Муганская советская республика

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Историческое государство
Муганская Советская Республика
Флаг
Флаг
 Flag of None.svg
Flag of Azerbaijan 1918.svg 
Столица Ленкорань
Форма правления Советская республика
Главы государства
Председатель Совета
 •  Д. Д. Чиркин
Политический комиссар Реввоенсовета
 •  Т.И. Ульянцев-Отраднев

Муганская Советская Республика[1][2] или Ленкоранская Советская Республика[1][2] — советская республика, существовавшая с 15 мая по 23 июля 1919 года в Ленкоранском уезде Бакинской губернии на юге Азербайджана.

Предыстория[править | править код]

Русская революция[править | править код]

Мугань накануне двух революций располагалась в пределах Джеватского и Ленкоранского уездов Бакинской губернии. Конфликт между русским переселенцам и азербайджанским населением в Муганской долине вспыхнул уже в первые недели после Октябрьской революции и перерос в многомесячное взаимное истребление[3].

Временное правительство России медлило с проведением выборов в Учредительное собрание, подготовка к которым началась сразу после Февральской революции. Свергнув Временное правительство, большевики сформировали новое правительство — Совнарком РСФСР, назначившее выборы во Всероссийское учредительное собрание. Они показали раскол многонационального государства. Если в городах среди русских рабочих и солдат популярностью пользовались эсеры и большевики, то в остальном в городах и деревнях Восточного Закавказья победа была за Дашнакцутюн и Мусават, а в Западном Закавказье за меньшевиками. Результаты выборов по Ленкорани показали, что из 64,183 голосов избирателей партия Мусават получила 53,910; Иттихад — 7,625; эсеры — 848; большевики — 789 голосов[4]. Однако 6 января 1918 года Всероссийский ЦИК распустил Учредительное собрание, а 18 января акт подтвердил III Всероссийский Съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов.

На пространстве распадающейся Российской империи, тем временем, начинаются складываться две крупные военно-политические группировки, противостоящих друг другу — партия большевиков и их сторонники с одной стороны и Белое движения с другой. Если большевики опирались на промышленный пролетариат, то белогвардейское ряды составили общепатриотически настроенные военные, монархисты и не принявшие большевистский режим социалисты и демократы. Белогвардейцы шли под лозунгом «За Великую, Единую и Неделимую Россию», в то время как большевики провозгласили курс на интернационал, «самоопределения наций» и мировую революцию. Так, дворянин Б. А. Хошев, прибывший в Мугань после Февральской революции, не уехал, чтобы «хоть там спасти отдалённый клочок дорогой и истерзанной Родины»[5]. Помимо белогвардейцев и красноармейцев, в борьбу вовлекались и другие политические силы (например меньшевики и миллионная партия эсеров), а в районах Закавказья такие национальные партии как Дашнакцутюн, Мусават.

Развёртывание Гражданской войны в регионе[править | править код]

2 (15) ноября 1917 года в Баку на заседании Бакинского Совета (Баксовета) без вооружённой борьбы была провозглашена Советская власть (правые эсеры, меньшевики и дашнаки демонстративно покинули заседание, а левые эсеры блокировались с большевиками)[6]. Спустя несколько дней, 15 (28) ноября, грузинские меньшевики, эсеры, армянские дашнаки и азербайджанские мусаватисты составили в Тифлисе Закавказский комиссариат, который распространил свою власть на всё Закавказье, кроме Баку. Сам Баку в марте 1918 года стал ареной кровопролитных событий, завершившийся укреплением власти Баксовета.

По материалам газеты «Бакинский рабочий» 12 апреля в Ленкорань Баксоветом был направлен отряд численностью в 280 человек, образованный из рабочих. В освобождённом от контрреволюционеров городе установилась Советская власть, а бывший царский полковник барон Остен-Сакен и несколько мусаватских офицеров оказались в плену[7]. В исследовании Т. Ф. Ермоленко и О. М. Морозовой сказано, что 15-16 апреля[8] (в другой работе О. М. Морозовой указан 27-29 марта)[9] из Баку в Ленкорань прибыл пароход «Александр Жандр» с 40 людьми и вооружением, что изменило расстановку сил в городе и его окрестностях. На его борту находился десантный отряд под начальством Григория Арустамова, состоявший из русских муганцев и бакинских армян. Национальный Совет, олицетворяя местную власть, признал власть Баксовета. Вскоре сюда прибыли образованные на базе рабочих отрядов ряд батальонов и в числе этих отрядов была некоторая часть армянских дашнаков[10].

