Клеопатра (фильм, 1963)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Клеопатра
Cleopatra
Cleopatra poster.jpg
Жанр

пеплум, мелодрама

Режиссёр

Джозеф Манкевич

Продюсер

Уолтер Вангер

Автор
сценария

Джозеф Манкевич, Ранальд Макдугал, Сидней Бахман
написан на основе книг Плутарха, Светония, Аппиана и Карло Марио Франзеро

В главных
ролях

Ричард Бёртон
Элизабет Тэйлор
Рекс Хэррисон

Оператор

Леон Шамрой

Композитор

Алекс Норт

Кинокомпания

20th Century Fox

Длительность

243 мин.

Бюджет

$44 млн

Сборы

$38 млн

Страна

СШАFlag of the United States.svg США

Год

1963

IMDb

ID 0056937

«Клеопатра» — драма, пеплум режиссёра Джозефа Манкевича. Одна из самых известных работ актёрского дуэта: Элизабет Тейлор и Ричарда Бёртона[~ 1].

Картина повествует о событиях 48—30 гг. до н. э., рассказывая историю жизни и смерти Клеопатры, её отношений с Юлием Цезарем и Марком Антонием. Съёмки фильма прошли в Италии, Испании и Англии. «Клеопатра» считается одной из самых дорогостоящих картин в истории кинематографа[1]. Её производство заняло более четырёх лет, и на съёмки было потрачено около 44 миллионов долларов. Элизабет Тейлор потребовала в качестве гонорара свыше $1 млн и всего получила за участие в съёмках, по некоторым оценкам, до $7 млн[2]. Картина считается одним из самых известных в истории кинематографа финансовых провалов. Собрав в прокате 1963 года около $38 млн, на показатели окупаемости картина вышла только в 1967 году, когда были проданы права на телевизионный показ. Затянувшееся производство, смена нескольких режиссёров, отстранение продюсера, перерасход бюджета привели компанию 20th Century Fox на грань банкротства и закончились смещением с поста президента компании Спироса Скоураса (en). Пристальное внимание прессы привлёк скандальный роман на съёмочной площадке между Элизабет Тейлор и Ричардом Бёртоном.

Фильм получил разноречивую оценку специалистов. Одним из главных недостатков стала стилистическая и жанровая неоднородность двух частей картины. Первая часть снята в традиции исторического фильма, а вторая как мелодрама. Высокую оценку заслужила визуальная составляющая картины, актёрская игра Рекса Харрисона, воплотившего образ Гая Юлия Цезаря и исполнителей второго плана. Несмотря на четыре выигранные премии «Оскар», фильм обозначил закат эпохи пеплумов и всей студийной системы кинематографа.

Сюжет[править | править вики-текст]

События фильма начинаются примерно в 48 г. д.н. э., с поражения Гнея Помпея в битве при Фарсале[3]. Помпей бежит в Египет в поисках союзника в лице юного фараона Птолемея XIII и его сестры Клеопатры. Преследуя Помпея, в Александрию с военным отрядом прибывает Гай Юлий Цезарь. В Египте римскому диктатору преподносят голову Помпея, и далее он оказывается вовлечён в династический конфликт. Птолемей заявляет, что Клеопатра изгнана и погибла, но оказывается, что она жива. Хитростью египетская царица проникает в покои римлянина. Гай Юлий Цезарь пленён красотой и умом Клеопатры и встаёт на её сторону. Имея ограниченный военный отряд, Цезарь, тем не менее, отстоял Александрию (en), разгромив повстанцев, но в ходе боевых действий от пожара гибнет знаменитая библиотека. Клеопатра восстанавливает своё влияние при помощи Цезаря и становится де-факто правительницей государства и фавориткой Цезаря. Римлянин надолго задерживается в Египте. Сын, которого приносит Цезарю Клеопатра, признан отцом как наследник и должен стать порукой покровительства Рима над Египтом. Цезарь уезжает в Рим и через несколько лет вызывает к себе Клеопатру. Египетская царица в столице империи устраивает свой приезд с необычайной роскошью. Клеопатра вместе с сыном остаётся жить на вилле Цезаря. Политическим деятелям в Риме не понравилось, что Цезарь оказывает такие почести своей провинциальной фаворитке. Сложная политическая борьба закончилась покушением и смертью Цезаря. Клеопатра вынуждена поспешно и тайно покинуть Рим.

Вторая часть картины начинается сразу после окончания битвы при Филиппах, в которой Антоний и Октавиан Август расправились с убийцами Цезаря. Управление провинциями империи после смерти диктатора распределилось между несколькими высокопоставленными римлянами, и контроль над Египтом перешёл к Марку Антонию. Для реализации своих политических и военных амбиций Антонию нужны деньги и ресурсы, и единственное место, где он может их получить — это Египет. Антоний и Клеопатра встречаются и заключают любовный и политический союз. Ситуация совершенно не входит в планы Октавиана и, после возвращения Антония в Рим, он устраивает брак по расчёту между своей сестрой и Антонием. Узнав об измене своего любовника, Клеопатра отказывается платить дань империи. Пытаясь найти компромисс, Антоний возвращается к египтянке и они встречаются на роскошном королевском корабле на рейде Тарсуса. Их любовные отношения разгораются с новой силой, и римлянин подчиняется воле Клеопатры. В сенате сообщение об этом вызывает негодование, которое Октавиан умело подогревает до такой степени, что Рим готов перейти к военным действиям. Решающее выяснение отношений в разразившейся гражданской войне происходит в морском Сражении при Акциуме. Антоний, более привычный к битвам на суше, терпит поражение. В решающий момент Клеопатра, которой сообщили о смерти Антония, покидает акваторию сражения. Антонию, корабль которого заманили в ловушку, удаётся спастись и он бежит в Египет. Он не может простить Клеопатре предательство и между ними возникает размолвка. Тем временем армия Октавиана, не встречая сопротивления, вступает в Египет и быстро приближается к столице. Антоний безуспешно пытается противостоять Октавиану, но его немногочисленный отряд без боя сдаётся на милость противнику. Соратник Антония Руфион кончает жизнь самоубийством[4]. Антоний возвращается в Александрию, но не находит Клеопатру во дворце. Решив, что любимая тоже покинула его, он закалывает себя мечом. Смертельно раненного Антония перевозят в храм, где укрывалась Клеопатра, и он умирает у неё на руках. Римские войска занимают город. Октавиан пытается заключить сделку с Клеопатрой и доставить её живой в Рим, но та замечает на его пальце перстень её сына. Клеопатра понимает, что Цезариона нет в живых. Царица, которая не хочет доставаться как главный приз победителю Октавиану, также погибает, положив руку в корзину с ядовитой змеёй[5].

Команда[править | править вики-текст]

В ролях[править | править вики-текст]

Съёмочная группа[править | править вики-текст]


Создание[править | править вики-текст]

Предыстория[править | править вики-текст]

«Это была история шестидесятых, остатки прежней роскоши студийной системы: отчасти из-за амбиций и отчасти от того, что Голливуд был, своего рода, управляемым хаосом. Войну с телевидением проиграли. Великие студии всё ещё держались на плаву, но были уже вне игры. Звёзды, которые одним своим именем могли собирать полные залы, канули в прошлое. Новое Кино било Старое по всем фронтам. Однако почему бы не рискнуть и ещё раз попробовать снять Большой Фильм? Поднять такую шумиху, чтобы зрители пришли посмотреть просто из любопытства? Почему бы не снять, к примеру, Клеопатру?».

Итан Морден (en)

Конец 1950-х время, когда телевидение начало оказывать серьёзную конкуренцию кинотеатрам, и студии были вынуждены искать новые возможности по привлечению зрителей в залы. В такой сложной обстановке постановка высокобюджетных картин была как никогда рискованной, но крупные компании вынужденно шли на затраты. Зрителей ещё могли привлечь роскошные постановки и кинозвёзды, то, что телевидение пока не могло себе позволить[6]. Технологический потенциал кинематографа также не был исчерпан. С 1950-х начала успешно развиваться технология широкоэкранного и широкоформатного кино, как нельзя лучше соответствовавшая подобным масштабным постановкам[7]. В 1955 году был снят первый фильм в широкоформатной технологии Todd-АО (en). Передовая разработка распространялась в одно время с новшеством в сфере проката — системой roadshow (en). Дистрибьютеры опробовали такой вариант, когда первоначально лента попадала на экраны в избранной, достаточно малочисленной сети кинотеатров с дорогим тогда прокатным оборудованием, рассчитанным на плёнку 65-70 мм. Билеты на roadshow, стоившие дороже билетов в обычные кинотеатры, продавались по системе предварительного бронирования мест[8].

Конец 1950-х начало 1960-х трудное время для студии 20th Century Fox. В 1960 году её финансовые потери составили $2,9 млн а в 1961 году $22,5 млн. Проект 1960 года «Канкан» (en) (снятый в Todd-AO) провалился в прокате и студия искала новые имена[9].

Начало[править | править вики-текст]

История создания «Клеопатры» берёт начало в сентябре 1958 года. Проработав почти сорок лет в крупнейших студиях США, Уолтер Вангер подводил итоги вполне успешной карьеры в киноиндустрии. Он продюсировал фильмы Джона Форда и Фрица Ланга, был известен как специалист, открывший в своё время имя Рудольфо Валентино. Будучи независимым продюсером, участвовал в постановке картины «Я хочу жить!», получившей высокие оценки критики. В 1958 году Вангер перешёл в студию 20th Century Fox. 30 сентября, в свой первый рабочий день на новом месте, Уолтер Вангер встретился в нью-йоркском офисе с президентом Fox Спиросом Скоурасом и вице-президентом Джозефом Московицем. Обсуждались планы производства будущих картин и Вангер предложил давно вынашиваемый замысел — экранизацию «Клеопатры»[10].

Теда Бара, в картине 1917 года

Скоурас тогда разделял мнение о коммерческой перспективности картин на библейские темы. Успех «Плащаницы» и готовящийся дорогостоящий проект MGM «Бен-Гур» давал на то все основания. Тем не менее, предложение понравилось. Глава компании, вспомнил о фильме 1917 года, с Тедой Бара в главной роли. Вангер скептически отнёсся к идее создавать ремейк. В ответ Скоурас отправил секретаршу в архив за материалами картины, снятой сорок лет назад, попутно заметив, что сценарий уже практически готов и его лишь надо «немного дописать». Московиц иронически бросил: «Нам же не нужна Лиз Тейлор. Любая эпизодница за сто долларов в неделю справится с этой ролью»[10]. Вангер, не стал спорить с шефом (хотя речь шла о сценарии немого фильма, где практически отсутствовали диалоги). Он только приступал к работе и ему уже предлагали большой проект в производство[10]. Вангер отдавал себе отчёт о том, что в условиях работы в Fox он столкнётся с устаревающей студийной системой, когда картина должна была полностью сниматься силами одной кинокомпании. С творческой инициативой будут проблемы и на каждое действие необходимо будет получать одобрение[11].

