Радоница

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Радоница
Радоница
Поминки на Радоницу. XIX век
Тип Христианский / народно-христианский
Иначе Радуница, Раданица, Родоница, Радавница
также Деды
Отмечается восточными славянами
Дата вторник, местами понедельник, Радоницкой недели
В 2014 году 29 апреля
В 2015 году 21 апреля
Традиции убирают могилки, «окликают» покойников
Связан с Пасхой
«Проводы» в Малороссии. 1877

Ра́доница, или Ра́дуни́ца — весенний праздник поминовения умерших у восточных славян, приходившийся в разных местностях на воскресенье, понедельник или вторник Фоминой (Радоницкой) недели; в некоторых местах так называлась вся Фомина неделя[1]. Эта славянская традиция была воспринята и поддержана Русской православной церковью[2][3].

Этимология[править | править вики-текст]

По мнению Ю. Лаучюте, слово заимствовано у балтов: в литовском языке «раудине» (лит. raudine) — «молитва за умерших с плачем и причитанием», «рауда» (лит. rauda) — «плач с причитанием»[4]. По мнению М. Мурко и А. В. Десницкой, название Радуница явилось переосмысленным (путем сближения с рад, радость) производным от греч. ροδωνια «розовый куст, розовый сад» — кальки лат. Rosalia «день роз» с тем же значением «праздника поминовения мёртвых»[5] (аналогичная этимология общепринята для названия праздника Русалий). М. Фасмер возражал против подобной этимологии рус. Радуница, ссылаясь на отсутствие в среднегреческом языке подобного термина для поминок, и считал наиболее приемлемым понимание Радуницы как праздника радостного пасхального поминовения мёртвых и её сближение с рад- («радование, радость»)[6]. Сравните полесское название праздника — Деды радостные. Это полностью отвечает как диалектным названиям этого праздника (активно сближающим Радуница с радоваться), так и христианскому восприятию Пасхи[2], имея в виду радость о воскресшем Христе и грядущем всеобщем воскресении мёртвых[7].

Другие названия[править | править вики-текст]

рус. Радуница, Родоница, Радовница, Радольница, Радонница, Радошно, Радошница, Радожное, Радунец, Радостное, Радушное воскресенье, Редомное воскресенье[2]; на Украине: Могилки, Гробки[8]; в Белоруссии: Навий день, Родительская, Радованцы, Усопшая Радованица, Радованские поминки[8]; укр. Про́води, Бабский Великдень, Мертвецький великден[9][10], белор. Небожчицкій велик день[11], Ра́даўнiца, Радуніца, Раданiца, Радуніцкія Дзяды, Вялікдзень мёртвых, полес. Деды́ ра́достные.

Даты поминовений[править | править вики-текст]

В России, на востоке Белоруссии и северо-востоке Украины поминальный день приходится на вторник, реже — понедельник Фоминой недели[12]. На Украине, в Белоруссии и в Подляшье (Польша) Радоница называется Проводы, отмечается в воскресенье, понедельник или вторник Фоминой недели[13].

В Белоруссии — официальный государственный праздник, нерабочий день (второй вторник после православной Пасхи) — День поминовения усопших. В Молдове этот день называется Родительским днём и отмечается в понедельник.[источник?]

Отмечается: в Центральной Украине — в понедельник Фоминой недели (Проводы), на востоке Украины — на Красную горку, в Белоруссии — во вторник (Радованцы), на севере России — во вторник или воскресенье (Красная горка)[8], в Костромской губернии — в воскресенье[14]. На юге России поминают предков на Пасху (основано на представлении о «Пасхе мертвых» или «Навьих проводах») или на Красную горку. [источник?]

