История Эфиопии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Руины храма в Йехе (провинция Тигре, Эфиопия).

Доисторический период[править | править исходный текст]

Современная территория Эфиопии принадлежит к Восточноафриканскому — одному из древнейших ареалов развития человека. Возраст некоторых палеонтологических находок останков австралопитеков и человека умелого на эфиопской территории оценивается в 2,5 — 2,1 миллионов лет.

Древняя история[править | править исходный текст]

Около 1000 года до н. э. в южной части Аравийского полуострова были образованы Хадрамаутское, Катабанское и Сабейское царства, что значительно ускорило процесс переселения части населения этого региона (современный Йемен) на территории сегодняшних Эритреи и северо-восточной Эфиопии. Переселенцы принесли с собой семитские языки, положив начало развитию эфиопской цивилизации, которая обладала значительными антропологическими, языковыми, этническими, культурными и религиозными связями с семитским и средиземноморским мирами, во многом отличаясь от других современных ей африканских цивилизаций.

В VIII веке до н. э. на эфиопские земли прибыла крупная сабейская колония, стремительно отделившаяся от своей аравийской метрополии. С прибытием сабеев связана известная эфиопская легенда о «Соломоновой династии», представителями которой якобы являлись эфиопские цари. Согласно легенде, все они были потомками древнеизраильского царя Соломона и библейской царицы Савской, то есть, правительницы Сабейского царства. Эфиопы традиционно называли царицу Савскую эфиопской Македой или Билкис.

Переселение аравийцев на плато Тигре привело к распространению в Эфиопии не только семитских языков, но и многочисленных навыков: каменного строительства методом сухой кладки и резьбы по камню, расписной керамики и ещё некоторых достижений цивилизации. Смешавшись с кушитами, обитавшими в регионе Тигре, аравийские переселенцы образовали агази — древнеэфиопскую народность, по имени которого современная территория Тигре стала известна как «страна Агази», а древнеэфиопский язык — как геэз. Известно, что цари государства Мероэ Горсиотеф (начало IV века до н. э.) и Настасен (конец IV века до н. э.) вели войны с народом хабаса (Абиссиния); древние греки называли эфиопами всех чернокожих обитателей Африки, в первую очередь нубийцев; ныне это название закрепилось за территорией, известной также под названием Абиссиния.

К III веку до н. э. это государство распалось на небольшие княжества (Хэгэр, Даваль). На эфиопском побережье Красного моря и Аденского залива появились фактории эллинистического Египта, пришедшие в упадок к I веку до н. э.

Раннее средневековье[править | править исходный текст]

В начале I тысячелетия н. э. в результате объединения ряда небольших племенных образований, известных с середины I тысячелетия до н. э. образовалось могущественное Аксумское царство. Его главным портом стал город Адулис на побережье Эритреи, ставший важным перевалочным пунктом на торговом пути из Египта в Индию и Ланку, а также к берегам Восточной Африки.

Адулис описывается в Перипле Эритрейского моря, составленном в I веке.

Империя Аксум достигла наибольшего расцвета в IV — VI веках н. э., когда его могущество распространялось на Нубию, Йемен, Эфиопское нагорье и северную часть Африканского рога. Правителю Аксума («царю царей») платили дань местные царьки; с южных границ Эфиопии и из Судана в Аксум поступали золото, драгоценные камни, слоновая кость, рог носорога, зубы гиппопотама, шкуры диких зверей, живые звери и птицы. Эти товары вывозились через Адулис в Римскую империю, Иран, Индию, Ланку; взамен импортировались изделия из цветных металлов, железа, ткани из Египта, пряности, вино, сахар, зерно (пшеница, рис). Немало связанных с торговлей свободных иностранцев — римлян, сирийцев, индийцев — проживали в Аксуме и Адулисе. Для нужд торговли цари Аксума с III века н. э. чеканили золотую и серебряную монету. В V—VI веках Аксум стал крупнейшим городом Северо-Восточной Африки; его размеры и великолепие производили впечатление не только на арабов, но и на византийских путешественников. Адулис превратился в крупнейший порт западной части Индийского океана.

В I — IV веках в Аксуме господствовала местная языческая религия, в которой ключевое значение имел культ священной особы царя. В IV веке н. э. в Аксум проникает христианство, и уже в середине IV века, при царе Эзане (ок. 325—360 гг.) становится государственной религией. Раб-секретарь Эзаны Фрументий, сириец по рождению, был рукоположен первым епископом Аксума. 329 год считается датой основания эфиопской монофизитской церкви, которая оставалась зависимой от египетской коптской церкви вплоть до 1948 года.

Аксумская архитектура: Монастырь Дебре Дамо (V или VI век н. э.)

Глава эфиопской церкви и высшее духовенство — абуны (епископы) назначались александрийским патриархом и были, как правило, египтянами. Христианство распространялось в основном мирными методами и к VI в. утвердилось в качестве господствующей религии.

В правление Эзаны аксумиты совершали победоносные походы в Мероэ, господствовали в стране беджа и претендовали на господство над Южной Аравией. Однако даже во время расцвета Аксума власть царя царей не была очень прочной, и походы против подвластных племен приходилось постоянно повторять.

Царь Калеб Элла-Асбэха (ок. 510 — ок. 530) предпринял поход в Йемен (517 г.) против царя Юсуфа Зу-Нуваса, сделавшего иудаизм государственной религией в Химьяре. Эфиопы захватили Зафар, столицу Химьяра, но в 518 г. Зу-Нувас отвоевал столицу и истребил аксумский гарнизон. В 525 г. аксумиты вновь высадили армию в Йемене с византийских кораблей, Зу-Нувас был разгромлен и убит простым воином Абрахой, который стал наместником Йемена, а вскоре (534 г.) захватил власть и создал в Южной Аравии государство, в котором правили эфиопы. Абраха посылал дары Элла-Асбэхе и его преемнику Гэбре-Мэскэлю, но проводил независимую политику; за время своего правления он совершил по крайней мере один дальний поход в Центральную Аравию (по мусульманской традиции, в 570 г., но скорее всего, это произошло в 547 г.)

В 577 г. персидский шах Хосров I направил в Южную Аравию флот и войско. Йемен был завоеван персами и стал «заморской колонией» Сасанидов, которые распространили господство и на острова Красного моря напротив эфиопского побережья.

В VII веке в Аравии возник ислам. В 615 в Аксуме нашли убежище члены первоначальной мусульманской общины, изгнанные из Мекки своими соплеменниками. Аксумский царь Армах I был союзником Мухаммада. Однако после того, как ислам восторжествовал в Аравии, эфиопы проявили враждебность к новым соседям. Скорее всего, причиной была торговая конкуренция, игравшая ключевую роль в жизни как арабов, так и аксумитов. Уже в 630 аксумский флот напал на побережье Хиджаза, но арабам удалось посадить эфиопские корабли на мель. В 640 аксумиты вновь атаковали аравийское побережье, в ответ йеменцы предприняли набег на Аксум. После того, как арабы в 641 завоевали Египет, а в 652 подчинили суданское царство Мукурра, Аксум оказался охвачен мусульманскими владениями со всех сторон и отрезан от христианских союзников и рынков Средиземноморья.

Новый серьёзный конфликт произошёл в начале VIII в. В 702 аксумский флот высадил десант, который внезапным ударом захватил Джидду; в Мекке была паника, мусульмане с трудом перебросили подкрепления и отразили нападение. Вскоре после этого арабы, уже имевшие солидный опыт морских походов, предприняли большую экспедицию против Аксума. Они захватили, разграбили и разрушили Адулис, который навсегда потерял свое значение; архипелаг Дахлак перешёл под власть арабов. Уже к середине VIII в. Аксумская держава пришла в упадок. Города постигло запустение, Аксум сохранил значение лишь как религиозный центр, позднее здесь происходила коронация императоров.

В IX — XI веках на островах Дахлак, в Массауа, Зейле и на восточных окраинах Эфиопского нагорья появляются мусульманские городские общины и небольшие княжества. В районах Бэгемдыр и Сымен, к северу от озера Тана, образовалось независимое княжество народа фалаша, с давних времен исповедовавшего иудаизм. Основная часть эфиопов осталась христианской.

В XII веке происходит консолидация христианских княжеств в царство Ласта династии Загве (столица — Лалибела, к востоку от озера Тана). К рубежу — XII — XIII веков относится правление легендарного царя Лалибэлы из династии Загве: ему приписывается строительство храмов, раздача даров духовенству и нищим, а также угроза, адресованная мусульманам — построить плотину и отвести воды Голубого Нила от Судана и Египта. Параллельно в области Шоа мусульмане объединяются в султанат с династией Махзуми (Махджуми); у язычников было царство Дамот.

В XIII в. сменяется династия как в христианской, так и в мусульманской части Эфиопии. В 1270 верховная власть от династии Загве переходит к т. н. Соломоновой династии правителей Тэгулета и Мэнза; преобладающим в государстве становится народ амхара, а центр тяжести смещается на юг, в северную часть Шоа (Тэгулет). В 1277 к юго-востоку от Мэнза образовался султанат Йифат во главе с династией Уоласма, который в 1285 присоединил юго-восточную часть Шоа, отняв гегемонию у султанов Махджуми. С этого времени Йифат, удерживая господство над постоянно соперничающими султанатами (Адаль, Доуаро, Бали, Хадья, Фэтэгар), начинает длительную борьбу с христианским царством. В этой борьбе христиане оказались сильнее благодаря более совершенной военно-феодальной и церковной организации, хотя на стороне мусульман были торговое преимущество и поддержка исламских государств, через которые осуществлялись практически все связи Эфиопии с внешним цивилизованным миром.

Позднее средневековье. Начало правления Соломоновой династии[править | править исходный текст]

Племяннику и преемнику Лалибэлы Ныакуто-Леабу пришлось долго бороться за власть с собственным сыном Йитбарэком. Основатель Соломоновой династии Йикуно-Амлак возводил свое происхождение к легендарному Менелику I, якобы рождённому царицей Савской от древнеизраильского царя Соломона (970 до н. э. — 940 до н. э.) после её визита в Иерусалим, описанного в Библии. Царство Саба находилось на юге Аравийского полуострова, но имело колонии в Эфиопии. Йикуно-Амлак воспитывался в монастыре. Его наставник, абба Тэкле-Хайманот, добился от благочестивого Ныакуто-Леаба обещания передать престол после смерти Йикуно-Амлаку. Вступление на трон Йикуно-Амлака (1268—1285) ознаменовалось «священным союзом» с духовенством, которому была передана треть государственных земель. Глава монахов — ычэге — сидел по правую руку от царя и был фактически вторым лицом в государстве, а вторым лицом в духовной и третьим в государственной иерархии стал акабэ сэат, ведавший распорядком дня при дворе и разрешавший религиозные споры. Пост ычэге занял Тэкле-Хайманот, а акабэ сэат — абба Ийесус-Моа из монастыря с острова на озере Хайк, где Йикуно-Амлак провел детство.

Правители Соломоновой династии носили титул «ныгусэ нэгэст» — «царь царей». В исторической науке их традиционно называют императорами. Однако государственная структура средневековой Эфиопии была ещё слабо развита. Как император, так и большинство царей не имели даже постоянной резиденции и объезжали свои владения, собирая дань и охраняя границы, посещая святые места и усмиряя непокорных вассалов. Несмотря на это, в Эфиопии существовал ряд прогрессивных для своего времени законов и обычаев, в частности, было заметно смягчено рабство. Убийство раба считалось преступлением. Раб мог обратиться в суд с жалобой на своего господина. Раб, принявший христианство, не мог быть продан иноверцу.

Йикуно-Амлак и его сын Ягбыа-Цыйон, или Сэломон I (1285—1294) сохраняли добрые отношения с мусульманскими султанатами. Ягбыа-Цыйон установил официальные связи с мамлюкским султаном Египта, который предоставил эфиопским христианам определенные права в Иерусалиме и разрешил коптскому патриарху послать в Эфиопию епископа. С этого времени мусульмане составляли в христианской Эфиопии торговое сословие и выполняли дипломатические поручения царей. При дворе христианских императоров много раз находили убежище мусульманские правители, спасавшиеся от своих соперников.

Пять сыновей Ягбыа-Цыйона — Цынфэ-Арыд, Хызбэ-Ассэгыд, Кыдмэ-Ассэгыд, Жэн-Ассэгыд, Бахыр-Ассэгыд — должны были поочередно занимать престол на год, сменяя друг друга. Однако Бахыр-Ассэгыд решил заточить всех братьев и править единолично; один из братьев узнал о его планах и тут же заточил самого инициатора. С тех пор в Эфиопии существовала традиция, по которой при воцарении нового императора остальных членов династии отправляли в заточение на гору Амба-Гышен, где они проводили всю оставшуюся жизнь. На плоской вершине совершенно неприступной горы принцы жили в роскошных условиях, к их услугам были богатые библиотеки, они вели диспуты, слагали стихи, но были совершенно отрезаны от внешнего мира и усиленно охранялись.

О правлении Уыддым-Арыда (1299—1314) не известно почти ничего. Ему наследовал молодой энергичный Амдэ-Цыйон I (1314—1344), которого называют подлинным основателем империи. В 1328 г. он победил и взял в плен султана Йифата — Хакк ад-Дина I, который захватил и пытал эфиопских послов, возвращавшихся из Египта. Однако возведенный эфиопами его брат Сабр ад-Дин развернул партизанскую войну, его отряды вторгались далеко вглубь эфиопских земель. Амдэ-Цыйон победил Амэно, правителя Хадья, принявшего ислам, затем подавил восстание фалаша, а в 1331 г. разгромил Сабр ад-Дина. Области Мэнз, Зэга и часть Йифата до р. Аваш перешли к Эфиопии, а в Йифате был посажен на трон Джамаль ад-Дин I, брат Сабр ад-Дина. Но как только христианские войска покидали Йифат, местное население поднимало восстание, к которому присоединялся и правитель. В этот период ослабевает Йифат и усиливается Адаль (на востоке Эфиопии и севере Сомали). Амдэ-Цыйон был первым императором, вступившим на территорию Адаля; его войска много раз опустошали эти земли, доходя почти до Зейлы; хотя его победа была очень непрочной, она закрепила превосходство Эфиопии над султанатами.

При Амдэ-Цыйоне I в Эфиопии развернулась борьба трех группировок монофизитского духовенства: монахи с острова Хайк (они держали должность акабе сэат), монахи из монастыря Дэбрэ-Асбо (должность ычэге) и из монастыря Дэбрэ-Либанос с его священным источником. Император вступил в конфликт с монастырем Дэбрэ-Асбо, что привело к ссылке его монахов в Тигре, Дэмбию и Бэгемдыр. Рассеянные по всей стране монахи основали ряд новых монастырей на островах озера Тана, в Уолдэбба, в Эррэре, что привело к широкому распространению толка тоуахдо. К правлению Амдэ-Цыйона относится путешествие монаха Аустатеуоса в Нубию, Египет, Палестину и Киликийскую Армению (1336—1352), и появление «Славы царей» («Кыбрэ нэгэст»), — самого популярного после Библии сочинения на языке геэз. Тогда же были впервые озвучены претензии на происхождение династии от царя Соломона; позднее некоторые из эфиопских императоров пользовались печатью с надписью: «Лев-победитель из колена Иудова».

Сын Амдэ-Цыйона, Сэйфэ-Арыд (1344—1371) разгромил и пленил Али, сына Сабр ад-Дина, попытавшегося освободиться от подчинения христианам. В 1345 г. Сэйфэ-Арыд посадил на престол Йифата сына Али — Ахмед Харб-Арада, а затем выпустил его отца, который вернулся на трон в 1348 г. Долгая борьба за власть между отцом и сыном ослабила Йифат; наконец, внук Али — Хакк ад-Дин II — в 1363 г. перенес свою столицу в область Адаль, которая дала название новому государству. Хакк ад-Дин II отстоял независимость, но мусульманские земли западнее и юго-западнее Адаля (Йифат, Доуаро, Хадья, Бали и др.) остались в составе Эфиопской империи. Вассал Сэйфэ-Арыда в нынешней Эритрее совершил поход в Нубию. В пограничных областях Амдэ-Цыйон и Сэйфэ-Арыд селили воинов-пахарей и стремились, обратить местное население (частью поверхностно исламизированное) в христианство. В то же время и Амдэ-Цыйон, и Сэйфэ-Арыд не боялись конфликта с церковью и не останавливались перед заменой митрополита другим, более сговорчивым.

