Магия и религия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Магия и религия являются частью общей культуры и миропонимания[1]. Западная традиция отличает магию от религии, однако это отличие, как и само определения магии является обширным полем для дискуссий[2].

В советском религиоведении считалось, что «магия является составной частью и всех современных религий»[3]. Современные религиоведы используют более нейтральную формулировку, указывая, что «культовая практика исторических религий включила в себя в качестве составного элемента традиции всех типов магии, переосмыслив их при этом в духе собственного вероучения и подчинив их своим задачам»[4].

Магия как религиозное жречество[править | править код]

«Поклонение волхвов» (нидерл. Aanbidding der Koningen — Поклонение царей). Рембрандт

Маги (др.-перс. 𐎶𐎦𐎢𐏁 maguš) — жрецы и члены жреческой касты в Древнем Иране, а также в ряде соседних с Ираном стран. Маги играли большую роль в политической жизни Древнего Ирана; на ранних этапах государственности в целом поддерживали царскую власть в борьбе против родовой знати; при Сасанидах маги были в основном оплотом консервативных норм общественной жизни. В эллинистический период и позднее слово «маги» стало обозначать волшебников и астрологов[5]. В древней Ассиро-Вавилонии магия была одной из важнейших отраслей знания, однако уже там маги существенно отличались от жрецов; жертву богам, например, приносят жрецы, а изъясняют сны, предсказывают будущее волхвы, маги, мудрецы. У них был свой глава или начальник, так называемый раб-маг, который, как и другие высшие чины, носившие соответствующие титулы (раб-сарис, раб-сак), был одним из ближайших соратников вавилонского царя (Иерем. XXXIX, 3 и 13).

Антропологические и психологические перспективы[править | править код]

Основной постулат антропологии первой половины XX века состоял в том, что между магией и религией существует полная непрерывная связь, преемственность[6][7].

Магическое мышление в различных формах является культурным универсальным и важным аспектом религии. Магия распространена во всех обществах, независимо от того, были верования общества организованы в религию или остались в более примитивных формах анимизма или шаманизма. Религия и магия концептуально разошлись с развитием западного монотеизма, где возникло различие между сверхъестественными событиями, санкционированными господствующей религиозной доктриной (чудесами), и магией, основанной на народных верованиях или оккультных манипуляциях. В домонотеистических религиозных традициях нет принципиального различия между религиозной практикой и магией[6].

Однако теория об эволюционной последовательности магии, религии и науки в настоящее время отвергнута[8].

Магия длительное время рассматривается как архаичное мировоззрение, форма иррациональной веры, лишённой внутренней духовной ценности религии или рациональной логики науки. Религия, согласно мнению известного антрополога Эдуарда Тайлора, включает непосредственные личные отношения между людьми и духовными силами; в наивысшей форме религиозности — это отношения с индивидуальной, самосознающей всемогущей духовной сущностью. Магия, с другой стороны, характеризуется как внешняя, безличная и механистичная, основанная на технических актах волеизъявления. Маг желает манипулировать сверхъестественными силами, в то время как религиозный человек в молитве лишь просит высшие силы; это различие было исследовано Брониславом Малиновским в его работе о жителях островов Тробриан. Более того, согласно Эмилю Дюркгейму, религия — общественна, коммунальна, поскольку её последователи, связанные общей верой, формируют религиозную организацию. Магия, напротив, не даёт постоянных взаимоотношений между своими последователями, лишь временно связывая магов с людьми, которым они предоставляют свои услуги. Исследования Альфреда Радклифф-Брауна на Андаманских островах показали, что магия тоже может иметь общественный аспект[2].

Функциональные различия между религией и магией[править | править код]

Ранние социологические интерпретации магии Марселем Моссом и Анри Хьюбертомruen подчеркивали социальные условия, в которых развивается феномен магии[9]. По их мнению, религия является выражением структуры социума и служит для поддержания сплоченности сообщества (поэтому религия является публичной), а магия является индивидуалистическим действием (и, следовательно, частным, приватным)[9].

Ральф Мерифилдruen, британский археолог, которому приписывают создание первого полнометражного тома, посвященного рассмотрению магии с позиций материальной культуры[10], определил различия между религией и магией так: "«Религия» используется для обозначения веры в сверхъестественные или духовные существа; «магия» - есть использование практик, предназначенных для контроля оккультных сил и влияния на события; ритуалы, следование предписаниям, или обычное поведение может быть религиозным, если оно предназначено для успокоения или обретения благосклонности сверхъестественных существ, однако все эти же действия или бездействия могут быть магическими, если они предназначены для влияния через симпатическую связь, для контроля над сверхъестественными существами, людьми или общественными процессами, если его цель состоит в том, чтобы укрепить организованность социума или способствовать развитию общественных коммуникаций"[11].

