Сибирско-татарский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Сибирскотатарский язык»)
Перейти к: навигация, поиск
Сибирско-татарский язык,
Восточный диалект татарского языка
Самоназвание:
Татар теле, Татарца[источник не указан 521 день]
Страны:

Россия, республики бывшего СССР, Турция

Регионы:

Омская, Тюменская, Новосибирская, Томская, Кемеровская, Курганская, Свердловская области

Статус:

под угрозой исчезновения

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Алтайская семья

Тюркская ветвь
Кыпчакская группа
Поволжско-кыпчакская подгруппа
Ногайско-кыпчакская подгруппа
Карлукская группа
Карлукско-хорезмийская подгруппа
Горно-алтайская (центрально-восточная) группа
(?)Северноалтайская подгруппа
Киргизско-кыпчакская подгруппа[источник не указан 78 дней]
(?)Южноалтайские диалекты
Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

сиб 594

ISO 639-1:

ISO 639-2:

ISO 639-3:

[1] sty [1]

См. также: Проект:Лингвистика

Сиби́рско-тата́рский язык или восточный диалект татарского языка (самоназвания татар теле, татарца) — язык/диалект сибирских татар. Вопрос о том, является ли сибирско-татарский язык самостоятельным или же это диалект татарского языка, является дискуссионным.

В настоящее время сибирскотатарский язык внесён ЮНЕСКО в число явно подвергающихся опасности исчезающих языков РФ[2]. Институт тюркологических исследований университета Хаджаттепе совместно с Институтом турецкого языка в мае 2012 года провёл 4-й Международный научный симпозиум тюркологических исследований «Исчезающие или несуществующие тюркские языки и культуры». В список исчезающих тюркских языков и культур включены сибирско-татарский язык и сибирско-татарская культура[источник не указан 387 дней].

Классификация[править | править вики-текст]

Классификация В. В. Радлова[править | править вики-текст]

Восточная группа: языки и диалекты алтайских, обских, енисейских тюрок и чулымских татар, карагасский, хакасский, шорский и тувинский языки;
Западная группа: наречия татар Западной Сибири, киргизский, казахский, башкирский, татарский и, условно, каракалпакский языки;
Среднеазиатская группа: уйгурский и узбекский языки;
Южная группа: туркменский, азербайджанский, турецкий языки, некоторые южнобережные говоры крымскотатарского языка;
Якутский язык особо[3].

Классификация В. А. Богородицкого[править | править вики-текст]

Северо-восточная — якутский, карагасский и тувинский языки;
Хакасская (абаканская) — сагайский, бельтирский, койбальский, качинский и кызыльский говоры хакасского населения региона;
Алтайская — с южной ветвью: алтайский и телеутский языки и северной ветвью: диалекты т. н. чернёвых татар и некоторые другие;
Западно-сибирская — все диалекты сибирских татар;
Поволжско-приуральская — татарский и башкирский языки;
Среднеазиатская — уйгурский, казахский, киргизский, узбекский, каракалпакский языки;
Юго-западная — туркменский, азербайджанский, кумыкский, гагаузский и турецкий языки[4].
Сибирскотатарский язык относится по большинству фонетико-грамматических показателей к языку кыпчакско-ногайской подгруппы кыпчакской группы западнохуннской ветви тюркских языков[5].

Классификация по Д. Г. Тумашевой[править | править вики-текст]

По её мнению, в области грамматического строя барабинский диалект тяготеет к южным диалектам алтайского, киргизского языков и имеет ряд грамматических черт, общих с хакасским, шорским, тувинским и чулымско-тюркским языками. Томский диалект ещё ближе к алтайскому и родственным с ним языкам. В тевризском говоре тоболо-иртышского диалекта отмечено много восточно-тюркских элементов, характерных для алтайского, хакасского и шорского языков.

История изучения[править | править вики-текст]

Первые попытки научного осмысления сибирскотатарского языка относятся к концу XVIII века. Интерес к языку сибирских татар усиливается в связи с необходимостью подготовки миссионерских кадров по обращению сибирских татар в христианство. В конце XVIII в. (1783 г.) вводится преподавание сибирскотатарского языка. Это, по всей вероятности, является одной из причин отторжения сибирскими татарами письменной формы своего родного языка, поскольку он в этой связи становился языком христианизации, что, естественно, негативно воспринималось мусульманским населением.[источник не указан 334 дня]

Для миссионерских целей была проделана важная работа учителем татарского языка Тобольского главного народного училища Иосифом Гигановым. В 1801 году появилась его «Грамматика татарского языка»[7]. В 1804 году выходит в свет его вторая книга «Словарь российско-татарский»[8]. Под наименованием «татарский» в этом случае имеется ввиду сибирскотатарский. Этот словарь включает в себя больше 10 тысяч слов и выражений. В словаре помещены такие слова, как йыуык «близко», тора «город», кунагөй «гостиница», коток «колодец», сый «честь» и др, а также христианские термины — Индзиль «Евангелие», Индзильче «евангелист» и др.

