к СССР нацистские силы ушли в подполье, которое лишь частично было затронуто депортацией антисоветских элементов 14 июня 1941 года. С началом войны латвийские фашисты выходят из подполья и начинают реализовывать свои призывы прошлого на практике.

Добровольцы в расстрельных командах[править | править код]

Свидетельница Холокоста в Латвии рассказывает, что уже 1 июля латышские националисты призывали сограждан начать борьбу против «внутреннего врага» — коммунистов и евреев[46]. 2 июля Виктор Арайс получил добро на создание своей зондеркоманды, куда принимались только местные и только добровольцы.

3 июля 1941 года команда Арайса получила приказ арестовать всех трудоспособных евреев-мужчин, которые были помещены в Рижскую центральную тюрьму, куда таким образом было свезено 6000 человек. Жён, которые пытались выяснить судьбу своих мужей, арестовывали. Женщины-латышки стали ходить по еврейским квартирам и предлагать помощь в том, чтобы связаться с заключёнными, передать им вещи, еду и деньги. Это оказалось чистым вымогательством, так как никакие контакты с заключёнными были невозможны.

В первые 3-4 недели оккупации немцы разрешили латышам действовать против евреев по своему усмотрению. Они отнимали имущество и ценности, выкидывали людей из квартир, занимая их вместе с обстановкой. Были сожжены заживо согнанные в дома религиозных служителей и в синагоги люди: такие акции прошли на улице Виляну, в Рижской хоральной синагоге на улице Гоголя, на Сауленштрассе[46].

Часть историков считает, что в это время существовал вакуум власти, во время которого латышские самозащитники «без присутствия и ведома немцев расстреливали евреев». Так, доктор Арон Шнеер из Института Яд ва-Шем утверждает, что «с первых дней оккупации начался грабеж, издевательства и убийства евреев местными жителями, в основном латышами»[4]. Другие полагают, что националисты с самого начала действовали под контролем немецких спецслужб и никакого безвластия не было. По мнению профессора И. Фелдманисa, вторая точка зрения получает всё большее распространение среди историков[43].

Особую роль в уничтожении евреев Латвии сыграли коллаборационисты из так называемой Команды Арайса[47], члены латышской радикально-националистической организации «Перконкрустс», а также многие бывшие полицейские, военнослужащие латвийской армии, айзсарги и члены студенческих корпораций[33][48].

По мнению историка А. Эзергайлиса, ключевую роль в вовлечении новых участников в расстрельные команды сыграла алчность. В послевоенных свидетельствах как самая распространённая причина присоединения называлась: «от друга услышал о работе». Никто не свидетельствовал, что делал это потому, что ненавидел евреев.[49] С другой стороны, Эзергайлис приводит также цитаты ряда немецких чиновников, утверждавших, что коллаборационисты массово убивали евреев из ненависти к ним, но отмечает важный фактор немецкого влияния, отражённый прежде всего в докладах Шталекера[50]. Израильский историк Даниэль Романовский пишет, что почти все руководители райотделов коллаборационистской латышской полиции были вовлечены в убийство евреев[33].

Латвийские историки также отмечают, что существует тенденция связывать преступления Холокоста с Латышским легионом СС. Однако, как пишет тот же Фелдманис, легион был создан в 1943 году, через год после того как почти все евреи в Латвии были уже уничтожены. И сам легион в геноциде не участвовал, хотя в его ряды вступили часть бойцов полицейских батальонов, ранее непосредственно задействованных в убийствех евреев[43].

Помощь евреям[править | править код]

На территории Латвии к моменту освобождения её от нацистской оккупации выжило по разным данным от 300 до 1000 евреев. Большинство из них уцелело благодаря помощи других жителей Латвии. Израильский Институт Катастрофы и героизма Яд ва-Шем на 1 января 2016 года присвоил 136 жителям Латвии звание «праведника народов мира»[51]. Это неевреи, спасавшие евреев от нацистского геноцида с риском для себя и своих близких[52]. Самым известным среди латвийских праведников является Жанис Липке, спасший вместе со своей женой Иоганной 56 евреев.

