Токсикология этанола

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Этанол — вещество, сочетающее в себе свойства естественного метаболита организма человека (в малых концентрациях), токсичного ксенобиотика и алиментарного фактора, который способен существенно изменять эффективность лекарственной терапии[1].

Содержание

Общие сведения[править | править исходный текст]

В зависимости от дозы, путей поступления в организм, индивидуальных наследственных характеристик организма, а также толерантности организма к токсическим дозам этанола, проявления различных психофизиологических эффектов и степень их выраженности могут быть очень различны.

Алкогольные напитки способны оказывать неблагоприятное воздействие на метаболизм многих лекарственных веществ в организме человека. Даже однократное употребление этилового спирта является прямым противопоказанием к назначению целого ряда лекарственных средств[1].

Отравления этиловым спиртом на протяжении длительного периода занимают ведущее место среди бытовых отравлений по абсолютному числу летальных исходов[1].

Лица, у которых описанное воздействие алкоголя отчетливо выражено и пролонгировано по времени, более предрасположены к формированию патологической зависимости[2].

Скорость опьянения и его интенсивность различна как у разных народов, так и у мужчин и женщин (это обусловлено тем, что изоферментный спектр фермента алкогольдегидрогеназы (АДГ) генетически детерминирован — активность различных изоформ АДГ имеет четко выраженные различия у разных людей)[1]. А также зависит от массы тела, роста, количества выпитого алкоголя и вида напитка (наличие сахара или дубильных веществ, содержание углекислого газа, крепость напитка)[1]. Для определённого человека приблизительная концентрация может быть рассчитана по формуле Э. Видмарка. Расчёт алкоголя в крови по этой формуле даёт возможность по количеству выпитого алкоголя спрогнозировать максимально возможную концентрацию этанола в крови или, наоборот, при известной концентрации этанола в периферической крови высчитать количество выпитого алкоголя[3].

Действие на органы и системы организма[править | править исходный текст]

Алкоголь оказывает токсический эффект на ряд органов. Смертность, связанная с употреблением алкоголя, составляет по данным ВОЗ 6,3 % у мужчин и 1,1 % у женщин[4]. Однако, это средние данные по миру, тогда как в ряде стран показатели алкогольной смертности могут достигать очень высокого уровня. Самые высокие цифры отмечены для стран Восточной Европы. По наблюдениям за период с 1990 по 2001 гг. более половины россиян мужского пола в возрасте от 15 до 54 лет умирали от причин, напрямую связанных со злоупотреблением алкоголем[5]. Этими показателями во многом обусловлены и резкие различия в структуре смертности между Россией и странами Западной Европы. В итоге резко отличаются и показатели ожидаемой продолжительности жизни: за 2000 и 2007 годы — 59 лет для мужчин-россиян и 76 лет для мужчин, проживающих в Великобритании[6].

Австралийское объединение по алкогольной политике (Alcohol Policy Coalition), в которое входят Австралийская Ассоциация контроля за веществами (Australian Drug Foundation), Ассоциация кардиологов (Heart Foundation) и Совет по онкологии штата Виктория (Cancer Council of Victoria) в своём отчёте в 2011 году заявило, что любое употребление алкоголя представляет риск и/или наносит вред здоровью, если оценивать последствия, относящиеся ко всей продолжительности жизни употребляющего. Опираясь на ряд исследований, завершившихся в 2011 году, эксперты объединения по алкогольной политике считают, что негативные последствия употребления алкоголя перекрывают любые потенциально возможные позитивные эффекты, и подчёркивают, что алкоголь играет значительную роль в увеличении частоты заболеваемости онкологическими заболеваниями, диабетом и заболеваниями сердечно-сосудистой системы[7].

Головной мозг[править | править исходный текст]

Этанол обладает выраженной органотропностью: в мозгу его концентрация превосходит содержание в крови[1]. Даже низкие дозы алкоголя запускают активность ингибиторных ГАМК — систем головного мозга[8]. Именно этот процесс и приводит к седативному эффекту, сопровождающемуся расслаблением мышц, сомноленцией и эйфорией (ощущением опьянения). Генетические вариации рецепторов ГАМК могут влиять на склонность к алкоголизму [9]. Причины похмельного синдрома после употребления значительных количеств алкоголя все еще уточняются, но, предполагается, что это прежде всего связано с обезвоживанием организма, накоплением ацетальдегида, изменениями иммунной системы и метаболизма глюкозы [10].

Особенно выраженная активация дофаминовых рецепторов наблюдается в так называемом центре подкрепления головного мозга (nucleus accumbens) и в вентральных областях покрышки мозга. Реакцией именно этих зон на высвобождающийся под действием этанола дофамин и обусловлена эйфория, с чем может быть связана возможность возникновение зависимость от алкоголя [11]. Этанол также ведет к выделению опиоидных пептидов (напр., бета-эндорфина), которые, в свою очередь, связаны с высвобождением дофамина. Опиоидные пептиды также играют определённую роль в формировании эйфории[12].

Наконец, алкоголь стимулирует серотонинергическую систему мозга. Существуют генетически обусловленные отличия чувствительности к алкоголю, зависящие от аллелей генов транспортеров серотонина[13].

В настоящее время активно изучается воздействие алкоголя и на другие рецепторы и медиаторные системы головного мозга, включая адреналиновые[14], каннабиноловые[15], ацетилхолиновые[16] рецепторы, аденозиновые и стресс-регулирующие (напр., кортикотропин-рилизинг-гормон[17]) системы.

Хронический алкоголизм может привести к уменьшению объёма головного мозга[18]. При длительном употреблении алкоголя на поверхности коры головного мозга наблюдаются органические изменения нейронов[18]. Эти изменения возникают в местах кровоизлияний и некроза участков вещества мозга[19]. При употреблении больших количеств алкоголя может возникнуть разрыв капилляров головного мозга[20][21].

Чрезмерное употребление алкоголя ассоциировано с нарушениями когнитивных функций мозга, но в то же время существует статистически достоверное снижение риска нарушения когнитивных функций мозга, ассоциированное с умеренным потреблении алкоголя по сравнению с полным отказом от алкоголя в различных странах [22].

Высокие концентрации алкоголя могут вызывать оксидативное повреждение нейронов[23]. При употреблении в больших количествах (4 об.%, крысы; для людей эквивалентно стадии «хронического злоупотребления») алкоголь вызывает гибель нейронов головного мозга[23].

Желудочно-кишечный тракт[править | править исходный текст]

Нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта являются непременным атрибутом острой алкогольной интоксикации и постинтоксикационного состояния. Они проявляются острыми болями в области желудка и диареей. Наиболее тяжело они протекают у больных алкоголизмом. Боли в области желудка обусловлены повреждениями слизистой оболочки желудка и тонкого кишечника, особенно в двенадцатиперстной и тощей кишках. Диарея является следствием быстро возникающего дефицита лактазы и связанного с этим снижения толерантности к лактозе, а также нарушения всасывания воды и электролитов из тонкого кишечника.[2]. При алкоголизме значительно повышен риск развития синдрома Мэлори-Вейса. Даже однократное употребление больших доз алкоголя может вести к развитию некротизирующего панкреатита с нередким летальным исходом[24]. В последнее время в здравоохранении многих стран особое внимание уделяется именно панкреатитам алкогольной этиологии[25]. Чрезмерное употребление алкоголя повышает вероятность развития гастрита и язвы желудка[20][26]. Злоупотребление алкоголем ассоциировано с раковыми заболеваниями ЖКТ. Так, риск рака пищевода и рака прямой кишки возрастает в 2 раза[27][28]. Также длительное употребление алкоголя может вызвать рак желудка[29].