В 1802 году в Санкт-Петербурге издаётся «Букварь арабского и татарского письма» учителя Саусканской школы Ният-Баки Атнометова в качестве учебного пособия для учащихся начальных классов сибирскотатарских школ[9]. Ценность этой книги заключается в том, что она была первой попыткой составления учебника на родном языке сибирских татар.

Интересовался сибирскотатарским языком историк Сибири Г. Ф. Миллер. Об этом свидетельствует его архивный материал в портфеле № 513, тетрадь № 1 на местах № 1-13, «Лексикон или лучше сказать, собрание слов татарского языка по всем диалектам Сибири (башкирский, туринский, тобольский, томский, телеутский, кузнецкий, красноярский, кангат-якутский) с переводом на латинский язык»[10]. В периодической XVIII в. появляются публикации, посвящённые языку, культуре, быту аборигенов Сибири. Так, в журнале «Тобольские губернские ведомости» (1861) И. Юшков в статье «Сибирские татары» публикует материалы по фонетике, лексике тобольских татар. Он анализирует язык и устанавливает в нём три фонетические особенности:

1. Употребление глухих согласных звуков п, с, т вместо ожидаемых звонких согласных звуков б, з, д (пүлмә < «комната», син «способность», тус «друг»);
2. Замена древнетюркского звука ч звуком ц (пыцак «нож», акца «деньги»);
3. Соответствие звука ч звуку җ в словах арабо-персидского происхождения (чан < җан «душа»).

По языку сибирских татар оставил работы исследователь тюркских языков академик В. В. Радлов. IV часть его труда «Образцы народной литературы тюркских племён, живущих в Южной Сибири и Дзунгарской степи» посвящена наречиям барабинцев, тарских, тобольских и тюменских татар. Собранные В. В. Радловым фольклорные материалы обладают неувядающей ценностью, так как они написаны в фонетической транскрипции и полностью отражают основные характерные черты языка сибирских татар[10]. В. В. Радлов в языке сибирских татар выделял два диалекта: диалект барабинцев, диалект тоболо-иртышских, то есть тарских, тобольских, тюменских татар.

В 1903 году один из выдающихся тюркологов того времени проф. Н. Ф. Катанов издал в Казани книгу «Опыт исследования урянхайского языка». В ней автор давал обстоятельное описание урянхайского (тувинского) языка, как наблюдательный лингвист с широким диапазоном, пользовался сопоставлением его со всеми тюркскими языками (42 живыми, 5 мертвыми), известными для того времени, в том числе с языком сибирских татар.

В Тобольске в 1904 году был опубликован небольшой словарь на наречии татар тобольского округа, а в 1905 году — книга «Русско-татарский разговор», составленная с целью обучения сибирских татар русскому языку. В «Кратком русско-татарском словаре» диалектные слова классифицируются тематически. Этот словарь по принципу построения не отличается от «Грамматики» И. Гиганова. Однако, в нём в отличие от предыдущих словарей, представлены перечни синонимических групп. Например, куца, әкә «старший брат», цәцгелцә, пау типкец «качели», әйәрлек, таңлы «мудрость», көйгәләк, тис кеше «вспыльчивый», шир арсар «глупый», аңкарай, мәцкәй «жадный» и др.

В начале XIX в. изучение сибирскотатарского языка по-прежнему ведётся комитетом православного миссионерского общества. В 1906 г. в Тобольске была напечатана «Русско-татарская азбука» (на русском языке и на наречии татар Тобольской губернии), состоящая из двух частей — сибирскотатарской и русской, содержащая алфавит и ряд нравоучений. При составлении этих книг миссионеры старались употреблять разговорный язык того времени, чтобы они были понятны простому народу, что, собственно, в определённой мере привело к отказу сибирских татар от письменной формы своего языка.

Более глубокое изучение сибирскотатарского языка началось в советскую эпоху. Начиная с 20-30-х годов, язык сибирских татар стали рассматривать как объект диалектологической науки в диалектной системе татарского языка. В эти годы были организованы ряд научных экспедиций в Сибирь.

