Португальская литература

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Португа́льская литерату́ра или литерату́ра Португа́лиилитература португальского народа, созданная на португальском языке.

Галисийско-португальская лирика (XII—XV века)[править | править код]

Древнейшими памятниками португальской литературы, если не считать дошедших до нас в немногочисленных отрывках так называемых коссант (cossantes) — лирических стихотворений[1], создавшихся в результате скрещения церковной и народной песенных традиций, — является поэтическое наследие трубадуров Пиренейского полуострова XIIIXV веков, создававших кантиги (песни) на новом романском языке, условно называемым галисийско-португальским языком.

Галисийско-португальская поэтическая школа воспроизводила на новом романском языке Пиренейского полуострова характерные для поэзии провансальских трубадуров стихотворные жанры, сложилась в феодально-аристократических португало-испанских кругах, имея своими представителями кастильского короля Альфонса X (ум. 1290), — галисийская лирика была придворной при кастильском дворе, — ряд принцев крови, многих поэтов из числа придворной интеллигенции и т. д. Поэзия их, проникнутая мотивами любовного томления, куртуазной чувствительности и мистического символизма, достигла своего расцвета при короле Динише I (1279—1325). Трубадуры и жонглёры королевств Португалии и Галисии освоили и ввели в куртуазную лирику архаический автохтонный народный жанр кантиги о друге (порт. cantiga de amigo)[2], который не встречается у провансальских авторов[3]. Поэтическими сводами этой эпохи являлись «Песенники» (Cancioneiros), из которых до нашего времени дошли «Песенник Ажуда», «Песенник Национальной библиотеки», или «Колоччи-Бранкути» (Cancioneiro da Biblioteca Nacional de Lisboa, Cancioneiro Colocci-Brancuti), «Песенник Ватикана» (или «Ватиканский песенник» — Cancioneiro da Vaticana)[1]. Галисийско-португальская лирика пришла в упадок с возникновением прозы. Обширный «Всеобщий песенник» (Cancioneiro Geral), изданный в Лиссабоне в 1516 году[2], содержит произведения уже не принадлежащие к галисийско-португальской трубадурской школе. Помимо любовной и мистической лирики мы встречаем здесь также стихотворения, восходящие к народным песенным традициям, и сатиры, подражающие провансальским сирвентам.

XIV—XVI века[править | править код]

Дальнейший этап в развитии португальской поэзии отмечен решительным влиянием латинских и итальянских образцов. Ко второй половине XIV века относится и самая ранняя из попыток эпического повествования — «Поэма о битве у Саладо» Афонсо Жиралдеса (Affonso Giraldes), от которой сохранилось только два фрагмента без продолжения[4]. Испано-итальянские и классические влияния можно различить уже у португальско-галисийских лириков конца XIV и начала XV веков, некоторые из которых уже относились к галисийско-кастильской трубадурской школе. Таковы Хуан Родригес де ла Камара (Juan Rodríguez de la Cámara, также известный как Juan Rodríguez del Padrón, 1390—1450), Фернан Кашкисиу (Fernant Casquicio), предок Луиша де Камоэнса галисийский трубадур Васко де Камоэнс (ум. 1386), Гонсалу Родригеш (ум. 1385), Гарси Фернандес де Херена (Garci Fernández de Gerena, 1340—1400), последний галисийско-португальский трубадур Масиас Влюблённый (Macías o Namorado) и многие другие. Популярным чтением в эту эпоху являлись рыцарские романы бретонского цикла, из которых уже в XIII веке большое распространение получил «Амадис Гальский». Вопрос о влиянии португальской разработки этого романа на испанского «Амадиса» остается до сих пор открытым, хотя историко-литературная традиция и продолжает отдавать первенство Португалии.

