Волколак

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Волкола́к (волкодла́к) — в славянской мифологии оборотень, принимающий образ волка: это или колдун, принимающий звериный образ, или простой человек, чарами колдовства превращённый в волка.

С волколаками у славян связано представление о существах, пожирающих Солнце и Луну.

Этимология[править | править исходный текст]

Название происходит от волк + длака; второе слово означает "шкура". В церковнославянском словаре прот. Г. Дьяченко оно объявлено старославянским, в этимологическом словаре М. Фасмера — церковнославянским; то и другое сомнительно, так как это слово не зафиксировано ни в старо- и церковнославянских текстах, ни в древнерусских.

Разгневаный Зевс превращает Ликаона в волка. Хендрик Гольциус (нидерл. Hendrick Goltzius)

Считается, что с начала XIX века с легкой руки А. С. Пушкина распространилась искаженная (из волколак, вурколак) форма названия — вурдалак, которая скоро стала господствующей в литературном языке (подробнее см.: М. Фасмер. Этимологический словарь русского языка. Пер. с нем. и дополнения О. Н. Трубачёва. Т. 1. М.: Прогресс, 1964). [1]

Слово «волколак» (с закономерными фонетическими вариациями) общеславянское: рус. волколак, укр. вовкулака, белор. ваўкалак, польск. wilkołak (откуда лит. vilkolakis), чеш. vlkodlak, словацк. vlkolak, серб. вукодлак, болг. вълколак, върколак (откуда греч. βρουκόλακας, βρυκόλακας и рум. pricolic). Гипотетич. ст.-слав. влъкодлакъ.

Подобия у других народов[править | править исходный текст]

Подобен волколаку оборотень вервольф (от древнегерманского wer — человек и wolf — волк образовались немецкое Werwolf и английское werewolf); а также испанский hombre lobo; французский loupgarou; итальянский lupo mannaro; португальский lobisomem; у древних римлян — faunus ficarius, у армян — мардагайл.

Верования в таких оборотней играют выдающуюся роль в народных сказаниях и распространены по всему земному шару, только в некоторых странах вместо волка являются другие хищные звери: в Ост-Индии — тигр, в Южной Америке — ягуар, в Африке — лев, гиена и т. п.; рассказы о них народов самых различных рас сходятся между собой даже в частностях. Известно, что в Беларуси к волколаку относили полоцкого князя Всеслава, который, из-за своей особенности становиться волком, получил прозвище — Чародей (Усяслаў Чарадзей).

Южнорусские и украинские поверия[править | править исходный текст]

По украинскому народному поверью, колдуны или ведьмы, желая кого-либо превратить в волка, набрасывают на него волчью шкуру и нашёптывают при этом волшебные слова.

Loup garou.jpg

Иногда колдун кладёт под порог избы пояс, скрученный из мочала; кто переступит через этот пояс, тот и превращается в волка и прежний человеческий образ может получить лишь тогда, когда чародейский пояс протрется и лопнет, или когда кто-нибудь наденет на него снятый с себя пояс, на который предварительно навязал узлы и при навязывании каждый раз говорил: Господи помилуй.

Сами колдуны и ведьмы, желая преобразиться в зверей, набрасывают на себя кольцо из мочала или кувыркаются через обручи.

Чтобы превратить свадебный поезд в стаю волков, колдун берёт столько ремней и мочал, сколько в поезде лиц, нашептывает над ремнями и мочалами заклятия, а потом подпоясывает ими по одиночке поезжан; подпоясанные тотчас становятся волколаком.

Против подобных чар можно действовать только чарами или заговорами, которые носят название оберегов. В Харьковской губернии народ так верит в силу этих оберегов, что не считает нужным, чтобы они произносились знахарем: их может прочесть и всякий, исполняющий на свадьбе роль дружки.

На Украине различают волколаков двух родов. Волколаки, превращённые из простых людей, представляются существами не зловредными, а страждущими, несчастными, заслуживающими полного сострадания: они живут в берлогах, рыщут по лесам, воют по-волчьи, но сохраняют человеческий смысл. Волколак же, превращающиеся добровольно, особенно колдуны и ведьмы, не испытывают никаких страданий, используют превращение для своих целей; рыская волками по ночам, к рассвету они снова принимают человеческий образ. В этом различении весьма рельефно выступают два факта, к которым можно свести столь распространённые верования в волколака.

