Домовой

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Домовой
Domovoi.jpg
И. Я. Билибин, Домовой
Домашний дух, покровитель семьи
Мифология: Славянская
В иных культурах: Шаапет, Кобольд, Шкрьяток, Коркамурт, Кагыр-кан, Дзасики-вараси
Иллюстрации на Викискладе?

Домово́й (кутный бог) — у славянских народов домашний дух, мифологический хозяин и покровитель дома, обеспечивающий нормальную жизнь семьи, плодородие, здоровье людей, животных[1].

Обычно домовым считался умерший член семьи, первопредок рода (в.-слав.); умерший член семьи, который за грехи назначен Богом в услужение живым домочадцам (рус.); умерший без покаяния мужчина (рус). Иногда полагали, что домового сотворил Бог (в.-укр.), что он даётся Богом каждому дому (бел., в.-укр.)[2].

Названия[править | править вики-текст]

Домовой чаще всего именуется по месту обитания: рус. домовой, домово́йко, домовой дед, белор. дамави́к, домник, хатник, укр. домовик; а также по месту нахождения в доме: рус. голбе́шник (голбец — перегородка за печью), запечник, белор. подпечник. Названия домового отражают его статус в доме и отношения с членами семьи: рус. хозяин, избянной больша́к, дедушко-брато́к, брата́нушко, доброхо́тушко; белор. дамово́й хазя́ин, господарь, самый на́большой, дяденька, брато́к, дед, сўо́иски; укр. хозяин, дід, богатир, а также основные функции и проявления: рус. кормилец, жировик, щетка, лизун, укр. гуркало. В названиях домового может подчеркиваться его принадлежность к нечистой силе: рус. лихо́й, другая половина, жировой чёрт, белор. черт дамавы, не свой дух, лиходзе́й, укр. домовий, дябел, нечистый. Названия домового могут табуироваться: рус. сам, он, часто с помощью метатезы: рус. модовейко, модожи́рко, укр. домбейко. Соответствующие женские персонажи носят имена: рус. домови́ха, модовиха, домови́лиха, домаха, хозяйка[2]. В Полесье, особенно на западе, по отношению к домовому (домовику) часто использовались названия, характерные в целом для нечистой силы: сатана, лукавы, злой дух, по́гань, враг, нячысьцик, лякайло, пу́жало, начник, недобра душа, мертвец, сьмерть, «той, шчо памёр», знахо́р, коўдунник[3].

Синонимами являются:

  • Домово́й; Домови́к; Де́душка; Посте́нь; По́стень; Лизу́н; Доможи́л; Хозя́ин; Жирови́к; Не́жить; Сусе́дко; Брата́нушко; Дух-храни́тель; Оби́дчик до́ма[4].
  • Подпо́льник; Игре́ц[5][уточните ссылку (уже 86 дней)] .
  • Запе́чник; Подпе́чник[6].

Характер домового[править | править вики-текст]

Домовой, если любит хозяина или хозяйку, не причиняет им зла, а только шутит иногда, даже оказывает услуги. Перед смертью кого-нибудь из семейства воет, иногда даже показывается кому-нибудь, стучит, хлопает дверьми и пр. По общему поверью, живёт он по зимам около печи или на печи, а если у хозяина есть лошади и конюшня, то помещается около лошадей. Если лошадь ему нравится, то домовой холит её, заплетает гриву и хвост, даёт ей корм, отчего лошадь добреет, и напротив, когда ему животное не по нраву, то он его мучает и часто заколачивает до смерти, подбивает под ясли и пр. От этого мнения многие хозяева покупают лошадей той масти, которая ко двору, то есть любима домовым.

Считалось что домовой помогает по хозяйству, сохраняет имущество, часто пересчитывает его (это хорошо обыграно в мультфильме про домовёнка Кузю), любит домашний скот, особенно лошадей. Правда, если лошадь брыкливая, домовой может обидеться на неё и «заездить» — так, что к утру лошадь будет измученная и вся в мыле, то есть — в поту, словно после долгой скачки. Домовые защищают дом от воров, пожаров, другой нечистой силы. Он шумит, бродит ночами по дому, вздыхает и бормочет. Может плакать, если дому грозит беда. Или смеяться, если ожидается счастье.

