Русский национализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Русский национализм — идеология и направление политики, основополагающим принципом[источник не указан 966 дней] которых является тезис о ценности русской нации, как высшей формы общественного единства. В своей основе проповедует верность и преданность русской нации, работу на благо русской нации, экономический, культурный и политический прогресс русской нации. Определение русской нации может быть различно у разных националистов, одна из распространенных трактовок такова: русская нация это русский народ (некоторые относят к русскому народу великорусов, малорусов, белорусов и карпаторусов) и породненные с ним коренные (не имеющие своих государственных образований за пределами страны) народы России.

Российская империя[править | править вики-текст]

19-v 2h Vasnetsov.jpg Spb 06-2017 img17 Suvorov Museum.jpg Russian poster WWI 060.jpg
В. М. Васнецов, Витязь на распутье, 1882, Русский музей. Образец русского национально-романтического модерна. Музей Суворова в Санкт-Петербурге, построенный в русском стиле. Плакат времен Первой мировой войны.

Национализм появился в России во второй половине XVIII века, в связи с интересом образованных кругов высшего общества к течениям западноевропейской философии и политической мысли. Поначалу под нацией понималась культурная и интеллектуальная элита (преимущественно дворянство) в рамках существующего порядка. Например, в своём предисловии к трагедии «Дмитрий Самозванец» (1771 г.) А. Сумароков называет основой русской нации то, что удел рабов — послушание, царя — власть, а «сынов отечества» (то есть, элиты) — забота о государстве. Национализм трактовался в духе примордиализма[источник не указан 966 дней], что стимулировало интерес к истокам России и её культуре.

Из-за отсутствия в русском языке точного эквивалента понятий, связанных с национализмом, долгое время использовались французские термины, хотя попытки перевода делались неоднократно. Так, Вяземский переводил фр. nationalité как «народность»[1].

В период правления Петра I достижения России вызывали в мире восхищение, и сподвижники царя также доброжелательно смотрели на европейцев как на равных. Как писал в 1791 г. Н. М. Карамзин,

Кто в мире и любви умеет жить с собою,
Тот радость и любовь во всех странах найдет[2].

К концу XVIII века вокруг отношения к Западу возникли разногласия. Дефицит равенства, свободы и уважения к личности на родине по сравнению с западными странами вызывал у русских патриотов чувство стыда[3]. Этот удар по национальной гордости привёл к возникновению двух противостоящих друг другу групп. Западники (начиная с Радищева) считали, что Россия должна идти вслед за прогрессивными и либеральными силами по тому же пути, на который вступили Западная Европа и США. Славянофилы не соглашались видеть в Западе лидера и тем более образец для подражания. Они верили, что у России особый путь в связи с её географическим положением, авторитарным и православным прошлым.

Восстание декабристов 1825 потрясло высшее общество, и большинство стало видеть в западных ценностях прямую угрозу для России. Это привело к ещё большей поляризации западников и славянофилов. Польское восстание 1830 года и развитие событий в Европе также подтверждали опасения по поводу деструктивных последствий новых западных течений. В 1833 году граф Уваров попытался объединить русский национализм с идеей сохранения империи и официальных традиций, выдвинув тезис, что «собственными началами России являются Православие, Самодержавие и Народность»[1].

Следует отметить, что именно славянофилы внесли основной вклад в развитие русского национального самосознания в XIX веке. Однако по мнению некоторых исследователей, следствием мучительных сравнений России с Западом стал ресентимент (психологическое состояние бессильной зависти)[3]. Одни уверяли, что отсталость России иллюзорна и что внешние различия в обычаях и культуре скрывают одну и ту же реальность, включая отсутствие реальной свободы и равенства. Другие настаивали, что Запад пошёл по принципиально неправильному пути и что Россия наоборот спасёт Запад от либерализма. С их точки зрения, русская нация была в первую очередь противоположностью западной модели.

Совет Русской Национальной фракции в Государственной Думе III созыва. Д. Н. Чихачёв, Епископ Евлогий, П. Н. Балашев, П. Н. Крупенский, А. А. Потоцкий.

