Государство Хулагуидов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В составе Монгольской империи (1256—1295)
Суверенное государство (1295—1335)
Государство Хулагуидов
перс. ایل خانان
монг. Ил Хаант Улс
Флаг согласно Каталонскому атласу
Флаг согласно Каталонскому атласу
 
 
 
 
 
 
 
 
1256 — 1335
Столица Марага (1256—1265)
Тебриз (1265—1306)
Султания (1306—1335)
Язык(и) персидский (официальный, лингва франка, литература, наука, дипломатия, делопроизводство)[1]
среднемонгольский (правящая династия, делопроизводство)[2]
арабский (религия, литература)[3]
тюркский (делопроизводство)[4] арамейский, ассирийский, греческий, армянский, грузинский, еврейско-арабские диалекты и другие
Официальный язык персидский, монгольский язык, тюркские языки и арабский
Религия тенгрианство, шаманизм
несторианство
тибетский буддизм (1256–1295)
ислам (1295–1335)
Денежная единица динар
Площадь 3 750 000 км² (1310)[5]
Форма правления выборная монархия (де-юре)
абсолютная монархия (де-факто)
Династия Хулагуиды
Законодательство Яса
Законодательная власть Курултай
Ильхан
 • 12561265 Хулагу (первый)
 • 13161335 Абу Саид-хан (последний)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Госуда́рство Хулагуи́дов — принятое в российском востоковедении обозначение державы, основанной чингизидом Хулагу и управлявшейся его потомками; официальное название царства Хулагуидов — Иранская земля или просто Иран[6][7]. В западной историографии обозначается как Ильханат (англ. Ilkhanate) или Иль-ханство, также возможен вариант Ильханиды (перс. ایلخانان‎) и известное монголам как улус Хулагу (букв. «люди или государство Хулагу»)[8], являлось монгольским ханством, которое было самовольно создано в 1259 году монгольским военачальником Хулагу, сыном Толуя и внуком Чингисхана, во время ближневосточного завоевательного похода 1256—1260 годов в северной части региона Передняя Азия. Государство было признано в 1261 году ханом Монгольской империи Хубилаем, даровавшим Хулагу титул ильхан («хан племени», в значении улусный хан[9]). До вступления на престол Газан-хана (1295—1304 гг.) Хулагуиды признавали номинальную власть от великого хана (императора Юань).

Ильханат в основном занимал территории, которые ныне являются частью таких современных государств как Иран, Азербайджан, Туркменистан, Пакистан, Афганистан и Армения. Ильханат также включал части таких современных государств как Ирак, Турция (до р. Галис) и Грузия, в том числе небольшие части таких государств как Россия (большая часть современного Дагестана), северная часть Сирии и южная часть Таджикистана. Вассалами и данниками Хулагуидов были Грузия, Трапезундская империя, Конийский султанат, Киликийская Армения, Кипрское королевство[10], государство Куртов в Герате; столицами были последовательно Мераге, Тебриз, Сольтание, затем снова Тебриз. Более поздние правители Ильханата, начиная с Газан-хана в 1295 году, приняли ислам.

Государство, находившееся к 1290-м годам в тяжёлом экономическом состоянии, продлило своё существование благодаря реформам Газан-хана, проведённым его министром Рашид ад-Дином, но лишь до 1335 года. В 1330-х годах Ильханат был опустошён эпидемией чумы. После смерти ильхана Абу Саида Бахадур-хана 30 ноября 1335 года ильханат распался, однако номинальных и недолговечных ильханов всё ещё возводили на престол и после этого, но лишь для придания законности власти новых династий таких как Чобаниды и Джалаириды. Последним единым номинальным ханом был Мухаммад, правивший 2 года (с 1336 по 1338 годы) и убитый Чобанидами, после чего каждая из новых династий назначила себе своего номинального ильхана, Ануширван был последним уцелевшим представителем рода Хулагуидов кто занимал трон с 1344 по 1357 год легализуя власть Джалаиридов, но после смерти которого и номинальная власть ильханов навсегда прекратилась.

Правители Ильханата, хотя были неиранского происхождения, пытались преподносить себя как продолжатели древней персидской государственности, а именно как наследники империи Сасанидов (224–651 годы), для чего они активно использовали труды различных историков[11].

Предыстория[править | править код]

Впервые монгольские войска появились на территориях, позднее вошедших в хулагуидское государство, в 1220—1221 годах. Отряды Субэдэя и Джэбэ, преследовавшие хорезмшаха Мухаммеда II, разорили многие персидские города, в частности Казвин, Хамадан, Ардебиль и Марагу. Тебриз, будущая столица ильханов, избежал опустошения, дважды выплатив контрибуцию, а Мавераннахр полностью перешёл под власть монголов[12]. Хорасан был завоёван войсками Толуя в 1221 году. Мерв и Нишапур были опустошены, жители Герата покорились и получили пощаду.

Сын Мухаммеда II и последний хорезмшах Джелал ад-Дин Мангуберди вернулся, после бегства в Индию, и закрепился в Западном Иране около 1224 года. Соперничающие тюркские государства, которые были всем, что осталось от империи его отца, быстро заявили о своей верности Джалалу ад-Дину. В 1227 году достиг относительного успеха в сражениях с монгольскими войсками, но в итоге был разбит армией нойона Чормагана в 1231 году. В 1231—1239 годах Чормаган завоевал Арран и Ширван. Хазараспиды Луристана, Салгуриды Фарса и Кутлугшахи Кермана выплатили контрибуцию и признали верховную власть хана Угэдэя[13].

Миниатюра созданная во времена Ильханата изображающая конных воинов, преследующих врагов, из книги Рашид ад-Дина Джами ат-таварих, начало XIV века.

На западе Хамадан и остальная часть Персии были захвачены Чормаганом. Монголы вторглись в Армению и Грузию в 1234 или 1236 году, завершив подчинение Грузинского царства в 1238 году. На следующий год они начали нападать на западные районы бывшего Армянского царства, на тот момент покорённого сельджуками. К 1237 году Монгольская империя подчинила себе большую часть Персии (включая современный Азербайджан), Армению, Грузию (исключая Ирак Аббасидов и крепости исмаилитов), а также весь Афганистан и Кашмир[14]. После битвы при Кёсе-даге в 1243 году монголы под предводительством Байджу захватили Румский султанат, в то время как Трапезундская империя стала вассалом монголов[15].