Если домовой полюбил домашних, то он предупреждает о несчастье, караулит дом и двор; в противном же случае он бьёт и колотит посуду, кричит, топает и пр. Тому, кого любит, завивает волосы и бороды в косы, а кого не любит, того ночью щиплет до синяков. По этим синякам судят о какой-нибудь неприятности, особенно если синяк сильно болит. Также наваливается во время ночи на спящего и давит его, так что в это время нельзя ни пошевелиться, ни сказать ни слова (см. Сонный паралич). Обыкновенно эта напасть наваливается на того, кто спит на спине, в это время спрашивают, к худу или к добру, а домовой отвечает мрачным голосом — «да» или «нет».

Считалось, что он не любит зеркал, также козлов, а равно тех, кто спит около порога или под порогом. Иногда слышат, как он, сидя на хозяйском месте, занимается хозяйской работой, между тем как ничего этого не видно. В простом народе к домовому питают уважение, так что мужичок боится его чем-либо оскорбить и даже остерегается произнести его имя без цели. В разговорах не называют его домовым, а «дедушкой, хозяином, набольшим или самим».[источник не указан 86 дней]

Считалось, что домовой не любит ленивых. Если домовой не будет любить хозяина, то он начинает проказничать, в этом случае пред порогом дома зарывают в землю череп или голову козла, а если его проказы выражаются в самовозгорании предметов, нехороших надписях на стенах и прочего в этом роде, то тогда домовому следует показать кто в доме хозяин. Надо взять в руку пугу с железным наконечником (кнут) или ремень и обходя дом и стегая мебель, стены, пол и вещи и приговаривать властным и сильным голосом:

Знай своё место, знай своё место.
Ты домовой должен дом стеречь, хозяйство беречь,
Да хозяйке угождать, а не воевать,
Знай своё место, знай своё место.

Слова можно говорить любые, главное чтоб они были произнесены хозяином дома.[источник не указан 86 дней]

Согласно ЭСБЕ, в северных областях Олонецкой губернии духа домашнего очага называли Жихарько. Его представляли существом маленького роста, взъерошенным, с большой бородой, весьма добродушным, безвредным и большим шутником.[7]

Чаще всего домовой дает информацию самому пожилому человеку в семье. Это могут быть сны, пророчества, знамения, намеки, стуки, какие-либо образы, увиденные боковым зрением. Домового могут видеть маленькие дети: барабашка, например, иногда даже играет с ребёнком и отвечает на его вопросы.[стиль!][источник не указан 86 дней]

В друзьях у домового были домашние кошки, а также печники. Если хозяин дома чем либо обидел печника, тот в отместку тайком вмазывал ему в печную трубу горлышко от разбитой бутылки. При порывах ветра, были слышны завывания, и считалось, что это воет подговоренный печником домовой.[источник не указан 27 дней]

Родственные домовому духи: кикимора (может быть, даже жена), банник, гуменник (он же «овинник»), полевой. У домового есть и враги — это заложные покойники, бесы[источник не указан 800 дней].

Славянские обычаи[править | править вики-текст]

Домовёнок

О происхождении домовых есть много народных преданий. Самое распространённое из них: «У Адама с Евой было много детей. Однажды Бог пригласил Адама с семьей к себе в гости. Неудобно было Адаму тащить с собой такую ораву. Взял он с собой только двух сыновей — Каина и Авеля, а других оставил дома. Но от Бога ничего не утаишь! В наказание Адаму его оставленные дома дети стали домашними духами. Но так как они произошли от людей, то нечистой силой не считаются, а выделяются в отдельную добрую породу»[8][неавторитетный источник? 133 дня].

Сложно судить о том, каким был образ домового на Руси до принятия христианства, но одним из результатов влияния христианства стало то, что языческие божества стали отождествляться с демоническими, бесовскими силами[9].

