Государство Хулагуидов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Государство Хулагуидов
سلسله ایلخانی
1256 — 1335


Flag of Ilkhanate.gif
Предположительный флаг (по Каталанскому атласу)
Ilkhanate in 1256–1353.PNG
Столица Марага
Тебриз
Сольтание
Язык(и)
Религия Тенгрианство, Христианство, Ислам
Площадь 3,750,000 км² (1310)[1]
Форма правления монархия
Преемственность
Аббасиды
Низариты
Джалаириды
Чобаниды
Музаффариды
Сербедары

Государство Хулагуидов — принятое в российском востоковедении обозначение державы, основанной чингизидом Хулагу и управлявшейся его потомками; в западной историографии обозначается как Ильханат (англ. Ilkhanate). Самовольно созданное Хулагу во время завоевательного похода (12561260), государство было признано в 1261 году ханом Монгольской империи Хубилаем, даровавшим Хулагу титул ильхан («хан племени», в значении улусный хан[2]). До вступления на престол Газана (12951304) Хулагуиды признавали номинальную зависимость от великого хана (императора Юань).

Государство, находившееся к 1290-м годам в тяжёлом экономическом состоянии, продлило своё существование благодаря реформам Газан-хана, проведённым его министром Рашид ад-Дином, но лишь до 1335 года. После смерти ильхана Абу Саида (30 ноября 1335) бессильные ильханы возводились на престол лишь для придания законности власти новых династий, Чобанидов и Джалаиридов.

Территория[править | править код]

Государство Хулагуидов включало в себя Иран, Арран, Ширван, Азербайджан, бо́льшую часть Афганистана, Ирак, Курдистан, Джезиру (Верхняя Месопотамия) и восточную часть Малой Азии (до р. Кызыл-Ирмак).

Вассалами и данниками Хулагуидов были Грузия, Трапезундская империя, Конийский султанат, Киликийская Армения, Кипрское королевство[3], государство куртов в Герате; столицами были последовательно Мераге, Тебриз, Сольтание, затем снова Тебриз.

Предыстория[править | править код]

Впервые монгольские войска появились на территориях, позднее вошедших в хулагуидское государство, в 1220—1221 годах. Отряды Субэдэя и Джэбэ, преследовавшие хорезмшаха Мухаммеда, разорили многие персидские города, в частности Казвин, Хамадан, Ардебиль и Марагу. Тебриз, будущая столица ильханов, избежал опустошения, дважды выплатив контрибуцию. Последний хорезмшах Джелал ад-Дин, закрепившись в Западном Иране, в 1227 году достиг относительного успеха в сражениях с монгольскими войсками, но в итоге потерпел поражение и погиб (1231). Хорасан был завоёван войсками Толуя в 1221 году. Мерв и Нишапур были опустошены, жители Герата покорились и получили пощаду. В 1231—1239 годах нойон Чормаган завоевал Арран, Ширван, Картли и Армению. Хазараспиды Луристана, Салгуриды Фарса и Кутлугшахи Кермана выплатили контрибуцию и признали верховную власть хана Угэдэя.

История[править | править код]

Поход Хулагу и создание государства[править | править код]

К началу 1250-х монгольским наместникам в Иране не подчинялись лишь исмаилиты-низариты в горах Эльбурса и Кухистане и халифы-аббасиды в Ираке Арабском и Хузестане. Пришедший к власти в 1251 году Мункэ принял решение довершить завоевание региона, для чего был организован общеимперский поход во главе с Хулагу, младшим братом хана. К 1257 году было взято подавляющее большинство исмаилитских крепостей, включая Аламут и Меймундиз; в 1258 г. захвачен Багдад, последний халиф был предан смерти; в начале 1260 года монголы, вступив в Сирию, заняли Дамаск и Халеб. Поражения от мамлюков при Айн-Джалуте и Хомсе остановили монгольское наступление, и Сирия на десятилетия стала линией фронта войн мамлюков и Хулагуидов.

По Рашид ад-Дину, Мункэ изначально планировал передать иранские земли в личный удел Хулагу. Однако Рашид как придворный историк ильханов мог быть тенденциозен и сообщать сведения, легитимизирующие власть своих покровителей. И. П. Петрушевский считает, что Хулагу самовольно создал новый улус, а Хубилай позднее (1261) признал уже фактически независимое государство. Ильханы, хотя и признавали номинальную зависимость от великого хана, пользовались полной самостоятельностью во внешней и внутренней политике.

Управление[править | править код]

Правящая династия[править | править код]

Верховная власть в государстве принадлежала ильхану, который передавал отдельные области и города в качестве уделов царевичам, нойонам и эмирам. Ильхан со своей ставкой (орду), сохраняя верность кочевым традициям, часть года проводил на летних и зимних пастбищах, часть — в Багдаде и Тебризе. В случае войны ильхан нередко брал на себя командование полевой армией.

