Тибла

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ти́бла (эст. tibla, мн. ч. tiblad, парт. ед.ч. tiblat, парт. мн.ч. tiblasid)[1] — в разговорном эстонском языке презрительное прозвище представителей русскоязычного населения Эстонии.[2]

Понятие[править | править исходный текст]

Газета «День за днём» в статье «Эстонский шовинистический новояз» отмечает, что этнического русского на эстонском жаргоне обозначает ныне с десяток разных уничижительных слов в зависимости от его лояльности, степени интегрированности в эстоноязычное общество, владения эстонским языком и общего культурного уровня в представлении этнических эстонцев. «Тибла, — пишет газета, — ругательство на грани фола, обозначающее не просто русского, но плохого русского, „понаехавшее быдло“».[3]

Айво Петерсон, Gazeta.ee, добавляет:[4]

« У части молодого эстоноязычного населения закрепилось мнение, что русский, как бы хорошо он ни относился к Эстонии, автоматически считается тиблой — человеком, который не доверяет эстонскому государству, неудачником, бездельником и человеком третьего сорта. »

В русскоязычных толковых словарях факт наличия такого ненормативного прозвища пока не фиксируется, однако оно присутствует в эстоноязычных[5] и публикуется в СМИ этой страны.

Происхождение[править | править исходный текст]

По свидетельству большинства источников, слово произошло от русского матерного «ты, бля» — так в Эстонии было переосмыслено иногда слышанное представителями местного населения обращение от бойцов Красной Армии в 19181920, 19401941 и с 1944 годов. По другой версии, такая кличка родилась в армии Эстонии, где часто бок о бок служили солдаты с разным родным языком, но с одним, эстонским, гражданством. В эстонской фонетике словосочетание трансформировалось в более произносимое «тибла» и вошло в речевой обиход.

Сравнительно малочисленного русского меньшинства в довоенной Эстонии (в 1939 году русские составляли около 8 % её населения)[6] это обращение поначалу, как правило, не касалось, хотя, например, таллинец Алексей Ридигер, позже — патриарх Московский и всея Руси Алексий II, вспоминает и об обратном:[7]

« Отношения в школе были нормальные: я учился в русских школах, но был период, когда я учился на русском отделении эстонской школы. Проявления национализма случались сравнительно редко, порой русских называли «вене тибла», т. е. «русское меньшинство» в презрительном значении этого слова. »
«Песня лесных братьев» (отрывок)
Seal metsaserval väikses majas,
kus elasid mu vanemad,
seal metsaserval väikses majas
on pesa teinud punased.

Ai-tshih-ai-tshah-ai-tshah ai velled
me metsavennad oleme,
ai-tshih-ai-tshah-ai-tshah ai velled
me metsavennad eestlased.

Ning meil ei ole senti raha,
me peame metsas elama
ja me ei saa, ei või, ei taha,
ei taha tiblat teenida.[8]

Краткое содержание: «Там, в доме на опушке, где жили мои родители, там теперь свили гнездо красные. Мы лесные братья, мы братья-эстонцы, но у нас нет ни сента денег и мы должны жить в лесу, чтобы не работать на тиблов.»

В послевоенной Эстонской ССР выражение использовалось только среди националистически настроенной части эстонского населения. В частности, оно присутствует в «Песне лесных братьев», подпольного антисоветского террористического движения эстонских националистов. Было бы неверно считать, что подобное отношение было характерно для всего или даже для большей части эстонцев, употреблять оскорбительную кличку обычно стеснялись.[9] Однако после обретения республикой независимости в 1991 году понятие «тибла» прочно вошло в обычный лексикон, а с 2000-х годов оно стало употребляться средствами массовой информации, как эстоно-, так и русскоязычными. Сергей Мальцев, «Молодёжь Эстонии», пишет об этом так:[10]

« Эстонский интеллигент... в журнальчики времён первой республики заглянул, ...нашёл сибулявенеласет. Попробовал в печати, а оно не работает. Уж больно не похожа постсоветская диаспора на мирных причудских огородников... Нашли слово непечатное тибла и всей эстонской интеллигенцией на это слово цензуру отменили. Писать и печатать стали это слово от забора до портала. »

Впрочем, процессы генерации и эволюции оскорбительных националистических кличек у двух народов шли параллельно: если в середине-конце XX века среди националистически настроенных русских в отношении эстонцев было распространено слово кураты/курады (в переводе — «черти»),[11] ныне это слово во многом поблёкло (некоторые считают его даже устаревшей детской «дразнилкой»).[12] Аналогичная судьба, видимо, постигла и понятие турмала, турмалаец. Однако им на смену приходит новое — талапы, талапонцы.[13]

Публикация[править | править исходный текст]

«Пустоголовые»[править | править исходный текст]

По-видимому, первым получившим широкую известность в СМИ случаем публичного употребления в современной Эстонии оскорбительной клички «тибла» был перевод американской комедии 1994 года Airheads («Пустоголовые»). Как пишет газета «Вести дня», в одной из сцен фильма звучал поток нецензурной брани из уст Бивиса и Баттхеда — и, в частности, слово «retards» («недоумки», «умственно отсталые»). Адекватным переводом на эстонский язык было бы «juhmardid», однако вместо этого в титрах оказалось «tavalised tiblad» («обычные тиблы»).

