Согдийцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Китайская (Восточная Хань, 25-220 гг. н. э.) керамическая статуэтка согдийского каравановожатого Шёлкового пути в типично согдийской шапке
Статуэтка из серой керамики согдийского конюха, китайская династия Тан, 7-й век н.э.
Согдийцы в религиозной процессии, фреска гробницы 5-6-го века, открытая в городе Тун-ван.

Согди́йцы — исторический народ Центральной Азии, населявший территорию Согдианы, располагающейся в долине реки Зерафшан — от современной Бухары (Узбекистан) до Худжанда (Таджикистан). По выражению советского востоковеда Бартольда В. В., согдийцев по своему торгово-культурному вкладу в регион можно назвать «финикийцами Центральной Азии».

Согдийцы вместе с другими туранскими племенами и народами, являются одним из предков современных узбеков[1]. Также наряду с восточно-иранскими народами, являются одним из предков современных таджиков[2][3].

По мнению авторитетного согдолога В. А. Лившица в согдийских источниках IV—VIII вв. согдийцами называли только самаркандцев и пенджикентцев, но не бухарцев и кешцев, то есть, эти две группы, по-видимому, не рассматривали друг друга как единый народ.[4]

По мнению известного востоковеда С. Кляшторного авторы раннесредневековых тюркских надписей отличали согдийцев (soġdaq) от бухарцев (buqaraq)[5]

История[править | править код]

Впервые согдийцы упоминаются «Авесте» в середине I тысячелетия до нашей эры. В VI в. до н. э. согдийцы вошли в состав державы персов-Ахеменидов. Как и другие народы «мировой державы», бактрийцы, согдийцы, парфяне, хорезмийцы и саки платили персидскому царю огромные подати. Персы от уплаты податей были освобождены, и население собственно Персии жило за счет поборов, взимаемых с других областей державы. Историк Геродот в списке сатрапий, учрежденных персидским царем Дарием I, называет хорезмийцев в составе XVI податного округа наряду с парфянами, согдийцами и ариями. Геродот, перечисляя подразделения персидской армии Ксеркса, выступившей против Греции, называет отряды бактрийцев, парфян, хорезмийцев и согдийцев.

В конце II в. н. э. — начале I в. н. э., в Согде правители Самаркандского Согда имели общее происхождение из дома Чжаову, то есть юечжей.

Согдийцы выполняли торгово-посредническую функцию между двумя великими империями — Римской (позже Византией) и танским Китаем. Китайский путешественник Чжан Цянь, посетив Согдиану, писал:

Канцзюй (Согдиана) находится на расстоянии в 2000 ли (ок. 1000 км) к северо-западу от Давани (Фергана). Люди ведут кочевой образ жизни и обычаями своими напоминают народ юэчжи. У них 80 или 90 тыс. лучников на вооружении. Эта маленькая страна граничит с Даванью и признает независимость юэчжи.

«Ши цзи», гл. 123, «Повествование о Давани»
Стоящие на коленях согдийские дарители Будде (фреска, с подробностями), Безеклик, около Турфана в восточной части Таримского бассейна, Китай, 8-й век
Каменные гробницы и кушетка Ань Цзя (安伽), Северная Чжоу (557-581 гг.) период согдийского дворянина,[6] выкопана из Чанъаня (современный Сиань), Китай; Цзя занимал титул Сар-пав из префектуры Тунчжоу[en] и занимался коммерческими делами иностранных торговцев из Средней Азии, которые делали бизнес в Китае; каменные ворота окружены двумя львами, а горизонтальная табличка вырезана с жертвенной сценой[en] в соответствии с зороастризмом

Согдийцы активно участвовали в торговле по Великому шёлковому пути. Есть сведения, что производившееся в Согде оружие (в частности, кольчуги) закупалось китайцами и жителями других стран[7]. В IV—VIII веках согдийцы доминировали в торговле между Востоком и Западом, их торговые колонии были найдены далеко за пределами Согда — в частности, на территории современного восточного Китая. Согдийский язык использовался в качестве лингва франка на большом протяжении Шёлкового пути и оставил следы в виде заимствованной лексики в персидском и ряде тюркских языков. Активные торговые связи согдийцев с соседями способствовали распространению в Средней Азии наряду с зороастризмом также буддизма.

