Русалка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Русалка
Rusalka Bilibin.jpg
Русалка в традиционном славянском представлении (рисунок Билибина)
Мифологическое человекоподобное существо (или дух), связанное с водоёмами.
Мифология: Славянская
В иных культурах: Мавка, Нимфа, Наяда, Ундина, Вила, Юда
Иллюстрации на Викискладе?
В. Прушковский. Русалки, 1877

Русалка (рус. навка, шутиха, купалка, водяница, лешачиха, лоскотуха) — в славянской мифологии и фольклоре человекоподобное существо, преимущественно женского пола (или дух), связанное с водоёмами, ржаными полями и лесом, часто — утопленница (заложный покойник). Родственна, а иногда синоним мавке.

Этимология[править | править исходный текст]

Слово русалка позднего происхождения, произошло от названия праздника поминовения предков — Русалий (лат. rosalia)[1]. Однако понятие русалки исконно славянское[2].

По мнению И. Ягича, вследствии сближения со словом русло русалка из нимфы лесов и полей превратилась в народном сознании в водяное существо[3][4].

В украинском языке сохранилось название мавка, в белорусском — водяница, купалка, как синоним русалки[5].

Внешний вид[править | править исходный текст]

По мнению Зеленина определенного образа русалки нет. Широко распространенное у севернорусских представление о шуто́вке, водяни́це, хи́тке, черто́вке чаще всего как об уродливой женщине с огромной грудью относится, в сущности, к жене водяного или к духу воды женского пола — образ, близкородственный русалке[6].

По традиционным русским представлениям, русалки внешне мало отличаются от людей. В поздней русской литературе и кинематографе под западным влиянием, образ русалки заменяется образом Морской девы (дочери Морского царя) и приобретает в нижней части тела вместо ног плоский хвост, похожий на хвост рыбы. Западноевропейские русалки внешний вид унаследовали от художественных изображений гомеровских сирен, славянские сходны с древнегреческими нимфами. В англоязычном бестиарии для славянских русалок употребляется слово rusalka, а для западноевропейских — mermaid.

Важная отличительная и объединяющая черта во внешнем виде русалок — распущенные длинные волосы. Простоволосость, недопустимая в обычных бытовых ситуациях для нормальной крестьянской девушки — типичный и очень значимый атрибут: «Ходит как русалка (о нечёсанной девке)» (из словаря Даля).

Преобладающий цвет волос — русый, отчего историк С. М. Соловьев производит само название «русалка» — «с русыми волосами»[7].

По некоторым русским представлениям, русалки имеют облик маленьких девочек, очень бледных, с зелёными волосами и длинными руками. В северных областях России (местами на Украине) русалок преимущественно описывали как косматых безобразных женщин. Часто отмечаются большие груди: «цыцки большие-большие, аж страшно»[8].

Мифологический образ[править | править исходный текст]

Русалки выходят из воды перед Троицей (рисунок Маковского)

До революции в Малороссии и в Галиции существовало три рода представлений о русалках. По одним представлениям русалки отождествляются с мавками (умершими младенцами), по другим — с Мелюзиной и называются «мелюзинами»[источник не указан 57 дней], по третьим — с дикими женами, «мамунами» (обезьянами) поляков и «вилами» сербов и болгар, которые владели колодцами и озёрами и умели «запирать» воды. В украинских сказках в русалку обращаются умершие девицы и дети, преимущественно утопленницы, люди, купающиеся в неурочное время, те, кого специально утащил водяной к себе в услужение, некрещёные дети. В западном Полесье рассказывают о том, как отец умершей девушки-невесты привязал её тело к столбу и таким образом «повенчал» её, чтобы она не стала русалкой[9].

На представлениях о русалках отразились поверья, связанные с «русалиями», древние классические представления о душах умерших. В одной народной русской песне поется: «русалка царица, красная девица, не загуби душки, не дай удавиться, а мы тебе кланяемся». Иногда обращаются в белок, крыс, лягушек. В украинской песне русалки называются «земляночками».