Печень[править | править исходный текст]

Хотя печень является частью ЖКТ, имеет смысл рассмотреть алкогольное поражение этого органа отдельно, поскольку биотрансформация этанола в основном происходит в печени[1].

Вредное действие алкоголя на печень оказывается разными путями:

  • Прямое токсическое действие
  • Застой желчи и реакция клеток печени на воспаление.

Даже при однократном злоупотреблении алкоголя могут наблюдаться явления транзиторного некроза гепатоцитов, о чём судят по росту показателя ГГТ в крови. При длительном злоупотреблении может развиваться алкогольный стеатогепатит. Повышение «устойчивости» к алкоголю (это происходит за счёт увеличения выработки фермента алкогольдегидрогеназы (АДГ) в качестве защитной реакции организма) происходит на стадии алкогольной дистрофии печени[1]. Затем, при формировании алкогольного гепатита и цирроза печени общая активность фермента АДГ снижается, но продолжает оставаться высокой в регенерирующих гепатоцитах. При хроническом алкоголизме повышаются и другие печеночные ферменты (транспептидазы), в том числе АЛТ и АСТ. Для предциррозных стадий характерно преобладание АСТ над АЛТ (понижается коэффициент де Ритиса). Множественные очаги некрозов ведут к фиброзу и, в конечном итоге, циррозу печени. Цирроз развивается, по меньшей мере, у 10 % лиц со стеатогепатитом. Достоверных статистических данных о распространенности алкогольного стеатогепатита и цирроза печени в Российской федерации не существует. В США, где алкогольная зависимость отмечается примерно у 10 % населения[30][31], жировая болезнь печени (стеатоз) составляет 34 %, из неё примерно 17 % приходится на стеатогепатиты (алкогольный + неалкогольный) и 2-5 % на цирроз[32]. Исследования в Канаде показали, что, при увеличении годового потребления алкоголя на 1 л на душу населения, общий показатель по всем циррозам возрастал у мужчин на 17 %, а у женщин на 13 %[33]. Патогенез жирового перерождения печени обусловлен тем, что алкоголь нарушает синтез жирных кислот в гепатоцитах, а также приводит к преобладанию эффекта фактора некроза опухоли (TNF-alpha) над адипонектином. В результате происходит накопление жира (триглицеридов) в гепатоцитах. Немаловажную роль в этом процессе играет и кишечная микрофлора, которая может способствовать накоплению жира печеночными клетками даже у людей, не страдающими ожирением. На экспериментальных животных со стерильным кишечником или с медикаментозным подавлением кишечной флоры было показано значительное снижение гепатотоксического действия алкоголя вследствие понижения фактора некроза опухоли[32].

Сердечно-сосудистая система[править | править исходный текст]

Этанол является гемолитическим ядом[34]. Поэтому этанол в высоких концентрациях, попадая в кровь, может разрушать эритроциты (вызвать патологический гемолиз), что может привести к токсической гемолитической анемии[34]. Этанол может вызывать остановку сердца[35]. Неумеренное потребление алкоголя повышает ЛПНП («плохой» холестерин) и ведет к развитию алкогольной кардиомиопатии и различного рода аритмиям[36][37]. Перечисленные изменения наблюдаются в среднем при употреблении более 30 г этанола в день[38].

Рекомендации Американской ассоциации кардиологов[править | править исходный текст]

Американская ассоциация кардиологов (American Heart Association) рекомендует тем, кто не употребляет алкоголь, НЕ начинать его употребление, и предостерегает от того, чтобы трактовать наблюдаемые эффекты более низкой смертности среди «умеренно употребляющих» по сравнению с трезвенниками как следствие благоприятного воздействия умеренных доз алкоголя. Ассоциация критикует целый ряд объяснений кардиопротекторного эффекта, приписываемого этанолу в целом и/или в частности красному вину. В заявлении Ассоциации сказано, что поскольку прямые сравнения в исследованиях отсутствуют, то нельзя сделать вывод о наличии кардиопротекторного эффекта алкоголя и/или красного вина. Помимо этого, Ассоциация подвергает сомнению аргумент о благотворном воздействии антиоксидантов, содержащихся в красном вине, поскольку употребление других антиоксидантов, например, витамина Е, не приводит к снижению смертности от сердечно-сосудистых заболеваний или вероятности инфаркта. Ассоциация акцентирует внимание на том, что все необходимые антиоксиданты можно почерпнуть из фруктов, ягод и овощей[39].

Заявление австралийской Ассоциации кардиологов[править | править исходный текст]

В 2011 году главный исполнительный директор Ассоциации кардиологов штата Виктория Кэйти Белл заявила, что ассоциация не рекомендует ни красное вино, ни другие алкогольные изделия ни для предотвращения, ни для лечения сердечно-сосудистых, онкологических заболеваний или цирроза печени. Кэйти Белл поясняет, что после пересмотра всех имеющихся научных доказательств, было установлено, что любые потенциально-позитивные эффекты от употребления алкоголя по снижению риска сердечно-сосудистых заболеваний были чрезвычайно преувеличены; и что, в частности, красное вино не обладает какими-либо защитными свойствами[7].

Мочеполовая система[править | править исходный текст]

При поступлении алкоголя в организм, высокие концентрации этанола наблюдаются также в секрете простаты, яичках и сперме, оказывая токсическое влияние на половые клетки. Этанол также очень легко проходит через плаценту, проникает в молоко[1].

Острое отравление этанолом[править | править исходный текст]

Более 60 % всех смертельных отравлений в России обусловлены алкоголем. Смертельная концентрация алкоголя в крови составляет 5–8 г/л, смертельная разовая доза — 4–12 г/кг (около 300 мл 96 % этанола), однако у лиц с хроническим алкоголизмом толерантность к алкоголю может быть значительно выше[40].

Зависимость между состоянием опьянения и содержанием алкоголя в крови (В. И. Прозоровский, А. Ф. Рубцов, И. С. Карандаев, 1967)

Содержание алкоголя в крови Функциональная оценка
Менее 0,3 г/л Отсутствие влияния алкоголя
0,3...0,5 г/л Незначительное влияние
0,5...1,5 г/л Легкое опьянение
1,5...2,5 г/л Опьянение средней степени
2,5...3,0 г/л Сильное опьянение
3,0...5,0 г/л Тяжелое отравление, возможен летальный исход
Свыше 5 г/л Смертельное отравление

Алкоголизм[править | править исходный текст]

При злоупотреблении спиртными напитками может развиться алкоголизм[41] — зависимость от этанола, приводящая к негативным последствиям для здоровья.

Картина отравления[править | править исходный текст]

Сила действия этанола зависит от дозы, толерантности к токсиканту (гипертрофия печени) и степени индивидуальной экспрессии изоферментов, зависящей от генома[42].

В результате действия на кору головного мозга вызывает опьянение с характерным алкогольным возбуждением. В больших дозах вызывает эффект наркоза[42]. Угнетающее действие на ЦНС обусловлено в первую очередь стимуляцией рецепторов ГАМК и антиглутаматергетической активностью[42]. При отравлении этанолом развивается гликогенолиз; характерны тошнота, рвота и дегидратация. Типичен дефицит тиамина, обусловленный нарушением всасывания[42].