В 1991 году Хенк Версельrunl утверждал, что магия и религия функционируют по-разному и что их можно разделить по четырем признакам: намерение - магия используется для достижения ясных и конкретных целей для человека, тогда как религия менее целеустремленная и склонна ставить перед последователями долгосрочные и абстрактные цели; мировоззрение - магия манипулятивна, поскольку процесс воздействия пребывает в руках практика, это «инструмент принуждения и руководства» сверхъествественных сил или сил природы, в отличие от религиозного построения отношения со сверхъествественными существами на базе «смиренных молитв и просьб»; действие - магия - это применение техник, часто требующее определенных профессиональных навыков для выполнения некоего действия, тогда как религия не зависит от умений оператора, но лишь от желания и настроения богов; социальность - магические цели противоречат интересам общества (поскольку личная выгода практика магии даёт ему несправедливое преимущество перед окружающими), тогда как религия ставит перед своими последователями более благотворные и положительные для социума цели[12].

Такое разделение терминов «религия» и «магия» оспаривается. Считается, что отказ от термина «магия» в пользу словосочетания «вера в духовных существ» позволит лучше понять все связанные с этими явлениями ритуальные практики[13]. Однако именно использование слова «магия» наряду с «религией» является одним из способов понять сверхъестественный мир, даже если какой-то другой термин сможет в конечном итоге занять его место[12].

Религиозные практики и магия[править | править код]

Магия, как и религия, использует ритуалы[11]. Большинство культур имеют или имели в прошлом ту или иную форму магической традиции, построенную на взаимосвязи с духами, подобно шаманизму. Это могла быть народная традиция, исчезшая после установления одной из основных мировых религий, таких как иудаизм, христианство, ислам или буддизм, или она все ещё может сосуществовать вместе с одной из этих мировых религий[14]. Коптские христиане использовали в своей религиозной практике магические заклинания с I по XII век[14].

Магия и авраамические религии[править | править код]

Магия и христианство[править | править код]

Христианские взгляды на магиюruen сильно отличаются среди различных конфессий и последующих им людей[источник не указан 448 дней]. Некоторые христиане активно осуждают любую форму магии как сатанинскую, считая, что она открывает путь для одержимости демонами. Другие просто отвергают это как суеверие.[источник не указан 447 дней] И наоборот, некоторые ветви эзотерического христианства активно используют магические практики[источник не указан 448 дней].

На протяжении всего своего расцвета в период Возрождения магия подвергалась острой критике богословов, как католических, так и протестантских[15]. В советском религиоведении считалось, что «пережитки магических обрядов сохраняются и в христианстве (таинства причащения, миропомазания, молитва и др)»[3]. Такую же точку зрения высказывает и ряд современных религиоведов[16][17]. Православное и католическое богословие, однако, категорически отрицает связь христианства и магии. В Православной энциклопедии утверждается, что «подлинная религиозность чужда магизму, ставящему на место молитвы, веры и жертвенной любви волхвование, заклятие, принуждение. В этом проявляется его глубинная связь с грехопадением, с притязаниями человека утвердить свою волю выше воли Божественной»[18]. По мнению православного богослова А. В. Кураева, колдовство является бессмысленным богоборчеством, а понятия сглаз, порча, заговоры, привороты являются вредным суеверием[19]. Согласно Католической энциклопедии, «магия как практика в христианстве не имеет места. <…> Католическое богословие порицает магию и любые попытки её практикования, рассматривая её как тяжкий грех»[20]. В официальном Катехизисе Католической церкви указано что «все практики магии и колдовства являют полную противоположность достоинству религии» и должны быть осуждены[21].

Магия и ислам[править | править код]

В исламе колдовство и магия называется сихром (араб. سحر‎) и считается одним из грехов. Обучение колдовству происходит через злых духов. В Коране оппоненты пророка Мухаммада называли его проповеди «колдовством, переданным ему кем-либо», а его самого «колдуном» (сахир) или «околдованным» (масхур), однако сам Мухаммад не допускал приложения к себе этих терминов, так как считал свою миссию принципиально отличной по характеру и предназначению[22]. В Коране колдовство связано прежде всего с Египтом, где жил пророк Муса (Моисей) и с Вавилоном, где жили ангелы Харут и Марут[23], которым колдовство было ниспослано Аллахом, для того, чтобы они предложили его людям как искушение. Ислам подчеркивает, что подлинное знание исходит лишь от Аллаха, а колдовство ложно (от шайтанов)[22]. Центром оккультных наук в Арабском халифате долгое время был Египет, однако позднее центр сместился, по-видимому, в страны Северной Африки (магриб). Это явление, очевидно, связано с деятельностью суфийских братств (тарикат) воспринявших наследие языческой Африки[22].

