Турин Турамбар

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Турин Турамбар
Túrin Turambar

Турин Турамбар.jpg

Иллюстрация Алана Ли

Варианты имени Тьюрин Турамбар
Раса человек
Пол Мужской
Годы жизни 464—499 г. П.Э.
Оружие меч Гуртанг

Ту́рин Тура́мбар (кв. Túrin Turambar /ˈtuːrɪn tuˈrambar/) — вымышленный персонаж легендариума Дж. Р. Р. Толкина.

Первое его появление в легендариуме относится к произведению «Турамбар и Фоалокэ», которое было начато ещё в 1917 году. Толкин сознательно базировал историю своего персонажа на образе Куллерво из средневекового карело-финского эпоса «Калевала», говоря, что это была попытка «преобразовать историю о злосчастном Куллерво, и облечь этот материал в собственную форму»[И 1]. «Рассказ о Горе», «Нарн и Хин Хурин» (Narn i Chîn Húrin), который обычно именуется просто «Нарн» (Narn), повествует о трагических судьбах детей Хурина, а именно — его сына Турина и дочери Ниэнор. Выдержки из этой истории прежде были изданы в «Сильмариллионе» (проза), «Неоконченных сказаниях о Нуменоре и Средиземье» (проза), «Второй книге Утраченных сказаний» (проза), «Песнях Белерианда» (две версии, написанные аллитерационным стихом) и последний раз — в 1994 году в «Войне Камней» (проза). Последние три произведения включены в сборник «История Средиземья» (The History of the Middle-Earth).

Турин является главным героем романа «Дети Хурина», который был скомпилирован из вышеназванных источников сыном Джона Рональда Руэла Толкина — Кристофером после смерти отца. Роман был издан с целью представить завершённую версию рассказа о детях Хурина.

В книгах Турин является человеком из Первой Эпохи Средиземья, семья которого была проклята абсолютным злом, коим в легендариуме является Моргот. В течение неудачных и бесплодных попыток Турина бросить вызов проклятию он привёл к гибели несколько цитаделей эльфов и людей Средиземья, так же как и себя самого и свою сестру Ниэнор. Их история была записана эльфами в «Нарн и хин Хурин» или «Сказание о детях Хурина», которое, как утверждал Толкин в рамках вымышленного мира, было основным источником для написанных им вариантов этой истории[И 2].

Турин кратко упомянут в первой книге трилогии «Властелин Колец», где он был назван одним из «могущественных Друзей Эльфов древности». Во второй книге, в эпизоде поединка Сэма Гэмджи и Шелоб, имеется краткое упоминание о силе Турина, которой бы, однако, не хватило, чтобы пробить панцирь Шелоб.

Биография[править | править исходный текст]

Ранние годы Турина[править | править исходный текст]

Турин был сыном Хурина Талиона, правителя людей Дома Хадора, и Морвен Эледвен из Дома Беора. Родился он в марте 464 года Первой Эпохи.[И 3] У него также была младшая сестра, Лалайт, но она умерла во время эпидемии в возрасте трёх лет, когда из Ангбанда пришло моровое поветрие. Турин так же заболел тогда, но смог полностью исцелиться. Его ближайшим другом в то время являлся Садор Одноногий.

Осада Ангбанда к тому времени была уже снята, но родина Турина, Дор-Ломин, все ещё оставалась непокорённой благодаря усилиям народа Хадора. Когда Турину было восемь лет, Хурин, вместе с большинством мужчин Хитлума, выступил на стороне короля Фингона против Моргота в Битве Бессчётных Слёз. Большинство воинов было убито, а Хурин взят в плен и живым доставлен к Морготу. Из-за отказа выдать сведения о местонахождении Гондолина Хурин и все его потомки были прокляты Морготом:

Все, кто тебе дорог, ощутят тяжкий гнёт моей мысли, точно мглистое марево Рока, и ввергнуты будут во тьму отчаяния. Куда бы ни направили они шаг, везде воспрянет зло. Когда бы ни заговорили они, слова их обернутся гибельными советами. Что бы они ни содеяли — всё обратится против них же. Не будет для них надежды в смертный час, и в последний миг проклянут они и жизнь, и смерть.

Толкин Дж. Р. Р. Глава III. Речи Хурина и Моргота // Дети Хурина / Под ред. К. Толкина; Пер. с англ. С. Лихачевой — С. 67

Дор-Ломин вскоре оказался оккупирован вторгшимися на территорию Хитлума истерлингами. Турин всё это время оставался с Морвен, которая укрывала его от захватчиков, боясь, что те убьют его, как законного наследника власти в Дор-Ломине и Ладросе. Спустя некоторое время Морвен отправила юного Турина в сопровождении Гетрона и Гритнира в Сокрытое Королевство Дориат. Морвен же осталась в Дор-Ломине, где вскоре и родила вторую дочь, которой дала имя Ниэнор.