При обычном отравлении (алкогольное опьянение) этанол затрудняет сенсорные восприятия, понижает внимание, ослабляет память. При этом характерно расстройство ассоциативных процессов, вследствие чего появляются дефекты мышления, суждений, дефекты ориентировки, самоконтроля, утрачивается критическое отношение к себе и окружающим событиям. Как правило, имеет место переоценка собственных возможностей[42]. Рефлекторные реакции замедленные и менее точные. Часто появляется говорливость. В эмоциональной сфере — эйфория, понижение болевой чувствительности (анальгезия). Угнетаются спинномозговые рефлексы, расстраивается координация движений. В большой дозе возбуждение сменяется угнетением и наступает сон[43]. При тяжелом отравлении этанолом наблюдается ступорозное или коматозное состояние; кожа бледная, влажная, дыхание редкое, выдыхаемый воздух имеет запах этанола, пульс частый, температура тела понижена[43].

Средняя смертельная доза — около 6—8 г/кг[44] массы тела (на безводный спирт, для «нетренированного» организма)[45]. По некоторым источникам диапазон составляет[46] от 4 до 12 г/кг. В связи с тем, что алкоголь в подавляющем большинстве случаев употребляется перорально, эффективность дозы и вероятность наступления делирия или смерти в значительной степени зависит от темпа введения, содержимого желудочно-кишечного тракта, пола, конституциональных особенностей.

Терапия острого отравления алкоголем[править | править исходный текст]

Госпитализации при интоксикации этиловым спиртом в лечебные учреждения подлежат только лица, находящиеся в состоянии тяжелого или смертельного отравления (концентрация этанола в крови выше 3 г/л), что соответствует клиническим проявлениям прекоматозного или коматозного состояния различной степени тяжести.

Неотложная помощь складывается из следующих неспецифических мероприятий:

  • Промывание желудка до чистых промывных вод.
  • Водная нагрузка в сочетании с форсированным диурезом.
  • При нарушении дыхания центрального генеза — переход на искусственную вентиляцию легких. Использование дыхательных аналептиков не показано.
  • Ощелачивающая терапия.
  • Симптоматическая терапия.

Лечение больного в коматозном состоянии (при подозрении на алкогольную кому) начинается с того, что ему последовательно в вену вводят налоксон в дозе 0,01 мг/кг в 10 мл 40 % раствора глюкозы, а затем в ту же вену вводят 1 мл 6 % раствора тиамина бромида.

Комбинация «налоксон+глюкоза+тиамин» — не только способ фармакологической диагностики, особенно при коме неясной этиологии, но и своеобразный прием оказания пробуждающего эффекта при отравлениях наркотиками, алкоголем и, в меньшей степени, снотворными препаратами, в том числе барбитуратами.

Примечательно, что активированный уголь практически не сорбирует этиловый спирт и его производные, его применение через час после начала отравления не влияет на уровень алкоголя в крови.

Влияние умеренных доз алкоголя на здоровье[править | править исходный текст]

Определение «умеренная доза алкоголя» пересматривается в зависимости от накопления новых научных данных. В настоящее время руководствуются определением, принятым в США: не более 24 г этанола в день для большинства взрослых мужчин и не более 12 г для большинства женщин[47] (в приблизительном переводе из североамериканских жидких унций). 12 г этанола содержатся в 32 мл водки, примерно в 200—300 мл пива или 80-90 мл вина.

Исследования о пользе алкогольных напитков в умеренных дозах периодически появляются как в популярной прессе, так и в рецензируемых научных журналах. Тем не менее, лабораторные эксперименты, хотя и дают весомые доказательства в пользу того, что существование позитивных эффектов алкоголя, в особенности, красного вина[48][49] на здоровье вполне правдоподобно[50][51][52], они выявляют только биохимические и биологические признаки такого влияния.

Реальную связь, позитивную или негативную, употребления алкоголя с заболеваемостью могут выявить только масштабные эпидемиологические и статистические исследования. Однако они сталкиваются со значительными методологическими сложностями[50] (например, проблемы классификации бросивших пить и нерегулярно пьющих; необычность самого факта трезвости и, следовательно, личности самих трезвенников, в Европе и США, где проводятся исследования, и их относительно низкий жизненный уровень[53]; недопустимое снижение численности выборки при попытках отсеять кандидатов с побочными медицинскими и социальными проблемами: с 50000 до 407 в одном из исследований[54]). Но ещё более серьёзной трудностью является вопрос об учёте прошлого и текущего потребления алкоголя в исследуемых выборках. Почти все эпидемиологические исследования зависят в этом вопросе от точности ответов, даваемых респондентами. Но хорошо известно и документировано, что в большинстве базирующихся на самоотчётах количество потребляемого алкоголя занижено. Например, свыше 60 % опрошенных, назвавших себя в 45 лет «трезвенниками», на самом деле употребляли алкоголь в каком-либо более раннем периоде жизни, при этом почти 25 % ранее употребляли его еженедельно или чаще. (Точный учёт непьющих особенно важен в исследованиях о влиянии на здоровье умеренного употребления алкоголя.) Ещё около 56 % опрошенных, заявивших, что пьют «нерегулярно», ранее употребляли спиртное еженедельно или чаще[55]. С данной проблемой тесно связан и тот неприятный для исследователей факт, что уровень употребления алкоголя на протяжении жизни меняется. В эпидемиологическом исследовании практически невозможно найти респондента, у которого в течение жизни сохранялся бы стабильный уровень употребления. Кроме того, есть некоторые данные[56], о том, что помимо общего количества спиртного на состояние здоровья оказывает влияние и тип (например, «регулярно понемного» или «редко, но много») потребления алкоголя, но его ещё сложнее оценить.

Наибольшие претензии следует предъявить к отсутствию контрольных групп, полностью совпадающих с исследуемой во всех отношениях, за исключением употребления спиртного. Однако осуществить такой рандомизированный контролируемый эксперимент не представляется возможным, как по практическим, так и по этическим соображениям[50].

Таким образом, поскольку дело касается здоровья, то на основе т. н. принципа консерватизма не следует начинать употребление этанола лицам, которые его в данный момент не употребляют. Например, директор Национального Института по изучению злоупотребления алкоголем и алкоголизма США (англ.)русск., доктор Енох Гордис по поводу взаимосвязи между потреблением алкоголя и ишемической болезнью сердца дал следующий комментарий[57]:

Несмотря на то что умеренное потребление алкоголя связано с более низким риском развития коронарной болезни сердца, наука не убеждена, что именно алкоголь является причиной снижения этого риска. Также возможно, что снижение риска может происходить за счёт неких ещё неидентифицированных факторов, связанных с употреблением алкоголя в сочетании с факторами, снижающими риск ишемической болезни сердца, такими как образ жизни, питание или физическая активность, или же с веществами в составе алкогольных напитков. Проводящиеся в настоящее время исследования помогут ответить на эти вопросы. Установление причинно-следственной связи здесь необходимо, прежде всего, для того, чтобы решить, какие рекомендации следует давать людям. Кроме того, даже если мы обнаружим в будущем, что снижение риска развития сердечных патологий обусловлено самим алкоголем, необходимо будет взвесить все за и против, особенно в отношении определённых категорий населения. Например, умеренное потребление алкоголя пожилыми людьми может снизить риск инфаркта миокарда, и в то же время повысить риск заболеваний, связанных с алкоголем, таких как опасные взаимодействия этанола с медикаментами; кроме того возможны травмы и от падений, и от ДТП; а также геморрагический инсульт.