Общность некоторых областей материальной культуры оседлых народов Центральной Азии и кочевников-тюрков была связана с известной общностью интересов согдийских городов и тюркских каганов. Колонизационная деятельность согдийцев и их международная торговля по пути, проходившим через степь, была политически выгодна и приносила доходы тюркским каганам, которые покровительствовали согдийцам. Определенная часть тюрков влилась в VI—VIII вв. в состав согдийской знати и аппарата управления. Мугские документы показывают, что к началу VIII в. тюрки играли немаловажную роль и в городской жизни Согда. Документы № 3 и 4 фиксируют брак Ут тегина, представителя тюркской знати, с согдианкой, причем, как можно судить по документам Б-1, Ут тегин был тесно связан с двором Диваштича.[8]

В 651 году арабы положили конец правлению Сасанидов в Персии, после чего двинулись в Мавераннахр, как они называли согдийские земли за Амударьёй (арабск. ما وراء النهر, ма вара-н-нахр, «Заречье», калька с пехл. названия «Фарарод» с тем же значением).

Согдийцы долго сопротивлялись, но в 722 году были окончательно сломлены воинами хорасанского эмира Саида аль-Хараши. Они обманом выманили одного из согдийских правителей — Деваштича — из крепости Муг, где тот, укрывшись с остатками воинов, вёл отчаянное сопротивление[9]. Впоследствии в регионе происходили восстания против арабских завоевателей (в частности, в 728—729 годах).

В борьбе согдийцев против арабских захватчиков их главными союзниками выступили тюрки. В письме согдийского правителя Диваштича хохсарскому государю Афаруну содержатся указания на то, что Диваштич считал себя вассалом кагана — речь идет, по-видимому, о кагане восточных тюргешей: «У меня (Диваштича -В. Л.) известия таковы: наши гонцы сюда спустились и мне от кагана высокий чин и почет принесли. И прибыло также много войск, а также тюрки…»[10]

Культура и язык[править | править код]

VI век считается пиком согдийской культуры, судя по его высокоразвитой художественной традиции. К этому моменту согдийцы укрепились в роли центральноазиатских торговцев путешествиями и торговлей, передавая товары, культуру и религию.[11] В средние века долина Зарафшана вокруг Самарканда сохранила своё согдийское название — Самарканд.[12] Согласно Британской энциклопедии, средневековые арабские географы считали это место одним из четырех прекрасных регионов мира.[12] Там, где согдийцы двигались в значительных количествах, их язык оказал существенное влияние на народы и их языки.[13] Например, во времена китайской династии Хань местное название города Тарима в Лулане было «Крорайной», возможно, с греческого из-за соседнего эллинистического влияния. Однако, спустя века в 664 году н. э. китайский буддийский монах Сюаньцзан обозначил его как «Нафупо» (納 縛 溥), который, по словам доктора Хисао Мацуды, является транслитерацией согдийского слова «Навапа», означающего «новая вода».[14]

Язык[править | править код]

Дети этнических ягнобцев Таджикистана; ягнобцы говорят на языке, который является прямым потомком средневекового согдийского.[15]

Согдийцы говорили на согдийском языке иранской ветви, индоевропейской языковой семьи, родственном бактрийскому и хорезмийскому.[16] Письменность была основана на арамейском алфавите (вязь с направлением письма справа налево, причём большинство гласных на письме не обозначалось). Долгое время согдийский язык был международным языком от Каспия до Тибета. Его письменность стала основой для уйгурского, монгольского и манчжурского письма. Согдийский также был заметен в городе-оазисе Турфан в регионе Таримского бассейна северо-западного Китая (в современном Синьцзяне) . Судя по согдийской бугутской надписи в Монголии, написанной 581 г., согдийский язык также был официальным языком Тюркского каганата, созданного Гоктюрками.[17][16]