По поверью, русалок из умерших некрещеных мальчиков (а не девочек) можно крестить чтением над ними 12 глав Евангелия или раздачей детям сорока крестиков.

Образ русалки связан одновременно с водой и растительностью, сочетает черты водных духов и символов, связанных с культом плодородия (Кострома, Ярило), уничтожение которых гарантировало урожай. В России и на Украине существовали русальные песни, которые пели на Троицыну неделю.

По понятиям уральцев, шутовки есть проклятые жены и девы. Они живут в плоти, невидимо от людей, и будут жить до пришествия Христова. Постоянное житье их под водой, в обществе чертей[10].

Образ жизни[править | править исходный текст]

Русалка с дочерью (иллюстрация к стихотворению Пушкина)

В некоторых местах Украины различали русалок полевых (то же самое, что «полудницы») и лесных («фаляроны», из войск библейского фараона, погибших в Красном море). Как пишет Д. Зеленин, «Русалок нельзя признать определенно духами водными или лесными или полевыми: русалки являются одновременно и теми и другими и третьими». Видят их часто в прудах, озёрах и проточных водах, как они барахтаются, стоя по пояс в воде или настолько, что «только греха не видать» расчёсываются и моют лицо руками[11].

Из большей части народных рассказов, русалки не имели одежды, ходили нагими и без головного убора, но при случае были бы рады одеться. Одетых русалок чаще всего видят в рваных сарафанах[10].

Способ, которым русалки добывают себе одежду, поэтически описывается в восточнославянских песнях:

У ворот береза
Зелена стояла,
Веткою махала;
На той на березе
Русалка сидела,
Рубахи просила:
«Девки, молодухи,
Дайте мне рубаху:
Хоть худым-худеньку,
Да белым-беленьку!»

— Зеленин Д.К. Очерки русской мифологии.

В связи с русалочьей нуждой, также существовало поверье, что на Духовской неделе, когда в лесу ходят русалки — нагие женщины и дети, при нечаянной встрече с ними, нужно непременно бросить платок или что-нибудь другое, даже рукав от платья оторвать, если в то время при себе ничего другого не будет. Считалось, что русалки похищают у заснувших без молитвы женщин нитки, холсты и полотна, разостланные на траве для беленья, похищают одежду и пищу, где-либо беспечной хозяйкой положенную без молитвы, и выбирают для себя любовников из мужчин[10]. Желание одеться заставляет русалок подходить ночью к баням, где прядильщицы иногда оставляли пряжу, и напрясть себе ниток для одежды. «Но, очевидно, не все из них ещё обучены этому искусству: другая только обсусолит мочку на гребне да обслюнит»[12].

Повсеместно у восточных славян, а также у саамов, распространено поверье, что водяные красавицы-русалки по ночам выходят из воды, садятся на траву и расчесывают свои волосы[13]. Поверьем этим часто пользовались художники и поэты, например Шевченко (в стихотворении «Утоплена»).

В качестве гребней русалки используют рыбьи кости[10]. К сходному разряду водных духов относится «шишига» — голая взрослая женщина, которая, сидя на берегу у воды, также нередко чешет гребнем свои длинные волосы[14]. Присловье «чёрт чесал, да и чесалку-то потерял» имеется в «Пословицах русского народа», собранных Далем. В Читинской области уже во второй половине XX столетия была записана быличка о том как женщина, дом которой стоял у речки, забрала оставленный русалкой на берегу гребешок. «И каждую ночь та девка-волосатиха спать не давала: стучит то в окно, то в двери». По совету одного старца, гребешок был отнесён обратно на берег, и с той поры русалка приходить перестала[15].

Другой отличительной особенностью русалок является их любовь к плетению венков из цветов, осоки и древесных ветвей[16]. Отмечена русалка, которая прихорашивалась, смотрясь в воду, как в зеркало.