Позиция мусульманского богословия по отношению к колдовству, формировалась под влиянием Корана, а также в ходе полемики о святых (авлия) и чудесах (муджизат, карамат). Мутазилиты рассматривали чудеса как колдовство. В период между X и XIII вв. в суннитском богословии представление о колдовстве отделилось от представления о чудесах, а сама магия стала делиться на «законную» и «запретную»[22]. Считается, что колдовство основано на связи колдуна с джиннами. Те, кто практикует «законную» магию, достигают этой цели после обращения к Аллаху за помощью, а занимающиеся «запретной» магией, связываются с джиннами. В мусульманском мире колдовство иногда запрещалось под страхом смерти. По мнению мутазилитов, ханафитов и шафиитов «запретная» магия сводится к воздействию на субъективные ощущения при помощи различного рода ухищрений (использование благовоний, наркотиков и т. п.), а сущность вещей при этом не изменятся. «Законная» магия подразделялась на «высокую» (ульви), или «божественную» и «низкую» (суфли), или «дьявольскую»[22].

Имам аль-Газали порицал колдовство, хотя не подвергал сомнению саму возможность использования могущества джиннов. Различного рода магические действия и оккультные знания составили одну из важнейших сторон культуры мусульманских народов Средневековья. Практически ни одно из серьёзных философских сочинений не обходилось без глав, посвященных колдовству. В качестве талисманов (сабаб) часто выступают отдельные суры и аяты Корана[22].

Магия и буддизм[править | править код]

В буддизме на четвёртой стадии дхьяны считается, что практикующему медитацию буддисту становятся доступны следующие сверхспособности (абхиньянья)[24]:196—197:

  • Божественный слух (способность слышать звуки любых миров[25]:90);
  • Божественное зрение (способность видеть любые явления, включая неземные[25]:90);
  • Способность вспоминать прошлые жизни (как свои, так и других людей);
  • Способность читать чужие мысли (телепатия);
  • Способности творить чудеса (сиддхи):

Данные сверхспособности, согласно учению, могут получить практикующие йогины и некоторые маги. Но ещё одна сверхспособность может быть доступна только тем, кто смог достичь нирваны и прекратить страдания. Данная шестая сверхспособность включает в себя «знание, прекращающее влияния чувственных желаний, ложных взглядов и тьмы невежества». Согласно буддийским текстам, легендарной фигуре Гаутамы Будды приписывается обладание такими способностями[25]:90—91.

Тем не менее, первые пять сверхспособностей не дают буддисту познания высшей истины. Кроме того, существует большая опасность того, что адепт получит привязанность к магическим способностям и тем самым к миру. По этой причине стремление к сверхспособностям не допускается в буддийском учении. Магические силы, полученные побочно, разрешается применять только для уничтожения омрачений ума (асов), что культивирует упеккху или высшее бесстрастие[24]:197.

Магию, согласно «Сутре о плодах подвижничества», не допускается использовать для зарабатывания денег[24]:128. Ещё одним ограничением в применении магии для буддистов также является следующее указание Будды, который, согласно легенде, услышав, что один из его последователей левитировал перед другими людьми, заявил, что «монах, демонстрирующий сверхъестественные способности перед мирянами, похож на женщину, показывающую на публике свои гениталии» и наложил запрет на использование сверхспособностей таким способом[25]:130. Сам Будда, согласно упоминанию в Типитаке, совершил 3500 чудес. Одним из примеров таких чудес является мгновенное перемещение Будды с учениками с одного берега разлившегося Ганга на другой[27]:244.

Особым магическим направлением в буддизме является тантризм. Тантризм утверждает, что любые мысли и действия человека имеют прямую связь с высшими силами, которые таким образом проявляют себя в мире[24]:225. С помощью дхарани (заклинаний) и мантр (магических слогов[24]:230) тантрист добивается результатов, аналогичных результатам других буддистов при практике медитации и соблюдения моральных норм[24]:226. Также данное направление применяет магические обряды для «высвобождения естественной энергии человека»[24]:232. В ряде тантрических текстов описываются также ритуальные способы применения вредоносной магии уничтожения и подчинения, но там же и отмечается, что такая магия может применяться только «ради блага живых существ (например, для истребления врага, способного уничтожить в данной стране буддизм или монашескую общину)»[28]:41.