Волколаки страждущие — это представители особого вида умопомешательства, при котором больные воображают, что они превращены или могут превращаться в волков. Болезнь эта, известная под именем ликантропия, была распространена в Европе в Средние века; больные этого рода поныне встречаются в русских деревнях; подобная болезнь известна в Абиссинии и в Ассаме, только там роль волка играют гиена и тигр.

В поверьях же о волколаках зловредных видны отголоски мистических представлений, при которых волк является олицетворением враждебных сил природы. Южно-славянские поверья связывают волколака с упырём (вампиром). По поверьям южных славян, волколак наводит голод, высасывает кровь из людей и собак; иной раз принимает образ красивого парня и заставляет молодую вдову вступить с ним в брачную связь, и плодом этой связи являются дети, у которых, обыкновенно, не бывает костей. Каждый человек, находившийся при жизни в дружеских отношениях с вештицами (ведьмами), или злыми вилами, или дьяволами и умерший без покаяния, делается после смерти волколаком: некий дьявольский дух, входя в тело мертвеца, одушевляет его и вынуждает его причинять всевозможные несчастия человеку. Впрочем, и добродетельных людей ожидает иногда в загробной жизни судьба волколака. Это происходит тогда, когда через покойника, в то время как он лежит на столе, перебежит кошка, собака или курица. Поэтому южные славяне прогоняют этих животных из домов на все время, пока там находится покойник. В волколака превращаются также дети, рождающиеся от брачной связи волколака с женщиной, а также люди, которые навлекли на себя злобу и мщение колдуна или ведьмы. Тогда ночью является к ним злой дух с волчьей шкурой и приказывает её надеть; после этого они начинают по ночам рыскать волками, а с рассветом, сняв с себя волчью шкуру, снова принимают человеческий образ.

Возможные образы[править | править исходный текст]

Человек, которому суждено сделаться волколаком, не может при жизни своей отличаться хорошими качествами: злые силы управляют всеми его действиями, обучают его колдовству и вообще совращают его с пути истины. Он обыкновенно хитёр, мощен, замечательно безобразен и весьма счастлив во всех своих делах и предприятиях; умирает он мгновенно. Народная фантазия яркими красками рисует образ волколака: желтоватое, изрытое глубокими морщинами лицо; всклоченные, стоящие дыбом волосы; красные, налитые кровью глаза; покрытые кровью до локтей руки; железные зубы — чёрные как смоль; голубоватые усы и отвисшая кожа на теле — вот внешний вид волколака. Но когда ночью покидает он тёмную могилу, он или превращается в летучую мышь, или же принимает человеческий образ, сохранивши только свои железные зубы. Впрочем, после первого петуха он спешит возвратиться к себе в могилу. Чтобы избавиться от посещений волколака, его нужно убить в собственной могиле колом из боярышника. Но трудность выполнения этого средства заключается в том, как найти могилу волколака. В большинстве случаев, жители местности, в которой, благодаря посещениям волколака, появилась сильная смертность, берут молодого жеребца и вместе с ним отправляются на кладбище, где заставляют его переходить с могилы на могилу до тех пор, пока не заметят, что жеребец начинает пятиться от какой-либо могилы, делать прыжки в сторону и обнаруживать признаки страха. Это значит, что в могиле скрыто что-то страшное. Быстро приближаются селяне к этой могиле, окружая её со всех сторон, раскапывают, и если замечают, что тело мертвеца ещё не истлело, несмотря на то, что он уже давно похоронен, или же если мертвец имеет внешний вид, свойственный волколаку, то переворачивают его навзничь и между плеч вбивают кол из боярышника. Селяне спешат сжечь и труп волколака и кол, которым он был убит.

Существует мнение, что так в сказках древние славяне зашифровывали воров. По описанию «волколак» очень напоминает современных воров. В те старые времена, самое лучшее логово вора — это кладбище, а если конкретнее, то землянка, замаскированная под могилу. В лесах прятаться было опасно для воров. Переступить порог колдуна — суть войти в дом т. н. «вора в законе». Он тебя и превращал в «волколака». Днём ты человек, ночью — грабитель. Когда землянку — «могилу» вора находили с помощью лошади, например, и раскапывали — он притворялся мёртвым, и для этого сказано в сказке: если труп ещё не истлел — проткни его колом. Кроме того, и апологеты современных воров, а также сами воры, считают себя волками[1]. Более того, воры и сегодня делятся на шакалов, тех, кто воруют по-мелкому себе на водку или наркотик, их народ часто прощает, и на тех, кто получает большую выгоду. «Умирают волколаки быстро».

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).