Из ранних прозаиков следует упомянуть короля Дуарте I (1391—1438) с его морально-философской энциклопедией «Верный советник» (порт. Leal conselheiro) и хроникёров Фернана Лопеша (1380—1460), Гомеша де Азурара (1410 — ок. 1474), оставившего описание похода на Гвиней, и Дуарте Галван (Duarte Galvão, 1445—1517). Предвестниками «золотого века» португальской поэзии следует считать утончённых буколиков Бернардина Рибейру (Bernardim Ribeiro, 1486—1554), автора известной пасторали Menina e moça, и Кристована Фалкана (Cristóvão Falcão, 1500—1558), оказавших значительное влияние и на испанскую литературу.

Таким образом, к середине XVI века мы наблюдаем в португальской литературе все характерные для феодально-аристократической поэтики жанры. Экономический подъём Португалии в связи с её колониальной экспансией в Америке, Африке и Азии дал мощный толчок развитию её национальной культуры. XVI век по праву считается «золотым веком» португальской литературы. Всё ярче сказывается влияние итальянских ренессансных воздействий. Молодой португальский торговый капитал в культурном отношении приобщается к лучшему и наиболее изысканному из того, что можно было найти у соседей и соперников. Выучка у классиков Апеннинского полуострова в соединении с незаурядным поэтическим талантом создала такого крупного поэта, как Франсишку де Са-де-Миранда (1495—1558), автора эклог, лирических поэм и комедий итальянского типа, активно вводившего в португальскую лирику итальянские ритмы и поэтические форм. Его продолжателями являются Диогу Бернардеш (Diogo Bernardes, ок. 1530—1605), Антониу Феррейра (António Ferreira, 1528—1569), Франсишку Галван (Francisco Galvão, 1563 — около 1636) и другие. Выдающимися представителями португальской буколической поэзии были Франсишку Родригеш Лобу (Francisco Rodrigues Lobo, ок. 1550 — ок. 1625)] и Фернан Алвареш ду Ориенте (Fernão Álvares do Oriente, 1540—1595). Мистика католицизма вдохновляла религиозную поэзию Элоя де Са Сотомайора (Eloi de Sá Soutomaior). Первым португальским драматургом, деятельность которого важна также и в истории испанского театра, является Жил Висенте (ок. 1470 — ок. 1536), автор диалогов на религиозные темы и фарсов бытового характера. Опираясь на технику церковного и уличного театров позднего средневековья, он учитывал и возможности придворного спектакля в итальянском духе. Последующие португальские драматурги, как Антониу Рибейру Шиаду (António Ribeiro Chiado, 1520—1591), Балтазар Диаш (Baltazar Dias), всё более и более склонялись к итальянским комедийным образцам, пропагандировавшимся в особенности Са-де-Мирандой. Особняком стоит драматизированная повесть Жорже де Вашконселлуша (Jorge Ferreira de Vasconcelos, 1515—1585) «Эуфрозина», написанная под влиянием анонимной испанской «Трагедии о Калисто и Мелибее».

Крупнейшей фигурой этой эпохи является певец колониального величия Португалии Луис де Камоэнс (1525—1580), слагавший торжественные октавы португальским завоеваниям в далёком Индийском океане. Его поэма «Лузиады» (порт. Os Lusíadas, 1 издание 1572 года) наряду с «Освобождённым Иерусалимом» Тассо является крупнейшим эпическим произведением эпохи Возрождения. Основу её составляет описание экспедиции Васко да Гамы, впервые открывшего морской путь из Европы в Индию. В десяти песнях повествуется о беспримерном героизме португальской флотилии и её капитана, об их испытаниях, жестокой борьбе и великих победах в полуденных странах «во имя христианской веры и величия родины». Согласно правилам классической поэтики, унаследованным преимущественно у Вергилия, в описываемых событиях ближайшее участие принимают олимпийские боги. Камоэнс пользуется также удобными поводами для воспевания былой славы Португалии, щедро рассыпая по всей поэме намёки и на современные события. Ряд строф поэмы отличается величайшим изобразительным мастерством и лирическим пафосом, преодолевающим каноны эпического повествования. Кроме «Лузиад» Камоэнсу принадлежат лучшие в португальской поэзии сонеты, написанные в манере Петрарки, оды, эклоги и наконец три, впрочем не столь примечательные, комедии. Творчество Камоэнса явилось кульминационным пунктом в развитии португальской литературы эпохи колониальной экспансии; оно в известном смысле и завершило её, так как ряд социально-политических условий в дальнейшем, вплоть до XIX века, мало благоприятствовал литературному преуспеянию страны.

