Ашина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Тюркский каганат

Ашина — знатный род правителей тюркских каганатов.

Происхождение Ашина[править | править вики-текст]

Л.Н.Гумилёв предполагал, что Ашина были монголами по происхождению[1]. Другие исследователи такие как Х.В.Хауссиг[2], С.Г.Кляшторный[3][4], А.Н.Бернштам[5], Ю.А.Зуев[6], Д.Г.Савинов[7], С.П.Гущин[8], Б.А.Муратов[9], Рона-Таш[10], Р.Н.Фрай[11], Финдли[12], В.У.Махпиров[13] и другие отмечают сако-усуньское происхождение Ашина, ими выдвигаются в пользу этой версии следующие аргументы.

Этноним[править | править вики-текст]

«Ашина» означает либо «благородный волк», по-тюркски волк - бури или каскыр, а по-монгольски шоно или чино. "А" - префикс уважения в китайском языке, не подвергшееся китаизации[1]; либо корни этнонима "Ашина" следует искать в сако-усуньской родовой антропонимии.

Х.В.Хауссиг[2] и С.Г.Кляшторный[4] предполагают связь между именем рода Ашина и древнеперсидским ахşаẽnа, может получить вполне удовлетворительную этимологическую разработку. Если даже ограничиться восточнотуркестанской сюжетикой. то искомая форма представлена в согдийском ’xs ’yn ’k (-әхšēnē) «синий, тёмный»; в хотано-сакском (письмом брахми) āşşeiņa (-āşşena) «синий», где долгое -ā- появилось как развитие ахş- > āşş-; в тохарском A āśna- «синий, тёмный» (из хотано-сакского или согдийского). Именно сакская этимология слова ашина (<āşşeiņa ~ āşşena) со значением «синий» (цвета неба) является фонетически и семантически безупречной. Существует и текстологическое подтверждение этой версии в древних рунических надписях тюрков.

В больших орхонских надписях, в повествовании о первых каганах, народ, населявший вновь созданную империю, назван kök türk — в переводе «небесные тюрки». Не касаясь многочисленных интерпретаций слова kök в этом сочетании, отметим его идеальное семантическое совпадение с реконструированным здесь значением имени Ашина. Явное калькирование имени предполагает неутраченное знание его первоначального смысла и чужеродного происхождения, вполне совместимого с полиэтническими слагаемыми культуры Первого Тюркского каганата, утратившими, однако, популярность в «национализированной», по выражению Л. Базена, политической и культурной среде Отюкенской ставки эпохи Бильге-кагана[14].

Имя Ашина сохранилось в арабской записи в форме Шанэ[15].

Письменность[править | править вики-текст]

У Ашина было принято согдийское письмо. Последнее использовалось при сооружении поминальных стел с описанием героических подвигов членов правящего каганского рода. Так, основная надпись на Бугутской стеле, установленной в честь одного из правителей Первого Тюркского каганата, написана согдийским письмом. Согдийская надпись присутствует на палаше обнаруженном в погребении древнетюркского воина на памятнике Джолин в Горном Алтае.

В период существования второго Восточного Тюркского каганата была распространена древнетюркская руническая письменность, на основу которой также повлияло согдийское письмо. Руническая письменность получила широкое распространение среди тюркских кочевых народов в эпоху раннего средневековья.

Погребальный обряд[править | править вики-текст]

Таншу описывает погребальный обряд Ашина следующим образом: «Тело покойника полагают в палатке. Сыновья, внуки и родственники обоего пола закалывают лошадей и овец и, разложив перед палаткою, приносят в жертву; семь раз объезжают вокруг палатки на верховых лошадях, потом пред входом в палатку ножом надрезывают себе лица и производят плач; кровь и слезы совокупно льются. Таким образом поступают семь раз и оканчивают. Потом в избранный день берут лошадь, на которой покойник ездил, и вещи, которые он употреблял, вместе с покойником сжигают: собирают пепел и зарывают в определенное время года в могилу. Умершего весною и летом хоронят, когда лист на деревьях и растениях начнет желтеть или опадать; умершего осенью или зимою хоронят, когда цветы начинают развертываться. В день похорон, так же как и в день кончины, родные предлагают жертву, скачут на лошадях и надрезывают лица. В здании, построенном при могиле, ставят нарисованный облик покойника и описание сражений, в которых он находился в продолжение жизни. Обыкновенно если он убил одного человека, то ставят один камень У иных число таких камней простирается до ста и даже до тысячи. По принесении овец и лошадей в жертву до единой, вывешивают их головы на вехах».