Позднее согдийский язык был вытеснен с территории Согдианы арабским, классическим персидским (и его таджикским диалектом) и тюркскими языками.[18] Однако согдийский (новосогдийский) язык до сих пор находится в употреблении у малочисленной народности ягнобцев (по разным оценкам от 2 до 12 тысяч говорящих) и Пенджикента в горной местности (по оценкам 500-700 человек) в Согдийской области Таджикистана и в окрестностях Душанбе.[19]

Реликты согдийского языка в узбекском языке[править | править код]

По мнению известного востоковеда М. Андреева, некоторые слова из согдийского языка оказались в составе лексики среднеазиатского тюркского, а затем узбекского языка, как, например, куп — много (узб. ko'p), катта — большой (узб. katta), кальта — короткий или молодой (узб. kalta).[20] Тесные тюрко-согдийские связи способствовали заимствованиям из тюркского языка в согдийский и наоборот. В согдийских текстах мугских документов встречаются заимствования из тюркского языка. Например, «axşam» — «вечер», «kand» — «поселение» и другое[21][22].

Искусство[править | править код]

Пирующие согдийцы, из настенной росписи Пенджикента, Таджикистан, 7-й век н. э.
Фрагмент другой настенной росписи из Пенджикента, VII век н.э., с изображением тигров, нападающих на человека, сидящего на боевом слоне

Живопись Афрасиаба VI—VII веков в Самарканде, показывает редкий сохранившийся пример согдийского искусства. Картины, показывающие сцены повседневной жизни и такие события, как приезд иностранных послов, находятся в руинах аристократических домов. Неясно, служило ли какое-либо из этих дворцовых резиденций официальным дворцом правителей Самарканда.[23] По мнению Л. И. Альбаума самая многочисленная группа фигур на западной стене афрасиабской живописи представляет собой изображения тюрок[24]

Самые старые сохранившиеся согдийские монументальные настенные росписи относятся к V веку и находятся в Пенджикенте, Таджикистан.[23] Благодаря дошедшим до нас памятникам искусства мы не только узнаём многое об обществе и политической истории Согда, но и о верованиях древних согдийцев. Например, ясно, что согдийский буддийский пантеон включал ряд древнеиранских божеств. В Семиречье найдены согдийские позолоченные бронзовые бляшки с идображением соития мужского и женского божеств с протянутыми руками рядом с верблюжонком (добуддийский мотив, отражённый также на изображениях Самарканда и Пенджикента.[23]

Тюрко-согдийские взаимовлияния в искусстве были предметом исследования Б. И. Маршака. Он полагал, что как для согдийского, так и для древнетюркского искусства были характерны близкие зооморфные мотивы, воплощавшие общий героический идеал[25] Ф. Заславская и В. Мешкерис, изучавшие согдийские терракотовые статуэтки VI—VIII вв., также отмечают наличие древнетюркской темы в коропластике согдийцев (изображения тюркских воинов-всадников).[26]

Одежда[править | править код]

Одежда обоих полов была довольно плотной, тонкая фигура с узкой талией и запястьями высоко ценились. Сходство многих элементов одежды для мужчин и девушек было типичным для согдийцев. Цветовая гамма плечевой одежды обычно была трехцветной, а платья и брюки обычно были красного цвета, белого цвета… Силуэты для взрослых мужчин и девушек подчеркивали широкие плечи и сузились до пояса; силуэты для женщин-аристократов были более сложными. Согдийская одежда пережила сильный процесс исламизации в последующие века, при этом сохраняя и некоторые первоначальные элементы. Вместо них стали распространяться тюрбаны, кафтаны и рукава.[27]

Господствующее положение тюрок в Центральной Азии делало их костюмы популярными. В этом случае в иногородней среде этнические знаки выступали как декоративный элемент. Например, тюркские кафтаны в живописи Афрасиаба не имели боковых разрезов на подоле, декоративной тканью обшивались только ворот и концы рукавов и в соответствии со стилем придворной одежды максимально удлинен. Но тюркская одежда в живописи Пенджикента уже имела боковые разрезы, обшитые декоративной тканью, декорируются полы и изменяется оформление ворота.[28]

Согдиец.JPG
Согдийка.JPG
Согдиец 1.JPG
Согдийская мужская одежда Афрасиаб (Самарканд, Узбекистан). Национальный музей Таджикистана, Душанбе. Согдийская женская одежда Афрасиаб (Самарканд, Узбекистан). Национальный музей Таджикистана, Душанбе. Согдийская мужская одежда Пенджикент (Таджикистан). Национальный музей Таджикистана, Душанбе.