В 1236 году Угедей приказал восстановить экономически и культурно Большой Хорасан. Монгольские военные губернаторы в основном устроили свои кочевья на равнине Муган на территории нынешнего Азербайджана. Осознавая опасность, исходящую от монголов, правители Мосула и Киликийского армянского царства подчинились великому хану. Чормаган разделил Закавказье на три округа, основываясь на монгольской военной иерархии[16]. В Грузии население было временно разделено на восемь туменов[17]. В 1244 году Гуюк-хан также прекратил сбор налогов с округов в Персии и предложил налоговые льготы для других регионов[18]. В соответствии с жалобой губернатора Аргун-ака, в 1251 году Мункэ-хан запретил ортогским торговцам (мусульманским торговцам по контракту с монголами)[19][20] и знати злоупотреблять в использовании ямами и в отношении с гражданскими лицами[21]. Он приказал провести новую перепись населения и постановил, что каждый мужчина в Передней Азии, управляемой монголами, должен платить пропорционально своему имуществу. Персия была разделена между четырьмя округами, подчинявшимися Аргуну. Мункэ-хан даровал Картидам власть над Гератом, Джамом, Пушангом, Гором, Хайсаром, Фируз-Кух, Гарджистаном, Фарахом, Систаном, Кабулом, Тирахом и Афганистаном[22].

История[править | править код]

Поход Хулагу и создание государства[править | править код]

Хулагу и его супруга Докуз-хатун. Рукопись Джами ат-таварих, XIV век.
Монгольский конный лучник XIII века.

К началу 1250-х монгольским наместникам в Иране не подчинялись лишь исмаилиты-низариты в горах Эльбурса и Кухистане и халифы-аббасиды в Багдадском халифате и Хузестане. Пришедший к власти в 1251 году Мункэ принял решение довершить завоевание региона, для чего была выделена пятая часть всей монгольской армии для похода во главе с Хулагу, младшим братом хана, тот взял с собой своих сыновей Абаку и Юшумута. Хулагу также взял с собой многих китайских учёных и астрономов, от которых знаменитый персидский астроном Насир ад-Дин Туси узнал о способах использования китайских расчётных таблиц[23]. Сменив Байджу в 1255 году, Хулагу распространил власть монголов от Мавераннахра до Сирии. Он уничтожил государство низаритов-исмаилитов, включая Аламут и Меймундиз, и Багдадский халифат, последний халиф был предан смерти, в 1256 и 1258 годах соответственно.

В 1258 году Хулагу провозгласил себя ильханом. По Рашид ад-Дину, Мункэ изначально планировал передать иранские земли в личный удел Хулагу. Однако Рашид, как придворный историк ильханов, мог быть тенденциозен и сообщать сведения, легитимизирующие власть своих покровителей. И. П. Петрушевский считает, что Хулагу самовольно создал новый улус, а Хубилай позднее 1261 года признал уже фактически независимое государство. Ильханы, хотя и признавали номинальную зависимость от великого хана, пользовались полной самостоятельностью во внешней и внутренней политике.

После завоевания Багдада Хулагу отступил в иранскую провинцию Азербайджан и выбрал местом своей резиденции Марагу, где была построена обсерватория, откуда столица была вскоре перенесена в Тебриз. Огромная добыча, захваченная в Месопотамии, была размещена в казнохранилище, построенном на острове Шаху. Выбор ильханом столицы вылился в перенос политической и интеллектуальной жизни Персии в её северо-западный угол. В течение эпохи монгольского господства, растянувшегося на более чем 80 лет, этот регион был центром основанной Хулагу империи. Отсюда осуществлялось управление остальными частями Персии, также как и Южным Кавказом, Арменией, Месопотамией и Малой Азией. Здесь толпились посольства и вассальные правители. Здесь был выработан новый стиль в искусствах и моде. Несмотря на то, что Персия была только одной из составляющих владений Хулагу, в административном и культурном смысле эта страна, и, в частности, иранская область Азербайджан была центром империи[24].

В начале 1260 года монголы, вступив в Сирию, заняли Дамаск и Халеб. Поражения от мамлюков при Айн-Джалуте и Хомсе остановили монгольское наступление, а смерть Мункэ вынудила Хулагу вернуться в Монголию, чтобы присутствовать на курилтае для избрания следующего великого хана, что положило конец монгольским завоеваниям в Передней Азии. Сирия на десятилетия стала линией фронта войн мамлюков и Хулагуидов[25].

Из-за подозрительной смерти трёх принцев-Джучидов на службе у Хулагу-хана правитель улуса Джучи (также известный как Золотая Орда) Берке объявил войну Хулагу в 1262 году. Согласно мамлюкским историкам, Хулагу, возможно, вырезал войска Берке и отказался поделиться с ним своей военной добычей. Берке стремился к совместному нападению с Бейбарсом и заключил союз с мамлюками против Хулагу. Золотая Орда отправила молодого царевича Ногая вторгнуться в Ильханат, но Хулагу вынудил его отступить в 1262 году. Затем армия Ильханидов переправилась через Терек, захватив пустой лагерь Джучидов, но была разгромлена в результате внезапной атаки войск Ногая. Многие из них утонули, когда на замерзшей реке Терек треснул лёд[26][27].

В 1262 году Хулагу отдал Большой Хорасан и Мазандаран Абаке, а северный Азербайджан – Юшумуту. Сам Хулагу провёл оставшуюся жизнь кочевником в южном Азербайджане и Армении. Во время его раннего правления Ильханат пережил массовые восстания покорённых народов. Ситуация оставалась спокойной лишь во владениях ильханидских вассалов Сельджукидов и Артукидов в Мардине. Только после того, как Шамс ад-Дин Джувейни был назначен визирем после 1262 года, ситуация начала успокаиваться и было введено более устойчивое управление[28].

Хулагу заболел в феврале 1265 года после нескольких дней пиршеств и охоты. Он умер 8 февраля, и летом ему наследовал его сын Абака[28].

Средний период (1265–1291 гг.)[править | править код]

Государства-преемники Монгольской империи, её вассалы и соседи в начале 1300-х годов.