По утверждению Д.Г.Савинова, ни одного археологического памятника, полностью соответствующего приведенному у Бичурина описанию, ни в Южной Сибири, ни в Центральной Азии до сих пор не известно, хотя многие его элементы встречаются уже в раннетюркское время. По мнению Д.Г.Савинова этому может быть несколько объяснений:

1) погребения тукюэ на территории Центральной Азии и Южной Сибири еще не открыты;

2) источник носит компилятивный характер, в нем в едином описании погребально-поминального цикла фигурируют разновременные сведения;

3) тукюэская погребальная обрядность в том виде, в каком она зафиксирована письменными источниками, сложилась позднее на основе различных компонентов, представленных в некоторых археологических памятниках Южной Сибири раннетюркского времени.

Совершенно точно, что обряд кремации был принят в среде тюркских каганов и весьма узкого правящего слоя каганатов. Т.е. он был присущ именно «княжескому племени» Ашина, имевшего, как возможным будет полагать, индоевропейское происхождение. Обряд кремации, очевидно, не имел распространения среди тюркского простонародья, т.е. не имел массового характера. Такая ситуация вполне возможна при иноэтническом происхождении правящего рода.

Вследствие употребления обряда, описанного Таншу, среди очень узкого слоя людей (аристократии), скорее всего, верно предположение Савинова, состоящее в том, что погребения тукюэ на территории Центральной Азии и Южной Сибири еще не открыты[16].

Самое любопытное состоит в том, что практически все элементы погребального обряда Ашина имеют аналоги в индоевропейских, в частности, славянских обрядах. О надрезании лиц повторим Ал-Бекри: «Жены же мертвого режут себе руки и лица ножами». Китайский источник отмечает, что в день похорон, так же как и в день кончины, родные скачут на лошадях. Здесь, скорее всего, имеется в виду нечто подобное славянской тризне. «Здание построенное на могиле» это аналог славянской домовины. Захоронение праха покойного в сосуде (усыпальница Кюль-тегина и его жены) отмечается и у славян. "Повесть временных лет", к примеру, сообщает: «сжигали, а после, собрав кости, вкладывали их в небольшой сосуд».

Фенотип[править | править вики-текст]

В ранние времена своего существования Ашина, что вполне вероятно, имели европеоидную[источник не указан 21 день] внешность. Однако, после того как Ашина стали высшим социальным слоем каганатов, множество междинастических браков с китайскими[источник не указан 21 день] принцессами и княжнами изменили ситуацию. К примеру, придворный советник китайского императора Цуй Гюнь-су увещевал в свое время кагана Чуло: «Твоя мать Сян-ши есть природная китаянка». Тем не менее, некоторые характерные признаки европеоидности у тюркских каганов сохранялись еще какое-то время. Так, у Ашина Шеху-хана Чулохэу были светлые глаза.

Анализ письменных источников, преданий[править | править вики-текст]

С.Г.Кляшторный исследовавший легенды о роде Ашина в сопоставлении с историческими свидетельствами династийной хроники Суй шу отметил имеющуюся в них реалистическую основу, историографическая ценность которой в настоящее время кажется несомненной», и предложил разделить раннюю историю племен Тÿрк на два последовательных периода: ганьсуйско-гаочанский, когда предки тюрков Ашина формировались из постхуннских и местных ираноязычных племен на территории Восточного Туркестана (III в. н.э. — 460 г. н.э.), и алтайский, когда сложившийся тюркский этнос переселился на территорию Монгольского Алтая (460-552 гг. н.э.)

Другой востоковед Ю.А.Зуев также указывает на сакско-усуньское происхождение Ашина:

Он в частности обращает внимание на схожести преданий о происхождении саков-усуней и Ашина.