Состоявшийся вскоре съезд избрал Исполком Мугани или Временный Комитет, в состав которой вошли правые эсеры, левые эсеры и большевики[11]. Первая Советская власть на Мугани носила эсеровский характер. Гнездом правых эсеров назвал Ленкорань бывший член Особого бакинского отряда И. Файковский, но по замечанию Арустамова тогда все называли себя эсерами[12].

25 апреля на расширенном заседании Бакинского Совета было образовано местное правительство — Бакинский Совет Народных Комиссаров (азерб.), состоящий из большевиков и левых эсеров[13]. 1 мая в Ленкорани состоялся митинг с участием до 2 тысяч человек[14]. Резолюция первомайского митинга гласила: «Признать власть Советов, как в центре — Баку, так и организующуюся советскую власть гор. Ленкорани»[15]. Как писал на страницах «Правды» И. В. Сталин: «…Баку, цитадель Советской власти в Закавказье, от Ленкорани и Кубы до Елизаветполя, с оружием в руках утверждает права народов Закавказья, всеми силами старающихся сохранить связь с Советской Россией»[16].

Обостряла ситуацию и развернувшейся военная интервенция. Закавказский сейм, созванный 10 (23) февраля Закавказским комиссариатом, не смог противостоять наступлению турецких войск. Османская империя, намереваясь не допустить вмешательства Советской России, с которой она заключила Брест-литовский мир и чтобы развязать себе руки, настаивали на независимости Закавказья. Этот ультиматум был принят Закавказским сеймом, который провозгласил 22 апреля независимость Закавказской демократической федеративной республики[17]. Однако спустя месяц это государство распалось. 28 мая в Тифлисе Национальный совет Азербайджана, ведущую роль в котором играла партия «Мусават», принял декларацию о независимости Азербайджанской Демократической Республики (АДР) в пределах нескольких административных единиц бывшей империи, в том числе Бакинской губернии. АДР заручилась турецкой военной поддержкой и совсем скоро между турецко-азербайджанскими войсками и вооружёнными формированиями Баксовета развернулись боевые действия.

31 июля Бакинский Совнарком на чрезвычайном заседании Бакинского Совета ушёл в отставку и уже 1 августа образовалось новое правительство — Диктатура Центрокаспия, состоящая из дашнаков, правых эсеров и меньшевиков[18]. На Мугани за падением Бакинской коммуны последовало образование «Диктатуры пяти». В её состав вошли Д. Н. Кропотов, Ильяшевич, Шиманов, Сухоруков, С. Б. Саратиков[9]. Кроме офицера и дворянина[19] Д. Н. Кропотова, царского полковника[12] Ильяшевича и Шиманова, остальные двое были представителя прежней власти — Исполкома Мугани, причём Сухоруков являлся эсером, а С. Б. Саратиков большевиком, хотя другие большевики постепенно покинули Ленкорань[20].

В промежуток времени, начиная с сентября 1918 и по январь 1919 годов, Диктатуру пяти сменила Муганская краевая управа[9]. Вначале она ориентировалась на Главнокомандующего войсками и флотом в Прикаспийском крае Л. Ф. Бичерахова, а затем на назначенного командующим Добровольческими войсками на Кавказе — генерала М. А. Пржевальского[9]. Опиралась же она на вооружённые отряды полковника Ильяшевича[21]. Этот режим в воспоминаниях моряка М. Судайкина назван чем-то «вроде советской власти»[22]. Примечательным является то, что на её службе находились батальоны, присланные весной 1918 года Баксоветом[23].

В сентябре турецко-азербайджанские войска заняли Баку. Правительство Диктатуры Центрокаспия бежало. Вскоре сюда из Гянджи переехало правительство Азербайджанской Демократической Республики[24]. Существовавшая в крае эсеровская[21] Краевая управа фактически не признавало это правительство. В отношении Мугани Управа вынашивало планы превратить её в основную военно-стратегическую базу Добровольческой армии на юге Каспия, а также оказать помощь генералу А. И. Деникину по захвату Азербайджана[25]. Не оставались в стороне и их противники. Бакинские большевики собирались в Баку провести майскую забастовку рабочих-нефтяников, а намерением командования Красной армии являлось создание на юго-западном побережье Каспия стратегического плацдарма, откуда в тот период планировалось наступление на Баку с юга и, при наличии на то условий, превратить майскую забастовку в вооружённое восстание[26].

