Государство Хулагуидов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Историческое государство
Государство Хулагуидов
سلسله ایلخانی
Предположительный флаг (по Каталанскому атласу)
Предположительный флаг (по Каталанскому атласу)
Ilkhanate in 1256–1353.PNG
 Black flag.svg
 Flag of the Mongol Empire.svg
1256 — 1335
Столица Марага
Тебриз
Султания
Язык(и) среднемонгольский
Религия Тенгрианство, Христианство, Ислам
Площадь 3,750,000 км² (1310)[1]
Форма правления монархия
Преемственность

← Аббасиды

← Низариты

Джалаириды → Чобаниды → Музаффариды →

Сербедары →

Государство Хулагуидов — принятое в российском востоковедении обозначение державы, основанной чингизидом Хулагу и управлявшейся его потомками; в западной историографии обозначается как Ильханат (англ. Ilkhanate). Самовольно созданное Хулагу во время завоевательного похода (12561260), государство было признано в 1261 году ханом Монгольской империи Хубилаем, даровавшим Хулагу титул ильхан («хан племени», в значении улусный хан[2]). До вступления на престол Газана (12951304) Хулагуиды признавали номинальную зависимость от великого хана (императора Юань).

Государство, находившееся к 1290-м годам в тяжёлом экономическом состоянии, продлило своё существование благодаря реформам Газан-хана, проведённым его министром Рашид ад-Дином, но лишь до 1335 года. После смерти ильхана Абу Саида (30 ноября 1335) бессильные ильханы возводились на престол лишь для придания законности власти новых династий, Чобанидов и Джалаиридов.

Территория[править | править код]

Государство Хулагуидов включало в себя Иран, Арран, Ширван, Азербайджан, бо́льшую часть Афганистана, Ирак, Курдистан, Джезиру (Верхняя Месопотамия) и восточную часть Малой Азии (до р. Кызыл-Ирмак).

Вассалами и данниками Хулагуидов были Грузия, Трапезундская империя, Конийский султанат, Киликийская Армения, Кипрское королевство[3], государство куртов в Герате; столицами были последовательно Мераге, Тебриз, Сольтание, затем снова Тебриз.

Предыстория[править | править код]

Впервые монгольские войска появились на территориях, позднее вошедших в хулагуидское государство, в 1220—1221 годах. Отряды Субэдэя и Джэбэ, преследовавшие хорезмшаха Мухаммеда, разорили многие персидские города, в частности Казвин, Хамадан, Ардебиль и Марагу. Тебриз, будущая столица ильханов, избежал опустошения, дважды выплатив контрибуцию. Последний хорезмшах Джелал ад-Дин, закрепившись в Западном Иране, в 1227 году достиг относительного успеха в сражениях с монгольскими войсками, но в итоге потерпел поражение и погиб (1231). Хорасан был завоёван войсками Толуя в 1221 году. Мерв и Нишапур были опустошены, жители Герата покорились и получили пощаду. В 1231—1239 годах нойон Чормаган завоевал Арран, Ширван, Картли и Армению. Хазараспиды Луристана, Салгуриды Фарса и Кутлугшахи Кермана выплатили контрибуцию и признали верховную власть хана Угэдэя.

История[править | править код]

Поход Хулагу и создание государства[править | править код]

К началу 1250-х монгольским наместникам в Иране не подчинялись лишь исмаилиты-низариты в горах Эльбурса и Кухистане и халифы-аббасиды в Ираке Арабском и Хузестане. Пришедший к власти в 1251 году Мункэ принял решение довершить завоевание региона, для чего был организован общеимперский поход во главе с Хулагу, младшим братом хана. К 1257 году было взято подавляющее большинство исмаилитских крепостей, включая Аламут и Меймундиз; в 1258 г. захвачен Багдад, последний халиф был предан смерти. После завоевания Багдада Хулагу отступил в персидскую провинцию Азербайджан и выбрал местом своего резиденции Марагу, откуда столица была вскоре перенесена в гораздо более известный Тебриз. Огромная добыча, захваченная в Месопотамии, была размещена в казнохранилище, построенном на острове Шаху. Выбор ильханом столицы вылился в перенос политической и интеллектуальной жизни Персии в её северо-западный угол. Забегая вперед, мы должны отметить, что в течение эпохи монгольского господства, растянувшегося на более чем 80 лет, этот регион был центром основанной Хулагу империи. Отсюда осуществлялось управление остальными частями Персии, также как и Южным Кавказом, Арменией (частично также на Южном Кавказе), Местопотамией и Малой Азией. Здесь толпились посольства и вассальные правители. Здесь был выработан новый стиль в искусствах и моде. Несмотря на то, что Персия была только одной из составляющих владений Хулагу, в административном и культурном смысле эта страна, и в частности, иранская область Азербайджан был центром империи[4].

