Агванское письмо

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Агванское письмо
Тип письма

консонантно-вокалическое письмо

Языки

кавказско-албанский

Период

V—VII вв. н. э.

ISO 15924

Aghb

Агванское письмо (или письменность Кавказской Албании) — письмо раннесредневекового государства Кавказская Албания в Восточном Закавказье на территории современного Азербайджана и Южного Дагестана. Алфавит обнаружен в 1937 году в армянской рукописи XV века.

Исторический очерк[править | править вики-текст]

Единственным известным языком Албании является агванский, иначе «гаргарейский»[1], письменность для которого была, согласно историческим источникам в том числе и Мовсесу Каганкатваци, создана Месропом Маштоцем[1][2] при помощи епископа Анания и переводчика Вениамина[3]. По мнению А. Г. Шанидзе и К. П. Патканова, третья глава второй книги Мовсеса Каганкатваци Истории Албании, в которой говорится о создании албанского алфавита и характеризуется гаргарский язык, является заимствованием у Моисея Хоренского[4][5].

Армянский писатель V века Корюн, автор «Жития Маштоца», сообщает[6], что агванский алфавит был создан Месропом Маштоцем в период между 415 и 420 годами, после христианизации этой страны. В изданной в 1959 году книге Камилла Тревер отмечает, в средние века появилась новая версия книги Корюна, согласно которому Маштоцом был изобретён албанский алфавит, составленная из извлечённых из оригинала данных, а также дополненная сведениями (вместо Корюновых) из истории Моисея Хоренского. В этой новой редакции, известной под названием «Псевдо-Корюн», отсутствуют сведения о возобновлении Маштоцем албанского алфавита. Наличие же этих сведений в оригинале, говорит о существовании у албан алфавита и в начале V века[7]. Сама Тревер полагает, что Маштоц создал албанский алфавит на основе «гаргарейского наречия»[8]. А.Санджян считает, что утверждение о создании им грузинского и албанского алфавитов не находит подтверждение в неармянских первоисточниках[9]. Притом, следует отметить, что кроме армянских первоисточников в распоряжении науки не существует иных сообщающих что-либо о происхождении албанского алфавита. По мнению Вернера Зайбта, существуют подозрения, что первоначальный текст Корюна был изменён или дополнен позже для обоснования идеологических притязаний Армянской церкви, которая заявляла о своей гегемонии над соседями. Кроме того, известна другая версия истории Корюна, согласно которой Маштоц возобновил или реформировал албанский алфавит. Согласно Зайбту, можно предположить, что албанский алфавит был создан албанцами, которые были хорошо знакомы с армянским письмом и алфавитом, в этом случае Маштоц может считаться по крайней мере косвенным инициатором албанской письменности[10].

В 1996 г. был найден единственный на сегодня объемный пример албанского письма, т. н. «синайский палимпсест», который к 2011 году был дешифрован международной группой исследователей. Йост Гипперт, один из дешифровшиков палимпсеста, на основе анализа букв приходит к выводу, что в основе агванского письма очевидно лежит армянский алфавит, что в свою очередь свидетельствует в пользу исторической традиции, приписывающей создание агванского алфавита Месропу Маштоцу[11].

Потомком агванского языка ученые считают современный удинский язык (лезгинская подгруппа нахско-дагестанских языков)[12]. В удинском языке столько же фонем, сколько графем в агванском алфавите — 53-54. Однако в оригинале рукописи, а также у А. Шанидзе и Р. Ачаряна приводится алфавит из 52 букв. Графика агванского письма сближается с армянским (еркатагир) и грузинским (асомтаврули) алфавитами как единой в своей основе последовательностью каркаса букв[12].

Попытки дешифровки[править | править вики-текст]

Первые находки[править | править вики-текст]

Армянская рукопись XV века, содержавшая албанский алфавит

Вплоть до 1930-х достоверно не было известно ни одного памятника агванского письма.