После восшествия на престол Абака немедленно столкнулся с вторжением Берке из Золотой Орды, которое закончилось смертью Берке. В 1270 году Абака отразил вторжение Борак-хана из Чагатайской орды. Брат Абаки Текудер в отместку разграбил Бухару. В 1277 году мамлюки вторглись в Анатолию и разбили монголов в битве при Эльбистане. Уязвлённый поражением, Абака казнил местного регента Муин-ад-Дина Перване и заменил его монгольским принцем Конгкортаем. В 1281 году Абака послал Мункэ Темура против мамлюков, но он тоже потерпел поражение при Хомсе[29].

Смерть Абаки в 1282 году спровоцировала борьбу за престолонаследие между его сыном Аргуном, которого поддерживалиКараунасы, и его братом Текудером, которого поддерживала аристократия Чингизидов. Текудер был избран ханом Чингизидами. Текудер был первым мусульманским правителем Ильханата, но он не предпринимал активных попыток обратить в свою веру всё государство. Однако он попытался заменить монгольские политические традиции исламскими, что привело к потере поддержки со стороны армии. Аргун умело это использовал, противопоставив свою старую монгольскую религию, буддизм, исламизации затеянной Текудером, обратившись за поддержкой к немусульманам. Когда Текудер понял это, он казнил нескольких сторонников Аргуна и захватил Аргуна в плен. Приёмный сын Текудера, Буак, освободил Аргуна и сверг Текудера. Аргун был утверждён великим ханом Хубилаем в качестве ильхана в феврале 1286 года[29].

Во время своего правления Аргун активно стремился бороться с мусульманским влиянием и сражался как против мамлюков, так и против монголо-мусульманского эмира Навруза в Хорасане. Чтобы финансировать свои кампании, Аргун позволил своим визирям Буке и Саад-уд-дауле усилить централизованный контроль над финансами[29]. Эти действия вызвали противодействие со стороны бывших сторонников Аргуна, желавших распоряжаться доходами в своих интересах[30][29]. В 1291 году оба визиря, а затем и лежавший в коме больной Аргун были убиты заговорщиками[29].

Религиозный сдвиг (1291–1316 гг.)[править | править код]

Монгольский правитель Газан-хан, изучающий Коран.
Сцена при дворе Ильханидов. Собеседник свободного человека в тонкостях поэзии, левый фронтиспис, 1341 год, вероятно, Исфахан[31].

Ильханат начал разваливаться при правлении брата Аргуна, Гайхату. Большинство монголов приняли ислам, в то время как монгольский двор оставался буддийским. Гайхату пришлось покупать поддержку своих последователей и, как следствие, подорвать финансы страны. Его визирь Садр-уд-Дин Занджани сделал безуспешную попытку укрепить государственные финансы, приняв бумажные деньги династии Юань. Старую знать монголов также оттолкнуло от Гайхату его предполагаемые гомосексуальные отношения с мальчиками. Гайхату был свергнут и убит в 1295 году, а после заменён своим двоюродным братом Байду. Байду правил менее года, прежде чем был свергнут и убит офицером Гайхату, Газаном[29].

Газан-хан под влиянием эмира Навруза принял ислам, официально провозгласив его религией государства в 1295 году. Подданные христиане и евреи потеряли свой равный статус и должны были платить джизью (налог на немусульман). Газан предоставил буддистам более жёсткий выбор – обращение в ислам или изгнание, и приказал разрушить все буддистские храмы; хотя позже он смягчил свое отношение к буддистам[32]. После того, как Навруз был убит в 1297 году, испуганный Газан был вынужден вернуться к религиозной терпимости к немусульманам и попытался восстановить отношения с ними[33][34].

Круглый кусок шёлка с монгольскими изображениями, Персия или Месопотамия, начало XIV века. Шёлк, хлопок и золото[35].

В целом политику Газан-хана продолжил его брат Олджейту, хоть и были подозрения, что он может начать склоняться к шиизму-двунадесятники после того, как попал под влияние теологов Алламе Хилли и аль-Бахрани[36].

Олджейту, который был первоночально был христианином, заигрывал с буддизмом, в конечном итоге стал ханафитским суннитом, хотя всё ещё был подвержен влиянию шаманизма. В 1309–1310 годах он стал мусульманином-шиитом[37]. Армянский летописец в 1304 году отметил смерть «доброжелательного и справедливого» Газана, которому наследовал Гийас ад-Дунйа Олджейту, «который тоже проявляет добрую волю ко всем». Однако летописи от 1306 года уже сообщают об изменении политики Олджейту: «они принуждают всех к обращению в соответствии со своей тщетной и ложной надеждой. Они преследуют, они растлевают и мучают», включая «оскорбление креста и церкви»[37]. Некоторые из буддистов, переживших нападения Газана, предприняли безуспешную попытку вернуть Олджейту в буддизм[38].

Обращение монголов в ислам изначально было довольно поверхностным. Процесс утверждения ислама не произошел внезапно. Кашани, придворный историк эпохи Олджейту, пишет, что кутлушах, потеряв терпение в споре между ханафитами и шафиитскими суннитами, выразил своё мнение о том, что от ислама следует отказаться, а монголам следует вернуться к путям Чингисхана. Кашани также заявил, что Олджейту на короткое время вернулся в буддизм. Будучи мусульманами, монголы проявляли заметное предпочтение суфизму, к таким теологам, как Сефи ад-Дин, часто относились с уважением и благосклонностью[39].

Несмотря на обращение в ислам, ильханы по-прежнему противостояли мамлюкам, которые победили как монгольских захватчиков. Ильханы предприняли несколько неудачных вторжений в Сирию, но так и не смогли завоевать и удержать значительные территории, в конечном счёте ослабев они были вынуждены отказаться от своих планов завоевания Сирии, чем воспользовались Румский султанат и Киликийское царство прекратившие вассальные отношения c монголами. Во многом это было связано с гражданской войной в Монгольской империи и враждебностью ханств на севере и востоке. Чагатайское ханство в Могулистане и Золотая Орда угрожали Ильханату на Кавказе и Мавераннахре, препятствуя экспансии на запад. Даже во времена правления Хулагу ильханат вёл открытую войну на Кавказе с ордынцами в северных степях. С другой стороны, базирующаяся в Китае династия Юань была союзником Ильханата, а также одно время обладала номинальным сюзеренитетом над последним (император также был великим ханом) в течение многих десятилетий[40][нет в источнике].