Ныгуайе-Марьям (1371—1382) вынужден был бороться с султаном Хакк ад-Дином II, который в 1386 г. погиб в битве с эфиопами. Император Давид I (1382—1411) для усиления армии отправил в Европу посольство во главе с флорентийцем Антонио Бартолли, главной целью которого было привлечь в Эфиопию мастеров-оружейников. При нём же из Египта прибыла группа мамлюков, которые обучали воинскому делу эфиопскую конницу, а также наладили изготовление сабель, усовершенствованных копий, зажигательной смеси «нафта», кольчуг и других видов оружия. Давид успешно отражал набеги Адаля, преследуя отступающих мусульман на его территории; в 1403 г. эфиопские войска дошли до Зейлы и взяли её приступом. Давид во время своего царствования совершил паломничество в Иерусалим через мусульманские страны. Внутри страны он оказывал всемерную поддержку монастырю Дэбрэ-Бизан, прославившемуся борьбой с мусульманами; в 1411 г. он отрекся, вероятно, под давлением соперничающих монахов. Его сын Теодрос I (1411—1414) выступил против держания духовенством трети эфиопских земель и неожиданно умер.

При Йисхаке (1414—1429) в Эфиопию прибыли европейские оружейники, а также египтяне. И европейцы, и мамлюки стали советниками и помощниками императора в проведении реформ управления и сбора налога. Йисхак долго боролся с Саад ад-Дином, который в конце концов был разбит эфиопскими войсками и умер на острове близ Зейлы. Но его сыновья Мансур и Джемаль ад-Дин II не прекращали борьбы, теперь уже партизанской; опираясь на помощь Зейлы, Адена и Йемена, они делали набеги далеко вглубь страны, жгли села и церкви. В 1424 г. Мансур попал в плен к Йисхаку, но Джемаль ад-Дин II в смелых вылазках доходил до р. Аббай. Наконец Йисхак погиб в битве, и о следующих четырёх императорах ничего не известно. Йисхак успел завоевать не только мусульманские, но и многие языческие царства и княжества на юге Эфиопского нагорья, которые обязал платить дань. Постоянным очагом восстаний было княжество фалаша в районе озера Тана. Восстания сопровождались переходом христиан в иудаизм, а подавление восстаний — массовым крещением иудаистов. Сходным образом в бывших мусульманских княжествах часть населения колебалась между исламом и христианством. Однако преобладающей тенденцией был рост влияния христианства в пограничных областях империи.

Между 1429—1434 гг. правили четыре императора, о которых неизвестно почти ничего: Ындрыяс (Андрей, 1429—1430), Тэкле-Марьям (1430—1433), Сыруы-Ийесус (1433) и Амдэ-Ийесус (1433—1434); последний умер от чумы, временно приостановившей войны с мусульманами. В 1434 г. императором стал сын Давида I — Зэра-Яыкоб, который провел детство в почетном заключении на горе Амба-Гышен. Это был дальновидный политик, способный дипломат, умевший поддерживать целостность империи без непрерывных войн; он активно расширял связи с внешним миром, имел глубокие познания в истории, обычаях и традициях населяющих государство народов. Его главной целью была централизация государства. Он сместил вассальных князей и заменил их в качестве императорских наместников своими дочерьми и сыновьями, а позднее устранил принцесс и принцев и стал управлять провинциями через специально назначенных чиновников. Опорой Зэра-Яыкоба стали отряды «шоа», подчинявшиеся только императору; они получали во владения завоеванные земли и освобождались от налогов. Зэра-Яыкоб, стремясь к религиозной унификации, начал гонения на мусульман, фалаша и других инаковерующих в пограничных южных провинциях. Он предпринял также гонения на еретиков (стефанитов, проповедовавших нестяжательство и отделение монашества от государства) и синкретистов, тайно поклонявшихся богам Дэсаку и Дино. Пытаясь примирить враждующие направления эфиопской церкви, он провел ряд реформ церковных обрядов и религиозных обычаев, потребовал единства в толковании догматов. На окраинах и в старых областях империи он строил монастыри, жертвуя им земли, предметы культа и другое имущество. Возможно, под влиянием католицизма Зэра-Яыкоб пропагандировал культ Богородицы Марии. В её честь он основал ряд монастырей, строил роскошные храмы.

В 1445 г. вассальные правители Хадья, Доуаро и Бали подняли восстание и, соединившись с армией адальского султана Ахмеда Бэдлая, начали войну против империи. В битве при Ыгуббе мусульманское войско было разгромлено, Ахмед Бэдлай убит. Эта победа (которую было приказано праздновать ежемесячно) положила конец существованию Йифата как самостоятельного княжества и на несколько десятилетий обеспечила господство эфиопского императора в пограничных областях, населенных в большинстве мусульманами. На севере Зэра-Яыкоб утвердил свою власть над Эритреей; в 1449 г. близ Массауа был основан порт Гэрар. Император учредил должность особого наместника «бахыр нэгаш» («царь моря») и подчинил ему также всех феодалов провинции Тигре. В 1464 г. были покорены Массауа и султанат Дахлак. Зэра-Яыкоб поддерживал связи с Египтом и другими арабскими странами, в то же время он направил посольство к папе римскому и королю Арагона и просил их прислать в Эфиопию мастеров. Эфиопская делегация присутствовала и на Флорентийском соборе (1439—1445).

При Зэра-Яыкобе Эфиопская империя достигла невиданной степени централизации, и тем не менее всеобщая унификация была лишь поверхностной. При этом реформы императора сопровождались усилением феодального гнета, разорением областей, бесчинством военных поселенцев и чиновников, репрессиями против инакомыслящих, уничтожением наиболее энергичной и смелой части населения. Новая резиденция в Дэбрэ-Бырхане, где император жил безвыездно с 1454 г. до самой смерти, стала политическим, но не культурным и не экономическим центром. Сложный церемониал, целью которого было в конечном счете обожествление власти и персоны императора, оставался чужд и феодалам, и крестьянству.

Сразу после смерти Зэра-Яыкоба его сын и наследник Бэыдэ-Марьям (1468—1478) объявил широкую амнистию, восстановил традиционные должности, признал местные обычаи, которые Зэра-Яыкоб старался искоренить. Бэыдэ-Марьям продолжал лишь два дела отца — борьбу с местными религиозными культами и северную политику. Ему удалось смягчить внутреннюю политическую напряженность, он присоединил и крестил области Атронсэ-Марьям, Доба, Цэлемт. Отношения с Адалем также наладились: царь Адаля Мухаммед I ибн Ахмед добровольно признал себя данником императора. Но в конце правления Бэыдэ-Марьяма Адаль возобновил набеги, а христианское войско, посланное для вторжения в эту страну, было здесь уничтожено.

Бэыдэ-Марьям был отравлен в сентябре 1478 г., и началась борьба за регентство при малолетнем императоре Ыскындыре (Александр, 1478—1494). К власти вернулась первая жена Быэдэ-Марьяма — Романэ-Уорк, которую ранее оттеснила красивая и образованная императрица Ылени (Елена). Романэ-Уорк ведала армией, акабэ сэат Тэсфа-Гийоргис — церковными делами, гыра битуоддэд Амду — государственными делами. Видимо, подросший Ыскындыр попытался отделаться от опеки, и его «подставили» в походе против мятежных племен (1494 г.) Разгорелась борьба за трон: часть феодалов поддерживала сына Бэыдэ-Марьяма — Наода, другая часть во главе с императрицей Ылени — брата Ыскындыра, Ынко-Ысраэля, а битуоддэд Амду — малолетнего сына Ыскындыра, Амдэ-Цыйона II. Амду победил, но через семь месяцев, в октябре 1494 г., Амдэ-Цыйон внезапно умер, феодалы и духовенство возвели Наода, Амду был казнен (связан и растоптан стадом скота). При Наоде (1494—1508) феодалы уже были в значительной степени независимы от императора, мятежные наместники нередко переходили в ислам и подчинялись Адалю, где центральная власть была значительно слабее. Тем не менее Наод, просвещенный поэт, правил без жестоких репрессий, страна при нём процветала; большим влиянием при дворе пользовались императрица Ылени и нэгаш Годжама — полководец Уосэн-Сэгэд, «отец бедных» (Йедыха-Аббат). Адаль продолжал набеги, но они были не более опасны, чем мятежи на местах; Наод сумел победить войска Адаля и присоединить спорную область Бали.

В 1508 г. императорский трон унаследовал 11-летний Либнэ-Дынгыль, он же Давид II (1508—1540). При нём стали править Ылени и Уосэн-Сэгэд вместе с матерью Либнэ-Дынгыля, Наод-Могэсой. Между тем в Адале происходили сложные социальные процессы, вызванные комплексом разнообразных явлений. В связи с изменениями климата участились засухи, разорявшие скотоводов и земледельцев и вызвавшие переселения на север сомалийских и оромских племен. В то же время торговля Зейлы и других городов страдала от первых ударов португальских конкистадоров, топивших мусульманские суда, бомбардировавших порты. Разорялись связанные с торговлей моряки, горожане, кочевники (верблюдоводы и те, кто выращивал мулов). Войска Наода и Либнэ-Дынгыля, вторгаясь в Адаль, довершали разорение. В Адаль проникли суфии — члены исламского духовного ордена Кадирийя, проповедовавшие джихад против христиан. Движение джихада охватило различные социальные группы, обездоленные и желавшие улучшить свое положение за счёт христиан Эфиопии.

На рубеже XV—XVI вв. власть в Адале при марионеточных султанах захватили военные предводители — эмиры; так, при султане Мухаммеде II (1488—1518) правил эмир Махфуз. В 1516 г. турки заняли Зейлу и оказали Махфузу помощь огнестрельным оружием; юному императору пришлось выступить против мусульман. В сражении на границе Фэтэгара и Йифата эмир Махфуз был разгромлен и убит (1516 г.) — судьбу боя решил поединок Махфуза с аббой Гэбрэ-Ындрыясом, могучим немым монахом. Вернувшись из похода, Либнэ-Дынгыль веселился и пировал с наложницами, устраивал конные состязания; лишь старая императрица Ылени понимала опасность, исходящую со стороны несломленных мусульман. В 1509 или 1510 гг. в Португалию отправилось эфиопское посольство во главе с армянином Матеуосом; в 1513 г. он достиг Лиссабона, привез дары от короля Мануэла I. Ылени предлагала послать на Красное море христианский флот, заключить династический брак; однако ответное посольство от Мануэла (1520 г.) разочаровало императора, который не считал этот союз важным, а от португальцев ожидал большего; он лишь согласился отдать им несколько не принадлежащих ему красноморских портов. Ылени умерла в 1521 г., а новое посольство, отправленное в Португалию, назад не вернулось, и контакты оборвались.

В Адале после нескольких переворотов султаном стал Абу Бекр I, сын Мухаммеда II, который перенес столицу в Харэр. При нём власть захватил эмир Ахмед Грань (Левша), который принял титул имама и женился на дочери Махфуза, Дыль-Уонбэре, необыкновенной красавице, ненавидящей христиан за смерть отца. В 1525 г. он впервые победил войско эфиопов, вторгшихся через Доуаро. В 1526 или 1527 гг. Ахмед Грань снова разбил эфиопское войско в 6-дневном сражении, опустошил Йифат, одновременно призывая местные племена под знамена джихада. В 1529 г. император лично выступил против имама; в битве у Шынбыра-Куре он потерпел тяжелое поражение, здесь полегла лучшая часть эфиопского войска, потери христиан составили 15 тыс. чел. Имам купил семь пушек, реорганизовал войско, к нему уже стекались добровольцы из Южной Аравии. В сражении при Анцокии (1531 г.) артиллерия принесла мусульманам победу; вследствие измены феодалов имам прорвался через проходы Дамота, в июле 1531 г. сжег Дэбрэ-Либанос, духовную столицу империи, в битве у горы Бусат был разгромлен и погиб лучший полководец Эфиопии, престарелый Уосэн-Сэгэд. В ноябре 1531 г. имам вынужден был отступить от горы Амба-Гышен, где яростно отбивалась стража, зато в бою на лодках на озере Хайк имам победил монахов; ценой выдачи всего имущества он оставил им жизнь и монастырь. До 1533 г. мусульманами были завоеваны Доуаро, Бали, Хадья, Гэнз, Уодж, Уорэба, Фэтэгар, Йифат. В 1533 г. Ахмед Левша прошёл через Тигре, Ласту, занял Лалибэлу и Аксум; Либнэ-Дынгыль пытался сопротивляться, но снова и снова терпел поражения в битвах с имамом. В 1534 г. в ночной битве в ущелье, при Ынфыраз, император снова потерпел поражение и отступил на север. В 1536—1537 гг. имам Ахмед опустошил северные области, победил правителей Цэлемта, Уогэра и Дэмбии, завоевал Бэгемдыр; в 1538 г. он предложил Либнэ-Дынгылю мир на условиях брачного союза — император отказал, войска имама возобновили преследование. Осенью 1539 г. Либнэ-Дынгыль победил в одном из сражений, зато в январе 1540 г. имам взял Амба-Гышен. Почти вся территория Эфиопской империи была оккупирована и присоединена к Адалю.

В сентябре 1540 г. Либнэ-Дынгыль умер на окраине своей бывшей державы, и его юный сын Гэлаудеуос, или Клавдий (1540—1559) сразу же получил поддержку феодалов Тигре — отсюда родом была его мать Сэбле-Уонгель. Судьба войны изменилась как по волшебству. 7 декабря 1540 г. в битве с армией Гэлаудеуоса был разбит и убит визирь имама Ахмеда, после чего император выступил в поход на юг. Одновременно возродился старый союз Эфиопии с Португалией. В июле 1541 г. в порту Аркико высадился отряд мушкетеров (400 чел.) во главе с Кристованом да Гамой, 5-м сыном Васко да Гамы. Вскоре была разбита северная армия мусульман, на юге Гэлаудеуос достиг Шоа и оттуда начал наступление вглубь мусульманских земель. Ахмед Левша получил отряд из Йемена с десятью пушками и в августе 1542 г. разгромил португало-эфиопскую армию, Кристован да Гама был взят в плен и казнен. Но подошедший Гэлаудеуос соединился с остатками разбитой армии, в ноябре 1542 г. победил мусульман и начал войну в Дэмбии. 22 февраля 1543 г. у горы Зэнтэра имам Ахмед погиб в битве, его армия тут же разбежалась, целые области переходили под власть императора, только на юго-востоке мусульмане удерживали свои завоевания. Голод, охвативший страну, способствовал затуханию джихада; в 1545—1548 гг. император отвоевал Доуаро, в 1548 г. напавшие мусульмане были разбиты, Фануэль одержал победу уже на территории Адаля.

Во второй половине правления Гэлаудеуоса началось восстановление хозяйственной жизни, городов и монастырей. Но турки в 1557 г. заняли порт Массауа, союз с португальцами не давал больше результатов. В 1559 г. Гэлаудеуос вторгся в Адаль и пять месяцев разорял страну. Харэрский султан не смирился: армию возглавил племянник Ахмеда Граня — Нур ибн Муджахид, он снова провозгласил джихад и 23 марта 1559 г. в сражении с ним Гэлаудеуос погиб вместе со всеми сановниками. Но в Харэре три года царили голод и засуха — мусульмане считали, что это голова императора Гэлаудеуоса, выставленная на столбе у городских ворот, навлекла на страну страшное бедствие. Религиозная война нанесла непоправимый ущерб и Эфиопии, и Адалю: взаимное истребление, разрушение экономики и памятников культуры, сожжение книг, угон и продажа в рабство десятков тысяч людей, взаимная ненависть, сменившая прежнюю толерантность, отбросили оба государства на много веков назад. Цивилизация Адаля в ближайшее столетие исчезла: его города захирели либо опустели, государство распалось, с юга надвинулись кочевые и полукочевые племена оромо (галла) — язычников, не знавших государственной власти. Они заселили значительную часть Эфиопской империи, вклинились между Адалем и Эфиопией, заняв большую часть бывших спорных земель. Провинция Шоа, бывшая центром государства, теперь оказалась на южной окраине. Борьба с племенами оромо теперь поглощала внимание как мусульман, так и христиан.

Брат Гэлаудеуоса, император Минас (1559—1563) провел свое царствование в подавлении оппозиции вельмож и духовенства, восстаний фалаша и доба, а также мятежа наместника Тигре — бахыр нэгаша Йисхака, который выдвинул последовательно двух претендентов на императорский престол (Тэзкаро-Каля и Фасиледэса), заключил соглашения с иезуитами (которым обещал принять унию с католической церковью), турками (которым передал часть побережья нынешней Эритреи) и Харэром. В 1563 г. Минас умер на юге во время похода на племя галла. Племянник Либнэ-Дынгыля — Хамэльмаль — получил поддержку части феодалов, но императрицы и гвардия провозгласили 13-летнего Сэрцэ-Дынгыля, сына Минаса, который занял трон после вооруженного столкновения; Хамэльмаль получил Годжам и вскоре умер. Шоанский претендент Фасиледэс сразу подчинился юному, слабому, но необыкновенно развитому умственно императору.