Так в частности Ю.А.Зуев отмечает:

Усуни Ашина
1. Летопись определяет древнее местонахождение Усуней "между Цилянем и Дуньхуаном". 1. Ашина находились на западе от Сихай - Шара-нора, т.е. в том же районе.
2. Усуни представляли собой "малое княжество западной границы Хунну". 2. Во всех вариантах легенды, Ашина являются обособившейся ветвью от западного моря на запад до Хунну.
3. Усуни были разбиты соседним племенем Юэчжи, и на их землях остался лишь новорожденный княжич. 3. Ашина были разбиты тоже своими соседями, после чего в живых остался один мальчик.
4. На помощь младенцу пришли родовые тотемы Усуней - волчица и ворон, которые спасли его от смерти. 4. У Ашина мальчика спасает волчица. В самом предании ворон отсутствует, но этот пробел восполняется списком тамг, где приведена Ашинская тамга - ворон.
5. У усуней мальчик был унесен на восток, в ставку шаньюя хуннов, и воспитывался там. В Усуньском предании мальчик является духом. 5. Предки Ашина - мальчик и волчица, которых переносит дух, и они оказываются на востоке от Шара-нора во Внутренней Монголии.
6. По прошествии нескольких лет между Усунями и Юэчжи снова вспыхивает борьба, окончившаяся поражением последних. 6. Узнав, что мальчик жив, враждебный князь снова посылает войско, чтобы уничтожить Ашина и вместе с ним тотем-племя. Однако замысел враждебного князя не удается.
7. Усуни перекочевывают на северо-запад oт прежнего местожительства, в Семиречье. 7. Этот же путь проделывают Ашина. Ставка Ашина Хэлу находилась на Таласе
8. Племя Усуней обрело могущество и расширило свои территории. У первого Усуньского князя было десять сыновей. 8. Столько же детей у Ашина. Но здесь версия о десяти сыновьях искусственно привязана к факту существования десяти племен (Он Ок) Западно-Тюркского каганата.

Ю.А.Зуев отмечает что усуни имели родственные отношения с правящим кланом Ашина в Первом Тюркском Каганате. [17].

Также востоковеды А.Н.Бернштам, Д.Г.Савинов и другие утверждают о сако-усуньском происхождении Ашина.

Они отмечают, что по утверждению Суй шу предками Ашина были некие «смешанные ху». А.Н.Бернштам в предисловии к изданию «Собрания сведений» Н.Я. Бичурина 1950 года отмечал, что китайский термин «ху» - варвары, т. е. «не китайцы», тот отождествлял с именем тюрок. Однако, по утверждению Бернштама китайцы, особенно в районах Восточного Туркестана и Средней Азии, как правило (за немногими исключениями), под этим термином понимали как раз не тюркские племена, а оседлое, главным образом население Согдианы[5].

Согдийцы играли огромную роль в политической, культурной и торгово-экономической деятельности тюркских каганатов. Они, к примеру, выполняли важные дипломатические поручения правителей, возглавляли посольства ко двору иранских шахов, контролировали торговлю шелком. Согдийские проповедники занимались распространением манихейства, христианства (несторианства) и буддизма среди кочевников.

Данные обстоятельства позволяют сделать вывод, что племя Ашина сформировалось в Пиньляне и Хэси из различных индоевропейских родов («смешанные ху»). На этой территории, в период формирования племени (III в. н.э. — 460 г.), преобладало индоевропейское население и, соответственно, иранские и тохарские языки. В этногенезе Ашина, что также следует из показаний китайских источников, участвовали еще и хуннские роды. После разгрома государства Цзюйцюйев в Хэси, Ашина бежали в Гаочан, где после 460 г. попали под власть жуань-жуаней и были переселены к южным отрогам Алтая. Ашина были ремесленниками, в основном они занимались металлургией.

Как полагает Д.Г.Савинов, на новых местах своего расселения, в том числе и на территории вновь созданных ими владений, Ашина столкнулись с местными племенами, носителями прототюркского культурного субстрата. Видимо, к этому времени могут относиться первые процессы аккультурации, положившие начало созданию древнетюркского историко-культурного комплекса. С началом активной военно-политической деятельности Ашина объединили вокруг себя различные тюркские народности. Название новообразованному государству было принято Тÿрк (шлем, исходя из географических особенностей Алтая), соответственно население государства приняло имя тюрки. Слово Ашина стало наименованием правящей династии.

Подробное исследование о происхождении Ашина проводит и китаевед С.П.Гущин. Он отмечает, что из легенды о происхождении Ашина мы знаем, что «предки тукюе происходят из владетельного Дома Со, обитавшего от хуннов на север». Название племён саков по-китайски звучит как - «сохэ» 索诃, что совпадает с иероглифами про «владетельный дом Со» 索國.

Для проверки можно обратиться к Китайскому толковому словарю, где дано диалектное прочтение иероглифа «сохэ» в форме «saak» 索. Также в китайских фонетических базах иероглиф 索 = sāk/sâk указан в старом его прочтении.