Упадок и падение (1316–1357 гг.)[править | править код]

Передняя Азия в 1345 году, через десять лет после смерти Абу Саида. Джалаириды, Чобаниды, Музаффариды, Сербедары и Картиды разделившие меж собой земли Ильханата.

Сын Олджайту, последний ильхан Абу Саид Бахадур-хан, был возведен на престол в 1316 году. В 1318 году он столкнулся с восстанием Чагатайидов и Караунов в Хорасане и вторжением Золотой Орды в то же время. Анатолийский эмир Иренчин также восстал. Иренчин был разгромлен Чобаном из племени тайчиудов в битве при Занджан-Руде 13 июля 1319 года. Под влиянием Чобана Ильханат заключил мир с Чагатайским ханством, который помог ему подавить восстание Чагатайидов, а также в войне с мамлюками. В 1327 году Абу-Саид заменил Чобана «Большим» Хасаном[41]. Хасан был обвинён в попытке убийства хана и сослан в Анатолию в 1332 году. Немонгольские эмиры Шараф-уд-Дин Махмуд-шах и Гияс-уд-Дин Мухаммад получили беспрецедентную военную власть, которая раздражала монгольских эмиров. В 1330-х годах эпидемия Чёрной смерти опустошила Ильханат, и к 1335 году Абу-Саид и его сыновья погибли от чумы[42]. Гияс-уд-Дин посадил на трон потомка Ариг-Буги, Арпа Кеуна, положив начало череде недолговечных ханов, пока «Маленький» Хасан не захватил Азербайджан в 1338 году. В 1357 году хан Золотой Орды Джанибек завоевал Тебриз, удерживаемый Чобанидами в течение года, положив конец остаткам Ильханата[43].

Управление[править | править код]

Правящая династия[править | править код]

Верховная власть в государстве принадлежала ильхану, который передавал отдельные области и города в качестве уделов царевичам, нойонам и эмирам. Ильхан со своей ставкой (орду), сохраняя верность кочевым традициям, часть года проводил на летних и зимних пастбищах, часть — в Багдаде и Тебризе. В случае войны ильхан нередко брал на себя командование полевой армией.

Двойная система управления[править | править код]

На территории Грузинского царства и подчиненного ему территории Северной Армении монгольские ханы предусмотрели двойную систему управления. Так параллельно существовали монгольская система управления и местная феодальная система управления исторически сложившаяся на данных территориях. Грузинское царство монгольские ханы поделили на восемь военно-административных округов (туменов) во главе с темниками и иными должностными лицами являющимися представителями хана (баскаками, даругами и иными). Грузинские цари и их феодалы сохраняли власть и земельные владения при условии признания монгольской власти и получения разрешения от хана (ярлыка). Для получения ярлыка от хана им приходилось систематически посещать его в Каракоруме и преподносить ему различного рода ценные подарки. В результате цари Грузии и их феодалы находились в двойной зависимости (от великого хана империи и от хана Золотой Орды). Кроме того, каждый тумен фиксировался за отдельным представителем местного феодализма (гризинским или армянским князем — мтаварами и ишханами) для закрепления обязанностей по своевременному сбору и поступления соответствующих платежей (дани)[44].

Для децентрализации власти монгольские ханы лишали определенных местных феодалов зависимости от Грузинских царей за особо ценные подарки, тем самым провоцируя междоусобицу внутри государства. Кроме того, для ускорения распада единого государства в 1249 году великий монгольский хан Гуюк утвердил на грузинский престол не одного царя, а двух одновременно. По мнению исследователей, именно данный факт послужил причиной распада в 1260 году Грузинского царства на несколько, подвластных монголам. При этом, такие города как Тбилиси и Кутаиси, остались под совместным управлением обоих царей[44].

Исполнительная власть[править | править код]

Политически ведущая роль принадлежала монгольской и тюркской кочевой знати. Из местной иранской знати уцелела только часть, другая часть была уничтожена, и земли её перешли либо к государству, либо к монгольской кочевой знати. Последняя не оставляла кочевого образа жизни, но, завладев обширным фондом обработанных земель, превратилась в феодальных эксплуататоров массы крестьян, сидевших на этих землях. Между этими группами господствующего класса, внутри его, существовали порой резкие противоречия.[45] Большое число мусульманских чиновников, главным образом персоязычных, поступило на службу к завоевателям[46][47][48].

Военными силами руководил старший эмир (амир-и улус — «улусный эмир» или амир аль-умара — «эмир над эмирами»). Гражданское управление было организовано в виде системы диванов. Центральное ведомство — великий, или высочайший диван — возглавлял визирь (иначе — сахиб-диван), который отвечал за финансы (государственные доходы и расходы, казна, налоги), делопроизводство, управленческие кадры, а также ремесленные мастерские (карханэ).

В отличие от базирующейся в Китае династии Юань, которая не допускала коренное население к получению высоких постов, Ильханат управлял своим царством через центральноазиатско-персидскую («таджикскую») администрацию в партнерстве с тюрко-монгольскими военными офицерами. Не все персидские правители были мусульманами или членами традиционных семей, которые служили сельджукам и хорезмийцам (например, семья Джувейни). Например, визирем Ильханата с 1288 по 1291 год был Сад ад-Даула, еврей, в то время как выдающийся визирь и историк Рашид ад-Дин был евреем, принявшим ислам[49].

Правители Ильханата, стремившиеся расширить свою власть, поддерживали своих персидских чиновников в продвижении традиционной персидской модели царствования. Персидская концепция монархии над территориальной империей, или, более конкретно, «Царства земли Иран» (падшахи-йе Иран-замин), была легко продана этими бюрократами их монгольским хозяевам. Продолжительным результатом монгольских завоеваний стало появление «национального государства» в Иране в эпоху Ильханата[50].