В. А. Богородицкий язык сибирских татар относил к западносибирской группе тюркских языков. По его мнению, сюда входят чулымские, барабинские, тобольские, ишимские, тюменские и туринские татары. Характерной чертой в этих наречиях, за исключением ишимского, он считает цоканье. Западносибирские диалекты, говорил В. А. Богородицкий, составляют переход к поволжско-приуральской языковой области. В них старый тюркский вокализм уже начал видоизменяться в направлении, сходном с этой последней, причём представляет более раннюю фазу. Так, здесь тюркское корневое о сузилось в у (долгое у), а тюркское у отражается в виде простого у (недолгое у)[4].

В 1940 г. в журнале «Совет мәктәбе» («Советская школа») была опубликована статья Латыфа Заляя (Л. З. Залялетдинова) «Диалекты татарского языка», во второй части которой материалы по языку тобольских татар — «Тобол татарлар сөйләү телендәге кайбер үзенчәлекләрне күрсәткән материаллар» («Материалы, демонстрирующие некоторые особенности речи тобольских татар») — он анализирует язык татар Байкаловского района Омской области, а также приводит примеры из говоров тарских татар Омской области, бардымских татар Свердловской области. В этой статье Л. Заляй впервые употребил термин «восточный диалект» для обозначения сибирскотатарского языка. Однако в этот период не было ни одной фундаментальной работы по сибирскотатарскому языку. Наиболее значимые работы, в том числе диссертации, Л. Заляя были посвящены среднему диалекту татарского языка.

Фундаментальное изучение сибирскотатарского языка требовало не эпизодических экспедиционных обследований и сбора данных одними и камеральной обработки их другими учёными, а многолетнего кропотливого, систематического стационарного исследования особенностей диалекта в самом ареале и поэтому никто из советских учёных не отваживался на это.

Пионером в этом стал Габдулхай Хурамович Ахатов, который, одержимый наукой, переехал из Казани в Тобольск с целью более глубокого изучения особенностей языка сибирских татар и тем самым внес в дальнейшем фундаментальный вклад в изучение диалектов сибирских татар[11]. [аффилированный источник? 1769 дней]

Изучая фонетические особенности говора местного населения Г. Х. Ахатов первым[источник не указан 1770 дней] среди учёных открыл в речи сибирских татар такое явление, как цоканье.
В своем классическом фундаментальном научном труде «Диалект западно-сибирских татар» (1963) Г. Х. Ахатов представил материалы по территориальному расселению тоболо-иртышских татар в Тюменской и Омской областях. Подвергнув всестороннему комплексному анализу фонетическую систему, лексический состав и грамматический строй, учёный пришёл к выводу, что язык сибирских татар представляет собой один самостоятельный диалект, он не делится на говоры и является одним из древнейших тюркских языков[источник не указан 1769 дней]. По мнению ученого «западносибирские татары являются особой этнографической группой, которая возникла в результате сложного исторического процесса.»[12]

Д. Г. Тумашева рассматривала диалект западносибирских татар и в целом сибирскотатарский язык как «языковое подраз­деление низшего порядка, входящее в состав другой языковой единицы более высоко­го уровня членения», то есть — казан­ских татар"[13], а так называемый тоболо-иртышский диалект[14]., по её мнению, подразделяется на пять говоров: тюменский, тобольский, заболотный, тевризский и тарский, что является научно не обоснованным и ошибочным утверждением[13].

В перестроечное и постперестроечное время те или иные особенности сибирскотатарского языка исследовались Р. С. Барсуковой[15][16], А. Х. Насибуллиной[17], Д. Б. Рамазановой[18], А. Р. Рахимовой[19], Г. М. Сунгатовым[20] и др.

Изучали сибирскотатарский язык и в сравнении с другими тюркскими языками. Историками и этнографами были выявлены этнические связи сибирских татар и башкир. К примеру, Б. О. Долгих считает, что в составе коренного населения Тюменского уезда были не только татары, но и башкирские племена, которые в начале XVII века ушли в степь, где являлись опорой Кучумовичей. Языковая общность башкирского и сибирскотатарского языков отмечалась в работах Г. Х. Ахатова[10][21][22], а также в некоторых работах Д. Г. Тумашевой[5][23], и Ф. Т. Валеева[24][25].

