Гучков, Александр Иванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Иванович Гучков
Александр Иванович Гучков
Флаг
Председатель Государственной думы Российской империи
10 марта 1910 — 20 июня 1910

29 октября 1910 — 15 марта 1911

Монарх: Николай II
Предшественник: Николай Алексеевич Хомяков
Преемник: Михаил Владимирович Родзянко
 
Вероисповедание: Единоверие
Рождение: 14 (26) октября 1862(1862-10-26)
Москва, Российская империя
Смерть: 14 февраля 1936(1936-02-14) (73 года)
Париж, Франция
Место погребения: Пер-Лашез
Партия: «Союз 17 октября»
Образование: Московский университет
Профессия: предприниматель
 
Автограф: FirmaDeAlexanderGuchkov.jpg

Алекса́ндр Ива́нович Гучко́в(14 [26] октября1862, Москва — 14 февраля1936, Париж) — российский государственныйи политический деятель, лидер партий «Союз 17 октября» и «Либеральная республиканская партия России». Председатель III Государственной думы(1910—1911), член Государственного совета, Председатель Центрального военно-промышленного комитета(1915—1917). Военный и морской министр Временного правительства(1917).

Семья[править | править вики-текст]

Выходец из московской старообрядческой купеческой семьи.

  • Прадед — Фёдор Алексеевич, из крестьян Малоярославецкого уезда Калужской губернии, дворовый человек. Пришел в конце 1780-х гг. в Москву, где стал старовером, в конце жизни за отказ перейти в единоверие был выслан в Петрозаводск, где и умер.
  • Дед — Ефим Фёдорович, преемник Фёдора Алексеевича после его ссылки. В отличие от отца, под угрозой репрессий властью и конфискации предприятия вместе с братом Иваном и детьми в 1853 году перешёл в единоверие — направление в старообрядчестве, сохранившее старые обряды, но признающее юрисдикцию Православной российский церкви и находящееся в евхаристическом единстве с православными, но семья — и А. И. Гучков продолжал эту традицию — оказывала финансовую помощь и тем старообрядцам и старообрядческим общинам, которые в единоверие не перешли. При предприятии основал школу для сирот. Избирался московским городским головой.
  • Отец — Иван Ефимович (1833—1904), совладелец торгового дома «Гучкова Ефима сыновья», один из учредителей и директор Московского учётного банка, был гильдейским старостой Московской купеческой управы, затем — членом Московского отделения Совета торговли и мануфактур, почетным мировым судьей Москвы, служил в Московской конторе Государственного банка, избирался в старшины Московского биржевого комитета.
  • Мать — Корали Петровна, урождённая Вакье, француженка, похищена И. Е. Гучковым во Франции у её первого мужа и вывезена в Россию, перешла в православие.[1] Вначале родила двух близнецов: Николая и Фёдора.
  • Брат — Николай Иванович (1860—1935) — московский городской голова (1905—1912), действительный статский советник.
  • Брат — Фёдор Иванович (1860—1913) — один из создателей «Союза 17 октября», фактический руководитель газеты «Голос Москвы».
  • Брат — Константин Иванович (1866—1934).
  • Племянница — Гучкова Наталья Константиновна, замужем за философом Густавом Шпетом
  • Племянница — Гучкова Ольга Константиновна, замужем за И. Д. Френкиным, родственником друга И. В. Сталина академика Микулина
  • Жена — Мария Ильинична, урождённая Зилоти (1871—1938), двоюродная сестра композитора C. В. Рахманинова, сестра А. И. Зилоти и видного военачальника заместителя начальника Главного морского штаба Сергея Ильича Зилоти, познакомившего А. И. Гучкова с высшими генералами и адмиралами, младшая сестра Варвары Ильиничны Зилоти — жены брата А. И. Гучкова Константина Ивановича, который вёл все коммерческие дела братьев Гучковых, особенно во время их рискованных путешествий.[2]
  • Сын — Лев (1905—1916).
  • Дочь — Вера Александровна (Вера Трейл; 1906—1987). В первом браке замужем за деятелем «евразийского» движения П. П. Сувчинским. Была близка также с другим известным евразийцем Д. П. Святополк-Мирским, пользовалась английским псевдонимом «Vera Mirsky». Во втором браке — за шотландским коммунистом Робертом Трейлом. Сотрудничала с советскими спецслужбами.

Образование и военная служба[править | править вики-текст]

А. И. Гучков

Окончил 2-ю Московскую гимназию (1881), историко-филологический факультет Московского университета (1886) Призван в армию вольноопределяющимся в 1-м лейб-гренадерском Екатеринославском полку, зачислен в запас в чине младшего унтер-офицера, а через год службы в запасе получил звание прапорщика армейской пехоты, на чём продвижение в военных чинах будущего главного эксперта российского парламента по делам обороны и закончилось. Отслужив в русской армии, изучал историю, государственное и международное право, политическую экономию, финансовое право и рабочее законодательство в Берлинском, Венском и Гейдельбергском университетах. [3]

Муниципальный деятель, предприниматель и чиновник[править | править вики-текст]

С 1886 — первый раз был гласным городской думы, избирался мировым судьёй в Москве. В 1892—1893 годах участвовал в помощи голодающим в Лукояновском уезде Нижегородской губернии. «За особые труды» в деле борьбы «с последствиями неурожая» в январе 1894 года Гучков был награждён орденом Анны третьей степени. Позже, в 1896 году «за труды и усердие» он был пожалован орденом Станислава второй степени. Эти награждения дали ему возможность одновременно с коммерческой и общественной деятельностью продвигаться по лестнице карьерных чинов, получить личное, а затем и потомственное дворянство.

