Рыцарский турнир

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Рыцарский турнир, иллюстрация из германской средневековой книги, 1480 год.
Рыцарский турнир, иллюстрация из германской средневековой книги, 1480 год.
Конная сшибка
Турнир. Иллюстрация из Манесского кодекса XIV в.
Современная реконструкция


Ры́царский турни́р — военное состязание рыцарей в средневековой Западной Европе. Предположительно, турниры стали проводиться со второй половины XI века. Родина турниров — Франция.

«Отцом» турнира называют Жоффруа де Прейли (ум. в 1066 году). Он написал правила для первых турниров. Интересно, что Жоффруа де Прейли был убит на турнире, для которого сам же написал правила. Назначение турнира — демонстрация боевых качеств рыцарей, составлявших главную военную силу Средневековья. Турниры обычно устраивались королём либо баронами, крупными сеньорами по особенно торжественным случаям: в честь браков королей, принцев крови, в связи с рождением наследников, заключением мира и т. д. На турниры собирались рыцари со всех концов Европы. Он происходил публично, при широком стечении феодальной знати и простонародья.

Для турнира избиралось подходящее место вблизи большого города, так называемое «ристалище». Ристалище имело четырёхугольную форму и было обнесено деревянным барьером. Рядом воздвигали скамейки, ложи, палатки для зрителей. Ход турнира регламентировался особым кодексом, за соблюдением которого следили герольды, они называли имена участников и условия турнира.

Условия (правила) были различными. В XIII веке рыцарь не имел права участвовать в турнире, если не мог доказать, что четыре поколения его предков были свободными людьми. Со временем на турнире стали проверять гербы, ввели специальные турнирные книги и турнирные списки. Обычно турнир начинался с поединка рыцарей, только что посвящённых в рыцарское звание, так называемое «жюте». Такой поединок назывался жюст (от англ. «joust») — поединок на копьях (конно-копейная сшибка). Рыцари старались выбить противника из седла, не упав самому, либо преломить своё копье о щит противника. Затем устраивалось главное состязание — имитация сражения двух отрядов, формировавшихся по «нациям» или областям. Победители брали противников в плен, отнимали оружие и коней, заставляли побеждённых платить выкуп.

Происхождение и история развития[править | править вики-текст]

Изначально турниры зародились как способ в мирное время обучаться военным искусствам, а также для того чтобы опытные участники могли показать свою доблесть. Вот как описывается поединок двух кавалеристов — датчанина и сакса — в поэме XIII ст. «Песнь о Нибелунгах»:

Датчанин гневным взглядом окинул чужака

Коням всадили шпоры наездники в бока

Во вражий щит нацелясь, склонились копья их,

И Людегаст встревожился, хоть был могуч и лих.

С разбега сшиблись кони и на дыбы взвились,

Потом друг мимо друга как ветер понеслись.

Бойцы их повернули и съехались опять,

Чтоб счастья в схватке яростной мечами попытать.

Врага ударил Зигфрид, и дрогнула земля.

Столбом взметнулись искры над шлемом короля,

Как будто кто-то рядом большой костер зажег,

Бойцы друг друга стоили: взять верх никто не мог…

Подобные поединки были не редкостью в те времена, когда воинственный характер (а отчасти и нехватка денег) толкал рыцарей и оруженосцев на приключения. Вот что пишет Руа об этом:

Изображение Вальтера фон Клингена на турнире в Манесском кодексе

…молодые корианфы, только что посвящённые в рыцарское звание, во избежание праздности в мирное время, отправлялись странствовать по чужим краям и посещать дворы королей и знаменитейших принцев. Не всегда удавалось им вспомоществовать угнетенным или доводить предприятие до конца, особенно когда государи получили возможность справлять правосудие лично или посредством назначенных ими судей. За недостатком приключений, храбрецы придумывали их: они обнародовали, что в назначенном месте и в известное время они будут биться с каждым при таких и таких-то условиях для поддержания достоинства своего народа, чести своего короля и славы оружия. Это предложение называлось предприятием (emprise), а его исполнение — военным подвигом, поединком (pas d’armes), потому что обыкновенно оно состояло в том, что защищали проход или на мосту, или на дороге, или даже и на площади.