До тех пор, пока эти вопросы не прояснены, мы продолжаем считать, что наиболее разумными будут следующие советы:

  1. тем, кто в настоящее время не пьет совсем, не следует рекомендовать потребление алкоголя исключительно с целью заботы о здоровье, поскольку не установлено, что причинным фактором улучшения здоровья является сам алкоголь;
  2. лица, употребляющие алкоголь, и не находящиеся в группе риска алкогольных проблем (беременные или кормящие женщины, водители автомобилей или других потенциально опасных механизмов, принимающие медикаменты с которыми противопоказан алкоголь, люди с семейной историей алкоголизма или те, кто выздоравливает от алкоголизма), не должны употреблять более 12-24 г этанола в день в соответствии с рекомендациями Руководства по диетологии США;
  3. лицам, употребляющим алкоголь сверх умеренных доз, следует рекомендовать снизить потребление.

Кроме того, приводится аргумент, что даже если и существует предполагаемое некоторыми исследователями увеличение продолжительности жизни, оно может быть недостаточным мотивирующим фактором к употреблению этанола на фоне увеличения риска онкологии, травматизма, смертности от несчастных случаев, дородовых отклонений и вмененного риска алкоголизма. Другое крыло считает, что т. н. «умеренное употребление» этанола в целом приносит больший позитивный эффект, который перекрывает сумму негативных последствий и вмененный риск алкоголизма. В обоих случаях наблюдается тенденция перехода к многомерной оценке последствий употребления этанола: то есть по нескольким показателям, а не по одной шкале «хуже-лучше».

Современные исследования, ставящие под сомнение доказанность пользы умеренных доз алкоголя[править | править исходный текст]

Ряд более поздних западных исследований (опубликованных в 2007—2009) наряду с указанием на вмененный риск алкоголизма, несчастных случаев и других последствий как минимум ставит под серьёзный вопрос методологическую чистоту работ, показывающих полезность «умеренных доз этанола»[58][неавторитетный источник?].

Например, в статье[50] Филмор показывает, что кардиопротекторные свойства этанола получены в результате исследований, которые не учитывают целого ряда факторов, при включении которых в рассмотрение, статистически значимое защитное свойство этанола не наблюдается. Команда Филмор проанализировала 54 исследования из 56, вошедших в пресловутый мета-анализ, и изложила ряд аргументов в своей работе[54], указывая на дополнительные, неучтенные ошибки в предыдущих исследованиях и утверждают, что защитные свойства этанола как минимум получали неподтвержденно высокую оценку. Исследования Филмор с коллегами отреферированы на русском языке в работе Башарина[58][неавторитетный источник?]. Подобная критика появилась в научной литературе еще в 1988 году[59] и учитывалась в большинстве последующих эпидемиологических исследованиях[60]. В работе Харриса et al.[49], исключили несколько из указанных командой Филмор ошибок и в результате для мужчин статистически значимый «защитный эффект» регулярного употребления этанола не был обнаружен, но сохранился для женщин. Для мужчин в этой работе была обнаружена обратная зависимость между частотой потребления этанола и смертностью от сердечно-сосудистых заболеваний. Тем временем с ссылкой на работу Филмора, другое исследование, показывает, что кривая смертности остается J-образной на независимой выборке, после исключения упомянутых ошибок[61] Более того, в этой работе обнаружена мисклассификация, ведущая к недооценке уменьшения смертности в группе людей, потребляющих малые дозы этанола: систематически пьющие люди чрезмерно недооценивают количество выпиваемого и ложно классифицируются как умеренно-пьющие.

Влияние на общую продолжительность жизни и смертность[править | править исходный текст]

23 летнее эпидемиологическое исследование 12000 английских врачей мужского пола в возрасте 48-78 лет показало, что в целом смертность была значительно ниже в группе, потребляющей две «единицы» (одна единица = 8 грамм чистого этанола[62]) алкоголя в день, по сравнению с группой не пьющих. Потребление более двух единиц алкоголя в день было связано с повышенной смертностью[63].

Это соответствует другим эпидемиологическим исследованиям, в которых находят J-образную зависимость между количеством потребляемого алкоголя и смертностью среди мужчин среднего возраста и старше. В то время как смертность бросивших пить и пьющих в больших количествах значительно увеличена, смертность (суммарная от всех причин) на 15-18 % меньше среди пьющих в небольших количествах (1-2 единицы в день), чем среди не пьющих по данным мета-анализа[64]. Эти выводы были подвергнуты сомнению в другом исследовании[65][66] в котором было показано, что некоторые эпидемиологические исследования низкого качества объединяют пьющих очень редко, а также тех, кто пил раньше с группой непьющих, что приводит к увеличению смертности в непьющей группе. Однако, J-образная кривая для общей смертности и смертности от сердечно-сосудистых заболеваний была подтверждена исследованиями, которые учитывали эти и другие факторы[67][68][69][70].

Обнаруженная сниженная смертность в группе умеренно пьющих по сравнению с непьющими частично объясняется лучшим социальным статусом и качеством здоровья умеренно пьющих[71], однако защитный эффект в малых и умеренных количествах остается значительным даже после корректировок с учетом этих факторов[68][70]. Дополнительно, такие факторы, как занижение заявленного количества потребляемого алкоголя могут привести к тому, что пьющий много классифицируется как умеренно пьющий, а следовательно, может занизить наблюдаемый защитный эффект малых доз[67][72].

Потребления алкоголя в больших количествах ведет к значительному увеличению смертности. Например, исследование в США показало, что люди, употребляющие в дни когда они пьют 5 или более единиц алкоголя имеют на 30 % более высокую смертностью, чем те, которые потребляют только одну единицу[70]. Согласно другому исследованию, пьющие которые выпивают шесть и более единиц алкоголя (за один раз) имеют смертность на 57 % выше, чем пьющие меньше[73].

Исследование связи между смертностью и употреблением табака показало, что полный отказ от табака наряду с умеренным употреблением алкоголя давал существенное уменьшение смертности[74].

Согласно исследованию, проводившиеся среди пожилых респондентов Калифорнии у пожилых мужчин и женщин умеренное (10-20 грамм спирта на взрослого мужчину) употребление алкоголя оказывало благотворный эффект на продолжительность жизни[75].

Влияние на сердечно-сосудистую систему[править | править исходный текст]

В настоящее время ведутся дебаты по поводу благоприятного воздействия регулярного умеренного потребления алкоголя на сердечно сосудистую систему. Технический Комитет по Сердечно-сосудистым заболеваниям ВОЗ в своем заявлении представил имеющиеся статистические данные, указывающие на более благоприятные показатели сердечно-сосудистой системы у умеренно пьющих лиц по сравнению со злоупотребляющими или вовсе непьющими[76]. Имеются исследования, показывающие, что потребление красного вина можно быть особенно полезно[48], поскольку красные вина содержат определённые полифеноловые антиоксиданты, связанные с здоровьем сердца и сосудов, однако другие исследования этих выводов не подтверждают[57]. При этом важно понимать, что полифенолы не имеют прямого отношения к самому алкоголю; эти вещества содержатся в винограде (особенно богаты ими косточки), многих других овощах и фруктах, в зелёном чае и т. п. Существует целый ряд научных работ, подтверждающих защитные свойства малых доз алкоголя[77][78][79][80]. Авторы предполагают, что алкоголь обладает некоторым цитопротективным действием на эндотелий кровеносных сосудов[51] Другой механизм благоприятного действия умеренных доз алкоголя на сердечно сосудистую систему связан с возможным повышением содержания липопротеидов высокой плотности в крови, транспортирующих холестерин в печень[52].