Японские буддийские школы хоссо, тэндай и сингон также характеризовались магическим мировоззрением[26]:149.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Encyclopædia Britannica online: "Magic", Conclusion'.
  2. 1 2 John F.M. Middleton, Robert Andrew Gilbert, Karen Louise Jolly Magic // Encyclopædia Britannica. Encyclopædia Britannica Online. Encyclopædia Britannica Inc., 2012
  3. 1 2 Новиков, 1987, с. 143.
  4. Магия // Религиоведение: Энциклопедический словарь / Под ред. А. П. Забияко, А. Н. Красникова, Е. С. Элбакян. — М.: Академический Проект, 2006. — 1254 с. — ISBN 5-8291-0756-2
  5. Маги // Советская историческая энциклопедия.
  6. 1 2 Кассирер, Эрнст (1944) An Essay On Man, pt.II, ch.7 Myth and Religion, pp.122-3. Цитата (английский):
    It seems to be one of the postulates of modern anthropology that there is complete continuity between magic and religion. [note 35: See, for instance, RR Marett, Faith, Hope, and Charity in Primitive Religion, the Gifford Lectures (Macmillan, 1932), Lecture II, pp. 21 ff.] ... We have no empirical evidence at all that there ever was an age of magic that has been followed and superseded by an age of religion.
  7. Маретт, Роберт Рейналф (1932) Faith, Hope and Charity in Primitive Religion Архивировано 19 ноября 2011 года., в Gifford Lecturesruen. Лекция II Hope. Цитата (английский):
    In conclusion, a word must be said on a rather trite subject. Many leading anthropologists, including the author of The Golden Bough, would wholly or in the main refuse the title of religion to these almost inarticulate ceremonies of very humble folk. I am afraid, however, that I cannot follow them. Nay, I would not leave out a whole continent from a survey of the religions of mankind in order to humour the most distinguished of my friends. Now clearly if these observances are not to be regarded as religious, like a wedding in church, so neither can they be classed as civil, like its drab equivalent at a registry office. They are mysteries, and are therefore at least generically akin to religion. Moreover, they are held in the highest public esteem as of infinite worth whether in themselves or for their effects. To label them, then, with the opprobrious name of magic as if they were on a par with the mummeries that enable certain knaves to batten on the nerves of fools is quite unscientific; for it mixes up two things which the student of human culture must keep rigidly apart, namely, a normal development of the social life and one of its morbid by-products. Hence for me they belong to religion, but of course to rudimentary religion—to an early phase of the same world-wide institution that we know by that name among ourselves. I am bound to postulate the strictest continuity between these stages of what I have here undertaken to interpret as a natural growth.
  8. Sir James George Frazer // Encyclopædia Britannica. Encyclopædia Britannica Online. Encyclopædia Britannica Inc., 2013. Web. 15 May. 2013
  9. 1 2 Pasi, M. 2006. "Magic". in von Stuckrad, K. (ed.) The Brill Dictionary of Ancient Religion. Volume III. M-R. Leiden and Boston, Brill. 1134-1140.
  10. Houlbrook, C. and Armitage, N. 'Introduction: The materiality of the materiality of magic', in Houlbrook, C. and Armitage, N. (eds.) The Materiality of Magic: An artefactual investigation into ritual practices and popular beliefs.Oxford and Philadelphia, Oxbow Books. 1-13.
  11. 1 2 Merrifield, R. 1987. The Archaeology of Ritual and Magic. London, Guild Publishing.
  12. 1 2 Versnel, H. S. 1991. “Some Reflections on the Relationship Magic-Religion.” Numen 38 (2). 177-195.
  13. Otto, B-C. 2013. "Towards Historicizing 'Magic' in Antiquity", Numen 60. 308-347.
  14. 1 2 Meyer, Marvin W. (1999). Ancient Christian Magic Coptic Texts of Ritual Power. ISBN 9780691004587
  15. Фрэнсис А. Йейтс. Джордано Бруно и герметическая традиция. — М.: Новое литературное обозрение, 2000 (F.Yates. Giordano Bruno and the hermetiс tradition. Chicago-London: The University of Chicago Press, 1964) ISBN 5-86793-084-X
  16. Миронов А., Бабинов Ю. Основы религиоведения: Рабочая книга преподавателя и студента. М.: НОУ, 1998. — С. 28.
  17. Радугин А. А. Введение в религиоведение. — М.: Центр, 2000.
  18. Шмалий В. В. Бог // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2002. — Т. V : «Бессонов — Бонвеч». — С. 387-433. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  19. Кураев А. В. Оккультизм в православии. Архивная копия от 31 января 2017 на Wayback Machine / Диакон Андрей Кураев. — М.: Благовест, 1998. — 380, [1] с.; 20 см. — ISBN 5-7854-0053-7
  20. Arendzen, J. Occult Art, Occultism Архивная копия от 24 октября 2018 на Wayback Machine. // The Catholic Encyclopedia. — New York: Robert Appleton Company, 1911.
  21. Cathechism of the Catholic Church. Part three: Life in Christ. Section two: The Ten Commandments, 2117
  22. 1 2 3 4 5 6 Ислам: ЭС, 1991, с. 211.
  23. аль-Бакара 2:102
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 Лысенко, 2003.
  25. 1 2 3 4 5 Андросов, 2001.
  26. 1 2 Дюмулен, 2003.
  27. Крывелёв, 1988.
  28. Торчинов, 2002.

Ссылки[править | править код]