История Улан-Батора

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Урга (Монголия)»)
Перейти к: навигация, поиск

В 1778 году кочующая с XVII века резиденция монгольских Богдо-гэгэнов Урга́ (от монг. Өргөө — «Дворец», «Ставка»; также монг. Их хүрээ, Да хүрээ — «Великий монастырь») осела в долине в месте слияния рек Тола и Сэлбэ, став стационарным поселением и крупнейшим городом цинской Внешней Монголии. В 1911 году Урга получила статус столицы Монголии и стала называться Нийслэл хүрээ — «Столичный монастырь». Название Урга не было официальным и использовалось в основном иностранцами. В 1924 году с провозглашением Монгольской народной республики Нийслэл хурээ переименован в Улан-Батор.

История[править | править вики-текст]

«Кочевая резиденция»[править | править вики-текст]

С начала своего существования Хурэ (Урга) находилось на озере Ширээт-Цагаан-Нуур (район нынешнего сомона Бурд аймака Уверхангай), приблизительно в 250 км от современного Улан-Батора. Это была кочевая резиденция первого монгольского Богдо-гэгэна Дзанабадзара, основанная для него в 1639 году на средства его отца, Тушэту-хана Гомбодоржа.

Хурэ кочевал по долинам рек Селенга, Орхон и Туул. В ходе монголо-ойратской войны конца XVII века он был разорён джунгарским ханом Галданом-Бошогту, и откочевал во Внутреннюю Монголию (Унгши) до выдворения ойратов[1]. До 1799 года, по разным причинам, «ставка» Богдо свыше 20 раз перемещалась с одного места на другое; однако с её ростом перекочёвки становились всё реже и реже[2].

Решающую роль в оседании поселения сыграло капитальное строительство храмов и монастырей, а также появление при Богдо-гэгэне влиятельного слоя тибетских лам и китайских торговцев, которым кочевой образ жизни был непривычен и неудобен[3].

История перекочёвок[править | править вики-текст]

Название местности Период кочёвки Современный сомон Современный аймак
Ширээт-Цагаан-Нуур 1639–1672 Бурд Уверхангай
Улаан-Худаг (Угий-Нуур) 1672–1686 Угийнуур Архангай
Эрдэнэтолгой 1686–1719 Тувшруулэх Архангай
Даган-Дэл 1719–1720 Ерее Сэлэнгэ
Усан-Сээр 1720-1725 Цэнхэр Архангай
Ээвэн-Гол 1725–1729 Баруунбурэн Сэлэнгэ
Сугнэгэр-Гол 1730–1732 Батсумбэр Туве
Бургалтайн-Гол 1732–1733 Батсумбэр Туве
Жаргалант-Гол 1723–1724 Жаргалант Туве
УгтаалЖаргалант 1724 ЖаргалантУгтаалцайдам Туве
Хуйн-Нуур 1736–1740 Батсумбэр Туве
Хунцал-Гол 1740–1742 Батсумбэр Туве
Удлэг-Гол 1742–1743 Батсумбэр Туве
Угээмэр 1743–1747 Алтанбулаг Туве
Алтан-Тэвш 1747–1772 Батсумбэр Туве
Хуйн-Мандал 1772–1778 Батсумбэр Туве
Хун-Чулуу 1778 Батсумбэр Туве

Оседлость[править | править вики-текст]

Храм Чойджин-ламы, построенный в 1908 году в Урге

В конечном итоге, в 1778 году, Урга окончательно осела в слиянии рек Сэлбэ и Туул, к северу от горы Богд-Хан-Уул, на караванном пути из Пекина и Калгана в Кяхту.[4] Город стал резиденцией не только Богдо-гэгэна, но и двух цинских амбаней. В скором времени в нескольких километрах к востоку от города вырос китайский торговый квартал — Маймачен (買賣城).