Перевод фильма был осуществлён в 2002 году эстонским отделением транснациональной компании SDI Media, а непосредственно над этим текстом работала видная представительница эстонской интеллигенции, литературовед, редактор, социолог Энекен Лаанес. Согласно её объяснениям, жаргонизм «tiblad» был ею использован, чтобы придать речи героев более живой оттенок, а об оскорбительности слова для части телезрителей она тогда не подумала. Лаанес извинилась за перевод и заявила в интервью, что произошедшее с её стороны было ошибкой.[14]

Будь правильным эстонцем[править | править исходный текст]

11 декабря 2002 года газета «Eesti Päevaleht» опубликовала рекламное объявление,[15] текст которого гласил: «Ei loe Eesti Päevalehte? Järelikult tibla!» («Не читаешь Eesti Päevaleht? Значит тибла!»). Вероятно, «Eesti Päevaleht» в рекламе намекала на своего популярного юмористического литературного персонажа Ивана Орава (эст. Ivan Orav, в переводе — «Белкин») — гротескового шаржа на эстонского националиста, основным интересом которого является охота на тиблов.[16][17] Появление оскорбительной рекламы вызвало значимый общественный резонанс в прессе и властных структурах республики. В связи с этой публикацией депутаты партии ОНПЭ направили соответствующие запросы канцлеру юстиции Эстонии и Совету по СМИ.

Пресс-секретарь канцлера юстиции Эстонии Аллара Йыкса (Allar Jõks) сообщил информационному агентству BNS, что, так как газета является частным юридическим лицом, у канцлера нет полномочий для осуществления правового надзора за её деятельностью. По мнению канцлера вопрос о том, является ли упомянутый текст призывом к ненависти или насилию, относится к компетенции уголовного законодательства и канцлер не должен подменять своей оценкой решение суда. Однако вице-председатель Совета по СМИ профессор Эпп Лаук (Epp Lauk) выразилась более определённо:[18][19]

« Совет по СМИ считает, что выражение tibla в первую очередь используется как обозначение Homo soveticus (человека советского), поведение которого характеризуют необразованность, бескультурье, оторванность от корней, имперский образ мышления. Однако в конкретной рекламе это выражение сопровождается фразой „Ole õige eestlane ja loe kindlasti!“ (эст. „Будь правильным эстонцем и читай обязательно!“), которой создается противопоставление на уровне национальности. В этом контексте слово „tibla“ действительно выглядит как противопоставленное „эстонцу“ определение представителя другой национальности, в данном случае, в первую очередь, русского (или шире — восточного славянина)... Совет по СМИ считает рассматриваемое рекламное объявление противоречащим правилам приличия. »

Тиблы не обслуживаются[править | править исходный текст]

Скриншот сайта фирмы Siili Majahooldus до взлома.

В последующие годы и, особенно, во время и после конфликта вокруг переноса Бронзового солдата с таллинской площади на холме Тынисмяги, произошедшего в апреле-мае 2007 года, употребление в эстонской и российской прессе слова «тибла» заметно участилось. Поводами для этого становились случаи дискриминации русскоязычного меньшинства в Эстонии по национальному признаку.

В частности, Eesti Päevaleht при описании хамского поведения диспетчера такси фирмы Tulika Takso 23 апреля 2007 года, отказавшего потенциальному клиенту в поиске нужного адреса, порекомендовавшего ему идти учить эстонский язык и бросившего телефонную трубку, иронически предложила компании новый слоган «В эстонском такси тиблы не обслуживаются!» (эст. Eesti takso tiblat ei teeninda!).[20]

А таллинская компания по аренде недвижимости Siili Majahooldus OU, между тем, восприняла совет буквально и вывесила на своём сайте соответствующее примечание: «Тиблов мы не обслуживаем!» (эст. Tiblasi me ei teeninda!). Как сообщает агентство REGNUM, 4 мая 2007 года сайт фирмы был из-за этого взломан, на его главной странице было размещено изображение ордена Победы, георгиевская лента и надпись на русском языке «Веб дозор: Эстонии позор».[21]

«Известия» в те горячие дни приводили слова секретаря эстонского Комитета по борьбе с неонацизмом и национальной рознью, члена Всемирного координационного совета российских соотечественников Андрея Заренкова:[22]

« Вчера по Таллину беспрепятственно ходила манифестация эстонских школьников, которые скандировали "Тиблы, убирайтесь!" Полиция не задерживала школьников, и именно стычка с этой группой послужила началом для новой волны беспорядков и погромов. »

Заключение[править | править исходный текст]