С 1893 — член Московской городской управы. При его участии было завершено строительство мытищинского водопровода и проведена первая очередь канализации. В 1896—1897 — товарищ московского городского головы. С 1897 — гласный Московской городской думы, был членом железнодорожной, водопроводной и канализационной комиссий, а также комиссий о газовом освещении, о страховании наёмного труда, по разработке вопроса о призрении беспризорных и бесприютных детей.

В 1901—1908 годах был директором, затем управляющим Московского учётного банка. Действительный статский советник. Являлся председателем наблюдательного комитета страхового общества «Россия». Помимо того, что за ним стояли капиталы всего клана Гучковых-Боткиных-Третьяковых, лично был очень богатым человеком, только находившееся в России состояние его составляло многие сотни тысяч рублей золотом. Но основная часть капитала была размещена за границей, и он оставался богатым предпринимателем и во время эмиграции после Октябрьской революции. Поскольку Гучковы ещё в 1896 году продали свою бывшую самой большой в Москве текстильную фабрику, а в начале XX века ликвидировали и торговое дело ввиду большей прибыльности своих финансовых активов, то нефинансовой предпринимательской деятельностью А. И. Гучков не занимался. (Его иногда называли «неторгующим купцом»).

Путешествия, участие в войнах[править | править вики-текст]

Неоднократно участвовал в опасных для жизни событиях за пределами России. Ещё гимназистом хотел бежать на русско-турецкую войну за освобождение Болгарии.

В 1895 году вместе с братом Фёдором совершил путешествие по населённым армянами территориям Османской империи, в которых тогда проходили погромы армян орденом Хамидие, и защищал армян от погромов. Собрал материалы, которые затем были использованы при составлении сборника о положении армян в Турции.

В 1896 году совершил рискованное путешествие в Тибет и стал первым русским из небуддистов, принятым далай-ламой.[4]

В 1898 году уехал на Дальний Восток, где поступил на службу офицером Оренбургской казачьей сотни охраны на строительстве Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), в 1899 году был уволен за оскорбление действием инженера (но ещё до увольнения сам подал в отставку).

После этого совершил вместе с братом Фёдором рискованное путешествие в европейскую Россию через Китай, Монголию и Среднюю Азию. За 6 месяцев они проехали 12 тысяч верст верхом по населённым многочисленными племенами воинственных кочевников территориям Китая, Монголии и Средней Азии.

В 1899 году в качестве добровольца (опять вместе с братом Ф. И. Гучковым) отправился в Трансвааль, где участвовал в англо-бурской войне на стороне буров. По воспоминаниям современников, в ходе тяжёлых боёв отличался находчивостью и внешним спокойствием несмотря на опасность. Был тяжело ранен в бедро и попал в плен. После относительного выздоровления был отпущен британцами под «честное слово»: больше не воевать на стороне буров. Пожизненная тяжелейшая хромота и постоянное отравление организма больной костью бедра, которое, в конечном итоге, и свело его в могилу, не отбили у него тягу к приключениям.

В 1903 году за несколько недель до свадьбы совершил путешествие в Македонию, для того чтобы участвовать в восстании местного населения против Османской империи.

Во время русско-японской войны был помощником главноуполномоченного Красного Креста при Маньчжурской армии, уполномоченным города Москвы и Комитета великой княгини Елизаветы Фёдоровны. К нему рядовой медсестрой в мае 1904 года прибыла и его жена. Весной 1905 года попал в плен к японцам, так как не пожелал покинуть Мукден вместе с отступающими русскими войсками и оставить находившихся в госпитале раненых. Вскоре был освобождён японцами и вернулся в Москву национальным героем.

Сложив с себя звание председателя Государственной Думы в знак протеста против проведения закона о земстве в западных губерниях в обход Думы, Гучков до лета 1911 году был в Маньчжурии представителем Красного Креста для борьбы с эпидемией чумы на территории КВЖД, посещал больных и госпитали, как в своё время Наполеон. Депутат Государственной думы А. И. Гучков посетил также Португалию и вместе П. Н. Милюковым и М. А. Стаховичем Османскую империю. Современники считали этот странный выбор посещённых депутатом стран признаком набора опыта в государствах, где произошли антибсолютистские буржуазные революции. Действительно, получивший первоклассное образование профессионального историка и политолога Гучков в своих путешествиях тщательно изучал португальскую, Синьхайскую и Младотурецкую революции, его даже называли «младотурком», встречался с руководителями и участниками этих революций. Но поездка Гучкова в Турцию могла объясняться и поддержкой линии П. А. Столыпина и министра иностранных дел Российской империи Извольского, который после Боснийского кризиса пытался создать союз России, Сербии, Черногории и Турции против провозгласившей независимость Болгарии и аннексировавшей Боснию и Герцеговину Австро-Венгрии несмотря на недовольство в Турции продолжавшейся оккупацией Россией вместе с Великобританией, Италией и Францией острова Крит. Но когда началась Первая Балканская война, инвалид Гучков — опять на фронте, сражался против турок, получил военные награды Сербии и Болгарии. По мнению многих современников и автора его новой биографии доктора исторических наук В. Козодоя, Гучков впервые в истории с помощью полученного в путешествиях опыта пытался изобрести то, что теперь называется «цветной революцией». Только выступление народа за две недели до назначенной им даты сорвало подготовленный им государственный переворот, который должен был установить в России парламентарную конституционную монархию во главе с царевичем Алексеем. Он предпринимал также многочисленные путешествия по самой Российской империи, которые, как доказывает Виктор Козодой, после начала политической карьеры часто превращал в политические шоу.[5]

Но по словам даже критически относившегося к нему графа С. Ю. Витте, Гучков — любитель сильных ощущений и человек храбрый.