В 1886 году арменовед профессор Н. Карамианц опубликовал статью, в которой сообщал о виденной им в Мюнхене армянской рукописи с миниатюрами («Роман Александра»), переписанной в 1535 году диаконом Иосафом в монастыре Сурб Григор Лусаворич в Сивасе. В ней на последней странице рядом с другими записями содержались две строчки, написанные неизвестным письмом, а на полях около первой из этих строк была сделана пометка по-армянски: «письмо агванское» (gir ałuanic). Карамианц осторожно предположил, что упомянутые две строки выполнены агванскими буквами (он насчитал их 21) и повторяют армянскую надпись, начинавшуюся со слов «помяните грешного Иосафа диакона». Однако позднее выяснилось, что это «открытие» было мнимым — текст представлял собой армянскую криптограмму (тайнопись).

Настоящее открытие кавказско-албанского письма произошло в 1937 г., когда профессор Абуладзе нашёл в армянской рукописи XV в. первый список агванского алфавита, состоящего из 52 своеобразных букв, озаглавленный Aluanic girnë, то есть «агванское письмо».

Каменная капитель V—VI вв.[13] с надписью на албанском языке[14][15], найденный при раскопках в Мингечауре

Абуладзе сделал ещё одно важное сообщение, косвенно подтверждающее существование кавказско-албанского письма. Там же, в Матенадаране, им были найдены два рукописных списка текста, озаглавленного «Об истории святого и божественного елея, которую написали отцы Востока агванским письмом и перевели на армянский язык».

Крупный армянский учёный Грачья Ачарян крайне благосклонно воспринял обнаружение албанского письма — в частности, в газете «Известия» Ачарян писал:

« Молодой грузинский ученый Илья Абуладзе, обнаруживший 28 сентября 1937 года среди Эчмиадзинских рукописей албанский алфавит, стал достоин вечной славы и почтения. »

Одновременно Ачарян подверг критике тех учёных, которые подвергали сомнению подлинность рукописи.

Рукописи были направлены Акакию Шанидзе, который подтвердил их подлинность, а также отметил, что отражённая в алфавите звуковая система должна соответствовать звуковой системе современного удинского языка — представителя лезгинской группы дагестанских языков.

В 1948 году во время земляных работ в Мингечауре (предстояло затопление определённой площади в связи со строительством Мингечаурской ГЭС) был раскопан раннесредневековый христианский храм 6-7 вв. и найден первый образец достоверно агванской эпиграфики.

Среди этих находок оказалась и такая (надпись на подсвечнике), которая, видимо, воспроизводила последовательность из десяти букв, аналогичных начальным буквам алфавита уже известной рукописи, и тем самым ещё раз подтверждала подлинность последней.

Близ с. Верхнее Лабко (Левашинский район, Дагестан) была найдена ещё одна надпись на каменной табличке, в точности воспроизводящая агванский алфавит рукописных списков.

В 1960 году Шанидзе исследует одно «нечитаемое письмо», находящееся в королевской библиотеки Мюнхена и упомянутое в справочном издании Акопа Анасяна «Армянская библиография V - XVIII вв.». Для дешифровки Шанидзе использовал изданную Карамянцем рукопись 1535 года, а также новонайденный албанский алфавит. Исследователь находит несомненное сходство некоторых букв албанского алфавита и рукописью мюнхенской библиотеки. Запись оказалась армянской криптограммой. По мнению Акопа Анасяна, существующие в армянских рукописях алфавиты, называемые «албанскими», представляют собой видоизменения древних албанских букв, которые использовались арменизированными албанами для написания армянских текстов. Еще более сходны они с символами изданными А. Г. Абрамяном в «Истории армянского письма и письменности». Из чего следует, что они имеют одно происхождение и являются разновидностями одной и той же письменности. Возможно, что, как и грузинские буквы, албанский алфавит со временем претерпел изменения и стал отличаться от своего прототипа. Но остаётся открытым вопрос - восходят ли они к подлинным албанским буквам, которые имеются в надписях на камне и обломках керамики, найденных во время раскопок в Мингечауре [16].

