Домовой

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Домовой
Domovoi.jpg
И. Я. Билибин, Домовой
Домашний дух, покровитель семьи
Мифология: Славянская
В иных культурах: Кобольд, Шкрьяток, Коркамурт, Кагыр-кан, Дзасики-вараси
Иллюстрации на Викискладе?

Домово́й (кутный бог) — у славянских народов домашний дух, мифологический хозяин и покровитель дома, обеспечивающий нормальную жизнь семьи, здоровье людей и животных, плодородие[1].

Обычно домовой считается умершим членом семьи, первопредком рода (в.-слав.); умершим членом семьи, который за грехи назначен Богом в услужение живым домочадцам (рус.); умершим без покаяния мужчиной (рус). Иногда полагали, что домового сотворил Бог (в.-укр.), что он дается Богом каждому дому (бел., в.-укр.)[2].

Названия[править | править исходный текст]

Домовой чаще всего именуется по месту обитания: рус. домовой, домово́йко, домовой дед, белор. дамави́к, домник, хатник, укр. домовик; а также по месту нахождения в доме: рус. голбе́шник (голбец — перегородка за печью), запечник, белор. подпечник. Названия домового отражают его статус в доме и отношения с членами семьи: рус. хозяин, избянной больша́к, дедушко-брато́к, брата́нушко, доброхо́тушко; белор. дамово́й хазя́ин, господарь, самый на́большой, дяденька, брато́к, дед, сўо́иски; укр. хозяин, дід, богатир, а также основные функции и проявления: рус. кормилец, жировик, щетка, лизун, укр. гуркало. В названиях домового может подчеркиваться его принадлежность к нечистой силе: рус. лихо́й, другая половина, жировой чёрт, белор. черт дамавы, не свой дух, лиходзе́й, укр. домовий, дябел, нечистый. Названия домового могут табуироваться: рус. сам, он, часто с помощью метатезы: рус. модовейко, модожи́рко, укр. домбейко. Соответствующие женские персонажи носят имена: рус. домови́ха, модовиха, домови́лиха, домаха, хозяйка[2]. В Полесье, особенно на западе, по отношению к домовому (домовику) часто использовались названия, характерные в целом для нечистой силы: сатана, лукавы, злой дух, по́гань, враг, нячысьцик, лякайло, пу́жало, начник, недобра душа, мертвец, сьмерть, «той, шчо памёр», знахо́р, коўдунник[3].

Характер домового[править | править исходный текст]

Домовой, если любит хозяина или хозяйку, не причиняет им зла, а только шутит иногда, даже оказывает услуги. Перед смертью кого-нибудь из семейства воет, иногда даже показывается кому-нибудь, стучит, хлопает дверьми и пр. По общему поверью, живёт он по зимам около печи или на печи, а если у хозяина есть лошади и конюшня, то помещается около лошадей. Если лошадь ему нравится, то домовой холит её, заплетает гриву и хвост, даёт ей корм, отчего лошадь добреет, и напротив, когда ему животное не по нраву, то он его мучает и часто заколачивает до смерти, подбивает под ясли и пр. От этого мнения многие хозяева покупают лошадей той масти, которая ко двору, то есть любима домовым.

Если домовой полюбил домашних, то он предупреждает о несчастье, караулит дом и двор; в противном же случае он бьёт и колотит посуду, кричит, топает и пр. Тому, кого любит, завивает волосы и бороды в косы, а кого не любит, того ночью щиплет до синяков. По этим синякам судят о какой-нибудь неприятности, особенно если синяк сильно болит. Также наваливается во время ночи на спящего и давит его, так что в это время нельзя ни пошевелиться, ни сказать ни слова (см. Сонный паралич). Обыкновенно эта напасть наваливается на того, кто спит на спине, в это время спрашивают, к худу или к добру, а домовой отвечает мрачным голосом — «да» или «нет».

Считается, что он не любит зеркал, также козлов, а равно тех, кто спит около порога или под порогом. Иногда слышат, как он, сидя на хозяйском месте, занимается хозяйской работой, между тем как ничего этого не видно. В простом народе к домовому питают уважение, так что мужичок боится его чем-либо оскорбить и даже остерегается произнести его имя без цели. В разговорах не называют его домовым, а «дедушкой, хозяином, набольшим или самим».

Говорят, что домовой не любит ленивых. Если домовой не будет любить хозяина, то он начинает проказить, в этом случае пред порогом дома зарывают в землю череп или голову козла, а если его проказы выражаются в самовозгорании предметов, нехороших надписях на стенах и прочего в этом роде, то тогда домовому следует показать кто в доме хозяин. Надо взять в руку пугу с железным наконечником (кнут) или ремень и обходя дом и стегая мебель, стены, пол и вещи и приговаривать властным и сильным голосом:

Знай своё место, знай своё место.
Ты домовой должен дом стеречь, хозяйство беречь,
Да хозяйке угождать, а не воевать,
Знай своё место, знай своё место.

Слова можно говорить любые, главное чтоб они были произнесены хозяином дома.

Родственные домовому духи: кикимора (может быть, даже жена), банник, гуменник (он же «овинник»), полевой.

Согласно ЭСБЕ[4], в северных областях Олонецкой губернии духа домашнего очага называли Жихарько. Он маленького роста, взъерошенный, с большой бородой, весьма добродушный, безвредный и большой шутник.