В начале 1260 года монголы, вступив в Сирию, заняли Дамаск и Халеб. Поражения от мамлюков при Айн-Джалуте и Хомсе остановили монгольское наступление, и Сирия на десятилетия стала линией фронта войн мамлюков и Хулагуидов.

По Рашид ад-Дину, Мункэ изначально планировал передать иранские земли в личный удел Хулагу. Однако Рашид как придворный историк ильханов мог быть тенденциозен и сообщать сведения, легитимизирующие власть своих покровителей. И. П. Петрушевский считает, что Хулагу самовольно создал новый улус, а Хубилай позднее (1261) признал уже фактически независимое государство. Ильханы, хотя и признавали номинальную зависимость от великого хана, пользовались полной самостоятельностью во внешней и внутренней политике.

Управление[править | править код]

Хулагу и его супруга Докуз-хатун. Рукопись Джами ат-таварих, XIV век

Правящая династия[править | править код]

Верховная власть в государстве принадлежала ильхану, который передавал отдельные области и города в качестве уделов царевичам, нойонам и эмирам. Ильхан со своей ставкой (орду), сохраняя верность кочевым традициям, часть года проводил на летних и зимних пастбищах, часть — в Багдаде и Тебризе. В случае войны ильхан нередко брал на себя командование полевой армией.

Исполнительная власть[править | править код]

Политически ведущая роль принадлежала монгольской и тюркской кочевой знати. Из местной иранской знати уцелела только часть, другая часть была уничтожена, и земли её перешли либо к государству, либо к монгольской кочевой знати. Последняя не оставляла кочевого образа жизни, но, завладев обширным фондом обработанных земель, превратилась в феодальных эксплуататоров массы крестьян, сидевших на этих землях. Между этими группами господствующего класса, внутри его, существовали порой резкие противоречия[5].

Военными силами руководил старший эмир (амир-и улус — «улусный эмир» или амир аль-умара — «эмир над эмирами»). Гражданское управление было организовано в виде системы диванов. Центральное ведомство — великий, или высочайший диван — возглавлял визирь (иначе — сахиб-диван), который отвечал за финансы (государственные доходы и расходы, казна, налоги), делопроизводство, управленческие кадры, а также ремесленные мастерские (карханэ).

Языковая ситуация[править | править код]

Монгольский язык[править | править код]

В Монгольском Иране, как и во всей Монгольской империи, монгольский язык был официальным и самым престижным, что признавалось и персидским автором XIII века Джувейни. В Государстве Хулагуидов монгольский в течение первых 50 лет был официальным языком и использовался как Хулагуидами, так и другими монголами и племенной аристократией. Далее употребление монгольского стало сокращаться, однако продолжилось даже при Джалаиридах.[6]

Во всех монгольских территориях в начальных период (середина XIII века) монгольский был единственным языком канцелярий, и лишь к концу XIII века постепенно стали использоваться местные языки, так, первый известный документ на персидском в Государстве Хулагуидов датируется 1288 годом. Официальное использование монгольского не ограничивалось канцеляриями. С правления Абака-хана на монетах уйгурским алфавитом чеканилось выражение «Во имя кагана, X.Y. отчеканил её» на монгольском языке. После финансовой и монетной реформы Газан-хана 1301 года эта традиция была прекращена, однако имя хана продолжило чеканиться на монетах, также на уйгурском алфавите, даже во времена джалаиридов.[6]

После постепенного появления в канцеляриях Хулагуидов персидского языка с 1280-х, монгольский язык стал постепенно утрачивать свои позиции. С 1325 г. начали появляться двуязычные монголо-персидские документы, что указывает на начало периода, в котором использование монгольского языка было скорее делом монгольской государственной традиции и престижа. Самый поздний документ с использованием монгольском, указ джалаиридского правителя Шейх-Увейса, который также относится к двуязычным документам, датируется 1358 годом. Обращение в ислам Газан-хана и исламизация монгольской аристократии, должно быть, сделали значительный вклад в упадок монгольских традиций во всех областях жизни.[6]