В Белоруссии была записана быличка, в которой повествуется о русалке, смастерившей люльку для своего младенца из большого куска берёзовой коры[17].

Среди «белкового ассортимента» в питании русалок народом отмечены рыба и раки, а по ночам они забираются в сараи, где могут доить коров[18]. Часто русалок видят среди возделанных полей, засеянных рожью и коноплёй, где они «ломают жито». А по наблюдениям, в дикой степи — питаются различными травами и ягодами[19]. По свидетельству из Галиции, «дикая баба очень любит горох, и её можно в нём, на поле или в огороде, часто встретить»[20].

Русалок также отличает стремительный быстрый бег, такой что «на лошади не догонишь».

Русалка в народном календаре[править | править исходный текст]

По распространённому народному поверью, русалки забираются в реки с осени и проводят там всю зиму, а на Зелёные Святки выходят на сушу и остаются на ней в течение всего лета. В «русальную неделю»[21] русалки бегают по полям, качаются по деревьям, могут защекотать встречных до смерти или увлечь в воду. С Семика до Духова дня в открытых водоёмах старались не купаться и в одиночку через засеянные поля не ездили. Особенно отмечен четверг — «русальичин велик день», в этот день девушки ходили в лес «русалку крестить». Со вторника начинались проводы русалок, которые чаще всего приурочивались к воскресенью или к первому дню Петрова поста, следующего за Русальной неделей[22].

Особенно активны русалки также в ночь на Ивана Купалу с 23 на 24 июня (с 6 на 7 июля по новому стилю)[15].

Нрав русалок[править | править исходный текст]

В лесу обитают на высоких деревьях (дуб, липа и др.)[23], на которых любят раскачиваться: «В прежние времена русалок так много было, что они качались по веткам по лесам. Не только ночью, но даже и в полдни»[24]; нападают на людей и щекочут их до смерти. В Белоруссии верили, что русалки бегают нагие и кривляются, и если кому случится их увидеть, то сам будет всегда кривляться[25].

В целом русалки — существа опасные и враждебно настроенные по отношению к людям всех возрастов, за исключением маленьких детей, которых любят и, в случае опасности, оберегают от диких животных, изредка могут выступать в качестве спасительниц для утопающих. Иногда кидают в людей камнями[26].

Отпечатки своих ступней на берегу искусно прячут: «Следы этих шаловливых подружек остаются изредка на мокром песке; но это можно только видеть, застав их врасплох: в противном случае они перерывают песок и заглаживают следы свои»[27].

Русалки имеют склонность к специфических шуткам, о чём записано в народных быличках: «В ночь на Ивана Купала повели парни на ночлег лошадей, разложили огонь, начали греться; вспомнили, что в эту ночь ходят русалки и вырезали себе по хорошей дубине. Только что уселись вокруг огня, как невдалеке от себя увидели приближающуюся нагую женщину: это была русалка. Подойдя к огню, она остановилась, посмотрела на парней и ушла к реке; окунулась в реке, пришла опять к парням, стала на костер, затушила огонь и ушла. Парни опять развели огонь. Русалка вновь окунулась в реке и, придя, снова затушила огонь. Когда также явилась в третий раз, парни встретили её дубинами, и русалка ушла»[28]

Иногда от скуки русалки перенимают заночевавшее на воде стадо гусей и завертывают им на спине, как шаловливые школьники, одно крыло за другое, так что птица не может сама расправить крыльев[29].

Согласно описанию Пушкина, русалки пугают всадников «плеском, хохотом и свистом»[30]. По народным поверьям русалки «кувыркаются, играют, ведут беговые игры, хороводы, пляшут, хохочут»[31]. В сосновом бору существуют деревья, вокруг которых не растёт трава, поскольку взявшись за руки здесь часто пляшут русалки, вытаптывая круги[32]. По представлениям российских крестьян, русалки ночью при луне, «которая для них ярче обычного светит», качаются на ветвях, аукаются между собой и водят весёлые хороводы с песнями, играми и плясками. Где они бегают и резвятся, там, впоследствии, трава растёт гуще и зеленее, там и хлеб родится обильнее[15].