По мере исследования влияния умеренных доз алкоголя на сердечно-сосудистую систему возникали обоснованные сомнения в причинно-следственной связи между принятием алкоголя и перечисленными эффектами. Так, в сравнительных исследованиях совершенно непьющих лиц и умеренно пьющих, зачастую не учитывались причины полного отказа первой группы от алкоголя, тогда как многие из этих людей избегали алкоголь вследствие имеющихся у них тяжелых хронических заболеваний и даже алкоголизма в прошлом[81][82][83]. Имеется ряд исследований, демонстрирующих, что диета умеренно-пьющих людей содержит меньше жиров и холестерина по сравнению с непьющими[84]. Также представлены исследования на больших выборках людей, которые показывают, что умеренно-пьющие люди чаще занимаются спортом и более активны физически, чем совершенно непьющие[85], а как известно здоровье сердечно-сосудистой системы страдает при малоподвижном образе жизни.

Ряд исследователей пытались отличить влияние диеты, образа жизни и социо-экономических факторов от влияния самого алкоголя. В ряде исследований контролировались такие факторы, как индекс массы тела (мера ожирения) и количество потребляемого холестерина, насыщенных жиров и полиненасыщенных жирных кислот [86][87]. Эти анализы подтвердили, что отличия в диете не могут сами по себе объяснить эффект алкоголя на заболевания сердца. Другие исследования контролировали степень социальной интеграции, принадлежность к социальному классу, физическую активность или род деятельности и получили похожие результаты[88].

Другая область противоречий заключался в роли типа предпочитаемого алкогольного напитка. Французский парадокс (низкий уровень смертности от ишемической болезни сердца во Франции) позволял предположить, что красное вино особенно полезно для здоровья. Этот специфичный эффект мог объясняться наличием в вине антиоксидантов. Но в исследованиях не удавалось продемонстрировать существенные отличия между риском ишемической болезни сердца и типом предпочитаемых алкогольных напитков [89].

В заключении, имеющиеся данные указывают на то, что потребление алкоголя, а не факторы образа жизни является основным фактором снижения частоты сердечно-сосудистых заболеваний среди умеренно пьющих [90].

Тем не менее необходимо учитывать, что при употреблении алкоголя даже в умеренных дозах существует вероятность развития алкоголизма [91]. У людей, имеющих генетические дефекты ферментов (алколгольдегидрогеназы, альдегиддегидрогеназы и др.), отвечающих за метаболизм этанола в организме, снижен средний уровень потребления алкоголя и риск развития алкоголизма [92].

В связи с указанными обстоятельствами нельзя сделать простой рекомендации об оптимальном уровень потребления алкоголя. В отсутствии такой прямой рекомендации, людям следует проконсультироваться у своих терапевтов по поводу безопасности и рисков употребления алкоголя и принять собственные индивидуальные решения. [90]

Влияние на другие органы и системы[править | править исходный текст]

Существуют научные исследования в пользу благоприятного воздействия этанола на нервную систему (снижает риск слабоумия, в том числе болезни Альцгеймера и Паркинсона, снижает риск инсульта[93][94], помогает от бессонницы и тремора, улучшает когнитивные функции мозга[95][96]). Однако показано, что умеренные дозы алкоголя способны повышать риск развития геморрагического инсульта (кровоизлияние в головной мозг)[97]. Имеются данные о благоприятном воздействии умеренных доз этанола на обменные процессы (снижение риска развития диабета второго типа и метаболического синдрома, а также риск возникновения камней в почках[98][99][100]. Однако нельзя забывать, что у лиц, предрасположенных к подагре, даже умеренные дозы алкоголя серьёзно нарушают обмен пуриновых оснований и ведут к накоплению уратов в почках (камни мочевой кислоты) и в суставах.

Согласно недавним исследованиям, даже умеренное потребление алкоголя может увеличивать риск рака груди у женщин достигших менопаузы[101]. У мужчин умеренное потребление алкоголя может быть ассоциировано с нарушением дыхания во время сна (сопение, храп)[102].

Врачебные рекомендации относительно потребления умеренных доз алкоголя[править | править исходный текст]

Некоторые данные указывают, что потребление алкоголя женщинами может увеличить риск рака груди. Хотя этот риск относительно мал, польза от умеренного потребления алкоголя должна быть оценена с учетом этого риска. Особенно это важно для женщин с семейным анамнезом заболевания раком груди, то есть тех, у кого по-видимому имеется более высокий риск заболевания, даже при низком уровне потребления алкоголя[101][103].
Категорически противопоказан алкоголь при беременности, поскольку даже малые дозы этанола обладают тератогенным действием[104][105].

В любом случае, непьющим людям не рекомендуется начинать употребление алкоголя с целью заботы о здоровье.

Взаимодействие с лекарственными средствами[править | править исходный текст]

Влияние этанола на фармакодинамику и фармакокинетику лекарств осуществляется несколькими путями. Этанол, легко растворяясь в липидах клеточных мембран, уменьшает их вязкость (как и искусственных систем типа липосом). Он влияет на функции рецепторов к ряду медиаторов (в том числе дофамину, норадреналину, опиатам); меняет активность ферментов (Na±K±АТФазы, ацетилхолинэстеразы, аденилатциклазы, ферментов митохондриальной электронно-транспортной цепи), рецепторозависимых ионных каналов и транспортных молекул, ассоциированных с клеточными мембранами; увеличивает проницаемость барьеров между кровью и тканями.

Этанол усиливает секрецию слюны. При его прямом воздействии на слизистую оболочку желудка повышается выработка соляной кислоты и гуморальных стимуляторов желудочной секреции — гастрина и гистамина. Низкие (до 10 %) концентрации спирта не влияют на активность пепсина, более высокие (20 %) снижают её, повышая при этом секрецию соляной кислоты. Спирт в концентрации 40 % и выше раздражает слизистую желудка, в результате сильно повышается продукция слизи, которая обволакивает поверхность желудка, уменьшает концентрацию этанола и снижает всасывание как алкоголя, так и лекарственных средств.

Алкоголь изменяет влияние практически всех лекарственных средств, взаимодействуя с ними. Практически всегда это приносит вред организму человека. Так при одновременном принятии сосудосуживающих капель для носа и пива велика вероятность резкого повышения артериального давления, вплоть до гипертонического кризиса. Данный эффект относится не только к перроральным формам препаратов[106].

Алкоголь изменяет скорость биотрансформации в печени других веществ в сторону её увеличения. В случае когда человек, систематически принимающий алкоголь, находится в трезвом состоянии, его толерантность к седативным средствам и транквилизаторам увеличивается из-за ускоренного метаболизма. Когда же он находится в состоянии опьянения, данные лекарства конкурируют с алкоголем за один и тот же механизм детоксикации. Это может с большой вероятностью приводить к повышению уровня токсичных веществ в крови, и перерождению печени в дальнейшем, с утратой обезвреживающей функции печени до такой степени, что даже детские дозы лекарств оказываются чрезмерными[106].

В случае если лекарственные средства обладают собственной гепатотоксичностью, алкогольные поражения печени наступают быстрее. К таким средствам относятся сульфадимезин, тетрациклин, анаболические стероиды, парацетамол, пероральные контрацептивы[106].

Алкоголь усиливает действие лекарственных препаратов, влияющих на функцию центральной нервной системы (снотворные, седативные и другие психотропные препараты, жаропонижающие, противовоспалительные, анальгетики).

Производные бензодиазепина: противосудорожные (клоназепам), снотворные (нитразепам), транквилизаторы (диазепам, хлордиазепоксид) в присутствии алкоголя могут способствовать глубокому угнетению дыхания, вплоть до коматозного состояния, иногда заканчивающегося летальным исходом.

Спиртное усиливает депрессивное воздействие антигистаминных препаратов, таких как дифенгидрамин (димедрол), квифенадин (фенкарол), хлоропирамин (супрастин).

