Кобанская культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кобанская культура
Эпоха бронзы и железа
Pendant IMG 9897.jpg
Украшение из погребения № 9 (813 г. до н. э.)
Географический регион

Центральные области Кавказа

Локализация

от верховьев р. Кубани до Дагестана

Датировка

XIII / XIIIII вв. до н. э.

Носители

кавказский элемент в этногенезе балкарцев, карачаевцев, чеченцев, ингушей, осетин.

Исследователи

Г. Д. Филимонов, Э. Шантр, Р. Вирхов, Е. И. Крупнов, В. А. Кузнецов, В. И. Козенкова

Преемственность:

Коба́нская культура — археологическая культура на Кавказе в периоды бронзового (XIII/XII — IV вв. до н. э.) и железного веков (VII — III вв. до н. э.)[~ 1]. Представители культуры проживали от верховий реки Кубань и до территорий современного Дагестана, Абхазии[1] и Грузии [1], область сосредоточения поселений находилась в центральной части региона, по обе стороны от Большого Кавказского хребта. Антропологические носители — автохтонные представители кавкасионского типа, вероятно, приняли участие в этногенезе карачаевцев, балкарцев, осетин, бацбийцев, ингушей, чеченцев, народов Дагестана, абхазов[1], западных грузин[1].[2][3]:261

История исследований[править | править код]

Название[править | править код]

Кобанская культура названа по имени первого своего обнаруженного могильника — «кобанского», который, в свою очередь, назван исследователями по селению Кобан, расположенного на территории Северной Осетии, где в 1869 году были найдены древние материальные памятники прикладного искусства. Название «кобанский могильник» закрепилось в науке после исследований Г. Д. Филимонова «Доисторическая культура Осетии» (Москва, 1978) и В. Б. Антоновича «Дневник раскопок, ведённых на Кавказе» (V AC. Труды предварительных комитетов, 1882), а также после упоминаний в «Материалах по археологии Кавказа» (вып. VIII, 1900). Во время обнаружения древних артефактов существовало два аула — Нижний и Верхний Кобан, находки обычно связывались с последним. Сейчас эти аулы слились в одно село[2][4][5]:77.

Открытие[править | править код]

В 1869 году весенний паводок реки Гизельдон произвёл обвалы левого берега у селения Верхний Кобан, благодаря чему местные жители обнаружили здесь многочисленные каменные ящики (могилы) с человеческими скелетами и множество бронзовых вещей. Влиятельный в этих краях землевладелец Хабош Кануков собрал некоторые предметы и переправил их в Кавказский музей Тифлиса (Тбилиси). В 1876 году в Тифлисе на древние артефакты обратил внимание приехавший из Москвы археолог и историк искусства Г. Д. Филимонов. В 1877 году он сам произвел раскопки у аула Кобан и убедился в существовании обширного могильника. Вслед за ним целый ряд исследователей посещали Кобан (В. Б. Антонович и др.), в том числе и учёные не только из России — 1880 году здесь работали француз Эрнест Шантр и немец Рудольф Вирхов, ставшие первыми авторами книг о кобанских древностях в западноевропейской науке[6]. Артефакты, подобные кобанским, стали обнаруживаться и в некоторых других местах Северного Кавказа. В 1881 году в Тифлисе прошёл V Археологический съезд, на котором археолог граф А. С. Уваров особо отметил находки из Кобана, дал им развернутую характеристику и предпринял попытки датировки (нач. I тыс. до н. э.). Этот съезд вызвал развитие исторических исследований на Кавказе и привлек внимание научных кругов к кобанским древностям. Новые археологические экспедиции привели к образованию больших частных коллекций кавказской бронзы, которые со временем попали в музеи — российские и западноевропейские[4][7].