Научная деятельность Тумашевой по изучению языка сибирских татар подвергается большой критике как учёных, так и широкой научной общественности. Так, С. М. Исхакова и Ф. Т. Валеев в работе «Сибирские татары: этнокультурные и политические проблемы возрождения» пишут с сожалением, что «методы, применяемые Д. Г. Тумашевой при изучении языкового материала, противоречия и непоследова­тельность суждений при освещении ряда теоретических вопросов, по нашему мнению, не позволили ей правильно решить поставленные перед собой зада­чи… в работах Д. Г. Тумашевой теоре­тические и методические недостатки и ошибки играют тормозящую роль в решении актуальных проблем, стоящих перед коренными сибирскими татарами по возрождению их языка и культуры.»[13]

Ближайшими соседями почти всех групп сибирских татар были казахи. Этнические связи казахов с сибирскими татарами носили давний и разносторонний характер, несмотря на периоды их существенного ослабления. Сибирскотатарская и казахская языковая общность наряду с общностью других тюркских языков наиболее полно отмечена в трудах Г. Х. Ахатова[10][21][22]. Среднеазиатский этнический компонент в составе сибирских татар находит своё отражение в монографиях Г. Х. Ахатова «Диалект западносибирских татар» (1963) и С. М. Исхаковой «Лексика сибирских татар: к вопросу о взаимоотношении татарского и узбекского языков» (1970).

Отношение к татарскому языку[править | править вики-текст]

В вопросе соотношения сибирскотатарского языка с татарским литературным языком у учёных нет единого мнения. В этом направлении существует две тенденции. Первая основывается на утверждении, что сибирские татары являются носителями восточного диалекта татарского языка. Сторонниками этого взгляда являются учёные-лингвисты Г. Х. Ахатов, Л. Заляй, М. З. Закиев, Д. Г. Тумашева и их последователи.

Несколько иная позиция у тех, кто рассматривает язык сибирских татар вне связи с татарским или каким-либо другим языком. Среди них А. П. Дульзон, Н. А. Томилов, Ф. Т. Валеев и др. Эти учёные на основе этнологических и лингвистических исследований утверждают, что сибирскотатарский язык — совершенно самостоятельный тюркский язык. Г. Х. Ахатов на основе собственных более комплексных исследований также выявил, что язык сибирских татар является одним из древнейших тюркских языков, диалектно дифференцированный на два самостоятельных диалекта татарского языка: западносибирский и восточносибирский (диалекты татарского языка — ввиду того, что сибирские татары на период его исследований не имели собственной письменности и пользовались письменностью казанских татар).

Фонетика[править | править вики-текст]

Впервые фонетические особенности языка сибирских татар фундаментально исследовал Г. Х. Ахатов в монографии «Язык сибирских татар. Фонетические особенности» (Г. Х. Ахатов, 1960)[26]. В фонетике языка Г. Х. Ахатовым было выделено 11 особенностей, в том числе, ясное неогубленное «а» в первом слоге слова, как в казахском языке и некоторых диалектах башкирского, явления тотального оглушения звонких согласных, связанные с угорским субстратом. 9 гласных звуков составляют систему вокализма, имеются восходящие и нисходящие дифтонги[26][27]. Цоканье по мнению Г. Х. Ахатова также является одной из основных фонетических особенностей языка татарского населения Западной Сибири[28][29][30].

Таблица гласных
подъём\ряд передний задний
верхний ү и у
средний е ө о ы
нижний ә а

Исконных согласных 17. К специфическим относятся шумный щелевой (фрикативный) губной полузвонкий [бв], заднеязычный шумный щелевой полузвонкий [г], шумный щелевой увулярный звонкий [ғ], шумный смычный увулярный глухой қ смычный увулярный [ң], щелевой губно-губной [w]. Для языка характерно цоканье и йоканье во всех позициях слова[27].

Таблица согласных
Место образования \ Способ образования губные язычные увулярные
передне- язычные средне- язычные задне- язычные
ш у м н ы е смычные п т к ҡ
щелевые бв с ш г ғ
аффрикаты ц
с о н а н т ы смычные м н ң
щелевые w л й
дрожащие р

[27].

Грамматика[править | править вики-текст]

Наиболее полно, научно обоснованно и всесторонне грамматику языка сибирских татар исследовал Г. Х. Ахатов. Так, он впервые в науке комплексно исследовал особенности в употреблении аффиксов словообразования, особенности в аналитическом словообразовании, особенности в области имен существительных, имен числительных, местоимений, глаголов, деепричастий и синтаксические особенности диалекта. Рассматривая особенности аффиксов словообразований, профессор Г. Х. Ахатов в своем фундаментальной научной монографии «Диалект западносибирских татар» (Г. Х. Ахатов, 1965) на с. 139 пишет, что «в отношении состава аффиксов словообразования диалект заметно не отличается от литературного языка». Однако здесь же учёный замечает, что имеются «аффиксы, характерные только для данного диалекта, а также аффиксы, отличающиеся от таковых литературного языка, и, наконец, аффиксы, общие для диалекта и литературного языка, но там и здесь употребляющиеся своеобразно»[31].