В итоге непонятный «Владетельный дом Со», указанный в качестве предков дома Ашина — превращается в «Сакскую Землю» где-то севернее хунну… т.е. те земли где Пазырыкские курганы и плоскогорье Укок[18].

Тамга Ашина - ворон

Тамги[править | править вики-текст]

Ю.А.Зуев отмечает, что наличие вороны как родового тотема у древних усуней несомненно. По усуньским преданиям, родоначальниками усуней были ворона и волк. Этот факт нашел отражение в тамге усуней, на которой изображена ворона. Тамга Ашина также обозначала ворона.[19].

Анализ Y-DNA[править | править вики-текст]

В настоящее время документально подтвержденные потомки Ашина проживают в Китае, в Гуандуне и в провинции Шэньси[20][21]. Также существует ряд тюркских родов, легендарная история которых восходит к Ашина, в частности протестированные представители рода Оло-Буре (с тюркского языка - род 'великого волка') оказались с гаплогруппой R1a, субклад Z2123+, подветвь Y2632+, Y2633+[8].

Легенды о происхождении Ашина[править | править вики-текст]

В китайской летописи Таншу[22] о происхождении Ашина говорится следующее. Среди племен, побежденных тобасцами при покорении ими северного Китая, находились "пятьсот семейств Ашина. Эти "пятьсот семейств" возникли "из смешения разных родов", обитавших в западной части Шэньси, отвоеванной в IV в. у китайцев хуннами и сяньбийцами. Ашина подчинялись хуннскому князю Муганю, владевшему Хэси (область к западу от Ордоса, между излучиной Хуанхэ и Наньшанем). Когда в 439 г. тобасцы победили хуннов и присоединили Хэси к империи Вэй, то князь "Ашина с пятьюстами семействами бежал к жужаньцам и, поселившись по южную сторону Алтайских гор, добывал железо для жужаньцев".

Текст повествует о происхождении не всего народа древних тюрок, а только их правящего клана. В этой версии происхождения древних тюрок ничего легендарного нет. Ашина был вождем небольшой дружины, состоявшей из воинов, почему-либо не ужившихся в многочисленных сяньбийских и хуннских княжествах. Такие мелкие военные единицы, которые нельзя назвать государствами, постоянно возникали в мятежную эпоху III - V вв. и исчезали, не оставив следа.

Китайцы называли подданных ханов Ашина - Ту-кю. Это слово удачно расшифровано П. Пельо как "тюрк +ют", т. е. "тюрки", но с суффиксом множественного числа не тюркским, а монгольским. В древне-тюркском языке все политические термины оформляются монгольским множественным числом. Это дает основание думать, что они привнесены в тюркскую языковую среду извне.

Само слово "турк" значит "сильный, крепкий". Согласно А.Н.Кононову, это - собирательное имя, которое впоследствии превратилось в этническое наименование племенного объединения. Каков бы ни был первоначальный язык этого объединения, к V в., когда оно вышло на арену истории, всем его представителям был понятен межплеменной язык того времени - сяньбийский, т. е. древнемонгольский. Это был язык команды, базара, дипломатии. С этим языком Ашина в 439 г. перешли на северную окраину Гоби.

Вопрос о том, насколько правомерно называть ханов Ашина тотемистами, при современном состоянии наших знаний не может быть разрешен, но ясно, что название "волк" имело для тюрок VI . огромное значение. Китайские авторы считают понятия "тюркский хан" и "волк" синонимами, видимо опираясь на воззрения самих тюркских ханов. Не случайно сяньбийская царевна говорит про своего мужа, хана Шаболио: "хан по его свойствам есть волк"; и в инструкции при нападении на тюрок сказано: "таковую должно употребить меру: гнать кочевых и нападать на волков". Золотая волчья голова красовалась на тюркских знаменах, и, наконец, в двух легендах о происхождении тюрок первое место принадлежит прародительнице-волчице. Для обеих несколько разнящихся легенд характерно то, что в них нет никакого намека на историческое событие - переход орды Ашина из Ганьсу. Поэтому, надо думать, легенды возникли на Алтае и, может быть, были созданы специально для того, чтобы обосновать права пришельцев на исключительное положение.