В 1580 году Испания в форме насильственно навязанной унии аннексировала Португалию. Португалия утратила значительную часть своих колониальных владений, перешедших в руки голландцев и англичан, и наконец стала жертвой той экономической катастрофы, из-за которой роль стран Пиренейского полуострова в европейской экономической и политической жизни стала с XVII века третьестепенной. В удел многочисленным поэтам и писателям остались лишь воспоминания о прошлом величии колониальной монархии. Отсюда мы встречаем ряд созданных в манере «Лузиад» эпических поэм Жерониму Корте Реала (Jerónimo Corte-Real, 1540—1593), Луиша Перейры Брандана (Luís Pereira Brandão), Моузинью Кеведу (Quevedo), Габриэла де Каштру (Gabriel Pereira de Castro, 1571—1632), Франсишку де Са-де-Менезеша (ум. 1664) и прочих. Колониальная экспансия Португалии и связанный с её экономическими и политическими успехами в XVI веке рост самосознания её экспансионистских групп послужили источниками и материалом для развития обширной исторической литературы. Славные времена заокеанских походов и блистательные царствования королей-завоевателей дали обильную пищу воображению преимущественно историографов, таких как Фернан Лопеш де Каштаньеда (1500 — ок. 1550), Жуан де Барруш (1496—1570), Диогу ду Коуту (Diogo do Couto, 1542—1616) и многих других. Наряду с этим следует отметить и рост литературы путешествий, в особенности путешествий по Востоку. Иные повествовательные жанры эпохи копируют по преимуществу испано-итальянские образцы; таковы например некоторые плутовские романы. Рыцарский роман, идеализирующий былое рыцарство, заявил о себе соперником «Амадиса» по всеевропейской популярности «Хроника о Палмейрине Английском» (Chrónica de Palmeirim de Inglaterra, 1567) Франсишку де Морайша (Francisco de Moraes, 1500—1572). Во второй половине XVI века в связи с развитием католической реакции можно наблюдать и некоторый подъём религиозно-философской литературы, представленной мистиками Томе де Жезушем (Frei Thome de Jesus, 1529—1582) и Жуаной де Гама (Joana de Gama, ум. 1568).

XVII—XVIII века[править | править код]

В XVII веке наблюдается полное оскудение португальской прозы и подчинение драматургии испанским образцам, упадок эпических форм и историографии, вынужденной культивировать воспоминания о былом национальном величии. За весь этот период можно назвать лишь два-три имени, возвышающихся над общим оскудением. Антониу Виейра (António Vieira, 1608—1697) интересен своими морально-обличительными письмами, проповедями и «Пророчествами» о печальном будущем Португалии. В поэзии господствуют гонгористы вроде Франсишку Мануэла де Мелу (Francisco Manuel de Melo, 1608—1666), Антониу Барбозы Баселара (António Barbosa Bacelar, 1610—1663) и др. Из всех памятников литературы этой эпохи наибольшей известностью пользуются так называемые «Письма португальской монахини», принадлежащие перу Марианы Алкофораду (Marianna Alcoforado, 1640—1673), отличающиеся своей лирической глубиной и тонкостью в обрисовке любовной страсти.