Дуэлянт[править | править вики-текст]

Неоднократно дрался на дуэлях, заслужил репутацию бретёра.

  • В 1899 году вызвал на дуэль инженера, работавшего на строительстве КВЖД. После отказа последнего принять вызов ударил его по лицу.
  • В 1908 году вызвал на дуэль лидера кадетской партии П. Н. Милюкова, заявившего в Думе, что Гучков по одному из обсуждавшихся вопросов «говорил неправду». Милюков вызов принял; пятидневные переговоры секундантов закончились примирением сторон.
  • В 1909 году состоялась дуэль Гучкова с членом Государственной думы графом А. А. Уваровым, который, как утверждала одна газетная публикация, в беседе со Столыпиным назвал Гучкова «политиканом». В ответ Гучков написал ему оскорбительное письмо, спровоцировав вызов на дуэль и отказался при этом от примирения. Дуэль завершилась неопасным ранением Уварова, который стрелял в воздух.
  • В 1912 году дрался на дуэли с с жандармским подполковником С. Н. Мясоедовым, который защищал честь пожилого военного министра Сухомлинова, при котором он состоял. Гучков обвинил Сухомлинова в создании в вооружённых силах России системы политической слежки за офицерами в целях подрыва обороноспособности страны в интересах её врагов. Мясоедов стрелял первым и промахнулся; Гучков сразу же после этого выстрелил в воздух. После дуэли Мясоедов был вынужден покинуть армию. В 1915 году он был признан виновным в государственной измене и казнён (согласно мнению большинства современных историков, в том числе К. Ф. ШациллоДело подполковника Мясоедова»), дело было сфабриковано и казнён невиновный).

Политик[править | править вики-текст]

Александр Гучков, 1910

В 1905 году, после возвращения в Россию, активно участвовал в земских и городских съездах, придерживался либерально-консервативных взглядов. Выступал за созыв земского собора с тем, чтобы император выступил на нём с программой реформ. Был выдвинут Московским земским съездом мая 1905 года в состав делегации для переговоров с Николаем II. Когда царь попросил его остаться для беседы, то вместо нескольких минут беседа длилась несколько часов. В ноябре 1905 года, принимая его брата, московского городского голову Н. И. Гучкова, государь сказал: «Хотя Ваш брат невзирая на этикет несколько часов подряд рассказывал мне о конституции, он мне очень понравился». Осенью 1905 года решительно выступал против идеи сословного представительства, за избрание Государственной думы всеобщим равным тайным голосованием граждан, хотя и непрямыми выборами. Но как конституционный монархист поддержал Манифест 17 октября 1905 года:

Мы, конституционалисты, не видим в установлении у нас конституционной монархии какого-либо умаления царской власти; наоборот, в обновленных государственных формах мы видим приобщение этой власти к новому блеску, раскрытие для неё славного будущего.

Тихим, мягким голосом он начал свою речь. Но по мере развития его тезисов весь зал превратился в слух и внимание. Он оспаривал принцип интегральной всеобщности. Если при избрании народных представителей нельзя ограничивать избирателя имущественным цензом, то, по его мнению, территориальный ценз в известном минимальном размере необходим. Далее, ограничить право быть избранным условием грамотности — необходимо. Он оспаривал принцип прямых выборов, находя, что при обширности территорий нашего Государства двухстепенные выборы более правильно отразили бы в парламенте интересы различных групп населения при разношерстности народностей, населяющих Россию.

[6]

В октябре 1905 года C. Ю. Витте предложил ему пост министра торговли и промышленности, но Гучков, как и другие общественные деятели, отказался от вхождения в правительство, министерство внутренних дел в котором возглавил убеждённый, мягко сказано, консерватор П. Н. Дурново.

Осенью 1905 стал одним из основателей либерально-консервативной партии «Союз 17 октября», которую А. И. Гучков возглавил в качестве председателя ЦК 29 октября 1906 г. Потерпел поражение на выборах в Государственную думу I и II созывов. В мае 1907 года был избран членом Государственного совета от от промышленности и торговли, в октябре отказался от членства в Совете, избран депутатом 3-й Государственной Думы.

Был сторонником правительства П. А. Столыпина, которого считал сильным государственным лидером, способным проводить реформы и обеспечивать порядок. К тому же брат П. А. Столыпина был видным деятелем партии октябристов — сторонником А. И. Гучкова. А. И. Гучков выступал за решительную борьбу с терроризмом, в том числе с помощью военно-полевых судов. С оговорками, но поддержал роспуск II Государственной думы и изменение избирательного закона 3 июня 1907.

Мы должны признать роспуск Государственной думы актом государственной необходимости. Но мы не можем приветствовать его и радоваться, как это делают наши соседи справа, потому что считаем большим несчастьем для страны, что правительство и монарх вынуждены были прибегнуть к акту 3 июня, который является переворотом. С другой стороны, печально, что этот акт является необходимостью" (Партия «Союз 17 октября»: Протоколы III съезда, конференций и заседаний ЦК 1907—1915 гг.: В 2 т. М., 2000. Т. 2. С. 11).