Сибирскотатарский язык — агглютинативный. Основной способ аффиксации — суффиксация. Например, слово өйләребескә (нашим домам) содержит 4 морфемы: өй-ләр-ебес-кә. При этом корнем является морфема өй — дом, а все остальные морфемы — аффиксы: -ләр- — аффикс множественного числа, -ебес- указывает на принадлежность к местоимению пес (мы), -кә — показатель направительного падежа.

По своим лексико-грамматическим значениям, морфологическим особенностям и синтаксическим функциям все части речи сибирскотатарского языка делятся на группы: самостоятельные, служебные, междометия и подражательные слова.

К самостоятельным частям речи относятся: существительные, прилагательные, числительные, местоимения, наречия, глаголы (имеют неспрягаемые (неличные) формы: инфинитив, имя действия, причастие, деепричастие). К служебным (вспомогательным) частям речи относятся: частицы, модальные слова, послелоги и послеложные слова, союзы и союзные слова. Междометия и подражательные слова составляют отдельные группы частей речи.

В сибирскотатарском языке, как и во всех тюркских, нет категории рода. Есть категория принадлежности:

единственное число множественное число
1 лицо ҡулым (моя рука) ҡулыбыс (наша рука)
2 лицо ҡулың (твоя рука) ҡулығыс (ваша рука)
3 лицо ҡулы (его рука) ҡулы (их рука)

У существительных имеется склонение. Различают 6 падежей:
Основной шәм «свеча»
Притяжательный шәмнеңке «свечи»
Дательно-направительный шәмкә «свече»
Винительный шәмне «свечу»
Местный шәмтә «у свечи»
Исходный шәмтән «из свечи».

Прилагательное не имеет формальных показателей, не согласуется с существительным в числе и падеже, качественные имеют 4 степени сравнения: основную сары (жёлтый), сравнительную сарыраҡ (желтее), превосходную әшкәрә сары (очень жёлтый), уменьшительную сарғылт (желтоватый).

Числительные имеют 5 разрядов: количественные — пиш (пять), порядковые — пишенце (пятый), собирательные — пишәү (пятеро), приблизительные — пишләп (около пяти), дробные — пишнең пере (одна пятая).

Наречия могут выражать различные степени признака действия или признака признака. Они имеют три формы степеней: основную тис (быстро), сравнительную төптәрәк (ниже), превосходную көпә-көнтөс (средь бела дня).

Глагол в сибирскотатарском языке имеет категории:

аспекта — күрәте (видит) — күрмәйте (не видит);

залога — основной киттем (я пошёл), возвратный йыуышҡалы (умываться), страдательный сөрөлгән (вспаханный), взаимно-совместный кәпләшкәле (разговаривать), понудительный йеткер (доведи);

наклонения — изъявительное, повелительное ташла (брось), условное ҡайтсаң (если вернёшься), желательное парғы киләте (хочется пойти);

лица, числа:

единственное число множественное число
1 лицо сурайым (спрашиваю) сурайбыс (спрашиваем)
2 лицо сурайсың (спрашиваешь) сурайсыс (спрашиваете)
3 лицо сурайты (спрашивает) сурайтылар (спрашивают)

времени — прошедшего (7 форм: өшөтө (замёрз), уйлаған (думал), паратығын ителәр (они, обычно, ходили), цицкәйтек (мы снимали), тыңнайты итегес (вы, бывало, слушали), эшетепсең (ты, оказывается, слышал), ҡасмаҡцы итем (я хотел копать)); настоящего (йырлайым (я пою), ул аңнамайтығын (он, обычно, не понимает), әсерләнеп йатам (готовлюсь)); будущего (ҡыцҡырыр (крикнет));

способа действия (соотношение с видом, аспектуальность);

переходности-непереходности.

Глагол имеет спрягаемые личные (изменяемые по лицам и числам) и неспрягаемые неличные формы. К спрягаемым относятся: изъявительное, повелительное, желательное, условное наклонения. К неспрягаемым: причастие йасылған (написанный), утыратығын (сидящий); деепричастие ағарып (белея), эшеткәц (услышав); имя действия йөсөү (плавание), инфинитив эшләгәле (работать).

Диалекты[править | править вики-текст]

В татарской диалектологии нет единого мнения относительно диалектного членения сибирскотатарского языка. Так, профессор Л. Заляй считал данный язык единым диалектом татарского языка.

Академик В. В. Радлов делит язык сибирских татар на два больших диалекта[32]:

  1. барабинский;
  2. тоболо-иртышский.

