Ронго-ронго

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ронго-ронго
Ронго-ронго, фрагмент малой таблицы из Сантьяго
Ронго-ронго, фрагмент малой таблицы из Сантьяго
Тип письма недешифрованное
Языки вероятно, рапануйский
История
Дата создания около XVII век
Период Время создания неизвестно; написание прекращено и большинство таблиц утрачены или уничтожены в 1860-х
Свойства
Статус не дешифровано; предложен ряд гипотез
ISO 15924 Roro
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Ронго-ронго, кохау ронгоронго — деревянные дощечки с письменами жителей острова Пасхи. В настоящее время не ясно, представляют ли каждый символ отдельное слово или слог. Все ронго-ронго сделаны из дерева торомиро. На сегодня в музеях мира сохранилось всего около 25 «дощечек». Традиционно они нумеруются буквами латинского алфавита, что, однако, не является единственным способом обозначения «таблиц», среди которых присутствует один жезл, две надписи на нагрудном украшении реимиро, а также надпись на табакерке и на фигуре тангата ману.

Иероглифы — частично символические, частично — геометрические, всего около восьмисот различных знаков (по каталогу Бартеля).

История обнаружения[править | править код]

В 1862 году большинство работоспособного населения острова Пасхи, в том числе и людей, владевших искусством читать кохау ронгоронго, было вывезено с острова в рабство в Перу.

Обнаружены в 1864 году епископом Э. Эйро (фр.), который утверждал, что дощечки эти были практически в каждом доме, однако островитяне уже практически не могли их читать из-за недавних трагических событий. Уже через два года почти все таблички, которые он видел, погибли, то ли от его собственных рук, то ли во время междоусобиц (И. К. Фёдорова в последних работах категорически отрицает причастность Эйро к их уничтожению[1]; в своей более ранней работе она излагала распространённое мнение о том, что Эйро содействовал их уничтожению как языческих[2]). Последний знавший ронгоронго рапануец, Вике, умер в 1866 году[3].

Основную коллекцию удалось собрать архиепископу Флорентин-Этьен (Тепано) Жоссану (англ.) с помощью миссионера Ипполита Русселя. Кроме того, Жоссан познакомился с переселившимся на Таити рапануйцем Меторо Тау а Уре, который утверждал, что в молодости учился в школе ронго-ронго и может читать дощечки[4]. К «чтениям» Меторо современные учёные относятся крайне скептически, называя их плодом его фантазии[5].

Одну из дощечек Жоссан в 1871 году подарил приплывшему на Таити российскому этнографу Н. Н. Миклухо-Маклаю[6]. Другую дощечку Миклухо-Маклай приобрёл, вероятно, на Мангарева, и привёз их в Санкт-Петербург, передав в Кунсткамеру, где они и хранятся по сей день.

Всего в настоящее время, по подсчётам И. К. Фёдоровой, известно 11 полных текстов кохау ронгоронго и 7 крайне испорченных[7].

Эти надписи содержат 14 083 знака в 314 строках[3].

Устная традиция самих рапануйцев утверждает, что основатели их культуры приплыли со своей прародины на остров Пасхи с 67 табличками с ронго-ронго. Однако некоторые исследователи[какие?] сомневаются, что у островитян была письменность на момент прибытия европейцев. Когда испанцы аннексировали остров Пасхи в 1770 году, они подписали с местными вождями договор, на котором те оставили свои знаки. Возможно, знакомство с европейской письменностью могло подвигнуть рапануйцев развить собственную — подобно тому, как это случилось с Секвойей и письмом чероки. Впрочем, существуют и аргументы самостоятельного изобретения ронго-ронго: так, глиф 67 (Rongorongo glyph 67), видимо, изображает пальму острова Пасхи, исчезнувшую около 1650 года.

Опыты дешифровки[править | править код]

С тех пор учёные со всего мира пытаются расшифровать ронго-ронго. Значительный вклад в исследование сделали Т. Бартель, Ю. В. Кнорозов и Н. А. Бутинов, И. К. Фёдорова, а также многие другие. Тем не менее, отсутствует консенсус даже в определении типа письменности, не говоря уже о конкретных чтениях.

Значительным этапом в изучении ронго-ронго явилось составление в 1950-е годы Т. Бартелем (англ.) корпуса знаков и графем, включившего как отдельные знаки, так и их сочетания (лигатуры). Примерно «120 основных составных частей» и «приблизительно 1500—2000 разных сочетаний» были сгруппированы им под «790 индексами»[8].