Радоница и Церковь[править | править вики-текст]

А. Е. Архипов. Радоница (Перед обедней). 1892

Согласно Амвросию Медиоланскому в этот день: «достойно и праведно есть, братия, после торжества Пасхи, которое мы праздновали, разделить радость нашу со свв. мучениками, и им, как участникам страданий Господа, возвестить славу воскресения Господня». Комментируя данную фразу С. В. Булгаков замечает: «Эти слова св. Амвросия хотя относятся к мученикам, но они могут быть доказательством нашего обычая совершать память усопших после Пасхи в понедельник или вторник фоминой недели, потому что начало торжественного поминовения в вере скончавшихся положено в новозаветной Церкви благочестивым обычаем совершать память мучеников, а среди мучеников погребали в древности и прочих умерших».[источник?]

Народная традиция поминовения усопших в понедельник или вторник Фоминой седмицы обусловлена тем, что, согласно Типикону, после Фомина воскресенья по будням возобновляется пение литии по усопшим, прекращавшееся с Великого четверга[15]. При этом, на богослужении Радоницы церковный устав не предполагает «ничего специально заупокойного», поскольку вторник Фоминой седмицы приходится на период попразднства Антипасхи. Традиция совершения на Радоницу заупокойной службы, копировавшей службу Троицкой субботы, критиковалась литургистами в лице Афанасия (Сахарова) на том основании, что Устав не допускает смешения праздничного и заупокойного[16].

Церковь осуждает некоторые народные обычаи этого дня (поминовение алкоголем и т. д.), называя их «языческими». В частности, о ситуации начала XX века говорится: «До настоящего времени в некоторых местах существует возмутительный обычай сопровождать послепасхальные поминовения усопших диким пьяным разгулом. <…> Всё Киевское приходское духовенство <…> увещевало прихожан оставить этот грешный обычай справлять чисто по-язычески пьянственную тризну на гробах своих усопших»[17].

Празднование Радоницы[править | править вики-текст]

В Белоруссии[править | править вики-текст]

Катание яиц на могилках на Раданицу (Беларусь, 2013 год)

В современной Белоруссии на Радуницу после полудня вся семья (с престарелыми членами и с детьми) идёт на кладбище к могилам близких, где расстилают рушники, катают по могиле освящённые в Пасху яйца со словами «Христос воскресе!». Затем достают приготовленные кушанья (блюд должно быть нечетное число, все сухие). Начинают трапезу с приглашения покойных: «Святые родители, ходите к нам хлеба-соли поесть». С покойными символически делятся принесенным. За трапезой редко встречающиеся родственники ведут беседы о текущих делах (многие приезжают издалека и, бывает, только на Радуницу и видятся), знакомятся с дальними родственниками, знакомят с ними своих детей, вспоминают усопших. Прощаясь, говорят, обращаясь к усопшим: «Мои родители, простите, не сердитесь: чем хата богата, тем и рада», «Лежите спокойно и нас не скоро к себе дожидайтесь» и др[18].

Ранее часть блюд, приготовленных для поминовения, относили в церковь и раздавали нищим[19].

РАДАЎНІЦА

Міхась Башлакоў

На Радзіме маёй старажытны ёсць звычай

На магілы да продкаў прыходзіць вясной

Гэты дзень настае…

                              І нас быццам хто кліча

Сцелем белы абрус, тканы ўмелай рукой.

Пасярэдзіне Пасха – царыца ў кароне,

Фарбаваныя яйкі, каўбасы, тварог.

Чарка кругам абыйдзе – і радня загамоніць,

І гарэлкі ліне на магільны мурог.

І, здаецца пачую голас бабкі Улляны,

З ёю побач прысядзе яе ціхі Міхей.

Прыйдзе бацька Захар, дзяцька Федзя загляне.

І зноў чарка па крузе ўсіх абыйдзе людзей.

Вечны сон адляцеў…  Адпусціла сяліба,

Як пачулі яны: нехта помніць пра іх…

І на гэту гамонку паціху прыклыпае

Дзед Карней па-суседску ў валёнках старых.

А за імі прымрояцца даўнія лікі

Наплываюць чаўны паўзабытых плямён.

Уся Славяншчына тут…

                                   Хто іх, хто іх паклікаў?

Нібы рысы жыцця перасеклі далонь…

Гэта памяць жывых сёння, сёння іх кліча…

Ўся Славяншчына тут…

                            Жыць адзінай сям’ёй

На Радзіме маёй стражытны ёсць звычай:

На магілы да продкаў прыходзіць вясной…

Выдавецтва «Ураджай».