В преддверии XVIII века литературная жизнь Португалии теплится в многочисленных феодально-салонных академиях, отражающих литературное вырождение. Создание в 1720 Португальской академии и культурная ориентация на Францию несколько оживили печальную литературную действительность. Франсишку Шавьер де Менезеш, граф Эрисейра (Francisco Xavier de Menezes, 1673—1743), написал поэму «Энрикеида» (Henriqueida, 1741), члены «Общества аркадийцев» Педру Антониу Корреа Гарсан (Pedro António Correia Garção, 1724—1772) и Антониу да Кpуз и Силва (António Dinis da Cruz e Silva, 1731—1799) воскресили классические традиции и заслужили прозвища португальских Горация и Пиндара. К первой трети XVIII века относится творчество талантливого драматурга Антониу Жозе да Силвы (António José da Silva, 1705—1739), сына крещёного еврея, сожжённого на костре по обвинению в иудействе. Возврат к классицизму на фоне политической реакции и экономического упадка свидетельствует о стремлениях некоторой части португальской дворянской и буржуазной интеллигенции через обращение к «гармонической» античности уйти от неприглядной действительности. В этом отношении весьма показателен рецидив буколической и идиллической поэзии у Максимиану Торреша (Domingos Maximiano Torres, 1748—1810), возврат к забытому мастерству сонета и к элегии у Мануэла Барбозы ду Бокаже, учёная усидчивость эпика Жозе Агоштинью де Маседу (José Agostinho de Macedo, 1761—1831) и т. д. Появляется и группа сатириков во главе с Николау Толентину де Алмейдой (Nicolau Tolentino de Almeida, 1741—1811) Крупнейшим представителем классицизма и вместе с тем предвестником романтической поэзии является Франсишку Мануэл ду Нашсименту (Francisco Manoel de Nascimento, 1734—1819).

XIX век[править | править код]

Начало XIX века принесло Португалии неисчислимые бедствия. Оказавшись ареной борьбы между англичанами и французами, раздираемая гражданской войной, истощенная и разоренная страна забывает о литературе. Возрождение её связано уже с эпохой роста буржуазного самосознания, с эпохой глубоких социально-политических сдвигов, приведших в конце концов к падению монархии (1910). Первые шаги романтизма в начале XIX века связаны с либеральной общественностью. Алмейда Гаррет (Almeida Garrett, 1799—1854) прошёл в эмиграции школу французских романтиков. Португальский либерализм, в силу сложившихся исторических условий, принял яркую национально-патриотическую окраску. Наступившему упадку Португалии и её политической зависимости либералы противопоставляли её славное прошлое. Поэтому либерально-романтическая литература осуществляла задачи идеализации этого прошлого. В творчестве Алмейды Гаррета это сказалось в обращении к народной поэтической традиции, в идеализации старины в романе O arco de Santa Anna, в поэмах «Камоэнс» (Camões, 1825) и «Дона Бранка» (Dona Branca, 1826), в драмах «Ауто Жила Висенте» (Auto de Gil Vicente, 1838), «Дона Филиппа де Вильена» (Dona Philippa de Vilhena, 1840) и «Оружейник из Сантарена» (О Alfageme de Santarem, 1842). Продолжателем дела Гаррета явился «португальский Вальтер Скотт» Алешандре Эркулану[pt] (1810—1877), автор «Легенд и рассказов» (1851), романов «Пресвитер Эурико» (1844) и «Цистерцианский монах» (1848). Либеральную и антикатолическую точку зрения Эркулану развивал и в своих исторических работах «История Португалии» (1846—1853) и «О происхождении и учреждении инквизиции в Португалии» (1854—1859). В поэзии значительную роль играли романтик Антониу Фелисиану де Каштилью (Antonio Feliciano de Castilho, 1800—1875) и лирики сентиментального толка, как например, Франсишку Гомеш де Аморин (Francisco Gomes de Amorim, 1827—1892), автор ряда песен свободы, драмы, осуждающей расовую ненависть, и пр.