Монголы будучи правителями Ильханата вели кочевой образ жизни вплоть до конца существования государства. Их кочевые маршруты пролегали через центральный Ирак, северо-западный Иран, Азербайджан и Армению. Монголы непосредственно управляли Ираком, Кавказом, западным и южным Ираном, за исключением Грузии, Мардинского султана Артукидов, Куфы и Луристана. Монголы-Караунасы правили Хорасаном как автономным государством и не платили налогов. Местная династия в Герате также сохраняла автономию. Анатолия была самой богатой провинцией Ильханата, обеспечивая четверть его доходов, в то время как Ирак и Диярбакыр вместе взятые обеспечивали около 35% его доходов[51].

В 1330 году аннексия Абхазии привела к воссоединению Грузинского царства. Однако в период с 1336 по 1350 год из-за войн и голода дань, получаемая ильханами из Грузии, сократилась примерно на три четверти[52].

Языковая ситуация[править | править код]

Монгольский язык[править | править код]

В Монгольском Иране, как и во всей Монгольской империи, монгольский язык был официальным и самым престижным, что признавалось и персидским автором XIII века Джувейни. В Государстве Хулагуидов монгольский в течение первых 50 лет был официальным языком и использовался как Хулагуидами, так и другими монголами и племенной аристократией. Далее употребление монгольского стало сокращаться, однако продолжилось даже при Джалаиридах[4].

Во всех монгольских территориях в начальных период (середина XIII века) монгольский был единственным языком канцелярий, и лишь к концу XIII века постепенно стали использоваться местные языки, так, первый известный документ на персидском в Государстве Хулагуидов датируется 1288 годом. Официальное использование монгольского не ограничивалось канцеляриями. С правления Абака-хана на монетах уйгурским алфавитом чеканилось выражение «Во имя кагана, X.Y. отчеканил её» на монгольском языке. После финансовой и монетной реформы Газан-хана 1301 года эта традиция была прекращена, однако имя хана продолжило чеканиться на монетах, также на уйгурском алфавите, даже во времена Джалаиридов[4].

После постепенного появления в канцеляриях Хулагуидов персидского языка с 1280-х, монгольский язык стал постепенно утрачивать свои позиции. С 1325 г. начали появляться двуязычные монголо-персидские документы, что указывает на начало периода, в котором использование монгольского языка было скорее делом монгольской государственной традиции и престижа. Самый поздний документ с использованием монгольского языка, указ джалаиридского правителя Шейх-Увейса, который также относится к двуязычным документам, датируется 1358 годом. Обращение в ислам Газан-хана и исламизация монгольской аристократии, должно быть, сделали значительный вклад в упадок монгольских традиций во всех областях жизни[4].

После реформ Газан-хана также началось постепенное прекращение использования монгольского языка в повседневной жизни. Некогда престижный язык монгольских завоевателей полностью исчез в Иране, оставив после себя огромный пласт монгольских заимствований в персидском и следы в иранской топонимике[4].

Тюркский язык[править | править код]

Фарман Гайхату на персидском и тюркском языках[53]

По всей Монгольской империи тюрки вскоре после завоевания монголами стали неотъемлемой частью военной силы чингизидских государств, в том числе и Государства Хулагуидов. Лёгкое объединение монгольских и тюркских элементов произошло благодаря общему кочевому наследию и тысячелетнему симбиозу во Внутренней Азии. В определённые периоды тюркское население в целом и их военная фракция превосходили монгольский элемент[4].

В Государстве Хулагуидов монголы создали официальную письменность и канцелярскую систему на основе уйгурской письменности и при помощи уйгурских секретарей и писцов. И поэтому, несмотря на то, что основное тюркское население Ирана говорило на западно-тюркском (огузском) языке, на протяжении всего хулагуидского периода в Иране появлялись тексты на восточно-тюркском языке. Это подтверждает то, что в иранских канцеляриях работали уйгурские и другие восточно-тюркские писцы. До этого сельджукские правители Ирана использовали в официальных целях арабский и персидский, и первые тюркские тексты в Иране появились именно в связи с деятельностью монгольских канцелярий. В монгольский период в персидский язык проникли официальные выражения тюркского происхождения[4].

Как известно, система монгольской документации была основана на уйгурском примере, так имперские указы начинались со слов «üge manu», что являлось калькой с тюркского «sözümüz» и означало ‛наше слово’. Если указ был издан высокопоставленным сановником, то сперва указывалось имя правящего хана, а затем следовало имя сановника с надписью ‛cлово’ на тюркскомsözi»)[4]

… yarlïġïndïn, … sözi
[Хан] повелел, слово [сановника]

Ещё долго после исчезновения монгольского языка, «sözüm(üz)» использовался в персидских документах времён Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и Тимуридов[4].

Другим влиянием восточно-тюркского языка был китайский животный календарь, уйгурскую версию которого монголы переняли и представили во всех завоёванных территориях. Хотя и названия 12 лет животного цикла были переведены на монгольский, тюркские названия сохранили свою значимость. Например, в историческом сочинении Рашид ад-Дина названия лет двенадцатилетнего животного календаря встречаются 54 раза, 26 раз на тюркском, 34 раза используются монгольские названия, а в 13 случаях невозможно точно определить, является ли название тюркским или монгольским по происхождению, так как оно звучит одинаково в обоих языках. Лишь 2 названия даны на персидском. При этом названия месяцев были только на тюркском. В Иране после монгольского периода тюрко-монгольский животный календарь остался в употреблении наряду с хиджрой вплоть до конца правления Каджарской династии[4].

Использование тюркского языка в монгольских канцеляриях и животный календарь демонстрирует, что в монгольский период тюркское влияние в Иране не только не прекратилось, но и усилилось, продолжаясь вплоть до смещения Каджарской династии в 1925 году[4].

Неудивительно, что большинство монголов после принятия ислама ассимилировались не в персов, а в тюрков, культурно к которым они были ближе[4]. Туркоманы, которые превосходили монголов в количестве и были мусульманами, благодаря общему кочевому образу жизни быстро поглотили монголов. Фактически исламизация монголов была одним из аспектов тюркизации[54].