Турин в Дориате[править | править исходный текст]

Турин и его провожатые, в конечном счёте, достигли Дориата, но заплутали в Поясе Мелиан. Когда же они оказались на грани смерти от истощения, их нашёл Белег Могучий Лук и привел в Менегрот. Король Элу Тингол принял Турина, помня о подвиге его отца и из-за родства с Береном. В Дориате Турин познакомился с эльфийкой Неллас, которая наблюдала за ним по настоянию королевы Мелиан и обучала его эльфийским знаниям. Белег Куталион стал преподавать искусство войны и лесную науку, и уже скоро Турин стал известен благодаря своему мастерству и храбрости.

Когда после восьми лет новости окончательно перестали приходить из оккупированного Дор-Ломина, Турин решил обратить свою силу против прислужников Моргота, надеясь отомстить таким образом за горе его семьи. Тингол сделал Турина одним из своих рыцарей-меченосцев[И 4], и Турин отбыл к северным границам Дориата, чтобы защищать их от непрекращающихся набегов орков. Там к нему присоединился и Белег. С тех пор главным оружием Турина стал меч, а кроме того он носил Драконий Шлем Дор-Ломина, из-за чего орки стали его бояться.

В возрасте 20 лет[И 4][И 5], Турин оказался косвенно повинен в смерти Саэроса, королевского советника. Тот презирал Турина за неопрятный вид и смертное происхождение. Во время трапезы в залах Менегрота, Турин в ответ на насмешливые слова в отношении своей матери, бросил в лицо Саэросу кубок, что привело того в ярость. Позже Саэрос подкараулил Турина в лесу и кинулся на безоружного человека с мечом и щитом в руках. Турин всё же одержал верх в той схватке, отнял оружие и погнал Саэроса по лесу нагим, желая отомстить за унижения. Эльф решил, что Турин хочет его убить, и бежал так быстро, что что не заметил ущелья, раскинувшегося у него на пути. В последний момент Саэрос попытался его перепрыгнуть, но в результате упал на острые камни, находившиеся на дне пропасти, и погиб.

Турин не стал дожидаться королевского суда, отчасти из-за страха перед наказанием, отчасти из-за гордости и упрямства, подкреплёнными ещё и словами Маблунга, который сразу обвинил Турина в смерти эльфа и осудил ещё прежде, чем разобрался в случившемся. Тингол же после изучения всех обстоятельств дела и благодаря свидетельству Неллас, которая видела, как Саэрос напал первым, простил Турина и послал Белега на его поиски, чтобы тот объявил ему о прощении и призвал вернуться обратно в Дориат. При этом Белег с разрешения короля вооружился, помимо своего знаменитого лука, чёрным мечом Англахэлом, некогда отданным Тинголу Эолом Тёмным Эльфом в качестве дара за право владения лесом Нан Эльмот.

Турин — предводитель разбойников[править | править исходный текст]

Тем временем Турин, не зная об этом, уходил всё дальше на запад, пока не наткнулся на шайку разбойников, обитавшую в лесах к югу от реки Тейглин. Турин вступил в их отряд, подтвердив свою силу и навыки, убив их лучшего воина, выпустившего в него стрелу без приказа командира. В то время Турин не хотел ни идти куда-либо, ни пытаться образумить разбойников и таким образом, он сделал немного для того, чтобы предотвратить постоянные грабежи и набеги на фермы мирных поселенцев. Год спустя, в попытке спасти дочь лесника Ларнаха, Турин случайно убил Форвега, предводителя отряда, приняв того за орка. Тогда он потребовал, чтобы ему предоставили главенствующее место и таким образом Турин стал предводителем шайки разбойников.[И 6]

Скоро Белег Куталион нашёл отряд в глуши, как раз в то время, когда Турин отсутствовал в лагере. Белег не получил от разбойников радушного приёма, и когда вернулся Турин, он увидел привязанного к дереву еле живого лучшего своего друга, что впоследствии заставило Турина отказаться от беззакония и преследовать с тех пор лишь слуг Ангбанда. Он отклонил совет Белега возвратиться в Дориат, после чего эльф отправился обратно в Менегрот. Чуть позже шайка Турина встретила гнома-карлика Мима и его сына, которого смертельно ранил стрелой один из членов шайки — Андрог. Чтобы спасти собственную жизнь, Мим был вынужден показать дорогу к жилищу на горе Амон Руд, где и осели разбойники.

Через некоторое время к Турину возвратился Белег, поскольку тосковал по лучшему другу, принеся с собой лембас Мелиан и Драконий Шлем. Вскоре земли вокруг Амон Руд получили название «Земля Лука и Шлема». Множество воинов присоединилось к Турину и под руководством Двух Предводителей — Турина и Белега, была освобождена значительная часть западного Белерианда. Однако, нося Драконий Шлем, Турин дал опознать себя Морготу, который направил большой отряд орков на Амон Руд два года спустя.[И 5] Орки нашли гнома Мима, и он ещё раз откупился тем, что показал тайный подступ к своему жилищу. Все сотоварищи Турина были убиты, кроме Белега, оставленного умирать раненным на верхнем плато Амон Руд.[И 7]