 Минск 2000 

  • Белорусская загадка о Радунице: «Что за праздник: до обеда пашут, после обеда плачут, а вечером скачут?»

На Смоленщине[править | править вики-текст]

На Радоницу:

Пекут драчёну, варят кашу, жарят «яешню», красят яйца, пекут пироги, лепёшки или блины (тоненькие из пшеничной муки). Накладывают каши целую чашку, хорошенько помаслят, сверху положат пирог, а в другую чашку кутьи, блинов или лепёшек, драчену, яешню, сверху варёных красных яиц; свяжут все тряпкою. Хозяин приготовляет водку; смотря по достаткам — полштофа или два, а когда родня большая и двор богатый, то и целую баклашку, гарчик, да и отдельно ещё бутылочку для особенно дорогих или почётных гостей, крепко настоенную стручистым перцем.

После совершения священником церковной панихиды:

Хозяин одно крашеное яйцо закапывает в землю, христосуется таким образом с умершим, священник уходит, а семья садится вокруг могилы. Хозяин и близкие родные начинают выть по умершим, потом и они садятся вместе с другими, начинают выпивать вотычку, едят все кушанья, которые принесены на могилу. Тут бывают и старцы, и бобылки безродные. Каждый оделяет их всем имеющимся: кушаньем, так и водкою. А потом вздремнувши и потянувшись хорошенько, после непродолжительного сна, возвращаются домой. Некоторые ещё сидят, разговаривают, проводят время, как дома. Курить не воспрещается. «Покойник любил курить — покурим». Старики и старухи вечером остаются дома, а молодые парни, мужики и бабы, а также девки идут к кабаку, водят хороводы, играют в горелки, поют песни, веселятся, оправдывая таким образом пословицу: «Радоница по обеду плачет, а после обеда скачет». На Радоницу мальчишки борются, пробуют крепость яиц, «играют на убитки»[20].

В других местах[править | править вики-текст]

В других губерниях Российской империи Радоница была днём домашнего и церковного поминовения, когда навещать усопших на кладбище было не принято. Так, на северо-востоке России, а также кое-где в Белоруссии на Радоницу готовили баню для мёртвых, оставляя для них воду с веником, чистое бельё, а сами при этом не мылись и даже не заходили в баню; наутро на золе, рассыпанной на полу, искали следы умерших. На Черниговской губернии вторник Фоминой недели назывался Радульные деды; считалось, что предки в этот день приходят домой, поэтому для них на окно выставляли воду и сыпали крошки; на стол выставляли три перемены блюд («завтрак», «обед» и «ужин»), после чего «диды шли да дому». На Украине и в Белоруссии сохранился обычай по завершении Радоницы мыться в бане (что может быть истолковано и как очистительный обычай, и как отмена запрета на мытьё в бане, соблюдаемого в некоторых местах со Страстного четверга до Радуницы)[21].

К Радунице специально красили яйца, причём кое-где уже не в красный, а в жёлтый или зелёный, то есть в «жалобные» цвета (полес.)[13].

Во многих местах крестьяне верили, что раньше Радуницы поминать родителей нельзя, так как именно в этот день они впервые разговляются после Пасхи. В советские времена, когда многим посещать церковь было нельзя, люди приходили праздновать Пасху на кладбище. Таким образом, по сути, и Радуница, и Пасха праздновались в один день.[источник?]

Окликание дождя[править | править вики-текст]

В этот день детвора «окликала» первый весенний дождь. С самого утра следили за облаками и тучами на небе. Старики утверждали, что не бывает такого радоницкого вторника, в который не капнуло хотя бы одной капельки дождя. При виде облачка дети выкрикивали:

  • Дождик, дождик! Снаряжайся на показ.
  • Дождик, припусти, мы поедем во кусты, во Казань побывать, в Астрахань погулять.
  • Поливай, дождь, на бабину рожь, на дедову пшеницу, на девкин лён поливай ведром.
  • Дождь, дождь, припусти посильней, поскорей, нас, ребят, обогрей!
  • Дождик, дождик, пуще! Дай воды погуще! Дождик, дождик, перестань, я поеду в Юрюзань! (Нижегородские).