Первая легенда любопытна тем, что она знает об "отрасли дома Хунну от Западного края на запад", т.е. о державе Аттилы. Эта отрасль была начисто истреблена соседями; уцелел лишь один девятилетний мальчик, которому враги отрубили руки и ноги, а самого бросили в болото. Там от него забеременела волчица. Мальчика все-таки убили, а волчица убежала на Алтай и там родила десять сыновей. Род размножился, и "по прошествии нескольких колен некто Арслан-шад (Асянь-ше в китайской транскрипции) со всем аймаком вышел из пещеры и признал себя вассалом жужаньского хана". Итак, согласно этой легенде, алтайские тюрки-тукю (тюркют) происходят от западных гуннов, но не прямо, а мистически, через посредство волчицы, причем, если учесть, что западные гунны были уничтожены около 468 г., а тюрки выступают как народ уже в 545 г., то можно было бы только подивиться быстроте размножения их и смене поколений!

Вторая легенда выводит тюрок от местного рода Со и опять-таки волчицы. Все представители рода Со, по легенде, погибли "из-за собственной глупости" (в чем она проявлялась, не объяснено), только четыре внука волчицы уцелели. Первый превратился в лебедя, второй поселился между реками Абу и Гянь под именем Цигу, а третий и четвертый - на р. Чуси (Чуе) в южном Алтае. Эта легенда объяснена Н. А. Аристовым, который сопоставил Со легенды с родом Со у кумандинцев - североалтайского племени на р. Бие, первого внука увязал с племенем лебединцев - ку-кижи, а второго - с кыргызами, жившими между Абаканом (Абу) и Енисеем (Гянь-Кем). Внук старшего сына - Асяньше первой легенды. Здесь они обе смыкаются.

Предгорья Монгольского Алтая, куда попали беглецы, были населены племенами, происходившими от хуннов и говорившими на тюркских языках. С этими аборигенами слились дружинники князя Ашина и наделили их именем "тюрк", или "тюркют".

Судьба этого слова настолько примечательна и важна для нашей темы, что следует уделить этому сюжету особое внимание. Слово "тюрк" за 1500 лет несколько раз меняло значение. В V в. тюрками, как мы видели, называлась орда, сплотившаяся вокруг князя Ашина и составившая в VI - VIII вв. небольшой народ, говоривший уже по-тюркски. Но соседние народы, говорившие на том же языке, тюрками отнюдь не назывались. Арабы называли тюрками всех кочевников Средней и Центральной Азии без учета языка. Рашид-ад-Дин начал различать тюрок и монголов, очевидно по языковому признаку, а в настоящее время "тюрк" - это исключительно лингвистическое понятие, без учета этнографии и даже происхождения, так как некоторые тюркоязычные народы усвоили тюркский язык при общении с соседями. При таком разнобое в употреблении термина необходимо внести уточнение. Тот народ, история которого описывается в этой статье, во избежание путаницы мы будем называть тюркютами, так, как называли их жужани и китайцы VI в.

На основании вышеизложенного видно, что происхождение тюркоязычия и возникновение народа, назвавшего себя "тюрк" "тюркют", - явления совершенно разные. То есть современные тюркоязычные народы(казахи, киргизы, азербайджанцы и пр.) и древние "тюркюты" Тюркского каганата это совершенно разные народы, не имеющие друг к другу никакого отношения. Языки, ныне называемые тюркскими, сложились в глубокой древности, а народ "тюркютов" возник в конце V в. вследствие этнического смешения в условиях лесостепного ландшафта, характерного для Алтая и его предгорий. Слияние пришельцев с местным населением оказалось настолько полным, что через сто лет, к 546 г., они представляли ту целостность, которую принято называть древнетюркской народностью или тюркютами.

История Ашина[править | править вики-текст]

Основателями династий считаются Бумын (ст. ветвь) и Истеми (мл. ветвь) каганы. Престол наследовался по лествичному принципу: «старшему брату наследовал младший, племянник дяде». Представители рода занимали высшие чиновничьий посты ябгу — первое лицо после кагана, наследники престола — тегин, шад, военачальники — суйбаши, эльтебер — главы подвластных племен.

Восточная ветвь[править | править вики-текст]

Тюркский каганат при наибольшем расширении к 600 г. н. э.:      Западно-тюркский каганат: Светлая область - прямое управление, темная - сфера влияния.      Восточно-тюркский каганат: Светлая область - прямое управление, темная - сфера влияния.