Однако Белег выжил и отправился вслед за орками, взявшими в плен Турина. В лесу Таур-ну-Фуин он встретил Гвиндора, некогда знатного эльфа из Нарготронда, взятого в плен в Нирнаэт Арноэдиад и спустя много лет сумевшего бежать. Вместе они настигли орков на равнине Анфауглит. Там Белег, бесшумно уничтожив всех охранявших лагерь волков и незаметно пробравшись в их лагерь, нашёл скованного цепями человека. Мечом он с легкостью рассёк оковы, но Англахэл соскользнул и оцарапал ступню пленника. Тот очнулся и, увидев над собой неясную фигуру с мечом, бросился на Белега, в схватке завладел мечом и нанёс удар в горло эльфу, приняв лучшего друга за врага. Турин был настолько ошеломлён горем и раскаянием за содеянное, что потерял рассудок. Гвиндор отвёл его к родникам Эйтель Иврин, где Турин смог исцелиться и к нему вернулась ясность мыслей.

Турин в Нарготронде[править | править исходный текст]

Вместе они отправились в Нарготронд. Чёрный меч Англахэл теперь принадлежал Турину, который переименовал его в Гуртанг, «Железо смерти». Турин скрыл своё происхождение и имя, став известным в городе, как Мормегил или Чёрный Меч Нарготронда. В Нарготронде Гвиндор встретил девушку, которую некогда любил, дочь короля Ородрета, Финдуилас. Однако она полюбила Турина, который не ответил взаимностью на её чувства.

Турин вскоре стал чрезвычайно влиятельным в Нарготронде и оказался ближайшим советником короля. Турин всячески старался убедить эльфов отказаться от своей тактики, заключавшийся в скрытности и выступить против сил Моргота в открытую. Для этого перед Вратами Нарготронда был выстроен широкий мост. Вскоре эльфы очистили от сил Врага всю территорию между рекой Сирион и Фаласом. Однако вследствие своих успехов Турин стал высокомерным и проигнорировал даже предупреждение Вала Ульмо, принесённое эльфами Гелмиром и Арминасом. Мост через Нарог, вопреки совету Ульмо, уничтожен не был, и впоследствии это сыграло роковую роль в судьбе королевства.

После пяти лет, прошедших с момента прибытия Турина в Нарготронд,[И 5] Моргот направил против него огромные силы орков, ведомые драконом Глаурунгом. Турин убедил короля Ородрета дать врагу открытый бой. Во время сражения на равнине Тумхалад силы Нарготронда были уничтожены полностью, Ородрет погиб, а широкий мост помог силам Моргота беспрепятственно пересечь реку Нарог и с налёту занять крепость. Турин бился отважно и был единственным, кто мог противостоять ужасу Глаурунга, но он оставил сражение, дабы унести с поля боя смертельно раненного Гвиндора. Перед смертью Гвиндор наказал Турину спасти Финдуилас, пророча, что она единственная, кто, возможно, сможет укрыть Турина от его рока.

Спеша освободить пленников, Турин был пойман силой чародейского взгляда Глаурунга и застыл неподвижно, не в силах пошевелиться. Глаурунг настолько искусно солгал Турину, будто бы его мать и сестра жестоко страдают в Дор-Ломине, что Турин отказался от преследования орков, уведших пленников Нарготронда, и пустился на поиски своей семьи.

Турин в Дор-Ломине[править | править исходный текст]

В следующем году он достиг Дор-Ломина[И 8], но нашёл свой старый дом пустым и разграбленным. Тогда он отправился в чертоги Бродды, предводителя истерлингов, под чьё владение перешли теперь земли Хурина. Там Турин узнал от жены Бродды Аэрин, что Морвен ещё до падения Нарготронда отправилась в Сокрытое Королевство вместе со своей дочерью, поскольку путь стал относительно безопасным, благодаря усилиям Чёрного Меча из Нарготронда. Осознав обман Глаурунга, Турин в ярости убил Бродду и, подняв восстание, уничтожил его последователей, находившихся в доме. Когда Турин ушёл, Аэрин сожгла себя заживо, а остатки народа Дома Хадора преследовались с того времени ещё более жестоко[И 9][И 10].

Турин в Бретиле[править | править исходный текст]

Затем Турин попытался отыскать Финдуилас и пошёл по следу в Бретиль. Но было поздно. Люди, обитавшие в том лесу, сообщили, что Финдуилас была убита, когда люди попытались спасти пленных. На могиле Финдуилас Турин потерял рассудок от горя и в бессознательном состоянии был отнесён к Эфель Брандиру. Там, благодаря целительским навыкам людей Бретиля, он излечился и взял себе новое имя — Турамбар, «Победитель судьбы», надеясь преодолеть таким образом свой рок.

Народом Дома Халет, обитающим там, управлял Брандир Хромой, который желал сохранить в тайне местоположение их укрытия. Турамбар же быстро завоевал доверие и авторитет среди людей, и вскоре воля Брандира была позабыта. Вскоре Турин уже собирал отряды для борьбы с орками на границах леса. В это время он отказался от Гуртанга и сражался преимущественно с копьём и луком.