Сэрцэ-Дынгыль (1564—1597) проявил себя одним из величайших царей-воителей Эфиопии. Его правление прошло в непрерывных военных походах и полюдьях. В 1577 г. при р. Уаби он разгромил харэрского султана Мухаммеда IV, поддерживавшего Йисхака, после этого отряды галла разорили Харэр, и столица имамата была перенесена в оазис Ауса, в низовья р. Аваш, а сам имамат пришёл в упадок. В 1578 г. Сэрцэ-Дынгыль нанес решающее поражение Йисхаку и его союзникам туркам — в Ынтичоу, затем у Адди-Корро; Йисхак и турецкий паша погибли, император вступил в резиденцию Йисхака — Дыбаруа. Сэрцэ-Дынгыль присоединил Хамасен и чуть не отнял у турок Аркико; в 1589 г. турки вынуждены были заключить мир, а император ликвидировал звание бахыр нэгаша. На юго-западе Сэрцэ-Дынгыль присоединил к империи народы гураге, хадья, камбатта, кулло, боша, каффа и др., среди которых насаждал христианство и расселял амхарское воинство и духовенство. Но оромо продолжали наступать, турки сохранили за собой порты Массауа и Аркико в Эритрее, а португальские иезуиты продолжали свои интриги среди североэфиопской знати.

В 1597—1607 гг. разгорелась борьба за престолонаследие: на трон претендовали Зэ-Дынгыль — внук Минаса, Сусныйос — сын Фасиледэса шоанского, и Яыкоб, незаконнорожденный сын Сэрцэ-Дынгыля. Все три претендента хотели открыть Эфиопию для иезуитских миссий, в то время как консервативно настроенные вельможи стремились изолировать от них страну. Не оставляя надежды добиться централизации, императоры видели идеал в европейской абсолютной монархии. Если в XV в. Зэра-Яыкоб, решая аналогичную задачу, апеллировал к аксумской традиции, то эфиопские реформаторы XVII в. готовы были переориентироваться на западноевропейскую традицию, неразрывно связанную в их представлении с католицизмом. Таким путем они пытались решить и ещё одну задачу, невыполнимую для их предшественников-монофизитов: получить передовую для того времени европейскую технологию, европейских оружейников и других мастеров. Император Яыкоб (1597—1603, 1604—1607) разрешил иезуитам открыть школы, в том числе при дворе. Он был свергнут и сослан вельможами, однако новый император Зэ-Дынгыль (1603—1604) уже прямо предложил испанскому королю Филиппу III союз против турок на условиях подчинения эфиопской церкви Риму. Он ещё более жестоко боролся с еретиками, в 1603 г. подавил мятеж амхарских крестьян высокогорья, среди которых распространилось учение Зэ-Крыстоса, объявившего себя Христом. Зэ-Крыстос был казнен в присутствии Зэ-Дыпгыля, новые восстания его последователей также подавлены. Но военные и налоговые реформы императора затронули привилегии наместников: в 1604 г. он был разгромлен мятежными феодалами в Дэмбии и убит, его тело повесили на дереве. Вернувшийся на трон Яыкоб в 1607 г. погиб вместе с абунэ (главой церкви) в сражении с Сусныйосом.

Сусныйос (Сисиний, 1607—1632) усмирил феодальные мятежи и крестьянские восстания, разгромил агау и фалаша и сумел ослабить влияние князей церкви и монашества толка кыбат. У некоторых монастырей этого толка были конфискованы земли, переданные для поселения племенам оромо, из которых Сусныйос вербовал воинов. В XVII в. Эфиопии больше не угрожала опасность поглощения каким-либо мусульманским государством. Место прежних отношений с Адалем отчасти заняли отношения с суданским государством Сеннар. Теперь через Сеннар в Эфиопию доставлялись товары из Египта, прибывали путешественники, послы. В 1607 г. в Эфиопию прибыл свергнутый с престола Сеннара султан Абд аль-Кадир II и признал себя вассалом эфиопского императора. Это привело к затяжному конфликту, ряду взаимных набегов и вторжений.

В 1621—1622 гг. император Сусныйос и ряд его приближенных тайно перешли в католичество. Узнав об этом, митрополит Сымон отлучил его от церкви и призвал народ к восстанию. В завязавшейся гражданской войне с помощью европейцев и оромо Сусныйос одержал победу, Сымон погиб на поле боя. В 1628 г. император провозгласил церковную унию; вновь началась гражданская война между католиками и монофизитами, охватившая почти всю страну. Лишь в 1632 г. был достигнут компромисс: Сусныйос отрекся от престола в пользу сына Василида (Фасиледэс, 1632—1667). В Гондэре (столица с 1636 г.) был проведен церковный собор, по итогам которого были восстановлены старые порядки и подчинение эфиопской церкви Александрии, а не Риму. Иезуиты были отправлены в ссылку в Тигре. При Фасиледэсе даже возник план антиевропейской коалиции из Эфиопии, Адаля, Сеннара, государств Южной Аравии, Османской империи и Великих Моголов. Осуществить его взялись армяне и выходцы из Средней Азии, пользовавшиеся доверием императора. Проводя политику «закрытия» Эфиопии для европейцев, Фасиледэс отнюдь не стремился изолировать страну от внешнего мира: хотя католические миссионеры покинули Эфиопию, мусульмане и фалаша продолжали свободно исповедовать свои религии.

Религиозные войны. Феодальная раздробленность[править | править исходный текст]

К началу нового времени среди эфиопского духовенства сложилось два основных лагеря: шоанский — тоуахдо (умеренное монофизитство, близкое к православию) и годжамско-тигрейский — кыбат (строгое монофизитство) с центром в Дэбрэ-Уорк. После расправы с католиками при Фасиледэсе борьба между ними стала центральным содержанием внутренней политики; она велась на периодически созывавшихся церковных соборах и при дворе и время от времени приводила к восстаниям и свержению императора, поддерживавшего тот или иной толк.

В XVII в., уже начиная с Яыкоба, эфиопские императоры жили главным образом в Дэмбии, а Фасиледэс построил себе прекрасную резиденцию в Гондэре. Таким образом, центр тяжести сместился на север из Шоа, которое мало-помалу превращалось в анклав эфиосемитского (амхара и аргобба) христианского населения в окружении племен оромо. Здесь ещё во время войны с Ахмедом Левшой обосновался сын Либнэ-Дынгыля — Яыкоб; от его сына Сыгыуо-Каля вели происхождение удельные князья Шоа вплоть до ХХ в.; представителем этой линии был Менелик II.

Сын Фасиледэса — Иоанн, или Йоханныс I (1667—1682) издал в 1668 г. указ, запрещавший мусульманам владеть землей и жить в одних селениях и кварталах городов с христианами. Но этот указ соблюдался не везде, и через десять лет потребовалось его подтвердить. Такие же стеснения были установлены и для фалаша. На соборе 1681 г. была объявлена анафема последователям кыбат, позднее она повторялась несколько раз. Первые четыре гондэрских императора — Фасиледэс, Йоханныс I, Иясу I и Тэкле-Хайманот были приверженцами тоуахдо.

Сын Йоханныса I — Иясу I Великий (точнее, Старший), правивший в 1682—1706 гг., был последним из эфиопских императоров, пытавшихся централизовать и реформировать управление. Сместив наместников основных областей и высших церковных сановников и назначив на их место новых, он затем реорганизовал постоянно действующий совещательный орган — мыкыр-бет, или совет вельмож. Новый порядок выступлений на этом совете (по традиции, все вельможи должны были выступать «по местам», от наименее важного к самым главным, император брал слово последним) уменьшил значение князей церкви в пользу правителя Тигре (Тигре-мэконнын) и наместника Сымена. Иясу I попытался упорядочить сбор торговых пошлин, преследуя интересы казны и купцов. Организацию торгового дела он поручил двум «начальникам купцов» (нэггадерас): армянину и египтянину. Было заключено торговое соглашение также с турецким наибом, правившим в Массауа и Аркико (турецкая колония Хабэш). Для укрепления своей власти Иясу I предпринял походы в Сымен и Тигре, вновь подчинил эритрейские области (Кэрэн, Хабаб и др.); он также совершил два похода в Шоа. Женившись на дочери правителя Хамасена, он ещё больше привязал тыграйских феодалов к своему режиму. Главной проблемой оставались набеги галла; Иясу много раз отражал их, в 1699 г. в бою с императором погиб вождь галла — Диламо. Иясу I все же достаточно твердо господствовал над своей империей, постепенно возвратил былое благосостояние, и в 1-й половине XVIII в. Эфиопия ещё раз пережила расцвет.

Иясу I отрекся, узнав о мятеже сына, Тэкле-Хайманота I (1706—1708) и удалился на один из островов на озере Тана; узнав, что Тэкле-Хайманот принял кыбат, Иясу предал его анафеме, но был убит по приказу сына (1706 г.) Собор 1707 г. вновь отверг кыбат; Тэкле-Хайманот разбил противников при Йибаба на южном берегу озера Тана, но в 1708 г. при таинственных обстоятельствах погиб во время охоты на буйволов. Его преемником стал брат Иясу I — Теуофлос (Теофил) (1708—1711), которого возвел бэджыронд (казначей-ключник) Йостос, получивший в награду звание раса. Теуофлос объявил кыбат официальным вероисповеданием. В 1711 г. Йостос (Юст), не принадлежавший к соломонидам, сам захватил престол; он проводил время в удовольствиях, пока в 1715 г. не был удушен или отравлен сыном Иясу I — Давидом III (1715—1721). И Йостос, и Давид поддерживали кыбат, а Давид в 1720 г. учинил кровавую расправу над монахами — сторонниками тоуахдо. В ответ правитель Шоа — Абийе — отказался платить дань и повиноваться императору. С этого времени Шоа становится фактически независимым княжеством.

Энергичный император Бэкаффа (1721—1730), брат Давида III, был последним самостоятельным из гондэрских императоров, но период его правления был заполнен заговорами вельмож, покушениями на жизнь монарха, мятежами, попытками посадить на престол претендентов, частой сменой придворных сановников и военачальников. При нём, однако, ещё сохранялось экономическое процветание, Бэкаффа выписывал из Европы ремесленников, его жена Мынтыуаб сочетала красоту с дипломатическим талантом и любовью к литературе и искусству. Она же фактически правила при сыне Бэкаффы — Иясу II (1730—1755), раздав высшие посты в государстве своим родным и двоюродным братьям из народа куара. Вожди куара и оромо все больше влияли на политику гондэрского двора. При Иясу II был расцвет духовной жизни, официальным указом были созданы условия для того, чтобы каждый желающий учиться мог быстро продвинуться по служебной лестнице.

Семейные конфликты привели в 1755 г. к отравлению Иясу II (сестрой его двоюродного брата, утопленного императором за связь с Мынтыуаб). В 1756—1771 гг. сильнейшим человеком в Эфиопии был наместник Тигре, рас Микаэль Сыуль, опытный политик и прекрасный военачальник; он фактически отнял власть у императора Ийоаса (1755—1769) и боролся с соперничающими феодалами из племен куара и оромо. Когда в 1769 г. поднял мятеж губернатор Дамота, Фасиль, император Йиоас не пошёл на него вместе с расом Микаэлем; тот разгромил мятежника, но во время боя люди императора пытались убить Микаэля. Последний созвал совет всех сановников, на котором рассказал о происшедшем; императора приговорили к удушению муслиновой шалью. Микаэль отправил в монастырь императрицу Мынтыуаб, надеявшуюся сохранить долю власти, возвел брата Бэкаффы — Йоханныса II; это был 70-летний старец, который всю жизнь провел в диспутах в Уохни-Амба (горная крепость, подобная Амба-Гышен, где теперь содержались члены императорской семьи вместо Амба-Гышен). Йоханныс II был возведен против своей воли и даже публично демонстрировал свое нежелание править. В декабре 1769 г. он был отравлен, а возведен его 15-летний сын Тэкле-Хайманот II. 1769 год традиционно считается датой окончательного распада Эфиопии на удельные княжества.

Тэкле-Хайманот II горячо поддерживал объединительные планы раса Микаэля, но тот стал жестоким, видя, что его усилия по укреплению центральной власти не приносят плодов; это оттолкнуло многих. В 1770 г. рас Гошу из Амхара и дэджазмач (командир передового полка) Уонд из Ласты выдвинули внука Иясу II — Сусныйоса; но их разгромила 40-тыс. армия Тэкле-Хайманота и раса Микаэля, они заняли Гондэр и потопили восстание в крови. В 1771 г. поднялся новый мятеж в Бэгемдыре, инсургенты осадили Гондэр и к югу от столицы, около Сыбэркуаза, меньшая по численности армия Микаэля отступила; он сдался в плен и, видимо, был убит, а править от имени императора стали Уонд и Гошу. Через несколько лет Тэкле-Хайманот попытался захватить власть, Гошу был арестован, но Уонд с войском освободил его, Тэкле-Хайманот был сослан в Уальдыбба, где умер через несколько месяцев (1777 г.) После недолгого правления марионеточного императора Сэломона II (1777—1779), сына Давида III, престол занял брат Тэкле-Хайманота II — Тэкле-Гийоргис I (1779—1784), он безуспешно пытался приостановить рост феодальной раздробленности, опираясь на расов Дамота и Тигре; его называют «последним императором». Однако все феодалы правили уже независимо, забирали себе собранные налоги, казна императора была пуста, в 1784 г. он вынужден был отречься от престола.

В этот период в Эфиопии выделяются четыре крупных региона, в каждом из которых утверждается местная династия. Первой стала область Шоа, где в отличие от столицы представители Соломоновой династии сохранили реальную власть; здесь правил Асфа-Уосэн (1775—1808). Вторым центром силы стала провинция Тигре вместе с Сыменом; здесь распространилась особая разновидность толка кыбат, ставшая идеологическим знаменем тыграйского сепаратизма, вообще же борьба кыбат и тоуахдо потеряла остроту после распада империи. Третьим центром стала провинция Годжам, где местные амхарские феодалы (в конце XVIII в. рас Хайлю и его сын рас Мэрыд, в первой половине XIX в. дэджачи Зоуде, его сын Гошу и внук Бырру) претендовали на независимость. Наконец, в самой столице в 1784 г. власть захватил рас Али Великий (Большой), сын крещеного вождя йеджу-оромо Гуангуля и дочери правителя области Ласта; он выводил свою родословную от арабского шейха Умара. В течение почти 70 лет представители рода Серу-Гуангуль правили Гондэром и значительной частью Эфиопии, опираясь на отряды оромо и агау. Власть императоров стала чисто номинальной, однако борьба за трон не прекратилась, а усилилась.

Против Иясу III (1784—1788) выступил рас Гэбрэ-Мэскэль, который выдвинул Бэыдэ-Марьяма, другие феодальные клики выставили своих претендентов, и в 1788 г. их оказалось четыре: Иясу III, Бэыдэ-Марьям, Тэкле-Хайманот и Тэкле-Гийоргис. В 1788 г. Али Великий умер; два года царствовал император Бэыдэ-Марьям (1788—1789), одновременно был провозглашен императором Хызкияс, а в 1789 г. — снова Тэкле-Гийоргис I (1789—1794). Преемник Али Великого, его брат Алигаз (1788—1793) воевал с коалицией феодалов, не желавших допустить господства йеджу-оромо. После него в Гондэре правили два дяди Али Великого — Асрат (1793—1795) и Уольдэ-Гэбрыэль (1795—1799), при них воцарился полный хаос и упадок. Императорский титул в эти годы носили Тэкле-Гийоргис I (1789-94, 1794-95, 1795-96, 1798-99, 1800), Хызкияс (1794), Быэдэ-Марьям II (1795), Сэломон III (1796—1797), Йиоас II (1797—1798), Сэломон IV (1799), Дэмэтриос (1799—1800 и 1800—1801). Наконец, на рубеже столетий рас Мэрыд из Годжама временно навел порядок, укротил феодалов, наказывая без различия знатности, ликвидировал шайки дезертиров-грабителей; крестьяне очень уважали его, но феодалы ненавидели. Мэрыд погиб в одной из войн, и борьба возобновилась.

В Гондэре в 1799—1825 гг. правил рас Гугса, который возвел императора Ыгуале-Цыйона (1801—1818), сына Хызкыяса. Его власть держалась на огромной по эфиопским масштабам армии (120 тыс. чел.) В 1805 г. он разгромил наголову раса Гэбре из Сымена, но остался ещё один сильный враг — старый правитель Тигре, рас Уольдэ-Сылласе. Лишь после его смерти (1816 г.) рас Гугса стал господином Эфиопии; он, как и его преемники, контролировал Бэгемдыр, Уолло, Дэланту, Агоу, Ласту и Йеджу, но не Тигре и не Шоа. Большой авторитет он завоевал своими попытками разрешить этнические и религиозные противоречия. Ставленниками Гугсы были также императоры Ийоас III (1818—1821) и Гигар (1821—1826, 1830).

