Коляда

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Коляда
Коляда
Трутовский К. А. Колядки в Малороссии. Вторая половина XIX века.
Тип народно-христианский
иначе Сочельник, Кутья, Солнопутье, Поворотник, Святой вечер, Рождество Божича, Постная кутья (белорус.), Таусень
также Сочельник[1], Праздник Рождества[2][1] (церк.)
Значение Поворот солнца с зимы на лето
Установлен Вероятно имеет древние дохристианские корни
Отмечается славянами
Дата ночь с 24 декабря (6 января)  на 25 декабря (7 января) 
Празднование Колядование, ряженье, святочные игры, гадания, семейная трапеза
Связан с зимним солнцестоянием[3], Рождеством Христовым
Праздник начинался с появлением первой звезды
Колядовщики. Россия, декабрь 2012 г.
Традиционный праздничный стол у поляков. Начало XX в., Бещадский повят

Коляда́ (ст.-слав. колѧда[4], также ю.-рус. Каляда́, белг. Ко́ляда, с.-рус. Коледа́, болг. Ко́леда, чеш. Štědrý večer, словацк. Kračun, польск. Święto Godowe, в.-луж. Hody) — славянское народное название рождественского Сочельника, праздника Рождества Христова, а также Святок от Рождества до Крещения[1]. Неотъемлемыми атрибутами праздника являлись переодевания (ряженье с использованием шкур, масок и рогов), колядование, колядные песни, одаривание колядовщиков, молодёжные игры, гадания.

Этимология[править | править вики-текст]

Попытки этимологизировать слово предпринимались ещё в XIX веке. Д. Щепкин видел в этом слове — колед (вокруг идущий), или коледа (круговые яства); П. Бессонов предполагал — колоду (зажжённый пень); Н. Костомаров производит коляду от слова коло (колесо)[5].

Современная этимология считается, что слово «Каляда» представляет собой раннее (в конце праславянской эпохи) заимствование из латыни (лат. calendae от calo «взывать») непосредственно или через греческое посредство (καλάνδαι). Показательно в этом отношении польск. kolęda[4] с носовым гласным — наследником латинского «н». Соответствующие слова балтийских языков являются заимствованиями из славянских.

В Древнем Риме calendae означало «первый день месяца» и в общем хранит прежде всего следы этого дохристианского языческого значения «обряд, связанный с началом года» и лишь вторично (в ходе последующих христиансколатинских, средневековонемецких влияний) приобщилось к празднику собственно Рождества. Широкое распространение, народность слова также говорят о его праславянской древности[6].

В то же время А. Б. Страхов считает, нет оснований относить заимствование слова коляда к праславянской древности. В этом термине нет никакой «языческой» подоплёки, славянами он был заимствован как арготизм или профессионализм священнослужителей. Древнейшим его значением было «подарки, подаяние, собираемые духовенством», сравни ст.-чеш. na stedry den daj koladu (XV век), ср.-греч. τα καλανδικα «новогоднее довольствие» (VI век)[7][неавторитетный источник? 265 дней].

Русские традиции[править | править вики-текст]

По народному поверью, только дважды в год, 25 декабря (7 января)  и 10 (23) мая, Мать — сыра земля могла разверзнуться за ложь, за ложную клятву или за лжесвидетельство.

Начинался праздник чинно — ужином в родимом дому. Женщина, уважаемая глава семьи (Большуха), пекла круглый хлеб: деревянной лопаткой она выдавливала в тесте бороздки в виде косого креста и потом ставила хлеб на под в русскую печь. Вся семья собиралась за столом. Стол застилался скатертью, под которую клали солому или сено («Коляда приехала на сивых конях, а коням трэба сена»). На столе рождественская кутья да каша. Обязательно на блюде пирог и, кренделя, и ещё пекли к празднику фигурки животных из пшеничного теста — коровок, овечек, козочек, петушков да курочек и человечков-пастушков. Ими украшали столы, окна избы (между рам), их посылали в подарки родным, соседям, знакомым и детям, ими одаривали колядовщиков. Вот вся семья чинно сидит за столом. Говорят лишь старшие, вспоминают год (хорошее и плохое в нём), а младшие слушают, хотя им не терпится поскорее на улицу — колядовать! По окончании трапезы часть оставшейся кутьи дети разносили дедушкам и бабушкам, а также по домам бедняков, чтобы и они могли отпраздновать Рождество. Ни еду, ни скатерть не убирали до утра, полагая, что к столу придут души покойных родителей, чтобы тоже поесть.