Тем временем Морвен и Ниэнор жили в Дориате, но когда новости о разрушении Нарготронда и слухи о том, кем на самом деле являлся Мормегил, достигли их, они опрометчиво отправились на поиски Турина в сопровождении небольшого отряда эльфов. Глаурунг, который теперь жил в разрушенных залах Нарготронда, поднял над рекой Нарог пар, так, что он был подобен густому туману. Отряд эльфов и Морвен заплутали в этом тумане, но Ниэнор встретила дракона и была околдована им,забыв все своё прошлое. После этого Ниэнор долго бежала, спасаясь от преследовавших её орков и достигла леса Бретиль. Там Турамбар нашёл её у могилы Финдуилас. Ниэнор предстала перед ним нагой, неспособной говорить и ничего о себе не помнящей. Он назвал её Ниниэль, «Слёзная Дева», и взял с собой к Эфель Брандир. Там девушка была излечена Брандиром, который полюбил её. Однако Ниниэль и Турамбар испытывали чувства друг к другу. Турин просил её руки, но Брандир отговорил Ниниэль, предрекая зло. И все же, когда Турамбар поклялся оставить войну с орками для Ниниэль, она, наконец, вышла за него замуж. Вскоре Турамбар был вынужден вернуться к военным делам, так как Глаурунг отправил орков на Бретиль. В это время Турин вновь стал сражаться мечом Гуртангом, отбивая нападения и командуя народом Брандира.

Победа над Глаурунгом и гибель Турина[править | править исходный текст]

В следующем году Ниниэль забеременела, а Глаурунг тем временем отправился на Бретиль самолично. Турамбар решил заманить дракона в засаду и нанести ему удар снизу в брюхо, когда тот будет пересекать ущелье Кабед-эн-Арас. Он взял с собой всего двух спутников — Дорласа и Хунтора, но первый, устрашившись дракона, вскоре покинул их, а второй был убит камнем, случайно упавшим со скалы.

Замысел Турина увенчался успехом — он смертельно ранил Глаурунга, но был повержен испарениями ядовитой крови дракона, потеряв сознание. Когда на это место прибыла Ниниэль, чтобы отыскать Турина, Глаурунг последними своими словам снял с неё заклятие и она вспомнила, что Турамбар приходится ей братом. В ужасе Ниэнор бросилась с края ущелья в реку Тейглин.

Брандир видел всё, что произошло, и когда Турин пришёл в себя, рассказал ему о случившемся, став насмехаться над ним, что он имел больше уважения, чем любви от Ниниэль. Отказываясь верить, в порыве гнева Турин убил мечом безоружного Брандира и в безумии бросился к могиле Финдуилас. Там он повстречал Маблунга из Дориата, который подтвердил, что слова Брандира были истиной. В отчаянии Турин ринулся назад к Кабэд-эн-Арас и в самоубийственном порыве бросился грудью на собственный меч. Вскоре к тому месту подоспели люди и эльфы из отряда Маблунга. Когда тело подняли, все увидели, что Гуртанг переломился надвое. Так сгинуло всё, чем владел Турин.

Турин был похоронен в высоком кургане у края Кабэд-эн-Арас в 499 году Первой Эпохи. Вместе с ним в могилу был положен и переломившийся Гуртанг. Большой камень был установлен на вершине того кургана, на котором эльфы начертали надпись киртом, рунами Дориата:

TÚRIN TURAMBAR DAGNIR GLAURUNGA
NIЁNOR NÍNIEL[П 1]

Однако тела Ниэнор в той могиле не было и никто никогда не узнает, куда унесли его воды Тейглина. Два года спустя Морвен и Хурин встретились в том месте в последний раз. Морвен умерла с заходом солнца и была похоронена рядом со своим сыном. Курган пережил Войну Гнева и Затопление Белеринда, а в более поздних Эпохах являлся одним из островов близ западного побережья Средиземья, получив название Тол Морвен — Остров Морвен.

Характеристика[править | править исходный текст]

Турин, как говорят, был одним из самых прекрасных среди смертных людей, что когда-либо жили: «темноволосый и светлокожий, с серыми глазами и лицом прекраснее, чем у всех смертных, живших в Древние Дни»[И 11]. Это он унаследовал от своей матери Морвен[И 12], происходившей из Дома Беора, тогда как его отец, Хурин из Дома Хадора, был светловолосый[И 3]. Согласно словам Гвиндора, Турин был очень высок, «столь же высокий, как и люди Хитлума». Эту черту Турин предположительно унаследовал от своего деда — Галдора Высокого, так как и Хурин[И 3], и люди Дома Беора были ниже[И 12] среднего роста людей Дома Хадора.

