Иссыкское письмо

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Чаша с надписью
Надпись на блюде из Иссыкского кургана

Иссы́кское письмо́ — общее название для ряда недешифрованных надписей, найденных на Памире и Тянь-Шане.

Наиболее известный памятник данного письма — горизонтальная надпись на внешней стороне сакской серебряной чаши из кургана Иссык (Казахстан в 50 км от Алма-Аты), в котором был захоронен «золотой человек». Надпись состоит из 26 знаков, внешне напоминающих орхоно-енисейскую письменность (по другой гипотезе — письмо кхароштхи). Чаша датируется V в. до н. э. Некоторыми исследователями признаётся вероятность того, что потомком этого письма является более позднее (VI—VIII вв. н. э.) классическое орхоно-енисейское.

Та же письменность предположительно была представлена в трёхъязычной надписи (трилингве) из Дешт-и-Навур (en:Dasht-e Nawar, центральный Афганистан) I в. н. э. — на пракрите письмом кхароштхи, на бактрийском языке греческим алфавитом, а также иссыкским письмом (которое Лившиц В. А. идентифицировал как сакское). В настоящее время надпись утрачена.

Отдельные знаки иссыкского письма представлены на многочисленных надписях на обломках глиняной посуды и камня из Южного Узбекистана, Южного Таджикистана и Северного Афганистана, которые оставлены кушанами и датируются примерно I—VI вв. н. э.

Попытки дешифровки письма[править | править код]

По мнению большинства учёных, скорее всего, чаша с надписью занесена из стран, применявших арамейское письмо, вероятно, из Ирана, и случайно попала среди утвари в курганное захоронение. Таким образом, содержание надписи не должно отражать ситуацию, то есть это — не эпитафия. Следует ожидать, что надпись содержит ираноязычный или семитский текст.

Венгерский лингвист Янош Гарматтта[en] в 1999 году предложил прочтение надписи на хотано-саксом диалекте[1]: «Чаша должна содержать виноградное вино, добавлена приготовленная пища, (пусть да) приумножится для смертного. Затем туда добавлено приготовленное свежее масло».

Линию тюркских чтений повёл крупный специалист в области руники Алтай Аманжолов, прочитав надпись в 1971 следующим образом[1]:
аγа sаηa očuq (Aγa, saηa očuq! — «Старший брат, тебе (этот) очаг!»)
bäz čök boqun ičr(?)ä uzuq ...i (Bez, cök! Boqun ičrä [r?] azuq! ...i — «Чужой, опустись на колени! [Да будет] у поколения пища!»)

Известный тюрколог Гаркавец А. Н., предположив, что в Иссыкском захоронении погребена женщина, или же что чаша попала туда уже гораздо позже нанесения, возможно, в качестве трофея (на что могут указывать сплюснутые перстни из захоронения же[1]), предлагает такое прочтение надписи:
Qïz-er, ičiŋ, oqu-sünügü čezib, (Дева-герой, выпей, когда мы, отторочив стрелы и копья,)
köčü aŋsaġ (будем поминать кочёвку.)

Стоит отметить, что в литературе и в интернете имеется немало толкований текста, и все они оспариваются как неубедительные по причине бросающейся в глаза неестественности[1].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Гаркавец А. Н. Иссыкская руническая надпись: новое чтение // «Тюркологические исследования» 2018. Vol. 1, No. 2. С. 5-17.

Литература[править | править код]