Когда вызов, содержавший в себе условия битвы, был обнародован, рыцари-защитники начинали стекаться в назначенное место. Там, утвердив своё знамя, они развешивали щиты, украшенные их гербовыми знаками и девизами на деревьях или на специально для этого поставленных столбах, и принуждали всех рыцарей, желавших проехать мимо, биться или ломать с ними копья. Если несколько рыцарей вступали в союз для защиты прохода, тогда развешивалось столько щитов, сколько было рыцарей; чтобы не возбуждать зависти, проезжавший рыцарь дотрагивался копьем до одного из щитов, и хозяин щита должен был драться…

Описание это, надо полагать, относится ко временам зарождения и становления рыцарства, то есть к X—XII векам. Впоследствии подобные стихийные турниры старались упорядочивать и создавать для этого более подходящие условия. Обычно турнир устраивался как всенародное развлечение по случаю или праздника, или какого-либо события (свадьбы, крестин и т. д.) в жизни крупных феодалов. Естественно, это потребовало определённого свода правил, наиболее знаменитыми из коих есть «Турнирная книга» Рене Анжуйского, где детально прописаны все элементы позднесредневекового церемониала, связанного с турниром. Руа кратко описал обстановку турнира, превращающегося во всенародный праздник, таким образом:

Во время поединков ломание копья возобновлялось ежедневно; ежедневно за битвами следовали танцы, концерты, игры и пиры, предлагавшиеся рыцарям и всем зрителям на берегу реки, на опушке леса, на склоне холма

Обстановка турниров[править | править вики-текст]

В случае, когда турнир проводился во время какого-то церковного праздника, то обычно его старались проводить недалеко от местных торговых центров (мест проведения ярмарок), дабы усилить наплыв зрителей на него. Да и само окружение турнира представляло собой весьма живописное зрелище. Так как места в городе, возле которого проводится турнир, обычно не хватало, то его участники заранее брали с собой походные шатры, предпочитая их простор тесноте комнат городских постоялых дворов. А так как каждый феодал стремился взять с собой сколь возможно более свиты, дабы роскошью своего выезда затмить всех вокруг, то к месту проведения турнира стекались реки из людей и повозок изо всех соседних сёл, городов и замков. Вокруг турнирного поля устраивались целые поселения из шатров, которые каждый участник или зритель благородного сословия брал с собой в достаточном количестве, дабы разместиться самому, разместить свиту, слуг и прочее необходимое. Естественно, вся эта толпа требовала соответствующего обслуживания — и к месту проведения турнира стекались торговцы со всех сторон, устраивая своеобразную ярмарку своих товаров, среди коих были съестные припасы, одежда, оружие и доспехи, лошади и так далее. Всюду — флаги, раскрашенные щиты и гербы.

Арена, где предстоит турнир, ограждалась деревянной прочной оградой, и с одной её стороны строились из дерева трибуны для знатных зрителей. Отдельно строились ложи для наиболее знатных феодалов, организаторов турнира и тех прекрасных дам. которым выпала честь преподнести победителю турнира награду. В Манесском кодексе эти ложи прорисованы наиболее детально, также их изображения есть у Жана Фруассара.

Турнир. Миниатюра из хроник Жана Фруассара

Участники турнира — рыцари и оруженосцы — старались одеться для турнира как можно ярче и красивее. Так же точно — в наимоднейшую одежду — одевались и зрители. Таким образом, турнир был не только демонстрацией рыцарской доблести, но и своеобразным показом последней моды в одежде, доспехах и оружии.

Особенностью турнирных одеяний участников было то, что для достижения максимального эффекта все детали турнирного доспеха покрывались тканевыми накидками — на доспех надевалась красочная гербовая накидка, на боевого коня — попона с изображениями герба хозяина, на шлем — нашлемное украшение (crest), которое было чисто декоративной деталью, и потому делалось весьма причудливым. Нашлемные украшения, согласно тому же Манесскому кодексу, стали частью герба рыцарей в конце XIII — начале XIV века, и впоследствии уже являлись обязательной частью герба. Украшения эти изготавливались обычно из кожи и папье-маше, расписывались яркими красками и пришнуровывались к шлему. Ещё одной обязательной деталью, украшающей шлем, были бурлет и намёт — тканевый валик, обычно 2-цветный, с пришитым к нему покрывалом, закрывающим заднюю часть шлема. Такие валики стали популярны во время крестовых походов, где они предохраняли шлем кавалериста от перегрева, а его самого от теплового удара. Впоследствии, с распространением шлема типа топфхельм, они стали весьма популярным украшением его. Зубчатая кайма намёта — намёк на изрубленные сарацинскими саблями намёты крестоносцев, что означает доблесть и боевой опыт его обладателя.