В том же году отказался войти в правительство Столыпина, но продолжил его поддерживать.

В III Государственной думе[править | править вики-текст]

Карикатура на Гучкова-председателя III Государственной Думы.
Александр Гучков, 1910 год

В 1907—1912 годах — член III Государственной думыот Москвы. По новому избирательному закону, возглавляемая им партия октябристов достигла впечатляющего успеха на выборах в 3-ю Государственную думу (154 депутатских мандата из 442). Накануне выборов её признанный вождь заявлял:

Мы знаем, что единственно правильный путь — это путь центральный, путь равновесия, по которому идём мы, октябристы.

Был лидером депутатской фракции октябристов, активно способствовал одобрению Думой столыпинской аграрной реформы. По словам октябриста Н. В. Савича:

При большом уме, талантливости, ярко выраженных способностях парламентского борца, Гучков был очень самолюбив, даже тщеславен, притом он отличался упрямым характером, не терпевшим противодействия его планам.

Состоял председателем комиссии по государственной обороне — в этом качестве установил связи со многими представителями генералитета, в том числе с А. А. Поливановым, В. И. Гурко. Значительное внимание уделял модернизации российской армии, в 1908 году выступил с резкой критикой деятельности в армии представителей Дома Романовых, призывая их уйти в отставку. Это обстоятельство ухудшило отношения Гучкова с двором. Существуют сведения о том, что Гучков также разгласил обстоятельства частного разговора с царём, после чего Николай II полностью отказал ему в доверии.

Вместе с В. К. Анрепом добился у Столыпина разрешения принятым в университеты студенткам закончить обучение (в министерстве полагали, что женщины были зачислены в высшие учебные заведения незаконно и подлежали исключению).

В 1910—1911 годах был председателем Государственной думы с перерывом на 4 месяца, связанным с тем, что в июне 1910 сложил полномочия для отбытия 4месячного заключения в тюрьме за дуэль с депутатом Думы А. А. Уваровым, состоявшуюся 17 ноября 1909. Хотя государь заменил 4месячное заключение в тюрьме двухнедельным арестом, А. И. Гучков вновь избран главой палаты только 29 октября 1910 года. 15 марта 1911 года отказался от этого звания, не желая поддерживать позицию правительства Столыпина в связи с принятием законопроекта о введении земских учреждений в западных губерниях (тогда Столыпин пошёл на нарушение «духа» Основных законов, инициировав временный роспуск (12-15 марта 1911 года) Думы для того, чтобы провести нужное ему решение указом императора) (см. Закон о земстве в западных губерниях).

После убийства главы правительства П. А. Столыпина в Киеве, 5 сентября 1911 года, Гучков выступил в думе с обоснованием запроса своей фракции по-поводу покушения на премьер-министра и обратил внимание на обстановку в стране:

Уже давно больна наша Россия, больна тяжким недугом. Поколение, к которому я принадлежу, родилось под выстрел Каракозова, в 70-80 гг. кровавая и грязная волна террора прокатилась по нашему отечеству… Террор когда-то затормозил и тормозит с тех пор поступательный ход реформ, террор давал оружие в руки реакции, террор своим кровавым туманом окутал зарю русской свободы.

А. И. Гучков

С 1912 г. и до февраля 1917 г.[править | править вики-текст]

В 1912 как председатель комиссии Думы по обороне конфликтовал с военным министром В. А. Сухомлиновым в связи с введением в армии политической слежки за офицерами. Ввиду пожилого возраста Сухомлинова был вызван на дуэль состоявшим при Сухомлинове жандармским офицером Мясоедовым, которого обвинял в посредничестве между Сухомлиновым и Германией. Существует информация, что Гучков, считая Сухомлинова германским агентом и протеже Распутина, лично занимался распространением попавших в его руки через Илиодора четырёх или пяти писем (возможно, поддельных) — одно императрицы Александры Федоровны, остальные от великих княжон, к Г. Е. Распутину. Переписка множилась на гектографе и распространялась в виде копий как агитационный материал против царя. Царь, разобравшись, поручил конфликтовавшему с Гучковым военному министру Сухомлинову (который встречался с Гучковым по делам думской комиссии по обороне) передать Гучкову, что он подлец.[7][8]