История[править | править код]

Провозглашение Советской власти[править | править код]

Управа допустила существование на Мугани какого-то Комитета связи, который для советских мемуаристов носил нелегальный характер, что не подтверждается русским офицером-пограничником В. А. Добрыниным[27]. После того как поручик Б. А. Хошев покинул Ленкорань, разоружив перед уходом ленкоранские части, Муганская краевая управа стала терять власть. Активизировались просоветские элементы. В. А. Добрынин писал:

«Краевая управа распалась сама собой, т.к. представители от Муганских сёл разъехались по домам, а остальные члены, не получая содержания, были вынуждены заняться частным трудом. Хотя ни занятий, ни службы уже не было, но солдатам некуда было деваться, и они продолжали жить в казармах, утеряв уже всякое подобие воинского облика, занимаясь, кто торговлей, кто кражей, кто продажей татарам оставшегося еще на руках казённого оружия. Власть была совершенно бессильна, не имея в своем распоряжении ни одной воинской части, хотя всё, что составляло раньше Муганские войска: солдаты, оружие, имущество — оставалось на лицо[28].»

25 апреля в Ленкоране было поднято восстание и в течение нескольких часов под контроль повстанцев перешли помещения Краевой управы и штаба войск, почта, маяк, радиостанция, морской порт[26][29]. Белогвардейские офицеры подверглись аресту[26]. То, что имел место переворот есть и в рассказах советских мемуаристов. По описанию Шпинёва на рассвете 24 апреля в Ленкорань прибыла вооружённая сила Комитета связи — конный эскадрон. На северном форштадте им были оставлены лошади. Он разошёлся по городу и затем собрался близ ханского дворца. Всех офицеров, чьи адреса квартир были известны, арестовали в 4 часа вечера, собрали в помещении маяка, а потом перевели на о. Сары[28].

29 апреля большевики угнали из Баку баркас «Встреча» и тогда же на нём они привезли в Ленкорань боеприпасы, 9 млн рублей[30][31]. В край стали прибывать военные специалисты и работники из Астрахани и Баку, доставляться оружие и боеприпасы. Суда Особой морской экспедиции с мая по июль перебросили в Ленкорань около 200 бойцов и командиров из XI Красной Армии, более 150 ящиков с боеприпасами и значительные денежные средства[32]. Сюда устремились те, кого преследовали мусаватисты. В числе тех бакинских большевиков, кто появился на Мугани, были Бахрам Агаев, Коваль, Калинин, Самсон Канделаки, Николай Енгибаров[33]. Один из них — Бахрам Агаев — стоял во главе социал-демократической организации иранских эмигрантов «Адалят» и состоял при Бакинском большевистском комитете. В Ленкорань его отправил Бакинский Комитет партии. По воспоминаниям Б. Агаева: «в 1919 г. Бакинский большевистский комитет решил направить на Мугань группу примерно из 25 человек, среди них был и я. Завладев катером в Баиловском порту, мы отправились в Ленкорань»[34]. Члены партии «Адалят» не только работали в азербайджанских деревнях, но и создавали там партийные ячейки[35].

Новая власть, как свидетельствовал Пономарёв, ещё именовалась Комитетом связи[28]. 2 мая в Народном доме состоялось собрание. По предложению коммунистов (большевики переименовали партию на Коммунистическую ещё в 1918 году — прим.) оно обсудило вопрос о власти и потребовало «немедленного провозглашения Советской власти на Мугани и создания Красной Армии для защиты её»[36]. 13 мая прошли выборы на местный съезд Советов[29]. Спустя два дня, 15 числа, в Ленкоране поздно вечером[37], в помещении Исполнительного комитета[38] открылся Чрезвычайный съезд муганских Советов крестьянских депутатов, который заседал 4 дня[39]. Съезд из помещения Исполнительного Комитет затем перешёл в помещение реального училища[38].