Славянофилы приписывали русскому характеру терпимость, жажду истины, спонтанность, сердечность, душевность, великодушие, безразмерность, соборность (склонность принимать решения коллективно). Это противопоставлялось обобщённому западному характеру, которому якобы были свойственны жадность, лживость, эгоизм, холодная расчётливость. Многие приписывали русским также и негативные черты: лень, пьянство, обломовщину, преданность хозяину, неуважение к себе и другим. «Русская душа» увязывалась с русскими кровью и почвой[источник не указан 966 дней], поэтому предполагалось, что её носителем в чистом виде являются крестьяне[4]. Интеллектуальная элита видела свою миссию в том, чтобы воспроизводить массовые стереотипы, конструировать на их основе новые идеи и навязывать их массам. Однако русский национализм оставался идеологией элиты вплоть до появления массовых общественных движений в начале XX века.

Русский философ, писатель и публицист И. Ильин, тяготевший к традиции славянофилов, дал следующее понятие русскому национализму:

«И вот, русский национализм есть не что иное, как любовь к исторически сложившемуся духовному облику и акту русского народа; он есть вера в это наше призвание и в данные нам силы; он есть воля к нашему расцвету; он есть созерцание нашей истории; нашего исторического задания и наших путей, ведущих к этой цели; он есть бодрая и неутомимая работа, посвященная этому самобытному величию грядущей России. Он утверждает свое и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое. И Дух его есть дух Иоанновского христианства, христианства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания. Так определяется идея русского национализма.»

Ф. М. Достоевский, русский писатель, философ и публицист, выделяя русскую нацию из всех других земных народов, делал акцент на особой миссии русской души как носительницы «истинной христианской веры»: «отрицающий народность отрицает и веру. Именно у нас это так, ибо у нас вся народность основана на христианстве» (письмо А. Ф. Благонравову от 19 декабря 1880 г. — XXX. Кн. 1, 236). Достоевский уверен, что Россия «несет внутри себя драгоценность, которой нет нигде больше, — Православие, что она — хранительница Христовой истины, но уже истинной истины, настоящего Христова образа, затемнившегося во всех других верах и во всех других народах» (Дневник писателя. 1876. Июнь. — XXIII, 46). Отсюда проистекает высшее предназначение русского народа как истинно православного — ненасильственное примирение всех народов в правой вере, причем с сохранением духовного своеобразия, языка каждого народа: «…назначение и роль эта не похожи на таковые же у других народов, ибо там каждая народная личность живет единственно для себя и в себя, а мы начнем теперь, когда пришло время, именно с того, что станем всем слугами, для всеобщего примирения. И это вовсе не позорно, напротив — в этом величие наше… Кто хочет быть выше всех в Царствии Божием — стань всем слугой» (Дневник писателя. 1876. Июнь. — XXIII, 47). Эта мысль станет любимой у Достоевского и получит полное развитие в «Дневнике писателя» за 1880 год.

Поскольку Россия была империей, власть враждебно относилась к национализму меньшинств и опиралась на этнонационализм русского большинства. При этом она пыталась использовать национализм меньшинств в других государствах в своих внешнеполитических интересах. Так, она поддерживала панславизм в Австро-Венгрии и Османской империи, несмотря на ответное настороженное или враждебное отношение.

В начале XX века появилась общественно-политическая организация Русское собрание. Позднее, во время революции 1905 и образования государственной думы образовались ряд русских националистических политических организаций: Союз русского народа, Русский народный союз имени Михаила Архангела, Всероссийский национальный союз, Отечественный патриотический союз.

В Государственной Думе Российской империи III созыва национальная фракция была второй по численности после октябристов.

Советский период[править | править вики-текст]

Stolypin monument Kyiv 3.jpg Christ saviour explosion.jpg SegundoCongresoDelCominternLeninKárajanBujarinZinoviev19200719.jpg
Разрушение памятника Столыпину в Киеве. 1918. Разрушение Храма Христа Спасителя в Москве. 1931 2-й конгресс Коммунистического Интернационала. 1920.