Согласно Фуату Кепрюлю, с эпохи монгольских завоеваний начинается процесс формирования самостоятельного азербайджанского «диалекта» тюркского языка и его отделение от общесельджукской языковой среды[55]. Как указывает Заки Валиди Тоган, нормы азербайджанского языка/диалекта в Ильханидский период формировались под влиянием огузо-туркменского, кипчакского и восточно-туркестанского тюркского языков. Тоган пишет, что Ибн Муканна, составляя словарь монгольских и тюркских языков Государства Ильханидов, упоминает кроме туркменского языка и тюркского языка Восточного Туркестана также «тюркский язык нашей страны». Согласно азербайджанскому исследователю Шахину Мустафаеву, многие специалисты, как то П. Мелиоранский, Б. Чобанзаде, А. Джафароглы, считают, что несомненно под этим названием упоминается азербайджанский язык[55].

Наследие[править | править код]

Корабль под флагом Ильханата (), плывущий по Индийскому океану к берегам Индии, находящейся под контролем Делийского султаната (), Каталонский атлас, 1375 год[56].

Возникновение Ильханата оказало важное историческое влияние на Переднюю Азию. Появление Монгольской империи значительно облегчило торговлю по всей Азии. Связи между Ильханатом и династией Юань в Китае способствовали активизации торговли и культурных контактов с Востоком[57][58]. Одежда с драконами императорского Китая использовалась Ильханидами, кроме того, одно время, они использовали китайский титул Хуанди (император) из-за сильного влияния китайской политической системы на монголов. Печати с китайскими иероглифами создавались самими Ильханидами в дополнение к печатям, полученным ими от династии Юань, которые содержали ссылки на китайскую правительственную организацию[59].

Ильханат также помог проложить путь к более позднему государству Сефевидов и, в конечном счёте, к современному Ирану. В том числе, способствуя продолжению развития персидской архитектуры. Именно при ильханах персидские историки окончательно отказались от использования арабского предпочитая свой родной персидский язык[60].

Зачатки двойного документооборота начали применяться именно при Ильханате, а затем в Османской империей. Эти разработки не зависели от методов бухгалтерского учёта, используемых в Европе[61]. Эта система учёта была принята главным образом в результате социально-экономических потребностей, возникших в результате сельскохозяйственных и фискальных реформ Газан-хана в 1295–1304 годах.

Ильхан как племенной титул в Персии XIX–XX веков[править | править код]

Титул ильхан вновь появился среди кашкайских кочевников южной Персии в XIX веке. Джан Мохаммад Хан начал использовать его в 1818/19 году, и это было продолжено всеми последующими лидерами кашкайцев. Последним ильханом был Насир Хан, который в 1954 году был отправлен в изгнание после того, как поддержал Мохаммада Мосаддыка. Когда он вернулся во время Исламской революции в 1979 году, он не смог вернуть себе прежнее положение и умер в 1984 году как последний ильхан кашкайцев[62].