Предварительное соглашение было достигнуто. Первым делом Вангер выкупил за $15 тыс. права на книгу Карло Мариа Франзеро «Жизнь и время Клеопатры»[12]. К 20 октября 1958 года у Вангера уже имелись первые наброски плана работ. Глава отдела производства студии Бадди Адлер (en) предложил ему ориентироваться на «бюджетный» пеплум в пределах $2 млн, рассматривая возможное приглашение на заглавную роль Джоан Вудворд, Джоан Коллинз или Сьюзи Паркер (en)[11]. Эти актрисы были на зарплате студии Fox и их привлечение в картину не сильно повлияло бы на стоимость проекта[13]. Вангер доказывал, что бюджет окажется значительно более $2 млн, иначе не получить необходимого эффекта. Адлер начал торговаться, утверждая, что легко найдёт специалиста, который снимет картину даже за $800 тыс., но через некоторое время согласился. Контракт с Вангером на продюсирование «Клеопатры» был подписан в конце октября 1958 года[14]. Планировалось, что бюджет картины составит $3 млн. (без расходов на персонал и актёров). Картина должна была запуститься в производство в 1959-м, и, после 64-х съёмочных дней и монтажа, в следующем году выйти на экраны[13][15].

Подбор команды и исполнителей[править | править вики-текст]

В начале 1959 года к команде присоединился в качестве художника Джон Декур и занялся набросками декораций и раскадровкой. 14 февраля совету директоров были презентованы первые эскизы и модели декораций. Концепция будущего фильма менялась — продюсер всё больше склонялся к идее того, что фильм будет дорогостоящим и с первоклассным актёрским составом[16]. Сценария ещё не было, позиция режиссёра картины пока оставалась вакантной, а Вангер уже начал прощупывать почву и согласовывать кандидатуру исполнительницы главной роли. Поиски будущей Клеопатры стали самой сложной частью предварительной подготовки. Увидев в картине 1951 года «Место под солнцем» Элизабет Тейлор, Вангер уже тогда, по его выражению, «запал» на неё[12]. В ноябре 1958 года он встретился с тогдашним мужем Элизабет Майклом Тоддом и оставил ему книгу о жизни Клеопатры[16]. Компания была против кандидатуры. Скоурас неодобрительно отзывался об Элизабет: «от неё только и жди проблем»[17].

Между тем, Тейлор до лета 1959 года была полностью занята личной жизнью: в марте в авиакатастрофе погиб Майкл Тодд и в мае она снова вышла замуж. В сентябре Вангер впервые связался с агентом актрисы, занятой на съёмках картины «Внезапно, прошлым летом» в Лондоне. Тейлор была на тот момент одной из самых высокооплачиваемых кинозвёзд мира и поставила свои условия. Во время первого обсуждения актриса оговорила $750 000 гонорара и 10 % от проката, но позже пересмотрела условия. Первым кандидатом на роль была Тейлор, однако, в списке студии на случай отказа были звезды первой величины: Бриджит Бардо, Софи Лорен, Одри Хэпберн и другие. С некоторыми были проведены предварительные переговоры. В частности, Лорен выдвинула требование о том, что съёмки могут пройти только в Италии[18]. До последнего момента в шорт-листе оставались Одри Хэпберн (между прочим давшая согласие на участие в фильме) и Сьюзен Хэйворд[19].

Рубен Мамулян

После длительных дискуссий и торговли руководство Fox согласилось на участие Тейлор. Контракт Тейлор на участие в «Клеопатре» был подписан в ходе её съёмок в картине «Баттерфилд, 8» 15 октября 1959 года. Рекордное соглашение предусматривало оплату по $125 000 в неделю за 16 недель съёмок плюс процент с проката и дополнительные издержки[20]. Актриса выдвинула и некоторые другие условия, в частности то, что съёмки пройдут за рубежами США, дабы уменьшить свои налоговые издержки[13]. Тейлор прочитала набросок сценария и нашла его слишком фривольным — в первом варианте сюжет сразу начинался со сцены знакомства Клеопатры с Цезарем. О своём образе она сказала: «главная героиня — проститутка» и попросила переработать сценарий в более консервативном ключе[20].

После этого принципиального решения были согласованы другие кадровые вопросы. Выбор режиссёра с Вангером не обсуждался и был решён непосредственно руководством студии. Режиссёрское кресло картины занял голливудский ветеран Рубен Мамулян, близкий друг Скоураса[21]. До войны Мамулян был одним из самых востребованных специалистов, однако, после увольнения с картины «Лора», он нечасто возглавлял съёмки[22]. Для работы над сценарием были привлечены известные литераторы: Найджел Балчин (en), Дейл Вассерман и Лоренс Даррелл. Руководила процессом Луди Клэр[23]. Оператором картины стал Джек Хилдьярд.

Процесс подбора актёров оказался приостановлен в начале 1960 года. Первая всеобщая забастовка SAG в марте-апреле парализовала работу крупнейших студий США и ассистентам по подбору исполнителей пришлось ждать её окончания. Забастовка стала ещё одной причиной переноса основной съёмочной площадки в Европу. На роли второго плана широко привлекались британские и европейские актёры. Возможность воплощения образа Юлия Цезаря обсуждали с Лоуренсом Оливье, благодаря его нашумевшему исполнению роли диктатора в спектакле по пьесе Шоу «Цезарь и Клеопатра», в театре Олд Вик. Тем не менее Оливье больше привлекали перспективы сняться в картине «Бекет». Переговоры проводились и с Фредриком Марчем, но успехом не увенчались. В конце концов, на роль Цезаря был приглашён Питер Финч, Антония — Стивен Бойд, Октавиана — Кит Бакстер (en)[24]. После всех поправок и изменений в актёрском ансамбле бюджет картины оценивался в $5 млн[13][25].

Начало съёмок картины[править | править вики-текст]

Приступить к съёмкам планировалось в начале 1960 года. Так же как и для многих высокобюджетных пеплумов того времени («Бен-Гур», «Лоуренс Аравийский»), производство картины переносилось в Европу из соображений экономии. Студии Италии и Испании были оснащены всем необходимым для производства картины класса «Клеопатры». Первое же решение кинокомпании о ходе работ поставило Вангера в тупик. Ему было предписано управлять процессом из Нью-Йорка, поэтому на первом этапе его непосредственное участие в производстве было ограниченным[21]. Съёмки должны были пройти под Римом, однако, как выяснилось, в 1960 году летом в столице Италии должны были пройти Олимпийские игры, что стало сюрпризом для руководства съёмочной группы[24]. Все гостиницы были заняты, возникали трудности с наймом персонала и студия решила перенести основную съёмочную площадку в окрестности Лондона[26]. Помимо прочего, британское правительство обещало субсидии иностранным кинокомпаниям, ведущим производство в Англии[16]. Продюсер пытался доказать руководству, что Англия не лучшее место для изображения Египта, и что сами английские режиссёры, как правило, выезжают на натуру за пределы страны, например, в Испанию. Хорошо известно было и то, что Элизабет Тейлор не отличается крепким здоровьем и склонна к простудам. Однако всё было бесполезно[27]. В июле 1960 года скоропостижно скончался глава производственного отдела Fox Бадди Адлер и в руководстве компании возник некоторый вакуум власти. Происходили задержки с принятием решений или же решения принимались не самым адекватным образом[17].

1963 Cleopatra trailer screenshot (9).jpg
Magnify-clip.png
Декорации гавани Александрии.

В мае 1960 года Рубен Мамулян впервые прибыл в Лондон. Он обнаружил то, что Вангер в своём дневнике описал как «полную катастрофу». Всё началось с того, что его вещи потеряли в аэропорту и номер в отеле не был заказан[28]. Когда режиссёр впервые увидел «Египет», воспроизведенный на студии Pinewood (en), ему стало плохо. Студия не располагала мощностями соответствующими калибру картины. Не было достаточно просторных павильонов, а в тех, что имелись, потолки оказались слишком низкими. Другая крупнейшая британская студия Denham (en) неожиданно прекратила существование, и выбор у продюсеров был невелик[16][29]. Между тем «Клеопатру» планировалось снять с ещё большим размахом. Первоначально фильм собирались запечатлеть «бюджетному» варианту на 35 мм плёнку в технологии CinemaScope. В июне было решено использовать 65-мм плёнку формата Todd-AO (en)[~ 2]. Технология, принципиально меняющая подход к визуальному решению, была выбрана опять таки без ведома продюсера и режиссёра[30]. Лето для съёмок было потеряно и представители студии занимались переделкой декораций и подготовкой процесса производства. Съёмки картины начались 1 сентября 1960 года в окрестностях Лондона, так как руководство студии отдало приказ снимать в любых условиях. На фильм было уже потрачено около $6 млн.[25]

Первый же съёмочный день начался с конфуза. Тейлор отказалась от услуг местного британского стилиста и решила дожидаться прибытия из Калифорнии её персонального парикмахера. На третий день съёмки вновь остановились — актриса назвалась больной[17]. В процесс вмешалась нестабильная английская погода. Дожди шли неделями подряд. Изо рта актёров шёл пар — «всё это больше напоминало северный полюс, но никак не Египет» — вспоминал Мамулян[31]. Режиссёр успел снять шесть дублей сцены, в которой Клеопатру завёрнутую в ковёр приносят Цезарю. Затем состояние актрисы ухудшилось и у неё началась лихорадка. Элизабет осмотрел личный врач королевы Елизаветы II и обнаружил у неё абсцесс зуба. 28 декабря, после кратковременного улучшения состояния, актриса появилась на съёмочной площадке, но в холодной студии не удалось быстро организовать отопление. Затем, после нового года, состояние Тейлор снова ухудшилось[32]. Студия начала спешные поиски замены. Главная роль могла отойти к Мэрилин Монро[33]. Мамулян на ранних этапах подготовки предлагал большее участие темнокожих актёров и, рассматривал на роль Клеопатры кандидатуру Дороти Дэндридж[26]. Однако Вангер уговорил руководство студии подождать выздоровления Тейлор[11]. Режиссёр тем временем занялся второстепенными сценами, но даже их он не мог начать полноценно снимать. Дело было не только в расслабленном (по американским меркам) отношении к делу английских подрядчиков, но и в проблеме со сценарием[16].

Вангер поменял нескольких авторов — лучших специалистов к каким только можно было обратиться, но и к осени 1960 года законченного сценария картины у продюсера не было. В картину был привлечен новый сценарист — Наннали Джонсон (en). Решение об этом было принято «импульсивно», в ходе телефонного разговора, несмотря на сопротивление Мамуляна. Один из самых авторитетных специалистов Голливуда по экранизациям написал 75-страничный сценарий первой части картины, да и тот оказался впоследствии невостребованным[34]. Представители студии безрезультатно обращались к Пэдди Чаефски. Писатель запросил не менее полугода на работу, что было неприемлемо[35]. Без внятного сценария не возможно было поставить задачу художнику-постановщику, подрядчикам, ответственным за строительство декораций; костюмерам и другим специалистам[16].

Таким образом планы закончить съёмки в феврале 1961 года оказались далёкими от реальности и проект пришлось отложить, запросив расширение бюджета. После двух лет съёмок студия имела в результате всего 12 минут материала пригодного для финального монтажа. Весной 1961 года, после кратковременного улучшения, состояние Элизабет Тейлор резко ухудшилось. Пневмония вызвала осложнение. У актрисы диагностировали отёк лёгких и 15 марта ей пришлось делать экстренную трахеотомию. Состояние больной было критическим и она находилась в госпитале в реанимационной палате[36][37]. В прессе появилась информация о том, что актриса при смерти, но Тейлор пришла в себя и постепенно пошла на поправку. После болезни она взяла отпуск и улетела домой в Калифорнию, на церемонию связанныю с вручением Оскара за картину «Баттерфилд, 8». Шрам от трахеотомии на шее у актрисы так и не зажил и гримерам приходилось его скрывать. Страховая компания Lloyd’s выплатила около $2 млн компенсации за задержку в съёмочном процессе, вызванную болезнью Тейлор[34].