День «на воробьиный скок» прибыл и начинает разгораться зимнее солнце. Коляда в славянской мифологии — воплощение новогоднего цикла. Одной из характернейших черт святок (как и масленицы) является ряжение, одевание тулупов шерстью вверх, ношение звериных масок и шумные карнавальные пляски в домах и на улицах. Рядятся в медведя, коня, быка, козу, гуся, журавля. Сами колядовщики (ряженые) должны быть неузнанными. Во время появления ряженых разыгрывались сценки, а иногда и целые представления. Разыгрывали шуточные похороны и венчание, рекрутский набор, ярмарку, кузницу и рыбную ловлю, «водили» козу, кобылу, тура (быка).

Вот как это происходило, например, в Вологодской губернии: «...в битком набитую избу ввалились ряженые. Здесь есть и седой как лунь старик с клоком кудели вместо бороды, с батогом в руках; цыган с неизменной принадлежностью своего промысла – кнутом; цыганка с ребёнком-чучелом в руках; нищие, девушки-парни, парни-девушки. Вся эта толпа кричит, смеётся, пляшет. Вот седой старик начинает свои повествования. Цыган заводит речь о лошадях. Цыганка начинает гадать судьбу девушек. Нищие просят милостыню» [Неуступов А. Д., 1913]. Пляски ряженых отличались от тех парных или коллективных плясок, которые исполнялись на праздниках. Вслед за ряжеными парни и девушки изображали «странные движения», «прыжки и гарцевание», «удивительные и приотчетливые движения ногами», «всевозможные вихляния, верчения и кувыркания». Всё сопровождалось звоном, шумом, грохотом, треском, лязгом печных заслонок, железных вёдер, ложек, палок, сковородок и т. п. Святочные развлечения были насыщены эротикой, сексуальной символикой, а также соответствующей жестикуляцией и нецензурной лексикой, что в обычное время было категорически запрещено нравственным кодексом.

Во многих районах Белгородской и Воронежской областях после колядования обычно усаживали детей (колядовщиков) на порог дома, заставляли их «квохтать» — «штобы куры лутше неслись». Этот обряд совершался с целью обеспечения благополучия, плодовитости домашнего скота и птицы[8].

Украинские традиции[править | править вики-текст]

Рождественские песни в узком смысле называются колядками, они приютились под сень церкви, поются в Румынии на лад священных песен, на Украине членами церковных братств — черта́, напоминающая колядные общества средневековой Европы (см. Каланды). К чествованию же языческого новолетия, прикрывшегося именами христианских святых — Василия (1 января) и Мелании (31 декабря), приурочены другие песни, которые называются щедровками (укр. щедрівками) и представляют свой особый размер, стиль, определенный древней обрядностью, гаданиями о «щедром», богатом годе. Вне пределов Белоруссии и Украины термин «щедровка» известен на юге России, в приграничных с Украиной регионах. Кое-где различаются и самые исполнители обряда, смотря по его языческому или христианскому источнику.

Неотъемлемым атрибутом празднования является звезда на шесте. Но эта звезда, возможно, появилась позже — после того как вместо чествования Коляды было введено празднование Рождества Христова как символ Вифлеемской звезды, возвестившей о рождении Иисуса Христа[9][10].

Белорусские традиции[править | править вики-текст]

Колядовать начинали вечером накануне Рождества: на обеденный стол клали сено и деньги, которые лежали до Щедреца1 (14) января, чтобы то и другое в будущем году не переводилось. В этот день постились до вечера, и только с первой звездой садились за стол, на котором среди других постных блюд должны обязательно быть кутья и взвар (своеобразный компот). В вечер же перед новым годом кутья подавалась с сытою — водой, подслащённой мёдом. Еда была обильной, мясной: блины с верещакой, жареная колбаса и пр. Взвар обычно делался из сушёных яблок и груш.

В первый день Рождества ходили в гости в семьи своих крестников — носили им подарки. Вечером молодежь, а часто и дети ходили по хатам, распевая колядки. Все это со смехом, с шутками. Надевали вывернутый кожух, козью маску — и такую «козу» водили, прося у хозяев, «чтобы нашей козе да подарили решето овса, поверх колбаса, решето гречки на варенички». Дареную еду складывали в мешок. Кроме «козы» водили «медведя», «кобылку». На Полесье ходили колядовать со звездой из прутьев, надев её на шест. Звезду обтягивали белой материей, в середине горела свеча. Так делалось в память о звезде, которая зажглась во время рождения Христа.