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Фармацевтическая опека: клинико-фармацевтические аспекты применения алкоголя в медицине
  2. 1 2 Механизмы и клинические проявления токсического действия алкоголя :: Национальный Научный Центр Наркологии
  3. Пермяков А. В., Витер В. И. Патоморфология и танатогенез алкогольной интоксикации. — Ижевск; Экспертиза, 2002.
  4. Rehm J, Mathers C, Povova S, Thavorncharoensap M, Teerawattananon Y, Patra J. Global burden of disease and injury and economic cost attributable to alcohol use and alcohol-use disorders. Lancet 2009; 373: 2223—2233 [1]
  5. Zaridze D, Brennan P, Boreham J, Boroda A. Alcohol and cause-specific mortality in Russia: a retrospective case-control study of 48,557 adult deaths. Lancet. 2009 Jun 27; 373(9682): 2176–7. [2]
  6. ВОЗ. Доклад «Мировая статистика здравоохранения, 2009 год»
  7. 1 2 "Red repudiated to the last drop"
  8. Krystal J, Staley J, Mason G, et al. Gamma-aminobutyric acid type A receptors and alcoholism. Arch Gen Psychiatry 2006; 63: 957—968| [3]
  9. Enoch M, Schwartz L, Albaugh B, Virkkunen M, Goldman D. Dimensional anxiety mediates linkage of GABRA2 haplotypes with alcoholism. Am J Med Genet 2006; 141: 599—607.[4]
  10. Prat, Gemma; Adan, Ana; Sánchez-Turet, Miquel (1 June 2009). "Alcohol hangover: a critical review of explanatory factors". Human Psychopharmacology: Clinical and Experimental 24 (4): 259–267
  11. Kalivas K, Volkow N. The neural basis of addiction: a pathology of motivation and choice. Am J Psychiatry 2005; 162: 1403—1413.[5]
  12. van den Wildenberg E, Wiers R, Dessers J, et al. A functional polymorphism of the mu-opioid receptor gene (OPRM1) influences cue-induced craving for alcohol in male heavy drinkers. Alcohol Clin Exp Res 2007; 31: 1–10.[6]
  13. Barr CS, Newman TK, Becker ML et al. Serotonin transporter gene variation is associated with alcohol sensitivity in rhesus macaques exposed to early-life stress. Alcohol Clin Exp Res 2003; 27: 812—817.[7]
  14. Weinshenker D, Schroeder JP. There and back again: a tale of norepinephrine and drug addiction. Neuropsychopharmacology 2007; 32: 1433—1451.[8]
  15. Blednov YA, Cravatt BF, Boehn SL, et al. Role of endocannabinoids in alcohol consumption and intoxication: studies of mice lacking fatty acid amide hydrolase. Neuropsychopharmacology 2007; 32: 1570—1582.[9]
  16. Borgheses CM, Ali DN, Bleck V, et al. Acetylcholine and alcohol sensitivity of neuronal nicotinic acetylcholine receptors: mutations in transmembrane domains. Alcohol Clin Exp Res 2002; 26: 1764—1772.[10]
  17. Witkiewitz K. Lapses following alcohol treatment: modeling and falls from the wagon. J Alcohol Drugs 2008; 69: 594—604.[11]
  18. 1 2 Mann, K.; Batra, A.; Gunther, A.; and Schroth, G. Do women develop alcoholic brain damage more readily than men? Alcoholism: Clinical and Experimental Research 16(6): 1052–1056, 1992.
  19. Merck Manuals — Hemorrhagic Stroke.
  20. 1 2 Маркизова, Н.Ф. Спирты: Серия «Токсикология для врачей» / Н.Ф. Маркизова, А.Н. Гребенюк, В.А. Башарин, Е.Ю. Бонитенко. — СПб.: ООО «Издательство Фолиант», 2004.
  21. Feinman, L. Absorption and utilization of nutrients in alcoholism. Alcohol Health and Research World 13(3): 207–210, 1989.
  22.  Neafsey, E.J. and M.A. Collins, Moderate alcohol consumption and cognitive risk. Neuropsychiatr Dis Treat, 2011. 7: p. 465-84.
  23. 1 2 Muneer PM, Alikunju S, Szlachetka AM, Haorah J. Inhibitory effects of alcohol on glucose transport across the blood-brain barrier leads to neurodegeneration: preventive role of acetyl-L-carnitine (англ.) // Psychopharmacology. — 2010. — ISSN 18385738.
  24. Ramstedt M. Alcohol and pancreatitis mortality in the population level: experiences from 14 western countries. Addiction 2004; 99: 1255—1261.[12]
  25. Irving HM, Samokhvalov AV, Rehm J. Alcohol as a risk factor for pancreatitis. A systematic review and meta-analysis. JOP. July, 2009 [13]
  26. Рекомендации по диагностике и лечению язвенной болезни (методическое пособие для врачей). Авторы: Ивашкин В.Т., Шептулин А.А., Баранская Е.К. и другие. — М., 2004.
  27. Polednak AP. Recent trends in incidence rates for selected alcohol-related cancers in the United States. Alcohol Alcohol 2005; 40: 234—238.[14]
  28. Schuckit MA. Drug and alcohol abuse: a clinical guide to diagnosis and treatment. New York, USA: Springer, 2006.
  29. Ott JJ, Ullrich A, Mascarenhas M, Stevens GA. Global cancer incidence and mortality caused by behavior and infection (англ.) // PMID: 20935133. — World Health Organization, 20 Avenue Appia, 1211 Geneva 27, Switzerland, 2010. — ISSN 20935133.
  30. Hasin DS, Stinson FS, Ogburn E, et al. Prevalence, correlates, disability, and comorbidity of DSM-IV alcohol abuse and dependence in the United States. Arch Gen Psychiatry 2007; 64: 830—842.[15]
  31. Mertens J, Weisner C, Ray G, Fireman B, Walsh K. Hazardous drinkers and drug users in HMO primary care: prevalence, medical conditions and costs. Alcohol Clin Exp Res 2005; 29: 989—998.[16]
  32. 1 2 Cecil, 23rd edition, 2008, p 1136.
  33. Ramstedt M. Alcohol consumption and alcohol-related mortality in Canada, 1950—2000. Can J Public Health. 2004; 95(2): 121–6.[17]
  34. 1 2 Патологическая физиология [Учебник для студентов мед. вузов]. Н. Н. Зайко, Ю. В. Быць, А. В. Атаман и др. — К.: «Логос», 1996.
  35. Yanagawa Y, Sakamoto T, Okada Y. Six cases of sudden cardiac arrest in alcoholic ketoacidosis Intern Med. 2008; 47(2): 113–7.
  36. Fatjó F, Sancho-Bru P, Fernández-Solá J, et al. Up-regulation of myocardial L-type Ca2+ channel in chronic alcoholic subjects without cardiomyopathy. Alcohol Clin Exp Res 2007; 31: 1099—1105.[18]
  37. Uyarel H, Ozdol C, Gencer AM, Okmen E, Cam N. Acute alcohol intake and QT dispersion in healthy subjects. J Stud Alcohol 2005; 66: 555—558.[19]
  38. Marc A Schuckit. Alcohol-use disorders. The Lancet, Volume 373, P. 492—501, 2009.
  39. «Alcohol and Cardiovascular Disease» American Heart Association.
  40. Под ред. И. Н. Денисова. 2000 болезней от А до Я. — М: Геотар-Мед. 2001. с. 615
  41. George E. Vaillant. The natural history of alcoholism revisited (англ.) (1995).
  42. 1 2 3 4 5 Физико фармацевтическая академия, биотехнологический факультет, отравление этанолом
  43. 1 2 Академический медицинский центр
  44. Основы медицинских знаний. — Основы безопасности жизнедеятельности (ОБЖ) — ШКола. LV
  45. XuMuK.ru — § 9. ЭТИЛОВЫЙ СПИРТ. Токсикологическая химия. В. Ф. Крамаренко
  46. Острая интоксикация этиловым спиртом, а не его суррогатами — основная причина смертельных отравлений алкоголем в России
  47. National Institute on Alcohol Abuse and Alcoholism No. 16 PH 315 April 1992 [20]
  48. 1 2 Das S, Santani DD, Dhalla NS. Experimental evidence for the cardioprotective effects of red wine PMID 18650973
  49. 1 2 «Alcohol consumption and cardiovascular mortality accounting for possible misclassification of intake: 11-year follow-up of the Melbourne Collaborative Cohort Study» Harriss L R English DR, Hopper JL, Powles J, Simpson JA, Dea K, Giles GG, Tonkin A M (2007)
  50. 1 2 3 4 «A healthy dose of scepticism — Four good reasons to think again» T.Chikritzhs, K.Fillmore, T.Stockwell
  51. 1 2 Morrow D, Cullen JP, Cahill PA, Redmond EM. Ethanol stimulates endothelial cell angiogenic activity via a Notch- and angiopoietin-1-dependent pathway. Cardiovasc Res. 2008 Jul 15; 79(2): 313–21. Epub 2008 Apr 30 PMID 18448572
  52. 1 2 Marmillot P, Munoz J, Patel S, Garige M, Rosse RB, Lakshman MR. Long-term ethanol consumption impairs reverse cholesterol transport function of high-density lipoproteins by depleting high-density lipoprotein sphingomyelin both in rats and in humans. Metabolism. 2007 Jul; 56(7): 947–53.
  53. Naimi et al. Cardiovascular risk factors and confounders among nondrinking and moderate-drinking U.S. adults (англ.) // Am J Prev Med. — 2005. — Т. 28. — С. 369–373.
  54. 1 2 Fillmore K, Stockwell T, et al. Moderate alcohol use and reduced mortality risk: systematic error in prospective studies and new hypoteses // Ann. Epidemiol. — 2007. — Т. 17. — С. S16–S23.
  55. Caldwell T et al. Drinking histories of self-identified lifetime abstrainersand occasional drinkers: findings from the 1958 British Birth Cohort study (англ.) // Alcohol. — 2006. — Т. 41. — С. 650–654.
  56. Rehm J et al. Alcohol use // Ezzati M, Lopez A, et al. Comparative quantification of health risks. Global and regional burden of disease attributed to common risks factors. — Geneva: World Health Organization, 2004. — Т. 1. — С. 959–1108.
  57. 1 2 Alcohol and Coronary Heart Disease — A Commentary by NIAAA Director Enoch Gordis, M.D.