На Руси его редко называли по имени, то есть домовым.[стиль!] Чаще — «он», «сам», «доброжил», «дедушка-суседушка».[источник не указан 30 дней] Определённых представлений о внешнем виде домового нет, так как, согласно народным поверьям, домовой очень осторожен и предпочитает не показываться на глаза людям.[источник не указан 30 дней] Считалось что он очень силён, лохмат, борода у него длинная, а руки — большие с широкими ладонями, поросшими мягкими волосами.[источник не указан 30 дней] Домового можно чаще слышать, чем видеть.[источник не указан 30 дней]

Считалось, что домовой существует в каждом доме и связан с определённым родом, предком которого он мыслился. В поверьях о домовом выделяется его связь со скотом: он обеспечивает его благополучие и плодовитость, но, вместе с тем может изводить и мучить скотину. Наряду с мужским образом домового существуют женские парные соответствия этому персонажу: в одних случаях это жена и дочь домового, в других — самостоятельные персонажи — мифологические хозяйки дома[1].

В старые времена[стиль!] [когда?] новосёлы приглашали перейти домовых в новый дом. Когда строили новый дом в подпол клали монетку, а то и четыре — по четырём углам сруба — для домового. Когда первый каравай в новой печи пекли, горбушку отрезали, солили и забрасывали под печь — для домового.

У западных славян домового представляли в виде гномика, которого называли domowy, ubożę, stwor, chobold, kobold, kłobuk, karzełek skrzat, inkluz, plonek, latawiec, domownik, stopan, żmij, chowaniec[10].

В начале 90-х годов в Советском Союзе появилось понятие «Барабашка». По всем признакам, действия «Барабашки» соответствовали утверждениям о разгневанном домовом.[источник не указан 86 дней]

При переезде из одного дома в другой непременною обязанностью считалось в последнюю ночь, перед выходом из старого дома, просить перейти домового на новое место. Говорили: «Хозяин мой, пойдём со мной»[11].

В XIX веке, в некоторых сельских приходах Калужской епархии в народе сохранялся языческий обычай приглашения домового в новое жильё. Крестьянин, перебираясь в новую избу, переносит из старой печи в новую горящие угли и приглашает домового в выстроенное жильё, обращаясь к нему с приветом: «Милости просим, дедушка, в новое жильё»[12].

У русских домового иногда называли голбешником (от слова голбец — перегородка за печью). Голбец для голбешника (домового) — излюбленное место в доме. Зачастую голбешника именуют особо почтительно: «У русских хозяин, избенной большак, дедушко-браток, братанушко, доброхотушко, хозяйнушко мохнатый, кормилец»[13]. «Голбешник живёт в избе под печью, именно в деревянном срубе печи со стороны подполья» (Даль).[14]. Этот домашний дух возник в поздних народных поверьях и произведен от образа домового, также как и гне́тка, гне́тко или гне́теница — существо, которое наваливается на спящего человека и душит его или теснит людей. Согласованно общераспространенным представлениям, терем ночью может «наваливаться» на индивидуума, предвещая какие-либо смены в его жизнедеятельности или вызывая кошмары, нездоровья. Таковой «давящий» мифологический персонаж в арктических и северо-западных участках Руси (по имеющимся материалам) именуется гнеток, гнетко, — сие «нечистый, вроде особняк, который принимает вид семейный животных» и душит, «гнетёт» по ночам.

В Заонежье гнетка — мохнатый, со долгими власами; «если не обожать — целую ночь промучит»; «которо обожать — кряхтит и дверки открывает, которо не обожать — гнетет»[15], гнетке «непрерывно пламенный, целый в шерстки, малюсенький, но наружный сорт его незнаком, никто его не видел» ; лизу́н — тот, кто зализывает волосы у детей и шерсть у скотины; пасте́нь, или сте́нь — дух, являющийся в виде привидения или тени на стене. Такая «раздробленность» образа домашнего духа-опекуна характерна, в основном, для северо-русских поверий[16].

Влияние на культуру[править | править вики-текст]

Картина Бориса Кустодиева «Купчиха и домовой», 1922.

Образ домового очень любим в России и обычными людьми, начиная от домовёнка Кузи в одноимённом мультфильме и заканчивая произведением «Русский меч» Перумова.

В 1976 году на киностудии имени М. Горького был снят детский фильм-сказка «Деревня Утка» в котором роль домового Шишка исполнил замечательный актер Ролан Быков.

В романах Джоан Роулинг «Гарри Поттер» упоминаются «домовые эльфы». Они служат в богатых волшебных семьях и получить свободу могут лишь тогда, когда хозяин подарит им одежду. В оригинале эти эльфы никакого отношения к домовым не имеют: их авторское название house-elf — от «houseman/maid», то есть «слуга/служанка». Впрочем, мотив одежды, дарующей свободу домашнему духу, заимствован из британского фольклора.