Помимо феодала — участника турнира — в гербовые накидки (табарды) одевалась его прислуга на ристалище — пажи и оруженосцы, иногда его дама могла надеть платье с гербом — апликацией.

Одежда дам, надеваемая для турниров, отличалась некоторыми элементами от обычной парадной одежды. Йозеф Хейзинга говорит следующее:

В ношении платка или предмета одежды возлюбленной дамы, ещё сохранявших аромат ее волос или тела, эротический элемент рыцарского турнира выявляется столь непосредственно, как только возможно. Возбужденные поединком, дамы дарят рыцарям одну вещь за другой: по окончании турнира они без рукавов и босы

Обычно дама дарила рыцарю, к которому она проявляла свою благосклонность, какой-то элемент своей одежды — перчатку, платок, иногда отрывала рукав платья (вернее не рукав, а ленту — tippet — которой украшались рукава верхних платьев XIII—XIV столетий. Для такой цели лента не пришивалась намертво, а лишь прихватывалась нитками, чтобы её можно было легко оторвать). Деталь одежды рыцарь прикреплял к своему шлему или доспеху как знак благосклонности избранной им дамы сердца.

Церемониал[править | править вики-текст]

Договорённость о проведении турнира достигалась между его организаторами, один из которых — зачинщик — посылал вызов второму — защитнику — на поединок, который должен был стать центральным событием турнира. Рене Анжуйский пишет следующее: зачинщик, перед тем как послать вызов, выбирал из числа наиболее уважаемых, авторитетных и опытных в военном деле дворян 4 судей — двух местных и двух любых, в том числе приезжих, для того чтобы судить поединки рыцарей и дворян (очевидно, что дворяне, не имеющие рыцарского звания, участвовали в турнире отдельно), и вместе с тупым турнирным мечом, который являлся вызовом на турнир, посылал грамоту, где указывал имена и звания своих судей. При этом вызов посылался «не со злым умыслом, но во всей любви и дружбе, дабы доставить удовольствие (защитнику) и развлечь прекрасных дам». Защитник мог и отказаться, ссылаясь на неотложные дела, которые помешают ему принять участие в турнире. Но если он принимал вызов и брал у герольда меч, то назначал своих судей, дабы те, встретившись с судьями зачинщика, могли обсудить время и место подготовки ристалища.

Рене Анжуйский пишет, что к кандидатам в судьи организаторы турнира обращались с письмами, и описывает подробно церемонию этого обращения, однако вполне могло хватить и устной договорённости.

После определения ими места и времени проведения турнира, главный герольд (Рене Анжуйский называет его «герольдмейстер») с помощниками объявляют о проведении турнира следующим образом:

Изображение Ульриха фон Лихтенштейна в Манесском кодексе

«СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ!

Да пусть все принцы, сеньоры, бароны, рыцари и дворяне из земель (далее идёт перечисление земель вокруг) и всех других каких бы то ни было земель в этом королевстве и всех других христианских королевств, что не объявлены вне закона и не враги нашему королю, да хранит его Господь, знают, что в такой-то день такого-то месяца, в таком-то месте и в таком-то городе, состоится великий праздник и благородный турнир с булавами установленного веса и затупленными мечами, в соответствующих доспехах, с плюмажами, гербовыми накидками и конями, покрытыми попонами с гербами благородных участников турнира, согласно старому обычаю;

Хозяева этого турнира - (именуются соответственно титулам) зачинщик, и (…) защитник;

И чтобы знать это лучше, все принцы, сеньоры, бароны, рыцари и дворяне из вышеуказанных владений и рыцари из любых других земель, кто не изгнан и не враг нашему королю, кто желает принять участие в турнире и ищет чести, могут нести эти малые щиты, что даются вам сейчас, дабы все могли знать, кто участвует в турнире. И каждый, кто хочет, может иметь их: эти щиты разделены на четыре части гербами четырёх рыцарей и дворян-судей турнира.