  58. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок basharin не указан текст
  59. Sharper AG, Wannamethee G, Walker M. Alcohol and mortality in Britishmen: Explaining the U-shaped curve. Lancet. 1988; 3: 1267–1273.
  60. Alcohol Dosing and Total Mortality in Men and Women An Updated Meta-analysis of 34 Prospective Studies. Augusto Di Castelnuovo et al., Arch Intern Med. 2006; 166: 2437–2445.
  61. Alcohol Drinking and Total Mortality Risk Arthur L. Klatsky, MD, Natalia Udaltsova, PhD.
  62. Unit of alcohol - Wikipedia, the free encyclopedia
  63. Doll R, Peto R, Boreham J, Sutherland I (February 2005). «Mortality in relation to alcohol consumption: a prospective study among male British doctors». Int J Epidemiol 34 (1): 199–204. DOI:10.1093/ije/dyh369. PMID 15647313.
  64. «Alcohol dosing and total mortality in men and women: an updated meta-analysis of 34 prospective studies.». Arch Intern Med 166 (22): 2437–45. DOI:10.1001/archinte.166.22.2437.
  65. (May 2007) «Moderate alcohol use and reduced mortality risk: systematic error in prospective studies and new hypotheses.». Ann Epidemiol 17 (5 Suppl): S16–23. DOI:10.1016/j.annepidem.2007.01.005.
  66. (Jul 2009) «A healthy dose of scepticism: four good reasons to think again about protective effects of alcohol on coronary heart disease.». Drug Alcohol Rev 28 (4): 441–4. DOI:10.1111/j.1465-3362.2009.00052.x.
  67. 1 2 Ann Epidemiol. 2007. Volume 17, Issue 5. Alcohol Drinking and Total Mortality Risk Arthur L. Klatsky, MD, Natalia Udaltsova, PhD
  68. 1 2 (Jun 2009) «Functional limitations, socioeconomic status, and all-cause mortality in moderate alcohol drinkers.». J Am Geriatr Soc 57 (6): 955–62. DOI:10.1111/j.1532-5415.2009.02184.x.
  69. (Jan 2010) «Alcohol intake and the risk of coronary heart disease in the Spanish EPIC cohort study.». Heart 96 (2): 124–30. DOI:10.1136/hrt.2009.173419.
  70. 1 2 3 (Nov 2010) «Late-life alcohol consumption and 20-year mortality.». Alcohol Clin Exp Res 34 (11): 1961–71. DOI:10.1111/j.1530-0277.2010.01286.x.
  71. (Jun 2010) «Relationship between alcohol intake, health and social status and cardiovascular risk factors in the urban Paris-Ile-De-France Cohort: is the cardioprotective action of alcohol a myth?». Eur J Clin Nutr 64 (6): 561–8. DOI:10.1038/ejcn.2010.61.
  72. (Oct 2008) «Invited commentary: never, or hardly ever? It could make a difference.». Am J Epidemiol 168 (8): 872–5; discussion 876–7. DOI:10.1093/aje/kwn192.
  73. (May 2003) «Increased mortality related to heavy alcohol intake pattern.». J Epidemiol Community Health 57 (5): 379–84.
  74. (Aug 2006) «Tobacco and alcohol-related mortality in men: estimates from the Australian cohort of petroleum industry workers.». Aust N Z J Public Health 30 (4): 318–24.
  75. (Mar 2007) «Type of alcohol consumed, changes in intake over time and mortality: the Leisure World Cohort Study.». Age Ageing 36 (2): 203–9. DOI:10.1093/ageing/afl184.
  76. Wilkie, S. Global overview of drinking recommendations and guidelines. AIM Digest, Supplement, June 1997, 2–4, p. 4.
  77. Ikehara S, Iso H, Toyoshima H Alcohol Consumption and Mortality From Stroke and Coronary Heart Disease Among Japanese Men and Women. The Japan Collaborative Cohort Study. PMID 18617651
  78. Saremi A, Arora R. The cardiovascular implications of alcohol and red wine. Am J Ther. 2008 May-Jun; 15(3): 265–77 PMID 18496264
  79. Brügger-Andersen T, Pönitz V, Snapinn S, Dickstein K. Moderate alcohol consumption is associated with reduced long-term cardiovascular risk in patients following a complicated acute myocardial infarction. Int J Cardiol. 2008 Mar 25. Epub ahead of print PMID 18372063
  80. Locher R, Suter PM, Vetter W. «Ethanol suppresses smooth muscle cell proliferation in the postprandial state: a new antiatherosclerotic mechanism of ethanol?» Am J Clin Nutr. 1998 Feb; 67(2):338-41. PMID 9459384
  81. Marmot, M., & Brunner, E. Alcohol and cardiovascular disease: The status of the U shaped curve. British Medical Journal 303: 565–568, 1991.
  82. Shaper, A.G. Alcohol and mortality: A review of prospective studies. British Journal of Addiction 85: 837–847, 1990.
  83. Shaper, A.G.; Wannamethee, G.; & Walker, M. Alcohol and mortality in British men: Explaining the U-shaped curve. Lancet 2(8623): 1267–1273, 1988.
  84. Ashley, M.J. Alcohol consumption and ischemic heart disease: The epidemiologic evidence. In: Smart, R.G.; Cappell, H.D.; Glaser, F.B.; et al. Research Advances in Alcohol and Drug Problems. Vol. 8. New York: Plenum Press, 1984. pp. 99–147.
  85. Barrett, D.H.; Anda, R.F.; Croft, J.B.; et al. The association between alcohol use and health behaviors related to the risk of cardiovascular disease: The South Carolina Cardiovascular Disease Prevention Project. J Stud Alcohol 56(1): 9–15, 1995.
  86. RIMM, E.B.; GIOVANNUCCI, E.L.; WILLETT, W.C.; Et al. Prospective study of alcohol consumption and risk of coronary disease in men. Lancet 338: 464–468, 1991.
  87. STAMPFER, M.J.; COLDITZ, GA; WILLETT,W.; SPEIZER, F.E.; and HENNEKENS, C.H. A prospective study of moderate alcohol consumption and the risk of coronary disease and stroke in women. New England Journal of Medicine 319:267–273, 1988
  88. MURRAY, R.P.; REHM, J.; SHATEN, J.; and CONNETT, J.E. Does social integration confound the relation between alcohol consumption and mortality in the Multiple Risk Factor Intervention Trial (MRFIT)? Journal of Studies on Alcohol 60:740–745, 1999.
  89. RIMM, E.B.; KLATSKY, A.; GROBBEE, D.; and STAMPFER, M.J. Review of moderate alcohol consumption and reduced risk of coronary heart disease: Is the effect due to beer, wine, or spirits? British Medical Journal 312:731–736, 1996.
  90. 1 2 Alcohol's Effects on the Risk for Coronary Heart Disease
  91. Schuckit MA, Smith TL. An evaluation of the level of response to alcohol, externalizing symptoms, and depressive symptoms as predictors of alcoholism. J Stud Alcohol 2006; 67: 215—227
  92. Nurnberger JI, Bierut LJ. Seeking the connections: alcoholism and our genes. Sci Am 2007; 296: 46–53. PMID 17479630
  93. Ikehara S, Iso H, Toyoshima H Alcohol Consumption and Mortality From Stroke and Coronary Heart Disease Among Japanese Men and Women Stroke. 2008 Jul 10. Epub ahead of print.
  94. Reynolds et al Alcohol Consumption and Risk of Stroke JAMA 2003; 289: 579–588.
  95. Stampfer MJ, Kang JH, Chen J, Cherry R, Grodstein F.Effects of moderate alcohol consumption on cognitive function in women N Engl J Med. 2005 Jan 20; 352(3): 245–53.
  96. Wenyong Huanga, Chengxuan Qiua, Bengt Winblada and Laura Fratiglioni Alcohol consumption and incidence of dementia in a community sample aged 75 years and older Journal of Clinical Epidemiology Volume 55, Issue 10, October 2002, Pages 959—964.
  97. Camargo, C.A., Jr. Moderate alcohol consumption and stroke: The epidemiologic evidence. Stroke 20(12): 1611–1626, 1989.
  98. Soucie, J. Michael; Coates, Ralph J; McClellan, William; Austin, Harland; Michael Thun Relation between Geographic Variability in Kidney Stones Prevalence and Risk Factors for Stones American Journal of Epidemiology Vol. 143, No. 5: 487—495.
  99. Hirvonen, Tero; Pietinen, Pirjo; Virtanen, Mikko; Albanes, Demetrius; Virtamo, Jarmo Nutrient Intake and Use of Beverages and the Risk of Kidney Stones among Male Smokers American Journal of Epidemiology Vol. 150, No. 2: 187—194.
  100. Curhan GC, Willett WC, Rimm EB, Spiegelman D, Stampfer MJ Prospective study of beverage use and the risk of kidney stones American Journal of Epidemiology 1996 Feb 1; 143(3): 240–7.
  101. 1 2 NIAAA Alcohol Alert No. 62: Alcohol — An Important Women’s Health Issue
  102. Peppard PE, Austin D, Brown RL. Association of alcohol consumption and sleep disordered breathing in men and women J Clin Sleep Med. 2007 Apr 15; 3(3): 265–70.
  103. Willett, W.C.; Stampfer, M.J.; Colditz, G.A.; Rosner, B.A.; Hennekens, C.H.; & Speizer, F.E. Moderate alcohol consumption and the risk of breast cancer. New England Journal of Medicine 316: 1174–1180, 1987.
  104. Day, N.L.; Robles, N.; Richardson, G.; Geva, D.; Taylor, P.; Scher, M.; Stoffer, D.; Cornelius, M.; & Goldschmidt, L. The effects of prenatal alcohol use on the growth of children at three years of age. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 15(1): 67–71, 1991.
  105. Streissguth, A.P.; Barr, H.M.; & Sampson, P.D. Moderate prenatal alcohol exposure: Effects on child IQ and learning problems at age 7 1/2 years. Alcoholism: Clinical and Experimental Research 14(5): 662–669, 1990.
  106. 1 2 3 Марк Синовац, Взаимодействие лекарственных веществ с алкоголем, Казахтанский Фармацевтический Вестник, 2008, 04(296)