Религия[править | править код]

В рассматриваемый период в Самарканде доминировал зороастризм. Из зороастрийских божеств популярными среди населения города являлись Анахита и Митра. Однако, согдийцы поклонялись и другим божествам. В Согде, в V—VII вв. н. э. хоронят не трупы умерших, а только их кости, что связано с почитанием огня, воды и земли, то есть с зороастризмом. Очищенные кости складывались в особые керамические вазы — оссуарии, или «костницы», которые затем хранились в усыпальницах — наусах, сооружавшихся за городской стеной.[29] Такая традиция не характерна для Ирана, где, очевидно, господствовал другой вариант зороастризма.

Китайская глиняная фигурка VIII века н.э. (династии Тан), изображающая согдийца в характерной шапочке с лицевой завесой, возможно, верблюжьего погонщика или даже зороастрийского священника, служащего в храме огня. Лицевые завесы использовались, чтобы избежать осквернения священного огня человеческим дыханием. (Музей восточного искусства (Турин)[en], Италия).[30]
Китайские статуэтки согдийских купцов эпохи династии Тан

Согдийцев отличала терпимость к различным религиозным направлениям, представленным в их обществе (буддизм, манихейство, несторианство, зороастризм). Основными источниками информации о согдийцах и их языке являются религиозные тексты, дошедшие до нашего времени.

Согдийцы и тюрки[править | править код]

По данным востоведов, факты наглядно иллюстрируют постепенное сближение и слияние согдийцев с тюрками. Так, например, согдийцы, переселившиеся в Дуньхуан из Согда в VII—VIII вв., в большинстве носили тюркские имена, причем имена эти они приобрели ещё в Согде[31].

Шел процесс взаимного обогащения согдийского и тюркского языков. В ранних эпиграфических надписях древнетюркских каганов согдийский являлся официальным языком. В согдийских текстах мугских документов встречается заимствования из тюркского языка. Например, «yttuku» — «посылать», «посольство», «bediz» — «резьба, орнамент» и другое. В одном из мугских документов фиксируется тюркский титул «тархан» при дворе пенджикентского правителя. Там же встречается чисто тюркское слово «sozum» — «мой приказ».[32][33]

Гидронимы, похожие на согдийские в России[править | править код]

На севере Тулунского, Куйтунского и Нижнеудинского районов и на территории Братского района Иркутской области России (в бассейнах рек Ия и Уда) распространены древнеиранские гидронимы с элементом об (напр., название реки «Обь», что на иранских языках означает вода). По мнению А. П. Окладникова, в эпоху орхонских тюрков и уйгуров ираноязычное население могло быть распространено на восток вплоть до бассейна Ангары (р. Унга). Подобные гидронимы встречаются также в бассейне Пянджа в Таджикистане[34].


Галерея[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Древними предками У. были согдийцы, хорезмийцы, бактрийцы, ферганцы и сако-массагетские племена. Узбеки // Тихоходки — Ульяново. — М. : Советская энциклопедия, 1977. — (Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров ; 1969—1978, т. 26).
  2. Tajikistan: History / Encyclopedia Britannica

    The Tajiks are the direct descendants of the Iranian peoples whose continuous presence in Central Asia and northern Afghanistan is attested from the middle of the 1st millennium bc. The ancestors of the Tajiks constituted the core of the ancient population of Khwārezm (Khorezm) and Bactria, which formed part of Transoxania (Sogdiana). Over the course of time, the eastern Iranian dialect that was used by the ancient Tajiks eventually gave way to Persian, a western dialect spoken in Iran and Afghanistan.