Толкин не был последователен в описании глаз Турина. Согласно некоторым текстам «у него была красота матери и глаза отца»[И 13], которые были голубыми[И 14][И 15]. В другом тексте говорится о том, что Турин унаследовал серый цвет глаз своей матери.[И 11] Также сказано, что глаза Турина были яркими[И 6] и «мало кто мог выдержать взгляд Турина, непреклонный либо гневный»[И 16]. Возможно, что Турин унаследовал «эльфийский свет…, который трудно было вынести» глаз матери[И 8].

В возрасте пяти лет Турин описывается таким образом:

Он уродился темноволосым, в мать, и, по всему судя, унаследовал и её нрав; ибо весёлости чуждался; был он немногословен, хотя говорить научился рано и неизменно казался старше своих лет. Турин нескоро забывал обиду или насмешку; но внутренний пламень отца пылал и в нём — Турин тоже бывал порывист и яростен. Однако ж знал он и жалость: боль и горе живого существа трогали его до слёз…

Толкин Дж. Р. Р. Глава I. Детство Турина // Дети Хурина / Под ред. К. Толкина; Пер. с англ. С. Лихачевой — С. 43

Последнюю черту характера — жалость — подтверждают и слова Финдуилас: «он ещё не пробудился, но жалость может войти в его сердце, и он никогда не отринет её. Может быть, только жалость и станет дверями к его душе».[И 17]

Скрытый и замкнутый характер Турина, как говорят, был следствием проклятья Моргота. Во время пребывания Турина в Дориате «во многом судьба, похоже, не благоволила ему, ибо часто замыслы его шли прахом, и не добивался он того, чего желал; и друзей у него было мало: весёлым нравом он не отличался и смеялся редко»[И 4].

Возможно, на скрытный характер Турина ещё в детстве повлияла смерть сестры — Лалайт, которую он переживал очень тяжело[И 3]. Толкин также писал, что «с тех пор в лице каждой девушки он тщился увидеть лицо Лалайт»[И 18] и то, что он не любил Финдуилас, потому что «сердце его и душа были где-то далеко, на весенних ручьях далёкого прошлого»[И 19]. Турину действительна нравилась Ниниэль лишь потому, что она напоминала ему Лалайт[И 20]. Горе, которое причинил себе Турин, нечаянно убив Белега, «запечатлелось на его лице и не исчезло более никогда»[И 11], а в ранних работах Толкин добавляет: «в его косматых чёрных волосах мелькала седина, бледное лицо словно отмечено глубокими скорбями минувшего».[И 21]

Турин отличался от других людей, «речь его и повадки носили печать древнего королевства Дориат».[И 11] Возможно, что он использовал более архаичную и 'благородную' форму синдаринского языка.[И 2][И 19]

Турин — полукровка: отец принадлежал к Дому Хадора, люди которого «справедливы, властны, быстры на гнев и на смех». Мать Турина происходила из Дома Беора, представители которого были «людьми угрюмыми, умными и упрямыми, склонными скорее к жалости, нежели к смеху… больше иных напоминали они нолдор и были любимы нолдор больлее других». По мнению профессора-филолога оксфодского университета Томаса Шиппи, борьба двух унаследованных стереотипов поведения является одним из вариантов объяснения страшной судьбы Турина. По его мнению, в повести «Нарн и Хин Хурин» часто у Турина преобладают черты характера, свойственных Дому Беора, что, в конечном итоге, служит во исполнение замыслов Моргота[И 22].

Также Шиппи отмечает, что в опасных ситуациях Турин хоть и чужд трусости, но и не так бесстрашен, как его отец: «мой отец не боялся, и я не буду бояться; по крайней мере, я буду вести себя как моя мать — если и испугаюсь, то не покажу этого». Однако, Турину не всегда это удаётся. Дракон Глаурунг, а перед этим и Саэрос (хотя и не ведая того) нашли уязвимое место в душе Турина, когда обвинили его в том, что тот «оставил близких». Турин, уходя из Дор-ломина, не отправляется в Сокрытое королевство для восоединения с семьёй, боясь, что вновь принесёт на них свой рок. «Гордость и страх, живущие в душах сына и матери, постоянно разлучают их и не дают им встретиться», — заключает Томас Шиппи[И 22].

Турин был родичем Туора, отца Эарендила. Есть много параллелей между обстоятельствами их жизней (оба потеряли отцов в Нирнаэт Арноэдиад, были воспитаны эльфами, некоторое время были и изгоями, и крупными военачальниками в эльфийских твердынях, но вскоре переживали их крушение), однако другие детали и итог жизни Туора очень отличается. Даже цвет волос Турина был тёмным, увеличивая его сходство с эльфами-нолдор, в отличие от светловолосого Туора. Оба никогда фактически не встречались, но Туор однажды видел Турина мимоходом в Эйтель Иврин. Похожие судьбы Турина и Туора — самоубийство и рай — напоминают судьбы двух героев мифов Древней Греции — Аякса и Ахилла.

Турин — один из немногих персонажей легендариума Толкина, совершающих самоубийство. Остальные герои, заканчивающие жизнь суицидом, так или иначе связаны с историей Турина (Аэрин, Ниэнор, Хурин).