Исследования в XX веке[править | править код]

На сегодняшний день выделены три локальных варианта кобанской культуры и намечены три этапа её развития[2]. Историк и археолог Я. В. Доманский указывает, что основное деление периода существования кобанской культуры производится на два больших этапа — раннекобанский (этап классического Кобана), завершающийся в VII веке до н. э., и позднекобанский, оканчивающийся в IV веке до н. э. Знаток этой культуры, кавказовед В. И. Козенкова, в 1990 году в своей докторской диссертации предложила новую периодизацию, которая, показывает какое место занимают артефакты древних кобанцев в системе культур эпохи поздней бронзы и раннего железа на Кавказе, Закавказье, Восточной и Центральной Европе. Также ею была предложена концепция о так называемой протокобанской (переходной) группе[4][8].

Происхождение[править | править код]

Основной теорией, объясняющей на сегодняшний день истоки кобанской культуры, является доказанное предположение об их автохтонности в регионе Кавказа, а время формирования предков кобанских племён исследователи относят к периоду зарождения кавкасионного типа европеоидной расы — средне-бронзовому веку (XXVI/XXV — XX/XIX вв. до н. э.).[3]:262

Среди исследователей, занимавшихся вопросами зарождения, развития и распространения кобанской культуры (Е.И. Крупнов, Б.В. Техов, В.И. Козенкова, И.М. Чеченов, В.Б. Виноградов, Ю.Н. Воронов, В.Б. Ковалевская и др.), имеются более или менее значительные расхождения[9]

Материальная культура[править | править код]

Материальные памятники культуры достаточно разнообразны, но наиболее характерны бронзовые изделия XI—IV/III вв. до н. э. — топоры, поясные пряжки, фибулы, браслеты, налокотники, оружие (кинжалы), элементы конской сбруи, все они обычно украшались чеканкой с геометрическим орнаментом и изображениями животных, также имелись объемные фигурки зверей и антропоморфные скульптурные изображения. Изделия кобанских мастеров отличаются изящностью изготовления, исключительно высоким качеством выделки и бесспорно имеют художественные достоинства[10]. Из бронзы отливались и различные сосуды, керамика изготовлялась с налепами и тоже часто украшалась геометрическими узорами. В VII—IV/III вв. до н. э., на позднем этапе развития культуры, раскопки подтверждают появление предметов скифского типа и преобладание железных изделий над бронзовыми.

Погребальный обряд кобанцев представлял из себя трупоположение, хотя известны случаи кремации. Курганы над могильниками обычно не возводились, в исключительных случаях, когда это делалось, исследователи прослеживают влияние степных кочевников. Найденные могильники представителей кобанской культуры имеют некоторое различия — в высокогорной зоне это каменные ящики из плит, также перекрытые мощной плитой (песчаник или сланец), а в предгорьях они представляют из себя обычные грунтовые ямы или ямы обложенные рваным камнем, булыжником. В мужских погребениях обязательным атрибутом было оружие, известны случаи погребения мужчин с взнузданным конём. Также в погребения клали орудия труда, сосуды, уздечку и напутственную пищу[3]:264.

Ареал и центр распространения[править | править код]

Колхидская культура имеет ряд параллелей с Кобанской культурой.

Цитата из статьи Ю.В. Воронова "Колхида-Кобанская металлургическая провинция":

Итак, наиболее правильным, в свете имеющихся данных, будет признание колхидско-кобанской общности в первую очередь на уровне продукции металлообработки. Если основной очаг этой общности убедительно локализуется в Западном Закавказье (прежде всего, в бассейне Фасиса-Риони), то его северо-кавказские и восточно-закавказские варианты либо предстают в виде периферийных, вторичных в системе очагов (Кобан, Тли), либо в качестве зон более или менее интенсивного культурного воздействия, которое могло идти как через определенное число колхидцев, оседавших среди аборигенного населения, так и в результате регулярных (сезонных) контактов между первыми и вторыми. В этом случае вариантные и локальные различия в керамике и погребальных обрядах становятся особенно понятными и легко объяснимыми. Таковой представляется в главных чертах история формирования колхидско-кобанской металлургической провинции.

