Хорезмский диалект узбекского языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Огузский диалект узбекского языка»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Данный язык нужно отличать от мёртвого хорезмийского языка
Хоре́змский диале́кт (Хорезмский язык)
Страны Узбекистан, Туркмения
Регионы В Узбекистане: Хорезмская область и сопредельные регионы.
В Туркмении: Дашогузский и Лебапский велаят.
Регулирующая организация Институт языка и литературы им. Алишера Навои АН РУз
Общее число говорящих около 2,5 млн человек
Классификация
Категория Языки Евразии
Тюркские языки
Огузская группа

Хоре́змский или огу́зский диале́кт узбе́кского языка́ (огу́зское наре́чие узбе́кского языка́[1]; узб. Xorazm shevasi, Oʻgʻuz shevasi) — группа говоров узбекского языка, распространенных в Узбекистане и Туркменистане.

Тюркский язык Хорезма в раннем средневековье[править | править код]

Хорезмийский ученый Абу Рейхан Бируни (973-1048) в произведении «Памятники минувших поколений» приводит сведения о древних тюрках Хорезма: «Они (жители Хорезма) считали годы от начала заселения (своей страны), которое произошло за 980 лет до Александра, а потом стали считать годы от прихода в Хорезм Сиявуша, сына Кайкауса и воцарения там Кейхусрау и его потомков, который переселился в Хорезм и распространил свою власть на царство тюрков. Это было 92 года (от начала) заселения Хорезма»[2].

С III века нашей эры в Хорезме отмечены представители народа гуннов[3]. Некоторые исследователи относят гуннский язык к тюркским[4][5].

Во второй половине VI — первой половине VII вв. Хорезм находился в определённой зависимости от Тюркского каганата; соответственно, тюркоязычный компонент населения Хорезма в этот период и был представлен в основном тюрками этого каганата.

C VII века Хорезм был тесно связан с другим тюркским государством — Хазарским каганатом, происходили процессы миграции населения. Хорезмийцев было много в составе гвардии хазарского хакана. Большую роль играли купцы-хорезмийцы[6].

Персидские авторы географы X века упоминают хорезмийский город Баратегин[7]. Судя по названию, город был населён или основан тюрками[8]. Истахри называет его в числе 13 городов Хорезма, а ал-Макдиси включает его в число 32 городов Хорезма[9].

Тюркский язык в эпоху Абу Рейхана Бируни[править | править код]

Выдающийся ученый и этнограф Бируни (973—1048) в своих произведениях (в частности, в труде «Памятники минувших поколений», написанном в Хорезме около 1000 года) приводит тюркские названия лечебных трав, месяцев, и годов по животному циклу, которые использовало тюркское население Хорезма[10][11]. Бируни в своем произведении «Памятники минувших поколений», написанном в Хорезме около 1000 года, приводит тюркские названия годов по животному циклу, которые использовало тюркское население Хорезма: сичкан, од, барс, тушкан, луй, илан, юнт, куй, пичин, тагигу, тунгуз. В этом же сочинении он приводит названия месяцев по-тюркски: улуг-ой, кичик-ой, биринчи-ой, иккинчи-ой, учинчи-ой, туртинчи-ой, бешинчи-ой, олтинчи-ой, йетинчи-ой, саккизинчи-ой, токкузинчи-ой, унинчи-ой[11].

Часть хорезмийцев уже в XIII в. была двуязычной. В XIV в. процесс вытеснения хорезмийского языка тюркским языком завершился. В хивинских говорах узбекского языка отмечены лишь немногие слова хорезмийского происхождения, например, яп - «оросительный канал, арык».[12]

Формирование огузских говоров узбекского языка тесно связано с миграциями огузских племен на протяжении XI—XIII вв. В X веке огузские племена, принявшие ислам, были известны под названием туркмен[13], проживали в низовьях Сырдарьи.