Начиная с 1970-х, в изучении агванской письменности наметился кризис. С этого времени практически перестали поступать и известия о новых находках.

Синайский палимпсест[править | править вики-текст]

В 1996 г. экспедицией АН Грузии во главе с Зазой Алексидзе в монастыре Св. Екатерины на Синае был обнаружен палимпсест, содержащий около 120 страниц, с албанским текстом, поверх которого был написан грузинский текст. Палимпсест был составлен на основе 59-буквенного алфавита. С предварительным сообщением об идентификации и дешифровке албанского текста Алексидзе выступил на конференции «Этнокультурное наследие Кавказской Албании» в Баку в мае 2001 года[17]. Согласно азербайджанскому информагентству, Алексидзе датировал албанский текст рубежом IV—V веков. Эта датировка, согласно азербайджанской стороне, «коренным образом опровергает принятые многими учёными утверждения армянских историков о том, что албанская письменность была изобретена Месропом Маштоцем в V в.» [18]. В приведённом тексте выступления сам Алексидзе, однако, говорит, что «самым смелым выводом была бы следующая датировка нижних текстов <…> в период между V и VI веками»[19]. Российский историк Аликбер Аликберов отмечает, что европейские исследователи синайского палимпсеста дают более позднюю датировку, а датировка IV веком может иметь политический подтекст, так как «имеет в своей основе попытки найти доказательства, опровергающие сведения источников о создании в начале V века Месропом Маштоцем трех алфавитов: армянского, грузинского и албанского»[20]. В 2007 году в журнале Iran and the Caucasus Грипперт и Шульце дали предварительное описание дешифровки палимпсеста. Согласно описанию, палимпсест датируется VII веком и представляет собой библейские тексты, анализ которых показывает, что они переводились с соответствующих армянских текстов[21].

Расшифровка палимпсеста издана в 2009 году отдельной книгой в двух томах, с историческим очерком, кратким описанием грамматики и словарными материалами[22]. Окончательное мнение по поводу датировки и происхождения текста в этом издании более сдержанное: так, рассматривая аргументы в пользу той или иной датировки, авторы утверждают, что оба обнаруженные кавказско-албанские тексты «по-видимому, были написаны в промежутке между концом VII в. и X в., причем более вероятна более поздняя датировка». Что же касается источника для перевода, то в текстах отмечаются совпадения как с армянской и грузинской, так и с греческой и сирийской версиями библейских переводов. И хотя в нескольких местах структура албанского текста может объясняться только переводом с армянского, в целом все приводимые сходства не дают оснований для однозначных утверждений о языке-источнике — «они лишь доказывают, что албанская версия принадлежит к определенной традиции, в рамках которой разделяет наибольшее число сходств с армянской Библией и в меньшей степени со старыми вариантами грузинской, и которая на ранних этапах опиралась также (или испытала влияние) на сирийские модели»[23].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 К. В. Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М—Л., 1959:«Как известно, в V в. Месроп Маштоц, создавая албанский алфавит, в основу его положил гаргарское наречие албанского языка („создал письмена гаргарского языка, богатого горловыми звуками“). Это последнее обстоятельство позволяет высказать предположение, что именно гаргары являлись наиболее культурным и ведущим албанским племенем.»
  2. Peter R. Ackroyd. The Cambridge history of the Bible. — Cambridge University Press, 1963. — Т. 2. — С. 368.:"The third Caucasian people, the Albanians, also received an alphabet from Mesrop, to supply scripture for their Christian church. This church did not survive beyond the conquests of Islam, and all but few traces of the script have been lost, and there are no remains of the version known."
  3. J. Gippert, W. Schulze. Some Remarks on the Caucasian Albanian Palimpsests / Iran and the Caucasus 11 (2007). «Rather, we have to assume that Old Udi corresponds to the language of the ancient Gargars (cf. Movsēs Kałankatuac‘i who tells us that Mesrob Maštoc‘ (362—440) created with the help [of the bishop Ananian and the translator Benjamin] an alphabet for the guttural, harsh, barbarous, and rough language of the Gargarac‘ik‘).»
  4. А. Шанидзе Новооткрытый алфавит кавказских албанцев и его значение для науки // Известия института языка, истории и материальной культуры им. акад. Н. Я. Марра. — 1938. — С. 2.
  5. К. Патканов. История Агван Мойсея Каганкатваци. — 1861. — С. xi.
  6. Корюн. Житие Маштоца, 16-17
  7. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.−VII в. н. э.. — М.−Л.: Издательство Академии наук СССР, 1959., главы «Язык и письмо. Школа. Календарь»