Смена режиссёра[править | править вики-текст]

Студия Чинечита

Студия Fox была вынуждена предпринять крайние меры для оживления работы над фильмом. Рубен Мамулян был не согласен с ходом съёмок, сценарием и никак не находил взаимопонимание с Элизабет Тейлор. Он начал угрожать студии тем, что покинет съёмочную площадку. Элизабет Тейлор была больше чем актрисой в проекте: она имела право голоса в принятии ключевых решений[38]. Студия приняла в этом конфликте сторону актрисы и согласилась с отставкой режиссёра[31]. Тейлор, вспомнив об успешной совместной работе над картиной «Внезапно, прошлым летом», представила кандидатуру Джозефа Манкевича и продюсеры её поддержали. Джозеф в этот момент был независимым агентом и неспешно занимался подготовкой сценария картины «Джустин» (en), будучи в творческом отпуске на островах Карибского моря. Он выслушал предложение Скоураса без особого энтузиазма. Манкевича не вдохновляла затея забирать работу из чужих рук, но Скоурас буквально умолял его спасти проект. Fox сделала Манкевичу предложение, «от которого он не мог отказаться», полностью выкупив его киностудию Figaro Inc., и предложив процент от проката будущего фильма. В сумме гонорар Манкевича и сделка от продажи студии принесли ему около $1 млн, что стало самой высокой оплатой за услуги режиссёра в истории кинематографа на тот момент[39]. Стороны договорились о том, что новый режиссёр может полностью переписать сценарий и внести любые изменения в список актёров. Замена обошлась Fox в дополнительные $3 млн[7][16]. Со всеми поправками картина теперь должна была по плану выйти на экраны осенью 1962 года[34].

Скоурас убеждал Манкевича, что сценарий готов, декорации построены и актёры подобраны. Джозеф Манкевич не считал себя «блокбастерным» режиссёром, полагая что его стиль ориентирован на более камерные постановки, где психология и диалоги героев выходят на первый план. Поэтому он и оговорил в контракте условие радикального изменения концепции[40].

Прочитав рабочий сценарий «Клеопатры» Мамуляна новый режиссёр поразился размаху картины, хотя с литературной точки зрения материал никак не годился для работы. «Не то что снимать по нему… его даже прочитать было невозможно» отзывался о сценарии Джозеф[34]. Манкевич начал работу над новым сценарием, более соответствующим событиям древней истории. В качестве помощника он привлёк опытного Раналда Макдугала (en). Именно вклад Макдугала, оказался самым значительным среди всех соавторов. Основой стали труды Плутарха, Светония, Аппиана; а также, частично, произведения Бернарда Шоу и Шекспира[41]. Манкевич видел Клеопатру в образе тонкого политика, ведущего сложную дипломатическую игру с могущественным Римом. Манкевич чётко разделил картину на две серии, соответствующих отношениям с Цезарем и Марком Антонием[42][16].

Ричарда Бёртона и Родди Макдауэла режиссер заметил в мюзикле «Камелот», где они также сыграли непримиримых врагов[43]

Моя концепция Клеопатры не имеет отношения ни к Шоу, ни к Шекспиру. И не к Птолемею, если на то пошло. Клеопатра, которую я задумал — поразительная и бесстрашная женщина. Она почти смогла стать повелительницей, подчинив себе двоих самых сильных мужчин мира, причём оба они так и не смогли обладать ей. Один был неожиданно убит, второй оказался трусом. Нет, Клеопатра не скроется счастливо в лучах заката. Он умрёт так, как она и умерла, и я обещаю, что у меня в картине никто не будет лениво жевать виноград в горизонтальной позиции

[44]

Летом 1961 года произошёл рестарт проекта. Тот небольшой материал, что был снят Мамуляном, оказался не востребован. Затраты компании Fox составили уже более $7 млн. Студия была вынуждена заморозить большинство проектов и полностью приостановить работу своей телевизионной студии[17].

В сентябре 1961 года производство картины продолжились на студии Чинечитта. Длительная задержка привела к тому, что контракты с актёрами и некоторыми специалистами пришлось приостановить и проводить кастинг заново. Хилдьярда заменил оператор Леон Шамрой. Питер Финч начал съёмки в другой картине. Манкевич предложил роль Цезаря Рексу Харрисону, с которым имел большой совместный опыт работы. В роли Марка Антония Манкевич поначалу видел Марлона Брандо, но актёр оказался занят. Ричарда Бёртона и Родди Макдауэлла Манкевич заметил в мьюзикле «Камелот». Бёртона он знал давно, как прекрасного театрального актёра и предложил ему роль Марка Антония[39]. Студия встретила кандидатуру Бёртона в штыки — актёр был известен своенравием и неумеренной любовью к спиртному. Манкевичу удалось уговорить руководство. Сам Ричард с удовольствием покинул мьюзикл так как, по его утверждению, ему до смерти надоело целый год подряд играть Короля Артура. Контракт с Бёртоном обошёлся компании в $300 тыс. и стал его самой высокооплачиваемой работой на тот момент времени[45].

Тейлор вспоминала о курьёзном случае на одной из вечеринок студии в 1961 году. Спирос Скоурас обратился к Элизабет Тейлор по имени её героини. Актриса удивилась:
— Вы же платите мне миллионы. Неужели вы не помните моё имя? Если вспомните верну половину денег назад.
— Э-э… Клеопатра? - ответил Скоурос[17]

Продолжение съёмок[править | править вики-текст]

Манкевич де факто отстранил от работы над фильмом Вангера и стал сценаристом, режиссёром и продюсером в одном лице. К осени 1961 года Манкевич написал 132 страницы нового сценария, но это едва соответствовало по объёму половине будущей картины. Болезнь Тейлор дала некоторое время, но всё закончить не удалось. Оставшиеся 195 страниц были написаны в ходе съёмок. В качестве помощников студия привлекала Лоренса Даррелла и Сиднея Бахмана (en), хотя их помощь казалась минимальна. Манкевич вспоминал о следующих нескольких месяцах жизни как работе на износ. Днём шли съёмки, а по ночам он писал. Получившийся трёхсотстраничный сценарий соответствовал фильму длительностью 5-6 часов, но Манкевич не мог ничего сократить[46][16].

В ходе производства оказалось, что строительство декораций провалено и всё пришлось переделывать. Дополнительные затраты приносила многолюдная массовка картины, которая была вынуждена постоянно ожидать перестройки декораций, прямо в промежутках между дублями. Возведение декораций Манкевич также взял под свой контроль. На территории студии на площади 20 акров были построены новые декорации: Возведён римский Форум и александрийский храм Клеопатры. Вангер вспоминал что при разработке декораций первоначально планировалось воссоздать полную реплику римского форума. Впрочем, позже оказалось, что исторически форум представлял собой не очень фотогеничный ансамбль из довольно разных по стилю сооружений. Пришлось оставить только два здания и расположить их так, чтобы найти выгодную точку съёмки для оператора[41].

Съёмки корабля Клеопатры и батальные сцены битвы при Акциуме прошли в районе острова Ивиса в Средиземном море[47]. «Александрия» была построена около местности Торе Астуро (en), на побережье Тирренского моря. Отдельные натурные сцены были сняты около городов Анцио и Ланувио, в районе острова Искья и в окрестностях Александрии в Египте[25][17]. Так порт Александрии был возведён около Анцио, на берегу Средиземного моря. В ходе масштабных работ по подготовке бульдозерами причала порта произошёл печальный инцидент. Рабочие наткнулись на мину оставшуюся от Второй мировой войны — один рабочий погиб и несколько были ранены[48].

Манкевич постоянно сталкивался и с другими обстоятельствами, которые тормозили работу. Заметив, что у Элизабет Тейлор подозрительно много выходных дней режиссёр попытался призвать актрису к порядку. Вчитавшись в контракт подписанный со звездой, Манкевич с удивлением обнаружил, что Тейлор оговорила выходные в критические дни. По факту подобные дни случались у актрисы чаще двух раз в месяц и Манкевич собрался прибегнуть к медицинскому освидетельствованию Тейлор, но помощники отговорили его от бесполезной траты времени[49]. Манкевич последние месяца работы над картиной жил на психотропных препаратах (впоследствии у него развилась зависимость). Медсестра делавшая инъекции, случайно задела седалищный нерв, в результате одна нога почти не двигалась и концовку съёмок Манкевич провёл в инвалидной коляске[50]. Вспоминая о том, как приходилось работать Манкевичу. Ричард Бёртон вспоминал, что ему приходилось предпринимать нечеловеческие усилия, дабы вытянуть работу: «… Будь на его месте кто послабее — он сошёл бы с ума»[51].

Продюсер картины также был беспросветно занят в организационных дрязгах. Кастинг картины продолжался до 1961 года и логистика процесса была построена из рук вон плохо. Никто не встречал прилетающих в аэропорту и багаж постоянно терялся. Контракты не были детально проработаны. Кэрролл О’Коннор, исполнитель роли Сервилия Каски, заключил контракт на 15 недель. В итоге он снимался только 17 дней и остальное время бездействовал. Хьюм Кронин прибыл на съёмочную площадку 19 сентября 1961 года и отдыхал до самого Рождества[17]. С тем, чтобы не простаивать без толку, Бёртон и Макдауэлл даже успели сняться в камео-ролях в картине «Самый длинный день»[17]. Вангер был также занят в сложных тяжбах с руководителями актёрских профсоюзов и страховыми обществами. Проблемы возникали там, где их никто не ожидал. Итальянская коммунистическая партия обвинила создателей фильма в расовой и половой дискриминации и организовала забастовку женщин-статистов[52]. Основной организационной проблемой Вангер называл то, что он был вынужден постоянно работать с некомпетентными людьми, а общение с руководством студии Fox называл не иначе как «кафкианским бредом»[53].

Съёмки «Клеопатры» стали уже притчей в СМИ. В газетах обсуждались различные версии причин задержки, вплоть до того, что Элизабет Тейлор слишком прибавила в весе и не влезает в костюмы сшитые для роли Клеопатры[46][~ 3]. Даже представители Конгресса США открыто обсуждали возможность посетить съёмочную площадку картины, дабы разобраться с тем, что же там происходит[51]. Рекс Харрисон предложил вложить собственные средства лишь бы закончить картину[53]. При всём этом немалое время отнимали встречи с журналистами, интервью, которые студия считала важным элементом производства[41].

Первые критические отзывы о затянувшемся проекте стали появляться в прессе задолго до выхода на экраны. До внимания Манкевича уже доходили материалы опубликованные в Times и он опасался провала картины[54]. Тем временем затянувшиеся съёмки приближались к концу. Самая сложная сцена, ключевая в первой части картины — торжественное прибытие Клеопатры в Рим, была снята 8-9 мая 1962 года. Сцену впервые попробовали отработать за полгода до этого и неудачно. Затем, после месяца предварительной подготовки, она была снята практически всего за один день. В самой большой массовке картины было занято около 6000 статистов. По окончании работы над торжественным приездом Клеопатры съёмочная группа устроила роскошный ужин с шампанским, на который были приглашены представители королевских семей и государственные деятели Европы[55][56][57]. 21 мая 1962 Манкевич и представители киностудии просматривали материалы 20-минутной сцены. Реакция режиссёра была неожиданной. Вся последовательность событий, по его мнению, была великолепна, но развязка, главный эпизод в концовке — Клеопатра игриво подмигивающая Цезарю, никуда не годился. Манкевич настаивал на том, что последние кадры сцены необходимо переснять, но взаимопонимания у продюсера не нашёл[54]. Последние события привели к тому, что руководство студии предприняло крайние меры для ускорения работы над картиной[46]. 28 мая была завершена работа над эпизодом самоубийства Клеопатры, что для руководства студии стало сигналом к немедленному завершению съёмок[17].