В Урге при многочисленных монастырях и храмах проживало около 10 тыс. лам и монахов. Устои монашеской жизни определялись собственными «Внутренними правилами Великого монастыря» (монг. Их Хурээний дотоод дурэм), издававшимися Богдо-гэгэном. В 1835 году в городе был основан крупнейший по сей день буддийский монастырь — Гандантэгченлин. В городе постоянно жили хубилганы Богдо-гэгэна, главы буддийского духовенства Монголии; в начале XX века у Богдо-гэгэна имелось в Урге две резиденции — зимняя и летняя. Помимо Богдо-гэгэна, постоянную резиденцию в Урге имели и другие хубилганы: Донкор-хутухта, Эрдэни-Мэргэн-пандита, Жанчубдоржийн-хубилган; Лувсанпринлэй-Дандарын-хубилган, Бамбарын-хубилган и Лувсангэлэгийн-хубилган.[5] После Лхасы Урга была вторым по значимости религиозным центром тибето-буддийского мира.

[Монастырь, состоящий из] несколько кумирен; в самой большой — медный бурхан Майдари, 7 сажен 2 аршина высоты, одно из образцовых произведений китайского искусства. Типография для печатания священных книг. Площадь, где ежедневно ведётся торговля различным товаром и живым скотом. Несколько домов, принадлежащих русским купцам, ведущим комиссионную доставку чая в Россию; до 35 китайских лавок. Близ Урги — резиденция лам, изучающих высший курс буддийского богословия.

В 5 верстах от Урги — поселение Маймачэн (買賣城). Здесь живут исключительно китайцы, занимающиеся торговлей (главным образом — лесом).

В 2 1/2 верстах от Урги, близ реки Толы, летний дворец боготворимого ламаистами ургинского хутухты, к которому стекаются паломники и приносятся богатые дары.

К востоку от Урги китайская крепость, а далее, в полуверсте от неё, здания русского консульства, построенные в 18631865 гг. При консульстве православная церковь и почтовая контора.

ЭСБЭ (конец XIX века)

Начало ХХ века[править | править вики-текст]

Панорама Урги, 1888 год (гравюра с фотографии Н. А. Чарушина)

К началу XX века монгольское население Урги достигало 25 тыс. чел., из которых 10 тыс. было либо монахами, либо лицами, занятыми в монастырском хозяйстве[6]. На 1919 год население Урги оценивалось в приблизительно 100 тыс. человек, из которых 30 тыс. составляли монголы (20 тыс. лам и 10 тыс. мирян), а около 70 тыс. составляли китайцы; кроме этого в Урге проживало до 3 тыс. русских[7]. На тайной встрече монгольской знати летом (в монгольский праздник Надом) 1911 года в Урге было принято решение об провозглашении независимости. 30 ноября ургинский амбань Сандо получил письменное уведомление о низложении китайской власти во Внешней Монголии и объявлении суверенитета страны, и был вынужден покинуть город. С 1912 года город получил название монг. Нийслэл Хүрээ — «Столичная ставка».

Новопровозглашённое государство было поддержано Российской империей. Монголия получила займ в 5 млн руб. (2 млн руб. пошло на строительство Да-хурэ); однако с момента Октябрьской революции русское влияние в Монголии начало ослабевать, и в 1919 году Урга была оккупирована десятитысячной китайской армией генерала Сюй Шучжэна. В феврале 1921 года город был освобождён Азиатской дивизией Р. Ф. Унгерн-Штернберга; в Урге был учинён первый и последний в истории Монголии еврейский погром (погибло до 50 человек, или около 10% евреев, живших в Монголии)[8], вместе с китайским гарнизоном бежала часть китайского и прокоммунистически настроенного населения. Город был оставлен Унгерном для похода в Бурятию против красных; потерпев ряд поражений, он отвёл дивизию с кяхтинского тракта, оставив на дороге на Ургу лишь небольшой заслон. Город 6 июля 1921 года был занят красными в результате монгольской операции объединённых войск Монгольской Народной Армии (во главе с главнокомандующим Дамдином Сухэ-Батором), войск РСФСР и Дальневосточной Республики.