Белорусские русалки кричат «уу-гу! уу-гу!»[32] Смоленские — качаются на деревьях с криком «рели-рели!» или «гутыньки-гутеньки»[15].

В некоторых отдельных местностях русалок называют «лихоплесками» от того, что они лихо плещутся или лихо пляшут[33]. В Курской губернии в прошлом отмечено суеверие, что мелодии и ритмы песен, распеваемых женщинами, подслушаны ими у поющих русалок.

«Девиц и молодых женщин русалки не любят и, когда увидят какую в лесу, нападают на неё, срывают одежду и ветвями прогоняют из леса»[28]. Напротив, с молодыми парнями русалки бесстыдно заигрывают, щекочут, пытаются перевернуть лодки рыбаков, или разными способами заманить пловца на глубину.

Если русалки (одна или несколько) будут приставать к человеку, то нужно устремить взгляд в землю, и на них не смотреть. Со слов крестьянина Дмитрия Шваркуна был записан заговор от приставаний русалки: «Водяница, лесовица, шальная девица! Отвяжись, откатись, в моем дворе не кажись; тебе тут не век жить, а неделю быть. Ступай в реку глубокую, на осину высокую. Осина трясись, водяница уймись. Я закон принимал, златой крест цаловал; мне с тобой не водиться, не кумиться. Ступай в бор, в чащу, к лесному хозяину, он тебя ждал, на мху постелюшку слал, муравой устилал, в изголовьице колоду клал; с ним тебе спать, а меня крещённого тебе не видать»[34]. Если заклинание не помогало, то следовало уколоть хотя бы одну русалку иголкой или булавкой, которую опасливые поселяне всегда носили при себе: «тогда весь скоп русалок с воплем кидается в воду, где ещё долго раздаются голоса их»[35].

Оберегает от них полынь. Обычно при встрече с человеком русалка спрашивает: «Полынь или петрушка?» Если путник отвечает: «Полынь», русалка разочарованно отвечает: «Плюнь да покинь!» и исчезает. Если же ответом будет слово «петрушка», то русалка радостно восклицает: «Ах, ты душка!» и пытается защекотать несчастного до смерти.

Домашние русалки[править | править исходный текст]

Артистка в образе русалки

Зеленин, собиратель фольклора начала XX века, свидетельствовал, что «в Белоруссии известны случаи, когда русалка живёт в доме за работницу» и что они «кормятся по чужим семействам»[36].

Однако в насильном принуждении не приживаются. По быличке крестьянки Агафьи Антоновой из Белоруссии, передавшей свидетельство стариков, в её деревню некогда привели двух пойманных русалок: «И ничего не говорят, только плачут и плачут, рекой льётся, покуда отпустили. А как отпустили, — тогда запели, заиграли, да в лес»[37].

В Смоленской губернии на рубеже XIX—XX веков была записана следующая быличка:

Мой прадед пошёл однажды на русальной неделе в лес лыки драть; на него там напали русалки, а он быстро начертал крест и стал на этот крест. После этого все русалки отступили от него, только одна всё ещё приставала. Прадед мой схватил русалку за руку и втащил в круг, поскорее набросив на неё крест, висевший у него на шее. Тогда русалка покорилась ему; после этого он привёл её домой. Жила русалка у прадеда моего целый год, охотно исполняла все женские работы; а как пришла следующая русальная неделя, то русалка снова убежала в лес. Пойманные русалки, говорят, едят мало — больше питаются паром и скоро бесследно исчезают.