    .
  3. Library of Congress: Country Studies; «Tajikistan — Historical & Ethnic Background»:

    Contemporary Tajiks are the descendants of ancient Eastern Iranian inhabitants of Central Asia, in particular the Soghdians and the Bactrians.

    .
  4. Лившиц В. А., История изучения Согда // Рахмат-наме: Сборник статей к 70-летию Р. Р. Рахимова / Отв. ред. М. Е. Резван. СПб.: МАЭ РАН, 2008, с.191-192
  5. Кляшторный С. Г. Сирийское имя согдийского вельможи в древнетюркском тексте из Тувы // Тюркологический сборник 2009—2010: Тюркские народы Евразии в древности и средневековье. М.: Восточная литература, 2011. С. 199
  6. Ронг Синьцзян, «Согдийский караван, изображенный в разрезах каменного саркофага От «Могилы Ши Северного Чжоу» в «Китайской археологии». Том 6, выпуск 1, стр. 181-185, ISSN (Online) 2160-5068, ISSN (Print) 5004-4295, DOI: 10.1515 / CHAR.2006.6.1.181, январь 2006 г.
  7. О вооружении Согда VII—VIII в. — «Сообщения Республиканского историко-краеведческого музея Таджикской ССР», вып. 1, Сталинабад, 1952. С. 61-67
  8. 17. Лившиц В. А. Согдийские документы с горы Муг. Чтение. Перевод. Комментарий. Юридические документы и письма. — М., 1962, с.132-133
  9. Согдийские тексты с горы Муг. Чтение, перевод, комментарий. Выпуск II. Юридические документы и письма. Чтение, перевод и комментарии В. А. Лившица. М., 1962.
  10. Согдийские тексты с горы Муг. Чтение, перевод, комментарий. Выпуск II. Юридические документы и письма. Чтение, перевод и комментарии В. А. Лившица. М., 1962, с.116-117.
  11. Luce Boulnois (2005), Silk Road: Monks, Warriors & Merchants, Odyssey Books, pp 239—241, ISBN 962-217-721-2.
  12. 1 2 Wikisource-logo.svg Chisholm, Hugh, ed. (1911), "Sogdiana", Encyclopædia Britannica (11th ed.), Cambridge University Press 
  13. Kazuo Enoki (1998), "Yü-ni-ch'êng and the Site of Lou-Lan, " and "The Location of the Capital of Lou-Lan and the Date of the Kharoshthi Inscriptions, " in Rokuro Kono (ed.), Studia Asiatica: The Collected Papers in Western Languages of the Late Dr. Kazuo Enoki, Tokyo: Kyu-Shoin, pp 200, 211-57.
  14. Christopoulos, Lucas (August 2012), "Hellenes and Romans in Ancient China (240 BC — 1398 AD), " in Victor H. Mair (ed), Sino-Platonic Papers, No. 230, Chinese Academy of Social Sciences, University of Pennsylvania Department of East Asian Languages and Civilizations, pp 20-21 footnote #38, ISSN 2157-9687.
  15. Mark J. Dresden (2003), «Sogdian Language and Literature», in Ehsan Yarshater, The Cambridge History of Iran, Vol III: The Seleucid, Parthian, and Sasanian Periods, Cambridge: Cambridge University Press, p. 1217, ISBN 0-521-24699-7.
  16. 1 2 Tafazzoli, A. (2003), "Iranian Languages, " in C. E. Bosworth and M. S. Asimov, History of Civilizations of Central Asia, Volume IV: The Age of Achievement, A.D. 750 to the End of the Fifteenth Century, Delhi: Motilal Banarsidass Publishers Private Limited, p 323.
  17. Mark J. Dresden (1981), "Introductory Note, " in Guitty Azarpay, Sogdian Painting: the Pictorial Epic in Oriental Art, Berkeley, Los Angeles, London: University of California Press, p. 9, ISBN 0-520-03765-0.
  18. name="ENCYCLOPÆDIA BRITANNICA"
  19. Хромов А.Л. Ягнобский диалект согдийцкого языка (рус.)  (неопр.) ?. БСЭ (1972 (Москва).