Имена и прозвища[править | править исходный текст]

  • Имя Турин, предположительно, происходит из языка талиска, которым пользовались эдайн Дома Хадора и Беора. Этимология имени неизвестна.
  • Турамбар происходит из эльфийского языка квенья и обозначает Победитель Судьбы (Q. Tur — 'победитель', umbar или ambar — 'судьба')[И 23].
  • Остальные имена, которыми пользовался Турин, происходят из синдарина. Синдаринская форма имени Турамбар — Турумарт (Turumarth: S. Tur 'победитель', umarth или amarth злосчастье'), Победитель Злосчастья[И 7][И 23] , хотя она и редко используется в текстах.
  • После отъезда из Дориата, Турин пытался укрыться от рока, тяготившего над ним и скрывал своё настоящее имя. Когда он появился среди разбойников, он назвался Нейтаном (Neithan), Безвинно обиженный[И 6], поскольку думал, что был изгнан из Дориата. Позже он взял имя Гортол, Грозный Шлем (Gorthol: S. gor-'ужас, страх', thôl 'шлем'.),[И 24][П 2], так как он тогда носил Драконий шлем Дор-Ломина.

Когда Турин прибыл в Нарготронд, он скрыл своё имя под эпитетом, Агарваэн, сын Умарта, Запятнанный кровью, сын Злосчастья, но скоро стал известными как Аданэдель, Человек-эльф так как он значительно напоминал эльфов поведением и взглядом.[И 11] Финдуилас называла его Тхурин (Thurin)[И 25][И 26][П 3], После перековки меча Турина, который был, по неведомой эльфам причине, чёрного цвета, он стал зваться Мормегиль (Mormegil: S. mor — «чёрный», magol или megil — «меч») или Чёрный Меч.[И 23]

  • Когда он встретился в первый раз с людьми Бретиля, Турин представил себя как Лесной дикарь, но скоро взял имя Турамбар.
  • Также Турин был назван Дагнир Глаурунга (Dagnir Glaurunga: S. dagnir — 'гибель'), Погибель Глаурунга.[И 12][И 23]

Линия Турина и Туора[править | править исходный текст]

 
 
Беор
 
 
 
 
 
 
 
Баран
 
 
 
 
 
 
 
Марах
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Борон
 
 
 
Халдад
 
Малах
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Боромир
 
 
 
Халдар
 
Магор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Брегор
 
 
 
Халдан
 
Хатол
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Бреголас
 
 
 
Халмир
 
Хадор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Белегунд
 
Барагунд
 
Харет
 
Галдор Высокий
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Риан
 
Морвен
 
Хурин
 
Хуор
 
Риан
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Турин
Турамбар
Урвен
Лалайт
Ниэнор
Ниниэль
 
 
Туор
Эладар
 
Идриль
Келебриндал
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Эльвинг
 
Эарендил
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Элрос
 
Элронд


Три Дома Эдайн

 
 
 
 
 
 
 
I Дом
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
III Дом
 
 
 
 
 
 
II Дом
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Беор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Марах
 
 
 
 
 
 
Халдад
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Баран
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Малах Арадан
 
 
 
 
Халдар
 
 
Халет
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Борон
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Магор
 
 
 
 
Халдан
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Боромир
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хатол
 
 
 
 
Халмир Бретильский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Брегор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хадор Лориндол
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Барахир
 
 
 
 
Бреголас
 
 
 
Гундор
 
Галдор
 
Глоредэль
 
Халдир
 
Харет
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Лютиэн Тинувиэль
 
Берен Эрхамион
 
 
Белегунд
 
Барагунд
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хандир
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Диор
 
Нимлот
 
 
 
 
 
 
Морвен
 
Хурин
 
 
 
 
 
 
 
 
Брандир Хромой
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Элуред
 
 
Элурин
 
 
 
 
Лалайт
 
Турин Турамбар
 
Ниэнор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Риан
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Хуор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Идриль
 
Туор
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Эльвинг
 
 
 
 
 
 
 
 
Эарендил
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Элронд
 
Элрос


Концепция и создание[править | править исходный текст]

По мнению Хамфри Карпентера, биографа профессора Толкина, первую версию истории (включенную позже в Утраченные сказания) о злосчастном Турине Турамбаре Толкин написал, находясь в Бруклендском офицерском госпитале в Гулле, куда тот попал, заболев окопной лихорадкой на полях сражений Первой мировой войны во Франции[И 27]. К истории Турина Турамбара Толкин в дальнейшем возвращался на протяжении всей своей жизни.

Источники вдохновения[править | править исходный текст]

«Проклятие Куллерво», художник Аксели Галлен-Каллела. ок. 1850 г.

Подобие Турина персонажам средневековых рассказов может быть подтверждено письмом, которое Толкин написал Мильтону Уолдману, издателю от «Harper Collins»:

Есть «Дети Хурина», трагическая повесть о Турине Турамбаре и его сестре Ниниэль, где в качестве главного героя выступает Турин: персонаж, как сказали бы (те, кому нравятся такого рода рассуждения, хотя толку в них чуть), унаследовавший ряд черт Сигурда Вёльсунга, Эдипа и финского Куллерво.