Завершение съёмок и монтаж[править | править вики-текст]

К середине 1962 года финансовое положение студии Fox приблизилось к банкротству. Трагедия на съёмках другого дорогостоящего проекта «Что-то должно случиться» поставила под угрозу само существование Fox. Студия начала увольнение персонала и распродажу активов. На некоторое время единственной картиной оставшейся в производстве стала «Клеопатра». С весны 1962 года Спирос Скоурас находился под непрерывным огнем критики. 27 июня 1962 года, после 20 лет работы, решением акционеров и, затем, совета директоров, он был освобожден от занимаемой должности президента 20th Century Fox. Его место занял Дэррил Занук — один из крупнейших акционеров компании. Он, в отличии от Скоураса, был не только опытным руководителем, но и детально разбирался в производстве кинокартин[33]. Занук энергично взялся за «тонущий» проект[58].

1 июня 1962 года продюсер Уолтер Вангер был уволен, несмотря на то, что готов был работать и бесплатно. Вангер попросил разрешения остаться на площадке картины вплоть до её завершения. Манкевич получил ультиматум. Оплата услуг Элизабет Тейлор прекращается 9 июня и, если понадобится — Тейлор заменит дублёрша. Съёмки необходимо закончить до 30 июня. После этого срока финансирование будет прекращено[59][17]. Режиссёр был вынужден поспешно закончить одну из ключевых сцен картины — встречу Клеопатры и Антония на борту королевского корабля. 23 июня 1962 года для Элизабет Тейлор съёмки в картине закончились. Оставалось ещё несколько крупных батальных сцен. Обычно над столь технически сложными частями фильма работают в начале графика, но здесь ими пришлось всё заканчивать. Манкевич не особенно любил сцены сражений и для них ещё не был написан сценарий. По плану в картину должно было войти сражение при Филиппах, но из студии пришло распоряжение исключить данную сцену. Съёмки заканчивались тем, с чего начинается фильм — сценой битвы при Фарсале, хотя полноценно отснять её не удалось[60]. В ответ режиссёр послал жёсткую телеграмму в штаб-квартиру:

Без Фарсал, по моему мнению, начало картины серьёзно пострадает, однако, без Филипп попросту исчезнет вступление второй части и все постановочные сцены не будут увязаны друг с другом […] по взаимному разделению обязанностей и ответственности по отношению к акционерам компании, я прошу заменить меня кем-нибудь менее критически настроенным к вашим директивам и менее ориентированным на окончательный успех Клеопатры.

Дэррил Занук

В июле съёмочная группа выехала на натуру в Египет для завершения работ над сценами сражений. Всё закончилась полной неудачей. За столь короткое время ничего не удалось организовать. 28 июля прошёл прощальный ужин для основной актёрской команды работавшей над фильмом[61]. К октябрю 1962 года Манкевич закончил черновой монтаж, после чего он и редактор Дороти Спенсер вылетели в Париж для консультаций с Зануком по поводу дальнейшей судьбы «Клеопатры». Концепция разделения фильма на две самостоятельно идущие в прокате серии шла в разрез с взглядами нового руководства. Глава компании опасался, что первая часть: «Цезарь и Клеопатра», после скандала с Бёртоном и Тейлор не будет интересна зрителю. Несмотря на предупреждения о прекращении финансирования картина всё равно так и не была готова. На это батальные сцены было выделено ещё $2 млн. К счастью для компании неожиданно успешный прокат картины «Самый длинный день» спас Fox от финансового краха и деньги нашлись[61].

После просмотра чернового монтажа картины, длившейся 320 минут, Занук охарактеризовал результат как «неуклюжий, любительский, второсортный» и распорядился отстранить Джозефа Манкевича от дальнейшей работы[51][17][33]. Полемика между главой компании и режиссёром перешла на страницы прессы. Занука, в частности, не устроили уже снятые батальные сцены, Манкевич, возражая, отвечал, что батальные сцены в картине не главное. На пресс-конференции Занук заявил журналистам, что Манкевичу нужно отдохнуть, а заканчивать фильм будет он сам[62].

За прекрасную компенсацию, пополнившую его счёт, мистер Джозеф Манкевич потратил два года своего времени, талант и 35 миллионов долларов акционеров 20th Century Fox, осуществив монтаж первой копии фильма. Он вполне заслужил отдых.

К декабрю 1962 года страсти несколько поутихли. Занук признал то, что всё происшедшее было, ни чем иным, как публичным унижением знаменитого режиссёра и попросил у него прощения. Он даже приглашал Манкевича назад для съёмок оставшихся батальных сцен и консультировался с ним по отдельным вопросам, касавшимся фильма. Окончательный монтаж «Клеопатры» осуществил Манкевич, под пристальным вниманием Занука[17].

Отдельные эпизоды битвы при Фарсале были запечатлены в Испании (возле городка Альмерия) и затем под Лондоном в феврале 1963 года. По первоначальному замыслу сцена логически объединяла двоих главных героев. Цезарь должен был встретиться после битвы с Антонием, но Ричард Бёртон уже был занят в другой картине и его пришлось заменить на Руфиона (Мартина Ландау). Ключевой момент картины потерял свой посыл. Собственно и самой битвы в окончательном монтажном варианте нет — из-за спешки ничего внятного снять и смонтировать так и не удалось, хотя только на её постановку было потрачено около $500 тыс. Зритель видит только дым погребального костра над полем закончившегося сражения[4]. С учетом всех поправок Занука, окончательная длительность картины для проката составила около 248 минут. Манкевич встретил это решение с глубоким разочарованием, считая, что длительность картины должна была быть около 6 часов и многие из его идей оказались потеряны. Хьюм Кронин и Родди МакДауэлл также остались при мнении о том, что в этом монтаже были вырезаны их лучшие сцены[63].

Элизабет Тейлор и Ричард Бёртон[править | править вики-текст]

К 1961 году Бёртон уже 12 лет состоял в браке с Сибил Бёртон, в котором растил двоих дочерей. Не смотря на это Бёртон был известен целой чередой реальных или приписываемых романов со своими партнёршами по картинам. С мая 1959 года Тейлор была замужем за музыкантом Эдди Фишером. Бёртону раньше не доводилось сталкиваться с Тейлор на съёмочной площадке и он придерживался мнения о том, что она одна из тех бесталанных актрис, добившихся признания исключительно эффектной внешностью. На съёмочной площадке Бёртон до определённого момента особо не общался с актрисой и отпускал за спиной Тейлор непристойные шутки[16][37]. Всё изменилось после первой сцены близости — 22 января 1962 года. Бёртон в тот день появился на площадке с сильного похмелья. Элизабет, заметив трясущиеся руки, принесла ему чашку кофе. Очевидцы вспоминали, как между ними «проскочил электрический разряд». Понадобилось немалое время, чтобы Ричард и Элизабет пришли в себя и смогли отыграть сцену. После команды «снято» режиссёр саркастически обратился к актёрам: «Я вам не мешаю?»[64]. Во время очередного приезда в Рим, Манкевич отвёл Вангера в сторону и озабоченно сказал продюсеру: «Я сижу на вулкане…Лиз и Бёртон уже не просто играют Антония и Клеопатру»[17].

1963 Cleopatra trailer screenshot (23).jpg
Magnify-clip.png
Ричард Бёртон (Марк Антоний) и Элизабет Тейлор (Клеопатра) в сцене на золотом корабле

Рабочая атмосфера и моральный климат на съёмочной площадке были и так весьма слабы из-за организационных неурядиц, но после адюльтера продюсеру и режиссёру было очень сложно сохранять порядок на производстве картины. Через несколько дней после первой совместной сцены любовников, Бёртон появился в мужской гримёрке и объявил во всеуслышание: «Джентльмены, я только что трахнул Элизабет Тейлор на заднем сидении своего кадиллака»[17]. Попытки скрыть происходящее были бесполезны. Скандал вызвал продолжительные паузы в съёмках. В феврале 1962 года, после того как Ричард Бёртон на некоторое время вернулся к жене Тейлор пришлось срочно госпитализировать после передозировки снотворным[65]. В больнице у актрисы обнаружили также кровоподтёки на лице и разбитый нос. Съёмки были задержаны на 22 дня. Старший брат Ричарда Бёртона прибыл на съёмки и попытался защитить честь Сибил. Между братьями произошла драка и производство картины задержались ещё на несколько дней[66].

С того момента как в прессу просочилась информация о размере гонорара Тейлор и перипетиях сопровождавших проект, будущий фильм не страдал от недостатка внимания папарацци. Журналисты осаждали отель, где остановилась Тейлор, студию Cinnecita и офис Fox в Нью-Йорке. Информация об адюльтере стала одной из самых громких голливудских сенсаций 1962 года. Многие издания после него даже стали иронически называть картину Lizpatra. В популярном телевизионном шоу Перри Комо вышла скетч-постановка пародирующая абсурдную ситуацию на съёмках и бурный роман[67]. Когда в 1962 году готовились постеры картины для американского рынка, художник Сеймур По решил даже не упоминать имена актёров на плакатах — публика настолько хорошо их знала, что это было лишним[68].

фильм был таким, что не мог не повлиять на наши судьбы… это был не единственный роман на съёмках

— Жан Марш [69]

Одной из причин почему сюжеты на библейские и античные темы пользовались такой популярностью являлось то, что они были политически и социально нейтральными и вызывали минимум нападок со стороны блюстителей морали. Хотя «Клеопатра» снималась по канонам студийной системы, то что происходило на съёмках нарушало все неписанные законы жанра. Строгие нормы морали, контроль киностудии, уже не сдерживали происходящее. Процесс кинопроизводства теперь всё более зависел от капризов и ветреного характера звёзд нового кино. Киновед Айра Хоциг описал роман Бёртона и Тейлор в ходе съёмок как «неописанное в сценарии, резкое вмешательство в тщательно контролируемый мир голливудской студийной системы»[70]. Перенос съёмок картины в Европу и, в особенности, в Италию, где возник феномен «папарацци», так же сделал своё дело. Впервые история из реальной жизни настолько вмешалась в производство, что кардинально повлияла на восприятие картины зрителями, отчасти затмив сам сюжет[71].

Личная драма Элизабет Тейлор во многом повторила драму жизни её героини[64]. История закончилась уже после съёмок картины разводом с бывшими супругами и замужеством Бёртона и Тейлор в 1964 году[7]. В 2012 году Джесс Уолтер (en) опубликовал роман «Великолепные руины» посвященный любовной связи Элизабет Тейлор и Ричарда Бёртона в ходе съёмок Клеопатры в Италии в 1962 году[72].