Хозяйство[править | править код]

Кобанцы практиковали скотоводство, в горах отгонное, с преобладанием овец, в предгорьях — придомное, с преобладанием крупного рогатого скота и свиней. Также было распространено земледелие — выращивали сорта твёрдой и мягкой пшеницы, ячмень, рожь, просо. Кобанская культура имела передовые для своего времени технологии цветной и чёрной металлургии, была развита металлообработка, в том числе и художественная. Помимо кузнечного производства, в поселениях кобанцев находят гончарные мастерские. Современным исследователям известно о широких торговых и прочих межплеменных связях носителей кобанской культуры с Закавказьем и Передней Азией, землями киммерийцев, а позднее Скифией. От кочевых народов кобанцами перенимались многие образцы вооружения и конского снаряжения, которые местные мастера усовершенствовали и налаживали их массовое производство: как для себя, так и на экспорт, обратно кочевникам[2][3]:262-263.

Свои поселения кобанцы обычно не укрепляли, так как старались располагать их в труднодоступных местах — на скалах, возвышенностях; в долинах рек также выбирались для проживания высокие плато или плоские отроги ущелий (Дошхакле, Бамут, Карт, Сержень-Юрт, Хамхи, Эгикал). Дома строились глинобитными, турлучными[~ 2], иногда на булыжном фундаменте, в горах встречались дома полностью из камня. Обычно дома строились группами, стенами друг к другу, также встречались и значительные поселения с целыми кварталами построек, разделёнными улицами. В таких поселениях, встречаются мощённые булыжником мостовые[3]:263-264.

Этническая принадлежность[править | править код]

М. М. Иващенко утверждал: «главным носителем так называемой „Кобанской“ бронзовой культуры были колхи»[11].

Однако, по мнению ряда исследователей племена кобанской культуры являлись нахоязычными[12].

В начале XX века, на основании лишь внешнего сходства кобанских иллюстраций с вещами гальштатской культуры Дунайского бассейна, Г. Вильке и М. Герпес, объяснили достижения бронзы Кавказа массовым переселением дунайских племён металлургов. Только в 1935 году А. А. Иессену в специальной работе, посвященной истории металлургии меди на Кавказе, удалось показать полную беспочвенность теорий «дунайских» заимствовании[13].

В музеях и коллекциях[править | править код]

В конце XIX — начале XX веков на Северном Кавказе отдельные лица активно занимались торговлей изделиями кавказской бронзы, которую отыскивали в древних поселениях и могильниках. Большая часть артефактов, найденных во время ажиотажного спроса на изящные изделия кобанских мастеров попадала в частные коллекции (с помощью землевладельца Х. Канукова собрал коллекцию немецкий учёный Р. Вирхов, с помощью балкарского [14] князя И. Урусбиева — венгерский граф из семьи Зичи), в наши дни многие из них оказались утеряны. Позднее, из частных коллекций предметы материальной культуры активно выкупали музеи и научные организации, как российские, так и западноевропейские. Например, выкупленные Российской Академией наук артефакты были переданы в собрание Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге; большое собрание оказалось Музее национальных древностей в Сен-Жермен-ан-Ле (Франция)[4]. Благодаря работе археологов и краеведов советского периода, собрания коллекций кобанских древностей сегодня также можно видеть в краеведческих музеях Владикавказа, Нальчика, Грозного.

Примечания[править | править код]