Колядующих везде встречали радушно, это было залогом того, что будущий год станет удачлив. Белорусских колядок много, найдется отдельно и для хозяина, и для хозяйки, и для детей.

Пришли святки-колядки
На липовых саночках.
Саночки поломалися,
Рубашечки помаралися,
А колядки потерялися…

Бегла свинка от Максимка,
Да сгубила коляду,
А ты, хлопчик,
Не гуляй, не гуляй,
А колядки собирай, собирай…

Отражены коляды и в поговорках. «На коляды ночью трещит, а днем плющит». «Пришли колядки — блины да оладки». «Колядки — хозяйские порядки».

Не дуй, не вей, метелица.
Коляда!
Не завевай дороженек,
Коляда!
Я к мамке иду, веночки вью.
Коляда.
От мамки пойду, венок разовью.
Коляда!
Цветок упадет, слеза проплывет.
Коляда!
А где венок — там ручеек.
Коляда!

На коляды показывали кукольные представления театра-батлейки.

На Щедрец выбирали самую пригожую девушку — щодру, украшали её венком, лентами, и во главе с ней ходили по селу, девушки пели щедровки — те же колядки, но обращенные к хозяевам, величального характера, с припевом-рефреном «щедрый вечер, добрый вечер».

Хозяева не скупились: одаривали деньгами, пирогами, домашней колбасой (ведь к этому времени и кабан был заколот). Верилось, что будущий год воздаст сторицей.

Коляда в других странах[править | править вики-текст]

Так, в Болгарии Колядой называют Рождество. Ходят под Рождество, славя Христа — коледа́ри, под Новый год (Васильев вечер) — василичáри; на Украине колядуют члены церковных братств, иногда со старостой во главе, испросив благословение священника, захватив церковный колокольчик и имея в виду выколядованное обратить на какую-нибудь благочестивую цель, щедруют же преимущественно дети, редко молодые женщины и парни; в Румынии под Рождество один состав певцов (юноши и отцы семейств, люди от 18 до 45 лет), под Новый год — другой (дети и юноши от 7 до 18 лет).

В Сербии и Хорватии праздник называется Божич. Накануне с наступлением темноты молодёжь ходит из дома в дом колядовать с пением колядок и различными магическими действиями, призванными благополучие, урожай и здоровье в наступающем году. Колядование больше сохранилось в восточной и южной Сербии.

В чешских и польских церковных поучениях XV—XVI вв. осуждается языческий обычай колядовать в Рождественский сочельник, когда простые люди толпами ходят всю ночь и, подражая голосам животных, громко кричат, себя и других вводя во грех, и одобряется новый церковный обычай: накануне Рождества и за неделю до него в Чехии и Моравии ходят по домам колядовать ксендзы и церковные служки с пением латинских церковных песен; часто встречаются также призывы к верующим различать греховное и непристойное колядование (надевание масок, шумное поведение) и благочестивый обход по домам священнослужителей, которых тоже надлежало одаривать, а не захлопывать перед ними двери[11].

Бытовые и языческие корни Коляды[править | править вики-текст]

Наряду с языческими и христианскими мотивами, видную роль играют в колядках мотивы бытовые, находящиеся в неразрывной связи с основной целью колядок — «дим звеселити», — прямо выраженной в самых песнях, в послесловиях или поколядях. Русские колядки совершенно чужды любовного элемента, встречающегося в румынских рождественских песнях. Имея своей задачей славление лица, которому они поются, выражение ему пожелания всяких благ, русские колядки отличаются серьёзностью и задушевностью. Содержание этих пожеланий видоизменяется, смотря по полу, возрасту и состоянию тех членов хозяйской семьи, к которым обращаются колядовщики: хозяину сулится семейное счастье и довольство, девушкам — счастливый брак. Это желанное, колядка в эпической обработке представляет осуществившимся: хозяин живёт в довольстве и счастлив семьей, молодец — любовью и т. д. Колядки, воспевающие идеал брани, сулящие славу воинских подвигов, должны быть отнесены к числу наиболее древних. Во многих колядках сохранились черты древнего дружинного и княжеского века. П. В. Владимиров указывает многие черты, общие колядкам и былинам (например, запевы и заключения). Отразилась в колядках и позднейшая эпоха борьбы с поляками. Кое-что имеет и книжный источник (например «Ключ разумения», Иоанникия Голятовского). Ср. «Киевская Старина» 1889, № 1 и 1891, № 12.