Придя к власти в 1917 г., большевики подавили существовавшие движения русских националистов. Официально заявлялось, что великодержавный национализм был одной из враждебных идеологий и ему противопоставлялась идея интернационализма. Русский национализм (во всех его вариантах) советским режимом подавлялся.

Вместе с тем некоторые элементы политики носили национальный характер. Так, программа русификации начавшаяся в XX веке при Николае Втором была продолжена Советской властью. Но одновременно, именно при советской власти в рамках обязательной школьной программы, вместе с уроками русского языка в школах союзных республик стали обязательными и уроки языка титульной нации республики.

Ранний советский период[править | править вики-текст]

В 1923 году на XII съезде РКП(б) руководство положило начало политике «коренизации». Так уже в 1929 году более 80 % общеобразовательных школ и 30 % высших учебных заведений в Украинской ССР вели обучение исключительно на украинском языке, обучение 97 % детей было на украинском языке[5]. В Одессе, где учащиеся-украинцы составляли менее трети, были украинизированы все школы, при этом русский язык не входил в обязательную программу обучения. В 1930 г. на Украине оставалось только 3 большие русскоязычные газеты. Вопреки некоторым заявлениям политика украинизации никогда не была в УССР отменена. Даже на XIII съезде КПУ в 1937 года генеральный секретарь ЦК КПУ Косиор заявлял, что «ЦК КП(б)У все это время продолжал линию на дальнейшую украинизацию»[6].

Во время Второй мировой войны, стремясь сплотить народ против захватчиков, И. В. Сталин взывал к национальному чувству и патриотизму.

Некоторые авторы утверждают, что в СССР доминировал «социалистический патернализм», который делал акцент на нравственном характере отношений между людьми и государством в связи с их правами на долю в распределяемом общественном продукте[7]. В отличие от национальных государств, в СССР от граждан не требовались ни политическая активность, ни этническая схожесть; они должны были с благодарностью принимать то, что государство им давало.

Есть мнения, что национализм в советский период на самом деле играл более активную роль. К ним относится точка зрения, что в период правления Брежнева разрабатывалась концепция «советского народа», которая включала в себя элементы политической нации[8], хотя и не наделяла её национальным духом[9]. Ханна Арендт рассматривала панславизм сталинского периода как одну из его существенных характеристик. Также есть и точка зрения, полностью противоречащая советской. Согласно ей национализм был свойствен большевикам с самого начала, и Октябрьская революция 1917 г. была сродни национально-освободительной борьбе, отвергнув старый режим как если бы он был инородным[10], однако это мнение противоречит, например, политике борьбы с «великорусским шовинизмом».

Эти разногласия отражаются на дискуссии по поводу взаимосвязи национализма и фашизма применительно к СССР. Одни полагают, что благодаря отсутствию национализма среди русских в СССР (в силу либо его подавления режимом, либо культурных традиций), идеологии фашизма и нацизма также не получили распространения. Другие считают, что сталинский режим включал элементы крайнего национализма: шовинизма и расизма (см. статью о борьбе с космополитизмом), третьи указывают на существование 1-й русской национальной бригады СС «Дружина».

Тем не менее, Советская Россия никогда не занималась целенаправленным строительством нации. В СССР под «национальной политикой» понималось решение проблем нерусских народов[11]. Российская Федерация не считалась национальной республикой, а русское население, в отличие от населения других союзных республик, — носителем особой этничности. В бытовой повседневности большинство определяло себя только по отношению к государству, и основным параметром был ранг во властной иерархии. В 1991 г. большинство русских (80 %) своей родиной называло весь Советский Союз[12].

Поздний СССР: диссиденты и общественная жизнь[править | править вики-текст]

В условиях коммунистической диктатуры в СССР не могло существовать националистических партий или политических организаций, однако каждая советская республика, кроме РСФСР, имела свою коммунистическую партию. Поэтому русский национализм, в отличие от национализма других народов, в СССР можно обнаружить только в сфере общественной и культурной жизни, либо в среде диссидентов, преследуемых советской властью.