    Ягнобский язык, язык ягнобцев. Распространён в Таджикской ССР (главным образом в долинах рр. Ягноб и Варзоб). Число говорящих на Я. я. около 2,5 тыс. человек (1970, оценка). Относится к восточной группе иранских языков. Восходит к одному из диалектов исчезнувшего согдийского языка

  20. Андреев М. С., О таджикском языке настоящего времени // Материалы по истории таджиков и Таджикистана. Сборник 1. Сталинабад: Госиздат при СНК Таджикской ССР, 1945, с.67.
  21. Лившиц В. А. Согдийцы в Семиречье: лингвистические и эпиграфические свидетельства. // Красная речка и Бурана.- Фрунзе. 1989,с.79-80
  22. Дыбо, А. В., Хронология тюркских языков и лингвистические контакты ранних тюрков, 2004
  23. 1 2 3 A. M. Belenitskii and B. I. Marshak (1981), «Part One: the Paintings of Sogdiana» in Guitty Azarpay, Sogdian Painting: the Pictorial Epic in Oriental Art, Berkeley, Los Angeles, London: University of California Press, p. 47, ISBN 0-520-03765-0.
  24. Альбаум Л. И., Живопись Афрасиаба. Т.: 1975, с.28
  25. Маршак Б. И. Согдийское серебро. Очерки по восточной торевтике. М.: Наука, 1971, с.81
  26. Мешкерис В. А. Коропластика Согда. Душанбе: Дониш, 1977, с.57.
  27. Sergey A,Yatsenko. The Late Sogdian Costume (the 5th – 8th centuries) (англ.) (2003). Дата обращения 23 сентября 2017.
  28. Майтдинова Г. М. Этнические знаки в раннесредневековом костюме населения Средней Азии // Средняя Азия и мировая цивилизация. Т.,1992. С.881
  29. 8. Булатова В. А., Шишикина Г. В. Самарканд музей под открытым небом. Ташкент,1986
  30. Lee Lawrence. (3 September 2011). "A Mysterious Stranger in China". The Wall Street Journal. Accessed on 31 August 2016.
  31. Чугуевский Л. И., Новые материалы к истории согдийской колонии в районе Дуньхуана // Страны и народы Востока — 1971 — вып. Х. с.153
  32. Лившиц В. А., Согдийцы в Семиречье: лингвистические и эпиграфические свидетельства // Красная речка и Бурана. Фрунзе. 1989,с.79-80
  33. Лившиц В. А., Согдийские документы с горы Муг. Выпуск 2. Чтение. Перевод. Комментарий. Юридические документы и письма. М.,1962, с.29,55
  34. М. Н. Мельхеев «Топонимика Бурятии» с. 42
  35. von Le Coq, Albert. (1913). Chotscho: Facsimile-Wiedergaben der Wichtigeren Funde der Ersten Königlich Preussischen Expedition nach Turfan in Ost-Turkistan. Berlin: Dietrich Reimer (Ernst Vohsen), im Auftrage der Gernalverwaltung der Königlichen Museen aus Mitteln des Baessler-Institutes, Tafel 19. (Accessed 3 September 2016).
  36. Gasparini, Mariachiara. «A Mathematic Expression of Art: Sino-Iranian and Uighur Textile Interactions and the Turfan Textile Collection in Berlin», in Rudolf G. Wagner and Monica Juneja (eds), Transcultural Studies, Ruprecht-Karls Universität Heidelberg, No 1 (2014), pp 134–163
  37. 1 2 Hansen, Valerie (2012), The Silk Road: A New History, Oxford University Press, p. 98, ISBN 978-0-19-993921-3.
  38. von Le Coq, Albert. (1913). Chotscho: Facsimile-Wiedergaben der Wichtigeren Funde der Ersten Königlich Preussischen Expedition nach Turfan in Ost-Turkistan. Berlin: Dietrich Reimer (Ernst Vohsen), im Auftrage der Gernalverwaltung der Königlichen Museen aus Mitteln des Baessler-Institutes, p. 28, Tafel 20. (Accessed 3 September 2016).

Ссылки[править | править код]