Причины, по которым А. И. Гучков находился в непримиримой вражде к Николаю II, были не только политического, но и личного характера. По имеющимся сведениям, царь сначала скорее положительно относился к Гучкову, ценя его ум и способности. Однако Гучков позволил себе предать огласке подробности одного частного разговора с Николаем II. Октябрист Н. В. Савич свидетельствовал: «Гучков рассказал о своей беседе с царём многим лицам, членам фракции при президиуме Государственной Думы. Хуже всего было то, что преданы гласности были не только факты, о которых шла речь, но и некоторые мнения, высказанные Государем. Факт оглашения в печати его интимной беседы государь воспринял как оскорбление, как предательство. Он круто и резко изменил своё отношение к Гучкову, стал относиться явно враждебно».[9] Крайне честолюбивый Гучков затаил обиду на царя, которая к 1916 году переросла в ненависть. Есть мнение, что свержение Императора Николая II с престола к 1916 г. стало для Гучкова почти самоцелью и якобы в своём стремлении свергнуть царя он был готов объединиться с любыми силами. Государь называл Гучкова «Юань Шикаем», по имени высокопоставленного придворного династии Цин, ставшего китайским революционным диктатором, и считал своим личным врагом. Но сам Гучков объяснял своё поведение тем, что как председатель комиссии Госдумы по обороне вёл дела не только собственно вооружённых сил, но и казачьих областей, и был поражён злоупотреблениями власти там и ненавистью ранее составлявших опору самодержавия почти всех казаков — не только казаков-старообрядцев — к режиму Николая II. Тогда он понял, почему казаки на выборах поддерживали кадетов и прогрессистов, но только не октябристов и других монархистов. В частности, именно старики-казаки со слов казаков, служивших в Конвое его императорского величества, жаловались ему на Распутина, приобщение которым царственной четы к «народному православию» оскорбляло религиозные чувства казаков, хотя советы, которые давал Распутин царю, были в русле представлений самого Гучкова: России нужен мир и не нужны никакие проливы. Как объяснял Гучков, после встречи с представителями Кубанского казачьего войска он твёрдо уяснил: для того чтобы не допустить революции силами вооружённого народа во главе с казаками и сохранить монархию, необходимо было отмежеваться от непопулярного у казаков и у народа Николая II.[10]

В 1912 Гучков выступил с речью, в которой содержались крайне резкие нападки на Г. Е. Распутина (после этого Гучков стал личным врагом императрицы Александры Фёдоровны):

Хочется говорить, хочется кричать, что церковь в опасности и в опасности государство… Вы все знаете, какую тяжёлую драму переживает Россия… В центре этой драмы — загадочная трагикомическая фигура, точно выходец с того света или пережиток темноты веков, странная фигура в освещении XX столетия… Какими путями достиг этот человек центральной позиции, захватив такое влияние, перед которым склоняются внешние носители государственной и церковной власти… Григорий Распутин не одинок; разве за его спиной не стоит целая банда…?

За Гучковым с 19 октября 1912 г. началась слежка. Филерам так описали приметы поднадзорного: 50 лет, выше среднего роста, телосложения полного, шатен, лицо полное, продолговатое, нос прямой, умеренный, французская бородка слегка с проседью, носит пенсне в белой оправе, одет в зимнее драповое пальто с барашковым воротником, черную барашковую шапку и черные брюки, вероисповедания православного. Филеры дали ему кличку «Санитарный» в Питере и «Балканский» в Москве. В дневнике наружного наблюдения фиксировался каждый шаг Гучкова, и отмечалось, что изредка, когда он пользовался автомобилем или своим экипажем, ему удавалось ускользать от филеров. Но он сумел отправиться на Первую Балканскую войну, и филёры долго не могли найти его след по возвращении. В конце 1912 года не был избран в IV Государственную думу[11]. Быстро эволюционировал к союзу с Конституционно-демократической партией на оппозиционной основе. После неуспеха на думских выборах в Москве Гучков также отказался баллотироваться в гласные Московской городской думы.

Во время Первой мировой войны был особоуполномоченным Красного Креста на фронте. В 19151917 — председатель Центрального военно-промышленного комитета. При нём создал рабочую группу из социал-демократов. Вошёл в состав Особого совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства, в котором возглавлял Комиссию по пересмотру норм санитарного и медицинского снабжения армии.

В сентябре 1915 года вторично избран в Государственный совет по торгово-промышленной курии. Участвовал в деятельности Прогрессивного блока.

Февральская революция[править | править вики-текст]

В последние месяцы существования монархии являлся автором и организатором дворцового переворота целью которого было, используя связи с рядом военачальников (М. В. Алексеев, Н. В. Рузский и др.), заставить Николая II отречься от престола (отречение последнего в пользу наследника-цесаревича Алексея при регентстве великого князя Михаила Александровича). Фактически, в первые дни марта 1917 года его план и был осуществлён, поскольку объявленное Николаем II отречение от престола также и его сына Алексея согласно Своду основных государственных законов Российской империи (37-я, 38-я и 43-я статьи объясняли, что государь-император имел право отречься от престола не только за себя, но и за несовершеннолетнего сына, а тогда Алексею Николаевичу было всего 12,5 лет) позволяло исключительно Николаю продолжать воспитывать Алексея Николаевича до его совершеннолетия, но совершенно не исключало провозглашение Алексея Николаевича царём при достижении им совершеннолетия при условии, что Михаил Александрович после отречения Николая II станет не царём, а регентом. Хотя вместо планировавшейся заговорщиками инсценировки народного восстания досрочно произошло настоящее восстание, но главными действующими лицами при отречении царя были согласно заранее намеченному плану сам Гучков, генералы Алексеев и Рузский. Впрочем, поскольку С. И. Зилоти в 1914 году ушёл из жизни, то в верность привлечённых им генералов без него А. И. Гучков впоследствии не верил и считал, что его собственного заговора было достаточно только для того, чтобы повесить самого А. И. Гучкова, а заговор удался исключительно благодаря Февральской революции. Не только царствование Николая II, но и, хотя это не входило в планы монархиста Гучкова, монархическая форма правления в России были закончены, так как Михаил Александрович отрёкся от престола за себя и за весь Дом Романовых.[12].

Военный министр[править | править вики-текст]

Во время Февральской революции был председателем Военной комиссии Временного комитета Государственной думы, затем становится комиссаром Временного комитета по Военному министерству.

