Ташкент (лидер эскадренных миноносцев)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лидер эскадренных миноносцев «Ташкент»
Tashkent 04.jpg
«Ташкент» в 1941 или 1942 году
Служба
 СССР
Класс и тип судна лидер эскадренных миноносцев
Изготовитель Италия Odero Terni Orlando, Ливорно
Заказан к постройке 9 сентября 1935
Строительство начато 11 января 1937
Спущен на воду 28 декабря 1937
Введён в эксплуатацию 22 октября 1939
Выведен из состава флота 1944
Основные характеристики
Водоизмещение 2836 т (стандартное),
3216 т (нормальное)
4175 т (полное)
Длина 133,3 м (между перпендикулярами)
139,7 м (наибольшая)
Ширина 13,7 м (наибольшая)
Осадка 3,98 м (средняя)
Бронирование башни 8 мм
Двигатели 2 турбозубчатых агрегата
Мощность 130 000 л. с.
Движитель 2 винта
Скорость хода 20 узлов экономическая
42,7 узла (полная)
43,5 узлов максимальная
Дальность плавания 5030 миль на 20 узлах
Экипаж 250 человек
Вооружение
Артиллерия 3×2 130-мм АУ Б-2ЛМ
Зенитная артиллерия 1×2 76-мм ЗАУ 39-К, 6×1 37-мм ЗАУ 70-К,
6×1 — 12,7-мм ДШК
Минно-торпедное вооружение 3×3 ТА калибра 533 мм (18 парогазовых торпед, до 110 мин заграждения обр. 1931 года
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

«Ташке́нт» — лидер эскадренных миноносцев проекта 20И, построенный в Ливорно по итальянскому проекту для Военно-Морских Сил РККА. Из-за голубоватого защитного цвета лидер «Ташкент» получил среди гражданского населения причерноморских городов прозвище «Голубой крейсер»[1]. Принимал участие в боях в составе Черноморского Флота СССР в годы Великой Отечественной войны. Потоплен немецкой авиацией в Новороссийском порту 2 июля 1942 года.

История разработки[править | править код]

Предпосылки проекта[править | править код]

Эскадренный миноносец «Новик» в 1911 году.

Первые идеи развития концепции лидеров эскадренных миноносцев в рамках российского флота появились после оценки опыта боевого применения миноносцев типа «Новик» во время Первой мировой войны на Балтийском море, где корабли этого класса использовались в качестве флагманов в звеньях эскадренных миноносцев[2]. В числе сильных сторон «Новиков» выделялись мощное на начало войны артиллерийское вооружение и относительно высокая скорость, однако постепенно это преимущество стало нивелироваться с появлением кораблей новых типов в Кайзерлихмарине[2]. После образования СССР в командовании РККФ встал вопрос проведения тотальной модернизации флота, большая часть которого уже была морально устаревшей. Соответственно, в марте 1925 года Оперативное управление штаба РККФ разработало тактический план, предполагавший использование новых т.н. «больших эминцев» водоизмещением около 4000 т[3]. Техническое задание этого проекта предусматривало скорость полного хода корабля около 40 узлов, дальность плавания экономическим ходом — 3000 морских миль, а также возможность установки двух трёхтрубных 533—584 мм торпедных аппаратов, четырёх двухтрубных 183-мм аппаратов, двух 102—127 мм артиллерийских орудий, а также способность взять на бор до 100 морских мин заграждения и 20 глубинных бомб[2]. Предполагалось, что «большой эсминец» должен был выполнять роль флагмана команды эсминцев и быть достаточно сильным, чтобы выдержать даже боестолкновение с лёгким крейсером[2]. По причине амбициозности этого проекта вскоре командованию флота стало очевидно, что подобная задача на текущий момент являлась непосильной для только начавшего восстановление советского судостроения, и основной упор в первом шестилетнем плане перевооружения был сделан массовое производство сторожевых кораблей, торпедных катеров и подводных лодок[2].

В феврале 1929 года командование РККФ решило внести корректировки в судостроительный план, дополнив его тремя эминцами для Черноморского флота, причём эти корабли планировались не для нанесения торпедных атак, прерогатива на которые была отдана торпедным катерам, а в качестве малого артиллерийского разведчика при эскадре, сочетающих в себе часть функций лёгких крейсеров[4]. Данный тип эсминцев получил название «проект 1», был заложен в 1932 году и полностью реализован в 1934-м[5]. Однако по причине длительного срока эскизного проектирования и строительства лидеров проекта 1, на которые суммарно было потрачено пять лет, к моменту завершения ходовых испытаний головного корабля «Ленинград» данный тип уже успел лишиться существенной части своих проектных преимуществ, став стандартным для флотов эсминцев, но с неоправданно завышенным водоизмещением по отношению к установленному на нём вооружении[6]. Кроме того ход строительства этих судов выявил большие проблемы с технологическим обеспечением Ленинградского судостроительного завода[6], а также ошибки из-за неопытности новообразованных конструкторских бюро[7]. В этой связи командование РККФ уже при закладке эсминцев проекта 1 приняло решение заказать одно судно класса лидеров в западных странах для изучения новейших технических решений[7][8].

Тактико-техническое задание и выбор фирмы[править | править код]

Тактико-техническое задание на проектирование лидера эсминцев иностранного производства было разработано специалистами ЦКБС-1 под руководством В.А. Никитина, ранее ответственными за создание лидеров проекта 1[6]. Это задание предусматривало, что полное водоизмещение судна не должно было превышать 3000 т, а его главные размерения должны были составить 137 м в длину, 13 м в ширину и 3,8 м в осадке[6]. Запланированная мощность механизмов должна была составлять 115—120 тысяч л.с., а вероятная скорость хода 44,5 узлов при адмиралтейском коэффициенте C=160[9].

На основе этого документа начальник Технического управления Управления военно-морских сил РККА А.К. Сивков в начале 1933 года попытался вступить в переговоры с представителями компаний Ansaldo и Cantieri Riuniti dell'Adriatico (итал.), которых он приглашал в Берлин, где находился в тот момент в рабочей командировке[9]. Получив отказ через советское торговое представительство, Сивков по разрешению из Москвы выехал в Италию, где был вынужден из-за «холодного приёма» привлечь к переговорам морского министра Джузеппе Сирианни (итал.), чтобы представители фирм всё же выдвинули свои предложения[9]. Однако выяснилось, что обе компании готовы лишь составить эскизные проекты под водоизмещение 2500—3000 т и вооружение шестью 130-мм орудиями, что не входило в планы советской стороны, заинтересованной в первую очередь в технической реализации[9]. В итоге, основным результатом переговоров стало получение альбома перспективных разработок компании Ansaldo, в которых входило две концепции лидеров эсминцев[10], отличавшимися лишь числом орудий главного и вспомогательного калибров, расположенные в одинарных палубных установках (шесть 130-мм и два 76-мм в первом варианте; четыре 130-мм и три 100-мм — во втором)[9]. Эти проекты имели по две дымовые трубы, расположенные между ними полуангар и катапульту для двух гидросамолётов, а также два трёхтрубных торпедных аппарата на надстройках; водоизмещение составляло по 3250 т[9].