С середины XIX века португальская литература вступила в новую фазу своего существования. Молодое послеромантическое поколение, выражая настроения «мятежной» леволиберальной буржуазии, обратило свои взоры на передовую Европу. Центром литературного движения становится Коимбра с её университетом, а главой его — выдающийся поэт, член I Интернационала, Антеру де Кентал (1842—1891) вместе с филологом Теофилу Брагой (1843—1924). Староромантические традиции однако ещё надолго сохранили свою силу. Поэт Томаш Рибейру[pt] (1831—1901) пишет романтико-патриотические поэмы на историческом материале, Жуан де Деуш (João de Deus, 1830—1896) выражает лирическую стихию романтизма в духе Мюссе, Антеру де Кентал эпатирует провинциальную Португалию своим прудонизмом, антиклерикализмом и обнажением противоречий психики в своих сонетах. Утопический социализм, проникнутый мотивами своеобразного мистического анархизма, отличает творчество автора поэмы «Антихрист» Гомеша Леала (1849—1921). Оригинальным вариантом романтика-патриота явился талантливый поэт Герра Жункейру (Guerra Junqueiro, 1850—1923). К идеологам умирающей аристократии, обращающейся к прошлому «благородству нации, поверженному во прах перед демократией», следует отнести Луиша де Магальяйнша (Luis de Magalhães, 1859—1935) с его поэмой «Дон Себаштьян». Крупнейшим представителем парнасизма явился Антониу Фейжу (Antonio Feijo, 1862—1917), за которым последовало целое поколение модернистов.

Коимбрская школа воспитала ряд прозаиков, создавших буржуазно-реалистический и натуралистический роман. К ним принадлежат: плодовитый Камилу Каштелу Брану (Camillo Castello Branco, 1825—1890), типичный представитель мелкобуржуазного филантропизма, автор ряда романов из быта португальского города и его социальных низов, Жулиу Диниш[pt] (1839—1871) — народник и бытописатель провинции. Жозе Мария Эса де Кейрош (José Maria de Eça de Queiroz, 1845—1900), наиболее известный в Европе из новых португальских писателей, последователь Флобера, первый и лучший представитель психологического романа в португальской литературе, остановивший своё внимание преимущественно на конфликтах и кризисе мелкобуржуазного сознания в эпоху капитализации страны. Представителями натурализма явились: Жулиу Пинту (1842—1907), Жайме де Магальяйнш Лима (Jaime de Magalhães Lima, 1857—1936), Франсишку де Кейрош (Francisco de Queiroz, 1848—1919), Мануэл де Силва Гайю (Manuel de Silva Gayo, р. 1860), Жуан Граве (João Grave, 1872—1934) с его романом из рабочей жизни Os Famintos, первая женщина член Лиссабонской академия наук Мария Ваш де Карвалью[pt] (1847—1921), её муж Антониу Крешпу и т. д. Среди новеллистов, в основном испытавших влияние французских авторов, следует назвать Жулиу Машаду (1835—1890), Родригу Паганину (Rodrigo Paganino, 1835—1863), Аугушту Сарменту, Жозе Фиалью де Алмейду (José Fialho de Almeida, 1857—1911) и Жозе Тринидаде Коэлью (José Francisco Trinidade Coelho, 1861—1908). Драматургия XIX века совершила свой путь от романтического историзма школы Гаррета к натуралистической буржуазной драме. Из авторов этой группы наиболее известны: Фернанду Калдейра (1841—1894), Антониу Энеш (1848—1901), Масимилиану де Азеведу (Maximiliano Eugénio de Azevedo, 1850—1911), Жозе да Монтейру (1846—1908). Значительнее всех Жуан да Камара (João da Camara, 1852—1908) — драматург большого диапазона, известный в особенности своими драмами из быта уходящей в прошлое португальской аристократии. Жулиу Данташ (Julio Dantas, 1876—1962) — крупнейший португальский драматург XX века. Рядом с ним следует назвать Ладислау Патрисиу (Ladislau Patrício, 1883—1967), Франсишку Лаже, Жайме Кортезан, Виториану Брагу и некоторых других представителей натуралистической драматургии.

XX век[править | править код]

Литература Португалии начала XX века характеризуется отсутствием какого-либо центрального и главенствующего течения. Она в значительной мере ориентируется на французские образцы. Воинствующий символист Эужениe де Каштру (р. 1869) замкнулся в кругу своих виртуозных ритмов и условных, абстрактных образов. Поэтический импрессионизм и мистическую созерцательность культивируют поэты Раул Брандан (Raul Brandão) и Венсеслао де Морайш. Антониу Коррейра д’Оливейра (Antonio Correira d’Oliveira, р. 1880) отличается приверженностью к религиозной романтике, так же как и его сверстник Афонсу Лопеш Виейра (Affonso Lopes Vieira, p. 1878). Оба они — поэты заката романтизма, прошедшего формальную выучку у символистов.