Комментарии
  1. Приведена датировка по учебнику археологии под редакцией академика РАН В. Л. Янина (2006 г.). В БСЭ (1974 г.) указывались менее точные временные границы — с рубежа 21-го тыс. до н. э. и до середины 1-го тыс. до н. э.
  2. Постройки, стены которых состоят из деревянных каркасов (стоек и жердей), с глиняной или глиносоломенной обмазкой.
Источники
  1. 1 2 3 4 Воронов Ю.В. Статья "Колхида - Кобанская металлургическая провинция"
  2. 1 2 3 4 Кобанская культура // БСЭ. — Москва: «Советская Энциклопедия», 1973.
  3. 1 2 3 4 5 Археология: Учебник / Под редакцией академика РАН В. Л. Янина. — Москва: Моск. ун-т, 2006.
  4. 1 2 3 4 Доманский Я. В. Введение // Древняя художественная бронза Кавказа. — Москва: «Искусство», 1984.
  5. Крупнов Е. И. Памятники Кобанской культуры Северного Кавказа // Древняя история Северного Кавказа. — Москва: «Наука», 1960.
  6. Chantre E. Recherches anthropologiques dans le Caucase, vol. I—II, Paris-Lyon, 1888; Virchov R. Das gräberfeld von Koban im Lande der Osseten. Berlin, 1883.
  7. Кузнецов В. А. Слава древнего Кобана // Путешествие в древний Иристон. — Москва: «Искусство», 1974.
  8. Пиотровский Ю. Ю., Багаев М. Х. К юбилею Валентины Ивановны Козенковой // «Российская археология», № 4. — М., 2006. — C. 180-184.
  9. К проблеме происхождения кобанской культуры и её локальных вариантов
  10. Кобанская и колхидская культура Архивировано 23 августа 2011 года.. Сайт Государственного эрмитажа, Санкт-Петербург.
  11. [1] (1941. С.56)
  12. Крупнов Е. И., 1960, с. 70=75.
  13. Памятники кобанской культуры Северного Кавказа
  14. Список карачаево-балкарских фамилий

Литература[править | править код]

  • Доманский Я. В. Древняя художественная бронза Кавказа / Рецензент д.и.н. А. Д. Столяр. — Москва: «Искусство», 1984. — 238 с. — 25 000 экз.
  • Козенкова В. И.:
    • Кобанская культура (восточный вариант) (САИ. Вып. В2-5. Т. 1). — М., 1977.
    • Типология и хронологическая классификация предметов кобанской культуры (восточный вариант) (САИ. Вып. В2-5. Т. 2). — М., 1982.
    • Кобанская культура. Западный вариант (САИ. Вып. В2-5. Т. 3). — М., 1989.
    • Оружие, воинское и конское снаряжение племен кобанской культуры. Западный вариант (систематизация и хронология) (САИ. Вып. В2-5. Т. 4). — М., 1995.
    • Культурно-исторические процессы на Северном Кавказе в эпоху поздней бронзы и в раннем железном веке (узловые проблемы происхождения и развития кобанской культуры). — М., 1996.
    • Материальная основа быта кобанских племен. Западный вариант (САИ. Вып. В2-5. Т. 5). — М., 1998.
    • Поселок-убежище кобанской культуры у аула Сержень-Юрт как исторический источник (Северный Кавказ). — М.: «Наука», 2001.
    • Биритуализм в погребальном обряде древних «кобанцев». Могильник Терезе конца XII—VIII вв. до н. э. (Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. V). — М., 2004.
    • Специфика некоторых атрибутов костюма древних «кобанцев» как показатель процесса миграций // Северный Кавказ и мир кочевников в раннем железном веке. МИАР. № 8. — М., 2007.
    • О процессах пространственной подвижности границ ареала кобанской культуры // Проблемы современной археологии. МИАР. № 10. — М., 2008.
  • Козенкова В. И., Мошинский А. П. Кобанская культура Кавказа: генетические корни и условия формирования (третья четверть II тыс. до н. э.) // Историко-археологический альманах (Армавирского краеведческого музея), вып. 1. — Армавир-Москва, 1995.
  • Крупнов Е. И. Памятники Кобанской культуры Северного Кавказа // Древняя история Северного Кавказа / Ответственный редактор А. П. Смирнов. — Москва: «Наука», 1960. — С. 70-109. — 520 с. — 2000 экз.
  • Кузнецов В. А. Слава древнего Кобана // Путешествие в древний Иристон. — Москва: «Искусство», 1974. — 142 с. — 75 000 экз.

Ссылки[править | править код]