2 марта 1917 вместе с В. В. Шульгиным принял в Пскове отречение Николая II от престола. Последовавшее затем отречение великого князя Михаила Александровича от престола за себя и за своего племянника царевича Алексея[источник не указан 60 дней] было шоком для Гучкова, поскольку он никогда этого не ожидал и даже в мыслях не мог допустить. Гучков высказывался в поддержку сохранения монархии и после отречения Михаила Александровича, причём в этом вопросе его поддержал даже П. Н. Милюков, но они остались в меньшинстве среди новых лидеров страны.

Из газеты Известия Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов от 9 марта 1917 года:

Военная реформа Гучкова А. И. 6 марта состоялось второе заседание совещания, образованного военным министром по вопросам улучшения русской армии. Председательствовал генерал А. А. Поливанов. В первую очередь совещание рассмотрело вопрос о коренном изменении существующей организации внутреннего хозяйства частей. За основную ячейку принята рота. Основным началом заведывания ротным хозяйством должно явиться свободное избрание солдатами должностных лиц и ротного комитета для наблюдения за их работой и ведения отчетности. Обе эти инстанции подчинены общему собранию роты, к которой обращается и её командир в случаях обнаружения неблаговидных поступков должностных лиц их нерадияние, об их неопытности и т. п. Ротные комитеты не ограничиваются хозяйственными заботами, а могут выступить и на путь культурно-просветительной общественной и т. п. деятельности.

По согласованию этого проекта с суждениями некоторых чинов в заседании совещания 8 марта положение о ротных комитетах получило окончательное утверждение. В том же заседании совещания группой более молодых его участников был возбужден вопрос о необходимости немедленного омоложения командного состава армии. Вопрос теперь же будет разрешен совещанием. Вместе с тем, возбужден и вопрос о необходимости установления тесного единства распоряжении военных властей на фронте и в центре управления ведомством. Вопрос этот упорно игнорировавшийся старой властью по соображениям, ничего не имеющим общаго со службой, также получит осуществление.[13].

В марте — мае 1917 был военным и морским министром в первом составе Временного правительства, сторонник продолжения войны. По его инициативе прошла масштабная чистка командного состава, в ходе которой в отставку увольнялись как неспособные генералы, так и требовательные к подчинённым военачальники. Старался выдвигать на командные посты сравнительно молодых, энергичных генералов[источник не указан 401 день]. Инициировал отмену национальных, религиозных, сословных и политических ограничений при производстве в офицеры. Выступал против деятельности солдатских комитетов в армии, но был вынужден согласиться на их легитимизацию. Узаконил некоторые положения принятого Петроградским Советом рабочих и солдатских депутатов «Приказа № 1», подорвавшего дисциплину в армии — об отмене титулования офицеров (вместо него вводилась форма обращения «господин полковник (генерал и т. д.)», о переименовании «нижних чинов» в «солдат» и обязанности офицеров обращаться к ним на «Вы», о разрешении военнослужащим участвовать в политических организациях.

В апреле 1917 из-за неспособности противостоять анархии и разложению армии принял решение подать в отставку; официально покинул Временное правительство в мае, вместе с П. Н. Милюковым. Деятельность Гучкова на посту министра разочаровала многих современников, видевших в нём сильную личность и надеявшихся на то, что ему удастся сохранить боеспособность армии.

После отставки с поста министра вновь возглавил Центральный военно-промышленный комитет. Посол Франции в России Морис Палеолог писал, что

Отставка Гучкова знаменует ни больше ни меньше как банкротство Временного правительства и русского либерализма. В скором времени Керенский будет неограниченным властителем России… в ожидании Ленина.

Убедившись в невозможности восстановления монархии, вместе с М. В. Родзянко летом 1917 года организовал Либеральную республиканскую партию России. Был активным сторонником выступления генерала Л. Г. Корнилова, после его поражения был ненадолго арестован, но через день освобождён по указанию А. Ф. Керенского.[14] Пожертвовал 10 тыс. рублей генералу М. В. Алексееву на формирование Алексеевской организации, агитировал вступать в её ряды.

Деятельность во время гражданской войны[править | править вики-текст]

Жил в Кисловодске, был вынужден скрываться от большевистской власти в Ессентуках под видом протестантского пастора. Затем добрался до Екатеринодара в расположение Добровольческой армии, налаживал работу военно-промышленных комитетов, консультировал А. И. Деникина по политическим вопросам.

Эмигрант[править | править вики-текст]

В 1919 году Деникин направил Гучкова своим представителем в Европу для связи с руководителями стран Антанты. В качестве представителя белого движения был принят президентом Франции Раймоном Пуанкаре и военным министром Великобритании Уинстоном Черчиллем. Участвовал в организации поставок британских вооружений и снаряжения для русской Северо-Западной армии генерала Н. Н. Юденича.

В Лондоне Гучков просил Черчилля помочь в создании союза белых и независимых государств Прибалтики для занятия Петрограда. Но вся английская помощь ушла в Эстонию. Тогда Александр Иванович на свои средства нашёл и зафрахтовал несколько судов, которые позже были перехвачены эстонскими властями. После этого события Гучков направил Черчиллю письмо с протестом:

«Народы и правительства молодых балтийских государств совершенно опьянены вином национальной независимости и политической свободы. …Продолжение такого хаоса, который господствует на её (России) территории, неизбежно поведёт за собой гибель и хаос для её слабых соседей».

