Марена (мифология)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Марена
Letohrádek Kinských - Musaion 712.jpg
Чучело
Воплощение Смерти, зимы
Мифология Славянская
Пол женский
В иных культурах Марс
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Марена (польск. Marzan(n)a, Śmiertka, словацк. Morena, Marmuriena, чеш. Morana, Smrtka, укр. Марена) — в западно-[1] и в меньшей степени восточно-славянской традиции[2] женский мифологический персонаж, связанный с сезонными обрядами умирания и воскресания природы. Имя Марены[3] или Мары[4][5] носит чучело, кукла или деревце в ритуалах проводов зимы и встречи весны[1].

Функции и происхождение[править | править код]

Марена. Польша

Женское имя Марена упоминается в найденных в Великом Новгороде в 1997—2005 годах берестяных грамотах № 794, 798, 849, 955, датированных второй—третьей четвертью XII века. Также часто встречается в старых украинских и польских актах[6][7]; например "свою дъвку на имь Марену" в староукраинской грамоте 1393 года[8][9].

В хронике «Польская история» Яна Длугоша Marzyana названа «Церерой» древних поляков[10].

Образ Марены, по первоначальному этимологическому родству или по вторичному звуковому уподоблению, связывается со смертью и сезонными аграрными обрядами умирания и воскресания природы[4]. Чешская Морана (старочеш. Morana) в подложных глоссах из «Mater Verborum» отождествляется с Гекатой и Прозерпиной-Персефоной («Ecate, trivia vel nocticula, Proserpina»)[3]. Вяч. Вс. Иванов и В. Н. Топоров связывают имя Марены с именем римского бога войны Марса[3], первоначально также имевшего аграрные функции, восстанавливая общую праформу *Mǒr- (допуская при этом, что позже, возможно, произошло смешение — в духе народной этимологии, — корней *Mǒr- и *mer-, «смерть», в результате чего божество плодородия стало ассоциироваться ещё и со смертью)[11]. В популярных публикациях Марена часто описывается исключительно как богиня смерти; именно так зачастую трактуется её образ в неоязыческой сфере[12][13].

У словенцев Помурья во время встречи весны в Юрьев день, когда водили «Зелёного Юрия» или «Весника», зиму называли Бабой Ягой:

Оригинал
Zelenega Jurja vodimo,     
Maslo in jajca prosimo,
Ježi-babo zganjamo,
Mladoletje trosimo![14]

Перевод
Зелёного Юрия водим,
Масло и яйца просим,
Бабу-ягу прогоняем,
Весну рассыпаем!

Народные обряды[править | править код]

Как правило, чучело Марены сооружали из соломы, которую насаживали на шест. Одевали Марену либо в тряпьё, либо в праздничную одежду; иногда в белое платье или костюм невесты; украшали лентами, скорлупками яиц, украшениями из лоскутков и соломы. Лужичане одевали чучело в рубаху последнего умершего в селе человека и подвязывали поясом последней вышедшей замуж невесты[1].

Обычно Марена имела женский облик, её готовили и носили по селу девушки. В некоторых местах чешско-словацкого и смежного с ним польского ареала также делалось и мужское чучело, которое носили парни[1].

Обряд известен в Словакии, Моравии, Чехии, Польше (Великопольша, Силезия, Мазовия, Подлясье, Келецкое, Люблинское, Краковское воеводства), Лужице, Каринтии, а также в Венгрии и Австрии. Сходные обряды выноса и уничтожения соломенного чучела встречаются у балканских и отчасти у восточных славян (см. Иван Купала, Кострома, Русальная неделя, Масленица)[1].