Исполнительная власть[править | править код]

Основным государственным институтом, как исторически сложилось в Монгольской империи, являлась армия. При этом система управления ильханства представляла собой комбинацию пришлых тюрко-монгольских и местных иранских элементов. Большое число мусульманских чиновников, главным образом персоязычных, поступило на службу к завоевателям, например, семья Джувейни.

Военными силами руководил старший эмир (амир-и улус — «улусный эмир» или амир аль-умара — «эмир над эмирами»). Гражданское управление было организовано в виде системы диванов. Центральное ведомство — великий, или высочайший диван — возглавлял визирь (иначе — сахиб-диван), который отвечал за финансы (государственные доходы и расходы, казна, налоги), делопроизводство, управленческие кадры, а также ремесленные мастерские (карханэ).

Языковая ситуация[править | править код]

Монгольский язык[править | править код]

В Монгольском Иране, как и во всей Монгольской империи, монгольский язык был официальным и самым престижным, что признавалось и персидским автором XIII века Джувейни. В Государстве Хулагуидов монгольский в течение первых 50 лет был официальным языком и использовался как Хулагуидами, так и другими монголами и племенной аристократией. Далее употребление монгольского стало сокращаться, однако продолжилось даже при Джалаиридах.[4]

Во всех монгольских территориях в начальных период (середина XIII века) монгольский был единственным языком канцелярий, и лишь к концу XIII века постепенно стали использоваться местные языки, так, первый известный документ на персидском в Государстве Хулагуидов датируется 1288 годом. Официальное использование монгольского не ограничивалось канцеляриями. С правления Абака-хана на монетах уйгурским алфавитом чеканилось выражение «Во имя кагана, X.Y. отчеканил её» на монгольском языке. После финансовой и монетной реформы Газан-хана 1301 года эта традиция была прекращена, однако имя хана продолжило чеканиться на монетах, также на уйгурском алфавите, даже во времена джалаиридов.[4]

После постепенного появления в канцеляриях Хулагуидов персидского языка с 1280-х, монгольский язык стал постепенно утрачивать свои позиции. С 1325 г. начали появляться двуязычные монголо-персидские документы, что указывает на начало периода, в котором использование монгольского языка было скорее делом монгольской государственной традиции и престижа. Самый поздний документ с использованием монгольском, указ джалаиридского правителя Шейх-Увейса, который также относится к двуязычным документам, датируется 1358 годом. Обращение в ислам Газан-хана и исламизация монгольской аристократии, должно быть, сделали значительный вклад в упадок монгольских традиций во всех областях жизни.[4]

После реформ Газан-хана также началось постепенное прекращение использования монгольского языка в повседневной жизни. Некогда престижный язык монгольских завоевателей полностью исчез в Иране, оставив после себя огромный пласт монгольских заимствований в персидском и следы в иранской топонимике.[4]

Тюркский язык[править | править код]

Фарман Гайхату на персидском и тюркском языках[5]

По всей Монгольской империи тюрки вскоре после завоевания монголами стали неотъемлимой частью военной силы чингизидских государств, в том числе и Государства Хулагуидов. Легкое объединение монгольских и тюркских элементов произошло благодаря общему кочевому наследию и тысячелетнему симбиозису во Внутренней Азии. В определенные периоды тюркское население в целом и их военная фракция превосходили монгольский элемент[4].

В Государстве Хулагуидов монголы создали официальную письменность и канцелярскую систему на основе уйгурской письменности и при помощи уйгурских секретарей и писцов. И поэтому, несмотря на то, что основное тюркское население Ирана говорило на западно-тюркском (огузском) языке, на протяжении всего хулагуидского периода в Иране появлялись тексты на восточно-тюркском языке. Это подтверждает то, что в иранских канцеляриях работали уйгурские и другие восточно-тюркские писцы. До этого сельджукские правители Ирана использовали в официальных целях арабский и персидский, и первые тюркские тексты в Иране появились именно в связи с деятельностью монгольских канцелярий. В монгольский период в персидский язык проникли официальные выражения тюркского происхождения[4].

Как известно, система монгольской документации была основана на уйгурском примере, так имперские указы начинались со слов «üge manu», что являлось калькой с тюркского «sözümüz» и означало «наше слово». Если указ был издан высокопоставленным сановником, то сперва указывалось имя правящего хана, а затем имя сановника с надписью «cлово» на тюркском («sözi»).[4]

« ... yarlïġïndïn, ... sözi
[Хан] повелел, слово [сановника]
»

Еще долго после исчезновения монгольского языка, «sözüm(üz)» использовался в персидских документах времен Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и Тимуридов.[4]

Другим влиянием восточно-тюркского языка был китайский животный календарь, уйгурскую версию которого монголы переняли и представили во всех завоеванных территориях. Хоть и названия 12 лет животного цикла были переведены на монгольский, тюркские названия сохранили свою значимость. Например, в историческом сочинении Рашид ад-Дина названия лет двенадцатилетнего животного календаря встречаются 54 раза, 26 раз на тюркском, 34 раза используются монгольские названия,а в 13 случаях невозможно точно определить, является ли название тюркским или монгольским по происхождению, так как оно звучит одинаково в обоих языках. Лишь 2 названия даны на персидском. При этом названия месяцев были только на тюркском. В Иране после монгольского периода тюрко-монгольский животный календарь остался в употреблении наряду с хиджарой вплоть до конца правления Каджарской династии[4].