Начиная с 1960-х годов среди советских диссидентов значительную часть составляли русские националисты, распространявшие свои взгляды через самиздат. Лидером националистического крыла советских диссидентов считался А. И. Солженицын. Национально мыслящих диссидентов беспокоило продолжавшееся в СССР разрушение русских исторических памятников, снос церквей, негативные демографические тенденции: сокращение естественного прироста русского народа, обезлюдение деревень.

В 1971—1974 годах В. Н. Осиповым издавался русский самиздатовский журнал «Вече».

В официальной советской литературе элементы русского национализма можно обнаружить в «деревенской прозе» — литературном направлении, отображавшем жизнь русской-советской деревни.

Перестройка дала начало масштабным демократическим реформам (до конца не реализованным), однако при этом привела к росту сепаратизма в ряде республик. По мнению Ф. Фукуямы, отсутствие национального единства в СССР послужило одной из причин, почему стабильная демократия так и не смогла в нём возникнуть[13].

Современный период[править | править вики-текст]

«Флаг гербовых цветов Российской империи», часто используемый русскими национал-монархистами

В постсоветский период распад страны, крушение социалистических идеалов, разочарование в экономических реформах, погромы на национальной почве в Туве, Чечне, Ферганской долине заставили многих людей обратиться к партиям и движениям, действующим в соответствии с идеями национализма[14], в том числе в его крайних формах[11][15]: этнические, объяснявшие происходящее сговором нерусских против русского народа.

В начале XXI века национализм стал набирать популярность в массах, однако тяготение к этническому и гражданскому национализму до сих пор находится в неустойчивом равновесии[16][17]. Параллельно рост трудовой миграции обострил межнациональные отношения. В 2006 году межэтнический конфликт в Кондопоге вызвал широкий резонанс в обществе. В конце 2010 года в городах России прошла волна массовых митингов и столкновений коренных жителей с выходцами из кавказских республик. Русское общественное движение выдвинуло лозунг «Хватит кормить Кавказ»[18]. Появились проекты преобразования России в унитарно-федеративное государство[19].

Согласно распространённой точке зрения, переход России от имперского к национальному государству до сих пор не завершён, и на эту тему продолжаются дискуссии. Традиционалисты отстаивают идею укрепления вертикальных опор государства, в то время как модернисты призывают к его национализации и усилению горизонтальных общественных связей[11].

В 2005 году аналитики ВЦИОМ сделали вывод, что негативный результат процесса строительства государства-нации, в особенности подчинение политики корпоративным интересам, вызвал рост этнического самосознания русских, который выступает в качестве замены государственной идеологии[20].

Понимание современного национализма, проповедуемого идеологами национализма и различных течений неоязычников и язычников, ничего общего не имеет с тем смыслом, который вкладывался в русский национализм XIX века. Русский философ, писатель и публицист И. Ильин, тяготевший к традиции славянофилов, дал следующее понятие русскому национализму: «И вот, русский национализм есть не что иное, как любовь к исторически сложившемуся духовному облику и акту русского народа; он есть вера в это наше призвание и в данные нам силы; он есть воля к нашему расцвету; он есть созерцание нашей истории; нашего исторического задания и наших путей, ведущих к этой цели; он есть бодрая и неутомимая работа, посвященная этому самобытному величию грядущей России. Он утверждает свое и творит новое, но отнюдь не отрицает и не презирает чужое. И Дух его есть дух Иоанновского христианства, христианства любви, созерцания и свободы, а не дух ненависти, зависти и завоевания. Так определяется идея русского национализма». В то же время, порицая национализм в в общепринятом его смысле, он писал так: «Чувство и воля националиста, вместо того, чтобы идти в глубину своего духовного достояния, уходит в отвращение и презрение ко всему иноземному» <…> «Национализм отрывается от главного, от смысла и цели народной жизни — и становится чисто инстинктивным настроением, подвергаясь всем опасностям обнаженного инстинкта: жадности, безмерной гордыне, ожесточению и свирепости. Он опьяняется всеми земными соблазнами и может извратиться до конца. От этой ошибки русский народ был огражден, во-первых, своим прирожденным религиозным смыслом; во-вторых, Православием, которое сообщило нам, по слову Пушкина, „особенный национальный характер“ и внушило нам идею „святой Руси“. „Святая Русь“ не есть „нравственно праведная“ или „совершенная в своей добродетели“ Россия: это есть правоверная Россия, признающая свою веру главным делом и отличительной особенностью своего земного естества».