И на турнире дамами и девицами будут розданы почётные и богатые призы.

В дополнение я объявляю всем вам: принцам, сеньорам, баронам, рыцарям и дворянам, которые намереваются участвовать в турнире, что вы должны прибыть на постоялые дворы за четыре дня до турнира и выставить на обозрение ваши гербы в окнах, иначе вам не позволят участвовать; и это я говорю от имени моих сеньоров и судей, так что прошу меня простить.»

Далее следует церемония входа в город участников турнира, также красиво описанная Рене Анжуйским:

Сначала принцы, сеньоры и бароны, которые желают выставить на обозрение свои знамёна на турнире, должны приложить усилия, чтобы собрать окружение, особенно когда они въезжают в город, из как можно большего числа рыцарей и дворян, участвующих в турнире; и таким путём въехать в город, как следует далее.

А именно, боевой конь принца, сеньора или барона-предводителя рыцарей и дворян, сопровождающих его, должен войти в город первым, покрытый гербом предводителя, с четырьмя гербовыми щитами эмблемы предводителя, укреплёнными на конских ногах, на голове коня-украшение из страусиных перьев, на шее коня — связка колокольчиков, в седле — маленький паж, как больше нравится ему. И после коня принца должны точно так же идти боевые кони других рыцарей и дворян из его окружения, пара за парой, или один за одним, если Вам так нравится, с рыцарскими и дворянскими гербами на ногах коня, как выше описано. А после боевых коней должны идти, играя, трубачи и менестрели, или другие инструменты, какие пожелаете; а после них, герольды или их помощники, одетые в свои гербовые накидки; и после них, рыцари и дворяне со всеми их свитами.

Также, немедленно после того, как сеньор или барон прибывает на постоялый двор, он должен выставить свою гербовую накидку в окне. Он должен приказать герольдам и их помощникам вывесить длинную доску, прикреплённую к стене фасада его пристанища, на которой нарисован его герб, а именно его навершие шлема и щит, а также тех из его свиты, кто будет участвовать в турнире, как рыцарей, так и дворян. И он должен приказать выставить своё знамя в верхнем окне постоялого двора, висящее над дорогой; и для выполнения этого герольдам и их помощникам требуется заплатить четыре су для вывешивания каждой гербовой накидки и каждого знамени, а они должны раздобыть гвозди и верёвки, чтобы прибить и поднять или опустить знамёна, вымпелы, гербовые накидки, когда это потребуется. И заметьте, что хозяева турнира должны делать то же, что и другие сеньоры и бароны, вывешивая свои атрибуты в окнах постоялых дворов: здесь нет разницы, кроме того, что они должны выставить на обозрение их флажки со знамёнами: а для чести баронов, вывешивающих свои знамёна в окнах, необходимо вывесить ещё и гербовые накидки не менее пяти участников турнира из их окружения.

Историческая реконструкция рыцарских состязаний

Следующая церемония — открытие турнира. На устроенном заранее алтаре местный священник служит вместе с другими духовными лицами, сюда прибывшими, торжественную мессу. С благословения Божия начинается всякое дело, тем более настоящее. Хотя церковь, по-видимому, бесплодно восставала против турниров и не в силах была уничтожить их совсем, но она много посодействовала изменению их характера — от настоящих поединков, участник которых рисковал жизнью как на войне, к театрализованным представлениям, сравнительно безопасным. После окончания мессы участники турнира, которые молились наравне со всеми, садились на лошадей и устраивали колонну из 2-3 всадников в ряд, чтобы таким образом въехать на ристалище на глаза благородных зрителей на трибунах и простонародья. По сторонам — жонглеры, без которых не обходилось ни одно торжество, а во главе — герольды и судьи турнира вместе с почетным судьей (chevalier d’honneur), заблаговременно избранным. Интересна роль последнего. Он служил как бы посредником между присутствующими дамами и участвующими в турнире рыцарями. Как только он был избран, к нему подходили судьи турнира в сопровождении двух красивейших дам и вручали ему головное дамское украшение — некое подобие бурлета с намётом. Он привязывал украшение к своему копью и не снимал её в продолжение всего турнира. Если во время боя дамы замечали, что кто-либо из участников в турнире слишком ослабевал, они поручали почетному судье вступиться за него. Дамский посредник спускал на такого рыцаря украшение своего копья, и никто уже не осмеливался тронуть этого рыцаря. Самый чепец назывался поэтому дамской милостью (la Mercy des Dames). И это было действительно милостью в то время, когда на турнире легко можно было получить тяжёлые раны. Судьи турнира должны были иметь при себе белые шесты выше их роста, чтобы по ним можно было их узнать.