Карпентер, Х. «Д.Р.Р.Толкин. Письма», письмо №131 «К Мильтону Уолдману»

Турин главным образом основан на Куллерво, персонаже карело-финского эпоса «Калевала». Он, так же, как и Турин, был в некоторым смысле «проклят», возвращался в пустой и разграбленный дом, так же обольщал сестру и в конце убил себя, бросившись на свой меч[И 22]. Зигмунд, отец Сигурда в саге о Вёльсунгах напоминает Турина теми же действиями по отношению к своей сестре. В опере Рихарда Вагнера «Валькирия» Зигмунд и Зиглинда имеют сходство с Турином и Ниэнор. В частности, Зигмунд в первом акте оперы представляется, как Wehwalt, Запятнанный кровью, что напоминает имя, которое взял Турин в Нарготронде[И 28]. Турин Турамбар в повествовании смог одолеть огромного дракона, что, по мнению Карпентера, походит на образ самого Сигурда, а также Беовульфа[И 27]. В русском издании книги «Легенда о Сигурде и Гудрун» присутствует комментарий М. Артамоновой касательно того, что имя Сигурд (sig-urth) с исландского языка переводится также, как и Турамбар с квенья — Победитель Судьбы. Надпись на могиле Турина Dagnir Glaurunga, «Погибель Глаурунга», походит на прозвище Сигурда, Fafnisbani, «Погибель Фафнира»[И 29].

Турин считает, что «в нем чего–то не хватает, и он только наполовину человек». Томас Шиппи видит в этом сходство с исландской «Сагой об Эгиле Скаллагримссоне». Главный герой этого произведения, великан Эгиль, и его брат, светловолосый Торольфр, являются внуками оборотня Квельд–Ульфра. После смерти Торольфра Эгиль, «несущий в себе наследие чудовища, выходит из–под контроля» подобно тому, как проходит жизнь Турина после потери Лалайт[И 22].

Турин имеет некоторые черты, присущие Элрику из произведений Майкла Муркока, который также основан на Куллерво. Оба в некоторой степени являются антигероями, оба владеют чёрными мечами, обладающими чем-то подобным разуму, оба меча имеют пару (хотя эта деталь ещё не присутствовала в самой ранней версии истории Турина, написанной в 1910-х), невольно убивают друзей, смерть обоим персонажам приносят их собственные мечи. Первые рассказы об Элрике были изданы перед «Сильмариллионом», таким образом, пара чёрных мечей, возможно, была задумана независимо обоими авторами[И 30].

Имеется некоторое сходство с историей сэра Балина из легенд о короле Артуре. Балин знает, что владеет проклятым мечом, однако продолжает поиски, чтобы возвратить благосклонность короля Артура. Он неумышленно вызывает страдания везде, куда приходит. Судьба в конечном счете настигает Балина, когда тот невольно убивает своего собственного брата, который в свою очередь смертельно ранил его самого[И 31].

Турин Турамбар не выбирает собственный путь, а неотвратимо движется на встречу судьбе — это, по мнению некоторых исследоватлей, свидетельство использования Толкином фольклорно-эпических мотивов, а также попытки автора построить историю произведения по аналогии с «Земным Раем» Уильяма Морриса[И 32].

Томас Шиппи заключает свой анализ персонажа Толкина следующими словами:

…следует понимать, что в своих наиболее разработанных фрагментах эта повесть выставляет для обозрения в точности ту самую разновидность тонкого внутреннего предательства, на которой оттачивал себя английский роман практически с самого своего зарождения. «Что такое судьба?» — спрашивал Турин, когда был ребёнком. Он мог задать этот вопрос и по-другому: «Как предают героев?» Этот вопрос применим и к нему самому, в той же мере, что и к другой жертве «темного воображения» — шекспировскому Отелло. В конце концов, нельзя не заметить, что если в повести об Эоле отсвечивает «Гамлет», то на этот раз на уме у Толкина был, по-видимому, опять «Макбет». В конце повести Турин приходит в ущелье Кабад-эн-Арас и видит, что «все деревья, и вблизи и вдали, пожелтели, и их иссохшие листья печально падают на землю». Он вполне мог бы прокомментировать это зрелище словами Макбета: «…уже усеян / Земной мой путь листвой сухой и жёлтой». Как и Макбет, он был пойман в ловушку пророчества, переплетенного с его же собственной внутренней слабостью, превратился из «человека» в «чудовище» и, наконец, в убийцу. Самая лучшая эпитафия, которую он мог бы для себя выбрать, — это горделивые слова Макбета:
Мой разум тверд Крепка рука моя.
Перед лицом судьбы не дрогну я.

Обе истории повествуют об ожесточении сердца.