Лидер «Ле Фантаск (фр.)», рассматривавшийся как один из вариантов реализации проекта 20И.

В 1934 году Главморпром также предпринял попытку поиска помощи в технических вопросах во Франции[9], с которой в тот момент наметилось политическое сближение[10]. Переговоры с фирмами Ateliers et Chantiers de France (англ.) и «Фиэ Лилль» возглавил глава Главморпрома Р.А. Муклевич, в ходе которых предполагалась получить помощь на стадии проектирования и заказать постройку машинно-котельной установки на лидер[9]. За основу при проектировании кораблей французского проекта планировалось взять конструктивный облик французских лидеров типа «Ле Фантаск»[10]. Первоначально представители компаний выдвигали расчётную стоимость проекта в 3,8 миллионов рублей, однако во время продолжения переговоров в Ленинграде стоимость была увеличена до 4,35 миллионов[9], что совершенно не укладывалось в отведённую Управлением военно-морских сил сумму[10]. По мнению Муклевича, увеличение контрактной стоимости было связано с получением французской стороной результатов ходовых испытаний лидеров «Ле Террибль (фр.)» и «Ле Триомфан (фр.)», из которых был сделан вывод о заведомом превышении контрактной скорости проекта лидера[11]. При поддержке командующего Черноморским флотом В.М. Орлова Муклевич решил возобновить переговоры с итальянскими фирмами и направил докладную записку наркому обороны К.Е. Ворошилову, в которой заверил, что потенциальный итальянский проект по характеристикам выйдет «не хуже французского»[11].

В 1935 году вновь состоялись переговоры с итальянскими судостроительными компаниями, на которые были приглашены представители Ansaldo, Cantieri Riuniti dell'Adriatico и Odero Terni Orlando[8]. Непосредственные переговоры проводил военно-морской атташе в Италии Л.В. Анципо-Чикунский, который уже к апрелю сумел оговорить суммы предварительных соглашений на техническую помощь и поставку одного комплекта силовой установки для лидера[12]. Odero Terni Orlando выставила цену в 19 миллионов лир, что стало наименьшей стоимостью работ по сравнению с конкурентами, и именно благодаря этому фактору советская делегация решила вступить с этой фирмой в более детальные переговоры[12]. По их итогам, общая стоимость постройки лидера, поставки силовой установки и технической помощи в СССР для налаживания строительства кораблей того же проекта составила 54 миллиона лир[12].

Для ещё большей конкретизации заказа в мае 1935 года руководитель НИИ военного кораблестроения Н.В. Алякринский сформулировал окончательное техническое задание[12]. Конструкция корабля должна была иметь эшелонное расположение машинно-котельной установки, два гребных винта, водоизмещение около 2600 т и обеспечивать скорость полного хода не менее 42 узлов[12]. На новом лидере требовалось установить шесть 130-мм орудийных установок главного калибра, от двух до трёх 76-мм зенитных орудий, два трёхтрубных 533-мм торпедных аппарата с боезапасом из 6 торпед[12]. Из вспомогательного оборудования предусматривалась установка прибора управления артиллерийским огнём, центральной наводки и катапульты для одного гидросамолёта-корректировщика[12]. Задание было передано представителям всех трёх фирм, и после завершения расчётов вновь наименее затратным для советской стороны оказался предварительный проект Odero Terni Orlando, составивший 54,6 миллионов лир, что укладывалось в советскую предварительную смету[13]. После получения принципиального согласия Ворошилова 8 августа 1935 года Муклевич и Орлов доложили о результатах переговоров председателю Совета труда и обороны В.М. Молотову, который также разрешил подписание контракта с Odero Terni Orlando[13].

Подписание договора о строительстве[править | править код]

9 сентября 1935 года в Ленинграде был подписан договор с Odero Terni Orlando на проектирование и постройку в Италии «быстроходного разведчика», а также техническую поддержку на строительство коробля того же класса в СССР[13]. Советская сторона была представлена директором НКТП «Судопроект» Л.С. Окорским, итальянская — директором-распорядителем Луиджи Орландо[14]. Помимо указания всех важнейших характеристик нового корабля, в договоре было оговорено, что установка вооружения на лидер будет происходить уже на территории заказчика[15]. Советская сторона наделялась правом назначения наблюдательной комиссии с правом свободного доступа на предприятие-изготовитель[15]. Окончательная сумма по контракту составила 44 миллиона лир, половину из которой СССР предстояло выплатить во французских франках или фунтах стерлингов[15].

11 сентября того же года было выпущено постановление Совета труда и обороны, утверждавшее за проектом строительства лидера номер 20И[прим. 1][8] и включавшее его в план 1936 года[16]. Руководителями наблюдательной комиссии были назначены: от Главморпрома — А.С. Кассациер, от УВМС РККА — М.П. Бомзе[14]. Помимо них в состав комисии вошли конструкторы ЦКБС-1[14]. 21 ноября 1935 года заместителем начальника морских сил РККА И.М. Лудри был направлен запрос в наркомфин с просьбой освободить импортный заказ на проект 20И, выданный гражданской структурой Главморпромом, от необходимости уплаты внутренней пошлины, которая должна была удвоить сумму проекта, ввиду того, что корабль предназначался для наркомата обороны, на заказы которого ввозные протекционистские пошлины не распространялись[16].

3 февраля 1936 года, на полмесяца раньше установленного в контракте срока, Odero Terni Orlando представила комиссии общий проект корабля[16], который рассматривался итальянской стороной как экспериментальный[17]. 13 февраля полный пакет документации после согласования был доставлен в СССР для утверждения, а уже 25 февраля В.М. Орловым было подписано разрешение на начало строительства корабля[14].