Противодействие национализму[править | править вики-текст]

В 2007 году президент Путин поставил перед ФСБ задачу жестко противодействовать национализму[21]. В 2009 году президент Медведев, выступая на расширенном заседании коллегии ФСБ, указал, что «в числе первостепенных задач остается и жёсткое противодействие национализму и экстремизму»[22]. В 2011 году на встрече с представителями ветеранских организаций Путин заявил, что ветеранские организации России должны участвовать в патриотическом воспитании молодёжи и противодействовать националистическим идеям[23].

Вместе с тем, президент Путин в марте 2008 года заявил, что будущий (на тот момент) президент «Медведев — не меньший, в хорошем смысле слова, русский националист, чем я. И я не думаю, что нашим партнёрам будет с ним проще. Он — настоящий патриот, и будет самым активным образом отстаивать интересы России на международной арене»[24].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Миллер А. Триада графа Уварова. Лекция. 5 марта 2007 г
  2. Н. М. Карамзин, «На разлуку с П***»
  3. 1 2 Greenfeld L. The formation of the Russian national identity: the role of status insecurity and ressentiment // Comp. Stud. Soc. Hist. 1990. Vol 32, No. 3. P. 549.
  4. Напротив, представители царской династии и аристократическая элита часто гордились своими иностранными высокородными корнями.
  5. Цвілюк С. А. Українізація України. Тернистий шлях національно-культурного відродження доби сталінізму. «Маяк», Одесса, 2004 ISBN 996-587-115-3
  6. Чернышов В. Украинизация как она была
  7. Verdery K. What Was Socialism, and What Comes Next? Princeton: Princeton Univesity Press., 1996.
  8. Гражданственность или этничность?
  9. Кудрявцев И. Феномены политического национализма на примере Латвийской Республики [1]
  10. Tucker R. Towards a Comparative Politics of Movement-Regimes // The American Political Science Review. 1961. Vol. 55, No. 2. P. 281. DOI:10.2307/1952239 (англ.)
  11. 1 2 3 Паин Э. А., 2003.
  12. Русские: Энциклопедические очерки / Под. ред. Ю. В. Арутюняна и др. М., 1992. С. 415.
  13. Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек / Пер. с англ. М. Б. Левина. — М.: АСТ, 2004.
  14. В России не могут быть созданы «русская», «чукотская», «православная» или, допустим, «буддистская» партии. Такое решение принял Конституционный суд (КС) в 2004 году, признавший соответствующей Основному закону норму закона «О политических партиях», запрещающую их организацию по национальному, религиозному и профессиональному признакам. Их создание, по мнению КС, «может привести к приданию доминирующего значения этнической идеологии» и «открыть путь религиозному фундаментализму».
  15. Гудков Л. Русский неотрадиционализм и сопротивление переменам // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ / Под ред. В. С. Малахова и В. А. Тишкова. М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 2002. ISBN 5-201-13747-4 °C. 132—133.
  16. Кара-Мурза С. Г. Кондопога как коллективное самоубийство
  17. Соловей В. За спиной — стенка. Проблемы и перспективы русского национализма. 13 декабря 2007. [2]
  18. Стартовала кампания «Хватит кормить Кавказ!»
  19. Вецкий В. Как решить национальный вопрос
  20. Бызов Л. Г. Придут ли к власти радикальные русские националисты? // Вестник российской академии наук. 2005. Т. 75. № 7. С. 635—637
  21. Путин поставил перед ФСБ задачу жестко противодействовать национализму
  22. Президент Дмитрий Медведев выступил на расширенном заседании коллегии ФСБ
  23. Путин: ветераны должны противодействовать национализму
  24. Владимир Путин: «Медведев не меньший русский националист, чем я»

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]