Между тем, профессор Г. Х. Ахатов, придерживаясь в целом взглядов В. В. Радлова о делении языка сибирских татар на два данных диалекта, все же считал более научным и целесообразным называть язык татарского населения Тюменской и Омской областей (бывшей Тобольской губернии) диалектом западносибирских татар, а язык барабинцев, томских и пр. татар — диалектом восточносибирских татар[33].

Письменность[править | править вики-текст]

История сибирских татар вплотную была связана с Аму-Дарьёй (Средняя Азия). Экономические, производственные отношения, уклад жизни, а особенно культура народов Прииртышья и народов, населяющих низовья Аму-Дарьи, в средние века были едины. Духовное воздействие Бухары и Самарканда на сибирских татар оказалось весомым в конце XIV — начале XV в. Единство культурных устремлений было достигнуто благодаря влиянию суфийского мировоззрения. До конца XIX в. утвердился единый литературный тюркский язык на карлуко-кипчакской основе и на Иртыше, и в Приуралье, и в Поволжье[34]. Т. е до XIX в. литературным языком сибирских татар был среднеазиатский тюрки.

Развитие капитализма (третья треть XIX в.) способствовало повышению требований к системе образования. В тюркско-мусульманской среде возникает новая система народного образования — джадидизм. Помимо предметов религиозного характера по новой системе в медресе необходимо было преподавание светских предметов. Поэтому нужны были новые, более подготовленные кадры учителей, которых приглашали из Казани. Туда же сибирские татары направляли на обучение кадры будущих учителей из числа сибирских татар. Известно, что казанские татары были грамотными тюрками (большая плотность населения на территориях их проживания, малоземелье, заставляли осваивать профессии интеллектуального и творческого профиля — учителей, писателей, поэтов, музыкантов) и, поэтому, играли роль просветителей тюрков Казахстана, Западной Сибири. К тому же на языке сибирских татар в начале XIX в. православными миссионерами стали издаваться учебники и словари. Конечной целью этой деятельности было, естественно, крещение сибирских татар. Поэтому письменная форма сибирскотатарского языка начинает ассоциироваться сибирскими татарами, как язык христианства, что негативно сказалось на отношении к письменной форме языка, оттолкнуло носителей языка от процессов нормирования родного языка. Поэтому в последующие периоды работы по нормированию языка сибирских татар не велись и население пользовалось в качестве литературного татарским языком, как языком просвещения.

Со времени проникновения в Сибирь ислама и до 20-х гг. XX в. сибирские татары, как и все мусульманские народы, пользовались письменностью, основанной на арабской графике, которая в 1928 году была заменена латиницей, а в 1939 г. — кириллицей.

Родной язык сибирских татар — устойчивое явление. Он широко используется ими в коммуникативной сфере и не имеет тенденции к активному нивелированию с другими языками. В то же время городское сибирскотатарское население переходит на русский язык, что относится только к языку, но не самосознанию.

В настоящее время отсутствует нормативный документ, который бы законодательно закреплял письменность сибирскотатарского языка. Данное обстоятельство препятствует однозначному толкованию о существовании сибирскотатарского языка как общепринятого литературного языка татар Западной Сибири России, поэтому в данной ситуации можно говорить лишь об особо обособленном, самостоятельном западносибирском диалекте татарского языка с признаками самостоятельного языка.

В 2000 году в Тюмени был издан первый сибирско-татарский букварь, в котором был предложен сибирско-татарский алфавит. Алфавит включает все 33 буквы русского алфавита, а также дополнительные знаки Ә ә, Ғ ғ, Ҡ ҡ, Ң ң, Ө ө, Ү ү[35].

Обоснование возможности принадлежности сибирско-татарского к киргизско-кыпчакским и горноалтайским вообще[править | править вики-текст]

Н. А. Баскаков, признавая принадлежность сибирско-татарского к татарской диалектной зоне, в то же время указывает на сходство барабинского и нижнечулымского диалекта[36].

О близости с горноалтайским кластером напрашиваются выводы на основании слов из барабинского диалекта, приводимых в «Этимологическом словаре тюркских языков» под редакцией Э. В. Севортяна.