Постройка и перспективы развития проекта[править | править код]

Монтаж надстроек на лидер «Ташкент» в Ливорно

26 июня 1936 года В.М. Орлов представил перспективную программу развития флота на период до 1947 года, согласно которой для избежания «излишнего разнообразия в строящихся кораблях» планировалось заложить ещё 11 кораблей по проекту 20И с водоизмещением 2790 т (4 для Тихоокеанского флота, 3 для Балтийского флота, 2 для Черноморского и 2 для Северного флота)[18].

Закладка лидера состоялась 11 января 1937 года на стапеле в Ливорно[19]. Строительство велось без каких-либо серьёзных происшествий, за исключением выбраковки роторов главных турбин силовой установки, что потребовало изменения срока передачи судна[19]. В мае 1937 года новой датой предварительной сдачи было назначено 15 февраля 1938 года[19]. Чуть ранее — 29 апреля того же года — постановлением наркома обороны Ворошилова кораблю было присвоено название — «Ташкент»[20]. Это имя лидер унаследовал от корабля Волжской военной флотилии (бывшего речного буксирного парохода №7) периода Гражданской войны, погибшего в бою 5 сентября 1918 года[21][22].

Вскоре после закладки «Ташкента» было утверждено решение о постройке в СССР ещё трёх лидеров проекта 20И со сроками сдачи в 1938—1939 годах: два из них должны были быть заложены на судостроительном заводе №190 им. А. А. Жданова в Ленинграде и один на судостроительном заводе №198 в Николаеве[21][23]. Подготовка к закладке двух первых лидеров велась полным ходом (один из них даже успел получить название — «Баку», причём одновременно с «Ташкентом»), однако во второй половине 1937 года поступил приказ об отмене строительства[24]. Внезапный отказ от строительства серии по проекту 20И был вызван возникшими трудностями в переработке итальянских чертежей и различиями в технологии постройки, поставившими под сомнение получение заданных тактико-технических элементов[21][24]. Кроме того по политическим соображениям итальянским специалистам было отказано в доступе на завод №190, где планировалась закладка головного корабля серии, что также затрудняло взаимодействие с представителями фирмы[25]. Помимо этого, было учтено мнение начальника Главного штаба ВМФ флагмана флота 2-го ранга Л.М. Галлера, считавшего, что вооружение лидеров проекта 20И не оправдывается их величиной и стоимостью[17].

В условиях осложнявшейся международной обстановки и ухудшения советско-итальянских отношений лидер «Ташкент» был спущен на воду уже 28 декабря 1937 года в недостроенном состоянии[20]. Во время церемонии поднятия флага представитель Odero Terni Orlando закончил свою торжественную речь словами: «Да здравствует фашизм, да здравствует Муссолини[21]. Военпред и одновременно переводчик советской делегации А.К. Усыскин нашёлся и перевёл слова инженера как приветствие правительства Италии[21][20].

Лидер «Ташкент» на ходовых испытаниях

Окончательная достройка корабля затянулась практически ещё на один год[20]. Первые ходовые испытания лидера состоялись 11 марта 1938 года близ Специи, в ходе которых при мощности 130 000 л. с. и водоизмещении 3422 т корабль развил скорость в 43,53 узла, что при пересчёте водоизмещения соответствовало контрактным обязательствам[26][24]. Испытания экономическим ходом в течение 12 часов выявили расчётное превышение дальности плавания на 10%, однако по причине того, что часть измерений была произведена с нарушениями контрактной методологии, фирма была вынуждена отказаться от причитавшейся ей премии[26]. Тем не менее, эти результаты были замечены морским министерством Италии, которое вскоре выдало Odero Terni Orlando крупный заказ на строительство серии лёгких крейсеров типа «Капитани Романи»[26].

Лишь в конце ноября 1938 года новый наркомвоенмор М.П. Фриновский смог доложить Комитету обороны о контрольных испытаниях машинно-котельной установки «Ташкента», а также о возможном приходе корабля в СССР к 15 декабря[20]. Первоначально планировалось, что новый лидер должен быть переведён в Ленинград, однако из-за смещения сроков на зимний навигационный период, а также из-за последствий гражданской войны в Испании и захвата франкистами контроля над окрестностями Гибралтара корабль был зачислен в состав Черноморского флота[24][20][26][прим. 2]. Нежелательным также было признано использование при переходе итальянской команды или администрации[20]. После этого в Италию был направлен советский экипаж, который в феврале 1939 года возглавил капитан 2-го ранга Л.А. Владимирский[26].

Окончательной датой приёмных испытаний корабля стало 17 марта 1939 года[20]. Поскольку при строительстве лидера Odero Terni Orlando были использованы неизвестные в СССР марки стали, состав приёмной комиссии был расширен главным металлургом Кировского завода Б.Г. Музруковым[26]. Обязательная программа испытаний была полностью выполнена, и приёмный акт был подписан советской стороной уже на следующий день — 18 марта, после чего лидер начали готовить к переходу в Одессу[26]. В качестве мер дезинформации лидер был замаскирован под пассажирский теплоход — между надстройками был натянут брезент с нарисованными иллюминаторами[27], а часть экипажа всё же составили итальянские моряки[26], обучавшие советскую команду[28]. 6 мая корабль пришёл в Одессу, где совершил несколько пробных выходов с итальянской командой, после чего был направлен в Николаев для установки вооружения[26]. В июне 1939 года командование лидером принял капитан 2-го ранга Е.Н. Жуков[20].

Конструкция[править | править код]

Корпус и компоновка[править | править код]

Лидер «Ташкент» в разрезе на чертежах Odero Terni Orlando

Корпус лидера имел общую длину 139,8 м, длину между перпендикулярами 133,3 м, ширину 13,7 м и был набран из 232 шпангоутов[29], что превышало размерения лидеров проекта 1[30]. Общая компоновка была разделена на 15 водонепроницаемых отсеков, а обшивка была скреплена заклёпочным соединением[29]. Средняя осадка судна составила 3,98 м при стандартном водоизмещёнии 2836 т, полное же водоизмещение — 4175 т[29].

Носовая надстройка корабля была выполнена в аэродинамической форме[29] и включала в себя ходовую рубку[31]. Расположенные за ней две дымовые трубы были наклонены, что придало силуэту лидера очень динамичный облик, соответствующий его высоким скоростным характеристикам[29]. Дополнительными средставми непотопляемости корабля являлись 13 установленных водоструйных эжекторов с общей производительностью 1100 т/ч[30]. В конструкции лидера был предусмотрен закрытый штормовой коридор, позволяший команде перемещаться по всему судну без необходимости выхода на верхнюю палубу[31]. Тем не менее в ходе одного из штормов было выявлено, что корпус корабля имеет сравнительно невысокую прочность[32]. По мнению В.М. Орлова, конструкция кормы была «более лёгкой и жёсткой» по сравнению с проектом 1[33].