    Историк армянской литературы М. Абегян отмечает в этой редакции рукописи сложность периодов, употребление необычных слов и неправильности речи и этим объясняет появление ещё в средние века новой редакции, составленной из извлечений из книги Корюна с присоединением сведений (взамен Корюновых), почерпнутых из «Истории Армении» Моисея Корейского. Эта редакция известна под названием «Псевдо-Корюн». Этой-то второй редакцией и пользуются в наше время исследователи, тогда как для истории культуры албанов из старой редакции можно почерпнуть важнейшие данные, а именно указание на то, что в стране албанов Месроп Маштоц «возобновил их алфавит». Следовательно, в начале V в. в Албании уже имелся какой-то свой старый алфавит, который Маштоц «возобновил». Но слова о «возобновлении» алфавита в «Псевдо-Корюне» отсутствуют.

  8. Тревер К. В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании IV в. до н. э.−VII в. н. э.. — М.−Л.: Издательство Академии наук СССР, 1959., главы «Язык и письмо. Школа. Календарь» и «Албания в IV—II вв. до н. э.». «Как известно, в V в. Месроп Маштоц, создавая албанский алфавит, в основу его положил гаргарское наречие албанского языка („создал письмена гаргарского языка, богатого горловыми звуками“).» Это последнее обстоятельство позволяет высказать предположение, что именно гаргары являлись наиболее культурным и ведущим албанским племенем. Если именно к ним приложимо наименование «албаны» в узком пониманпи этого слова, тогда вопрос о времени объединения их с албанами, естественно, должен отпасть."
  9. Avedis K.Sanjian. The World’s Writing Systems. Oxford University Press, 1996- P.356.

    According to Koriun 1964: 37, 40-41, Mesrop also invented scripts for georgian and Caucasian Albanian, but this claim is not confirmed by non-Armenian sources.

  10. Seibt, Werner The Creation of the Caucasian Alphabets as Phenomenon of Cultural History. Архивировано 7 декабря 2012 года.

    For the first chapter of this presentation, the creation of the Armenian alphabet, we have many more and better sources than for the others. There is Koriwn’s detailed and more or less hagiographical vita of Mashtots (Maštoc‘), the hero of these events, written in the second quarter of the 5th century, perhaps between 443 and 451, as Jean-Pierre Mahé argues, and there are later historians who used this text; but there is some suspicion that the original text of Koriwn was altered or interpolated later on in accordance with ideological requests esp. between the Armenian church and the neighbouring ones, as the Armenians postulated a certain hegemony over them. We know a longer and a shorter version of this Vita.<>To complicate the story still more another version of Koriwn tells us that Mashtots «renovated, renovated, reformed the Albanian alphabet (norogel)».
    We can assume that the Albanian Alphabet was created by Albanians who had good training in Armenian and knew the new Armenian alphabet well. Perhaps Armenian specialists assisted in determining the final version. In this sense Mashtots was at least an indirect initiator. It could well be that Beniamēn and the bishop Eremia played a decisive role in this work.