Средневековые авторы упоминают куджат-арсланов[14] (другой вариант — кочат) — тюркское племя, осевшее в Хорезме. С завоеванием Хорезма Махмудом Газневи здесь начинается правление тюркской династии Алтунташей. В начале XIII века доминирующим языком в Хорезме был тюркский. Так, в юридическом сочинении аз-Захиди (XIII век) сказано: «Если хорезмиец, скажем: эр оглум…»[15]. По свидетельству Плано-Карпини, в XIII веке в Хорезме говорили «команским языком». В XIV веке ибн Баттута называл Ургенч тюркским городом.

Чагатайско-тюркский язык в Хорезме[править | править код]

Хорезм стал одним из центров зарождения литературного языка тюрки, преемственного от караханидско-уйгурского…[16]. Сведения о хорезмском тюркском языке известны по филологическому сочинению «Муқаддимат ул-адаб» хорезмского арабиста Махмуда аз-Замахшари, где приведено более 6000 слов из лексики хорезмско-тюркского языка.

Исследователи изучая памятники тюркских письменных памятников Хорезма XIII—XIV веков пришли к выводу о том, Хорезмийский тюркский язык зависел от тюркского караханидского, а затем уступил место чагатайского тюркскому языку в конце XIV века. Хорезмийский тюркский язык имеет большое значение в истории тюркского языка, потому что он является языком перехода от тюркского караханидского к тюркскому чагатайскому.[17][18]

Исследователи выделяют разные этапы развития чагатайского языка: Хорезмский тюркский или ранний чагатайский (XIII—XIV вв.), Классический и поздний чагатайский (IX—XIII / XV—XIX века) и современный узбекский язык[19]. По мнению М. Ф. Кёпрюлю Хорезмский тюркский является прямым предшественником классического чагатайского языка[19].

В Тимуридскую эпоху, а также в Хивинском ханстве государственным языком оставался чагатайский язык. Алишер Навои, рассказывая в «Собраниях редкостных людей» («Маджалис ун-нафаис») о Хусейне Хорезми, ученике и последователе хорезмца Ходжа Абульвафа, говорит следующее: «… он дал толкование на месневи и также на касыду „бурдэ“ по-хорезмски на тюркском языке (хоразмийча турк тили била)»[20].

Одним из известных хорезмийских тюркских поэтов был Хайдар Хорезми (начало XV века), стихи которого свидетельствуют о его близости ко двору тимурида Ибрагима: «Гулистон юзли, эй сокий, санинг ишинг манга жондур. Ичали боданиким, даври Иброхими Султондур…» (перевод: О кравчий, мною ты любим — жизнью вся душа полна, Ведь нынче правит Ибрагим, и нужно нам испить вина)[21].

Хайдар Хорезми считал себя хорезмийским тюркским поэтом, например, «Тенг бўла билмас эди Хофиз била Хоразмда, Туркий айта тирилур бўлса бу дамда Санжарий» (перевод: Никто в Хоразме не сравнится с Хафизом, спевшим тюркский стих, Смог бы Санджари вновь явиться — тот сложил бы стих иной)[22]

Чагатайско-тюркский язык Хорезма в XVI-XIX вв.[править | править код]

В первой половине XV века в Хорезм переселились узбекские племена во главе с Абулхайр-ханом, а позже во главе его потомками и родственниками Шейбанидами, которые основали династию управлявшую Хорезмом с 1510 по 1920 гг. Хорезм был центром поэзии, историографии и переводческой деятельности на чагатайском языке хорезмских узбеков.

Первой известной хроникой эпохи Шибанидов, сочиненной в Хорезме, является „Чингиз-наме“ Утемиш-хаджи, который был выходцем из влиятельной узбекской семьи, бывшей в служении у Ильбарсхана (1511—1518). Единственное известное его сочинение, „Чингиз-наме“, написано на чагатайском (староузбекском) языке в 1558 году по поручению Шейбанида Иш-султана (убит в 1558 году)[23]. Книига основана на устных преданиях, бытовавших среди кочевых узбеков. Автор много странствовал по Хорезму и Дешт-и-Кипчаку, поэтому его повествование в значительной степени основывается на рассказах очевидцев.[24]. Хроника Утемиш-хаджи послужила важным этапом хорезмской историографической школы.[25].