После прибытия из Италии крылья ходового мостика были расширены таким образом, что достигли его палубы[34]. На лидере имелась крытая боевая платформа, которая по задумке служила для облегчения работы экипажа (хотя впоследствии В.Н. Ерошенко утверждал, что эта особенность препятствовала эффективному уклонению от воздушных атак)[35]. Часть вспомогательных механизмов была установлена под съемными крышками, что сделало машинное отделение более просторным и облегчило обслуживание всей энергетической установки[34].

Энергетическая установка[править | править код]

На стадии проектирования оговаривалась установка двух турбозубчатых агрегатов общей мощностью 100 000 л. с. и четырёх котлов[30]. Однако в итоге итальянская сторона решила увеличить мощность, чего можно было достичь только при максимальном облегчении машинно-котельной установки[30]. Так как монополия на производство корабельных турбин в Италии принадлежала Ansaldo, являвшейся прямым конкурентом Odero Terni Orlando и отсеянной руководством РККА на предварительных переговорах, то на лидере установили британские турбины Парсонса[30]. Для увеличения боевой живучести на лишённом бронирования и противоторпедной защиты лидере расположение главной энергетической установки было выполнено в эшелонном варианте — с чередованием котельных и турбинных отделений[30]. Под носовой надстройкой располагались две котельные, далее к корме находилось машинное отделение с турбиной, приводящей в движение правый гребной винт, затем ещё две котельные и машинное отделение под левый винт[35]. Очевидным недостатком такого расположения являлась необходимость иметь очень длинные валопроводы с редукторами при значительной общей протяжённости энергетической установки корабля, занимавшей около половины длины корпуса[36].

Максимальный запас топлива составил 1178 т[35]. Судно также имело запас в 147 т котельной, 33 т питьевой и 54 т бытовой воды[35]. При скорости 20 узлов корабль имел дальность хода 5030 морских миль, а при скорости 25 узлов — 2800 миль[35]. Мощность двух установленных головных электрогенераторов составляла 120 кВт, которые обеспечивали напряжение сети 115 В[37]. Помимо них на корабле имелось ещё три аварийных генератора: два мощностью 75 кВт и один — 18 кВт[37].

Вооружение[править | править код]

Расположение вооружения на верхней палубе лидера «Ташкент» по проектным чертежам Odero Terni Orlando

Артиллерийское вооружение[править | править код]

Лидер «Ташкент» с установленными орудиями Б-13

На стадиии предварительного проектирования инженерами Odero Terni Orlando предлагалось оснастить лидер особыми двухорудийными башнями с общей люлькой для двух стволов, что существенно снижало габариты установки[16]. Руководство ВМС отвергло это предложение, выбрав раздельные орудийные станки, но в дальнейшем в течение нескольких лет в документации к проектам лидеров подобная конструкция рассматривалась как вариант компановки под названием «башня итальянского типа»[16].

Первоначальное артиллерийское вооружение лидера (на конец 1939 года) включало 3 одиночные 130-мм/50 артиллерийские установки Б-13, 6 45-мм полуавтоматических универсальных пушек 21-К, установленных на навесном мостике вокруг второй дымовой трубы и 6 12,7-мм крупнокалиберных пулемётов ДШК, 4 из которых размещались в районе носовой надстройки, а 2 пулемёта — в районе кормовой надстройки, по обе стороны и чуть позади от кормового прожектора[36]. В период с февраля по июнь 1941 года лидер прошёл модернизацию, в ходе которой одинарные башенные установки Б-13 были заменены на двухорудийные 130-мм артиллерийские установки Б-2-ЛМ, так что общее число артиллерийских стволов 130-мм калибра на лидере достигло 6 единиц. Также подверглись замене на новые 37-мм автоматы 70-К устаревшие 45-мм АУ 21-К[38]. В сентябре 1941 года по предложению С. И. Шрайбера при поддержке флагарта Черноморского флота[39] к артиллерийскому вооружению лидера была добавлена 1 двухорудийная 76-мм/55 зенитная артиллерийская установка 39-К, снятая с недостроенного эсминца проекта 30 (типа «Огневой») — ЭМ «Озорного». Установку разместили в корме, в районе кубриков № 4 и 5[40].

Торпедно-минное и противолодочное вооружение[править | править код]

На палубе средней надстройки лидера были установлены 3 трёхтрубных торпедных аппарата 39-Ю. Боезапас торпед — 18 единиц[36][прим. 3]. Все торпедные аппараты имели сектор обстрела 80° на противоположный борт[41]. В качестве минного вооружения лидер мог взять до 110 мин заграждения образца 1931 года[36]. В корме лидера было установлено 2 кормовых рычажных бомбосбрасывателя Б-1. Боезапас глубинных бомб составлял 4 больших глубинных бомбы типа Б-1 и 20 малых глубинных бомб типа М-1[36].

Система управления огнём[править | править код]

На лидере «Ташкент» были установлены ПУС (приборы управления стрельбой) с ЦАС (центральным автоматом стрельбы) «централь» производства фирмы «Галилео» (Италия). ЦАС позволял определять элементы движения цели. Помимо ЦАС в состав ПУС входила вспомогательная «централь», визиры центральной наводки (ВЦН), командно-дальномерный пост и кормовую дальномерную рубку. Управление зенитной стрельбой на лидере осуществлялось так называемой вспомогательной «централью». Данные для вспомогательной «централи» поступали из дальномерной рубки с 3-метровым дальномером. Дальномеры фирмы «Галилео», установленные на «Ташкенте», имели серьёзные недостатки: малую базу, большие габариты, повышенную сложность, низкое качество изготовления[42]. Кроме того, кормовая дальномерная рубка не имела стабилизации. Закономерным следствием многочисленных недостатков оборудования кормовой дальномерной рубки было то, что единственным предназначением этого оборудования было определение наклонной дальности до воздушной цели: вследствие отсутствия стабилизации, сопровождение воздушной цели на качке было делом сложным, а ошибка измерения дальности до цели была очень большой[43].

Средства связи и обнаружения[править | править код]

Для светосигнализации и визуальной связи лидера с другими кораблями, а также для наблюдения за противником в тёмное время суток и в тумане, служили 2 90-см прожектора фирмы «Галилео», фонари системы Семёнова, стереотрубы, бинокли, сигнальные пистолеты Верри, сигнальные флаги и сигнальные ракеты[44].