Христианство не отвергает уверенность людей в его существовании, хоть и приписало его к тёмным, дьявольским силам. Так Православные церкви призывают христиан освящать свои жилища, чтобы прогнать бесов, и категорически осуждают тех, кто заигрывает с демонами.

Домовые духи в других странах[править | править вики-текст]

Вигты (Германия, Дания)[править | править вики-текст]

Обитают в домах у немцев и датчан.

У вигтов мохнатые седые бороды и кустистые брови, нависающие над маленькими глазками, горящими зеленым огнем. Животы у них так толсты, а ноги так тонки, что передвигаться вигты могут не иначе как опираясь на толстый березовый сук.

Впрочем, как и прочая «домашняя нечисть», вигты стеснительны и от людей прячутся в темных углах. Редко когда можно приметить серебристое облако бороды и два зеленых огонька — глаза, вспыхнувшие вдруг в темноте.

Так же, как их русские и английские родственники — домовые и брауни, — вигты с удовольствием занимаются хозяйством, в домах, где они обитают: холят скотину, помогают хозяйке в приготовление пищи, то есть следят, чтобы ничего не подгорело, могут мусор вымести и даже за детьми присмотреть, чтобы не шалили и не причинили себе какого-нибудь вреда.

Нрав у вигтов беспокойный и сами они к баловству склонны более, чем самые озорные дети. Расшалившиеся вигты превращают жизнь в доме в настоящий кошмар. Будят ночью, по пятнадцать раз сдергивая со спящего одеяло или подкатывая его к самому краю постели, чтобы при малейшем движении он непременно свалился на пол. Могут вымазать лицо спящего мукой или золой. Могут насыпать в сладкую кашу соли, а в суп — сахару. Могут отворить двери всех сараев и загонов, так что вся живность домашняя выйдет на волю.

Утихомирить шалунов-вигтов можно с помощью угощения или подарка. Особенно ценят вигты теплые чулки, потому что тонкие их ножки мерзнут в любое время года. Чулки должны быть красными или зелеными (излюбленных цветов нечисти), очень узкими и очень длинными. Положить их следует в подпол, в самый темный угол, и никогда не проверять, забрали ли подарок, а то стеснительные вигты и чулки назад вернут, и еще расшалятся в отместку.[17]

Томтра (Скандинавия)[править | править вики-текст]

Томтра являются соперниками и конкурентами вигтов в скандинавских странах.

Томтра или «томтре», «томте» — гораздо симпатичнее вигтов: издали они напоминают детишек, хотя вблизи становится заметно, что лица у них старые, морщинистые.

Томтри — невидимки. Но два раза в сутки — в полночь и в полночь — с них спадают чары, и в это время их можно увидеть, если посчастливится, конечно, потому что томтра, как и другая «домашняя нечисть», отличаются осторожностью и стеснительностью.

Как и вигты, томтри питают пристрастие к красным или зеленым вязаным чулкам и таким же шапочкам, и вообще — томтра одеваются очень тепло, зимой и летом кутаются во множество слоев одежды. Считается даже, что один из отличительных признаков томтра — мохнатая шуба, которую он носит круглый год.

Как и другие домовые, томтра помогает людям по хозяйству заботится о чистоте и порядке в доме. Некоторые томтри по-настоящему тревожатся о благосостоянии хозяев дома — вплоть до того, что преподносят людям подарки, подкидывая монетки в остывшую золу очага и подкармливая скотину зерном, принесенным с поля или из чужого амбара. Чтобы сохранять дружеские отношения с томтра, люди должны соблюдать в доме порядок и чистоту, обязательно каждый вечер подметать пол и стирать со столов: томтра не выйдут на ночную работу, если пол в доме грязный, а столы усыпаны крошками от еды. Еще томтра не выносят шума и криков доме. И отчего-то очень не любят, когда люди работают по воскресеньям и в праздничные дни.

У самих томтра тоже есть выходной: это четверг. В четверг положено угощать томтра горсткой каши, щедро сдобренной маслом, и ни в коем случае нельзя прясть: с другой домашней работой томтра еще готовы смириться в свой праздничный день, но только не с прядением.[18]

Хайнцели (Пруссия)[править | править вики-текст]

Исполняют в Пруссии роль домовых: карлики-крепяши, сплошь покрытые густой рыжей шерстью, с длинными бородами, которые они тщательно холят и носят закрученными вокруг пояса. Из одежды хайцели носят только шапочки-колпачки красного или зеленого цвета.