Бюджет и прокат[править | править вики-текст]

Постер Говарда Терпнинга (en). В первом варианте на нём отсутствовал Цезарь. Однако Рекс Харрисон, проявив принципиальность, отсудил право быть изображённым на постере картины, так как это оговаривал контракт актёра. Художнику пришлось дорисовать на картине ещё одного персонажа[73].

Руководство студии полагало, что скандальный роман Бёртон и Тейлор может неблагоприятно сказаться на прокатной судьбе картины[63]. Так ещё в апреле 1962 года официальное издание Ватикана «Osservatore della domenica» подвергло ещё незаконченную картину критике за чрезмерную свободу морали как на экране, так и за кулисами[74]. В мае 1962 конгрессмен Айрис Блитч (en) обратилась с ходатайством к генеральному прокурору запретить въезд в США скандальной пары, так как Тейлор «принизила престиж американской женщины за рубежом»[75]. Однако опасения оказались напрасными. «Клеопатра» стала самой ожидаемой премьерой года[76].

Популярности картины способствовала мощная маркетинговая кампания, в рамках которой 75 крупнейших газет, телевизионных и радиопрограмм США были привлечены к рекламе картины[53]. В марте 1963 года вице президент Fox Сеймур По провёл в Париже специальную конференцию, с участием представителей 17 стран, для объединении усилий по организации маркетинга картины[73]. Выход «Клеопатры» в прокат привлёк повышенное внимание сетей кинотеатров в США и во всём мире[53]. Не помешало и то, что во многих киноцентрах хозяевам пришлось пойти на дополнительные расходы, связанные с установкой прокатного оборудования, рассчитанного на 70 мм плёнку[77]. Было решено, что картина будет выпущена в прокат по системе Roadshow (en) Выручка за предварительно купленные билеты достигла беспрецедентной для компании Fox суммы в $20 млн[77]. Стоимость билетов на картину достигала $5,50, что примерно втрое превышало обычную цену. В случае с «Клеопатрой» кинокомпания договорилась о своей 70 % доле доходов от продажи билетов, тогда как обычно сети кинотеатров и киностудии делили доходы попалам[78].

Мировая премьера состоялась в Нью-Йорке 11 июня 1963 года в кинотеатре Rivoli. На первом сеансе присутствовали Дэррил Занук, Джозеф Манкевич и Рекс Харрисон. Бёртон и Тейлор не приехали. В интервью актриса говорила о том, что её не особенно тянуло смотреть ленту[17]. По рекомендации влиятельного критика Босли Кроутера в американском прокате картины шла в более урезанном варианте — 217 минут. Был также выпущен вариант монтажа на 192 минуты[79].

Прокат за границами США также был весьма успешен. В 1963 году картина стала самым кассовым фильмом года в Великобритании[25]. Премьера картины происходила в лучших кинотеатрах европейских столиц: Доминион (Лондон), Гран-Рекс (Париж), Delphi Film Theatre (en) (Берлин)[73]. Вангер оптимистически предполагал, что всемирный прокат превысит $100 млн, но этого не случилось. К 1966 году общая выручка составила $38 млн, из которых 23,5 млн пришлись на внутренний прокат в США. Картина показала высокие финансовые результаты для системы roadshow. Например в театре Rivoli сеансы фильма оставались в программе в течении 63 недель подряд и принесли $1 250 000 прибыли. Для любого другого фильма это был отличный показатель, но Клеопатра из-за огромного бюджета не окупилась. «Клеопатра» проиграла картине «Звуки музыки», кассовые сборы которой при бюджете $8 млн составили свыше $100 млн[17]. Картина окупила затраты только в 1967 году. В 1966 году компания ABC заплатила $5 млн за право первого показа в телевизионном эфире[51][80]. Впервые на канале ABC фильм был показан 13 февраля 1972 года и получил показатель рейтинга Nielsen 24,5[81].

Картина «Клеопатра» стала самым дорогим в истории фильмом, по состоянию на 1963 год, и считается одной из крупнейших финансовых неудач в истории кинематографа[51]. По данным кинокомпании суммарный бюджет картины составил $44 млн, из которых $31 115 000 составили непосредственно расходы на производство и оставшаяся сумма пришлась на рекламу, печать копий и дистрибьюцию ленты. В эту сумму не входит ещё $5 млн потерянные в связи с неудачным началом съёмок в Англии в 1960—1961 году[8]. Этот рекорд был превзойдён только в 1980 году 220 минутной картиной «Врата рая»[25]. По оценке Forbes «Клеопатра» считается самой дорогостоящей картиной в истории кинематографа. В 2006 году сумма потраченная на её производство была бы эквивалентна $290 млн[82].

Впрочем, представитель Fox Кеннет Гейст отзывался о том, что «Клеопатра» носит звание крупнейшего кассовой неудачи незаслуженно. В конце-концов, она даже принесла компании прибыль, а вот такие картины как «Хэлло, Долли!» и «Тора! Тора! Тора!» ничего кроме гигантских убытков компании после себя не оставили, хотя и не остались на слуху у публики в той мере как «Клеопатра»[51][82].

Характеристика[править | править вики-текст]

Построение и символизм[править | править вики-текст]

1963 Cleopatra trailer screenshot (47).jpg
Magnify-clip.png
Смерть Цезаря. Вариант сцены из официального трейлера картины

Специалисты нередко называют картину 1963 года ремейком «Клеопатры» 1917 и 1934 года [83][84]. Они во многом схожи. Сюжет строится с акцентом на сходные сцены: встреча с Цезарем, Приезд в Рим, встреча на корабле с Марком Антонием, смерть от укуса змеи. Предыдущие ленты были также сняты с солидным для того времени бюджетом и дорогостоящим актёрским ансамблем. Главное отличие в разной трактовке двух частей жизни Клеопатры. Картины 1917 и 1934 года стилистически однородны, тогда как для картины 1963 года это не характерно[85][86].

Прежде всего создатели оказались заложниками спорной концепции, когда под началом Манкевича картина снималась из двух разных частей. Исправить это на этапе постпродакшн и монтажа оказалось нереальным. В ходе производства даже рассматривался вариант закончить всё одной первой частью, однако невозможно было логически завершить историю бегством Клеопатры из Рима, после смерти Цезаря — действие оказывалось незаконченным. Построение из двух столь разных серий цельного фильма противоречит кинематографическим канонам. Возможно имело смысл передать истории одну внутри другой (образец такого подхода «Нетерпимость», «Крёстный Отец 2» и «Мост через реку Квай») однако технически реализовать такое было уже слишком сложно. В итоге структура во многом сохранила режиссёрское видение Манкевича[41].

Повествование начинается далеко от Египта, и, постепенно, развитие сюжета приводит героев в Александрию. Впервые главная героиня картины появляется на экране только на 19 минуте времени[87]. Взаимоотношения между Римской империей и Египтом метафорически показаны через призму отношений между мужчиной и женщиной. Мелодраматическая и романтическая сторона доминирует в картине. События картины показываются и интерпретируются «из глаз» Клеопатры, зритель получает своего рода женскую оценку событий. Нередко Клеопатра подсматривает за событиями (характерны сцены с подглядыванием в её дворце в первой части). Она женщина и любопытство естественно для неё. Из повествовательного ряда картины, на первый взгляд, выпадает сцена убийства Цезаря, так как создатели не вполне ясно мотивируют действия заговорщиков. В картине Манкевича подоплёка убийства Цезаря остаётся больше за кадром, так как Клеопатра не видела всех обстоятельств и может только косвенно судить о его причинах. Если в чёрно-белой картине Манкевича 1953 года «Юлий Цезарь» толкование событий даётся с мужской точки зрения, «из глаз» Брута, то в картине 1963 года всё происходит иначе. Клеопатра судит о происходящем гадая по огню (одна из немногих сцен с использованием специальных эффектов)[88]. Картина нередко вспоминается зрителями благодаря своим батальным сценам. В сущности в фильме полноценно показана всего одна сцена сражения — битва при Акциуме, да и та заканчивается неожиданным бегством с акватории сражения Клеопатры, что также говорит в пользу женской точки зрения в картине[89][90].

Клеопатра как политик только преумножает своё могущество за счёт взаимоотношений с Цезарем. Римского диктатора совершенно не смущают патриархальная точка зрения на то, что женщина не может быть лидером государства — важно лишь то, что она сможет добиться выгодного ему развития событий. Цезарь без колебаний признаёт своим сыном Цезариона — это вполне его устраивает. Впрочем главные герои не чужды недостатков. Клеопатра готова бороться за власть любой ценой, даже ценой жизни её брата. Цезарь проявляет неожиданную слабость в сцене с припадком эпилепсии. Эти слабости приводят к тому, что отношения Цезаря и Клеопатры естественно переходят романтическую сферу на то поле боя, где Клеопатра имела безусловное преимущество[42]. Ключевой сценой демонстрирующей способности Клеопатры политика, умеющего превратить свои слабости в сильные стороны становится её торжественный приезд в Рим. Под восторженные крики толпы египетская царица спускается с вершины Сфинкса и опускается в поклоне перед римским диктатором. Приблизившись к Цезарю Клеопатра неожиданно подмигивает Цезарю, возвращая зрителя к началу картины, когда она заставила римлянина преклонить колени перед собой и стала равной и даже выше его[91]. Этот мимолётный, но важный эпизод, столь трудно давшийся режиссёру, также показателен. Картина Манкевича оказалась более интимной и более человечной, чем её предшественницы[92].

1963 Cleopatra trailer screenshot (69).jpg
Magnify-clip.png
Сцена на золотом корабле — одна из центральных в картине. Сцена стала также и примером проведения съёмок высокой технической сложности. Издание American Cinematographer отметило в ней образцовую работу осветителей и оператора[93].

Режиссёр пытался связать две части и другими приёмами. В картине присутствует несколько сцен появляющихся сначала в первой части и затем своеобразно повторяемых и перефразируемых во второй. Начало первой и второй части — батальные сцены. В обеих имеет место гражданская война и римляне побеждают римлян и зритель наблюдает исход сражения[89]. Другая подобная зеркальная сцена — купание в бассейне. Сначала в бассейне обнажённая Клеопатра — она задумчиво отпускает плыть игрушечный кораблик и раздумывает, как встретить своего бывшего любовника. В следующей сцене в бассейне оказывается Марк Антоний. Оказавшись на месте женщины, он только подчёркивает свою беззащитность[94][95]. Перекликаются в картине сцены близости Клеопатры с Цезарем и Клеопатры с Марком Антонием. Интимная сцена с Цезарем решена в классическом мелодраматическом ключе. Иначе события разворачиваются в другой ключевой сцене — встрече и пиршестве на золотом корабле. Опьянённый Антоний поначалу соблазняется двойником Клеопатры (которую играет та же Тейлор). Затем он приходит в себя прокладывает путь к настоящей Клеопатре, разорвав полог над кроватью мечом и силой овладевает своей возлюбленной[96].