Правители Государства Хулагуидов[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Komaroff, 2006, pp. 78–79.
  2. Komaroff, 2006, pp. 78.
  3. Badiee, 1984, p. 97.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 István Vásáry. The role and function of Mongolian and Turkic in Ilkhanid Iran // Turcologia.
  5. Jonathan M. Adams, Thomas D. Hall and Peter Turchin (2006). "East-West Orientation of Historical Empires" (PDF). Journal of World-Systems Research (University of Connecticut). 12 (no. 2): 219–229.
  6. Danilenko, Nadja. In Persian, Please! The Translations of al-Iṣṭakhrī’s Book of Routes and Realms // Picturing the Islamicate World: The Story of al-Iṣṭakhrī's Book of Routes and Realms. — Brill, 2020. — P. 101.
  7. Iranian identity III: Medieval-Islamic period / Ahmad Ashraf // Encyclopædia Iranica [Электронный ресурс] : [англ.] / ed. by E. Yarshater. — 2006. — Vol. XIII. — P. 507—522.
  8. Biran, Michael (2016). Dalziel, N.; MacKenzie, J. M. (eds.). "Il-Khanate Empire". The Encyclopedia of Empire: 1—6. doi:10.1002/9781118455074.wbeoe362. ISBN 9781118455074.
  9. История Ирана, 1958, с. 187.
  10. Петрушевский, 1977, с. 235.
  11. Danilenko, Nadja. In Persian, Please! The Translations of al-Iṣṭakhrī’s Book of Routes and Realms // Picturing the Islamicate World: The Story of al-Iṣṭakhrī's Book of Routes and Realms. — Brill, 2020. — P. 94–95.
  12. Curtin, Jeremiah. The Mongols : a history. — Conshohocken, Pa. : Combined Books, 1996. — ISBN 978-0-585-10021-0.
  13. Timothy May Chormaqan Архивная копия от 12 ноября 2023 на Wayback Machine, p.47
  14. Thomas T. Allsen Culture and Conquest in Mongol Eurasia, p.84
  15. Finlay, George. The history of Greece : from its conquest by the crusaders to its conquest by the Turks, and of the empire of Trebizond ; 1204-1461. — Edinburgh : Blackwood, 1851.
  16. Aknerts'i, Grigor. History of the Nation of Archers : [] / Grigor Aknerts'i, Robert Bedrosian.
  17. Kalistriat Salia History of the Georgian Nation, p.210
  18. C. P. Atwood-Encyclopedia of Mongolia and the Mongol Empire, see:Monqe Khan
  19. X. Liu.The Silk Road in World History, Oxford University Press, Oxford, ç2010 p.116
  20. E. Endicott-West. Merchant Associations in Yuan China: The "Ortoy,"Asia Major, Third Series, Vol.2 No.2, Academica Sinica, ç1989
  21. M. Th. Houtsma E.J. Brill's first encyclopaedia of Islam, 1913–1936, Volume 1, p.729
  22. Ehsan Yar-Shater Encyclopædia Iranica, p.209
  23. H. H. Howorth History of the Mongols, vol.IV, p.138
  24. V. Minosrky. "The Middle East in Western Politics in the 13th, 14th and 15th centuries".
  25. Atwood, 2004, p. 225.
  26. Atwood, 2004, p. 480.
  27. Vernadsky, 1953, p. 161.
  28. 1 2 Atwood, 2004, p. 226.
  29. 1 2 3 4 5 6 Atwood, 2004, p. 234.
  30. Jacobs, Joseph and Mary W. Montgomery. Sa'ad al-Dawla // Jewish Encyclopedia. — 1901—1906.
  31. Carboni, Stefano. Illustrated Poetry and Epic Images. Persian paintings of the 1330s and 1340s. — New York : Metropolitan Museum of Art, 1994. — P. 12. Архивная копия от 19 февраля 2024 на Wayback Machine
  32. David Morgan. Medieval Persia 1040–1797. — Routledge, 2015-06-26. — P. 72. — ISBN 9781317415671.
  33. Timothy May. The Mongol Empire: A Historical Encyclopedia – Volume I. — ABC-CLIO, 2016. — P. 141. — ISBN 9781610693400.
  34. Angus Donal Stewart. The Armenian Kingdom and the Mamluks: War and Diplomacy During the Reigns of Het'um II (1289-1307). — Brill, 2001-01-01. — P. 182. — ISBN 978-9004122925.
  35. "The making of one of the greatest Islamic art museums in the world". Apollo Magazine. 26 November 2016. Архивировано из оригинала 31 марта 2023. Дата обращения: 19 марта 2024.
  36. Ali Al Oraibi, "Rationalism in the school of Bahrain: a historical perspective", in Shīʻite Heritage: Essays on Classical and Modern Traditions by Lynda Clarke, Global Academic Publishing 2001 p336
  37. 1 2 Angus Donal Stewart. The Armenian Kingdom and the Mamluks: War and Diplomacy During the Reigns of Het'um II (1289–1307). — Brill, 2001-01-01. — P. 181. — ISBN 978-9004122925.
  38. Johan Elverskog. Buddhism and Islam on the Silk Road. — Harvard University Press, 2011-06-06. — P. 141. — ISBN 978-0812205312.
  39. David Morgan. Medieval Persia 1040–1797. — Routledge, 2015-06-26. — P. 73. — ISBN 9781317415671.
  40. Christopher P. Atwood Ibid
  41. Atwood, 2004, p. 235.
  42. Continuity and Change in Medieval Persia By Ann K. S. Lambton
  43. Atwood, 2004, p. 236.
  44. 1 2 История отечественного государства и права. — Юрайт, 2012. — С. 88—120. — 476 с. — ISBN 978-5-9916-1209-8.
  45. История Ирана, 1958, с. 190.
  46. Бартольд, 1973, с. 591-595.
  47. История Ирана, 1958, с. 189.
  48. Петрушевский, 1960, с. 49-51.
  49. Jackson, 2017, p. 412.
  50. Arjomand, 2022, p. 34.
  51. Atwood, 2004, p. 231.
  52. D. M. Lang, Georgia in the Reign of Giorgi the Brilliant (1314–1346). Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 17, No. 1 (1955), pp. 74–91
  53. Arts of the Persian Courts by Abolala Soudavar, p.34-35.
  54. [https://web.archive.org/web/20220410105927/https://vk.com/doc306287865_449715609?hash=61d8b16f91dd34775f&dl=b2e6061139efd85c4d Архивная копия от 10 апреля 2022 на Wayback Machine XXI. Mongols and the Near East]
  55. 1 2 Shahin Mustafayev. Ethnolinguistic Processes in the Turkic Milieu of Anatolia and Azerbaijan (14th–15th Centuries) (англ.) // Contemporary research in turkology and Eurasian studies: A festschrift in honor of Professor Tasin Gemil on the occasion of his 70th birthday / Stoica Lascu, Melek Fetisleam (eds.); The Institute of Turkish and Central Asian Studies of Babeș-Bolyai University. — Cluj-Napoca: Presa Universitară Clujeană, 2013. — P. 333—346. — ISBN 978-973-595-622-6.
  56. Dang, Baohai. Marco Polo and the Silk Road : [кит.] / Baohai Dang, Xinjiang Rong. — Beijing Book Co. Inc., 9 November 2021年. Архивная копия от 6 марта 2023 на Wayback Machine
  57. Gregory G.Guzman – Were the barbarians a negative or positive factor in ancient and medieval history?, The historian 50 (1988), 568–70
  58. Thomas T.Allsen – Culture and conquest in Mongol Eurasia, 211
  59. Ho, Kai-Lung (2008). "Central Asiatic Journal". Central Asiatic Journal. O. Harrassowitz. 52: 46. Архивировано из оригинала 11 апреля 2023. Дата обращения: 3 апреля 2024.
  60. Francis Robinson, The Mughal Emperors and the Islamic Dynasties of India, Iran and Central Asia, Pages 19 and 36
  61. Cigdem Solas, ACCOUNTING SYSTEM PRACTICED IN THE NEAR EAST DURING THE PERIOD 1220–1350, based ON THE BOOK RISALE-I FELEKIYYE, The Accounting Historians Journal, Vol. 21, No. 1 (June 1994), pp. 117–135
  62. Foundation, Encyclopaedia Iranica Welcome to Encyclopaedia Iranica. iranicaonline.org. Дата обращения: 25 апреля 2021. Архивировано 19 мая 2023 года.

Библиография[править | править код]

Источники

  • Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари. Тарих-и шейх Увейс / Пер. с перс. и предисл. М. Д. Кязимова, В. З. Пириева. — Баку: Элм[az]*, 1984.
  • Вассаф. История Вассафа // Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды / Пер. В. Г. Тизенгаузена. — М.: Изд-во АН СССР, 1941. Архивировано 25 декабря 2009 года.
  • История мар Ябалахи III и раббан Саумы / Исследование, пер. с сирийского и примечания Н. В. Пигулевской. — М.: Наука, 1958. — 164 с.
  • Письмо Олджейту французскому королю Филиппу IV Красивому // Альманах «Арабески истории». — М., 1996. — Т. 1, вып. 5: «Каспийский транзит». — С. 107—108.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. Л. А. Хетагурова, ред. и примеч. А. А. Семёнова. — М.Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — Т. 1, кн. 1.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с перс. О. И. Смирновой, ред. А. А. Семёнова. — М.Л.: Изд-во АН СССР, 1952. — Т. 1, кн. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Ю. П. Верховского, редакция проф. И. П. Петрушевского. — М.Л.: Издательство Академии наук СССР, 1960. — Т. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей. — М.Л.: Изд-во АН СССР, 1946. — Т. 3.
  • Рашид ад-Дин. Переписка. — М.: Наука, 1971.
  • Фасих ал-Хавафи. Фасихов свод / Пер. Д. Ю. Юсуповой. — Ташкент: Фан, 1980.