Председателем Съезда избрали Бахрама Агаева[40][41]. На нём присутствовало до 500 делагатов[42][43]. По Е. А. Токаржевскому в Съезде участвовало около тысячи депутатов[29], а М. Искендеров пишет о свыше тысячи крестьянских делегатах, среди которых 600 азербайджанцев, 300 русских .[44]. На Съезде были рассмотрены 16 вопросов[38]. По рассказу Донского Съезд проходил при следующих условиях: «Помню[,] как Бочарников заставил голосовать револьвером. Когда я стоял часовым, я помню[,] полковник Орлов говорил о чём-то, потом начались выборы. Помню[,] драка происходила, кто-то во флотском костюме — там все эсеры были — хотел первенство взять, в это время Бочарников с „Кольтом“ вскочил на скамейку и говорит: голосуйте за наших делегатов. Тут паника»[33]. Он придерживался мнения, что М. Бочарников «полуанархист и коммунист, а в прошлом активный мародёр»[45]. Бакинская большевистская газета «Набат» со своей стороны писала, что «настроение съезда выше похвал. Порядок всюду образцовый»[44].

Съезд провозгласил на Мугани Советскую власть с центром в Ленкоране. 22 мая А. И. Микоян сообщал:

«Только что получили точные сведения с Мугани: там уже закончился съезд, куда съехалось до пятисот делегатов, больше половины мусульман. Съезд прошёл под руководством наших товарищей. Единогласно принята резолюция о том, что Мугань объявляется Советской республикой. Мусульмане-крестьяне требуют организоваться для борьбы против деникинцев и англичан и двинуться походом на Баку и свергнуть буржуазную власть[46].»

18 мая[39] Съезд избрал Муганский краевой Совет рабочих и крестьянских депутатов, а тот в свою очередь избрал Краевой Исполнительный Комитет (Исполком) во главе с большевиками[42]. Руководящую роль в Совете играли коммунисты. В блоке с ними выступали левые эсеры[47]. Крайсоветом и Исполкомом были организованы Совет народного хозяйства, Чрезвычайная следственная комиссия, Военная коллегия, отделы иностранных дел и юстиции, внутренних дел, народного образования, финансов и др.[42]. На подконтрольной территории началось издание газеты «Известия Муганского исполнительного комитета»[47].

Боевые действия на Мугани[править | править код]

События на Мугани пришлись на самый тяжёлый этап Гражданской войны. Преодолевая сопротивление горцев, войска генерала А. И. Деникина к июню захватили Дагестан и дошли до границы Азербайджана, даже перейдя её[48]. Над Азербайджаном нависла угроза со стороны Добровольческой армии. Тяжёлой складывалась ситуация и для Советской России. 30 июня пал Царицын, красноармейцы перешли к обороне Астрахани, а 3 июля началось генеральное наступление белогвардейцев на Москву. Наступил, как указывал В. И. Ленин, «один из самых критических, по всей вероятности, даже самый критический момент социалистической революции»[48]. Если Мугани предполагалось отвести роль как базы для высадки советского десанта с целью организации подготовки наступления на Баку с юга и Т. Ульянцев-Отраднев даже доставил в Баку план совместных действий на случай начала наступления Астраханской флотилии, то развернувшиеся на Южном и Астраханском фронтах боевые действия, исключили возможность наступления Астраханского флота[30].

Провозглашение Советской власти на Мугани имело большое значение для Советской России, поскольку через Мугань теперь была установлена связь с Астраханью. Планировалось использовать Мугань и как базу для высадки советского десанта в дальнейшем с целью организации наступления на Баку. 29 апреля в Ленкорань прибыл угнанный из Баку баркас, который доставил много боеприпасов и денег[43]. Кавказским краевым комитетом РКП(б) удалось перебросить также около 200 красноармейцев[47]. Из сводки Оперативно-разведывательного отделения Главного управления Генерального штаба Военного министерства Азербайджанской Республики (не позднее 7 июля 1919 года):

«1) Сила большевиков в Ленкорани от 1200 до 1500 человек, между которыми много фронтовиков (русских и армян). У большевиков в Ленкорани всего 4 орудия. Военная организация их довольно слабая, хотя офицеров-инструкторов у них достаточно.

2) В Мугани два отряда: а) большевистский — более сильный, имеет несколько офицеров и 12 орудий, б) второй отряд слабее, противобольшевистский. Количество людей в этих отрядах не выяснено; отряды имеют по 12 орудий, между которыми, в обоих отрядах, много неисправных. Противобольшевистский отряд сочувствует Добраармии, и недавно отрядом была послана делегация к Деникину с просьбой завладеть Ленкоранью и Муганью. Деникин обещал в ближайшем будущем выслать отряд.