Если после закличек начинался дождь, то все окликальщики наперебой кидались умываться «небесной водицей», — что, по словам стариков, должно приносить счастье. Если же в этот день ударит первый весенний гром, то молодые женщины и девушки умывались дождём через серебряные и золотые кольца. Считалось, что этим сохраняется красота и молодость[22].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Словарь русского языка, 1995, с. 126
  2. 1 2 3 Агапкина, 2009, с. 390
  3. Платонов, 2007, с. 662–663
  4. Лаучюте Ю. Перунъ, Велесъ и балто-славянская проблематика // Балто-славянские этноязыковые отношения в историческом и ареальном плане. — М.: Наука, 1983. — С. 30.
  5. Десницкая А. В. К вопросу о балканизмах в лексике восточнославянских языков // Славянское языкознание: VIII Международный съезд славистов. М., 1978. С. 166-167.
  6. Этимологический словарь русского языка Макса Фасмера
  7. Духовная жизнь
  8. 1 2 3 Даль, 1880—1882
  9. Сапіга, 1993
  10. Мельников, 1875
  11. Богданович, 1895, с. 56
  12. Агапкина, 2009, с. 389
  13. 1 2 Агапкина, 2009, с. 391
  14. Снегирёв, 1838, с. 47
  15. Типикон, гл. 50, «Неделя Антипасхи», 3-е «зри»
  16. http://www.patriarchia.ru/bu/2015-04-21
  17. Булгаков, 1993, с. 653
  18. В Беларуси отмечают Радуницу
  19. Толстая, 2009, с. 162
  20. Добровольский, 1914, с. 764—765
  21. Агапкина Т. А., 2009, с. 391
  22. Русское Православие, т. 3. С. 6—7.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Агапкина Т. А. Радуница // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2009. — Т. 4. — С. 389—391. — ISBN 978-5-7133-1312-8.
  2. Богданович А. Е. Пережитки древняго миросозерцания у белоруссов. Этнографический очерк. — Гродна: Губернская типография, 1895. — 186 с. (Рэпрынтнае выданне: Багдановіч Адам Ягоравіч. Перажыткі старажытнага светасузірання ў беларусаў. Этнаграфічны нарыс. — Mінск: Беларусь, 1995. — 186 с. — 6000 экз. — ISBN 985-01-0057-5.)
  3. Булгаков С. В. Настольная книга священно-церковно-служителей. — М.: Издательский отдел Московского Патриархата, 1993. — 1794 с. — ISBN 5-87301-066-8.
  4. Даль В. И. Радость/Радужник // В. Даль Толковый словарь живого великорусского языка. — 1880—1882.
  5. Добровольский В. Н. Смоленский областной словарь. — Смоленск: Типография П.А. Силина, 1914. — 1022 с.
  6. Платонов О. А. Радоница // Русский образ жизни. — М.: Институт русской цивилизации, 2007. — С. 662–664. — ISBN 978-5-902725-05-3.
  7. Сапіга В. К. Українські народні свята та звичаї. — К.: Т-во «Знання України», 1993. — 112 с. — ISBN 5-7770-0582-9.  (укр.)
  8. Святая Русь. Большая Энциклопедия Русского Народа. Русское Православие. В трех томах. / Гл. редактор, составитель О. А. Платонов. — М.: Институт русской цивилизации, 2009. Том 3: Р — Я. — 752 с.
  9. Словарь русского языка XI — XVII вв. Вып. 21. — М.: Наука, 1995. — С. 126. — 280 с. — (Российская академия наук. Институт русского языка). — ISBN 5-02-011253-4.
  10. Снегирёв И. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. (Выпуск 3). — М.: Университетская типография, 1838. — 214 с.
  11. Толстая С. М. Поминки // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2009. — Т. 4. — С. 162—169.

Ссылки[править | править вики-текст]