Из известных людей в спасении евреев участвовал актёр Янис Осис, который в своей квартире прятал учёного—медика В. Гольдберга, а также профессор архитектуры (во время оккупации он был деканом факультета архитектуры Латвийского университета) Артур Круминьш, семья которого в своей квартире в самом центре Риги с декабря 1941 года до октября 1944 укрывала евреев отца и сына Прессов[53][54]. Прославившуюся в советское время писательницу Валентину Фреймане спас немецкий журналист Пауль Шиман.

После войны[править | править код]

С 26 января 1946 года в Риге прошёл судебный процесс над рядом немецких военных и полицейских начальников, виновных в массовых убийствах мирного населения СССР. Семь бывших немецких генералов и офицеров: Фридрих Еккельн, Зигфрид Руфф, Албрехт Дижон фон Мотетон, Фридрих Вертер, Бруно Павель, Ганс Кюппель и Александр Беккинг были приговорены к смертной казни и публично повешены в Риге 3 февраля 1946 года[55]. Адвокатом офицеров на процессе был Борис Милов, который честно выполнил свой долг, невзирая на ущерб, нанесённый его народу.

Ещё один крупный процесс прошёл в Риге в 1961 году. Тогда перед судом предстали 9 членов 18-го полицейского батальона, принимавших участие в массовых убийствах на территории Латвии, Белоруссии и Польши. Пятеро из них были приговорены к расстрелу[56].

Исследования Холокоста[править | править код]

Первая статья о Холокосте в Латвии была написана латышской писательницей Анной Саксе в декабре 1944 года, ещё во время войны. Первый случай публикации в СССР исследования на эту тему — глава «Гитлеровский оккупационный режим в Латвии» в труде по истории Второй мировой войны — была написана историком Эдгаром Блюмфельдом в 1966 году (на русском вышла в 1970). Наконец, уже в 1980-е годы была опубликована книга американского историка латышского происхождения Андриевса Эзергайлиса.

Эзергайлис разоблачает миф о союзе евреев с большевиками как продукт нацистской пропаганды, которая стремилась представить жестокость советского режима как оправдание для участия латышей в Холокосте[57].

Реальные научные исследования этой проблемы начались в Латвии после 1998 года в Комиссии историков при Президенте Латвийской Республики[58]. Членом комиссии является бывший узник рижского гетто Маргерс Вестерманис.

Ряд выживших в Латвии евреев написали мемуары о тех событиях. Наиболее известными из авторов таких мемуаров являются Макс Кауфман[59], Фрида Михельсон[60], Альтер Ритов, Эльмар Ривош, Элла Медалье и Меир Левенштейн. На немецком и английском языках вышли воспоминания бывшего узника Рижского гетто Бернхарда Пресса[11].

В современной Латвии[править | править код]

Высшие должностные лица Латвии и руководители латвийской еврейской общины на мероприятии, посвященном памяти жертв геноцида еврейского народа.

В отличие от других стран, отмечающих память жертв Холокоста 27 января, в Латвии «Днём памяти жертв геноцида еврейского народа» является 4 июля, поскольку в этот день в 1941 году в Латвии произошли массовые погромы. В этот день обычно приспускают государственные флаги, а президент страны принимает участие в траурных мероприятиях в местах массового уничтожения[61].

В 2004 году Латвия стала второй после Литвы[62] из республик бывшего СССР, вступивших в члены Международной организации по сотрудничеству в увековечивании и изучении Холокоста (ITF)[63].

В 2005 году Латвия принесла официальные извинения жертвам Холокоста. Выступая на мероприятии, посвященном 60-летию освобождения Освенцима, министр иностранных дел Артис Пабрикс выразил сожаление в связи с тем, что «Латвия не смогла уберечь людей, которые погибли на этой земле во время Холокоста»[61]. В январе 2007 года Пабрикс поддержал резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН об осуждении отрицания Холокоста[64]. А при обсуждении вопроса об уголовных наказаниях за отрицание Холокоста и советской оккупации Пабрикс сказал, что отрицать Холокост может только дурак, но высказался против того, чтобы наказывать людей за их взгляды[65].