После реформ Газан-хана также началось постепенное прекращение использования монгольского языка в повседневной жизни. Некогда престижный язык монгольских завоевателей полностью исчез в Иране, оставив после себя огромный пласт монгольских заимствований в персидском и следы в иранской топонимике.[6]

Тюркский язык[править | править код]

Фарман Гайхату на персидском и тюркском языках[7]

По всей Монгольской империи тюрки вскоре после завоевания монголами стали неотъемлемой частью военной силы чингизидских государств, в том числе и Государства Хулагуидов. Легкое объединение монгольских и тюркских элементов произошло благодаря общему кочевому наследию и тысячелетнему симбиозису во Внутренней Азии. В определённые периоды тюркское население в целом и их военная фракция превосходили монгольский элемент[6].

В Государстве Хулагуидов монголы создали официальную письменность и канцелярскую систему на основе уйгурской письменности и при помощи уйгурских секретарей и писцов. И поэтому, несмотря на то, что основное тюркское население Ирана говорило на западно-тюркском (огузском) языке, на протяжении всего хулагуидского периода в Иране появлялись тексты на восточно-тюркском языке. Это подтверждает то, что в иранских канцеляриях работали уйгурские и другие восточно-тюркские писцы. До этого сельджукские правители Ирана использовали в официальных целях арабский и персидский, и первые тюркские тексты в Иране появились именно в связи с деятельностью монгольских канцелярий. В монгольский период в персидский язык проникли официальные выражения тюркского происхождения[6].

Как известно, система монгольской документации была основана на уйгурском примере, так имперские указы начинались со слов «üge manu», что являлось калькой с тюркского «sözümüz» и означало «наше слово». Если указ был издан высокопоставленным сановником, то сперва указывалось имя правящего хана, а затем имя сановника с надписью «cлово» на тюркском («sözi»).[6]

«... yarlïġïndïn, ... sözi
[Хан] повелел, слово [сановника]
»

Ещё долго после исчезновения монгольского языка, «sözüm(üz)» использовался в персидских документах времен Кара-Коюнлу, Ак-Коюнлу и Тимуридов.[6]

Другим влиянием восточно-тюркского языка был китайский животный календарь, уйгурскую версию которого монголы переняли и представили во всех завоеванных территориях. Хоть и названия 12 лет животного цикла были переведены на монгольский, тюркские названия сохранили свою значимость. Например, в историческом сочинении Рашид ад-Дина названия лет двенадцатилетнего животного календаря встречаются 54 раза, 26 раз на тюркском, 34 раза используются монгольские названия, а в 13 случаях невозможно точно определить, является ли название тюркским или монгольским по происхождению, так как оно звучит одинаково в обоих языках. Лишь 2 названия даны на персидском. При этом названия месяцев были только на тюркском. В Иране после монгольского периода тюрко-монгольский животный календарь остался в употреблении наряду с хиджарой вплоть до конца правления Каджарской династии[6].

Использование тюркского языка в монгольских канцеляриях и животный календарь демонстрирует, что в монгольский период тюркское влияние в Иране не только не прекратилось, но и усилилось, продолжаясь вплоть до смещения Каджарской династии в 1925 году.[6]

Неудивительно, что большинство монголов после принятия ислама ассимилировались не в персов, а в тюрков, культурно к которым они были ближе.[6] Туркоманы, которые превосходили монголов в количестве и были мусульманами, благодаря общему кочевому образу жизни быстро поглотили монголов. Фактически исламизация монголов была одним из аспектов тюркизации.[8]

Правители Государства Хулагуидов[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Jonathan M. Adams, Thomas D. Hall and Peter Turchin (2006). "East-West Orientation of Historical Empires" (PDF). Journal of World-Systems Research (University of Connecticut). 12 (no. 2): 219–229.
  2. История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — С. 187.
  3. Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе. — С. 235.
  4. V. Minosrky. "The Middle East in Western Politics in the 13th, 14th and 15th centuries".
  5. Я. В. Пигулевская, А. Ю. Якубовский, И. П. Петрушевский, Л. В. Строева, А. М. Беленицкий. «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века».
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 István Vásáry. The role and function of Mongolian and Turkic in Ilkhanid Iran // Turcologia.
  7. Arts of the Persian Courts by Abolala Soudavar, p.34-35.
  8. [https://vk.com/doc306287865_449715609?hash=61d8b16f91dd34775f&dl=b2e6061139efd85c4d XXI. Mongols and the Near East]