Сравнивая начало и конец Кеннет Гейст назвал вторую часть банальным подобием шекспировской драмы[97]. Собственно вторая половина, то что хотела увидеть аудитория — экранизация романа Элизабет Тейлор и Ричарда Бёртона в античных декорациях[98]. В ней откровенно бросается в глаза местами поспешный монтаж и чрезмерно эмоциональные отношения между Тейлор и Бёртоном. В отличии от первой части, где отношения любовников были основаны на взаимном уважении и политических дивидендах, вторая часть превращается в несколько искусственное противостояние полов. Первая часть картины гораздо целостнее и включает в себя более глубокую проработку персонажей[67][99]. Отношения между Рексом Харрисоном и Тейлор более гармоничны с кинематографической точки зрения[100]. Антоний, которого по сюжету постоянно сравнивают с Цезарем, оказывается в двусмысленном положении[101]. Любовь становится безумной страстью, которая затуманивает разум героев. Антоний и Клеопатра больше теряют чем приобретают от сближения. Развязка картины с катастрофическим поражением армии египтян не становится сюрпризом. Если первая часть картины демонстрирует энергию и действие, то вторая часть апатична а положительные герои лишаются цели и инициативы. Антоний как герой одномерен и предсказуем[102]. Клеопатра пытается взять в свои руки мужские обязанности но безуспешно. Здесь заметна одна из основных слабостей картины. Замысел рассказать о женщине, которая должна была стать самой сильной в мужском мире остался незаконченным и ущербным[103].

Образ Клеопатры[править | править вики-текст]

Элизабет Тейлор в образе Клеопатры

Она была прекрасна и сияла очарованием юности. У нее был прелестный голос, она умела быть обаятельной со всеми. Наслаждением было и смотреть на нее и слушать ее речи. Она могла легко покорить любого человека — даже мужчину, уже немолодого и пресытившегося любовью.

Дионисий Кассий Лонгин [104]

Перед зрителем предстаёт многомерный и сложный образ Клеопатры: образованный человек, политик, космополит, стратег и женщина наделённая всеми достоинствами прекрасного пола. В одном из интервью Манкевич даже сравнил образ Клеопатры с Джоном Кеннеди[67]. Уолтер Вангер отзывался об Элизабет Тейлор как о единственной женщине, кто смог совместить молодость, энергию и эмоциональность[105]. Тейлор, воплощая экранный образ, во многом ориентировалась на Клеопатру Вивьен Ли в фильме 1945 года. Разбирая картину 1963 года критики отметили, что, с точки зрения сценария, как никакая другая египетская царица, именно эта больше всего соответствовала не только чувственной женщине, но и столь многогранной личности. Разносторонним характер оказался и у Элизабет Тейлор: секс-символ, любящая мать, безутешная вдова и лауреат «Оскара». Также как и её героиня она безоглядно бросилась в любовную историю, поставившую под угрозу финансовое положение киноимперии 20th Century Fox. Отзывы критики, впрочем, оказались достаточно противоречивыми[106][107].

В ходе съёмок режиссёр Мамулян рассматривал возможность отдать образ Клеопатры темнокожей актрисе. Вопрос цвета кожи Клеопатры для историков остаётся весьма спорным, однако в кинематографическом мире сложившийся образ Клеопатры это представительница белой расы. Для 1963 года такой ход был бы слишком экзотичен и для зрителя привычнее было видеть что именно носительница представлений о красоте европеоидной расы совращает римлян мужчин. Темнокожими были только некоторые служанки Клеопатры, чтобы частично подчеркнуть происхождение царицы[108].

В картине играют свою роль и точно подобранные костюмы (или их отсутствие) актрисы воплощающие ещё один контекстный слой роли. В сцене прибытия в Рим Клеопатра одета в роскошный золотой наряд, напоминающий поток золота на её теле, что олицетворяет своеобразное покорение столицы мира. В сцене нечаянной встречи с Цезарем в царских покоях Клеопатра предстаёт практически обнажённой — намёк Цезарю, что он пришёл не вовремя. В заключительной сцене прощания с Марком Антонием на египтянке всего только скромная коричневая туника, почти роба заключенного и покоренного человека[2].

Гонорар Тейлор за работу в фильме установил новую планку для актёров ещё более увеличив доходы звёзд[74]. Картина оказала значительное влияние на мир моды и индустрию женской красоты. После выхода «Клеопатры» на экраны популярным стал «египетский» стиль макияжа, ставший также и свого рода торговой маркой Элизабет Тейлор[109][110]. Платья из картины породили подражания в духе античной моды. По мнению американского издания Redbook (en) платья Клеопатры входят в число икон модной культуры всех времён. В 1963 году компания Revlon выпустила линию женских аксессуаров созданных под впечатлением от «Клеопатры»[33]. Модельер Тим Ганн использовал в своей Библии моды понятие «платье Клеопатры» с длинным силуэтом, подчеркнутой талией и грудью используя в качестве примера костюмы из картины 1963 года[111][112].

Историческая достоверность и источники[править | править вики-текст]

В финальном варианте сценария заметна прилежная работа сценаристов с серьёзными историческими источниками. Вышедшие примерно в то же время пеплумы «Спартак», «Бен-Гур», «Падение Римской империи» представляют собой больше художественный вымысел, лишь частично базирующийся на истории. В целом картина в общем изложении сюжета оказалась достаточно корректной, соответствующей современным представлениям о древней истории[113][114]. Обозреватель Guardian оценил историческую достоверность на твёрдую четвёрку, что можно считать очень хорошей оценкой для пеплумов[115]. В картине имеются некоторые вольности и, своего рода, реконструкции истории, неизбежно возникшие в сценарии игрового кино. Неизвестно был ли оказан египетской царице в столице такой роскошный приём и принимала ли она гостей на вилле у Цезаря[1]. В фильме Де Милля 1934 года приезд Клеопатры в Рим был обставлен гораздо менее пышно и царский паланкин, при въезде в город, следовал за колесницей Цезаря. По мнению историков Майкла Гранта (en) и Эриха Груена (en) её приезд в Рим был будничным явлением, хотя длительное пребывание на вилле Цезаря вполне достоверно[87][116]. Неизвестны детали пребывания Марка Антония на борту корабля Клеопатры в Тарсусе, но античные историки упоминают об оргиях, которым предавался там римлянин. Пурпурные паруса корабля, роскошное убранство и музыканты на борту упомянуты у Плутарха[95][117]. Поспешное бегство Клеопатры с акватории сражения при Акциуме может показаться несколько странным для зрителя, но смысл происшедшего соответствует хроникам событий. Эпилептические припадки Цезаря также почерпнуты из свидетельств Светония[115].

1963 Cleopatra trailer screenshot (76).jpg
Magnify-clip.png
Торжественная процессия вступает на главную площадь Рима через Арку Константина. Одна из самых заметных ошибок-анахронизмов в картине. В реальной истории арка была построена на 300 лет позже показываемых в картине событий[118].

События касающиеся пребывания Цезаря в Александрии несколько разнятся с представлениями современных историков. В картине показано, что Цезарь с небольшим гарнизоном умело отразил нападение взбунтовавшихся горожан. По мнению Александра Кравчука гарнизон Цезаря был слишком малочисленен, чтобы отразить атаку при осаде Александрии (47 год до н. э.). Цезарь в решающий момент сам вышел к мятежникам и они отступили назад не решившись напасть на знатного римлянина[104].

Отдельные реплики героев фильма прямо заимствованы из античных источников. Например известные последние слова героев в финале картины

  • Soldier: Was this well done of your lady?
  • Servant: Very well done as befitted the descendant of so many kings
  • Не подобает царицам так уходить из жизни
  • Она ушла как подобает самой прекрасной из рода божественных правителей и самой достойной из женщин.


В картине нашли отражения события, которые относятся к легендам, хотя легендами они стали ещё в античное время. В частности история с прибытием Клеопатры к Цезарю в ковре[119]. Эта легенда именно так и передаётся Плутархом, только у него упоминается не ковёр а «мешок для постели»[120]. Создатели картины не стали увлекаться некоторыми легендами — о регулярном убийстве её любовников[119]. Впрочем сексуальная распущенность Клеопатры была обыграна сценой с её частичным обнажением перед Цезарем, в пределах морального кодекса начала 1960-х[107].

Музыка[править | править вики-текст]

Работа над музыкой к «Клеопатре» для Алекса Норта заняла примерно год. Сообразно значительной длительности картины он сочинил материал общей длительностью около трёх с половиной часов. Норт вдохновлялся теми же мотивами, что и в предыдущих работах: «Спартаке» и «Трамвае „Желание“»[89]. Саундтрек представляет собой противоречивое сочетание архаичных и новаторских мотивов, и особое внимание было уделено ритмической составляющей сопровождения. Время и место действия подчеркивается выбором модальной структуры, а именно фригийского лада. Композитор смело экспериментирует с необычными сочетаниями инструментов используя в одной теме систр, кроталы, гамелан, колокольчики и гонг. В богато оркестрованной теме сопровождающей прибытие Клеопатры в Рим можно услышать уникальное сочетание инструментов, звучат все семь представителей семейства саксофонов: сопранино, сопрано, альт, тенор, баритон, бас и контрабас (трек Egyptian bolero)[121][122].

1963 Cleopatra trailer screenshot (56).jpg
Magnify-clip.png
сцена встречи Клеопатры в Риме пример редкого сочетания инструментов в оркестровке мелодии.

Каждый из трёх главных героев, согласно моде 1960-х, имеет свою партию, свой узнаваемый звуковой портрет. Так тема Клеопатры звучит в увертюре к картине[121]. Обращение к цимбалам и звучащим в высоком регистре флейтам придает помпезный и бравурный оттенок, хотя тема Клеопатры звучит в миноре. Эта же тема сопровождает трагический финал картины. Популярные диссонантные мотивы звучат в сложно аранжированной сцене оргии Марка Антония на королевском корабле. В ней хорошо различима музыка специально написанная для античных музыкантов, играющих во время пира. Композитор создал для них музыку звучащую в простых трезвучиях, не используя более сложную гармонию характерную для современной музыки. Одновременно тема Антония написана в соответствии с модой 20 века — звучащих в диссонанс кластерных аккордах[123]. В данной сцене также можно наблюдать точное следование Плутарху, так как у него есть комментарий, что на корабле звучали флейты, фифы (en) и арфы — именно такие инструменты использовал Норт[95].

Критики по достоинству оценили работу композитора как весьма профессиональную, хотя романтическое начало оказалось скорее декоративным, чем истинно драматическим[124]. Саундтрек картины стал предметом торга ещё до выхода картины на экраны и издание Billboard оценивало права на него в рекордную сумму $500 тыс.[125]. Музыка к фильму на LP была выпущена под лейблом EMI в августе 1963 года. Отдельные темы выпускались как синглы. Первое цифровое издание после восстановления и ремастеринга увидело в 2001 году. Оно содержит более полный вариант саундтрека длительностью два с половиной часа на двух компакт-дисках[126].