3)…Сел. Пришиб — чисто большевистское. В нем не более 1000 человек вооруженных, имеет 4 орудия, а село Привольное, хотя не сочувствует большевикам, но нельзя и сказать, что преданно Азербайджану…

4) Господствующие высоты: Пренбель и Белясувар. В Белясуварах 3 орудия. База большевиков — Сара, где несколько гидропланов[49].
»

Советской власти на Мугани пришлось вести боевые действия на нескольких фронтах против выступивших азербайджанских и белогвардейских войск. Войска АДР наступали со стороны Сальяны. Они высадили в Астаре десант, который, соединившись с местными отрядами, повёл наступление на Ленкорань с юга[43]. 23 июля военный министр АДР, генерал от артиллерии, Самедбек Мехмандаров обратился с воззванием к жителям Ленкоранского уезда:

«Граждане!

По воле правительства Азербайджанской Республики я посылаю в Ленкоранский уезд отряд, которому приказано раз и навсегда прекратить гражданскую войну, водворить порядок, освободить вас от насильников и убийц, терзающих мирное население.

Азербайджанские войска приходят к вам носителями законности и справедливого отношения ко всем народам без различия национальности и религии, населяющих уезд, — эту неотъемлемую собственность Азербайджана.

Под покровом вооруженной силы будет немедленно восстановлена гражданская администрация по всем отраслям управления страной — где её еще нет.

Я уверен, что и вы сами, будучи равноправными гражданами Азербайджанской Республики и будучи заинтересованы в установлении, наконец, прочных основ мирного сожительства, всеми мерами поможете водворению полного порядка в стране — своим добровольным выполнением всех законных распоряжений властей и своим доброжелательным отношением к представителям правительства Азербайджанской Республики.

Вместе с сим предваряю, что никакие самочинные организации в виде всякого рода советов, краевых управ, так называемой «Муганской республики» — допущены не будут.

В Ленкоранском уезде признается одна лишь власть Азербайджанской Республики, и всякий ослушник её распоряжений подлежит ответственности по законам военного времени, как мятежник.

I. Оружие будет отобрано у всех принимавших участие в большевистских выступлениях и тех, которые проявляли непостоянство, переходя с одной стороны на другую.

… Предупреждаю, что никаких грабежей и насилий над русским населением не позволю, ибо считаю их гражданами Азербайджанской Республики наравне с прочими народностями уезда.

II. Вся земля, которою ныне владеют русские крестьяне и владели их отцы, будет за ними сохранена и отобранию не подлежит.

Но обеспечивая неприкосновенность личности и собственности за русскими поселянами, я требую и от них полного повиновения всем велениям закона и распоряжениям правительства.

Всякое вооруженное сопротивление будет караться смертной казнью и войскам приказано в этих случаях действовать беспощадно.

Об этом предупреждаю всех, кто вздумает под тем или иным предлогом возбуждать население против войск или властей.

В свою очередь, я приказал начальнику отряда принять все меры, чтобы войска не чинили жителям обид, и строго наказывать виновников всякого рода насилий над мирными гражданами…[50]
»

Конец республики[править | править код]

Во второй половине июля Ленкорань была окружена с трёх сторон силами противников[51]. 23 июля 1919 года РВС, в виду безвыходности сложившегося положения, принял решение об эвакуации на остров Сара. В конце июля того же года азербайджанские войска заняли Ленкорань[52][53].

В культуре и искусстве[править | править код]

  • Становлению и существованию республики посвящён роман-хроника русскоязычного азербайджанского писателя Гусейна Наджафова «Лодки уходят в шторм».
  • Установлению Советской власти в Мугани и Ленкорани посвящён советский фильм «Оазис в огне» (Азербайджанфильм, 1978)