История службы[править | править код]

До Великой Отечественной войны[править | править код]

Лидер «Ташкент» в 1941 году

В строй «Ташкент» вступил 22 октября 1939 года. В составе Черноморского флота в предвоенный период лидер проходил интенсивные испытания, курсируя между причерноморскими портами и часто меняя место своей дислокации. В феврале 1941 года произошла смена командира лидера. На место прежнего командира — капитана 3 ранга Евгения Николаевича Жукова был назначен капитан 3 ранга Ерошенко Василий Николаевич, до этого командовавший лидером «Москва»[45]. В период с февраля по июнь 1941 года на Николаевском заводе имени 61 коммунара на лидере была произведена замена вооружения. Одноорудийные установки Б-13 были заменены на двухорудийные Б-2-ЛМ-И[прим. 4] В этот же период на лидере зенитные полуавтоматы 21-К были заменены на 37-мм автоматические пушки 70-К. Основные работы на лидере к 22 июня 1941 года были закончены.

Служба лидера с 22 июня по 31 октября 1941 года[править | править код]

Боевая служба лидера с 22 июня по 29 августа 1941 года[править | править код]

Война застала «Ташкент» в Николаеве, в доке завода имени 61 коммунара[38]. В ночь на 22 июня 1941 года лидер вывели из дока, а утром на его палубе состоялся общий митинг экипажа и рабочих[38]. В июле 1941 года лидер, ещё не полностью укомплектованный личным составом, был включён в состав второго дивизиона эсминцев эскадры Черноморского флота[38]. В середине июля лидер совершил переход из Николаева в Севастополь. Переход, короткий в мирное время, затянулся более чем на сутки: из-за сильного шквала пришлось стать на якорь прямо в фарватере Южного Буга. Во время перехода зенитчикам лидера дважды приходилось открывать огонь по самолётам противника. К Севастополю шли медленно, так как на подходе к главной базе в это время ставили минные заграждения[38].

В конце июля, по приходу корабля в Севастополь, на нём была произведена установка размагничивающего устройства. Электронно-монтажные работы выполнило Крымское предприятие ЭМТ, а корпусные — Севастопольский Морской завод (№ 200)[46]. К середине августа 1941 года лидер «Ташкент» был готов к несению активной боевой службы[46].

19 августа 1941 года лидер, совместно с эсминцами «Безупречный», «Бодрый» и «Беспощадный», был включён в группу для поиска и уничтожения кораблей и транспортов врага в западной части Чёрного моря. Поиск оказался безрезультатным, но при возвращении из похода группа произвела обстрел войск противника в районе деревень Мещенка, Михайловка и Визария. С дистанции 90 кабельтовых кораблями группы было выпущено 450 фугасных 130-мм снарядов, после чего в полном составе группа покинула район стрельб и ушла полным ходом в Севастополь[38][46].

На рассвете 29 августа 1941 года лидер «Ташкент» в составе группы из 6 боевых кораблей (крейсера «Червона Украина», эсминцев «Фрунзе», «Шаумян», «Смышлёный» и быстроходного тральщика № 27), 7 торпедных катеров, транспорта «Абхазия» и танкера «Москва» прибыл в осаждённую Одессу[46]. С внешнего рейда Одессы боевыми кораблями был произведён обстрел войск противника в районе деревень Ильинка, Чебанка, Новая Дофиновка, Гильдендорф[46]. К 17:03 того же дня лидеру удалось подавить батарею противника, обстреливавшую эсминец «Фрунзе» и крейсер «Червона Украина», при этом расход боекомплекта на лидере составил 120 снарядов. После успешного выполнения боевой задачи «Ташкент» вошёл в Одесский порт и отшвартовался к причалу «холодильника»[47].

Авианалёт 30 августа 1941 года[править | править код]

На следующий день лидер «Ташкент», крейсер «Червона Украина», эсминец «Дзержинский» и канонерские лодки «Красная Армения» и «Красная Грузия» получили задачу уничтожить вражескую 152-мм батарею, расположенную восточнее посёлка Новая Дофиновка. «Ташкент», маневрируя на внешнем рейде Одессы на скорости 6 узлов, вёл огонь по позициям противника. В 15:42 командир отделения сигнальщиков А. М. Цепин и А. А. Гордиенко доложили командиру лидера о появлении в зените над лидером 3 бомбардировщиков Ю-88. В 15:45 с горизонтального полёта на курсовом угле 90° бомбардировщики атаковали лидер, сбросив с высоты 4000 метров 12 250-кг фугасных бомб. По самолётам был открыт зенитный огонь. Лидер, по приказу командира, попытался набрать скорость и уклониться вправо, однако предпринятых мер оказалось недостаточно и 1 250-кг авиабомба разорвалась вблизи кормы корабля по правому борту между корпусом лидера и местом выхода гребного вала. От мощного гидродинамического удара корпус лидера отбросило влево. Погасло освещение, вышла из строя рулевая машина, были полностью затоплены кубрики № 4 и № 5, в результате чего дифферент на корму вырос сразу на 0,15 м и корабль стал хуже слушаться руля[47][48][49]. Забортная вода через пробоину правого борта продолжала поступать в корпус «Ташкента»: из кубрика № 4 она начала поступать в помещение старшин, а оттуда через люк в погреб № 3. Часть личного состава из кубриков покинула затапливаемые помещения через верхний люк, часть — через помещение старшин. Но всем спастись не удалось: погибли 2 машиниста-турбиниста, ещё одного члена экипажа — машиниста В. В. Лаушкина, выбросило взрывной волной из 4-го кубрика через пробоину за борт. Через 3 часа он был подобран из воды сторожевым катером и возвратился на корабль[22].

От полученных в ходе авианалёта повреждений лидер остановился и началась борьба за живучесть корабля. Основная тяжесть борьбы с последствиями авианалёта легла на личный состав электромеханической боевой части (БЧ-5), возглавляемый инженер-капитаном 3 ранга Павлом Петровичем Суриным[47]. К моменту атаки личный состав БЧ-5 находился в состоянии готовности № 3, а сменившиеся с вахты моряки обедали[23]. На КП-1 находились командир БЧ-5, командир электромоторной группы и старшина. В ходе борьбы за живучесть было восстановлено питание рулевой машины (путём переключения на левый телемотор), а управление кораблём было перенесено на ЗКП (запасной командный пункт), расположенный на кормовом мостике. Было восстановлено освещение, включены главный и два переносных эжектора для осушения погреба № 3. Последний, тем не менее, осушить не удалось из-за повреждений переборки на 176 шпангоуте. Полностью затопленными остались трюм в районе повреждения, кубрик № 5, и частично — кубрики № 4 и погреб № 3[23].