Переименование[править | править вики-текст]

После смерти монгольского монарха, Богдо-хана, 26 ноября 1924 года на заседании 1-го Великого Хуралдана была принята первая в истории страны конституция Монголии. На этом же заседании решался вопрос о новом имени столицы страны, более сообразующемся с текущими социально-политическими реалиями. Рассматривались предложения, поступавшие от населения; так, некий делегат Тэбэкто предлагал переименовать Ургу в «Монгольский Народно-Партийный Пекин». Председатель собрания объявил, что из всех поступивших вариантов больше всего голосов за имя «Батор-Хото» (монг. Баатар хот, «город-богатырь»), имплицитно подразумевающее фигуру Чингисхана. Тогда к собравшимся обратился уполномоченный Коминтерна Т. Р. Рыскулов:

Чингисхан был народным героем, но он был завоевателем. Теперешняя Народная Монголия не имеет завоевательных целей, она хочет освободиться и развиваться самостоятельно, по революционному пути. Поэтому название Улан-Батор-Хото будет революционным названием, и оно будет понятно всем. Приставка «Улан» (красный) придаёт этому названию революционный характер, будет означать революционную твёрдость монгольского народа в деле защиты своей независимости.

Это предложение было принято единогласно.[9]

Русская колония в Урге[править | править вики-текст]

Конец XIX — начало XX веков[править | править вики-текст]

С начала оседлого периода Урга стала одним из перевалочных пунктов межгосударственной русско-китайской караванной торговли (см. История кяхтинской торговли). В январе 1806 года в Ургу прибыла российская миссия общим составом в 130 человек, в том числе Ю. А. Головкин, Ян Потоцкий, Ю. Клапрот, А. Е. Мартынов и другие.[10] С подписанием российско-китайского Пекинского трактата (1860) и «Правил сухопутной торговли» (1862) были разрешены частная торговля русских купцов во Внешней Монголии и открытие консульства. В 1863 году в Урге открылось российское генеральное консульство, располагавшееся в новом двухэтажном здании; в том же году была освящена консульская Троицкая церковь (восстановлена в Улан-Баторе в 2009 году). Штат консульства состоял из нескольких человек; здание охранялось 20 конвойными казаками.

Во второй половине XIX — начале XX веков Ургу посещали многочисленные русские учёные и путешественники: Е. Ф. Тимковский, Н. М. Пржевальский, П. К. Козлов, А. М. Позднеев, Ф. И. Щербатской и другие.

После Национальной революции 1911 года российское присутствие в Урге значительно расширилось. В городе была открыта типография; российская военная школа в Худжир-Булане, построены казармы; обучением монгольской армии занялись российские военные специалисты. В 1914 году в Урге был открыт Монгольский национальный банк, организованный российскими финансистами и финансируемый Сибирским торговым банком. Русская колония в Урге насчитывала около 300 человек; действовало до 20 русских торговых фирм, кожевенный завод и др.

Китайский режим[править | править вики-текст]

Китайская оккупация Халхи существенно не изменило жизни русской колонии; российское генконсульство продолжало работу. В начале 1920-х годов усилился приток русских в Ургу из Сибири и Забайкалья, особенно после падения режима Омского правительства. Большинство эмигрантов рассчитывало добраться через Халху в Маньчжурию; однако многие осели в Урге, и численность колонии возросла до тысячи. В мае 1920 года в Урге правительством Дальневосточной республики была открыта контора Центросоюза. Экономическая жизнь колонии разнообразилась: русские артели были заняты в перевозке товаров по худонам, лесозаготовке, рыболовстве, горном деле, молочной промышленности и т. п.[11]

Помимо русских, бежавших от советской власти, в Урге жили и русские большевики; виднейшими из них были секретарь Русской торговой палаты Чайванов, второй настоятель Троицкого прихода о. Феодор (Парняков), а также наборщик М. Кучеренко, контактировавший с антикитайскими подпольными группами в Урге. Ургинский цзяньцзюнь Чэнь И был противником большевиков, и бежавшие из РСФСР чувствовали себя спокойно; однако после вторжения в Монголию Азиатской дивизии Унгерн-Штернберга в октябре 1920 года китайский генералитет стал рассматривать их как сочувствующих ему и потенциально опасных. Тем не менее, представленный большевиками Чэнь И поимённый список бывших царских и белогвардейских офицеров и предложение об их аресте остались без внимания,[12] но после неудачного ноябрьского штурма Урги Унгерном в городе произошёл военный переворот и Чэнь И был отстранён от дел. Генерал Го произвёл крупные аресты русских, в первую очередь — бывшего белого офицерства и членов их семей (около 50 чел.). За городом за период от первого до второго штурма Урги Унгерном было убито около 100 русских эмигрантов, следовавших по дороге из Кобдо в Хайлар.[13] Троицкая церковь была разграблена.