Узбекский историк, правитель Хорезма шибанид Абулгази-хан (1603—1664) известен как автор двух исторических сочинений на староузбекском языке: «Родословная туркмен» (закончена к 1661) и «Родословная тюрок». Они были напечатаны в Казани, 1852 г., и в Петерб., 1871 г..[26]

Узбекский[27] историк Хорезма Мунис Шермухаммад 1778 — 1829) был автором исторического труда на чагатайско-тюркском языке «Райский сад счастья».

Примерно с XVI века как к разговорному, так и к письменному языку Хорезма применяется термин узбекский. Арминий Вамбери, посетивший Среднюю Азию в 1863—1864 гг., пишет следующее: «Хотя я старался употреблять узбекский язык вместо непонятного здесь стамбульского диалекта, государь велел себе кое-что перевести». «Величайший узбекский поэт Навои известен всем и каждому, но не проходит ни одного десятилетия, чтобы не появился лирик второй или третьей величины. В Хиве я познакомился с двумя братьями. Один брат, Мунис, писал стихи, некоторые из них я собираюсь позже издать; второй, Мираб, с величайшим терпением переводил на узбекско-тюркское наречие большой исторический труд Мирхонда, чтобы сделать его более доступным для своего сына, владевшего, впрочем, и персидским языком»[28].

В феврале 1920 году хан Хивы отрекся от престола, была создана Хорезмская Народная Советская республика (ХНСР). В октябре 1923 года она была преобразована на Хорезмскую Советскую Социалистическую Республику (ХССР). В ходе национального размежевания 1924—1925 гг. ХССР была ликвидирована. Центральная часть бывшего Хивинского ханства, населенная узбеками, вошла в состав Узбекской ССР. Часть хивинских узбеков оказалась в составе Туркменской ССР (ок. 105 000 человек[29]) и Каракалпакской АССР (84 099 человек[30]). В Хорезмской области, как и по всему Узбекистану, был введён современный узбекский литературный язык с более либеральными, чем в классическом языке, нормами.

Распространение и классификация[править | править код]

Хорезмский диалект, состоящий из нескольких говоров, сохранился в древнем регионе Хорезм, который включает, помимо Хорезмской области Узбекистана, Дашогузский и Лебапский велаяты Туркменистана[источник?], южные районы Республики Каракалпакстан, населенные этническими узбеками — Амударьинский, Берунийский, Турткульский и Элликкалинский районы.

Традиционная географическая классификация огузского наречия узбекского языка включает следующие группы говоров:

Каракульско-алатская группа говоров является смешанной огузско-карлукской, ощутившей кроме того ещё сильное влияние таджикского языка. В турткульско-сарибийской группе говоров имеются заметные кыпчакские элементы.

Характеристика[править | править код]

В современном облике огузских говоров узбекского языка, особенно в южнохорезмских говорах, нашли отражение многовековые и сложные глотто-этнические процессы, протекавшие в регионе. Огузские элементы отразились главным образом в фонетике (переходы t>d, k>g) и лексике (уникальная огузская лексика).

Поскольку распространение в Хорезме тюркского языка сопровождалось вытеснением восточноиранского хорезмийского языка без промежуточного перехода на новоперсидский, южнохорезмские говоры являются единственными среди тюркских диалектов, имеющими уникальные заимствования из восточноиранского, в данном случае — хорезмийского языка (арна — большой канал; яб/яп — малый канал). Как известно, восточноиранские, в частности согдийские заимствования в других тюркских языках относятся к периоду до их распада, то есть являются общетюркскими.

Кыпчакские говоры Хорезмской области и Республики Каракалпакстан распространились намного позднее — в XV—XVI вв.