Тур Хейердал предполагал, что впервые надписи ронго-ронго были выполнены в Южной Америке и завезены сюда индейцами[источник не указан 128 дней]. По предположению Тура Хейердала, заселение острова Пасхи выходцами из Южной Америки происходило в три этапа. Переселенцы, которые в пасхальских легендах называются «махинго», появились на острове Пасхи приблизительно в начале второго тысячелетия нашей эры, и они уже имели собственную письменность. Можно полагать, что они завезли ее на остров Пасхи, как частицу собственной культуры. По свидетельству Тура Хейердала, на одной из самых ранних рапануйских статуй, изготовленной этими первопоселенцами, сохранились до сих пор недешифрованные знаки, которые встречаются и на табличках ронго-ронго[источник не указан 128 дней].

Известный теоретик грамматологии И. Гельб считал, что это не письменность, а только магические рисунки, аргументируя это тем, что его знаки так похожи друг на друга, различаясь лишь в отношении мелких деталей, что попытка их дифференцировать наталкивается на огромные трудности[9].

Например, Тепано Жоссан предполагал, что ронго-ронго это идеографическое (то есть понятийное) письмо, а В. Истрин считал, что это пиктографическое, (то есть рисуночное письмо)[10]. Д. Дирингер воспринимал ронго-ронго как пиктографическое и одновременно мнемоническое[10]. Т. Бартель утверждал, что пасхальские таблички представляют собой своеобразное примитивно-понятийное письмо[10]. В отличие от них Ю. В. Кнорозов и Н. Бутинов утверждали, что это морфемно-силлабическое письмо[10].

Российский исследователь П. П. Рубцов насчитал всего около девяноста знаков рапануйской письменности, на основе чего полагал, что письменность ронго-ронго является силлабическим (слоговым) письмом[11] Кроме того, П. П. Рубцов, как и Тур Хейердал, считал, что заселение острова Пасхи и культурные традиции на остров были привнесены первой волной переселенцев из Южной Америки.

Питер Бак, (Те Ранги Хироа) писал: «Загадка острова Пасхи была запутана трактовкой декоративных дощечек, как формы письменности, которая, как известно, чужда полинезийской культуре. Культура жителей острова Пасхи была приписана никогда не существовавшему мифическому народу. Попытки откопать вымершую цивилизацию потонувшего материка, чтобы объяснить памятники созданные силами жителей острова Пасхи, — это величайший из комплиментов…»[источник не указан 128 дней].

Дж. Ги (1982) находит на дощечках «высокоразвитую форму смешанного фонетико-идеографического письма, которое характеризуется различными стилями, отражающими, конечно, местные „школы“ и эволюцию во времени»[12].

Новозеландский исследователь С. Р. Фишер (в монографии 1997 года) считает, что дощечки «в большинстве своем воспроизводят магическую формулу оплодотворения, зафиксированную в поздней версии о сотворении мира, и строятся на повторении продуцирующей формулы: агент X соединился с агентом Y и породил объект(ы) Z»[13]. По иронической характеристике К. И. и И. К. Поздняковых, «получается чехарда, в которой все совокупляются в самых невероятных комбинациях»[14].

Две книги и ряд статей по проблемам рапануйской письменности (а также два тома переводов других рапануйских текстов) опубликовала петербургская исследовательница И. К. Фёдорова (1931—2010). Первый вариант дешифровки, коренным образом пересмотренный ей в дальнейшем, был опубликован в статье 1982 года (в нём, в частности, допускалось наличие в текстах родословных и списков данников[15]), а окончательный — в монографиях 1995 и 2001 годов.

Основные положения её работ 1990—2000-х годов таковы:

  • Письмо ронго-ронго восходит к петроглифике острова Пасхи, многие его знаки совпадают с наскальными рисунками[16].
  • Для письма ронго-ронго характерны три вида знаков:
  1. идеограммы, или знаки, передающие названия изображаемых объектов и ассоциируемые с ними морфемы;
  2. знаки-омографы, используемые для передачи омонимов по ассоциации звуков;
  3. знаки «ключевые», или детерминативы, указывающие на группу объектов[17] (вместе с тем в работе 1982 года Фёдорова ещё признавала возможность существования знаков, обозначающих служебные морфемы и аффиксы[18]).
  • В основном записи на дощечках — это магические формулы, направленные на увеличение урожая[19].

Лингвист К. И. Поздняков (в соавторстве с И. К. Поздняковым) подверг дешифровки, опирающиеся на каталог Бартеля, серьёзной критике, указав, в частности, что «имеются десятки примеров, в которых в параллельных текстах знаку 6 в одном тексте соответствует знак 64 в другом тексте», и трактовки Фёдоровой, при которой знак 6 читается как mau «брать», а знак 64 — как tonga «сорт ямса», крайне маловероятны[20]. По их оценке, и дешифровка Фишера, и дешифровка Фёдоровой страдают крайней однообразностью и уже поэтому сомнительны.