Библиография[править | править код]

Источники

  • Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари. Тарих-и шейх Увейс. — Баку, 1984.
  • Вассаф. История Вассафа // Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды / Пер. В. Г. Тизенгаузена. — М., 1941. Архивировано 25 декабря 2009 года.
  • История мар Ябалахи III и раббан Саумы / Исследование, перевод с сирийского и примечания Н. В. Пигулевской. — М.: Наука, 1958. — 164 с.
  • Письмо Олджейту французскому королю Филиппу IV Красивому // Альманах «Арабески истории». — М., 1996. — Т. 1, вып. 5: «Каспийский транзит». — С. 107—108.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Л. А. Хетагурова, редакция и примечания проф. А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. — Т. 1, кн. 1.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского О. И. Смирновой, редакция проф. А. А. Семенова. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1952. — Т. 1, кн. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей / Пер. с персидского Ю. П. Верховского, редакция проф. И. П. Петрушевского. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — Т. 2.
  • Рашид ад-Дин. Сборник летописей. — М., Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1946. — Т. 3.
  • Рашид ад-Дин. Переписка. — М.: «Наука», 1971.
  • Фасих ал-Хавафи. Фасихов свод / Пер. Д. Ю. Юсуповой. — Ташкент: Фан, 1980.

Литература

  • История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1958. — 390 с.
  • Калан Э. Золотая Орда и государство Ильханов: торгово-экономические связи // Золотоордынское наследие. Материалы Международной научной конференции «Политическая и социально-экономическая история Золотой Орды (XIII-XV вв.)». 17 марта 2009 г. : Сб. статей. — Казань: Издательство «Фэн» АН РТ, 2009. — Вып. 1. — С. 232—236.
  • Камалов И. Х. Отношения Золотой Орды с хулагуидами / Пер. с турецкого и науч. ред. И. М. Миргалеева. — Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2007. — 108 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-94981-080-4.
  • Костюков В. П. Иранский поход Хулагу: предыстория // Золотоордынская цивилизация : Сборник статей. — Казань: Издательство «Фэн», 2009. — Вып. 2. — С. 69—89. — ISBN 978-5-9690-0101-5.
  • Малышев А. Б. Золотая Орда и Иран: политические, экономические и культурные связи // Нижнее Поволжье и Исламская республика Иран. Исторические, культурные, политические и экономические связи. — Саратов: Наука, 1977. (недоступная ссылка)
  • Петрушевский И. П. Землевладение и аграрные отношения в Иране XIII-XIV веков / Отв. редактор академик И. А. Орбели. — М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1960. — 492 с.
  • Петрушевский И. П. Иран и Азербайджан под властью Хулагуидов (1256–1353 гг.) // Татаро-монголы в Азии и Европе : Сборник статей. — М.: Наука, 1977. — С. 228—259.
  • Amitai-Preiss R. Mongols and Mamluks: the Mamluk-Īlkhānid War, 1260-1281. — Cambridge University Press, 1995. — ISBN 0 521 46226 6.
  • The Cambridge history of Iran. — Cambridge: Cambridge University Press, 1968. — Т. 5: The Saljuq and Mongol Periods. — P. 406—413. — 762 p. — ISBN 521 06936 X.
  • Kolbas J. G. The Mongols in Iran: Chingiz Khan to Uljaytu, 1220-1309. — Routledge, 2006. — P. 414. — ISBN 0700706674.
  • John Masson Smith, Jr. Nomadism and Middle Eastern Geography: Qishlaqs and Tumens (англ.) // The Mongol Empire and Its Legacy. — BRILL, 1999. — P. 39—56. — ISBN 9004110488.
  • Сейфеддини М. А. Монеты Ильханов XIV века. Баку: АН Азербайджанской ССР, 1968, 217 с.
  • Джалагания И. Л. Из истории монетного дела в Грузии XIII в. Тбилиси: АН Грузинской ССР, 1958, 126 с.

Ссылки[править | править код]