— Круглый год. Русский земледельческий календарь. -М: «Правда», 1989. ISBN 5-253-00598-6

Русалки в искусстве[править | править исходный текст]

Русалки в литературе

В истории развития литературно-поэтических образов русалка занимает видное место. Особенно любили изображать русалок поэты-романтики, например Жуковский, и, под его влиянием, Пушкин и Шевченко.

Русалки в изобразительном искусстве
  • «Русалки». К. Маковский. 1879
  • «Майская ночь». И.Крамской
Русалки в музыке
Русалки в кинематографе
  • «Русалочка» — советско-болгарский кинофильм (1976)
  • «Русалка» — фильм Анны Меликян (Россия, 2007)
  • «Особенности национальной рыбалки» — комедия Александра Рогожкина (Россия, 1998). В роли русалки — Мария Семёнова.
  • «Майская ночь или Утопленница» — фильм по мотивам одноимённой повести Н Гоголя (СССР,1952), реж. Александр Роу.
  • «Марья-искуссница» — фильм-сказка(СССР,1959), реж. Александр Роу.
  • «Книга мастеров» — фильм-сказка 2009 года
Русалки в анимации

Сообщения о русалках[править | править исходный текст]

В сообщениях, собранных криптозоологом Майей Быковой, есть письмо от некоей М. Сергеевой, которая в 1952 году на лесозаготовительном участке «Балабановск» в Западной Сибири с тремя другими людьми отправилась купаться на озеро. Под водой озера они увидели «водяную девушку», брюнетку с синими глазами, которая пыталась утащить в воду одного из мужчин, но ей пришлось ограничиться кражей платка Сергеевой[38].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Т. III. — С. 520
  2. Левкиевская, 2000, с. 233
  3. Черных, 1999, с. 128
  4. Jagić, 1909, с. 626—629
  5. Левкиевская, 2000, с. 234
  6. Зеленин Д.К.Восточнославянская этнография. — М.: Наука, 1991. — С.419
  7. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 125
  8. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Витебск, 1891. Вып. 4. С. 139.
  9. Виноградова, 2009, с. 227
  10. 1 2 3 4 Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 162—164, 172, 297, 301.
  11. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 133, 208
  12. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 133
  13. у Чубинского, I, 207; у Афанасьева, в «Поэтических воззрениях», и др.
  14. Смирнов И. Н. Пермяки // ИОАИЭ, Казань, 1891. Т. 9. С. 274, 275
  15. 1 2 3 4 Круглый год. Русский земледельческий календарь. — М: «Правда», 1989, стр.254, 481—484. ISBN 5-253-00598-6
  16. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Витебск, 1891, С. 302
  17. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 164
  18. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916, С. 33, 165
  19. Гусев А. Поверья, праздники, песни и сказки в ст. Ардонской, Терской области //СМОМПК. Тифлис, 1893. Вып. 16. С. 320
  20. Яворский Ю. Галицко-русские поверья о дикой бабе // Живая старина. 1897, № 3—4 С. 439—441
  21. Русальная неделя // Российский Этнографический Музей
  22. Зимина
  23. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 146
  24. Черепанова О. А. Мифологическая лексика Русского Севера. Л., 1983. С. 35
  25. Терещенко, 1848, с. 132
  26. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 181
  27. Даль В. О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа // Полн. собр. соч. Спб.-М. Издание тов-ва Вольф. 1898. Т. 10, С. 344
  28. 1 2 Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 183
  29. Даль В. Полн. собр. соч. О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа, Спб.-М., Изд. тов-ва Вольф. 1898, Т. 10. С. 344
  30. Пушкин А. Русалка // Собр. соч. М., 1948. С. 469
  31. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916, С. 168
  32. 1 2 Романов Е. Р. Белорусский сборник. Витебск, 1891, С. 139—140
  33. Шеппинг Дм. «Мифы славянского язычества». М., 1849. С. 104
  34. Шейн, 1893, с. 526
  35. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916. С. 193
  36. Зеленин Д. К. Очерки русской мифологии. Петроград, 1916, С. 165
  37. Романов Е. Р. Белорусский сборник. Витебск, 1891. С. 139
  38. Непомнящий Н. Н. Зоопарк диковин нашей планеты — М.: АСТ [и др.], 2000.