Чаще всего домовой дает информацию самому пожилому человеку в семье. Это могут быть сны, пророчества, знамения, намеки, стуки, какие-либо образы, увиденные боковым зрением. Домового могут видеть маленькие дети: барабашка, например, иногда даже играет с ребёнком и отвечает на его вопросы.

У домового есть и враги — это заложные покойники, бесы[источник не указан 523 дня].

Славянские обряды[править | править исходный текст]

При переезде из одного дома в другой непременною обязанностью считают в последнюю ночь, перед выходом из старого дома, с хлебом-солью просить домового на новое место. Хозяйство каждого, по их мнению, находится под влиянием домового.

В некоторых приходах Калужской епархии удерживается в народе языческий обычай приглашения домового в новое жилье. Крестьянин, перебираясь в новую избу, переносит из старой печи в новую горящие угли и приглашает домового в выстроенное жилье, обращаясь к нему с приветом: "Милости просим, дедушка, в новое жилье"[5].

Домовые[править | править исходный текст]

Домовёнок

Сложно судить о том, каким был образ домового в языческие времена, но одним из результатов влияния христианства было то, что древние языческие божества превратились в демонические, бесовские силы[6].

На Руси его редко называли по имени, то есть домовым. Чаще — "он", "сам", "доброжил", "дедушка-суседушка". Как он выглядит, никто доподлинно не знает. Домовой очень осторожен и предпочитает не показываться на глаза людям. Известно только, что он очень силён, лохмат, борода у него длинная, а руки — большие с широкими ладонями, поросшими мягкими волосами. Домового можно чаще слышать, чем видеть.

Считалось, что домовой существует в каждом доме и связан с определенным родом, предком которого он мыслится. В поверьях о домовом выделяется его связь со скотом: он обеспечивает его благополучие и плодовитость, но, вместе с тем может изводить и мучить скотину. Наряду с мужским образом домового существуют женские парные соответствия этому персонажу: в одних случаях это жена и дочь домового, в других — самостоятельные персонажи — мифологические хозяйки дома[1].

В старые времена новоселы приглашали перейти домовых в новый дом. Когда строили новый дом в подпол клали монетку, а то и четыре - по четырём углам сруба - для домового. Когда первый каравай в новой печи пекли, горбушку отрезали, солили и забрасывали под печь - для домового. Домовые помогают по хозяйству, сохраняют имущество, часто пересчитывают его (это хорошо обыграно в мультфильме про домовёнка Кузю), любят домашний скот, особенно лошадей. Правда, если лошадь брыклива, домовой может обидеться на неё и "заездить" - так, что к утру лошадь будет измученная и вся в мыле, то есть - в поту, словно после долгой скачки. Домовые защищают дом от воров, пожаров, другой нечистой силы. Он шумит, бродит ночами по дому, вздыхает и бормочет. Может плакать, если дому грозит беда. Или смеяться, если ожидается счастье.

Для призыва домового известно множество способов, например:

  • Выйти в полночь, в полнолуние на улицу с левым ботинком, привязанным на верёвочку, и тянуть его за собой. Ни в коем случае нельзя оглядываться. Как только почувствуете «тяжесть», это означает что домовой согласился жить с вами.
  • Более кровожадный, но самый эффективный. Нужно взять живого петуха (желательно чёрного) и отрубив ему голову в доме, окропить пол кровью. Считается, что если в округе бродит одинокий домовой, он сразу же примет этот «знак»[источник не указан 383 дня].

У западных славян домового представляли в виде гномика, которого называли domowy, ubożę, stwor, chobold, kobold, kłobuk, karzełek skrzat, inkluz, plonek, latawiec, domownik, stopan, żmij, chowaniec[7].

В начале 90-х годов в Советсом Союзе появилось понятие «Барабашка». По всем признакам, действия Барабашки соответствовали утверждениям о разгневанном домовом.

Влияние на культуру[править | править исходный текст]

Картина Бориса Кустодиева «Купчиха и домовой», 1922.

Образ домового очень любим в России и обычными людьми, начиная от домовёнка Кузи в одноимённом мультфильме и заканчивая произведением «Русский меч» Перумова. Христианство не отвергает уверенность людей в его существовании, хоть и приписало его к тёмным, дьявольским силам. Православие призывает людей освящать свои дома и квартиры, чтобы прогнать всякую нечисть, и сурово порицает тех, кто заигрывает с демоном. В фильме "Чародеи" прообразом домового служит "вагонный", присутствующий в эпизоде, когда Иван Пухов приезжает на поезде в Китежград. В переводе гепталогии (семь книг) Дж. К. Роулинг «Гарри Поттер» упоминаются «домовые эльфы». Они служат в богатых волшебных семьях и получить свободу могут лишь тогда, когда хозяин подарит им одежду. В оригинале эти эльфы никакого отношения к домовым не имеют: их авторское название house-elf — от houseman/maid, т. е. 'слуга/служанка'.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 Левкиевская, 1999, с. 120
  2. 1 2 Левкиевская, 1999, с. 121
  3. Виноградова, 2001, с. 22–23
  4. Брокгауз и Ефрон, 1890—1907
  5. Калужская старина. Издание Калужского церковного историко — археологического общества. Калуга: Типо-Литография губернского правления., том 3, 1903, с. 38
  6. Кузнецов, 2000, с. 15—16
  7. Митурска-Бояновска, 2006, с. 790

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]