Командиром БЧ-5 было доложено на ГКП (главный командный пункт) о состоянии корабля и возможности следовать своим ходом. Командир корабля, В. Н. Ерошенко решил следовать в Одессу самостоятельно, предварительно завершив обстрел вражеских позиций. Ходом 12 узлов к 17. 30 того же дня лидер прибыл к Воронцовскому маяку Одессы и вскоре без помощи буксиров пришвартовался к причалу. Сразу по прибытии «Ташкента» в Одесский порт к лидеру подошёл водолазный бот спасательного отряда Одесской военно-морской базы, после чего водолазы произвели осмотр подводной части корабля. В ходе осмотра подводной части лидера выяснилось, что рули, гребные винты и валопроводы «Ташкента» не повреждены, а в обшивке правого борта находится вмятая пробоина размером 2 на 4 метра; палуба кубрика № 4 разорвана и поднята вверх на половину высоты кубрика[50].

В силу ограниченности ремонтных возможностей Одесской ВМБ лидер «Ташкент» было решено ремонтировать в Севастополе на Севморзаводе. После принятия этого решения лидер стали срочно готовить к межбазовому переходу. Были укреплены старые и установлены новые подпоры, с большим трудом удалось провернуть кормовую и носовую турбины при двойной мощности валопроводного устройства; было исправлено рулевое управление и установлено наблюдение за солёностью в цистернах котельной и пресной воды. После завершения подготовительных работ командующим Одесским оборонительным районом контр-адмиралом Г. В. Жуковым и флагманским инженер-механиком северо-западного района инженер-капитаном 3 ранга А. Н. Селиховым было дано разрешение на межбазовый переход[50]. В 23 часа 10 минут лидер «Ташкент» был выведен буксирами на внешний рейд Одесской ВМБ и в сопровождении эсминца Смышлёный и катеров-«морских охотников» пошёл в Севастополь. С воздуха корабельную группу прикрывали истребители ВВС флота, базирующиеся на крымских аэродромах[50]. Во время межбазового перехода было обнаружено значительное нагревание дейдвудных сальников и скорость хода была последовательно уменьшена с 12 до 10, а потом и до 6 узлов. Кроме нагревания сальников, было обнаружено и повышение солёности котельной воды в тёплых ящиках. Несмотря на проблемы технического характера, «Ташкент» 31 августа 1941 года в 20 часов 09 минут прибыл в главную военно-морскую базу Черноморского флота Севастополь[50].

Ремонт в доке Севморзавода (31 августа — октябрь 1941 года)[править | править код]

31 августа повреждённый лидер совершил переход в Севастополь, где встал в док. Общая площадь пробоины в обшивке правого борта (район 192—205 шп) достигала 35 кв. м. Пробоина находилась на метр ниже верхней палубы и простиралась до самого киля, глубина вмятины достигает двух метров, весь бортовой набор (с обоих бортов) был повреждён и деформирован (с 184 по 205 шп). В междудонных отсеках разрушены все продольные и поперечные переборки. Пробоина имела рваный характер краёв. Из-за излома корпуса (от 195 шп) корма провисала вниз на 558 мм, а киль в районе пробоины был выгнут кверху со стрелкой прогиба 0,53 метра. В районе пробоины было разрушено всё оборудование кубриков № 4 и 5, магистрали и нефтецистерны (№ 62,63). Разорваны, вдавлены вовнутрь корабля и выгнуты верхняя палуба лидера и платформа в районе пробоины. Осевшая корма зажала гребные валы и от нагревания выплавились дейдвудные втулки. По нормам мирного времени на устранение таких повреждений требовалось не менее пяти месяцев. Тридцать пять дней доковых работ потребовалось севморзаводцам, чтобы вернуть корабль в строй. В процессе ремонта на корму установили спаренную 76-мм зенитную артустановку.

Служба лидера с 1 ноября по 31 декабря 1941 года[править | править код]

1 ноября 1941 года лидер совершил переход из Севастополя в Батуми. 21 ноября доставил в Севастополь боезапас. На следующий день, приняв раненых и эвакуируемых, отбыл на Батуми. С 25 по 29 ноября вместе с эсминцами «Сообразительный» и «Способный» выполнял конвоирование от Батуми к Босфору ледокола «Анастас Микоян», танкеров «Туапсе», «Сахалин» и «Варлаам Аванесов», направляющихся с Чёрного моря на Дальний Восток. Во время операции суда попали в тяжёлый шторм. На лидере от ударов волн треснула верхняя палуба по обоим бортам в районе миделя.

Боевая служба (январь 1942 — 26 июня 1942)[править | править код]

26 июня 1942 года лидер совершил доставку пополнения — 142 бригаду, боеприпасов, горючего в осаждённый Севастополь и начинает эвакуацию раненных. Поход из Новороссийска в Севастополь занял 9 часов.

Последний бой[править | править код]

Фаза боя[править | править код]

Ночью 27 июня 1942 года, приняв на борт свыше 2100 человек и 86 уцелевших частей картины «Оборона Севастополя 1854—1855 гг.», лидер покинул Севастополь. Перегруженный корабль (водоизмещение 3800 тонн, средняя осадка 4,2 метра) смог развить скорость порядка 33 узлов. Начиная с 5 часов утра вплоть до 9 часов лидер подвергался непрерывным атакам самолётов противника (около 90 машин). На него было сброшено свыше 300 бомб. С первой же атаки на лидере заклинило руль, из-за пробоины с левого борта затопило румпельное отделение, там погибли эвакуируемые. Повреждение с трудом удалось исправить. Вскоре разорвавшиеся с правого борта на траверзе первого котельного отделения бомбы нанесли новые повреждения. На мостик поступили доклады, что затоплено первое котельное отделение и через повреждённую переборку на 75-м шпангоуте затапливает второе котельное отделение. Началось затопление центрального артиллерийского поста, второго артпогреба и кубрика № 3. Скорость упала до 20 узлов. Для её сохранения турбины носового эшелона подключили к котлам кормовой группы. Носовые турбины продолжали работать в полузатопленном отсеке (а ряд вспомогательных механизмов под водой). В результате близких разрывов новой серии бомб образовалась трещина на верхней палубе (71—75 шп), увеличился дифферент на нос. Корабль стал зарываться в волну, скорость упала до 13 узлов. Близкие разрывы наносили лидеру новые повреждения, а одна 250 кг бомба нанесла скользящий удар в районе левого якоря, но не взорвалась и утонула. Для облегчения медленно тонущего корабля были сброшены за борт параваны, бухты стального троса, колосники и запасной котельный кирпич, подготовили к сбросу якоря и торпеды. Дифферент на нос медленно, но неуклонно возрастал, носовая оконечность погрузилась в воду до якорных клюзов. Командир корабля приказал Балмасову Николаю Яковлевичу — командиру БЧ-4 — собрать все секретные документы связи, позывные, опознавательные, шифровальные и уничтожить их в котельном отделении корабля (оформив это актом). Для спрямления корабля были затоплены свободные кормовые топливные цистерны, кубрик № 5, артпогреб № 3 и погреба малого калибра. Положение «Ташкента» удалось стабилизировать, но не удалось определить и ликвидировать главные источники поступления воды.