Литературное поколение 1910 (год падения монархии и установления республиканского режима) выросло в условиях республиканско-буржуазного режима, в условиях глубокой внутренней дифференциации феодальной аристократии и буржуазной интеллигенции. На крайне правом фланге стоят такие авторы, как поэт-мистик Антониу Сардинья, поэт-парнасец Алберту Монсараш, католический романист Мануэл Рибейру (Manoel Ribeiro). Выразителями интеллигентской рефлексии являются поэты Тейшейра де Пашкуайш (Teixeira de Pascoaes) и Жайме Кортезан. В узком и неизвестном широкой публике кругу модернистов создаёт своих гетеронимов автор одного из лучших произведений современного португальского языка — антиромана «Книга непокоя» — Фернанду Пессоа. Оппозиционная литература, проникнутая порой социалистическими и пацифистскими мотивами, представлена романами блестящего стилиста Акилину Рибейру (Aquilino Ribeiro) и Пину де Морайша. Социальным очеркистом, стоящим на платформе реформизма, является Эзекиел де Кампуш. Крестьянско-кулацкая идеология проникает повести и рассказы Иполиту Рапозу, бытописателем распадающегося крестьянского уклада является Самуэл Мапа и изобразителем городского дна — Раул Брандан. Новейшие литературные течения, как экспрессионизм, дадаизм и т. д., нашли соответствующее отражение и в португальской литературе. Пропагандистом их является молодой поэт, новеллист и критик Антониу Ферру. Поэт-модернист Флорентину Гуларт Ногейра считался «фашистским интеллектуалом» и участвовал в политической борьбе против Португальской революции 1974 года.

XXI век[править | править код]

Антологии на русском языке[править | править код]

  • Антология португальской и бразильской литературы: XIX—XX вв. / Сост. О. К. Васильева-Шведе, А. М. Гах. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1964. — 290 с[5][6].
  • Была темная ночь. Рассказы португальских писателей / Сост. и предисл. Е. Ряузовой. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1962. — 319 с. — 50 000 экз.
  • Лузитанская лира / Сост., предисл, и коммент. С. И. Пискуновой. — М.: Хулож. лит., 1986. — 493 с.
  • Португальская драма / Сост., ред., перевод с португальского Е. Любимовой; статья, коммент. А. Косс. — М.: Искусство, 1984. — 352 с. — 10 000 экз.
  • Португальская поэзия XX века / Сост., предисловие и справки об авторах Е. Голубевой. — М.: Художественная литература, 1974. — 256 с.
  • Поэзия трубадуров: Антология галисийской литературы / Составители: Елена Голубева, Елена Зернова; предисл.: Шесус Алонсо Монтеро; подготовка текстов и послесловие: Елена Голубева. — СПб.: Центр галисийских исследований СПбГУ при содействии изд. "Алетейя", 1995. — 237 с. — 2000 экз. — ISBN 5-85233-003-14 (ошибоч.).
  • Современная португальская поэзия / Составители: Е. Г. Голубева, А. В. Родосский; предисл.: Фернанду Пинту ду Амарал; под ред. В. А. Копыла. — СПб.: Симпозиум, 2004. — 316 с.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Плавскин З. И. Португальская литература // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков. — М.: Советская энциклопедия, 1962—1978.
  2. 1 2 Тертерян I, 1985, с. 395.
  3. Поэзия трубадуров, 1995, Голубева Е. Г. Послесловие, с. 206—213.
  4. Revue de bibliographie analytique / Emmanuel Miller, Joseph Adolphe Aubenas. — Paris: M. Aurel, 1841. — Vol. 12. — P. 41.
  5. Эта работа включена в библиографический справочник Калифорнийского университета по романской филологии
  6. Index, 1974, p. 237.

Литература[править | править код]

Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939.