Фонетика[править | править код]

Фонетические особенности огузского диалекта:

  • наличие контрастирующих гласных и частичное сохранение сингармонизма;
  • различение кратких и долгих гласных (и — и:; а — а:; о — о:; у — у:): ат — лошадь, а: т — имя; ал — бери, а: л — красный;
  • озвончение анлаутных к, т: гу: з (ср. куз) «осень»; да: л (ср. тол) «ива»; депа (ср. тепа) «холм»;
  • отпадение конечных к, қ: катты (ср. қаттиқ) «твёрдый»; аджы (ср. аччиқ) «горький»;

В отдельных случаях сохранились другие особенности огузских языков, как например переход *m>b: бурч (ср. мурч) «чёрный перец».

Морфология[править | править код]

  • аффикс родительного падежа -ин/-ын, а направительного падежа -а/-а;
  • окончание глагола в настоящем времени длительного действия имеет форму -йатыр: гелэатыр (ср. келяпти) «идет»;
  • окончание глагола будущего времени имеет форму -жак: гележак (ср. келади) «придет»;
  • форма намерения глагола имеет следующее дополнение: -али, галали (гелели), борали (барали).

Лексика[править | править код]

В плане лексики огузские группы говоров Хорезмского региона и Бухарской области имеют большое сходство с бухарско-самаркандскими группами говоров карлукско-чигильского наречия узбекского языка: хорезмское пишик — бухарско-самаркандское пишак — общеузбекское мушук «кошка»; хорезмское занги[31] — бухарско-самаркандское шоти — общеузбекское нарвон «стремянка».

Во всех группах говоров огузского наречия имеется уникальная огузская лексика. Немало в них и кыпчакских элементов. Огузские говоры Хорезма содержат ряд хорезмийских (арна — большой канал; ёб/ёп — малый канал) и туркменских (тугул — не, не только) заимствований.

Элементы огузской лексики отразились в узбекском литературном языке. Ещё в поэзии XIV—XV вв. использовались отдельные огузские имена и глагольные формы, которые способствовали сохранению звучности стиха, крайне важного для средневековой поэтической метрики: ўлдим вместо бўлдим «был», гунаш вместо қуёш «солнце», кўрмишам вместо кўрдим, кўрибман «увидел», истарам вместо истайман «хочу» и др. Эта закономерность сохраняется и в современной узбекской поэзии. Такие слова, как арна, ёп, шоти, чўрак, қумри, сўқи, тугул, вошли в словарный запас современного узбекского литературного языка.

В культуре[править | править код]

Хорезм издревле славился как центр поэзии и музыки. Говоры Хорезма по сей день популярны в качестве языка традиционной культуры. В Хивинском ханстве сложилась своя музыкальная школа. Большое количество певцов из Хорезма исполняют классические узбекские песни на этом диалекте. Огромной популярностью у всех узбеков пользуется уникальная хорезмская композиция «лазги» — она входит в репертуар всех исполнителей и обязательно звучит в узбекских свадьбах от Хорезма до Южного Кыргызстана. Молодые певцы из Хорезма создают эстрадные песни на своем говоре.

Известные исполнители:

В Хорезмской области до сих пор развивается школа народных исполнителей. В Хорезме они называются «халпа». Исследователями записано и опубликовано свыше 100 поэм, исполненных хорезмскими народными исполнителями. Это — узбекский героический эпос «Алпомиш», цикл героических поэм «Гўрўғли» (всего около 40 поэм), любовная поэма «Тоҳир ва Зуҳра», узбекские варианты поэм «Саёд ва Ҳамро», «Ошиқ Ғариб ва Шоҳсанам», «Ойсулув», «Якка Аҳмад» и др. Образцы народных песен и поэм включены в школьную программу узбекской литературы.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Узбекский язык//Языки мира. Тюркские языки. — Бишкек, 1997. — С. 436.
  2. Абу Рейхан Бируни. Памятники минувших поколений. Избранные произведения. Т. 1. Т., 1957, с. 47.
  3. Труды Хорезмской археолого-этнографической экспедиции, т. XIV. М., «Наука», 1984
  4. Тенишев Э. Р. Гуннов язык // Языки мира: Тюркские языки. — М., 1997. — С. 52-53.
  5. Сюнну-Гунны. Кто же они? Стенограмма лекции, прочитанной Анной Владимировной Дыбо
  6. КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО ХОРЕЗМА. М., 1981,с.50.
  7. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации М.-Л., 1948, с.235
  8. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации М.-Л., 1948
  9. Толстов С. П. По следам древнехорезмийской цивилизации М.-Л., 1948, с. 236
  10. Абу Рейхан Беруни, Избранные произведения. т.4. Перевод с арабского У.Каримова. Т., 1973, с.312
  11. 1 2 Абу Рейхан Бируни. Избранные произведения, I. Ташкент. АН УзбССР. 1957, с.87-89.
  12. Лившиц, В.А. Личные имена в хорезмийском языке // Вестник древней истории 4 (2011): 156-165.
  13. Словарь тюркских слов. — Алматы: Дайк-пресс, 2005. — С. 43.
  14. Словарь тюркских слов. — Алматы: Дайк-пресс, 2005. — С. 43.
  15. Основы иранского языкознания. — М.: «Наука», 1979. — Т. 1. — С. 47.
  16. Хорезмско-тюркский язык//Языки мира. Тюркские языки. — Бишкек: «Кыргызстан», 1997. — С. 140.
  17. ECKMANN, J. (2011). Harezm, Kıpçak ve Çağatay Türkçesi Üzerine Araştırmalar, Ed. by O. F. SERTKAYA, Ankara: Türk Dil Kurumu Yayınları.
  18. UZUNTAŞ, Hülya. «A text written in Khwarezmian Turkic of 14th century.» Journal of Old Turkic Studies 2, no. 1 (2018): 84-93.
  19. 1 2 CHAGHATAY LANGUAGE AND LITERATURE — Encyclopaedia Iranica
  20. Боровков А.К. Алишера Навои как основоположник узбекского литературного языка//Алишер Навои. Сборник статей / Под редакцией Боровкова А.К.. — М., Л.: Изд. АН СССР, 1946. — Т. 3. — С. 104.
  21. Сулаймонов М. Роль Хафиза Хорезми в развитии тюркоязычной поэзии / Тюрко-монгольский мир: история и культура. М., 2019, с. 195
  22. Сулаймонов М. Роль Хафиза Хорезми в развитии тюркоязычной поэзии / Тюрко-монгольский мир: история и культура. М., 2019, с. 196
  23. Предисловие к изданию «Чингизнамэ». Утемиш-хаджи. Чингиз-намэ. — Алма-Ата: «Гылым», 1992. — С. 3.
  24. Юдин В.П. Орды: Белая, Синяя, Серая, Золотая…//Казахстан, Средняя и Центральная Азия в XVI—XVII вв.. — Алма-Ата, 1983. — С. 106—165.
  25. Предисловие к изданию «Чингизнамэ». Утемиш-хаджи. Чингиз-намэ. — Алма-Ата: Гылым, 1992. — С. 4.
  26. Абуль-Гази-Бохадур-Хан. Родословная туркмен / Пер. А. Г. Туманского. — Асхабад, 1897; Родословная туркмен // Кононов А. Н. Родословная туркмен. Сочинение Абу-л-Гази хана хивинского. — М.—Л.: Изд-во АН СССР, 1958.
  27. Мунис Хорезми Шир-Мухаммед Авазбий-оглы // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  28. Вамбери А. Путешествие по Средней Азии. — М.:, 2003.
  29. Равшан Назаров. Узбеки и туркмены: история, проблемы, перспективы.
  30. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей. Дата обращения: 20 января 2013.
  31. Feruza Jumaniyozova — «Zangini» — ウズベクの音楽 — 720p (HD)

Литература[править | править код]

  • С. П. Толстов. По следам древнехорезмийской цивилизации. М: Издательство АН СССР, 1948
  • Г. Непесов. Из истории Хорезмской революции. 1920—1924 гг., Таш., 1962
  • Х. С. Саматова, А. И. Ишанов. Образование Хорезмской и Бухарской Народных Советских Республик, в кн.: История советского государства и права, т. 1. М., 1968
  • А. Н. Самойлович. Тюркское языкознание. Филология. Руника. М., 2005.