Лучшие колядки сохранились в староруси, в Галиции у карпатских русинов. Большую стойкость обнаружили святочные обряды, во многом отмеченные чертами языческой древности, напоминающими как о чествовании новорождённого солнца, так и о культе предков.

Как праздник в честь рождения солнца, Коляда сопровождается в некоторых местах России разведением костров (у сербов и хорватов сжигают бревно-бадняк; у скандинавов julblock; у французов caligneau, la souche de Noël; в Англии ylelog; осетины всю ночь под Новый год поддерживают огни), и к ней повсеместно приурочено много пожеланий урожая. Такое значение имеют переговоры за караваем хлеба (см. Корочун), обрядовое посыпание хлебного зерна, разнообразные гадания, мимическое подражание паханию, которое у галицких русинов развилось в целую игру, справляемую парубка́ми в день св. Мелании. Благосклонное внимание богов, с языческой точки зрения, обуславливалось надлежащим их угощением, жертвоприношениями; отсюда обрядовое употребление хлеба, каши, но особенно свиньи. В новороссии печётся ещё козулька, имеющая вид или козла на четырёх ножках (Владимирская губерния), или др. животных, или птицы (Олонецкая губерния); козюльку берегут из года в год, чтобы скотинка ходила летом домой и плодилась, а также, чтобы её любил дворовый хозяин (см. Домовой). Последнее поверье приводит нас к культу предков, который рельефно выступает в рождественской обрядности Украины и Беларуси. В «свят вечир» (канун Рождества) вечерний ужин, состоящий в Лубенском уезде, главным образом, из кутьи (ячневая, изредка пшеничная) и узвара (отвар сушёных плодов), имеет семейный и в частности поминальный характер: кутью оставляют на ночь для умерших родственников; по народному верованию, на стене бывают видны смутные отражения маленьких, как куклы, людей, спускающихся к столу.

Наибольшей архаичностью отличается празднование святок у белорусов, вообще не отличающееся от украинской обрядности. Любопытнейшую особенность белорусских святок составляют игрища, которые имеют отношение к гаданью о суженом, но отчасти напоминают и игрища «межю селы» (летопис.); наиболее замечательна женитьба цярэшки — игра с вакхическим характером, изображающая свадьбу нескольких пар.

История изучения коляды[править | править вики-текст]

Изучение коляды начато было в 1830-х годах Снегирёвым с мифологической точки зрения, которая со всеми своими крайностями выразилась в трудах О. Ф. Миллера и Афанасьева. Применение светил небесных к домохозяину и его семье О. Ф. Миллер объяснял древним верованием славян в существование самостоятельной семьи небесной, златоверхие теремы — символизацией небесных пространств, освещенных солнцем, быстрое развитие младенца Христа — исполински развивающимися силами природы и т. д. В позднейшем и наиболее обширном труде А. А. Потебни («Объяснения малорусских и сродных песен», т. II, Варшава, 1887) мифологическая сторона колядок и щедровок сильно ограничена и многому дано объяснение с точки зрения бытового и литературного заимствования. В 1874 г появился 1-й том «Исторических песен малорусского народа с объяснениями», Вл. Б. Антоновича и М. Драгоманова (Киев), где многочисленные К. и щедривки внесены в отдел исторических песен века дружинного и княжеских; исходя из представления о колядках, как о древнейших славословиях героям и князьям, издатели пытались открыть в отдельных песнях воспоминания о том или другом лице летописи. Костомаров, в обширной рецензии на этот сборник («Вестник Европы» 1874 г, № 12), признал, что общие черты древнего дружинного и княжеского быта вошли в К. не по воспоминаниям об отдельных исторических лицах, а потому, что черты эти были вообще присущи нравам народа, складу его жизни, условиям его общественного строя, его нравственным воззрениям и поэтическому вкусу. Наконец, с точки зрения теории заимствования поверий, обрядов и песен взглянул на колядки А. Н. Веселовский («Разыскания в области русского духовного стиха», VII, 1883), который, отводя широкое место греко-римским влияниям, высказал предположение, что «вместе с проповедью христианства могли переселяться не только церковные, но и народные обряды, удержавшиеся случайно под сенью церкви и прикрытием христианского святого, а с обрядом переселялись и сопровождавшие его песни — оригиналы наших щедривок, как тем же путем могли заходить и оригиналы рождественских песен». Особенно много доказательств представил А. Н. Веселовский в подтверждение мысли, что внешняя обрядность, и прежде всего маски и ряженье, представляет наследие римского обихода, которое переносилось с места на место сначала греко-римскими мимами, а затем их последователями и подражателями, всякого рода шпильманами, глумцами и скоморохами.