Летом 1920 года ненадолго приезжал в Крым, где подружился с П. Н. Врангелем. В 1921—1923 гг. был председателем Русского парламентского комитета, выступал за активную борьбу с большевистской властью. За границей Гучков принимал участие во многих общерусских съездах, а также работал в Главном управлении зарубежного Российского общества Красного Креста. Вначале подвергался резкой критике со стороны крайне правой части эмиграции, представители которой обвиняли его в измене императору и развале армии. В 1921 был избит в Берлине монархистом С. В. Таборицким (по другим сведениям, нападавшим был П. Н. Шабельский-Борк, также впоследствии ставший участником убийства известного деятеля кадетской партии В. Д. Набокова).

Гучковская деятельность привлекла к себе пристальное внимание Иностранного отдела ОГПУ, который завербовал дочь Гучкова Веру Александровну. Знавшая всю элиту белой эмиграции, она пошла на это под влиянием своего любовника Константина Родзевича, связанного с ОГПУ. Александр Иванович узнал о просоветских симпатиях своей дочери в 1932 году, когда она вступила в компартию Франции.

Поддерживал деловые отношения с генералом П. Н. Врангелем, с которым состоял в дружеской переписке. По инициативе Гучкова было образовано Информационное бюро при русском экономическом бюллетене в Париже для сбора сведений о хозяйственном положении в СССР. Состоял в переписке с многими зарубежными политическими деятелями.

В 1922—1923 гг. выступил одним из инициаторов военного переворота в Болгарии c целью свержения просоветского правительства Александра Стамболийского. В перевороте, по сообщению английских газет, ключевую роль сыграли части Русской армии. После этого крайне правые прекратили нападки на Гучкова. Но сам П. Н. Врангель категорически отрицал участие Русской армии в перевороте.

В то же время основные надежды А. И. Гучков возлагал на военный переворот в СССР с целью установления власти, по его определению, «правых коммунистов», силами РККА, в руководстве которой было очень много бывших монархистов и сторонников Троцкого. Троцкого Гучков несмотря на многолетнюю его критику Троцким-публицистом считал реальным политиком, своим единомышленником[15] и будущим диктатором тесно сотрудничающей при посредничестве Гучкова с международным финансовым капиталом новой России. После отстранения от власти в СССР Троцкого Гучков стал сторонником террористической войны против Советской власти. Ещё во время русско-турецкой войны молодой Гучков серьёзно готовился к политическому убийству Бенджамина Дизраэли. Как финансист, Гучков заранее держал часть средств за границей и после революции сохранил значительное состояние, которое тратил на подготовку этой своей террористической войны. Только убийство Воровского и неожиданное оправдание убийц швейцарским судом несмотря на давление СССР и Италии, поскольку Бенито Муссолини считал Воровского своим другом, обошлись А. И. Гучкову в 50000 рублей.[16]

Но после прихода к власти в Германии А. Гитлера предсказывал скорую новую мировую войну, главными противниками в которой будут СССР и Германия, в связи с чем симпатии Гучкова, оставшегося антикоммунистом и всю жизнь требовавшего и от Советов, и от П. Н. Милюкова покаяния за судьбу царской семьи, всё же оказались на стороне СССР. Он вспомнил, что в Государственной думе он терпимо относился к большевикам, потому что ещё тогда разглядел в них будущих государственников и патриотов, а ненавидел только предававших Россию меньшевиков во главе с Чхеидзе, не объяснив, зачем тогда Чхеидзе был принят в подконтрольный Гучкову Великий Восток народов России. Действительно, во время первой мировой войны для Гучкова, как и для большевиков, тоже был приемлем мир без аннексий и контрибуций. К 1934 году в Югославии работал Главный комитет помощи голодающим Советской России, в Германии были созданы Союз германских подданных — эмигрантов из России — и Украинский комитет помощи голодающим, в Австрии возник Комитет помощи голодающим в Советском Союзе. 26 марта 1934 г. по инициативе Гучкова Главное управление Российского общества Красного Креста обратилось к русским эмигрантам оказать помощь населению СССР централизованно. В мае 1934 г. в Париже состоялось организационное совещание, имевшее целью создать специальный орган по координации помощи голодающим. В нем приняли участие представители около 20 эмигрантских организаций — профессиональных, женских, молодежных, деятелей искусства и т. д. В то же время целый ряд организаций российских эмигрантов уклонился от участия в совещании под разными предлогами ввиду противоречий внутри эмиграции в отношении к СССР. Совещание приняло решение координировать деятельность всех организаций-участников, исходя из принципов гуманизма и милосердия. Но чтобы не спровоцировать репрессии против живших в Германии и её союзниках русских эмигрантов и не подрывать единство эмиграции, Гучков всегда уклонялся от положительного ответа на прямой вопрос, поддержат ли СССР вооружённые силы белой эмиграции во второй мировой войне. Как подчеркнул П. Н. Милюков, Гучков умер «не вполне разгаданным». Но по воспоминаниям его дочери, муж которой погиб в 1937 году в гражданской войне в Испании, во время её поездки в СССР после этого, Н. И. Ежов соболезновал также и в связи со смертью её отца, ставшего, как и её муж Трейл, другом СССР, предупредил её о возможном аресте и настоял на её выезде из СССР. Впрочем, основные надежды Гучков возлагал не на военную победу СССР, а на устранение Гитлера от власти партнёрами и коллегами Гучкова — германскими финансистами, желательно — ещё до начала Гитлером второй мировой войны, и верил в возможность предотвращения нацистского нашествия на Россию и второй мировой войны таким образом.[17]

В 1935 году Гучков тяжело заболел. Врачи поставили диагноз — рак кишечника — и скрывали это от своего пациента. Будучи больным и догадываясь о диагнозе, Гучков работал и верил если не в своё выздоровление, то в необходимость работы до конца.