Во время одного из последних боёв с превосходящими силами противника на «Ташкенте» с командировочным визитом в качестве военного корреспондента находился писатель Евгений Петров, который помогал спасать раненых[51].

Угроза затопления[править | править код]

В 8:30 лидер находился в 40 милях южнее мыса Такиль и продолжал самостоятельно двигаться со скоростью 12 узлов. Кончался зенитный боезапас. Только в 9:15 над «Ташкентом» появилось несколько самолётов Петлякова. Был произведён осмотр повреждений, спущен водолаз, установлено местоположение основных повреждений корпуса. Корабль принял более 1900 тонн воды, в том числе 200 тонн было принято как контрзатопление, потеряно 45 % запаса плавучести, в действии находились механизмы только кормового эшелона, но корабль продолжал двигаться.

Вскоре подошли корабли поддержки высланные из Новороссийска. Эсминец «Сообразительный», ошвартовавшись лагом к лидеру, принял за 22 минуты 1975 человек с повреждённого корабля и передал на лидер часть зенитного запаса, аварийное имущество и шланги для осушения. Оставшихся на лидере пассажиров приняли сторожевые катера № 014, 084, 036. Около 15 часов эсминец «Бдительный» взял лидер на буксир, но корабль «рыскал» из-за большого дифферента на нос и вскоре лопнул буксирный трос. Тогда стали буксировать «Ташкент» за корму. Рядом лагом шёл спасатель «Юпитер», откачивая воду из носового машинного и 2-го котельного отделения. Скорость буксировки около 8 узлов. На полубаке установили со спасателей переносные помпы. Несмотря на постоянное откачивание воды, её уровень не убывал, а пробоины заделать было уже нечем. Буксировка длилась около 6 часов. В 20:15 «Ташкент» прибыл ко входу в гавань Новороссийска. Два буксира ввели лидер в гавань, поставив его к правой стороне Элеваторного причала.

За проявленный в походе героизм экипаж лидера был представлен к правительственным наградам, а командиру корабля капитану 2 ранга В. Ерошенко и военкому батальонному комиссару Г. Коновалову вручили ордена Ленина.

Гибель[править | править код]

2 июля 1942 года в 11 часов 20 минут Новороссийск атаковали 64 пикирующих бомбардировщика в сопровождении 14 Bf 109. При налёте было сброшено 170 бомб весом 250—1000 кг. Налёт длился 15 минут. В результате налёта были потоплены лидер «Ташкент», эсминец «Бдительный», санитарный транспорт «Украина», спасательный буксир «Черномор», три рыболовных катера, одна баржа, недостроенный корпус транспорта «Пролетарий». Повреждения разной степени получили крейсер «Коминтерн», эсминцы «Сообразительный» и «Незаможник», сторожевые корабли «Шторм» и «Шквал», ПЛ «Л-24», ТК № 41, транспорт «Курск» и плавучий док с транспортом «Ворошилов».

Одна из первых бомб разорвалась на пирсе и осыпала лидер осколками. Две следующие 250 кг бомбы взорвались прямо в носовом машинном отделении, а ещё две — в кормовой части «Ташкента». Через 3 минуты лидер затонул у стенки причала № 3. Глубина в месте гибели «Ташкента» составляла 10 метров и корабль лёг на грунт с креном 19 градусов на левый борт в носовой части и 21 градус в кормовой.

Из 344 человек экипажа, числившихся на «Ташкенте» на 2 июля 1942 года, погибли и пропали без вести семьдесят шесть человек, семьдесят семь получили ранения.

Подъём[править | править код]

Лидер «Ташкент», после подъёма в 1944 году

Решением Военного совета ЧФ от 19 июля 1942 года было приказано демонтировать с «Ташкента» вооружение, а сам лидер поднять и отвести для восстановления в Поти. Срок окончания спасательных работ намечался на 15 августа 1942 года. Орудия лидера предполагалось использовать для обороны Новороссийска. Во время работ по демонтажу оборудования с затонувшего лидера германская авиация потопила три водолазных бота, килектор и две водолазных станции. Подъём пришлось отложить. То, что осталось от корабля, удалось поднять только 30 августа 1944 года. Повреждения были таковы, что восстанавливать «Ташкент» не было смысла, и после буксировки в Николаев лидер был там разобран на металл.

В воспоминаниях В. Н. Ерошенко: лидер «Ташкент» прошёл 27 000 миль, отконвоировал без потерь 17 транспортов, перевёз 19 300 человек, 2538 т боеприпасов, продовольствия и других грузов. Провел 100 боевых стрельб главным калибром, заставив замолчать 6 батарей, и повредил один аэродром. Сбил и повредил 13 самолётов противника. Потопил торпедный катер.