Колядки[править | править вики-текст]

Святочные народные песни Колядки широко распространены у украинцев, в меньшей мере у белорусов, у русских встречаются реже и то большей частью на севере в виде так называемого «виноградья», то есть в виде величальных песен с традиционным припевом: «виноградье, красно-зелено мое» (колядки у русских по-видимому вытеснены вследствие особо сильной борьбы с ними церкви и правительства). Соответствия восточно-славянским колядкам встречаются в фольклоре всех других славянских да и многих других европейских народов. Особенно близки и по сюжетам и по форме к славянским колядкам: румынские, называемые colinda, ср.-чешское и словацкое название песен — koleda, словинское kolednica, coleda, сербское — koleda, kolenda, албанское — kolĕndŭ. Считается, что перечисленные названия песен восходят к названию греко-римского праздника нового года — calendae. Название новолетия у многих народов было перенесено на праздник рождения христианского бога (болгарское — колада, коляда, коленде, французское — tsalenda, chalendes, charandes, провансальское — calendas) или на канун этого праздника (русское, украинское, белорусское — коляда). Подробное сличение новогодних и святочных празднеств новоевропейских народов с праздниками греко-римскими обнаруживает не только сходство названий, но и совпадение отдельных моментов обрядов, увеселений и пр. Разбираясь в сложном комплексе святочных обрядов и песен новоевропейских, в частности восточно-славянских, этнографы и фольклористы вскрывают элементы, восходящие у многих народов к явлениям традиционной аграрной магии и местных культов, элементы, заимствованные из греко-римской культуры как в эпоху дохристианскую, так и позднее, в причудливом сочетании «языческого» и христианского.

Поговорки и приметы[править | править вики-текст]

Пришла Коляда накануне Рождества. Солнце поворачивает на лето, а зима — на мороз. Как ни зноби мороз, а праздничек весёлый теплее печки пригреет. На святой рубаха хоть плохонька, да беленька; к рождеству хоть сурова, да нова. Лапти плести (в этот день) — родится (ребёнок) кривой; шить на рождество — уродится слепой. На рождество Христово метель — пчёлы хорошо роиться будут. На рождество опока (иней) — урожай на хлеб; небо звездисто — урожай на горох. Если на рождество путь хорош — к урожаю гречи. Пять раз в году солнце играет: на Рождество, Богоявленье, Благовещение, Светлое воскресение, Иоанново рождение. Тёмные святки — молочные коровы; светлые святки — ноские куры. Первый блин в сочельник овцам (от мора). «Коляда приехала на сивых конях, а коням трэба сина (сена)» (белорус.) (так объясняют обычай класть сено под скатерть на праздничном столе). «Коляда вельми варовитая» (полесье). Колядовщиков на порог сажают, чтобы куры неслись. На коляды ночью трещит, а днём плющит. Пришли колядки — блины да оладки. Колядки — хозяйские порядки. В одном кармане сочельник, в другом чистый понедельник.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Даль, 2002
  2. Черных, 1999, с. 415
  3. Фасмер, 1986, с. 299
  4. 1 2 Фасмер, 1986, с. 300
  5. Калинский, 1877, с. 17
  6. ЭССЯ, 1983, с. 135
  7. Страхов А. Б. Ночь перед Рождеством: народное христианство и рождественская обрядность на Западе и у славян. Cambridge-Mass., 2003. С. 242—243.
  8. Христова, Ревнева, 2005, с. 9
  9. Колядки і щедрівки.
  10. Канун Рождества
  11. Виноградова, 1999, с. 570–575

Литература[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

Ссылки[править | править вики-текст]