Литература[править | править исходный текст]

На русском языке[править | править исходный текст]

  1. Сумин С. А. Неотложные состояния. — 6 изд., перераб. и доп. — М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2006. — 800 с.: илл.

На иностранных языках[править | править исходный текст]

  1. Feige, B., Scaal, S., Hornyak, M., Gann, H., Riemann, D. Sleep electroencephalographic spectral power after withdrawal from alcohol in alcohol-dependent patients. ALcoholism: Clinical and Experimental Research. 2007 Jan ; 31 (1): 19–27.
  2. Roehrs, T., and Roth, T. Sleep, sleepiness, and alcohol use. Alcohol Research & Health. 2001; 25(2): 101–109.
  3. Stone, B. Sleep and low doses of alcohol. Electroencephalography and Clinical Neurophysiology. 1980; 48: 706–709.
  4. Schuckit, M.A. Low level of response to alcohol as a predictor of future alcoholism. Am J Psychiatry. 1994 Feb;151(2): 184–189.
  5. Rohers, T., Papineau, B.A., Rosenthal, L., Roth, T. Ethanol as a hypnotic in insomniacs: self administration and effects on sleep and mood. Neuropsychopharmacology. 1999 Mar; 20(3): 279–86.
  6. Levine, M.E., Duffy, L.K., Bowyer, R.T. Fatigue, sleep, and seasonal hormone levels: implications for drinking behavior in Northern climates. Drugs & Society. 1994; 8(2): 61–70.
  7. Kühlwein, E., Hauger, R.L., Irwin, M.R. Abnormal nocturnal melatonin secretion and disordered sleep in abstinent alcoholics. Biol Psychiatry. 2003; 54: 1437–1443.
  8. Danel, T., Libersa, C., Touitou, Y. The effect of alcohol consumption on the circadian control of human core body temperature is time dependent. Am J Physiol Regulatory Integrative Comp Physiol. 2001; 281: R52–R55.