Оценка[править | править вики-текст]

Критика[править | править вики-текст]

Обсуждение достоинств и недостатков фильма началось задолго до его выхода на экраны. Life опубликовал сдержанно положительную рецензию ещё в апреле 1963 года[76]. Чарльз Чаплин оценивая картину отметил, что после всех скандалов окружавших производство он ожидал много худшего, хотя картина оказалась неожиданно неплохой[5]. Итоговая оценка оказалась смешанной. Главным недостатком большинство критиков назвало несогласованность между двумя частями ленты и дисбаланс стилей. Совместить исторический фильм и мелодраму, даже после всех усилий Занука не получилось. Нельзя не заметить также скомканность и невнятность отдельных сюжетных линий. После всех попыток режиссёра снять исторически достоверную ленту, некоторые сюжетные повороты не вполне понятны зрителю. Например, полностью за кадром остался Гней Помпей, который по логике играл важную роль в событиях. В сюжете логически сложно обосновать убийство Юлия Цезаря, также не вполне понятны причины смерти помощника Антония — Руфиона[127][4]. Рецензент Saturday Review (en) отметил, что создатели умудрились провалить обе ключевые сцены в картине: прибытие Клеопатры в Рим и встречу Марка Антония на королевском корабле[5]. Джудит Крист подвергла картину разгромной критике, закончив свою статью в New York Herald Tribune словами «гора родила мышь». Особо досталось от Крист диалогам героев, названным напыщенными и бездарными[128]. Сергей Юткевич очень сдержанно отозвался о достоинствах картины. Будучи в целом невысокого мнения о Манкевиче как режиссёре, он назвал Клеопатру излишне помпезной работой ещё раз показавшей ограниченность его дарования[129]. Гленн Эриксон (ресурс DVD Savant) назвал самым большим недостатком отсутствие целостности в визуальном ряду картины[130]. Здесь и можно заметить то, что режиссёру картины не совсем по душе масштабные съёмки и больше тянет к камерной постановке сцены[128]. Частые переходы от близкого плана к дальнему можно списать на стиль своего времени, однако чрезмерная освещенность сцен мешает зрителю сполна насладиться игрой цветов и полутонов[130].

Среди достоинств специалисты выделили прежде всего визуальную составляющую. Картина получила высокую оценку авторитетнейшего специалиста своего времени, обозревателя New York Times — Босли Кроутера. Прилежная работа сценаристов над античными источниками неожиданно сочетается с очень современным звучанием, близким зрителю XX века. Критик порекомендовал зрителю забыть о трудностях, в которых рождалась лента и сполна получить удовольствие от прекрасного зрелища и тонкого сценария. Назвав картину «впечатляющим достижением» Манкевича критик заметил то, что он ощутил настоящий эмоциональный контакт с персонажами картины[114]. Дерек Элли остался высокого мнения о визуальной составляющей ленты, назвав её пиршеством для ценителей и образцом работы художника-постановщика[131].

Актёрская игра[править | править вики-текст]

Рекс Харрисон

Очень противоречиво критики встретили игру Элизабет Тейлор. Роли сыгранные в начале 1960-х в «Баттлфилд 8» и «Клеопатре» стали для Элизабет Тейлор новым этапом в её карьере. Если раньше она представала перед публикой как секс-символ, подражая Мэрилин Монро, то на пороге 30-летия актриса искала себя в более сложных образах[67]. Критик Филипп Хартунг, отдав должное внешним данным Элизабет Тейлор, невысоко отозвался об её исполнительском мастерстве. Образ Клеопатры в картине оказался весьма сложен и многомерен, Тейлор далеко не во всех сценах смогла успешно с ним справиться[44]. Проблемой для Тейлор стало и то, что она оказалась противопоставлена Харрисону и Бёртону — актёрам с хорошей театральной школой за плечами, чего нельзя сказать о Элизабет[46][132]. Из-за особенностей кинопроизводства оказалось, что сцены с Цезарем, происходящие за 15 лет до романа с Марком Антонием, были сняты ближе к концу графика. В этих поздних сценах снятых после болезни заметно, как Элизабет Тейлор прибавила в весе и выглядит уставшей. Она слабо соответствует образу юной красавицы пленившей сердце римлянина[46]. Обозреватель ресурса DVDVerdict Барри Максвелл положительно оценил игру Тейлор, отдельно отметив вклад костюмера и гримёра в создании её экранного образа[133]. Впрочем Александр Генис назвал красоту Тейлор «нечеловеческой» считая её вклад в успех картины ключевым[132].

Должно быть это был самый экстравагантный фильм из всех. Мне пришлось его посмотреть в Лондоне, хотя я знала, что после всего происшедшего от него будет тошнить. Они вырезали сердце, сущность, мотивацию, ядро и свели всё к батальным сценам. Он должен был показать трёх великих людей, но в нём нет ни страсти ни реальности. Я нашла фильм вульгарным.

— Элизабет Тейлор[16]

Из всех актёров занятых в картине практически единодушно высокую оценку получила работа Рекса Харрисона[114][134]. Борис Агапов отметил, что он единственный попытался создать одухотворенный человеческий образ на экране[135]. Гленн Эриксон заметил, что только благодаря Харрисону первая часть картины искренне трогает зрителя, так как его Цезарь гораздо интереснее зрителю чем Марк Антоний[130].

Непростая задача досталась Ричарду Бёртону. Ему пришлось воплощать крайне сложный персонаж Марка Антония. В начале картины это образ второго плана, но затем неожиданно он становится главным героем фильма. Образ Марка Антония не связан логически с Юлием Цезарем, хотя исторически он был его ближайшим помощником[136]. Из-за проблем с монтажом картины, недостаточная выпуклость образа Марка Антония в первой части не является в полной мере виной актёра. Впрочем Чарлтон Хестон обвинил в провале картины именно персонаж Марка Антония. Сюжетный ход связанный с надломом и подчинением воле Клеопатры погубил всю картину и к тому же слабо соответствует историческим источникам[5]. Джудит Крист назвала реплики Марка Антония самыми бездарными. Тех, кто хотел увидеть в картине какие то параллели с реальной жизнью пары Тейлор-Бёртон, ждёт разочарование[128].

Высокую оценку получили актёры второго плана. Особое внимание обратили на себя Родди Макдауэлл и Хьюм Кронин[44]. Образ Октавиана, имевший очень высокий сценарный потенциал, впрочем, несколько пострадал от непоследовательного монтажа. Персонаж мог оказаться гораздо более ярким, чем то, что получилось в итоге. Макдауэл утверждал, что ключевые сцены с его участием также оказались вырезанными в финальной версии картины[63].

Значение[править | править вики-текст]

Фасон античной одежды героев картины оказал влияние на моду 1960-х годов[112].

Для многих из состава команды работавших над картиной она стала ключевым этапом в карьере. После «Клеопатры» Рубен Мамулян и Уолтер Вангер больше уже ничего не снимали и не продюсировали. Спирос Скоурас также покинул киноиндустрию и занялся судостроительным бизнесом. «Этот фильм был зачат в спешке, снимался в истерике и был закончен в слепой панике» вспоминал о картине Манкевич и также отметил, что во всём этом хаосе его мысль и видение картины были потеряны[137][11]. До конца своей жизни Манкевич предпочитал не вспоминать о своей работе над «Клеопатрой» и следующую кинокартину как режиссёр и продюсер снял только в 1967 году[62][11]. Как вспоминал его сын, Манкевич разочаровался в профессии и до конца жизни сторонился активной работы в киноиндустрии[17]. Картина изменила и его личную жизнь на съёмочной площадке Манкевич познакомился со своей будущей женой — англичанкой Роземари Мэттьюс. В 1962 году они поженились[138]. Тейлор и Бёртон поженились в марте 1964 года. В апреле 1964 года студия Fox подала в суд на Элизабет Тейлор за недобросовестное исполнение контрактных обязательств во время съёмок фильма. Сумма иска составила $50 млн. К тому времени супруги Тейлор и Бёртон выступили с ответным иском, с той же формулировкой. Взаимные попытки отсудить деньги безрезультатно длились несколько лет[139][17].

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png картина Энди Уорхола «Голубая Лиз — Клеопатра»

Клеопатра стала нарицательным понятием обозначающим крупный провал в шоу-бизнесе[134]. Не смотря на это, исследователь Ким Холстон иронически охарактеризовал картину, как очень своеобразный провал, исправно собиравший полные залы[51]. В ходе работы над картиной было допущено немало ошибок и принято много спорных решений. Производство было слабо управляемо и страдало от коррупции и плохой логистики[17]. Важнейшие кадровые вопросы решались авторитарно и без обсуждения с продюсером картины[24][140]. Манкевич и многие актёры были убеждены в том, что картина очень пострадала из-за неадекватного монтажа, однако современные киноведы полагают, что вряд ли, даже самый совершенный монтаж, мог сколько-нибудь серьёзно изменить восприятие фильма[63]. Излишняя осторожность и медлительность в принятии ключевых решений в проекте также объяснялась и тем, что студия несла большие финансовые потери ещё до начала работы над Клеопатрой[38]. Вангер объяснял причины неудач преследовавших картину двумя фундаментальными причинами. Первая лежала в области ошибочной политики кинокомпании и организационной нерешительности. Второй причиной стало то, что производство фильма началось до того как был готов сценарий и продуманный план съёмок и их организации. Это мнение разделяет и киновед Питер Лив[34][16].

Впрочем, по мнению Мэтью Бернштейна, дело было даже не в самом фильме. Сложная в производстве и дорогая картина только выявила наболевшие противоречия в системе голливудского кинопроизводства, продолжавшего в условиях новой системы исповедовать старые приёмы[141].

Несомненно Клеопатра обозначит закат эры в истории того Голливуда, который мы знали ещё детьми, образ которого мы сохранили. Думаю, на примере этого фильма, можно увидеть то, как система, в конце концов, рушится под собственной тяжестью.

[142]

«Клеопатра» и «Падение Римской империи» знаменовали конец целой эпохи пеплумов[143][144]. После неё около 35 лет древняя история не привлекала интереса Голливуда в дорогостоящих постановках. Выход на экраны в 2000 году «Гладиатора» Ридли Скотта принёс новую традицию в экранизации античной истории[145].

Премии и номинации[править | править вики-текст]

  • 1964 — номинации на премию Золотой Глобус
    • Лучший фильм, лучший актёр, лучшая режиссёр, лучший актёр второго плана.

Переиздания[править | править вики-текст]

Двухдисковый DVD релиз картины длительностью 248 минут вышел в 2001 году и был подготовлен на основе версии восстановленной киностудией в 1995 году. Данная редакция близка к кинотеатральной версии премьеры картины в Нью-Йорке в 1963 году[146]. Картина представлена в анаморфной широкоформатной проекции, с соотношением сторон 2.35:1. Ресурс DVD Verdict (en) оценивал качество трансфера с плёнки как образцовое. Цифровая версия содержит небольшую ошибку в издании — в первой части отсутствует финальная музыка в интерлюдии, которая разделяет две части картины[133].

Полное издание содержит третий диск с дополнительными материалами, основой которых стал двухчасовой документальный фильм «Cleopatra: The Film That Changed Hollywood» («Клеопатра: фильм изменивший Голливуд»). Текст от автора читает Роберт Калп. Диск содержит интервью с Мартином Ландау, а также детьми режиссёра фильма: Крисом и Томом Манкевичем. Дополнительные материалы объясняют некоторые моменты неясные зрителю, возникшие из-за не совсем аккуратного финального монтажа. В частности объясняется сцена со смертью Руфио — из комментариев становится ясно, что это было именно самоубийство[133].

В 2013 году было осуществлена новая реставрация ленты, приуроченная к её 50-й годовщине. Восстановление производилось с 65-мм негатива, сохранившегося в архивах. Обновленная версия была презентована 21 мая в ретроспективной программе Каннского кинофестиваля. Событие посетили дети Ричарда Бёртона и была проведена небольшая выставка драгоценностей Элизабет Тейлор, в том числе и тех, что были на ней во время съёмок. На основе восстановленной версии 28 мая 2013 года свет увидел Blu-Ray релиз фильма. Двухдисковое Blu-Ray издание имеет длительность 251 минуту и разница в длительности в основном за счёт изменения редакции интермеццо[146][147][148].