Литература[править | править исходный текст]

  • Быкова М. Другие, или Очередное «открытие Америки» / М. Быкова // Техника — молодёжи. — ?. — №?. — С. 48—50.
  • Виноградова Л. Н. Похороны-свадьба // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого; Институт славяноведения РАН. — М.: Международные отношения, 2009. — Т. 4. — С. 225–228. — ISBN 978-5-7133-1312-8.
  • Власова М. Н. Русалка // Власова М. Н. Энциклопедия русских суеверий. СПб.: Азбука-классика, 2008. С. 448—464.
  • Горбовский А. По следам нереид, тритонов и русалок / А. Горбовский // Наука и жизнь. — 2003. — № 9. — С.118—128.
  • Зеленин Д. К. Избранные труды. Очерки русской мифологии: Умершие неестественною смертью и русалки. М.: Индрик, 1995.
  • Зеленин Д. К. К вопросу о русалках (Культ покойников, умерших неестественною смертью, у русских и у финнов) // Зеленин Д. К. Избранные труды. Статьи по духовной культуре. 1901—1913 / Вступ. ст. Н. И. Толстого; сост. А. Л. Топоркова; подготовка текста Т. А. Агапкиной; коммент. Т. А. Агапкиной, Л. Н. Виноградовой и др. М.: Индрик, 1994. С. 230—298.
  • Зимина Т. А. Проводы (похороны) русалок. Русские праздники и обряды. Российский Этнографический музей. Архивировано из первоисточника 4 августа 2012.
  • Левкиевская Е. Е. Русалки // Мифы русского народа. — М.: Астрель, Аст, 2000. — С. 233—256. — 527 с. — ISBN ISBN 5-271-00676-X
  • Померанцева Э. В. Русалки в русском фольклоре // Померанцева Э. В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. М., 1975.
  • Пивень М. Русалки / М. Пивень // Юный художник. — 2005. — № 3. — С. 18-19.
  • Сизова О. Русалки / О. Сизова // Новый Акрополь. — 2005. — № 2. — С. 10-11.
  • Терещенко А. В. 6. Обрядные праздники. Неделя ваий. Пасха. Русальная неделя. Семик. Троицын день. Первое апреля. Первое мая // Быт русского народа: забавы, игры, хороводы. — СПб., 1848. — 233 с.
  • Черных П. Я. Русалка // Черных П. Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка. — М.: Русский язык, 1999. — Т. 2. — С. 128. — ISBN 5-200-02686-5.
  • Что есть что: Мифы славян: Дет. энцикл. — М.: Слово, 2000. — 47 с.
  • Шейн П. В. Материалы для изучения быта и языка русского населения Северо-западного края. — СПб., 1893. — Т. 2. Сказки, анекдоты, легенды, предания, воспоминания, пословицы, загадки, приветствия, пожелания, ворожба, проклятия, ругань и проч.. — 715 с.
  • Шукер К. Непознанное / К. Шукер; Пер. О. Дробут , Т. Козак. — М., 1998. — С. 19.
  • Шутка чероного Лешего: Сказоч. истории о русалках, домовых и прочей нечисти. — СПб.: Библиополис, 2001. — 334 с.
  • Я познаю мир: Нечистая сила: Дет. энцикл. — М.: АСТ, 2001. — 287 с.
  • Jagić V. Einige Bemerkungen zum 23. Kapitel des Pavlovschen Nomokanons betreffs der Ausdrücke Ρονσάλια – Роусалькы. — Archiv für slaviche Philologie, 1909. — Vol. Bd. 30, H. 4.

Ссылки[править | править исходный текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
Русалка в современной культуре