Колония при Унгерне[править | править вики-текст]

После начала штурма Урги 1 февраля Азиатской дивизией был издан приказ начальнику тюрьмы о расстреле всех русских заключённых, но по каким-то причинам (скорее всего, из-за бегства охраны) он не был выполнен.[13] Сообщается,[14] что китайский генералитет намеревался силами гарнизона уничтожить всю русскую колонию, однако это распоряжение не было отдано из-за вмешательства Чэнь И; так что русские встречали Унгерна как освободителя. Одной из первых мер Унгерна в Урге было уничтожение русских коммунистов и сочувствовавших им; были убиты Кучеренко, Парняков, Цветков (бывший комиссар на Германском фронте) и другие.

5 февраля была объявлена регистрация добровольцев в дивизию, а 8—9 февраля — мобилизация всего русского мужского населения Урги, способного носить оружие (ок. 200 чел.; через две недели аналогичный приказ был объявлен по всей стране).[15] Часть уже зарегистрированных вскоре бежала из города.

При поддержке Унгерна в городе и окрестностях был открыт ряд предприятий, руководимых русскими; в основном для собственных военных нужд: восстановлен кожевенный завод, производивший обмундирование, скипидарный завод в Дзун-Моде и др.; возобновлена работа военной школы и Национального банка, который начал выпуск монгольских долларов.

После провала унгерновского «Похода на Русь» Азиатская дивизия, избегая столкновений с красными, отошла на восток. 4 июля из города вышли последние тыловые подразделения. Как только в Урге стало известно, что Унгерн не собирается её защищать, члены семей военных в спешном порядке начали покидать Ургу в направлении Хайлара и Калгана. Несколько десятков были арестованы красными монголами и возвращены в город, однако комиссар Урги и полномочный представитель СССР в Монголии А. Н. Васильев впоследствии позволил желающим выехать как в Китай, так и в Россию.[16]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. П. Энхбат, О. Пурэв. Улаанбаатар. — Улаанбаатар, 2001. — х. 9
  2. Brief history of Ulaanbaatar
  3. Сухбаатар О. От Урги к Нийслэл-Хурэ: обзор хурэнских кочевий. Уртон (07.04.2014). Проверено 26 октября 2015.
  4. Kohn, Michael Lonely Planet Mongolia 4th edition, 2005 ISBN 1740593596, p. 52
  5. Позднеев А. М. Очерки быта буддiйскихъ монастырей и буддiйскаго духовенства въ Монголии въ связи съ отношенiями сего последняго къ народу. СПб., Типография Императорской Академии наук, 1887. — с. 241
  6. Palmer, James The Bloody White Baron 2008, Faber and Faber Limited Press, ISBN 9780571230235, p. 45
  7. Монголия
  8. Кузьмин С.Л. История барона Унгерна. Опыт реконструкции. Москва: издательство КМК, 2010
  9. Ломакина И. И. Монгольская столица, старая и новая. — М., Тов-во научных изданий КМК, 2006. — ISBN 5-87317-302-8 — c. 140
  10. Timkowski, George Travels of the Russian mission through Mongolia to China and residence in Peking in the years 1820—1821 Vol.1, 1827 London, p. 128
  11. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — сс. 184—187 — ISBN 5-87317-175-0
  12. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — с. 187 — ISBN 5-87317-175-0
  13. 1 2 Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — с. 189 — ISBN 5-87317-175-0
  14. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — с. 222 — ISBN 5-87317-175-0
  15. Князев Н. Н. Легендарный барон // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — с. 72 — ISBN 5-87317-175-0
  16. Торновский М. Г. События в Монголии-Халхе в 1920—1921 годах // Легендарный барон: неизвестные страницы гражданской войны. — М.: КМК, 2004 — с. 319 — ISBN 5-87317-175-0

Литература[править | править вики-текст]

  • Дугаров В. Д., Голых А. В. Развитие монгольского кочевого города: история и проблемы // Вестник Бурятского государственного университета. — 2009. — № 7. — С. 130—135.
  • Ломакина И. И. Монгольская столица, старая и новая. — М., Товарищество научных изданий КМК, 2006.
  • Потанин Г. Н. Урга // Всемирная иллюстрация : журнал. — 1891. — Т. 46, № 1178. — С. 131—133.
  • При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).