Западная ветвь[править | править вики-текст]

Правители западной части Тюркского каганата[править | править вики-текст]

Каганы западно-тюркского каганата[править | править вики-текст]

Каганы западно-тюркского каганата из нушиби[править | править вики-текст]

Каганы западно-тюркского каганата из дулу[править | править вики-текст]

Отдельные представители[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Ганиев Р.Т. Восточно-тюркское государство в VI - VIII вв. — Екатеринбург: Издательство Уральского университета, 2006. — С. 152. — ISBN 5-7525-1611-0.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. М.-Л., Наука, 1967.
  2. 1 2 Haussig Н.W. Byzantinische Qullen über Mittelasien in ihrer historischen Aussage // Prolegomena to the sources on the history of pre-Islamic Central Asia. Budapest, 1979. S. 55-56.
  3. Кляшторный С.Г. Проблемы ранней истории племени тÿрк (ашина). // Новое в советской археологии. / МИА № 130. М.: 1965. С. 278-281.
  4. 1 2 Kjyashtorny S.G. The Royal Clan of the Turks and the Problem of its Designation//Post-Soviet Central Asia. Edited by Touraj Atabaki and John O'Kane. Tauris Academic Studies. London*New York in association with IIAS. The international Institute for Asian Studies. Leiden-Amsterdam, P.366-369.
  5. 1 2 Бернштам А.Н. Никита Яковлевич Бичурин (Иакинф) и его труд "Собрание сведений..." М.-Л., Наука, 1950.
  6. Зуев Ю.А. Тамги лошадей из вассальных княжеств (Перевод из Китайского сочинения 8-10 вв. Танхуйао, том 3, глава (цзюанъ) 72, стр. 1305-1308)
  7. Савинов Д.Г. Владение Цигу древнетюркских генеалогических преданий и таштыкская культура. // Историко-культурные связи народов Южной Сибири. Абакан: 1988. С. 64-74.
  8. 1 2 Муратов Б.А. ДНК-генеалогия тюркоязычных народов Урала, Волги и Кавказа. Том 4, серия «Этногеномика и ДНК-генеалогия», ЭИ Проект «Суюн». Vila do Conde, Lidergraf, 2014, илл. ISBN: 978-5-9904583-2-1.
  9. Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. Cаки-динлины, аорсы, Ашина и потомки кланов Дешти-Кипчака по данным ДНК-генеалогии//Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba Volume 7, №8 August 2014, С.1198-1226. ISSN 1942-7484.
  10. Róna-Tas 280.
  11. Frye Richard N. Turks in Transoxiana
  12. Findley 39.
  13. Махпиров В. У. Имена далеких предков / В. У. Махпиров. — Алматы: Инс-т востоковедения МН АН РК, 1997, С.137-138.
  14. С.Г. Кляшторный Из древнетюркской ономастики: царский род «голубых тюрков». // Востоковедение. 19. Филологические исследования. / УЗ СПбГУ № 430. Серия востоковедческих наук. Вып. 35. СПб: 1997. С. 160-163.
  15. Гумилёв Л.Н. Древние тюрки. М.-Л., Наука, 1967
  16. Савинов Д.Г. Народы Южной Сибири в древнетюркскую эпоху Глава II. Раннетюркское время 1. Древнетюркские генеалогические предания и археологические памятники раннетюркского времени (с. 31-40)
  17. Зуев Ю.А. К этнической истории усуней. Академия Наук Казахской ССР Труды Института Истории, Археологии и Этнографии Том VIII, Издательство Академии Наук Казахской ССР, Алма-Ата, 1960.
  18. Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. Cаки-динлины, аорсы, Ашина и потомки кланов Дешти-Кипчака по данным ДНК-генеалогии//Proceedings of the Academy of DNA Genealogy Boston-Moscow-Tsukuba Volume 7, №8 August 2014, С.1198-1226. ISSN 1942-7484, C.1202-1203.
  19. Зуев Ю.А. К этнической истории усуней. Академия Наук Казахской ССР Труды Института Истории, Археологии и Этнографии Том VIII, Издательство Академии Наук Казахской ССР, Алма-Ата, 1960.
  20. Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. История древних родов. Москва, Урал, 2013, ISBN 978-5-9904583-3-8
  21. Муратов Б.А., Суюнов Р.Р. ДНК-генеалогия башкирских родов из сако-динлинской подветви R1a+Z2123//T.III. ЭИП "Суюн". Суюнов Р.Р. Гены наших предков (2-е издание). Vila do Conde, Lidergraf, 2014, 250 c., C.64
  22. Танская династийная история

Ссылки[править | править вики-текст]