Сын Гугсы, рас Йимам (1825—1827) правил от имени императора Быэдэ-Марьяма III (1826—1830). Брат Йимама — рас Марйе (1827—1831) после ряда походов подчинил Годжам и Сымен, но ему не повиновался дэджазмач Сэбагадис, владетель Агаме, мудрый правитель, добившийся хозяйственного процветания в своих владениях. В царствование императора Иясу IV (1830—1832), в январе 1831 г., рас Марйе и дэджазмач Уыбе из Сымена победили Сэбагадиса при Май-Ысламай, на р. Тэкэзе, но подошёл сын Сэбагадиса, дэджазмач Хагос, и в битве с ним Марйе погиб. Хагос тоже пал в сражении; выгоду из этих событий извлек Уыбе, который забрал себе всю добычу, а вскоре захватил Тигре и управлял этой важной провинцией в 1831—1855 гг.

Преемник Марйе — рас Дори — правил в 1831 г. лишь три месяца, его сменил Али Малый, племянник Гугсы, самый выдающийся правитель из рода Серу-Гуангуль. Он правил Эфиопией в 1831—1855 гг., его резиденцией стал Дэбрэ-Табор, его марионетками были императоры Гэбрэ-Крыстос (1832—1838), Сахле-Дынгыль (1838 — 42 и 1851—1855) и Йоханныс III, сын Тэкле-Гийоргиса I (1842—1851). Али Малому пришлось мириться с фактической независимостью сильных магнатов — Гошу в Годжаме, Бырру в Дамоте и Уыбе в Тигре; независимым был и Сахле-Сылласе в Шоа (1813—1847): он добился большого экономического подъема, покровительствовал искусству, в 1840 г. объявил государственной религией тоуахдо. Племена оромо отделяли Шоа от остальных провинций, но сами по себе они были раздроблены и большой опасности не представляли. Поэтому во время феодальных войн Шоа находилось в стороне от театра военных действий и оставалось самой процветающей частью империи.

К 1840-м гг. усилился рас Уыбе из Тигре, который был союзником турок и получил от них много огнестрельного оружия. В 1841 г. он решил захватить трон, в январе 1842 г. занял Дэбрэ-Табор и в феврале близ этого города разбил Али Малого. Но отважный полководец Али Малого — Алигаз — собрал остаток воинов и неожиданным нападением разгромил пирующих в городе победителей. Уыбе попал в плен, и ему пришлось подчиниться Али Малому.

В Эфиопии XIX в. сохранились и домашнее рабство, и пережитки родо-племенного строя. Крестьяне, сидевшие на земле феодалов и церкви, за пользование землей отбывали барщину, отдавали значительную часть урожая или поголовья скота (в скотоводческих районах). Наряду с этим существовали государственные налоги и различные повинности, в частности дырго (дурго), — обязанность крестьян кормить проезжающих знатных лиц, чиновников, проходящие войска, равно как и путешественников, снабженных соответствующим предписанием. Феодальная собственность на землю сосуществовала в отдельных районах со значительными остатками общинной, подчас родовой собственности. Труд рабов использовался главным образом в домашнем хозяйстве феодалов; небольшая часть рабов была посажена на землю.

Феодальная раздробленность Эфиопии в этот период была настолько велика, что сильнейшие княжества нередко называли «королевствами». Эфиопией уже начали интересоваться колониальные державы, прежде всего Англия и Франция; они заключали с правителями отдельных княжеств «договоры о дружбе», обещая им помощь в борьбе с соседями. Восстановление единства страны, создание сильного централизованного государства стало актуальной, но очень непростой задачей.

Борьба за объединение. Теодрос II и Менелик II[править | править исходный текст]

Возрождение эфиопской державы стало целью жизни не императора и даже не одного из магнатов, а сына мелкого феодала из области Куара (к северо-западу от озера Тана). Дэджазмач Каса, в юности служивший простым солдатом — ашкером — в 1842 г. создал в Куара вооруженный отряд из разбойничьих шаек и недовольных бедняков; в 1846 г. он захватил Дэмбию. Посланная против него императорская армия была разгромлена, тогда же Каса нанес поражение вторгшейся из Судана египетской армии. Но мать Али Малого — Мэнен, жена Йоханныса III, послала на него новую армию, которая была наголову разбита в 1847 г.: Каса взял Гондэр, пленил Йоханныса III и Мэнэн, женился на её внучке — Тоуабэч. В ноябре 1852 г. в сражении с Касой погиб дэджазмач Гошу, в апреле 1853 г. в Дэмбии Каса победил Али Малого, в мае сжег Дэбрэ-Табор, 28 июня выиграл генеральное сражение у Айшале, после которого Али укрылся в Йеджу, где и умер в 1866 г. Каса объединил всю центральную Эфиопию, последним его соперником стал Уыбе, владетель Тигре, при дворе которого жил абунэ Сэлама III. 4 февраля 1855 г. в Дэрэсге (область Сымен) Каса разбил и взял в плен Уыбе (тот умер в плену в 1867 г.) Эта победа положила конец «эпохе князей» (1784—1855). 7 февраля 1855 г. Каса провозгласил себя императором под именем Теодроса II. В том же году он покорил Уолло, а в октябре 1855 г. вторгся в Шоа; её правитель Хайле-Мэлекот неожиданно умер, его армия была разгромлена, а 12-летний сын — Сахле-Марьям, будущий Менелик II, вскоре попал в плен и жил в почетном заключении в крепости Мэкдэле (Магдала).

Теодрос II (1853—1868) был деятельным реформатором, но преодолеть далеко зашедшую раздробленность за время его царствования оказалось невозможно. Первоначально он был популярен, сумел создать регулярную армию, насчитывавшую почти 150 тыс. чел., организовал производство оружия, в том числе артиллерии, офицеры и солдаты впервые в истории Эфиопии получали жалованье из государственной казны. Он предпринял решительные меры против бандитизма — наследия многолетних междоусобиц, сократил число внутренних таможен, мешавших развитию торговли, отменил таможенные пошлины (сохранив лишь некоторые). Император попытался ограничить работорговлю (правда, только христианами); нарушителям запрета отсекали правую руку и левую ногу. Судебная реформа заключалась в объявлении императора верховным судьей, право смертной казни стало исключительно его прерогативой. Развернулось строительство дорог (император сам работал киркой), в Эфиопию по приглашению правительства неоднократно приезжали европейские техники и ремесленники. Была реорганизована налоговая система: уменьшены поборы с крестьян и объединены в руках центральной власти государственные доходы.

Против императора много раз поднимались феодальные мятежи, которые подавлялись все более сурово. Между 1855—1857 гг. состоялось 17 покушений на императора, ответом были жестокие репрессии. Самым опасным был мятеж дэджазмача Ныгусэ, правителя Тигре, который в 1858 г. объявил себя императором и захватил всю северную Эфиопию; феодалы, не желавшие перемен, поддержали его с радостью. В 1860 г. с не меньшим трудом было покорено восставшее Шоа, затем мятежи возглавили вельможа Гарэд и Бырру-Хайлю, засевший на островах озера Тана, Теодрос II победил его, построив флот. В 1861 г. был побежден и казнен Ныгусэ, французы не успели оказать ему помощь. В 1864 г. абунэ Сэлама III был заточен в темницу (где и умер) — за то, что предал императора анафеме; тогда же Теодрос приказал всем фалаша и мусульманам креститься, объявив, что иначе они будут рассматриваться как мятежники.

Ещё в 1854 г. Теодрос заключил с церковью конкордат, по которому официальным исповеданием стало распространившееся при Ийоасе крайнее монофизитство — кыбат-кара, уже в 1855 г. были проведены гонения на католиков. Вначале преследовались те религиозные течения, которые служили идеологическим выражением сепаратизма и поддерживали феодальную раздробленность и анархию. Постепенно император увлекся идеей идеологического единства, но его требования о насильственном крещении лишь увеличили вражду к центральной власти. Военные экспедиции против непокорных феодалов требовали дополнительных поборов с населения; последствия этих походов — вытоптанные поля, сожженные деревни, обобранные крестьяне — мало-помалу свели на нет популярность императора в народе. К концу правления Теодроса его социальная база катастрофически сократилась.

Во внешней политике Теодрос II ясно видел выгоды и невыгоды для своей страны, подозрительно относился к любым попыткам европейцев навязать Эфиопии неравноправный договор. В ответ на просьбу допустить в свою страну миссионеров он заявил: «Я хорошо знаю тактику европейцев. Когда они хотят захватить государство Востока, они сначала посылают миссионеров, затем консулов, чтобы защитить миссионеров, затем батальоны, чтобы защитить консулов. Я не какой-нибудь индийский раджа, чтобы быть осмеянным подобным образом. Я предпочитаю иметь дело сразу с батальонами». Первоначально Теодрос был расположен дружелюбно к Великобритании, ещё в 1855 г. предлагал англичанам отвести воды Нила, чтобы нанести ущерб Египту, и освободить Иерусалим — этим он хотел заинтересовать Англию или другие державы к отвоеванию у турок красноморских портов, занятых египтянами в 1847 г. Но как видно по письмам императора, его видение мира соответствовало не XIX веку, а скорее эпохе крестовых походов: Крымская война была для него головоломкой, он не понимал, почему христианский мир делится на несколько церквей и как христиане могут воевать против христиан в союзе с мусульманами.

Между тем политика Лондона становилась все более протурецкой; к тому же британское правительство, рассчитывавшее сделать Теодроса II проводником своих интересов, убедилось, что император намерен повести страну самостоятельным путем. Англичане стали подстрекать феодалов на борьбу с «тираном» Теодросом. В 1862 г. император отправил очередное письмо королеве Виктории; англичане не только не ответили, но отказали в покровительстве эфиопским паломникам в Иерусалим. В этой обстановке отписка на письмо, полученная в феврале 1864 г., так разгневала императора, что он арестовал всех европейцев, в том числе британского консула Камерона — англичане были оскорблены. Хотя они и признавали свою неправоту в этом конфликте, но считали необходимым защитить национальную честь.

С 1863—1864 гг. репрессии Теодроса стали особенно жестокими, он стал очень подозрительным, и его реформы уже никто не поддерживал. Бежавший из Мэкделе Сахле-Марьям захватил власть в Шоа, в Ласте готовил мятеж уаг шум Гобэзэ, а в Тигре — дэджазмач Бэзыбыз-Каса, потомок Микаэля Сыуля. К 1865 г. Теодрос II контролировал лишь Бэгемдыр, Уолло, Дэланту и ещё несколько районов. В 1866 г. Гобэзэ напал на владения императора и захватил Адуа. В августе 1867 г. в Англии было принято решение о войне против Теодроса; командующим был назначен Роберт Нэпир, воевавший раньше против тайпинов и сипаев. 60-тыс. британский экспедиционный корпус высадился в Эритрее, около Массауа, 21 октября 1867 г. — началась англо-эфиопская война 1867—1868. Нэпир с самого начала издал прокламацию, в которой заявил, что цель англичан — освободить заложников-европейцев, и что Великобритания не посягает ни на какую территорию или на чьи-то феодальные права. Этим он успокоил эфиопских феодалов, и британский корпус почти не встречал сопротивления.

Союз с крупнейшими феодалами — Гобэзэ (наследственный правитель Ласты, будущий император Тэкле-Гийоргис II) и Бэзыбыз-Касой (будущий император Йоханныс IV) обеспечил англичанам охрану коммуникаций, однако Нэпиру пришлось раздать эфиопским союзникам немало денег и оружия. Но Теодрос II уже фактически утратил контроль над империей, его армия сократилась с 80 тыс. (в начале 1866 г.) до 15 тыс. чел. к началу решающего сражения; под властью императора ещё оставались Дэбрэ-Табор, крепость Мэкдэле и район вокруг озера Тана. 10 апреля 1868 г. в битве при Ароге, между Мэкдэле и р. Бэшило, 2-тыс. английский отряд наголову разбил 4-7-тыс. передовую армию Теодроса; эфиопы потеряли половину армии, англичане — 2 убитых и 18 раненых. Император понял, что кампания безнадежна; он решил уйти через Уолло, но ему загородила дорогу войсками княгиня Уоркит, сын которой был казнен после долгого заточения в Мэкдэле. Теодрос попытался договориться с противником, но британцы уже не пошли на мир; 13 апреля англичане после короткого штурма взяли Мэкдэле, потеряв всего 10 чел. ранеными; Теодрос II, не желая сдаваться в плен, застрелился. Англичане разграбили Мэкдэлу и 18 апреля пошли назад, забрав с собой в качестве трофеев 7-летнего сына императора Алемайеху, императорскую корону и собрание рукописей.

Несмотря на поражение Теодроса II, объединительные тенденции в Эфиопии возобладали, и его сильнейшие соперники сразу же начали борьбу за верховную власть над всей страной. Покидая Эфиопию, англичане оставили много оружия Бэзыбыз-Касе, а Гобэзэ отдали Мэкдэлу. Уже в 1868 г. Гобэзэ устранил правителя Дэмбии, подчинил Бэгемдыр, захватил Годжам и двинулся на север, против Бэзыбыз-Касы. Последний счел за лучшее подчиниться, и Гобэзэ, объединивший под своей властью всю Эфиопию (кроме Шоа), провозгласил себя императором, приняв имя Тэкле-Гийоргис II. Это был мужественный и разумный монарх, никогда не допускавший бессмысленного кровопролития. Но его исконное владение — область Ласта — была небольшой и малозаселенной, её ресурсов не хватало для господства над Тигре и Шоа. В 1869 г. Тэкле-Гийоргис заключил союз с правителем Шоа: за номинальное признание власти императора Сахле-Марьям получил свободу действий в Шоа и в Уолло.

Все свое правление Тэкле-Гийоргис II (1868—1871) провел в походах против бунтовавших феодалов. В 1871 г. Бэзыбыз-Каса отложился, пока император подавлял восстание в Уолло; 11 июля при Адуа 12 тыс. воинов Бэзыбыз-Касы, вооруженные винтовками, разгромили 60-тыс. войско Тэкле-Гийоргиса, который был взят в плен и умер в тюрьме после пыток. 21 января 1872 г. Бэзыбыз-Каса короновался под именем Йоханныса IV (1872—1889). Первоначально его власть распространялась только на провинцию Тигре; вскоре он подчинил Годжам, но Шоа признало нового императора почти формально.

Йоханныс IV был религиозным фанатиком — монахом на практике, воином и императором по положению; он воздержался от вступления в брак, его речь напоминала священное писание; в отличие от Теодроса II он был врагом всех новшеств, при нём курящим табак даже обрезали губы. Он полагал, что объединение страны возможно на основе единства веры: собор 1878 г. определил тоуахдо как официальное исповедание, дал мусульманам три года, а язычникам — пять лет для перехода в христианство. При Йоханнысе в Эфиопии воцарилась кровавая инквизиция, а между тем над страной нависла реальная угроза стать колонией. В 1869 г. был открыт Суэцкий капал, и все территории, прилегающие к этой важнейшей морской коммуникации, приобрели стратегическое значение. К этому времени египтяне владели побережьем от Зейлы до мыса Гвардафуй, а из принадлежащего хедиву Судана все чаще нападали на Эфиопию. Англичане поощряли конфликт между Египтом и Эфиопией: правительство Дизраэли считало, что Египту для войны понадобятся большие денежные средства, а следовательно, новые займы, которые помогут ускорить закабаление Египта. В то же время война должна была ослабить Эфиопию и сделать её правителей более уступчивыми.

В 1874 г. вторжением египтян командовал швейцарец Мюнцингер, ближайший советник египетского хедива Исмаила; он захватил землю народа богос в северной Эфиопии. В 1875 г. египтяне развернули наступление из Массауа (ими командовал датчанин Арендруп), из Таджура (Мюнцингер) и из Зейлы (Рауф-паша). Восточный корпус Рауф-паши занял Харэр, но главные силы были разбиты самим императором при Гундэт 16 ноября 1875 г., Йоханныс IV взял большие трофеи, в том числе 14 пушек. После этого успеха под знамена императора собралось до 200 тыс. чел., он провозгласил крестовый поход против мусульман, и новое наступление египтян из Массауа закончилось новой победой эфиопов при Гуре (7 — 9 марта 1876 г.), было захвачено 12 тыс. современных ружей. Сахле-Марьям (Менелик II) каждый раз уклонялся от похода против египтян, однако ни разу не поддался на уговоры европейцев выступить против Йоханныса IV, хотя они открыто предлагали ему трон. В 1878 г. армия императора, в которой насчитывалось 46 тыс. ружей, вступила в Шоа; Менелик не рискнул сражаться и заключил с Йоханнысом мир и союз. По условиям договора за правителем Шоа был признан титул ныгусэ, второй после императора; тогда же этот титул был присвоен и правителю Годжама, Тэкле-Хайманоту. Оба они по-прежнему имели собственные армии и пользовались почти полной независимостью от главы государства.