Чучело Марены, брошенное в реку. Катовице, Польша, 2012

Обряд исполнялся в одно из воскресений в конце Великого поста (чаще всего в 4-е или 5-е, называемые у словаков «Черным», «Смертным», «Мареновым» — Čierna, Smrtna, Marmuricnova nedeľa, у чехов — Smrtna neděle, иногда в 6-е, Вербное — Květná neděle). Марену несли с песнями за село и там уничтожали: топили (словац., чеш., морав., пол.), сжигали (пол., чеш.), разрывали на части (морав.), забрасывали на дерево (морав.), разбивали о дерево (словац.), били палками (словац., морав.), закидывали камнями (морав.), сбрасывали в пропасть (морав.), закапывали в землю (чеш.) и т. п. Уничтожение должно было быть окончательным: следили, чтобы Марена сгорела полностью, брошенную в воду Марену забрасывали камнями до тех пор, пока она не утонет, разбитое чучело сжигали на костре[1].

Верили, что уничтожение чучела обеспечит скорый приход лета, хороший урожай, сохранит село от наводнений и от пожара, защитит от мора и смерти, а девушкам обеспечит замужество. Участие в обряде выноса Марены являлось оберегом от различных несчастий. Тот, кто не ходил со «Смертью» или опоздал к началу обряда, был уверен, что в этом году умрёт сам или похоронит кого-либо из своей семьи (морав.)[1].

Как правило, после уничтожения чучела Марены следовала вторая часть обряда: там же, за селом, молодёжь украшала жердь, на которой было укреплено чучело, или специально срубленное в лесу зелёное деревце, ветку лоскутками и лентами; одежду, снятую с Марены, надевала здоровая девочка или специально избранная «королева» (kralovna), и все возвращались с песнями в село, поздравляя с приходом весны. За это их одаривали и угощали. Зеленые ветки или деревца — символ наступающей весны, жизни, здоровья (см. Деревце обрядовое). Деревце называлось maj, leto, nove leto, letecko (словац.), nove lito (чеш.), majiček (морав.)[1].

На Украине на Авдотью Плющиху носят по деревням и полям чучело, одетое в женское платье, которое называется Марена или мара (призрак). Эту мару провожает толпа детей, парней, девушек и молодиц при громком пении[15]. Мареной на Украине называли и купальское деревце, украшенное венками, цветами, бусами и лентами. Около него ставили соломенную куклу, одетую в женскую рубаху — Купало. Пока девушки пели и скакали через костёр, парни подкрадывались, отнимали Марену, разрывали, разбрасывали или топили в воде. Части разорванной Марены девушки относили в огород для плодородия[2].

Схожее название и функции у болгарского обряда Мара Лишанка, исполняемого девушками в среду на пасхальной неделе[16].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Валенцова, 2004, с. 180.
  2. 1 2 Валенцова, 2004, с. 182.
  3. 1 2 3 Мара ; Марена / В. В. Иванов, В. Н. Топоров // Мифологический словарь / гл. ред. Е. М. Мелетинский. — М. : Советская энциклопедия, 1990. — С. 337, 338.
  4. 1 2 Иванов, Топоров, 1988, с. 110.
  5. Мара // Толковый словарь живого великорусского языка : в 4 т. / авт.-сост. В. И. Даль. — 2-е изд. — СПб. : Типография М. О. Вольфа, 1880—1882.
  6. Словник староукраїнської мови XIѴ–XѴ ст., 1–2, Київ, 1977–1978. Т.1.С.576.
  7. Slownik staropolskich nazw osobowych. T. VIII. Wroclaw etc., 1965-1987. III. 3. С. 413
  8. А. М. Молдован. Житие Андрея Юродивого в славянской письменности.. — М., 2000. — С. 267.
  9. Янин В.Л., Зализняк А.А., Гиппиус А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1997-2000 гг.). Т. XI.. — М.: Русские словари, 2004. — С. 25. — 164 с.
  10. Гейштор А. Мифология славян. — М.: «Весь мир», 2014. — С. 178-179.
  11. Иванов, Топоров, 1987, с. 531.
  12. «Богиня Марена (Мара)» на «Славянском Информационном Портале» (недоступная ссылка). Дата обращения 2 сентября 2012. Архивировано 16 августа 2012 года.
  13. «Мара (Марена)» на «Славянском языческом портале»
  14. Pesmi obredne
  15. Терещенко, 1999.
  16. Агапкина, 2002, с. 657.

Литература[править | править код]