Литература

  • Бартольд В. В. Джувейни, Ала ад-Дин // Бартольд В. В. Сочинения. — М.: Наука, 1973. — Т. VIII: Работы по источниковедению. — С. 591—595.
  • Джалагания И. Л. Из истории монетного дела в Грузии XIII века. — Тбилиси: АН Грузинской ССР, 1958. — 126 с.
  • История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1958. — 390 с.
  • Калан Э. Золотая Орда и государство Ильханов: Торгово-экономические связи // Золотоордынское наследие: материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII—XV вв.)» (17 марта 2009 года). : Сб. статей. — Казань: Фэн, 2009. — Вып. 1. — С. 232—236.
  • Камалов И. Х. Отношения Золотой Орды с хулагуидами / Пер. с турецкого и науч. ред. И. М. Миргалеева. — Казань: Институт истории имени Ш. Марджани АН РТ, 2007. — 108 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-94981-080-4.
  • Костюков В. П. Иранский поход Хулагу: предыстория // Золотоордынская цивилизация : Сборник статей. — Казань: Фэн, 2009. — Вып. 2. — С. 69—89. — ISBN 978-5-9690-0101-5.
  • Малышев А. Б. Золотая Орда и Иран: политические, экономические и культурные связи // Нижнее Поволжье и Исламская республика Иран: Исторические, культурные, политические и экономические связи. — Саратов: Наука, 1977.
  • Петрушевский И. П. Землевладение и аграрные отношения в Иране XIII—XIV веков / Отв. ред. И. А. Орбели. — М.Л.: Изд-во АН СССР, 1960. — 492 с.
  • Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе : Сборник статей. — М.: Наука, 1977. — С. 228—259.
  • Сейфеддини М. А. Монеты Ильханов XIV века. — Баку: АН Азербайджанской ССР, 1968. — 217 с.
  • Julie Badiee. The Sarre Qazwīnī: An Early Aq Qoyunlu Manuscript? (англ.) // Ars Orientalis : издательство=University of Michigan. — 1984. — Vol. 14.
  • Amitai-Preiss R.ruen. Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281. — Cambridge University Press, 1995. — ISBN 0 521 46226 6.
  • The Cambridge history of Iran. — Cambridge: Cambridge University Press, 1968. — P. 406—413. — 762 p. — ISBN 521-06936-X.
  • Kolbas J. G. The Mongols in Iran: Chingiz Khan to Uljaytu, 1220-1309. — Routledge, 2006. — P. 414. — ISBN 0700706674.
  • Linda Komaroff. Beyond the Legacy of Genghis Khan (англ.). — Brill Publishers, 2006. — 1–678 p. — ISBN 9789004243408.
  • John Masson Smith, Jr. Nomadism and Middle Eastern Geography: Qishlaqs and Tumens (англ.) // The Mongol Empire and Its Legacy. — Brill Publishers, 1999. — P. 39—56. — ISBN 9004110488.
  • Allsen, Thomas. The rise of the Mongolian empire and Mongolian rule in north China // The Cambridge History of China: Volume 6, Alien Regimes and Border States, 710–1368 / Denis C. Twitchett ; Herbert Franke ; John King Fairbank. — Cambridge University Press, 1994. — P. 321–413. — ISBN 978-0-521-24331-5.
  • Arjomand, Saïd Amir Arjomand. Revolutions of the End of Time: Apocalypse, Revolution and Reaction in the Persianate World. — Brill, 2022. — ISBN 978-90-04-51715-8.
  • Ashraf, Ahmad (2006). "Iranian identity iii. Medieval Islamic period". Encyclopaedia Iranica, Vol. XIII, Fasc. 5. pp. 507—522.
  • Atwood, Christopher Pratt. Encyclopedia of Mongolia and the Mongol empire. — New York, NY : Facts On File, 2004. — ISBN 0-8160-4671-9.
  • Babaie, Sussan. Iran After the Mongols. — Bloomsbury Publishing, 2019. — ISBN 978-1-78831-528-9.
  • Badiee, Julie (1984). "The Sarre Qazwīnī: An Early Aq Qoyunlu Manuscript?". Ars Orientalis. University of Michigan. 14.
  • C.E. Bosworth, The New Islamic Dynasties, New York, 1996.
  • Jackson, Peter. The Mongols and the Islamic World: From Conquest to Conversion. — Yale University Press, 2017. — P. 1–448. — ISBN 9780300227284. Шаблон:Registration required
  • Lane, George E. The Mongols in Iran // The Oxford Handbook of Iranian History. — Oxford University Press, 2012. — P. 1–432. — ISBN 978-0-19-987575-7.
  • Limbert, John. Shiraz in the Age of Hafez. — University of Washington Press, 2004. — P. 1–182. — ISBN 9780295802886.
  • Kadoi, Yuka. (2009) Islamic Chinoiserie: The Art of Mongol Iran, Edinburgh Studies in Islamic Art, Edinburgh. ISBN 9780748635825.
  • Fragner, Bert G. Ilkhanid Rule and Its Contributions to Iranian Political Culture // Beyond the Legacy of Genghis Khan. — Brill, 2006. — P. 68–82. — ISBN 9789004243408.
  • May, Timothy (2018), The Mongol Empire
  • Melville, Charles. Persian Historiography: A History of Persian Literature. — Bloomsbury Publishing, 2012. — P. 1–784. — ISBN 9780857723598.
  • R. Amitai-Preiss: Mongols and Mamluks: The Mamluk-Ilkhanid War 1260–1281. Cambridge, 1995.
  • Vernadsky, George (1953), The Mongols and Russia, Yale University Press
  • Vásáry, István. The Role and Function of Mongolian and Turkic in Ilkhanid Iran // Turks and Iranians. Interactions in Language and History: The Gunnar Jarring Memorial Program at the Swedish Collegium for Advanced Study. — 1. — Harrassowitz Verlag, 2016. — P. 141–152. — ISBN 978-3-447-10537-8.

Ссылки[править | править код]