14 февраля 1936 года Александр Иванович умер. 17 февраля состоялась заупокойная литургия, где несмотря на разногласия с Гучковым и друг с другом собралась вся элита российской эмиграции — правые, центристы, левые, — которые в другой обстановке не подавали друг другу руки. По воле Гучкова его тело было кремировано, а урна с прахом замурована в стене колумбария на парижском кладбище Пер-Лашез.[18]

Оценки современников[править | править вики-текст]

По мнению историка и политика-кадета С. П. Мельгунова, Гучков в своей политической деятельности имел склонность к применению закулисных приёмов[19].

Был великолепным оратором, не уступавшим, по мнению современников[уточнить], своим красноречием «московскому Демосфену» Плевако.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. По вероисповеданию матери и сам А. И. Гучков согласно паспорту числился православным.
  2. Е. Якович Дочь философа Шпета в фильме Елены Якович. Полная версия воспоминаний Марины Густавовны Шторх. М.,2014
  3. Елена Хорватова. Александр Иванович Гучков. В сборнике «Государственная Дума Российской империи. 1906—1917. Портреты политических лидеров» М.: Пашков Дом, 2006.
  4. [http://annales.info/rus/guchkov/00.htm А. И. Гучков рассказывает.
  5. В. Козодой. А. И. Гучков и Великая русская революция. М. 2016
  6. князь А. Д. Голицын Воспоминания. — Москва: Русский путь, 2008. — С. 229
  7. Варламов А. Илиодор. Исторический очерк
  8. Платонов О. А. Покушение на русское царство. — Москва: Алгоритм, 2004. — С. 299
  9. Савич Н. В. Воспоминания. — СПб: Логос-Дюссельдорф: Голубой всадник, 1993. С.81.
  10. [annales.info/rus/guchkov/01.htm А. И. Гучков рассказывает. Суббота, 5 ноября 1932 г. Вопросы истории, 1991, № 7-8]
  11. Гучков баллотировался от Москвы, но проиграл кадетским кандидатам М. В. Челнокову и М. М. Новикову.
  12. Хрусталёв В. М. Великий князь Михаил Александрович. — М.: Вече, 2008. — 544 с. — (Царский дом). — 3000 экз. — ISBN 978-5-9533-3598-0.
  13. Известия Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов 9 марта 1917 года
  14. Гучков. Политическая история России.
  15. И знавший Гучкова с юности П. Н. Милюков, и С. Ю. Витте подчёркивали, что Гучков всегда был левее всех кадетов и ультралевым, как и Троцкий, а лидером правой партии октябристов стал только из-за убеждения, что новое общество нужно создавать под руководством легитимного монарха, и, главное, что необходимо покончить со всеми территориальными автономиями, включая Польшу, Хиву, Бухару, кроме Финляндии.
  16. Сенин А. С. Александр Иванович Гучков // Вопросы истории. — 1993. — № 7. — С. 69-88.
  17. Л. И. Можаева. Александр Иванович Гучков. Новый исторический вестник. 2002 № 2 (7)
  18. А. И. Гучков. Президентская библиотека
  19. Мельгунов, С. П. Мартовские дни 1917 года / С. П. Мельгунов; предисловие Ю. Н. Емельянова. — М.: Айрис-пресс, 2008. — 688 с.+вкл. 8 с. — (Белая Россия). ISBN 978-5-8112-2933-8, стр. 478

Труды[править | править вики-текст]

  • Александр Иванович Гучков рассказывает..: Воспоминания председателя Государственной Думы и военного министра Временного правительства. М., 1993 // Вопросы истории № 7-12, 1991.
  • «Корабль потерял свой курс» Политические речи М. : Знание, 1991
  • Речь, произнесенная 5-го ноября 1906 года председателем Центрального комитета «Союза 17-го октября» А. И. Гучковым, на общем собрании в С.-Петербурге в зале Дворянского собрания Москва : тип. «Рус. голоса» (Н. Л. Казецкого), 1906
  • А. И. Гучков в Третьей государственной думе. (1907—1912 гг.) : (Сб. речей) Санкт-Петербург : тип. т-ва А. С. Суворина «Новое время», 1912
  • Общее политическое положение и Союз 17 октября : Речь, произнес. А. И. Гучковым 8 нояб. 1913 г. на совещ. Союза 17 окт. в С.-Петербурге Санкт-Петербург, 1913
  • К вопросу о государственной обороне : Речи в Гос. думе 3 созыва. 1908—1912 Петроград : тип. М. А. Александрова, 1915
  • Речи по вопросам государственной обороны и об общей политике : 1908—1917 г Петроград : тип. т-ва А. С. Суворина «Новое время», 1917

Литература[править | править вики-текст]

  • Гучков А. Московская сага: Летопись четырех поколений знаменитой купеческой семьи Гучковых. 1780—1936. СПб.: Лимбус-Пресс, 2005. 688 с., ISBN 5-8370-0111-5

Козодой В. И. Александр Иванович Гучков и Великая русская революция. : Новосибирск, 2015. ISBN 978-5-9906294-2-4

Ссылки[править | править вики-текст]

s: Гучков, Александр Иванович в Викитеке
commons: Гучков, Александр Иванович на Викискладе