Между тем вокруг Эфиопии с каждым годом усиливалась активность европейских колониальных держав. В 1862 г. французы приобрели у местного вождя колонию Обок (Джибути), в 1869 г. итальянской пароходной компанией был куплен порт Асэб, который в 1882 г. перешёл в руки итальянского правительства. После того, как итальянцы не сумели захватить Тунис, они решили создать цепочку колоний если не на Средиземном море, то хотя бы на Красном, но и туда Италии помогло проникнуть только англо-французское соперничество. В 1881 г. началось движение махдистов, которые вскоре овладели всем Суданом; это прямо ущемляло интересы Великобритании, которая в 1882 г. установила господство над Египтом. Англичане решили столкнуть Эфиопию с Суданом; Йоханныс IV пошёл на это, видя, что избежать войны с агрессивным соседом все равно не удастся. Ещё в апреле 1884 г. махдисты осадили пограничный городок Галлабат-Мэтэма. 3 июня 1884 г. между Иоханнысом IV, британским контр-адмиралом Хьюиттом и представителем Египта был подписан договор, по которому Эфиопия получала право на свободный провоз через порт Массауа товаров, включая оружие и боеприпасы. По этому же договору Эфиопия получала обратно территорию, населенную богос, и брала на себя обязательство облегчить вывод войск хедива из отрезанных махдистами Кассалы, Амдыба и Сэнхета. В сентябре 1885 г. правитель Тигре — рас Алула — победил суданцев при Куфит. В ответ эмир Уад Арбаба перешёл границу, сжег монастырь Махбэрэ-Сылласе, но в январе 1886 г. Тэкле-Хайманот годжамский взял оборонявшуюся махдистами Галлабат-Мэтэму и ушёл с добычей. Конфликт между махдистами и эфиопами ослаблял и тех и других, а императорское войско было все ещё плохо вооружено, тактика по сути оставалась на уровне средневековья. Попытки обучать войска по европейскому образцу натолкнулись на сопротивление эфиопских солдат, которые говорили: «Лучше умереть сразу, чем столько трудиться».

В 1882 г. состоялся брак 7-летней дочери Сахле-Марьяма, Зоудиту, с сыном Йоханныса IV, 12-летнем расом Арае; в случае бездетного брака их детей Сахле-Марьям наследовал Йоханнысу IV, а пока что ему были разрешены завоевания на юг и на запад от Шоа. Ещё в 1881 г. им был завоеван султанат Джимма, области Гума и Гера, в 1882 г. — земля народа галла-гудру, тогда же полностью подчинено царство Кэфа. В 1882 г. соперник Сахле-Марьяма, Тэкле-Хайманот годжамский, напал на Шоа, но 7 мая 1882 г. был разбит и пленен при Ымбабо, к югу от р. Аббай. Император заставил Сахле-Марьяма выпустить его, зато на юге к Шоа присоединялись все новые земли. В 1886 г. Сахле-Марьям завоевал области Арси и Уоллега, в 1887 г. на востоке Харэр, а на западе — Иллубабор. Владения южного вассала постепенно сравнялись по размерам с территорией, которую контролировал сам император. Между тем война с махдистами все более ужесточалась, а на севере появились новые завоеватели — итальянцы.

Англо-итальянский союз на Средиземном море привел к тому, что Лондон санкционировал захват Италией ряда пунктов на побережье Красного моря. 3 февраля 1885 г. итальянские войска высадились в Массауа при содействии англичан и заняли его. В июне 1885 г. итальянцы оккупировали местечко Саати — уже в пределах Эфиопской империи. Когда же в ноябре 1886 г. итальянцы захватили Уаа во владениях раса Алулы, эфиопы начали войну с ними. 26 января 1887 г. эфиопы устроили итальянцам, шедшим на помощь осажденному Саати, ловушку между двумя ущельями — эфиопы затаились в горах, а итальянцы не сочли нужным выслать разведку; в битве при Догали эфиопы перебили 450 итальянских солдат. Но похода эфиопов на Массауа не последовало — в 1887 г. махдистский халиф Абдаллах возобновил военные действия, а в ноябре того же года Сахле-Марьям заключил военный союз с Италией, в январе 1888 г. получил от них 1 тыс. новейших винтовок «ремингтон». В начале 1888 г. Йоханныс IV осадил Саати с 70-тыс. армией, но в это время суданцы вторглись в Годжам и Бэгемдыр: 17 января 1888 г. правитель Годжама, Тэкле-Хайманот, не раз побеждавший мусульман, был разбит на равнине Сар-Уыха. В результате суданцы взяли Гондэр и разграбили его, разрушили церкви, угнали в плен 8 тыс. чел., в том числе семью Тэкле-Хайманота, который стал обвинять императора в недостаточной помощи. Сахле-Марьям заключил с ним союз, и оба сильнейших вассала отказались выступать против махдистов.

Йоханныс направил письмо суданскому халифу, предлагая ему объединиться против европейцев, он даже был готов платить дань, но халиф потребовал принять ислам (март 1888 г.). Все эти неудачи заставили Йоханныса IV снять осаду Саати (апрель 1888 г.) и отступить сначала к Асмэре, а затем к Адуа. Англичане советовали ему найти общий язык с Италией, «мощным государством с дружескими и добрыми намерениями». Итальянские части, в которых вспыхнула эпидемия, тоже отступили; это позволило императору подготовиться к решительной схватке с махдистами. В начале 1889 г. Йоханныс страшно опустошил Годжам, затем двинулся на Шоа, однако новое вторжение суданцев спасло Эфиопию от гражданской войны: феодалы склонили императора поверуть к Мэтэме. В конце февраля Йоханныс с армией в 150 тыс. чел. выступил из Гондэра, а 9 марта 1889 г. атаковал Галлабат-Мэтэму. Когда эфиопы преодолели два пояса укреплений и пробились к центру города, Иоханныс был смертельно ранен. В результате исход боя был решен в пользу махдистов, которые затем настигли отступающих эфиопов, отбили тело императора, послали его голову в Омдурман, возили её с торжеством по всему Судану.

Сахле-Марьям после гибели Йоханныса IV быстро двинулся на север, в Уолло провозгласил себя императором под именем Менелика II, в апреле 1889 г. принял присягу феодалов в Йеджу, а в ноябре короновался — впервые не в Аксуме, а в столице Шоа — Энтото, или Аддис-Абебе. Менелик II (1889—1913) шёл к власти медленно: плен в крепости Мэкдэле был для него хорошей школой; это был способный, энергичный и осмотрительный, с широким кругозором, ловкий, но жесткий политик. С приходом к власти он сделал тоуахдо официальным исповеданием, но всегда был веротерпим, прекратил разорительную войну с Суданом и на время даже счел за лучшее заключить союзный договор с Италией, которая рассчитывала на него как на прежнего клиента. Его единственным серьёзным соперником остался сын Йоханныса IV — правитель Тигре, рас Мэнгэша, которого умирающий император провозгласил своим наследником. Но даже с ним Менелик не начал беспощадной войны; его целью было укрепить армию, усилить императорскую власть и утвердить за Эфиопией покоренные им обширные территории на юге и востоке.

2 мая 1889 г. между Италией и Эфиопией был подписан Уччиальский договор о дружбе и торговле. Менелик признал за Италией некоторые области Северной Эфиопии, в частности район Асмэры: многие из этих территорий уже находились в руках связанных с Италией вождей, а Менелика отделяли от них владения раса Мэнгэши. Амхарский и итальянский тексты 17-й статьи Уччиальского договора оказались неидентичными. В амхарском говорилось: «Его Величество царь царей Эфиопии может прибегать к услугам правительства Его Величества итальянского короля во всех делах с прочими державами и правительствами»; в итальянском вместо слова «может» стояло «согласен», которое Италия понимала как «должен». Менелик мог знать, а мог и не знать о двусмысленном прочтении, однако начало его царствования было столь тяжелым, что любой внешний удар мог разрушить все плоды его усилий. В 1889 г. эпизоотия вызвала массовый падеж скота, что привело к голоду, высокой смертности, имели место и случаи людоедства. Зато рас Мэнгэша в марте 1890 г. подчинился Менелику из-за угрозы со стороны Италии, лихорадочно расширявшей свои владения. В 1889 г. итальянцами были захвачены Кэрэн, Асмэра, Гура, Хамасен, Сэрае и Акэле-Гузай, а 1 января 1890 г. создана колония Эритрея; в январе того же года итальянцы заняли Адуа, а затем объявили, что Эфиопия признала итальянский протекторат.

Менелик II прекратил переговоры с Италией о границах и в августе 1890 г. обнародовал амхарский текст 17-й статьи Уччиальского договора. В апреле 1891 г. он обратился к европейским державам с протестом. Франция и Россия отказались признять итальянский протекторат над Эфиопией. Франция ещё надеялась выиграть соперничество за Судан и соединить свои владения в Северной Африке через Эфиопию к своей колонии Обок (Джибути). В правящих кругах России в это время даже появилась идея создания русской колонии в Северо-Восточной Африке, несмотря на крах авантюры Ашинова в феврале 1889 г. Таким образом, планы Италии по захвату Эфиопии поддерживала только Англия, и то лишь на словах. Однако Менелик ещё воздерживался от войны: он успешно продолжал завоевания на юге. В 1889 г. он покорил Конта, Кулло и все районы народа гураге. В 1890—1893 гг. Менелик завоевал Кэмбату, в 1891 г. — огромные территории на юго-востоке: Огаден, Бале, Сидамо. Могущество Эфиопии росло, столкновение было неизбежно.

В феврале 1893 г. Менелик II объявил о расторжении Уччиальского договора со 2 мая 1894 г. Итальянские войска в 1893 г. заняли Агордат у махдистов, а в июле 1894 г. — Кассалу у эфиопов. В марте 1895 г. итальянцы захватили Адди-Грат; началась Первая итало-эфиопская война 1895—1896 гг. К октябрю 1895 г. итальянцы заняли все крупные города Тигре, но Менелик получил из Франции и России огромные партии оружия, императора поддержали все подвластные племена и феодалы, даже ранее враждовавшие с Менеликом. Попытки подкупа не давали результатов — эфиопы либо отказывались от денег и оружия, либо принимали их и отправляли Менелику; даже рас Мэнгэша, сын Йоханныса IV, твердо встал на сторону императора. Менелик собрал 112-тыс. армию с артиллерией, хорошо наладил снабжение продовольствием и одеждой. 7 декабря 1895 г. в битве при Амба-Алаге рас Мэконнын с 15 тыс. эфиопов уничтожил 2,5-тыс. итальянский отряд с 4 орудиями. Эфиопы осадили и 21 января 1896 г. взяли крепость Мэкэле; император предлагал мир на мягких условиях (восстановление границ, очерченных по Уччиальскому договору, и заключение нового союзного договора); итальянцы отказались. Менелик отступил к Адуа, где 1 марта 1896 г. 17-тыс. итальянская армия генерала Баратьери была наголову разгромлена. Итальянцы потеряли 11 тыс. убитыми и ранеными и 3,6 тыс. пленными, всю артиллерию, множество современных винтовок. Эфиопы потеряли 6 тыс. убитыми и 10 тыс. ранеными.

26 октября 1896 г. Италия заключила в Аддис-Абебе мирный договор, по которому признала независимость Эфиопии и уплатила контрибуцию — формально как возмещение расходов за содержание итальянцев в плену; были точно определены границы между колонией Эритреей и Эфиопией. Впервые в новой истории (и единственный раз в эпоху колониальных завоеваний) африканская страна взяла контрибуцию с европейской державы. Менелик II мог бы тогда же сбросить итальянцев в море, но не захотел усиления раса Мэнгэши, который неизбежно стал бы хозяином Эритреи. В 1897 г. было заключено англо-эфиопское соглашение, по которому точно устанавливались границы между Эфиопией и британской колонией Сомалилендом. Менелику больше не приходилось опасаться посягательства на суверенитет Эфиопии, однако после победы над Италией он предпринял ещё несколько завоевательных походов, стремясь максимально расширить империю, пока «ничейные» области не захватили европейцы. В 1897 г. был побежден и взят в плен последний правитель Кафы — Тшеннито, долго боровшийся за свое царство (он умер в Аддис-Абебе, где ему разрешили поселиться). Осенью 1897 г. были подготовлены ещё две армии: одна из них выступила из Кэфы в январе 1898 г. и дошла до низовьев р. Омо и озера Рудольф, покорив все местные племена; на западе дэджазмач Тэсэмма в июле 1898 г. достиг Белого Нила, и хотя отступил из-за эпидемии, весь Иллубабор был покорен.

В 1898 г. рас Мэнгэша поднял мятеж против Менелика, но многие сторонники разбежались от него ещё до подхода императорского войска. В феврале 1899 г. он сдался и был сослан в Анкобэр. В 1901 г. умер второй серьёзный соперник Менелика — Тэкле-Хайманот, правитель Годжама. Теперь император мог назначать правителей областей по своему усмотрению, хотя иногда оставлял на местах и прежних наследственных расов. Такие наместники могли быть в любой момент лишены своих владений или перемещены в другие области, что практиковалось довольно часто. Вместе с тем назначение местных правителей из центра не изменило сам порядок управления: новые правители по-прежнему наделялись почти неограниченной властью, располагали войсками, использовали для личного обогащения различные сборы. Хотя в 1906 г. Менелик издал указ, устанавливающий определенную сумму налоговых поступлений для каждой провинции, эффективного контроля на местах ещё не было. С 1890-х гг. резко возросло число европейцев, приезжавших в Эфиопию «на ловлю счастья и чинов»; своих кадров, обученных по европейским образцам, у Менелика не появилось.

При Менелике II была открыта первая государственная школа и построен первый госпиталь, впервые созданы министерства. Менелик запретил обращать в рабство кого-либо, кроме военнопленных, причем и для них срок ограничивался семью годами; однако эта мера не уничтожила рабства полностью. Император заботился о строительстве дорог, телеграфных линий, в 1894 г. предоставил французам концессию на строительство железной дороги Аддис-Абеба — Джибути (однако строительство было закончено лишь в 1915 г., а дорога введена в строй только в 1917 г.) Менелик не доверял старым европейским колониальным державам и старался противопоставить им Германию и США. В 1903 г. был подписан американо-эфиопский торговый договор, в 1905 г. — германо-эфиопский. Однако все эти достижения не привели к развитию собственной промышленности, напротив, начался упадок ремесленного производства, разорение эфиопского купечества; внешняя торговля почти целиком перешла в руки европейских экспортно-импортных компаний либо индийцев, арабов, армян и греков. Объединенная Эфиопия ещё в очень малой степени походила на цивилизованную страну.

Эфиопия в ХХ веке[править | править исходный текст]

Наследники Менелика. Движение младоэфиопов[править | править исходный текст]

В конце 1908 г. Менелик II серьёзно заболел и до конца жизни был прикован к постели — возможно, парализован. При его дворе началась борьба за влияние между тремя соперничающими кликами. Одну из них представляла императрица Таиту, жена Менелика, постепенно забиравшая власть в свои руки; её поддерживали в Гондэре, в меньшей степени в Тигре и Йеджу, на её стороне были светские и духовные магнаты, противившиеся реформам и ориентировавшиеся на Германию. Рас Тэсэмма, лучший полководец империи, возглавлял группировку шоанских феодалов, Менелик назначил его регентом, а своим наследником — внука, Лидж Иясу. Отец наследника, рас Микаэль из Уолло, с 1891 г. был мужем дочери Менелика, Шоуарэг; он сыграл огромную роль в победе над итальянцами, стоял во главе третьей группировки, объединявшей феодалов Уолло (вообще, эфиопского востока и северо-востока). Появилась и малочисленная прослойка «новых эфиопов» (позднее их называли младоэфиопами), которые выступали за реформы, за развитие промышленности и торговли и полную отмену рабовладения и крепостничества. Главными соперниками были Таиту (которая долго скрывала, что наследником назначен Лидж Иясу) и Тэсэмма; раса Микаэля подозревали в тайном мусульманстве, и он действительно был связан с мусульманами. В марте 1910 г. Таиту была отстранена от правления, так как раскрылись её планы создать собственную гвардию в Гондэре; это сделали отряды шоанско-оромских феодалов. Рас Тэсэмма пытался установить единство при гегемонии Шоа, но восточные районы противились этому. В апреле 1911 г. Тэсэмма был отравлен — неизвестно кем, но выиграли все соперники. С 1912 г. Лидж Иясу жил у раса Микаэля в Дэссе, а в феврале 1913 г. прибыл в Аддис-Абебу и пытался ворваться в дом Менелика II, так как распространились слухи о его смерти, произошли бои между гвардией и войсками наследного принца.