Командиры[править | править код]

Оценка проекта[править | править код]

Сравнительные ТТХ
Основные элементы Флаг ВМС Франции «Ле Фантаск» Флаг ВМС Франции «Могадор» Флаг Советского ВМФ «Ташкент» Флаг ВМС Италии «Капитани Романи»[52] Флаг ВМС Нидерландов «Тромп»[53]
Водоизмещение, стандартное/полное, т 2569/3380 2997/4018 2800/4110 3686/5334 3787/4800
Энергетическая установка, л. с. 74 000 92 000 110 000 110 000 54 000
Максимальная скорость, узлов 37 42 43,5 40 33,5
Дальность плавания, миль на скорости, узлов 4000(15)
2500 (25)
3000 (20)
2650 (24)
5030 (20) 4411 (18)
3000 (25)
6000 (12)
Артиллерия главного калибра 5×1 — 138,6-мм/50 4×2 — 138,6-мм/50 3×2 — 130-мм/50 4×2 — 135-мм/45 3×2 — 150-мм/50
Лёгкая зенитная артиллерия 2×2 — 37-мм
2×2 — 13,2-мм
2×2 — 37-мм
2×2 — 13,2-мм
6×1 — 37-мм
6×1 — 12,7-мм
8×1 — 37-мм
4×2 — 20-мм
4×2 — 40-мм
2×2 — 12,7-мм
Торпедное вооружение 3×3 — 550-мм ТА 2×3 и 2×2 — 550-мм ТА 3×3 — 533-мм ТА 2×4 — 533-мм ТА 2×3 — 533-мм ТА
Бронирование, мм башни — 20, рубка — 15 Борт — 15+30, палуба — 25, башни — 15, рубка — 12
Экипаж, чел. 223 245 250 418 308

Комментарии[править | править код]

  1. И — «итальянский», «импортный»
  2. По утверждению Михала Глока, сведения о планировавшемся переходе лидера на Балтику являются неподтверждёнными.
  3. Корабельная парогазовая торпеда «53 — 38У», год принятия на вооружение — 1939; 533-мм; Длина — 7,4 м; Общий вес — 1725 кг; Вес взрывчатого вещества — 400 кг
  4. Эти установки являлись опытными образцами: от серийных они отличались отсутствием дальномеров.

Примечания[править | править код]

  1. Качур, 2008, с. 30.
  2. 1 2 3 4 5 Wilczyński, 2000, p. 3.
  3. Афонин, 2008, с. 3.
  4. Афонин, 2008, с. 4.
  5. Афонин, 2008, с. 7.
  6. 1 2 3 4 Афонин, 2008, с. 8.
  7. 1 2 Wilczyński, 2000, p. 5.
  8. 1 2 3 Айзенберг, 1998, с. 17.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Афонин, 2008, с. 9.
  10. 1 2 3 4 Качур, 2008, с. 14.
  11. 1 2 Афонин, 2008, с. 10.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 Афонин, 2008, с. 11.
  13. 1 2 3 Афонин, 2008, с. 12.
  14. 1 2 3 4 Качур, 2008, с. 15.
  15. 1 2 3 Афонин, 2008, с. 13.
  16. 1 2 3 4 5 Афонин, 2008, с. 14.
  17. 1 2 Литинский, 1998, с. 11.
  18. Качур, 2008, с. 19.
  19. 1 2 3 Афонин, 2008, с. 31.
  20. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Афонин, 2008, с. 32.
  21. 1 2 3 4 5 Качур, 2008, с. 27.
  22. 1 2 Айзенберг, 1998, с. 20.
  23. 1 2 3 Айзенберг, 1998, с. 21.
  24. 1 2 3 4 Айзенберг, 1998, с. 22.
  25. Афонин, 2008, с. 34.
  26. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Качур, 2008, с. 29.
  27. Афонин, 2008, с. 38.
  28. 1 2 3 Glock, 2009, p. 41.
  29. 1 2 3 4 5 Wilczyński, 2000, p. 7.
  30. 1 2 3 4 5 6 Качур, 2008, с. 45.
  31. 1 2 Айзенберг, 1998, с. 26.
  32. Айзенберг, 1998, с. 27.
  33. Афонин, 2008, с. 15.
  34. 1 2 Wilczyński, 2000, p. 9.
  35. 1 2 3 4 5 Wilczyński, 2000, p. 8.
  36. 1 2 3 4 5 Качур, 2008, с. 46.
  37. 1 2 Glock, 2009, p. 38.
  38. 1 2 3 4 5 6 Качур, 2008, с. 95.
  39. Айзенберг, 1998, с. 26—27.
  40. Качур, 2008, с. 100.
  41. Качур, 2008, с. 44, 45.
  42. Качур, 2008, с. 37.
  43. Качур, 2008, с. 38.
  44. Качур, 2008, с. 43, 46.
  45. Айзенберг, 1998, с. 29.
  46. 1 2 3 4 5 Айзенберг, 1998, с. 30.
  47. 1 2 3 Айзенберг, 1998, с. 31.
  48. Качур, 2008, с. 97.
  49. Качур, 2008, с. 98.
  50. 1 2 3 4 Айзенберг, 1998, с. 33.
  51. Шаргунов, С. А. Катаев: «Погоня за вечной вечной» : [рус.]. — Молодая гвардия, 2016. — С. 436. — 701 с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 978-5-235-03917-9.
  52. Chesneau, 1980, p. 297.
  53. Chesneau, 1980, p. 390.

Литература[править | править код]

  • Айзенберг, Б. А., Костриченко, В. В. Лидер Чёрного моря. — Х.: Фарватер, 1998. — 79 с.
  • Афонин, Н. Н. Лидер «Ташкент». — СПб.: Гангут, 2008. — Т. 15. — 72 с. — (Мидель-шпангоут). — ISBN 5-85875070-2.
  • Ерошенко, В. Н.. Лидер «Ташкент» / ред. Ланин, Н. Н.. — М. : Воениздат, 1966. — 232 с.
  • Качур, П. И. «Гончие псы» Красного флота. «Ташкент», «Баку», «Ленинград». — М.: Яуза, Коллекция, Эксмо, 2008. — 144 с. — (Война на море). — ISBN 978-569931614-4.
  • Литинский, Д. Ю. Суперэсминцы советского флота. — СПб.: Тайфун, 1998. — 72 с.
  • Муру, Н. П. Гибель и подъём лидера «Ташкент» // Гангут : журнал. — СПб.: Гангут, 2006. — Вып. 37. — С. 98—105. — ISBN 5-85875002-8.
  • Roger Chesneau, Robert Gardiner. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1922—1946 (англ.). — London: Conway Maritime Press, 1980. — 456 p. — ISBN 978-087021913-9.
  • Michał Glock. „Błękitny krążownik”. Przewodnik flotylli niszczycieli Taszkient (польск.) // Morze Statki i Okręty : журнал. — Warszawa, 2009. — Ed. 3. — P. 37—46.
  • Jerzy Mościński, Przemzsław Wilczyński. Radiecki niszczyciel Taszkient (польск.). — Warszawa: Wydawniczo-Handlowa, 2000. — Vol. 29. — P. 60. — (Profile Morskie). — ISBN 8-38791890-3.

Ссылки[править | править код]