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Азербайджанская советская энциклопедия / Под ред. Дж. Кулиева. — Баку: Главная редакция Азербайджанской советской энциклопедии, 1983. — Т. 7. — С. 84.
  2. 1 2 Гражданская война и военная интервенция в СССР. Энциклопедия. — 1-е. — М.: Советская энциклопедия, 1983. — С. 359.
  3. Безугольный А. Ю. Народы Кавказа и Красная армия. 1918—1945 годы. — М.: Вече, 2007. — С. 86.
  4. Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. — М., 2010. — С. 117—118.
  5. Морозова, 2015, с. 55.
  6. Очерки истории КПА, 1963, с. 248.
  7. Азимов Г. Бакинская Коммуна. — Баку: Гянджлик, 1982. — С. 99, прим. 1, 2.
  8. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 176.
  9. 1 2 3 4 Морозова, 2015, с. 48.
  10. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 176—177.
  11. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 177—178.
  12. 1 2 Ермоленко, Морозова, 2013, с. 178.
  13. Азимов Г. Бакинская Коммуна. — Баку: Гянджлик, 1982. — С. 101.
  14. Токаржевский, 1957, с. 59.
  15. Сражающаяся Мугань, 1979, с. 20.
  16. Токаржевский, 1957, с. 60.
  17. Лудшувейт, 1966, с. 179—180.
  18. Азимов Г. Бакинская Коммуна. — Баку: Гянджлик, 1982. — С. 133.
  19. Морозова, 2015, с. 56.
  20. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 180.
  21. 1 2 Дарабади, 2013, с. 177.
  22. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 181.
  23. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 182—183.
  24. Дарабади П. Военные проблемы политической истории Азербайджана начала XX века. — Баку: Элм, 1991. — С. 123—124.
  25. Дарабади, 2013, с. 177—178.
  26. 1 2 3 Дарабади, 2013, с. 178.
  27. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 183.
  28. 1 2 3 Ермоленко, Морозова, 2013, с. 185.
  29. 1 2 3 Токаржевский, 1957, с. 225.
  30. 1 2 Кадишев, 1960, с. 187.
  31. Токаржевский, 1957, с. 226.
  32. Дарабади, 2013, с. 180.
  33. 1 2 Ермоленко, Морозова, 2013, с. 186.
  34. Сражающаяся Мугань, 1979, с. 51.
  35. Токаржевский, 1957, с. 224—225.
  36. Дарабади П. Военные проблемы политической истории Азербайджана начала XX века. — Баку: Элм, 1991. — С. 143.
  37. Сражающаяся Мугань, 1979, с. 37.
  38. 1 2 3 Сражающаяся Мугань, 1979, с. 38.
  39. 1 2 Сражающаяся Мугань, 1979, с. 39.
  40. Кадишев, 1960, с. 186.
  41. Сражающаяся Мугань, 1979, с. 50.
  42. 1 2 3 История государства и права Азербайджанской ССР (1920-1934 гг.). — Баку: Элм, 1973. — С. 11.
  43. 1 2 3 Кадишев А. Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. — М.: Воениздат, 1960. — С. 186—187.
  44. 1 2 Искендеров М. С. М. Киров в Азербайджане. — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1970. — С. 27.
  45. Ермоленко, Морозова, 2013, с. 344.
  46. Очерки истории КПА, 1963, с. 316—317.
  47. 1 2 3 История гражданской войны в СССР. — М.: Государственное издательство политической литературы, 1959. — Т. 4. — С. 324.
  48. 1 2 Токаржевский, 1957, с. 213.
  49. АДР (1918—1920), 1998, с. 222—223.
  50. АДР (1918—1920), 1998, с. 226—227.
  51. Искендеров М. С. Из истории борьбы Коммунистической партии Азербайджана за победу Советской власти. — Баку: Азербайджанское гос. издат., 1958. — С. 389.
  52. АДР (1918—1920), 1998, с. 8.
  53. Газета «Зеркало» от Сен. 05, 2008 (недоступная ссылка)

Литература[править | править код]

  • Азербайджанская Демократическая Республика (1918—1920). Армия. (Документы и материалы). — Баку, 1998
  • Дарабади П. Военные проблемы политической истории Азербайджана начала XX века. — Баку: Элм, 1991. — С. 123—124.
  • Дарабади П. Военно-политическая история Азербайджана (1917 — 1920 годы). — Баку: Изд. дом «Кавказ», 2013.
  • Ермоленко Т. Ф., Морозова О. М. Погоны и буденовки: Гражданская война глазами белых офицеров и красноармейцев. — М.: РГНФ, 2013. — 356 с.
  • Кадишев А. Б. Интервенция и гражданская война в Закавказье. — М.: Воениздат, 1960.
  • Лудшувейт Е. Ф. Турция в годы Первой мировой войны 1914 — 1918 гг. Военно-политический очерк. — Изд-во Московского университета, 1966.
  • Морозова О. М. Муганская область в 1918—1919 гг. // Русская старина. Vol. (13), Is. 1. — 2015. — С. 48—49.
  • Очерки истории Коммунистической партии Азербайджана. — Азербайджанское гос. изд-во, 1963.
  • Сражающаяся Мугань. — Баку: Азернешр, 1979.
  • Токаржевский Е. А. Из истории иностранной интервенции и гражданской войны в Азербайджане. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1957.

Ссылки[править | править код]