Случаи публичного и непубличного употребления матерной оскорбительной клички продолжают периодически описываться эстонской и российской прессой. Например, достоянием гласности стали факты грубого обращения сотрудников эстонских тюрем с русскоязычными арестантами. Газета «Твой день» пишет, что надзиратели подчеркнуто пренебрежительно обзывают их оккупантами и тиблами.[23] Нередки и ситуации бытовых ссор, криминала на межнациональной почве. Например, 12 декабря 2006 года в Райккюла Раплаского уезда во время попойки муж-эстонец назвал свою русскую жену тиблой — за что она разбила ему голову стеклянной миской. Как пишет Delfi.ee, женщина была осуждена условно и находится на лечении от алкогольной зависимости.[24]

«Санкт-Петербургские ведомости» делятся мнением одного из русскоязычных жителей Эстонии:[25]

« Я по-прежнему слышу, как мне шипят в спину: «Тибла»... Я по-прежнему читаю в газетах оскорбления в адрес людей моей национальности, которые позволяют делать не только журналисты, но и президент страны, и её премьер-министр... Лучше бы я не знал языка, тогда я бы не читал эстонских газет и то, что вы пишете о русских, так сказать, для своего употребления... Ведь эстонские газеты не позволяют себе «кривить душой», когда пишут о русских, ибо искренне считают, что неэстонцы эстонские газеты не читают. Ошибаетесь! Читаем! И то, что мы там вычитываем, не наполняет наше сердце оптимизмом и радостью... Просто признайте, что интеграция в Эстонии провалилась по причине того, что эстонцы (нет, не русские, а именно эстонцы) оказались к ней не готовы. »

Директор Целевого учреждения интеграции Эстонии Танель Мятлик, который был ознакомлен с приведённой цитатой в редакции газеты Postimees, не согласился с утверждениями её автора:[26]

« Во-первых, интеграция долговременный процесс, и быстрых результатов тут не добиться, а во-вторых, исследования показывают, что среди неэстонцев около двух третей хорошо интегрированных или средне интегрированных. Среди эстонцев позитивно относятся к интеграции немногим более трети, а почти половина эстонцев относится к интеграции менее позитивно, но не негативно. Результаты в деле интеграции приходят через поколения. Целевое учреждение будет работать столько, сколько этого потребует общественная необходимость. »

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Eesti õigekeelsussõnaraamat ÕS 2006(эст.)
  2. Росбалт: «Слово „тибла“ нередко используется в эстонском языке, как уничижительное определение жителей Эстонии, для которых родным языком является русский. („Тибла“ — искаженное „ты, бл…“ — „Росбалт“)».
  3. «Эстонский шовинистический новояз»: Эстония за неделю — REGNUM, 28 июля 2007 года.
  4. Петерсон, Айво. Уроки Эстонии на фоне российско-грузинских событий — Gazeta.ee, 24 сентября 2008 года.
  5. См. Eesti õigekeelsussõnaraamat ÕS 2006(эст.)
  6. См. History of Russians in Estonia (англ.)
  7. Интервью Патриарха Московского и всея Руси в «НГ-Религии» 24 февраля 1999 года
  8. Текст песни по-эстонски приводится согласно данным all-lyrics.de (эст.)
  9. Об этом см., напр., такую дискуссию(эст.)
  10. Мальцев Сергей. «Война имён» (недоступная ссылка с 26-05-2013 (329 дней) — историякопия) — «Русский институт», 2004 год
  11. «Как тиблам ужиться в стране куратов» — «Московский комсомолец», 1 февраля 2007 года.
  12. Эстонизмы
  13. Об этом см., напр.
  14. Эстонский телеканал перевел слово «недоумок» как «tibla» — «Вести дня», 16 сентября 2008 года.
  15. См. его скриншот на сайте delfi.ee (эст.)
  16. Ivan Orav — Kuulus tiblakütt ootab suurt juubelit ja surma — Eesti Päevaleht, 8 сентября 2007 года. (эст.)
  17. Автор образа — писатель-юморист, драматург, колумнист Eesti Päevaleht Андрус Кивиряхк, который, как дополнительно отмечает эстонская вики-статья, в 1990-х годах способствовал распространению термина «тибла».
  18. «Неприличная реклама» — «Молодёжь Эстонии», 17 февраля 2003 года.
  19. «Tibla» — означает по-эстонски «Homo soveticus» — «Нарва-ЛД», 18 февраля 2003 года.
  20. Pettunud klient: Tulika Takso «tiblasid» ei teeninda — ohtuleht.ee, 14 июля 2007 года. (эст.)
  21. Неизвестные хакеры «поздравили» эстонских националистов с Днем Победы — REGNUM, 4 мая 2007 года.
  22. Конфликт в Эстонии становится межнациональным — «Известия», 28 апреля 2007 года.
  23. ЭSSтонское «правосудие» (недоступная ссылка с 26-05-2013 (329 дней) — историякопия) — «Твой день», 4 мая 2007 года.
  24. Мужчина поплатился за слово «тибла» — delfi.ee, 16 января 2007 года.
  25. Цена «бронзовой ночи» — Санкт-Петербургские ведомости, 16 мая 2007 года.
  26. Глава Фонда интеграции ответил на вопросы читателей Postimees.ee — Postimees, 3 апреля 2008 года.

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]