В современной Латвии рассматривается вопрос о возврате еврейской общине утраченного в годы войны имущества, принадлежащего на начало 2011 года государству и местным самоуправлениям, либо выплате денежных компенсаций за него[66].

Тем не менее, тема Холокоста остаётся одной из спорных и вызывающих дискуссии в современной Латвии. Главной проблемой национальной памяти в части Холокоста является участие латышей в геноциде евреев. Хотя в самом факте практически никто не сомневается, тем не менее, ведётся дискуссия по вопросам характера и масштаба вовлечения: было оно добровольным и спонтанным или латыши действовали под влиянием и руководством немцев, а также сколько латышей приняло в этом участие[67]. В последнее время также предпринимаются попытки отрицать массовые убийства — например, историки Андриевс Эзергайлис и Карлис Кангерис утверждают, что при сожжении синагоги на улице Гоголя «никто не пострадал» либо вместо сотен погибших их было 10[68].

Известные жертвы[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Латвия — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  2. О ПРОЕКТЕ
  3. Открытие музея Рижского гетто
  4. 1 2 3 Шнеер А. И. Шоа (Холокост) евреев Латвии на YouTube, начиная с 40. Официальный канал Яд ва-Шем
  5. Шнейдере И. Латвийские евреи и советский режим (1944-1953) // Евреи Латвии и Советская власть. 1928-1953. — Рига: Институт философии и социологии Латвийского университета, 2009. — С. 264—265. — 344 с. — ISBN 978-9984-624-80-8.
  6. Залманович, 2008, с. 68.
  7. Залманович, 2008, с. 51.
  8. 1 2 3 Залманович, 2008, с. 36—37.
  9. ПОИСК НЕРУССКИХ СРЕДИ НЕЛАТЫШЕЙ. Такое было. Кончилось тем, что и русских и нерусских, по сути, приравняли к негражданам.. газета "Ракурс". Русский союз Латвии (17 мая 2004). Дата обращения 25 ноября 2019.
  10. 1 2 Янис Урбанович, Игорь Юргенс, Юрис Пайдерс. Глава I. Май 1934 - июль 1939. Глава IV. 1939. Репатриация прибалтийских немцев // Черновики будущего. 1934-1941 / Васильев, Александр Александрович. — Документы и комментарии. — Рига: Балтийский форум, 2011. — С. 20, 23, 30, 51, 220-234. — 530 с.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 Press, Bernhard. The Murder of the Jews in Latvia: 1941-1945 = Judenmord in Lettland, 1941-1945 (1992). — Иллинойс, США: Northwestern University Press, 2000. — С. 29—30, 37-40, 51-57. — 222 с. — ISBN 0-8101-1728-2. — ISBN 0-8101-1729-0.
  12. Александр Дюков. Депортация из Латвии: статистические данные. Живой журнал. Записные книжки историка (19 ноября 2012).
  13. Штейман И. Латвийские евреи в Советском Союзе и вооружённых силах СССР // Евреи Латвии и Советская власть. 1928-1953. — Рига: Институт философии и социологии Латвийского университета, 2009. — С. 227. — 344 с. — ISBN 978-9984-624-80-8.
  14. ČETRDESMITO GADU DEPORTĀCIJAS. STRUKTŪRANALĪZE (латыш.) (недоступная ссылка). vip.latnet.lv. Дата обращения 10 марта 2012. Архивировано 18 мая 2011 года.
  15. Айварс Странга. Латвия в XX веке в контексте европейской истории. «Вестник Европы» 2001, №2. Дата обращения 10 марта 2012.
  16. Бобе, 2006, с. 242.
  17. Жагарс Э. Участие евреев Латвии в советских силовых структурах // Евреи Латвии и Советская власть. 1928-1953. — Рига: Институт философии и социологии Латвийского университета, 2009. — С. 210. — 344 с. — ISBN 978-9984-624-80-8.
  18. Залманович, 2008, с. 38.