Д. Г. Тумашева в исследованиях и словниках приводит ряд основ, находящих параллели исключительно в южно- и северноалтайском, причём ближе к южноалтайскому.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. ISO 639 code tables. Sil.org. Архивировано 27 мая 2013 года.
  2. UNESCO Atlas of the World’s Languages in danger
  3. Гаджиева Н. З. Тюркские языки. // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 527—529)
  4. 1 2 Богородицкий В. А. Введение в татарское языкознание. Казань, 1934.
  5. 1 2 Тумашева Д. Г. Диалекты сибирских татар. Опыт сравнительного исследования. Казань, 1977.
  6. Корусенко С. Н., Кулешова Н. В. Генеалогия и этническая история барабинских и курдакско-саргатских татар. — Новосибирск, 1999. — С.6.
  7. Гиганов И. Грамматика татарского языка, сочиненная в Тобольской главной школе учителем татарского языка, Софийского Собора священником Иосифом Гигановым. СПб., 1801.
  8. Гиганов, Иосиф // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  9. Атнаметов Н. Б. Букварь татарского и арабского письма с приложением слов со знаками, показывающими их выговор. Под рук. И. Гиганова. СПб., 1802.
  10. 1 2 3 4 Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар. Уфа, 1963. 195 с.
  11. Ахатова З. Ф. Научный подвиг лингвиста// «Республика Татарстан», 14.09.2012, выпуск: № 183 (27340)
  12. Ахатов Г. Х. Татарская диалектология. — Уфа, 1977, С. 28
  13. 1 2 3 Исхакова С. М., Валеев Ф. Т. «Сибирские татары: этнокультурные и политические проблемы возрождения» / TATAR-HISTORY
  14. Тумашева Д. Г. К этнолингвистической истории Сибирских татар // Экология культуры и образования: филология, философия, история. Тюмень, 1997. С. 137—139.
  15. Барсукова Р. С. Заболотный говор тоболо-иртышского диалекта татарского языка в сравнительном освещении. Казань, 2004. 160 с.
  16. Барсукова Р. С. Мифологическая лексика заболотного говора тоболо-иртышского диалекта сибирских татар // Тезисы докладов и сообщений научно-практической конференции «Сулеймановские чтения — 2003». Тюмень, 2004. С. 22-24.
  17. Насибуллина А. Х. Лексика тоболо-иртышских диалектов сибирских татар (в семантическом и генетическом аспектах). Тюмень, 2001. 147 с.
  18. Рамазанова Д. Б. Сибирско-татарские диалекты и говоры татарского языка // Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции «Сулеймановские чтения — 2006». Тюмень, 2006. С. 89-90.
  19. Рахимова А. Лексика диалектов сибирских татар: сравнительно-исторический анализ промысловой и хозяйственной лексики. Казань, 2001. 128 с.
  20. Сунгатов Г. М. Фонетическая система заболотного говора тоболо-иртышского диалекта сибирских татар: автореф. дис. … канд. филол. наук. Казань, 1991.
  21. 1 2 Ахатов Г. Х. Язык сибирских татар. Фонетические особенности. Уфа, 1960.
  22. 1 2 Ахатов Г. Х. Татарская диалектология (учебник для студентов вузов). Казань,1984.
  23. Тумашева Д. Г. Көнбатыш себер татарлары теле. Грамматик очерк хэм сузлек. Казань, 1961.
  24. Валеев Ф. Т. Сибирские татары: культура и быт. Казань, 1993. 208 с.
  25. Валеев Ф. Т. Языковые проблемы западносибирских татар // Языковая ситуация в Российской Федерации. М, 1992. С. 72-82.
  26. 1 2 Ахатов Г. Х."Язык сибирских татар. Фонетические особенности". — Уфа, 1960.
  27. 1 2 3 Сагидуллин М. А. Фонетика и графика современного сибирскотатарского языка. Тюмень: Искер, 2008. — 64 с. ISBN 978-5-87591-129-3
  28. Ахатов Г. Х."Язык сибирских татар. Фонетические особенности". Уфа, 1960.
  29. Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар. — Уфа, 1963.
  30. Ахатов Г. Х. Татарская диалектология. — Уфа, 1977
  31. Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар. — Уфа, 1963, С.139
  32. Vergliechende Grammatik der nordlichen Turksprachen. Th. I. Phonetik. (Сравнительная грамматика северных тюркских языков. Т. I. Фонетика), Лейпциг, 1882—1883
  33. Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар. — Уфа, 1963, С.184
  34. Яхин Ф. З. Литература сибирских татар в XIV—XVIII вв. // XIII Сулеймановские чтения: материалы Всероссийской научно-практической конференции. Тюмень, 2010. С. 151—154.
  35. Насибуллина А. Х. Әлиппа. — Тюмень, 2000. — 90 с.
  36. Баскаков Н. А. Тюркские языки.