Соавторы пришли к выводу, что рапануйское письмо содержит только 52 знака (99,7 % знаков в корпусе текстов); это хорошо сочетается с числом слогов в рапануйском языке, который, как и другие полинезийские, отличается крайне бедным фонетическим инвентарем (10 согласных фонем и 5 гласных, итого 55 слогов, включая 5 из одних гласных). Отец и сын Поздняковы сопоставили относительную частоту односложных, двусложных, трёхсложных и четырёхсложных слов в корпусе иных рапануйских текстов и корпусе письма ронго-ронго (при гипотезе его силлабической природы) и получили хорошо согласующиеся результаты[21].

В 2019 г. А. И. Давлетшин (ИВКА РГГУ) выступил с докладом о предварительном грамматическом анализе текстов кохау-ронго-ронго. Согласно его точке зрения, хотя структурно-морфологические и синтаксические особенности текстов и обнаруживают сходство с полинезийскими языками, однако больше всего они напоминают не современный язык аборигенов о. Пасхи (рапануи), а реконструируемый восточно-полинезийский язык[22].

Примечания[править | править код]

  1. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 69
  2. Фёдорова И. К. Исследование рапануйских текстов // Забытые системы письма. М.: Наука, 1982. С. 23
  3. 1 2 Wells B. Scripts, Undeciphered // Encyclopedia of Language and Linguistics. In 14 vol. Elsevier, 2006. Vol. 12. P. 41
  4. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 70
  5. Фёдорова И. К. Исследование рапануйских текстов // Забытые системы письма. М.: Наука, 1982. С. 34-36; Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 80
  6. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 69
  7. Фёдорова И. К. Исследование рапануйских текстов // Забытые системы письма. М.: Наука, 1982. С. 37
  8. изложено по: Гельб И. Е. Опыт изучения письма (Основы грамматологии). М.: Радуга, 1982. С. 255
  9. Гельб И. Е. Опыт изучения письма (Основы грамматологии). М.: Радуга, 1982. С. 9, 255
  10. 1 2 3 4 А. М. Кондратов. Тайна кохау ронго-ронго.
  11. П. П. Рубцов, Ф. П. Эльдемуров. Тайнопись букв и иероглифов. — 2005.
  12. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 75, со ссылкой на статью: Guy J. Fused Glyphs in the Easter Island Script // Journal of the Polynesian Society. 1982. Vol. 91
  13. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 71
  14. Поздняков И., Поздняков К. Рапануйская письменность и рапануйский язык: предварительные результаты статистического анализа // Антропологический форум. 2005. № 3. С. 176 (недоступная ссылка)
  15. Фёдорова И. К. Исследование рапануйских текстов // Забытые системы письма. М.: Наука, 1982. С. 57, 66
  16. Фёдорова И. К. Дощечки кохау ронгоронго из Кунсткамеры. СПб., 1995. С. 9
  17. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 78
  18. Фёдорова И. К. Исследование рапануйских текстов // Забытые системы письма. М.: Наука, 1982. С. 23
  19. Фёдорова И. К. «Говорящие дощечки» с острова Пасхи. СПб., 2001. С. 81
  20. Поздняков И., Поздняков К. Рапануйская письменность и рапануйский язык: предварительные результаты статистического анализа // Антропологический форум. 2005. № 3. С. 171—172 (недоступная ссылка)
  21. Поздняков И., Поздняков К. Рапануйская письменность и рапануйский язык: предварительные результаты статистического анализа // Антропологический форум. 2005. № 3. С. 179 (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 19-12-2016 [1733 дня])
  22. А. И. Давлетшин. «Грамматика текстов ронгоронго: Материалы к дешифровке иероглифической письменности о-ва Пасхи». Доклад на Семинаре по сравнительно-историческому языкознанию и древним языкам ИЯ РАН 5.3.2019.

Литература[править | править код]

  • Фёдорова И. К. Говорящие дощечки с острова Пасхи. Дешифровка. Чтение. Перевод. — СПб., 2001. — 382 с. — ISBN 5-88431-056-0.
  • Barthel Th. S. Grundlagen zur Entzifferung der Osterinselschrift. Hamburg, 1958.
  • Fischer S. R. Rongorongo. The Easter Island Script. Oxford, 1997.

Ссылки[править | править код]