  19. Frank Gordon. Latvians and Jews Between Germany and Russia. — Memento, Stockholm, 1990, ISBN 91-8711408-9
  20. Штейман И. Латвийские евреи в Советском Союзе и вооружённых силах СССР // Евреи Латвии и Советская власть. 1928-1953. — Рига: Институт философии и социологии Латвийского университета, 2009. — С. 221—222. — 344 с. — ISBN 978-9984-624-80-8.
  21. До 3 июля 1941 года действовало положение, по которому для пересечения старой советско-латвийской границы требовалось специальное разрешение. См. Прим. 2 на стр. 24 Михельсон Ф. «Я пережила Румбулу», 3 издание, Москва-Рига, 2011, ISBN 5-88832-019-6
  22. Альтман И. А. Глава 5. Уничтожение евреев СССР. § 2. Уничтожение евреев в Прибалтике // Холокост и еврейское сопротивление на оккупированной территории СССР / Под ред. проф. А. Г. Асмолова. — М.: Фонд «Холокост», 2002. — С. 163-169. — 320 с. — ISBN 5-83636-007-7.
  23. 1 2 Калганов А. Дело № 2783: Военные преступления не забыты // Независимое военное обозрение, 12 мая 2000
  24. Чуев С. Г. Местные полицейские формирования // Спецслужбы Третьего Рейха. — Olma Media Group, 2003. — С. 30. — 449 с. — (Досье (Олма-Пресс).: Спецслужбы мира). — ISBN 9785765428313.
  25. Залманович, 2008, с. 40.
  26. Бобе, 2006, с. 249.
  27. Stranga A. Holokausts vācu okupētajā Latvijā: 1941–1945 // HOLOKAUSTA PĒTNIECĪBAS PROBLĒMAS LATVIJĀ. — Rīga: Latvijas Vēstures institūts, 2008. — С. 22. Архивная копия от 12 июля 2011 на Wayback Machine
  28. Рига, в Российской Еврейской Энциклопедии
  29. 1 2 Гильман, Александр. «Латышский народ жидов не жалеет». газета "Сегодня". Совет общественных организаций Латвии (2 февраля 2018). Дата обращения 18 ноября 2019.
  30. 1 2 Шнеер А. И. Шоа (Холокост) евреев Латвии на YouTube, начиная с 3:10
  31. Бобе, 2006, с. 247, 283.
  32. Бобе, 2006, с. 244—247.
  33. 1 2 3 Романовский Д. Коллаборанты и их роль в Холокосте в Латвии и Литве // Лехаим, октябрь 2000
  34. Шнеер А. И. Шоа (Холокост) евреев Латвии на YouTube, начиная с 4:30
  35. Залманович, 2008, с. 59—61.
  36. Бобе, 2006, с. 254.
  37. 1 2 Эзергайлис А. Команда Арайса // Век : журнал. — 1990. — Вып. 4 (1). — С. 34—42.
  38. Залманович, 2008, с. 62—68.
  39. Маргер Вестерман. «Послесловие историка — узника Рижского гетто» к статье А. Эзергайлиса «Команда Арайса»
  40. Залманович, 2008, с. 53—59.
  41. 1 2 3 Ezergailis A. Holokausts vācu okupētajā Latvijā 1941-1944. — Rīga: Latvijas Vēstures institūts, 1999. — С. 30—31. — ISBN 9984-601-02-1. (латыш.)
  42. Ezergailis A. Holokausts vācu okupētajā Latvijā 1941-1944. — Rīga: Latvijas Vēstures institūts, 1999. — С. 86. — ISBN 9984-601-02-1. (латыш.)
  43. 1 2 3 Фелдманис И. Латышский легион: актуальные проблемы и решения исследований. Министерство иностранных дел Латвии. Дата обращения 17 апреля 2011. Архивировано 10 июля 2012 года.
  44. О латышском добровольческом легионе СС. Министерство иностранных дел Латвии. Дата обращения 8 марта 2012. Архивировано 10 июля 2012 года.
  45. 1 2 3 Хелена Ивановна Сорочинская-Дупате. Политический экстремизм в Латвии, 1917 - 2000 гг.: История и современность (рус.) // Диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук. — Москва, 2001.