Менелик скончался лишь 12 декабря 1913 г., императором стал Лидж Иясу V (1913—1916), весной 1914 г. он подавил мятеж наместника Тигре. Его родственники по матери — Тэфэри-Мэконнын и Уольдэ-Гийоргис считались главными сторонниками прогрессивных преобразований. Лидж Иясу V был образованным человеком, а его промусульманские симпатии привели к вражде с церковью. Он попытался сделать своей опорой не только христианских, по и мусульманских феодалов Джиммы, Ауасы, Харэра, вождей кочевых племен афар и сомали. В 1-й мировой войне Эфиопия осталась нейтральной, однако сближение Лидж Иясу с Турцией и Германией подтолкнуло Антанту к активным интригам с целью свержения молодого императора. Внешняя политика императора, ориентация на восточные провинции и все более открытое соблюдение мусульманских обычаев вызвали всеобщее раздражение, и 27 сентября 1916 г. произошёл бескровный переворот. Шоанские феодалы и абунэ провозгласили императорицей вторую дочь Менелика II — Зоудиту (1916—1930), а регентом и наследником — раса Тэфэри-Мэконнына, правнука ныгусэ Сахле-Сылласе (деда Менелика); отец Тэфэри-Мэконнына был двоюродным братом Менелика. Большое влияние получили военный министр, фитаурари Хабтэ-Гийоргис, а также рас Уольдэ-Гийоргис.

Рас Микаэль собрал 60-тыс. войско и двинулся из Дэссе к Анкобэру, близ которого (у Тора-Мэск) разгромил шоанцев 17 октября 1916 г. Хабтэ-Гийоргис, получив из Джибути пулеметы, все же с трудом сокрушил непобедимую конницу Уолло, Микаэль попал в плен. Лидж-Иясу до 1921 г., пока также не попал в плен, вел на севере Эфиопии партизанскую войну. При Зоудиту развернулась борьба между староэфиопами и младоэфиопами. Староэфиопы группировались вокруг императрицы и требовали изоляции страны от внешнего мира, укрепления традиционных вассальных связей. Младоэфиопы выступали за модернизацию и просвещение, их возглавлял регент Тэфэри-Мэконнын. К центристам принадлежали фитаурари Хабтэ-Гийоргис и абунэ Матеос. Опорой Хабтэ-Гийоргиса были армии и множество таможен на принадлежавших ему обширных землях на юге.

Реформы 1920-х гг. проводились крайне медленно: в 1923—1924 гг. была запрещена работорговля и частично отменено рабство, сделаны первые шаги по пути создания регулярной армии, развития школьного образования, организована типография, начат регулярный выпуск газет, журналов, просветительской литературы. Хабтэ-Гийоргис умер в 1927 г., и Тэфэри-Мэконнын завладел его землями на юге, взял под контроль армию и арсеналы. После двух мятежей, направленных против него (в феврале и августе 1928 г.), войска Тэфэри-Мэконнына разоружили гвардию Зоудиту, фактически лишив императрицу реальной власти. Правитель Бэгемдыра, рас Гугса Уоле — муж Зоудиту, ещё в 1916 г. покинувший Аддис-Абебу по решению сановников, — летом 1929 г. поднял мятеж. В марте 1930 г. он двинулся на столицу, но 31 марта 1930 г. в местечке Зэбит на границе Бэгемдыра и Шоа дэджазмач Мулюгета с 40 тыс. солдат и двумя французскими самолетами (они проводили разведку с воздуха и сбрасывали бомбы, наводя панику) наголову разгромил мятежников. 2 апреля Зоудиту умерла от разрыва сердца, и 3 апреля 1930 г. Тэфэри-Мэконнын стал императором под именем Хайле Селассие I (1930—1974); его торжественная, необычайно пышная коронация собрала людей со всего государства и делегации со всего мира.

Доменом нового императора была провинция Харэрге, через которую проходила железная дорога, он опирался на младоэфиопиов как в борьбе за власть, так и при новых реформах. Среди младоэфиопов было много талантливых выходцев из низов, которых Хайле Селассие уравнивал в правах с представителями потомственной знати, однако он не собирался полностью аннулировать её привилегии, а лишь превратить её в служилое сословие. Ему и в 1930-х гг. приходилось сталкиваться с заговорами; наиболее опасным был мятеж в мае 1932 г., когда поощряемый Италией владыка Годжама, рас Хайлю Тэкле Хайманот, беспощадно обирающий крестьян, их же поднял на восстание, использовав недовольство налогами. Он попытался возвести бежавшего тогда же из заключения Лидж Иясу, но оба были разбиты (в Гындэ-Бэрэте) и пленены. Лидж Иясу через три года умер в заключении (возможно, отравлен по приказу императора накануне войны с Муссолини); Хайлю Тэкле Хайманот приговорен к смертной казни, замененной заключением на озере Звай.

Новый император одновременно с централизацией стремился установить абсолютную власть. Первая конституция, принятая 16 июля 1931 г., объявила Эфиопию парламентарной монархией, но высшая законодательная, исполнительная и юридическая власть в стране закреплялась за монархом. Верхняя палата (сенат) формировалась императором, а нижняя (палата депутатов) — военно-феодальной знатью и представителями местных властей. Парламент наделялся совещательными функциями, но практически не мог проявлять законодательную инициативу.

Чем дальше, тем чаще Хайле Селассие подчеркивал опасность быстрых изменений в общественном укладе страны. Даже освобождение рабов должно было произойти в несколько этапов; только в мае 1935 г. была отменена система «гэббар» (приписка крестьян к военным гарнизонам и чиновничьему аппарату). Владельцами 2/3 предприятий, принадлежавших иностранному капиталу, были греки и армяне. Численность регулярной армии, которую начали обучать бельгийские офицеры, к началу Второй итало-эфиопской войны составляла всего 30 тыс. чел. (императорская гвардия насчитывала 10 тыс. чел.) Важным событием было создание Национального банка на базе «Банка Абиссинии», 60% акций которого было выкуплено у англичан. В Аддис-Абебе был построен аэродром, впервые появились свои летчики. Но к 1935 г. в стране было всего два десятка школ, а печать в том же году поставлена под полный контроль главы государства.

Во внешней политике Эфиопии противостоял фактический союз Англии, Франции и Италии, которые желали изолировать её и пресечь контакты с другими державами. Бенито Муссолини давно желал взять реванш за битву при Адуа и оплатить «великий счет, открытый в 1896 году». В 1932—1935 гг. в восточноафриканских колониях Италии накапливались новые военные контингенты. Западные державы прямо препятствовали вооружению эфиопской армии (зато Германия в 1935 г., во время обострения итало-германских отношений, продала Эфиопии солидную партию оружия). В 1928 г. США отклонили просьбу Эфиопии о покупке двух танков; частные американские компании были предупреждены, что госдепартамент США не одобряет продажу оружия эфиопам. Хайле Селассие удалось приобрести лишь винтовки и пулеметы в Бельгии, Чехословакии, Югославии и в незначительном количестве в Японии.

Эфиопия установила неплохие отношения с Советским Союзом, однако главную ставку Хайле Селассие сделал на союз с Японией, которую рассчитывал сделать противовесом европейским странам. Япония не имела колониальных интересов в Африке, была удалена на многие тысячи километров, а её военное могущество неуклонно возрастало. Ещё в 1930 г. был подписан японо-эфиопский договор о дружбе, в 1932 г. глава эфиопского МИД нанес визит в Токио. Японские товары вскоре заметно потеснили на эфиопском рынке изделия западноевропейских и американских фирм. Западным дипломатам удалось сорвать планировавшийся широкоформатный договор между Японией и Эфиопией, предусматривавший помимо прочего династический брак между императорскими домами двух стран, организацию в Эфиопии плантаций хлопчатника и других технических культур, переселение в Эфиопию 1 млн японцев. Англичанам Хайле Селассие предлагал договор, по которому Эфиопия арендовала Зейлу и таким образом получала выход к морю, но Англия хотела за это территориальных уступок и права строительства плотины у озера Тана.

Итальянская агрессия[править | править исходный текст]

Хайле Селассие I в феврале 1934 года

Ещё с 1932 году по приказу Бенито Муссолини в Эритрее и Итальянском Сомали велось строительство дорог и военных укреплений. 5 декабря 1934 года итальянцы спровоцировали пограничный инцидент в оазисе Уольуоль (Уал-Уал), столкновения повторились 20 и 23 марта 1935 года. Ещё в январе 1935 года министр иностранных дел Франции Лаваль заключил договор с Италией: в обмен на отказ Рима от претензий на Тунис французы признали за Италией Эритрею, Сомали и «свободу рук» в отношении Эфиопии. Чтобы лишить Италию повода для агрессии, Эфиопия отвела свои войска на несколько десятков километров от границы, однако в сентябре всё же объявила всеобщую мобилизацию. В ночь со 2 на 3 октября 1935 года две фашистские армии вторглись в Эфиопию из Эритреи и Сомали, началась Вторая итало-эфиопская война 1935—1936 годов. Уже в первые дни войны итальянцы заняли Адуа и Аксум. После проведения мобилизации эфиопская армия имела численное превосходство, но правительство не могло вооружить всех добровольцев — оно располагало 100 тыс. винтовок, примерно 500 пулеметами, несколькими минометами, 200 пушками и 12 самолетами, из которых только три были военными. Многие эфиопские воины шли в бой с копьями и щитами.

Лига наций признала Италию агрессором и наложила на неё санкции: членам Лиги запрещалось поставлять в Италию стратегическое сырье и оружие, предоставлять ей кредиты, импортировать её товары. Однако эмбарго не распространялось на нефть, уголь и металл. Англия не решилась закрыть Суэцкий канал для итальянских судов, США объявили о намерении не продавать оружие обеим воюющим сторонам. Эти половинчатые меры фактически отдали Эфиопию на произвол агрессора. Более того, Англия и Франция заключили 9 декабря 1935 года в Париже соглашение («план Хора-Лаваля»), по которому значительная часть территории Эфиопии должна была перейти под власть Италии. Эфиопия должна была уступить Италии провинции Огаден и Тигре и область Данакиль, принять на службу итальянских советников и предоставить Италии исключительные экономические льготы; Италия должна была уступить Эфиопии выход к морю в районе города Асэб. Этот план был встречен в Аддис-Абебе с возмущением и отвергнут эфиопами.

Итальянская армия (с ноября 1935 года её возглавлял маршал Бадольо) применяла в Эфиопии разрывные пули, огнеметные средства, а с декабря 1935 года — химическое оружие. Несмотря на это, эфиопы несколько месяцев сдерживали противника у эритрейской границы, а в декабре 1935 года рас Ымру сумел потеснить противника в районе Аксума. В январе 1936 года армии расов Касы и Сыюма вновь перешли в наступление, прорвали фронт итальянцев и почти достигли дороги Адуа — Мэкэлэ. Но 20—21 января фашисты, получив подкрепление в живой силе и технике, нанесли по эфиопским частям массированный удар, использовав ядовитые газы. Эфиопам пришлось отступить, понеся большие потери; эфиопские войска на Северном фронте оказались разделенными на три группировки, которые были поочередно разбиты (февраль — март 1936 года). Теперь итальянцы сосредоточили наступление в направлении Дэссе, где находилась ставка императора: на этом участке ещё остались боеспособные части, сюда же стекались разрозненные отряды разбитых итальянцами армий расов Мулюгеты, Касы и Сыюма.

Хайле Селассие решил дать генеральное сражение при Май-Чоу, севернее озера Ашэнге. В этой битве у итальянцев было 125 тыс., у эфиопов — 31 тыс. чел.; план битвы помогал разрабатывать полковник царской армии Коновалов. Атака эфиопов 31 марта была удачна, но 1 апреля итальянские части, преследующие раса Ымру, взяли Гондэр, а 2 апреля эфиопы отступили от Май-Чоу под ударами артиллерии и авиации. Северный фронт фактически развалился, в середине апреля итальянцы вступили в Дэссе. Многие приближенные советовали дать бой у столицы, а затем развернуть партизанскую войну, но Хайле Селассие принял предложение Англии о предоставлении убежища. Он назначил главнокомандующим раса Ымру, самого способного из военачальников, и 2 мая выехал в Джибути. 5 мая итальянцы вступили в Аддис-Абебу, а 9 мая 1936 года Италия объявила об аннексии Эфиопии. 1 июня 1936 года королевским декретом была образована колония Итальянская Восточная Африка, куда вошли Эфиопия, Эритрея и Итальянское Сомали. Рас Ымру просил англичан о транзите оружия через Судан, но получил отказ; чтобы выиграть время, он просил Лигу наций о распространении британского мандата на ещё не оккупированную территорию (2/3 Эфиопии) и снова получил отказ. Захват Эфиопии был признан не только Германией (1936) и Японией (1937), но и Англией и Францией (1938); Советский Союз аннексии Эфиопии не признал.

Фашистам удалось разгромить эфиопскую армию и уничтожить власть императора, но они так и не сумели взять под контроль всю Эфиопию и не смогли справиться с партизанским движением. Фактически под их господством находилось не более 40% страны. Уже в конце июля 1936 года партизанские отряды во главе с эфиопскими феодалами пытались взять Аддис-Абебу, прорвались к императорскому дворцу. В 1936 году не подчинялись итальянцам бо́льшая часть Годжама и Шоа, Бэгемдыр и Сымен, а также многие районы к югу от столицы. Итальянцы располагали 200 тыс. чел. и вели активную борьбу против сил сопротивления. 30 июля 1936 года фашистами был расстрелян абунэ Петрос, присоединившийся к партизанскому отряду. Осенью 1936 года итальянцы предприняли наступление против раса Дэсты Дамтоу, возглавлявшего особо многочисленную группировку партизан. В декабре потерпел поражение рас Ымру, он сдался в плен (как и братья Каса в Шоа) и был отправлен в Италию. В январе 1937 года генерал-губернатор Итальянской Восточной Африки Родольфо Грациани предпринял решительный поход против раса Дамтоу, 13—15 февраля он был разгромлен у р. Аваш, взят в плен и расстрелян. 19 февраля имело место покушение на Грациани, в ответ за три дня фашистами было убито 30 тысяч человек.

Муссолини пытался решить проблему политическим путем. Итальянцы обещали Хайле Селассие большие деньги за отречение от престола, а в конце 1930-х годов предлагали стать королем «Амхаралэнда» за признание итальянской власти в остальной части Эфиопии. Император отверг все предложения, в глазах многих партизан его личность осталась символом независимости, хотя в этот период на трон претендовали многочисленные сыновья Иясу V, а часть феодалов к 1940 году стала склоняться к республике.

Между тем началась Вторая мировая война, 10 июня 1940 года открылись военные действия между Великобританией и Италией. Наступление англичан на итальянские владения началось только 19—20 января 1941 года. Англичане с эфиопами вторглись в Эритрею из Кассалы, в феврале британские войска начали наступление на Сомали из Кении, взяли Могадишо и двинулись вверх по р. Герер. В марте итальянцы были разбиты при Агордате, 10 марта морской десант из Адена захватил Берберу; англичане заняли Харэр, Дыре-Дауа, 6 апреля — Аддис-Абебу, в мае итальянцы капитулировали у Амба-Алаги. 5 мая 1941 года Хайле Селассие с эфиопскими частями и партизанами вступил в Аддис-Абебу, приурочив эту дату к потере столицы в 1936 году.

Освобожденные области Эфиопии пока что считались оккупированной территорией Италии, над ними (по договору с Хайле Селассие в марте 1941 года) установлена британская военная администрация (БВА). Между тем освобожденная Эфиопия с большим трудом преодолевала анархию. В начале октября 1941 года в районе Горе-Сайо восстал незаконный сын Лидж Иясу — Теодрос Иясу Ремо, он провозгласил себя императором, опираясь на оромо, лишь с помощью бельгийских подразделений он был разбит (середина ноября) и арестован. Осенью 1941 года гразмач Сера с оружием в руках требовал автономии для оромо и ликвидации шоа-амхарской гегемонии, но в октябре был кем-то убит. В ноябре Хайле Селассие просил англичан разоружить отряды оромо — англичане отказались, а у императора не было своих сил. Не раз оромо прямо выступали против власти Хайле Селассие, им помогали беглые итальянские офицеры (множество итальянцев ожидало репатриации). В марте 1942 года отряд из 600 человек под командованием Бенедетто Баруссо несколько раз разбил войска императора в районе Адди-Угри; племянник заключенного в тюрьму коллаборациониста раса Гугсы — Тэсфайе — организовал отряд в 500 чел. (с участием итальянцев) и вёл боевые действия в Тигре. Весной 1942 года в Северной Эфиопии действовала группа эфиопов-аскари (бывшие военнослужащие итальянских колониальных войск), ими командовал сицилиец Бельяр, с трудом разбитый. В октябре — ноябре 1942 года в Адди-Угри терроризировала население группа лейтенанта Онорати. Эфиопия очень медленно возвращалась к мирной жизни. За время оккупации подняли головы многие племена, ранее безоропотно подчинявшиеся императору, немало партизанских командиров выступали против монархии. Хайле Селассие дарил им земли, раздавал титулы и ордена; но критика не прекращалась, многих вождей партизан пришлось посадить в тюрьму, ликвидировать или сослать на периферию.