Хайнцели склонны к оборотничеству: могут превратиться в рыжего кота, в рыжею курицу или какого-то непонятного круглого зверька, вроде ежика или барсука, но тоже огненно-рыжего.

Как и все домовые, хайнцели помогают в домашней работе и ухаживают за скотиной, кроме того, следят, чтобы прислуга не воровала и не бездельничала. Еще хайнцели иногда предсказывают будущее — так же, как домовой: стонами, вздохами или смехом, а уж хозяева дома сами должны истолковывать их предсказания. Считается, что хозяйство в доме, где обитает хайнцели, никогда не придет в упадок, на скотину не нападет мор, я людей не постишнет бедность. В благодарность за работу следует оставить хайнцели немного молока или сливок в блюдечке на полу.

Хайнцели очень терпеливы, и единственное, чего они совершенно не выносят, — это насмешек над ними. Стоит неуважительно отозваться о внешности хайнцеля или о его работе — и, оскорбленный, он покинет дом… Ничего хорошего уход хайнцеля не предвкушает, ибо уходя, они обязательно проклянут неблагодарных людей. И с этого момента все в доме будет неладно: беспорядок, бедность, болезни — все худшее, что только можно придумать. Избавиться от проклятия хайнцелей можно только переехав на другое место.[19]

Серваны (Швейцария и Северная Италия)[править | править вики-текст]

В мифологии Швейцарии и Северной Италии — проказливые домовые духи, устраивающие себе жилища вблизи очагов.

Ростом серваны не более двух футов, у них веселые мальчишеские лица. Они склонны к оборотничеству и могут принимать обличье коз, собак и представляться большими шарами.

Считалось, что они могут оказывать помощь в хозяйстве, помогать выращивать урожай, но чаще строят козни против людей, портят продукты, спутывают хвостами коней и коров, прячут и разбивают домашнюю утварь, воруют самые нужные вещи: ключи ножницы, иголки, ручки, очки… Мало того, они еще потешаются над людьми, которых так ловко одурачили. Кроме того, серваны срывают одеяла со спящих, завязывают узлом хвосты коровам, загоняют лошадей на крыши… Человеку ни в коем случае нельзя показывать сервану, что шутки довели его до белого каления. Если к сервану относиться снисходительно, он станет помогать по хозяйству, заботиться о домашних животных и потребует в награду лишь блюдце сливок. Предание гласит, что одному мельнику не давал покоя серван. Он так изводил мельника, что бедняга боялся уходить с мельницы дольше, чем на пару минут: ведь стоило отлучиться, как вместо муки в мешках оказывалась труха да палая листва. Впрочем, мельник ничем не показывал своего раздражения, а только смеялся в ответ на очередную выходку сервана. И наконец победил: сервану надоело проказничать, и он стал помогать мельнику.[20]

Пукис (Латвия)[править | править вики-текст]

Пуке (Пукис мужского рода или Пукиене — женского) — в латышской мифологии огнедышащий многоглавый дракон, который, согласно народным сказкам, обитает в воде или поблизости водоемов. Будучи прирученным приносит в дом богатство — по аналогии с литовским Айтварасом, крадёт по ночам у соседей деньги и съестные припасы, переносит их по воздуху хозяину в своем хвосте-мешке, при этом сам принимает вид летящего пламени. Такой «одомашненный» пукис, в отличии от дикого, живет в хозяйственных постройках. Хозяева хуторов покупают пуке или заполучают его, продав чёрту (либо непосредственно пукису) собственную душу или души близких. По поверьям Пукиса нужно кормить кровью и периодически приносить ему в жертву людей. Хозяин дракона Пукиса умирает в муках и не находит покоя даже после смерти, а также не может просить благословения у Бога. Пукиса можно убить при помощи серебряной пули.

Этимология слова Пукис до конца не ясна, по мнению Петра Шмидта слово произошло от немецкого, по версии Яниса Эндзелинса слово может иметь латышские корни. При этом, очевидно его созвучие с древнеисландским названием чёрта — púke, и древнеанглийским вариантом кобольта — púca.