Литература[править | править вики-текст]

  • Алишина Х. Ч. Тоболо-иртышский диалект языка сибирских татар. Казань: Изд-во Казанского пед. ин-та, 1994. 119 с.
  • Атнаметов Н. Б. Букварь татарского и арабского письма с приложением слов со знаками, показывающими их выговор. — СПб., 1802.
  • Ахатов Г. Х. Тобол сөйләше. — Тобольск, 1957. 150 с.
  • Ахатов Г. Х. Вопросы методики преподавания татарского языка в условиях восточного диалекта. — Тобольск, 1958.
  • Ахатов Г. Х. Язык сибирских татар. Фонетические особенности. — Уфа, 1960.
  • Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар. — Уфа, 1963, 195 с.
  • Ахатов Г. Х. Языковые контакты народов Поволжья и Урала. — Уфа, 1970.
  • Ахатов Г. Х. Татарская диалектология (учебник для студентов вузов). — Уфа,1977.
  • Ахатов Г. Х. Диалект западносибирских татар (учебник для студентов вузов). — Уфа, 1977.
  • Ахатов Г. Х. «Фразеологический словарь татарского языка» (монография). — Казань, 1982, 177 с.
  • Ахатов Г. Х. Татарская диалектология (учебник для студентов вузов). — Казань,1984.
  • Барсукова Р. С. Заболотный говор тоболо-иртышского диалекта татарского языка в сравнительном освещении. Казань, 2004. 160 с.
  • Баскаков Н. А. Тюркские языки. М., 1960.
  • Богородицкий В. А. Введение в татарское языкознание. Казань, 1934.
  • Валеев Ф. Т. Западносибирские татары во второй половине XIX—XX вв.: историко-этнографические очерки. Казань, 1980. 200 с.
  • Валеев Ф. Т. Сибирские татары: культура и быт. Казань, 1993. 208 с.
  • Валеев Ф. Т. Языковые проблемы западносибирских татар // Языковая ситуация в Российской Федерации. М, 1992. С. 72-82.
  • Гиганов И. Грамматика татарского языка, сочиненная в Тобольской главной школе учителем татарского языка, Софийского Собора священником Иосифом Гигановым. СПб., 1801.
  • Гиганов И. Слова коренные, нужнейшие к сведению для обучения татарскому языку, собранные в Тобольской главной школе учителем татарского языка, Софийского Собора священником Гигановым и Юртовскими муллами свидетельствованные. СПб., 1801.
  • Дульзон А. П. Языки и топонимия Сибири: сб. ст. Томск, 1996. 186 с.
  • Дульзон А. П. Чулымские татары и их язык. Томск, 1952. С. 56.
  • Заляй Л. Историческая морфология татарского языка: очерки: [на татар. яз.]. — Казань: Фикер, 2000. — ISBN 5-93091-011-1.
  • Гаджиева Н. З. Тюркские языки. // Лингвистический энциклопедический словарь. — М., 1990. — С. 527—529)
  • Насибуллина А. Х. Лексика тоболо-иртышских диалектов сибирских татар (в семантическом и генетическом аспектах). Тюмень, 2001. 147 с.
  • Рахимова А. Лексика диалектов сибирских татар: сравнительно-исторический анализ промысловой и хозяйственной лексики. Казань, 2001. 128 с.
  • Русско-татарская азбука на русском языке и на наречии татар Тобольской губернии. Тобольск, 1906.
  • Сагидуллин М. А. Фонетика и графика современного сибирскотатарского языка. Тюмень: Искер, 2008. — 64 с. ISBN 978-5-87591-129-3.
  • Сагидуллин М. А. Русско-сибирскотатарский словарь: ок. 15000 слов. Тюмень: Мандр и К, 2010. — 216 с. — 2000 экз. ISBN 5-93020-441-1.
  • Сунгатов Г. М. Фонетическая система заболотного говора тоболо-иртышского диалекта сибирских татар: автореф. дис. … канд. филол. наук. Казань, 1991.
  • Тенишев Э. Р. Некоторые социолингвистические проблемы в тюркском мире // Татарский мир. 2003, № 2.
  • Тумашева Д. Г., Насибуллина А. Х. Словарь диалектной лексики татарских говоров Тюменской области. Тюмень, 2000.
  • Тумашева Д. Г. К этнолингвистической истории Сибирских татар // Экология культуры и образования: филология, философия, история. Тюмень, 1997. С. 137—139.
  • Тумашева Д. Г. Көнбатыш себер татарлары теле. Грамматик очерк хэм сузлек. Казань, 1961.
  • Тумашева Д. Г. Язык сибирских (тоболо-иртышских) татар. Тюмень, 1997.

Ссылки[править | править вики-текст]