Использование тюркского языка в монгольских канцеляриях и животный календарь демонстрирует, что в монгольский период тюркское влияние в Иране не только не прекратилось, но и усилилось, продолжаясь вплоть до смещения Каджарской династии в 1925 году.[4]

Неудивительно, что большинство монголов после принятия ислама ассимилировались не в персов, а в тюрков, культурно к которым они были ближе.[4] Туркоманы, которые превосходили монголов в количестве и были мусульманами, благодаря общему кочевому образу жизни быстро поглотили монголов. Фактически исламизация монголов была одним из аспектов тюркизации.[6]

Правители Государства Хулагуидов[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Jonathan M. Adams, Thomas D. Hall and Peter Turchin (2006). "East-West Orientation of Historical Empires" (PDF). Journal of World-Systems Research (University of Connecticut). 12 (no. 2): 219–229.
  2. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — С. 187.
  3. Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе. — С. 235.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 István Vásáry The role and function of Mongolian and Turkic in Ilkhanid Iran // Turcologia.
  5. Arts of the Persian Courts by Abolala Soudavar, p.34-35.
  6. [https://vk.com/doc306287865_449715609?hash=61d8b16f91dd34775f&dl=b2e6061139efd85c4d XXI. Mongols and the Near East]

Библиография[править | править код]

Источники

  • Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари. Тарих-и шейх Увейс. — Баку, 1984.
  • Вассаф. История Вассафа // Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды / Пер. В. Г. Тизенгаузена. — М., 1941.
  • История мар Ябалахи III и раббан Саумы / Исследование, перевод с сирийского и примечания Н. В. Пигулевской. — М.: Наука, 1958. — 164 с.
  • Письмо Олджейту французскому королю Филиппу IV Красивому // Альманах «Арабески истории». — М., 1996. — Т. 1, вып. 5: «Каспийский транзит». — С. 107—108.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Л. А. Хетагурова, редакция и примечания проф. А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. — Т. 1, кн. 1.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского О. И. Смирновой, редакция проф. А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. — Т. 1, кн. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Ю. П. Верховского, редакция проф. И. П. Петрушевского. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — Т. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1946. — Т. 3.
  • Рашид ад-Дин. Переписка. — М.: «Наука», 1971.
  • Фасих ал-Хавафи. Фасихов свод / Пер. Д. Ю. Юсуповой. — Ташкент: Фан, 1980.

Литература

  • История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1958. — 390 с.
  • Калан Э. Золотая Орда и государство Ильханов: торгово-экономические связи // Золотоордынское наследие. Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII-XV вв.)». 17 марта 2009 г. : Сб. статей. — Казань: Издательство «Фэн» АН РТ, 2009. — Вып. 1. — С. 232-236.
  • Камалов И. Х. Отношения Золотой Орды с хулагуидами / Пер. с турецкого и науч. ред. И. М. Миргалеева. — Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007. — 108 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-94981-080-4.
  • Костюков В. П. Иранский поход Хулагу: предыстория // Золотоордынская цивилизация : Сборник статей. — Казань: Издательство «Фэн», 2009. — Вып. 2. — С. 69-89. — ISBN 978-5-9690-0101-5.
  • Малышев А. Б. Золотая Орда и Иран: политические, экономические и культурные связи // Нижнее Поволжье и Исламская республика Иран. Исторические, культурные, политические и экономические связи. — Саратов: Наука, 1977.
  • Петрушевский И. П. Землевладение и аграрные отношения в Иране XIII-XIV веков / Отв. редактор академик И. А. Орбели. — М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — 492 с.
  • Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе : Сборник статей. — М.: Наука, 1977. — С. 228—259.
  • Amitai-Preiss R. Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281. — Cambridge University Press, 1995. — ISBN 0 521 46226 6.
  • The Cambridge history of Iran. — Cambridge: Cambridge University Press, 1968. — Т. 5: The Saljuq and Mongol Periods. — P. 406—413. — 762 p. — ISBN 521 06936 X.
  • Kolbas J. G. The Mongols in Iran: Chingiz Khan to Uljaytu, 1220-1309. — Routledge, 2006. — P. 414. — ISBN 0700706674.
  • John Masson Smith, Jr. Nomadism and Middle Eastern Geography: Qishlaqs and Tumens (англ.) // The Mongol Empire and Its Legacy. — BRILL, 1999. — P. 39-56. — ISBN 9004110488.

Ссылки[править | править код]