В день, когда судьи и участники турнира прибудут на постоялые дворы, судьи должны вывесить на фасаде своего постоялого двора большую ткань, на которой нарисованы знамёна четырёх судей, вверху должны быть написаны имена хозяев турнира, зачинщика и защитника, а внизу, под знамёнами, должны быть написаны имена, прозвища, владения, звания и должности четырёх судей. Через день после этого, каждый участник должен принести свой герб и знамёна для изучения судьями, а затем они разделяются судьями: гербы — в одну сторону, знамёна — в другую, и потом показываются дамам. Вечером того же дня обычно происходят танцы, а на следующий день участники должны принести свои шлемы с навершиями для изучения их судьями и показа дамам. Шлемы эти выставляются на обозрение возле того места, где остановились судьи, дамы осматривают их, а помощник герольда называет имена их обладателей. И если кто из участников турнира плохо отзывался о дамах, то они могут коснуться его шлема, и это дело будет разбираться на следующий день. И всё же, ни один не будет побит на турнире, кроме как по решению судей, после того, как этот случай будет обсуждён и доказан и определена мера наказания, и тогда участник этот будет хорошо побит, так, чтобы он почувствовал это на своих плечах, и чтобы он в будущем не говорил плохо о женщинах, как делал ранее.

Кроме того, в это же время разбираются вопросы о других проступках, которые могли быть совершены участниками турнира, и которые подлежат наказанию. Вот что пишет Рене Анжуйский:

Первый случай и самый серьёзный, когда дворянин уличён во лжи и нарушении клятвы, особенно в вопросе чести.

Второй: когда дворянин-ростовщик, и явно одалживает ради выгоды.

Третий случай, когда дворянин женится на женщине, которая ниже его по происхождению и неблагородна.

Касательно этих трёх случаев, первые два не могут быть прощены, поскольку должны строго осуждаться на турнире, и они настолько бесчестны и возмутительны, что если кого-нибудь уличают в совершении этого, то после того, как вина его будет доказана, его шлем бросают на землю.

Заметьте, если на турнир приезжает кто-либо, кто неблагороден во всех поколениях, но добродетелен, он не должен поначалу избиваться, кроме как принцами и великими сеньорами, которые, не вредя ему, должны побить его своими мечами и булавами, и это должно всегда считаться честью. Это должно означать, что поскольку он весьма добродетелен и заслужил право быть на турнире, и с этого времени никто не может порицать его за его происхождение в любом почётном месте, где он находится, на турнире или ещё где-либо. Там также он может носить новое навершие или поменять герб, если желает, и оставить их для себя и своих потомков.

Наказание для двух основных серьёзных проступка, описанных выше, следующее:

А именно остальные сеньоры, рыцари и дворяне на турнире должны схватить и бить провинившегося, пока тот не согласится уступить своего коня, это всё равно, что он скажет: «Я сдаюсь.» И когда он сдастся, остальные участники турнира должны приказать своим пешим и конным слугам обрезать подпругу с его седла и пронести негодяя на седле к ограде ристалища и установить его там, как будто верхового, и держать его в таком положении, чтобы он не смог слезть или незаметно удрать до самого конца турнира; а конь его дарится трубачам или менестрелям.