В письменных источниках впервые упоминается в начале XVII века П.Эйнгорном.[21]

Брауни (Британия)[править | править вики-текст]

Брауни (британский домовой) — растрёпанный коротышка в забавных зелёных штанах.

Больше всего на свете он любит молоко, сметану и свежие булочки. В благодарность за угощение, брауни по ночам помогает людям по хозяйству: подметает, моет, штопает одежду… Известный писатель Стивенсон даже утверждал, будто бы брауни помогают ему писать романы. Но как и все духи, добродушный домовой может быть строгим и мстительным. Брауни не переносит критики и терпеть не может подарков. Это в высшей степени бескорыстный дух: щедрые подношения лишь обижают его, и брауни навсегда покидает дом.[22]

Пикси (Британия)[править | править вики-текст]

Домовые эльфы, или пикси могут быть размером от комара до шестилетнего ребёнка, но характер у них всегда одинаковый: вредный и непоседливый. Пикси часто хватаются за домашние дела вместе с брауни, но через полчаса им это страшно надоедает. Вместо уборки дома, они предпочитают подшучивать над людьми, хулиганить и всех запутывать. В народе так и говорят — «его сегодня пикси попутали». А если пикси получит подарок — например, рубашку — то страшно возгордится, и работать больше никогда не будет.[23]

Хобгоблины (Британия)[править | править вики-текст]

Хобгоблины, также как брауни и пикси, обитают в Англии.

Они приходятся родственниками одновременно симпатичным хоббитам и злобным горным гоблинам, хотя трудно представить себе, чтобы у столь разных созданий было хоть что-то общее.

Сами хобгоблины больше похожи на хоббитов: они добродушные и очень любят дома, в которых живут, уютную обстановку, тепло очага. Их даже можно иной раз увидеть сидящими возле камина: разнежившись, хобгоблины теряют бдительность и забывают, что им следует прятаться от людей. Впрочем, как они выглядят, никто толком не знает: вроде бы в половину человеческого роста, склонны к полноте и покрыты густой темной шерстью.

Как и домовые, хобгоблины охотно помогают людям по хозяйству. Правда, занимаются только исключительно домашними делами в отличии от домовых, которые еще и за скотиной, за птицей приглядывают. Хобгоблины любят тепло. И обижаются, если в доме, где они поселились, хозяева начинают экономить на отоплении.

Обиженные хобгоблины становятся совершенно невыносимыми: молоко в доме словно само собой свертывается, стоит его только принести, тесто или не поднимается, или мгновенно перекисает, одежда быстро снашивается, чисто выметенный пол тут же делается грязным, ключи теряются, заводятся тараканы и моль… Чтобы умилостивить хобгоблина, следует, естественно, хорошенько натопить в доме и положить в укромный уголок кусочек хлеба или лепешку, щедро намазанную медом.[24]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Левкиевская, 1999, с. 120
  2. 1 2 Левкиевская, 1999, с. 121
  3. Виноградова, 2001, с. 22–23
  4. Даль, 1880—1882
  5. Мифологический словарь.
  6. Левкиевская, 2000, с. 277–278
  7. Брокгауз и Ефрон, 1890—1907
  8. Ремизов А. М. К Морю-Океану — 1907-1910
  9. Кузнецов, 2000, с. 15—16
  10. Митурска-Бояновска, 2006, с. 790
  11. Былички о домовом - Домового забирают в новый дом // Вантит — Воронежский эколого-историчекий сайт
  12. Калужская старина. Издание Калужского церковного историко — археологического общества. Калуга: Типо-Литография губернского правления., том 3, 1903, с. 38
  13. Левкиевская, 2000, с. 277
  14. Кирилл Королев. Энциклопедия сверхъестественных существ. — Эксмо, 2006
  15. Черепанова, 1983, с. 25
  16. Левкиевская, 2000, с. 279
  17. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  18. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  19. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  20. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  21. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  22. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005
  23. Кирилл Королев "Энциклопедия сверхъестественных существ" — М.: "Эксмо"; СПб.: Мидгард, 2005
  24. Кирилл Королев «Энциклопедия сверхъестественных существ» — М.: «Эксмо»; СПб.: Мидгард, 2005

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]