  46. 1 2 О преследовании евреев в Латвии во время немецкой оккупации. // Прибалтика и геополитика. Сборник документов. (1935—1945). Рассекреченные документы Службы внешней разведки Российской Федерации / Л. Ф. Соцков. — Москва: РИПОЛ классик, 2009. — С. 303—345. — 464 с. — ISBN 978-5-386-01536-7.
  47. Холокост в Латвии, оккупированной Германией
  48. Шнеер А. И. Шоа (Холокост) евреев Латвии на YouTube, начиная с 1:00
  49. Ezergailis A. Holokausts vācu okupētajā Latvijā 1941-1944. — Rīga: Latvijas Vēstures institūts, 1999. — С. 88. — ISBN 9984-601-02-1. (латыш.)
  50. Ezergailis A. Six Versions of the Holocaust in Latvia (англ.). web.me.com. Дата обращения 9 марта 2012. Архивировано 10 июля 2012 года.
  51. Мемориал Яд Вашем назвал жителя Даугавпилса "Праведником мира" Читать далее: https://lv.sputniknews.ru/Latvia/20170305/4080899/daugavpils-arsenij-kornilov-pravednik-jad-vashem.html. https://lv.sputniknews.ru.
  52. Праведники народов мира - по странам и национальной принадлежности спасителей. Статистика на 1 января 2016. Яд ва-Шем (2016). Дата обращения 17 февраля 2016.
  53. Stradiņš, J. Totalitārie okupācijas režīmi pret Latvijas zinātni un akadēmiskajām aprindām (1940—1945) Архивная копия от 7 июля 2009 на Wayback Machine (латыш.)
  54. Vestermanis, M. Pretdarbība holokaustam Latvijā (1940—1945) (латыш.)
  55. Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР. Рига ВАПП Книгоиздательство 1946 г. 188 с
  56. Бобе, 2006, с. 280.
  57. Aldis Purs. «The Holocaust in Latvia, 1941—1944: The Missing Center», Canadian Slavonic Papers 38, no. 3/4 (1996)
  58. Баркаган М. Предисловие // Уничтожение евреев Латвии 1941-1945. — 2. — Рига: Шамир, 2008. — С. 3—4. — 320 с. — ISBN 978-9984-9835-6-1.
  59. Die Vernichtung der Juden Lettlands, Munich ,1947
  60. «Я пережила Румбулу», Рига, 2005
  61. 1 2 Гольд. М. Латвия скорбит о жертвах Холокоста (недоступная ссылка). Jewish News (03.07.2009). Дата обращения 2 мая 2011. Архивировано 28 сентября 2011 года.
  62. Holocaust Education, Remembrance, and Research in Lithuania (англ.). Task Force for International Cooperation on Holocaust Education, Remembrance, and Research (2011). Дата обращения 14 апреля 2011. Архивировано 17 августа 2011 года.
  63. Holocaust Education, Remembrance, and Research in Latvia (англ.). Task Force for International Cooperation on Holocaust Education, Remembrance, and Research (2011). Дата обращения 14 апреля 2011. Архивировано 17 августа 2011 года.
  64. Министр иностранных дел Латвии поддерживает резолюцию ООН в отношении отрицания Холокоста. Министерство иностранных дел Латвийской Республики (28.01.2007). Дата обращения 8 марта 2012. Архивировано 10 июля 2012 года.
  65. Пабрикс против наказания за отрицание Холокоста и оккупации. DELFI (19 января 2007). Дата обращения 2 мая 2011. Архивировано 19 августа 2011 года.
  66. Евреи Латвии не претендуют на немедленный возврат утраченного имущества
  67. Valdis O. Lumans, Latvia in World War II (New York: Fordham University Press, 2006), p. 210
  68. Элита Вейдемане. Vēsturnieks Kārlis Kangeris: Mums jāatklāj arī nepatīkama patiesība. Историк Карлис Кангерис: Нам надо открыть даже неприятную правду (латыш.). nra.lv (15.03.2012). Дата обращения 5 июля 2019.

Литература[править | править код]

Мемуары[править | править код]

  • Gertrude Schneider, ed., The Unfinished Road: Jewish Survivors of Latvia Look Back (New York: Praeger Publishers, 1991

Ссылки[править | править код]