Наказание за третий проступок состоит в том, что провинившийся должен быть хорошо бит, пока он не согласится уступить коня, как в вышеописанном случае. Но его подпруга не срезается и он не сажается в седло на барьерах, как за два первых нарушения. Вместо этого его садят на шею коня так, чтобы он держался руками за лошадиный зад, а его булава и меч бросаются на землю, и конь отводится под уздцы к герольду или его помощнику, который отведёт его в угол ристалища и будет держать там до самого конца турнира. А если провинившийся попытается сбежать или вырваться из рук герольда, он может быть бит снова, его подпруга срезается, а его садят верхом на барьеры, как сказано выше.

В четвёртом случае, дворянина, который сказал недостойное в адрес дам или девиц, без всякой на то причины. И в наказание он должен быть побит другими рыцарями и дворянами на турнире до тех пор, пока он громким голосом не попросит у дам прощения, так, чтобы все могли слышать его, и не пообещает никогда больше не говорить плохого и мерзкого им.

Иными словами, участие в турнире было открыто далеко не для всех, кто подходил под требования организаторов.

Далее, когда разбор дел окончен и приговоры произнесены, судьи делят участников турнира на две примерно равные половины для группового боя. Деление это делается затем, чтобы уравнять обе партии участников по их количеству, их опыту и мастерству, чтобы одна партия в групповом бою (бугурте) не имела перевеса изначально. По разделению слуги, принесшие шлемы участников, уносили их, а герольд объявлял, что завтра все участники должны явиться на ристалище для произнесения клятвы участника турнира, на боевом коне и с оруженосцами, но без доспехов. Каждую партию возглавляя зачинщик турнира или защитник.

На следующий день зачинщик и защитник турнира, одетые сколь возможно богато, садились на боевых лошадей, и в сопровождении знаменосцев и слуг прибывали на ристалище, где уже собирались участники турнира, разделённые на партии. Первыми клятву участника турнира приносила партия зачинщика. Вот как описывает эту клятву Рене Анжуйский:

Судейский герольд говорит участникам турнира:

«Высокие и могущественные принцы, сеньоры, бароны, рыцари и дворяне, каждый из вас, поднимите пожалуйста вверх вашу правую руку, по направлению к небесам и все вместе, как вы будете в будущем, поклянитесь верой, вашей жизнью и вашей честью, что вы никого на этом турнире не будете умышленно поражать острием вашего меча, или ниже пояса, и что никто из вас не начнёт нападать на другого, пока это не будет дозволено, а также если чей-нибудь шлем свалится, то никто не прикоснётся к этому рыцарю, пока он не наденет его обратно, и вы согласны с тем, что если вы умышленно сделаете обратное, то вы потеряете своё оружие и коней и будете изгнаны с турнира; также судьи везде и во всём наблюдают за порядком и они могут карать все нарушения без разбора; и в этом вы клянетесь верой, жизнью и честью.» И они отвечают: «Да, да.»

В этот день тоже происходят танцы и объявление о начале турнира. Эта церемония тоже красиво описана Рене Анжуйским:

Герольдмейстер должен подняться на галерею менестрелей и приказать одному из помощников герольда крикнуть:

«СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ!»

«Высокие и благородные принцы, графы, сеньоры, бароны, рыцари и дворяне, которые будут участвовать в этом турнире: я должен сказать вам от имени судей, что каждый из вас должен быть на ристалище завтра в полдень вооружённым и готовым к турниру, ибо в час дня судьи перережут верёвки, чтобы начать турнир, где дамами будут вручаться богатые и достойные награды.

В дополнение я предупреждаю вас, что ни один не может приводить на ристалище конных слуг более определённого числа: а именно, четверо слуг для принца, трое — для графа, двое — для рыцаря, один — для дворянина, а пеших слуг может быть столько, сколько вы пожелаете; потому что так решили судьи.»