  11. Special internet edition of the article «The script of the Caucasian Albanians in the light of the Sinai palimpsests» by Jost Gippert (2011) // Original edition in Die Entstehung der kaukasischen Alphabete als kulturhistorisches Phänomen / The Creation of the Caucasian Alphabets as Phenomenon of Cultural History. Referate des Internationalen Symposiums (Wien, 1.-4. Dezember 2005), ed. by Werner Seibt and Johannes Preiser-Kapeller. Vienna: Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften 2011
  12. 1 2 Климов Г. А. Агванский язык // Языки мира: Кавказские языки. — М., 1999. — С. 459—460.
  13. Л. С. Бретаницкий, Б. В. Веймарн. Искусство Азербайджана IV — XVIII веков / Редактор И. А. Шкирич. — Москва: Искусство, 1976. — С. 32-33. — 272 с.
  14. К. В. Тревер. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании (IV в. до н. э. — VII в. н. э.), М. — Л., 1959. С. 318.

    Ближайшей аналогией этому сюжету является изображение на каменной капители, обнаруженной в 1948 г. на территории христианского храма VI—VII вв. в Судагылане, у Мингечаура (табл. 28). На одной из сторон этой четырехугольной в плане капители высечены два павлина встречно по сторонам стилизованного дерева: утолщенный вниз ствол заканчивается вверху трехлепсстковой пальметкой, напоминающей по своим очертаниям цветок. Павлины здесь также украшены царственными лентами и приводят на память сходную композицию (два павлина с лентами по сторонам алтарика) на серебряной удлиненной чаше Государственного исторического музея в Москве, обнаруженной в 1947 г. у дер. Бартым Пермской области. По карнизу капители тянется, огибая её со всех четырех сторон, албанская надпись.

  15. АЛБАНИЯ КАВКАЗСКАЯ. Проверено 29 апреля 2013. Архивировано 30 апреля 2013 года.
  16. А. Г. Шанидзе Криптографическая запись в одной армянской рукописи из мюнхенской коллекции. — Е.: Общественные науки, 1960 №9. — С. 91-98.
  17. Предварительное сообщение об идентификации и дешифровке албанского текста, обнаруженного на Синайской горе. Доклад на конференции «Этнокультурное наследие Кавказской Албании» 21-22 мая 2001 года в Баку (копия, копия)
  18. О конференции «Этнокультурное наследие Кавказской Албании» 21-22 мая 2001 года в Баку (копия, копия)
  19. Заза Алексидзе. Выступление на конференции // Институт рукописей Академии Наук Грузии (копия, копия)
  20. А. К. Аликберов. Об исламе, христианстве и наследии Кавказской Албании. Отклик на конференцию «Государственность Кавказской Албании и её этнокультурное наследие» (копия, копия)
  21. Wolfgang Schulze. Towards a History of Udi // International Journal of Diachronic Linguistics. — 2005. — Т. 1: 55—91. — С. 22.:

    To the Old Udi passage quoted above, I have added the corresponding Old Armenian version in order to illustrate that much of the syntax of the Palimpsest texts is borrowed from Armenian during the translation process. Obviously, the biblical texts of the Palimpsest had once been translated from Armenian (and not from Greek or Georgian). This aspect coincides with the fact that the language of the Palimpsest is marked for a number of loans from Old Armenian…

  22. J. Gippert, W. Schulze, Z. Aleksidze, J.-P. Mahé. The Caucasian Albanian Palimpsests of Mount Sinai. Brépols, 2009. ISBN 978-2-503-53116-8
  23. Майсак Т. А. К публикации кавказско-албанских палимпсестов из Синайского монастыря // Вопросы языкознания. 2010. № 6. С. 95, 97.

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Дирингер Д. Алфавит. М. 2004.
  • Дьяконов. И. М. Письменность Кавказской Албании. В книге: И. Фридрих. Дешифровка забытых письменностей и языков. М., 1961.