Правление Хайле Селассие в послевоенный период[править | править исходный текст]

31 января 1942 г. было заключено англо-эфиопское соглашение, согласно которому БВА ликвидировалась на б.ч. страны. Великобритания добилась использования только британских советников (из европейских), Огаден остался под английской оккупацией (английские войска находились в Эфиопии до 1954 г.). Император подчинил себе парламент, сосредоточил всю власть в своих руках, установил полный контроль над средствами массовой информации, пользуясь некритичным восприятием населения; его опорой стала армия (15 тыс.), гвардия (3 тыс.) и полиция (6 тыс.), свою роль играла и поддержка церкви. Сопротивление было очень активным. Восстание в Тигре в 1942—1943 гг. чуть не сокрушило режим Хайле Селассие, вождь мятежников — Хайле Мариам Рэдда — призывал к независимости Тигре, обещал, что ему поможет Англия (чем нейтрализовал её надолго) и нанес правительственным силам ряд поражений. Лишь когда на Тигре обрушились бомбардировки из британского Адена, восстание было подавлено (осень 1943 г.), Рэдда бежал в Эритрею, а повстанцы получили ряд уступок. Таким же образом закончилось восстание в Бэгемдыре, которое возглавлял герой войны Бэлай Зэллекэ (1944 г.) — против налогов и засилья шоанцев. Но к концу Второй мировой войны Хайле Селассие восстановил свою власть над страной. Губернаторы лишились права иметь войска, вступать в контакты с другими державами; на юге по-прежнему чиновники назначались из амхара Шоа, и лишь на севере — из местных уроженцев. Коррупция и казнокрадство процветали, но положительное сальдо во внешней торговле и добыча золота укрепили эфиопскую экономику. Хайле Селассие умело использовал проблему Эритреи, направлял на неё внимание народа; в конце концов он добился успеха в этом вопросе.

Реформы, начатые до войны, были продолжены, и в некоторых сферах доведены до конца. Рабство в стране было ликвидировано в 1951 г., не в последнюю очередь под давлением мировой общественности. Однако часть бывших рабов оставалась у прежних владельцев в качестве зависимых крестьян, батраков или домашней прислуги. Только в этот период чиновники и военнослужащие стали получать твердое жалованье из государственной казны. В 1944 г. была реформирована налоговая система. Денежным земельным налогом были обложены все землевладения независимо от того, обрабатываются они или нет. Это новшество затронуло интересы крупных землевладельцев центральных и южных областей, где им принадлежали крупные массивы невозделываемой земли. Одни из них продали пустующие земли зажиточным крестьянам, применявшим наемный труд, другие, не находя покупателей, отказались от части земель в пользу государства, чтобы не платить налога. В ряде случаев феодалы стали расширять запашку, прибегая к использованию наемного труда и превращаясь в сельскохозяйственных предпринимателей. Этот процесс обуржуазивания был характерен только для светского землевладения. В тех же областях, где преобладало церковное землевладение, духовенство цепко держалось за феодальные формы эксплуатации и всемерно сопротивлялось социальным реформам. Сам император, концентрируя внимание на развитии инфраструктуры, сознательно ограничивал развитие национальной буржуазии, особенно в деревне. Положение эфиопских крестьян, в своей массе жестоко страдавших от безземелья и малоземелья, почти не изменилось. Арендная плата за землю составляла от 1/2 до 3/4 урожая, крестьяне выполняли ряд феодальных повинностей, платили налоги государству; их обирали старосты, администраторы округов, судьи, полицейские.

Политические партии были запрещены. Принятая в 1955 г. конституция формально декларировала некоторые права и свободы, но по сути закрепила авторитарный режим императора и дискриминацию нехристианских народов. Среди чиновников преобладали амхара (составлявшие около четверти населения), реже тиграйцы и ещё реже оромо. При дворе шла непрерывная всеобщая борьба за влияние на императора и его благосклонность. Хайле Селассие старался играть роль арбитра и на всех уровнях госаппарата создавал враждующие группы чиновников, назначая их из соперничающих кланов. К середине ХХ века Эфиопия оказалась одной из самых отсталых стран Африки. Доход на душу населения составлял 25,6% от африканского и 6,6% от мирового уровня. Потеряв долю власти, аристократы активно занимались бизнесом, а императорская семья в этих же целях распоряжалась казной; но инвесторы почти не появлялись, транснациональные корпорации не интересовались Эфиопией — здесь не было уникальных природных ресурсов. Большое значение в сфере бизнеса стала играть новая бюрократия — чиновники, выдвинувшиеся и сколотившие состояния при Хайле Селассие. Из-за ввоза предметов роскоши (8 % импорта составляли дорогие автомобили) и «ножниц цен» (Эфиопия экспортировала сырье и импортировала изделия из него же) в 1956—1974 гг. существовал устойчивый внешнеторговый дефицит. Внешний долг возрастал, хотя Эфиопия стремилась выдерживать сроки погашения долгов, и все больше валютных доходов и западной валютной помощи уходило на его погашение. В 1950-80-х гг. были в значительной степени сведены уникальные эфиопские леса, занимавшие почти половину территории страны — фактически имела место экологическая катастрофа.

Во внешней политике Хайле Селассие боролся против колониализма и выступал за всеобщий мир, чтобы разрушить впечатление о консервативности режима и убедить население в своей популярности за рубежом. В 1952 г. император добился большого успеха — воссоединения Эритреи с Эфиопией, согласно решению ООН. Страна получила выход к Красному морю. Поскольку в ближайшие годы независимость обрели Судан (1956 г.), Сомали (1960 г.) и Кения (1963 г.), Эфиопия больше не была окружена владениеми европейских держав. От засилья англичан Хайле Селассие избавился, опираясь на США, которым в мае 1953 г. была предоставлена военная база в Асмэре. На Эфиопию приходилось свыше половины американской военной помощи, поступавшей в Африку. В стране не осталось ни английских войск, ни советников; Эфиопия посылала свой контингент в Корею, а американцы поддержали Эфиопию в эритрейском вопросе. Но возникла другая проблема: хотя создание федерации Эритреи и Эфиопии (декабрь 1952 г.) укрепило популярность Хайле Селассие у его подданных, среди жителей Эритреи преобладало недовольство. Объединение с монархической Эфиопией больно ударило по Эритрее (этническая и языковая дискриминация, ликвидация демократических институтов); когда же через десять лет был упразднен автономный статус Эритреи (1962 г.), там началась полномасштабная вооруженная борьба за независимость.

Провозглашение либеральных свобод в конституции 1955 г. было главным образом уступкой внешнему миру — ни один эфиоп не решился бы потребовать отставки государственного чиновника, послать письмо в газету с его критикой, и ни одна газета не опубликовала бы его. Эфиопские чиновники были бездельниками «с изнеженными руками, которые почти всегда подняты в пренебрежительном жесте отказа». Людям внушалось, что только император знает, что нужно народу; служебная активность не поощрялась, парламент прямо (сенат) или косвенно (палата депутатов) формировался императором и заботился только о своем жалованье. Любая критика из США, Европы или СССР преподносилась населению, на 98-99% неграмотному, как посягательство на независимость Эфиопии со стороны иностранцев — фэрэнджоч.

Желание перемен постепенно захватило армию и часть высших чиновников. В 1950-х гг. консерваторов возглавлял рас Асратэ Каса, либералов — рас Йильма Дэрэса, он опирался на выпускников западных вузов. Премьер-министр (в 1961—1974) Аклилу Абтэ-Уольдэ выдвигал идею создания «Великой Эфиопии» от мыса Рас Кассар до Индийского океана. Либералы Ындалькачоу Мэконнына выступали за ускоренное развитие капиталистических отношений. В 1958—1959 гг. страну охватил голод, недовольство резко усилилось. 13 декабря 1960 г., во время визита Хайле Селассие в Бразилию, произошла попытка переворота в Аддис-Абебе, во главе его стояли братья Ныгуай — командир гвардии генерал Менгисту и губернатор Джиджиги Гырмаме, они провозгласили нелюбимого старшего сына Хайле Селассие — Асфа Уосэна, надеясь на бескровный переворот, но их не поддержала армия, мятеж был подавлен. 16 декабря император вернулся и овладел ситуацией, многие участники покончили с собой (Гырмаме-Ныгуай) или бежали, перебив 15 чиновников-консерваторов; раненого Менгисту вылечили и казнили. Но эти события стали рубежом, после которого усилилось брожение; в военной академии в Харэре, где преподавал Менгисту (а также немало индийцев), училось много будущих революционеров. Министрами император назначил ряд либералов, вскоре провел амнистию, часть заговорщиков даже вернул на высокие посты. Он выдвинул доктрину «демократического общества» — реформ, напоминающим «белую революцию» в Иране. На армию, остававшуюся главной опорой режима, были выделены большие средства. Но вскоре и здесь начались заговоры и бунты (1961, 1964, 1966, 1969 гг.), столь же быстро и жестко подавленные. В 1967—1969 гг. впервые произошли большие студенческие выступления.

Ещё в 1958 г. в Эритрее было создано Эритрейское освободительное движение (ЭОД). Война в Эритрее разгорелась с сентября 1961 г., тогда же был создан Фронт освобождения Эритреи (ФОЭ), возглавленное шейхом Идрисом Мохаммедом Адемом; в 1970 г. от неё откололся Народный фронт освобождения Эритреи (НФОЭ). ФОЭ составляли и возглавляли мусульмане, в НФОЭ входили и христиане, эта организация постепенно вобрала в себя многих членов ЭОД и ФОЭ. Между ФОЭ и НФОЭ тоже происходили столкновения — одновременно с действиями против императорских войск и полиции. Обе группировки ставили целью независимость и присоединение к арабскому миру. Хайле Селассие держал в Эритрее 10 тыс. чел., сражающихся с повстанцами, в то же время несколько раз отменял недоимки и налоги, выделял дотации на развитие сельского хозяйства Эритреи, много молодежи послал учиться в столицу и за рубеж. Но замирить эритрейцев не удавалось, всеобщая амхаризация порождала сепаратистские движения и в других частях Эфиопии (не без провокаций извне). В 1963—1970 гг. продолжалось восстание Вако Гуту в юго-восточной провинции Бале, одной из самых бедных провинций, где крестьянам жилось наиболее тяжело; к беднякам присоединились феодалы — оромо и сомали, наметились контакты с Могадишо. Силой и подкупом мятеж был подавлен, много земель в Бале отдано поселенцам-христианам. Ожесточенное восстание в Гондэре в 1968 г., в горах Чэрчэр в 1973 г. (здесь был создан Фронт освобождения оромо) имел ту же причину — недовольство засильем амхара.

Падение монархии. Правление коммунистов[править | править исходный текст]

Толчком к революции 1974 стала большая засуха 1972—1974, которая привела к гибели 100 тыс. чел. В ходе её продолжались экспорт зерна из страны и расхищение продовольствия, полученного в качестве гуманитарной помощи. Накануне революции 90% земель принадлежало феодалам, императорской семье и церкви, 90% крестьян почти не имело земли. В этот же период произошло резкое вздорожание нефти, что повлекло за собой рост цен на внутреннем рынке Эфиопии. Засуха особенно тяжело ударила по Эритрее, где началось новое большое восстание.

В январе — феврале 1974 произошли мятежи в воинских частях и демонстрации молодежи. 18 февраля 1974 началась забастовка учителей, затем — таксистов, народ вышел на улицы, громя роскошные магазины и автомобили. Хайле Селассие обещал повысить зарплату, в том числе армии, но военные потребовали отставки министров, пересмотра конституции и либеральных свобод. 27 февраля императору пришлось отставить премьера, его место занял Ындалькачоу Мэконнын, но реформы быстро углублялись, армия выдвигала все новые требования и неуклонно шла к захвату власти, даже императорская гвардия примкнула к движению. 28 июня военные создали Координационный комитет вооруженных сил (ККВС), во главе — майор Менгисту Хайле Мариам; 22 июля ККВС отстранил и нового премьера, пытавшегося противодействовать армии.

12 сентября император был низложен и арестован, создан Временный военно-административный совет (ВВАС), во главе его поставлен генерал Аман Микаэль Андом, 1-м заместителем стал Менгисту Хайле Мариам, представители соответственно умеренного и радикального крыла. На трон был возведен Асфа Уосэн — только как ныгус, а не ныгусэ-нэгэст (он часто болел и сейчас лечился в Швейцарии). 23 ноября Андом был отстранён от власти в ходе борьбы внутри ВВАС (позже он был убит), в ноябре расстреляно 60 высших чиновников. ВВАС возглавил генерал Тэфэри Бенти (1974—1977), также выступавший против радикалов. Год спустя Хайле Селассие I был тайно убит[1] (август 1975 г.), а его сын Асфа Уосэн лишен престола. С 21 марта 1975 года государство стало называться «Социалистическая Эфиопия».

Часть армии (ВВС, инженерный корпус), а также студенты, профсоюзы, интеллигенция потребовали передачи власти гражданским, но ВВАС решительно пресекал такие попытки, проводил чистки, расстрелы. В ходе междоусобиц внутри самого ВВАС только в первые три года погибло 20-30 высших чиновников. В эмиграции, в Лондоне, был создан Эфиопский демократический союз (ЭДС) — монархисты и другие правые, её штаб-квартира находилась в Судане, их финансировали американцы; в 1975 сложилась марксистская Эфиопская народная революционная партия (ЭНРП) — обе развернули борьбу против ВВАС. Сепаратисты поднялись на окраинах, то в союзе, то враждуя с ЭДС и ЭНРП. Аддис-Абеба оказалась в огненном кольце. Между тем военные уже с 1975 г. проводили важные реформы, прежде всего аграрная, уничтожившая феодализм; были национализированы 72 крупные местные и иностранные компании, 13 страховых компаний, ряд банков и доходных домов.

Менгисту Хайле Мариам возглавил режим в феврале 1977, после убийства Тэфэри Бенти, тогда же объявил о раздаче народу оружия для пресечения террористической деятельности, к которой якобы прибегала ЭНРП; в ходе «красного террора» было убито 5 тыс. чел., таким способом удалось сломить ЭНРП. Эфиопия разорвала дипломатические отношения с США, Англией и ФРГ.

В 1977—1978 произошёл военный конфликт с Сомали. Обе эти страны к тому времени объявили о своем намерении строить социализм, обе являлись союзниками СССР; советские корабли базировались и в Сомали (порт Бербера) и в Эфиопии (порт Массауа). Но Сомали поддерживало волнения в прилегающей эфиопской области — Огаден, а 23 июля 1977 развязало против Эфиопии войну. Основное население Огадена составляла сомалийская народность исса, составлявшее одну из главных этнических групп в самом Сомали. Исса были мусульманами, вследствие чего конфликт с самого начала принял оттенок войны христианской Эфиопии и мусульманского Сомали.

Москва оказалась перед сложным выбором: она пыталась примирить враждующих союзников, но это ей не удалось. Руководство Советского Союза приняло решение поддержать Эфиопию, поскольку правящий режим ВВАС производил впечатление более революционного. Кроме того, потенциал влияния Эфиопии в Африке казался более высоким, чем у Сомали; наконец, сомалийцы выступали в роли агрессоров. Правительство Сомали немедленно разорвало отношения с Москвой (ноябрь 1977) и обратилось за помощью к Вашингтону. Американцы оказали помощь, но она была недостаточной. Государственный секретарь Сайрус Вэнс выступал против помощи Сомали; помощник президента США по национальной безопасности Збигнев Бжезинский, напротив, считал нужным «дать отпор проискам СССР в Африке». Решительных шагов Вашингтон так и не предпринял. Вторгшиеся в Огаден войска Сомали (20 тыс. чел., с авиацией и тяжелой техникой) продвинулись в Харэрге на 700 км, в Бале и Сидамо — на 300 км, уже к сентябрю 1977  они овладели 90% Огадена — из-за того, что эфиопские войска были сосредоточены в других районах, где вели борьбу против партизан и террористов. В целом сомалийцы взяли под контроль пятую часть Эфиопии, однако последней оказали помощь СССР, ГДР, Куба и Южный Йемен. Фидель Кастро перебросил по воздуху в Эфиопию 5-тысячный воинский контингент, в январе 1978 кубинцы остановили сомалийцев на подступах к Харэру. В феврале — марте колонны сомалийцев были наголову разбиты кубинско-эфиопскими частями у Дыре-Дауа и Джиджиги; 9 марта 1978 Сомали заявило о прекращении войны и отводе войск — они ушли до середины марта, однако вторжения сомалийцев, опирающихся на «Фронт освобождения Западного Сомали», повторялись до 1986.