После этого, судьи должны подойти к дамам и выбрать из них двух самых прекрасных и благородных, которых они ведут с факелами, в сопровождении герольдов и их помощников. И один из судей должен нести большой платок, вышитый, украшенный драгоценными камнями и красиво орнаментированный золотом. И судьи должны провести под руку дам вокруг комнаты, пока они не найдут среди участников турнира рыцаря или дворянина, которого судьи заблаговременно выбрали как честнейшего из всех остальных, перед которым дамы и судьи останавливаются вместе. И герольдмейстер должен сказать рыцарю или дворянину что следует:

«Благороднейший и доблестнейший рыцарь (или благороднейший и честнейший дворянин), как в обыкновении дам и девиц сострадать, те, кто пришли посмотреть на турнир, проводимый завтра, боясь, что какой-нибудь благородный господин, который сделал дурное по умыслу, может быть наказан слишком строго по требованию судей, и не желая смотреть, что кого-то бьют очень сильно, не взирая на то, кто он, тем не менее они могут помочь ему; дамы просили судей назначить им славного, мудрого и благородного рыцаря, который более, чем остальные, заслуживает чести нести от их имени этот шарф на конце копья на завтрашнем турнире. И если кто-то слишком сильно побит, этот рыцарь или дворянин коснётся его шлема шарфом, и все, кто нападает на него, должны прекратить и не сметь прикасаться к нему, потому что с этого времени дамы взяли его под свою защиту и охрану. Вы избраны ими из всех остальных, чтобы быть на этом турнире почётным рыцарем (или дворянином) и принять эту обязанность, и они просят и требуют от вас делать так, как они пожелают, и так же делать по велению судей.»

Затем дамы должны дать ему шарф, прося его сделать это; а затем рыцарь (или дворянин) целует их, а потом отвечает им в следующем виде:

«Я покорно благодарю наших дам и девиц за честь, оказанную ими мне: и хотя они легко могли найти других, кто мог бы сделать это лучше, и кто достоин этой чести более меня, но тем не менее я повинуюсь дамам легко и буду выполнять мои обязанности, всегда прося, чтобы они прощали мои ошибки.»

Затем герольд или его помощники должны повязать шарф на конец копья, которое они поднимают в высоту, а потом один из помощников, держа его ровно, должен пронести его перед почётным рыцарем или дворянином, как часом позже. А он должен провести целый вечер возле знаменитейшей дамы, присутствующей на празднике. И пока они находятся при дамах, герольдмейстер должен приказать помощнику крикнуть следующее:

"СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ! СЛУШАЙТЕ!

"Пусть все принцы, сеньоры, бароны, рыцари и дворяне знают, что N избран дамами почётным рыцарем (или дворянином), вследствие его честности, храбрости и благородства. Вам приказано судьями, а также дамами, что когда вы увидите этого рыцаря (или дворянина) завтра под эти шарфом, под страхом быть битым за это, не смеет нападать или прикасаться к нему; с этого часа он взят дамами под свою защиту и милость, а шарф называется «Благоволение дам».

Манесский кодекс. «Генрих фон Бреслау» — вручение награды на турнире. Миниатюра

Поединки[править | править вики-текст]

Рыцарские поединки нередко заканчивались ранениями и даже гибелью участников. Католическая церковь запрещала турниры и погребение погибших, но это правило упразднялось, если рыцарь перед смертью успевал принять монашество.

Перед основным днём состязаний обычно проводились состязания юных оруженосцев (так наз. eprouves, vepres du tournoi) — на том же, заранее приготовленном турнирном поле, которое называлось ристалищем, но с ещё более безопасным оружием, чем рыцарские турнирные копья и мечи. Случалось что отличившихся оруженосцев удостаивались особой чести — их прямо на ристалище посвящали в рыцари, и они получали позволение принять участие в самом турнире.

По окончании турнира назывались имена победителей, раздавались награды. Победитель турнира имел право выбрать царицу турнира (королеву любви и красоты). Турниры прекратились в XVI веке, когда рыцарская конница утратила своё значение и была вытеснена пехотой стрелков, вербовавшихся из горожан и крестьян. Формальным поводом для запрета турниров стал несчастный случай, произошедший в 1559 год на турнире в честь мирных договоров Франции с Испанией и Савойей, когда граф Монтгомери смертельно ранил короля Генриха II обломком копья, который попал в глаз.

Литература[править | править вики-текст]

  • Иванов К. А. Многоликое средневековье. — М., 1996.
  • Руа Ж. Ж. История рыцарства. — М., 1996.
  • Дубровский И. Турнир // Словарь средневековой культуры. — М., 2003. — С. 537-543.

Ссылки[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]