По версии сына Манкевича полная версия фильма утрачена, так как студия Fox уничтожила негативы не вошедшие в окончательный монтаж, с целью снижения цен на хранение архивных материалов[149]. Представитель 20th Century Fox Шон Бестон, руководивший реставрацией сообщил, что все усилия в поисках 6 часовой версии картины были тщетны. Таким образом даже последнее издание не содержит каких-либо неизвестных вырезанных сцен, которые могли бы дополнить картину. Однако Blu-Ray издание содержит найденные в архивах редкие документальные материалы о съёмках картины и футаж с нью-йоркской премьеры 1963 года. Также сохранились отдельные сцены из первой версии, которую снимал Мамулян, включая ту, которой он собирался открывать картину — прогулка Клеопатры по ночной Александрии. Дополнительные материалы объединены в фильмы «The Cleopatra Papers» («Бумаги Клеопатры») и «The Fourth Star of Cleopatra» («Четвёртая звезда Клеопатры»)[37].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Фильм дублирован на студии "Мосфильм" в 1979 году. Роли дублировали: Л.Данилина (Клеопатра), А.Кузнецов (Марк Антоний), В.Дружников (Цезарь), В.Чаева, А.Золотницкий, В.Спиридонов (Руфио), Ф.Яворский, А.Белявский, М.Глузский, Е.Жариков, О.Голубицкий, Ю.Леонидов, А. Карапетян.
  2. Тейлор, как правообладатель патентов своего покойного мужа, имела роялти с использования технологии Todd-AO.
  3. Что отчасти было верно, после болезни Элизабет была не в форме и некоторые костюмы пришлось подгонять.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Mora, 1997, с. 221
  2. 1 2 Ford&Mitchell, 2010, с. 114
  3. Cyrino, 2009, с. 122
  4. 1 2 3 Geist, 1978, с. 338
  5. 1 2 3 4 Holston, 2012, с. 164
  6. Santas, 2011, с. 24
  7. 1 2 3 Lower&Palmer, 2001, с. 109
  8. 1 2 Hall, 2010, с. 166
  9. Hall, 2010, с. 165
  10. 1 2 3 Wanger&Hyams, 1963, с. 8
  11. 1 2 3 4 5 Поспелова, 2001
  12. 1 2 Ford&Mitchell, 2010, с. 101
  13. 1 2 3 4 Lev, 2013, с. 242
  14. Wanger&Hyams, 1963, с. 10
  15. Wanger&Hyams, 1963, с. 16
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 E.Lacey Rice. Cleopatra (1963) (англ.). Turner Classic Movies. Проверено 25 ноября 2013.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 David Kamp. When Liz Met Dick (англ.). Vanity Fair (March 1998). Проверено 25 ноября 2013.
  18. Wanger&Hyams, 1963, с. 15
  19. Wanger&Hyams, 1963, с. 18
  20. 1 2 Wanger&Hyams, 1963, с. 19
  21. 1 2 Wanger&Hyams, 1963, с. 21
  22. Luhrssen, 2012, с. 144
  23. Wanger&Hyams, 1963, с. 11
  24. 1 2 3 Wanger&Hyams, 1963, с. 25
  25. 1 2 3 4 5 HowardReid, 2006, с. 36
  26. 1 2 Luhrssen, 2012, с. 145
  27. Wanger&Hyams, 1963, с. 38
  28. Wanger&Hyams, 1963, с. 26
  29. Wanger&Hyams, 1963, с. 24
  30. Wanger&Hyams, 1963, с. 37
  31. 1 2 Luhrssen, 2012, с. 146
  32. Wanger&Hyams, 1963, с. 68
  33. 1 2 3 4 Дополнительные материалы Blu-Ray. «Клеопатра. Фильм, изменивший Голливуд»
  34. 1 2 3 4 5 Lev, 2013, с. 244
  35. Wanger&Hyams, 1963, с. 69
  36. Geist, 1978, с. 312
  37. 1 2 3 Nathalie Atkinson. Queen of the Nile: Inside 20th Century Fox’s restoration of Cleopatra (англ.) (21/05/13). Проверено 25 ноября 2013.
  38. 1 2 Wanger&Hyams, 1963, с. 4
  39. 1 2 Mankiewicz&Crane, 2012, с. 61
  40. Lower&Palmer, 2001, с. 110
  41. 1 2 3 4 Lev, 2013, с. 245
  42. 1 2 Lower&Palmer, 2001, с. 111
  43. Cyrino, 2009, с. 146
  44. 1 2 3 HowardReid, 2006, с. 40
  45. Munn, 2008, с. 115
  46. 1 2 3 4 5 Lev, 2013, с. 246
  47. Winkler, 2009, с. 267
  48. Mankiewicz&Crane, 2012, с. 62
  49. Mankiewicz&Crane, 2012, с. 63
  50. Mankiewicz&Crane, 2012, с. 68
  51. 1 2 3 4 5 6 7 Holston, 2012, с. 166
  52. Hozic, 2001, с. 100
  53. 1 2 3 4 Holston, 2012, с. 167
  54. 1 2 Silvester, 2007, с. 489
  55. Wanger&Hyams, 1963, с. 156
  56. Life, 1963, с. 77
  57. Silvester, 2007, с. 485
  58. Wanger&Hyams, 1963, с. 164
  59. Wanger&Hyams, 1963, с. 206
  60. Lev, 2013, с. 249
  61. 1 2 Lev, 2013, с. 252
  62. 1 2 Lower&Palmer, 2001, с. 118
  63. 1 2 3 4 Lev, 2013, с. 255
  64. 1 2 Wanger&Hyams, 1963, с. 148
  65. Раззаков, Разз
  66. Lev, 2013, с. 248
  67. 1 2 3 4 Miles, 2011, с. 188
  68. Lev, 2013, с. 256
  69. Winkler, 2009, с. 278
  70. Callahan, 2010, с. 78
  71. Hozic, 2001, с. 99
  72. Nathalie Atkinson. Hollywood amending: Jess Walter brings Beautiful Ruins to IFOA (англ.) (22/10/12). Проверено 25 ноября 2013.
  73. 1 2 3 Gerhard Witte. Howard Terpning and Joseph L. Mankiewicz's “Cleopatra“ (англ.). Проверено 25 ноября 2013.
  74. 1 2 Ford&Mitchell, 2010, с. 108
  75. Callahan, 2010, с. 77
  76. 1 2 Life, 1963, с. 72
  77. 1 2 Holston, 2012, с. 165
  78. Hozic, 2001, с. 98
  79. Lev, 2013, с. 257
  80. Holston, 2012, с. 168
  81. Holston, 2012, с. 169
  82. 1 2 Lacey Rose. The most expensive movies ever made. (англ.). Forbes (12.18.2006). Проверено 25 ноября 2013.
  83. Hatchuel, 2011, с. 166
  84. Ford&Mitchell, 2010, с. 75
  85. Ford&Mitchell, 2010, с. 77
  86. Hatchuel, 2011, с. 141
  87. 1 2 Ford&Mitchell, 2010, с. 99
  88. Hatchuel, 2011, с. 142
  89. 1 2 3 Cyrino, 2009, с. 143
  90. Santas2, 2008, с. 31
  91. Lower&Palmer, 2001, с. 113
  92. Silvester, 2007, с. 488
  93. AmCinemat, 1963, с. 56
  94. Lower&Palmer, 2001, с. 115
  95. 1 2 3 Winkler, 2009, с. 276
  96. Davison, 2009, с. 42
  97. Geist, 1978, с. 343
  98. Агапов, 1964, с. 109
  99. Lower&Palmer, 2001, с. 112
  100. Cyrino, 2009, с. 140
  101. Geist, 1978, с. 315
  102. Lower&Palmer, 2001, с. 116
  103. Lower&Palmer, 2001, с. 117
  104. 1 2 Кравчук, 1973, с. 95
  105. Ford&Mitchell, 2010, с. 110
  106. Ford&Mitchell, 2010, с. 115
  107. 1 2 Hatchuel, 2011, с. 153
  108. Hatchuel, 2011, с. 150
  109. Conway, 2004, с. 341
  110. Ford&Mitchell, 2010, с. 106
  111. Julia Malacoff. The 75 Most Iconic Dresses of All Time (англ.). redbookmag.com. Проверено 25 ноября 2013.
  112. 1 2 Gunn, Gunn, с. 66
  113. HowardReid, 2006, с. 39
  114. 1 2 3 Босли Кроутер. The Screen: 'Cleopatra' Has Premiere at Rivoli:4-Hour Epic Is Tribute to Its Artists' Skills (англ.). New York Times (June 13, 1963). Проверено 25 ноября 2013.
  115. 1 2 Alex von Tunzelmann. Cleopatra hits the Nile on the head (англ.). Guardian (31 Mar 2011). Проверено 25 ноября 2013.
  116. Kleiner, 2009, с. 4
  117. Дератани&Тимофеева, 1965
  118. Cyrino, 2009, с. 141
  119. 1 2 Ford&Mitchell, 2010, с. 71
  120. Плутарх, 1963, с. 479
  121. 1 2 Davison, 2009, с. 41
  122. Henderson, 2009, с. 65
  123. Davison, 2009, с. 43
  124. Henderson, 2009, с. 64
  125. Billboard1, 1960, с. 1
  126. Alex North – Cleopatra (Original Motion Picture Soundtrack) (англ.). discogs.com. Проверено 25 ноября 2013.
  127. HowardReid, 2006, с. 38
  128. 1 2 3 Judith Crist. Cleopatra: A Monumental Mouse (англ.). New York Herald Tribune (June 13, 1963). Проверено 25 ноября 2013.
  129. Юткевич, 1973, с. 166
  130. 1 2 3 Glenn Erickson. Cleopatra Review (англ.). dvdverdict (March 21, 2001). Проверено 25 ноября 2013.
  131. Elley, 1984, с. 94
  132. 1 2 Александр Генис. Элизабет Тейлор, разрушительница Голливуда (англ.). Свобода. Проверено 25 ноября 2013.
  133. 1 2 3 Barrie Maxwell. Cleopatra Review (англ.). dvdverdict (May 1st, 2001). Проверено 25 ноября 2013.
  134. 1 2 Эмануил Леви. Cleopatra (1963) Review (англ.). emanuellevy.com (March 19, 2009). Проверено 25 ноября 2013.
  135. Агапов, 1964, с. 106
  136. Cyrino, 2009, с. 145
  137. Wanger&Hyams, 1963, с. 222
  138. Lower&Palmer, 2001, с. 19
  139. Holston, 2012, с. 339
  140. Wanger&Hyams, 1963, с. 36
  141. Hozic, 2001, с. 195
  142. Silvester, 2007, с. 495
  143. Cyrino, 2009, с. 151
  144. Munn, 2008, с. 125
  145. Cartledge&Greenland, 2010, с. 3
  146. 1 2 Александра Кривуля. Bulgari и 20th Century Fox покажут "Клеопатру" в Каннах (рус.). Guardian (07 мая 2013). Проверено 25 ноября 2013.
  147. Salle Buñuel. Cannes Classics - A restored version of the masterpiece by Mankiewicz (англ.). festival-cannes.com (21.05.2013). Проверено 25 ноября 2013.
  148. David Krauss. Cleopatra (1963) (Blu-ray) (англ.). bluray.highdefdigest.com (May 28, 2013). Проверено 25 ноября 2013.
  149. Mankiewicz&Crane, 2012, с. 70

Литература[править | править вики-текст]