20 ноября 1978 года был подписан советско-эфиопский договор о дружбе и сотрудничестве; порт Массауа остался важной советской базой на Красном море. Советская и кубинская помощь помогла Менгисту Хайле Мариаму отразить нападение Сомали, но главную опасность по-прежнему представляла Эритрея. К середине 1978  здесь было убито около 13 тыс. эфиопских солдат, 200 тыс. чел. стали беженцами; эритрейцы взяли семь городов, блокировали Асмэру, Асэб, Массауа и Барэнту. В 1979 ВВАС разбил, но не сломил эритрейцев, неудачен был и «красный марш» в Эритрею крестьян и горожан из внутренних районов. Между тем в разных районах сложились опасные вооруженные формирования: ещё с 1970 в провинции Тигре действовал Народный фронт освобождения Тигре (НФОТ), выступавший за создание «Великого христианского Тыграя»; к концу 1980-х этот лозунг сменила программа освобождения всех народов Эфиопии от коммунистического режима. В 1975 был создан Фронт освобождения афаров (сторонники свергнутого султана Али Мираха Анфере, который пытался после свержения Хайле Селассие отделить от Эфиопии земли афаров); его удалось разгромить. В 1970-х действовал также Фронт освобождения оромо — за создание независимой Оромии, ещё ряд фронтов в других провинциях. Хотя к 1980 эфиопским коммунистам удалось добиться победы над всеми инсургентами, они так и не смогли полностью навести порядок и подавить всех недовольных.

В 1983 году Эфиопия провела операцию «Красная звезда» против Судана, основной целью которой было предотвратить бегство в Судан как граждан Эфиопии, так и разгромить базы находившихся там боевиков, боровшихся за независимость Эритреи.

Среди эфиопских коммунистов не было единства, постоянно шла борьба фракций и борьба между военными и гражданскими. Попытки коллективизации сельского хозяйства привели только к дальнейшей его деградации. Засухи 1978—1980, 1982—1985 и 1987—1988  довершили катастрофу. Умирающие от голода дети-скелеты стали «визитной карточкой» нового режима. Во время голода 1983—1984 гг. в Эфиопии погибло около 1 миллиона человек. В 1984 Израиль при поддержке Судана и США даже предпринял операцию «Моисей», в ходе которой фалаши, как исповедующие иудаизм, были вывезены из Эфиопии и получили израильское гражданство. Оставшимся в Эфиопии было не на что рассчитывать: положение не спасала ни гуманитарная помощь, ни поддержка со стороны социалистического лагеря. Число жертв, пострадавших от засухи конца 1980-х, достигло 6,5 миллионов человек. Новый режим полностью себя дискредитировал.

Падение коммунистического режима[править | править исходный текст]

10 сентября 1987 г. ВВАС был упразднен и провозглашена Народно-демократическая республика Эфиопия (НДРЭ). Менгисту Хайле Мариам стал президентом (1987—1991). Некоторое время он ещё надеялся преодолеть кризис. В 1986—1988 гг. были нормализованы отношения с Сомали (в апреле 1988 г. разведены войска, восстановлены дипломатические отношения). Зато осенью 1987 г. НФОЭ, победивший к тому времени все соперничающие группировки в ожесточенных боях, начал новое наступление на правительственные силы. К весне 1988 г. почти вся территория Эритреи, кроме городов Асмэра, Асэб, Массауа и Кэрэн, оказались под контролем НФОЭ, насчитывавшей 30 — 40 тыс. чел. У НФОТ в Тигре было 10 тыс. чел., у НФОЭ в Эритрее — даже танки, бронетранспортеры, артиллерия; штаб-квартира находилась в Орота — лабиринте узких ущелий в засушливом горном районе северной Эритреи.

В марте 1988 г. в сражении при Афабете (56 км к северо-востоку от Кэрэна) эритрейцы нанесли тяжелое поражение эфиопской армии, взяли хорошо укрепленный Афабет, где находились крупнейшая военная база эфиопской армии и центр военной разведки, большой склад оружия и боеприпасов. В этой битве потери эфиопской армии составили до 20 тыс. убитых и взятых в плен; после сражения у Афабета стало ясно, что разгром эфиопской армии — лишь вопрос времени. Неудачи в войне против повстанцев совпали с политическом кризисом в Советском Союзе, который уже не мог активно помогать эфиопскому режиму. В 1989 г. Москва отозвала из Эфиопии своих военных советников. В феврале 1990 г. эритрейцы взяли Массауа, весной 1991 г. войска Менгисту были окончательно выбиты из Эритреи, только в нескольких городах ещё держались окруженные гарнизоны.


Эфиопия после Менгисту[править | править исходный текст]

Лидеры Народного фронта освобождения Тигре (НФОТ) первоначально ставили те же цели, что и эритрейские повстанцы — отделение от Эфиопии, но постепенно НФОТ превратился в главную силу, противостоящую правительству, и объединил вокруг себя разнородные движения, стремящиеся к свержению режима. 19 мая 1991 г. эритрейцы нанесли эфиопам очередное поражение при Дэкэмхаре, в 40 км к югу от Асмэры. Почти одновременно вооруженные отряды оппозиции (многие из них были выходцами из Тигре и принадлежали к НФОТ, причем большинство повстанцев составляли 14-16-летние мальчики) подошли к Аддис-Абебе. 21 мая 1991 года Менгисту Хайле Мариам бежал в Зимбабве, 24 мая отряды НФОЭ вошли в Асмэру, 25 мая отняли у деморализованной эфиопской армии порт Асэб. 28 мая отряды оппозиции вступили в Аддис-Абебу. НФОЭ взял под свой контроль всю территорию Эритреи, причем последняя пока не получила независимости — между НФОЭ и коалиционным Переходным правительством Эфиопии была достигнута договоренность о референдуме в апреле 1993 г.

После падения Менгисту власть в Аддис-Абебе перешла к Революционно-демократическому фронту народов Эфиопии (РДФНЭ); его костяком стало руководство НФОТ, а гегемония в государстве перешла к выходцам из Тигре. 22 июля 1991 г. президентом Эфиопии стал Мелес Зенауи (1991—1995). О возвращении к монархии речи не заходило, хотя сын Хайле Селассие I — Амха Селассие — в 1988 г. провозгласил себя в Лондоне императором Эфиопии. Главным новшеством стала коренная реформа административно-политического устройства. Вместо прежних традиционных провинций было создано восемь неравных по размеру штатов, сформированных на национальной основе: Тигре, Амхара, Оромо, Сомали, Афар, Гамбела, Бенишангул-Гумуз и Регион Народов и народностей юга (РННЮ) к юго-западу от Аддис-Абебы. Каждый народ получил право создавать свои политические организации, которые активно участвовали в местных выборах. С 23 августа 1995 г. государство получило название Федеративная Демократическая Республика Эфиопия. С 1995 г. страна стала парламентской республикой, поэтому Мелес Зенауи с августа 1995 г. сменил пост президента на должность премьера, сохранив за собой всю полноту власти. Правившие после него президенты — Негасо Джидада (1995—2001) и Гырме Уольде-Гийоргис (с 2001 г.) принадлежат к оромо (оба христиане: первый — протестант, второй — монофизит).

На референдуме в Эритрее 23—25 апреля 1993 г. за независимость высказалось практически всё население, и 24 мая 1993 г. Эритрея отделилась от Эфиопии. Аддис-Абеба сумела добиться от Эритреи некоторых льгот и привилегий (свободное использование порта Асэб для внешней торговли, право государственной эфиопской авиакомпании «Эфиопия эйрлайнз» пользоваться аэродромом в Асмэре, хождение в Эритрее эфиопской денежной единицы бырра, свободное пересечение эфиопско-эритрейской границы гражданами обеих стран).

Новый режим Эфиопии довольно успешно справился с экономическими трудностями. Если раньше почти единственной статьей эфиопского экспорта был кофе, вследствие чего каждый неурожай наносил тяжелый удар по финансам и хозяйству страны, то сегодня Эфиопия экспортирует и другие продукты сельского хозяйства. В последние годы в стране началась разведка запасов нефти и газа. Во внешней политике Аддис-Абеба ориентируется на Вашингтон, стремясь быть главным союзником США в борьбе с терроризмом в Восточной Африке. Однако у Эфиопии осталось немало проблем, порождённых главным образом растущими национальными амбициями крупнейших народов, проживающих в стране, а также напряженными отношениями с соседями — Эритреей, Суданом и Сомали. Тиграйцы, составляющие всего 6% населения, не стремились установить такую же гегемонию, как прежде амхара, и предоставили остальным нациям долю в управлении страной, особенно на местах. Но правительство весьма жестко пресекает сепаратистские и автономистские устремления некоторых национальных общин. Ещё в 1992 г. тиграйцы не позволили Фронту освобождения оромо (ФОО), принявшему участие в свержении Менгисту Хайле Мариама, добиться успеха на всеобщих выборах: они противопоставили ФОО Демократическую организацию народа оромо, которая и набрала большинство голосов. Попытка руководства ФОО обжаловать итоги выборов привела к разоружению формирований оромо и аресту 20 тысяч человек, которые были освобождены в течение следующих трех лет. В 1994 г. правительство развернуло боевые действия против вооруженной организации Сомали — Национально-освободительного фронта Огадена (НОФО). Но, как выяснилось, формирования оромо и сомали далеко уступают по боевым качествам правительственным частям, составленным из тиграйцев и амхара. Не представлял особой угрозы и созданный в 1993 г. Объединённый революционно-демократический фронт Афар (ОРДФА), против которого вначале вели совместную борьбу власти Эфиопии и Эритреи; с началом Эфиопо-эритрейского конфликта в 1998 г. ОРДФА раскололся на две организации, одна из которых поддерживала Эритрею, другая — Эфиопию. В 2000 г. правительство Аддис-Абебы возобновило войну против вторых, поддерживая первых. В целом движение афаров, населяющих главным образом пустынные местности, тоже не представляет особой угрозы для правительства. Ещё легче власти Эфиопии справлялись с национальными движениями мелких народов: к примеру, в 1995 году центральные власти без каких-либо вредных для себя последствий арестовали практически всех членов правительства Бенишангул-Гумуза за «узкий национализм».

Враждебность трёх соседних стран Аддис-Абеба компенсировала не только союзом с США, но и дружбой с Кенией, а также тесными связями с непризнанным государством Сомалиленд — бывшим Британским Сомали. После разрыва отношений с Эритреей эфиопы поддерживают контакты с внешним миром как через Джибути, так и через Берберу — главный порт Сомалиленда. Поскольку в Огадене обнаружены крупные запасы газа, вполне возможен его транзит по кратчайшему пути, то есть через Берберу — по территории самопровозглашённой республики.

Конфликт из-за спорных территорий, прежде всего пограничного района Бадме (между средними течениями рек Мареб и Тэкэзе) привел к Эфиопо-эритрейскому конфликту 1998—2000 гг. 6 мая 1998 г. эритрейцы захватили Бадме, затем Алитену и Заламбэссе. Эфиопы не решались перейти в контрнаступление до 6 февраля 1999 г., пока не закупили новые партии вооружения и не провели новую мобилизацию. В феврале 1999 г. эфиопские войска ценой больших потерь отняли Бадме, однако эритрейцы успешно сопротивлялись превосходящим силам на других участках фронта в течение марта — июня 1999 г. Эфиопы снова укрепили свою армию и в мае 2000 г. возобновили наступление, взяли города Тэсэнэй и Барэнту. Асмэра сначала приняла международное посредничество, но 5 июня эритрейцы внезапно атаковали эфиопские войска и захватили Тэсэнэй. Однако превосходящие силы эфиопов нанесли им поражение и снова заняли Тэсэнэй, а на восточном участке фронта эфиопы едва не взяли порт Асэб на Красном море. 20 июня 2000 г. перемирие окончательно вступило в силу, и противоборствующие стороны развели войска. Международная арбитражная комиссия в 2002 г. признала за Эритреей почти весь район Бадме и половину спорных участков на восточном фронте. Эфиопия осталась весьма недовольна этим решением и отказалась выполнить его. Вопрос о границе до сих пор остается нерешённым.

В начале XXI века в Эфиопии сохраняется напряженность в отношениях между центральной властью и народами оромо и сомали. После неудач, постигших в 90-х годах христианскую часть оромо, проживающую к западу от столицы, лидерство перешло к «мусульманскому крылу». Оромо-мусульмане, населяющие обширные районы к юго-востоку от столицы, создали Исламский фронт освобождения Оромо. В этот же период возросло влияние исламской организации сомали — «Аль-Иттихад Аль-Ислами», действующей как в Эфиопии, так и в Сомали, которое с 1991 г. находится в состоянии полной анархии. В конце 2003 — начале 2004 гг. в западном штате Гамбела (бывший Иллубабор) произошли нападения на представителей центральной власти, что вызвало ответные репрессии с массовыми убийствами. Активизировались и амхара, которые устроили массовые протесты из-за фальсификации выборов (в мае и ноябре 2005 г.) Это привело к арестам лидеров амхарских партий и закрытию многих печатных изданий на амхарском языке.

В 1997, 2000 и 2006 гг. Эфиопия вмешивалась в междоусобную войну на территории Сомали. Особенно важными были события 2006—2007 гг. В июне 2006 г. Совет исламских судей Сомали (СИСС, аналог движения «Талибан» в Афганистане) взял под контроль Могадишо, а вскоре и значительную часть территории Сомали. Совет исламских судей немедленно получил по воздуху помощь из Эритреи оружием и амуницией, которые тут же начал передавать антиправительственным группировкам в Эфиопии. Тогда Аддис-Абеба развернула активную помощь переходному правительству, сформированному в 2004 г. из военных и племенных вождей под эгидой ООН, а теперь изгнанному из сомалийской столицы. Эфиопы оказали ему помощь советниками и оружием, а затем ввели войска в пограничные районы Сомали. Руководители СИСС предъявили эфиопам 7-дневный ультиматум и 20 декабря начали атаку, однако уже через несколько дней рыхлое ополчение исламистов было наголову разбито эфиопскими войсками. 28 декабря 2006 г. эфиопы заняли Могадишо, 5 января 2007 г. — город Кисмайо на крайнем юге Сомали. Флот и авиация США и сухопутные войска Кении были готовы поддержать эфиопскую армию, однако она без труда подавила и рассеяла остатки исламистов вплоть до сомалийско-кенийской границы, восстановив в Могадишо переходное правительство во главе с Абдуллахи Юсуф Ахмедом. Быстрая и лёгкая победа имела большой резонанс и заметно повысила международный авторитет Эфиопии. В настоящее время эфиопские силы фактически являются главной опорой переходного правительства Сомали, а тем самым и единственным гарантом посредничества ООН в этой стране.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. В интервью, данном итальянским журналистам в 1995 году, Менгисту Хайле Мариам отрицал факт убийства смещённого императора. Он говорил: «В этом не было нужды. Он был старый, больной и его никто не любил. Думаю, что он умер естественной смертью» (Буралов А. Откровения красного негуса // Новое время — 1995 — % 25 — С.27.)

См. также[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

  • Абиссиния / М.-Л., 1936
  • Левин И. Д. Современная Абиссиния / М.1936.
  • Вобликов Д. Р. Эфиопия в борьбе за сохранение независимости. 1860—1960/М.1961.
  • Эльянов М. В. Эфиопия / М.1967.
  • Ягья В. С. Эфиопия в 1941—1954 годах /М.1969.
  • Бартницкий А., Мантель-Нечко И. История Эфиопии; издательство «Прогресс», 1976.
  • Национально-демократическая революция в Эфиопии /М. 1976
  • Коровиков Р. И. Эфиопия — революции годы / М.1976.
  • Кокиев А.Г. Эфиопия строит новую жизнь / М.1977.
  • Ягья В. С. Эфиопия в новейшее время /М.1978.
  • Гальперин Г. А. Эфиопия /М.1978
  • Громыко Ан. А. Советско-эфиопские отношения/ м.1979.
  • Коровиков Р. И. Эфиопия / М.1981.
  • Современные проблемы и внешняя политика Эфиопии / М.1982
  • Шараев В. И. Эфиопия шагает в будущее / М.1984.
  • Гальперин Г. А. Эфиопия: революция и деревня / М.1985.
  • Учредительный съезд Рабочей партии Эфиопии / М.1987.
  • Лобаченко Г. И. Были эфиопской революции.
  • Кобищанов Ю. М., Райт М. В. Исторический очерк в кн. «История Эфиопии»; издательство «Наука», 1988.
  • Чернецов С. Б. Эфиопская феодальная монархия в XIII—XVI веках/ М.1982.
  • Ципкин Г. В. Эфиопия 1850 — начало ХХ века / М.1980.
  • Цыпкин Г. В., Ягья В. С. История Эфиопии в новое и новейшее время. Издательство «Наука», 1989.
  • Нечай Павел. Военно-политическая ситуация в Эфиопии 1991—2006 гг. [1]
  • Татков О. Спецкомандировка в Эфиопию (Воспоминания военного врача, 1989—1990) [2]

Ссылки[править | править исходный текст]