Шиппи Т. Тьюрин Турамбар турун'амбартанен // Дорога в Средьземелье / пер. М.Каменкович. — ISBN 5-8370-0181-6

Первоначальные версии имён[править | править исходный текст]

Идея Турина, скрывающего своё имя, чтобы избежать рока и гибели, присутствовала уже в первых версиях рассказа, хотя и в меньшей степени. Имя Турамбар присутствует в черновых версиях, где однако оно было взято Турином после его первой встречи с Глаурунгом, когда он узнал от дракона о своём проклятии. Мормегил, Чёрный Меч, также присутствует в ранних черновиках. Кроме того, Турин, назвал себя «Турамбар, сын леса», когда возвратился в Дор-Ломин[И 21].

Толкин колебался по поводу точных переводов эльфийских прозвищ: в различных текстах более поздний Турумарт (Turumarth) появляется как Turumart, Turmarth, или Turamarth; Мормегил (Mormegil) как Mormagli или Mormael на синдарине и Mormakil на квенья[И 21][И 33][И 34]. Оригинальной формой «Запятнанного кровью», Агарваэн (Agarwaen), было Iarwaeth, и Thurin, «Секрет», предположительно, возник из прозвища Thuringud, «Секретный враг».[И 8][П 4] В некоторых ранних текстах Толкин переводил Турамбар, как «Завоеватель Судьбы».[И 33]

Судьба после смерти[править | править исходный текст]

Толкин с самого начала был уверен, что у Турина должна быть особая судьба после смерти, отличающаяся от судьбы других смертных людей.[И 35] Однако эта деталь легендариума подвергалась изменению несколько раз.

В самой ранней версии присутствуют такие строки: «…Очищение Турамбара и Вайнони [Ниэнор], что путешествуют в сиянии над миром и идут с воинствами Тулкаса против Мэлько [Мелькора]».[И 21]. В законченной рукописи рассказа «Турамбар и Фоалокэ» это доработано до целостной истории, которая повествует о том, как Турина и Ниэнор сначала не допустили в Мандос из-за совершённых ими дел; но после молитв их родителей, им разрешили войти в «купель пламени», где Солнце пополняло свой свет, «и так омылись они от всех своих скорбей и позора». Добавлена была ещё одна деталь: «Турамбар встанет подле Фионвэ [Эонве] при Великом Разрушении, и Мэлько [Мелькор] и его драконы проклянут меч Мормакиль [Гуртанг]».[И 21]

В более поздних работах Толкина нет больше сведений о судьбе Ниэнор, но история Турина становится ещё более подробной. Долгое время Толкин полагал, что Турин примет участие в Последнем Сражении перед Концом Мира, когда Моргот возвратится и нападёт на Валар и Детей Илуватара. В раннем тексте это «дух Турина», который возвратится и будет сражаться[И 33], в то время как в «Quenta Noldorinwa», написанной в 1937 году, сражение описано таким образом:

В этот день Тулкас будет бороться с Морготом, и по правую руку его станет Фионвэ, а по левую Турин Турамбар, сын Хурина, пришедший из залов Мандоса; и чёрный меч Турина причинит Морготу смерть и последний конец; и так будут отомщены дети Хурина и всех людей.

Tolkien. J. The Lost Road and Other Writings / Ed. C. Tolkien, 1987. p. 333. — ISBN 0-395-45519-7.

В том же самом тексте сказано, что Турину «дано место среди сыновей Валар»; однако и упоминания о детях Валар, и присутствие Турина среди них в более поздних версиях были удалены. От идеи, что Турин остановился в Мандосе, по-видимому Толкин также отказался; вместо этого он назвал Турина: «человек, возвращающийся из мертвых в Конце Мира»; точное значение этой фразы неизвестно. Кроме того, в то время Толкин называет Берена Однорукого тем же определением: «возвращающийся из мёртвых»[И 36]. На данном этапе Толкин писал, что созданное Вардой созвездие Менельмакар, Небесный Меченосец, «олицетворяло собой Турина Турамбара» и являлось "предзнаменованием Последнего Сражения[И 37].

Однако в последнем примечании Толкин представил полностью отличную от предыдущих концепцию: Турин действительно оставался в Мандосе, но лишь на протяжении 50 лет, а не до Конца Мира. Согласно пророчеству Андрет, во время войны Гнева в конце Первой Эпохи Турин «возвратится из мёртвых, и прежде, чем уйти из Кругов Мира навсегда, бросит вызов Великому Дракону Моргота, Анкалагону Чёрному, и нанесёт ему смертельный удар»[И 38]. Таким образом оригинальная идея, что Турин должен будет бороться с драконами, появилась вновь, но она потребовала бы от Толкина серьёзных пересмотров, если бы он намеревался заменить Эарендила, убившего Анкалагона, на Турина. Из-за этих и многих других несоответствий Кристофер Толкин решил не включать любые ссылки на Последнюю Битву или на судьбу Турина после смерти в изданном «Сильмариллионе».

Изображения[править | править исходный текст]

Множество художников создали иллюстрации истории Турина. Роман «Дети Хурина» содержит изображения Алана Ли, в то время как различные издания «Сильмариллиона» и «Неоконченные Сказания» были иллюстрированы Тэдом Нэсмитом. Другие изображения были сделаны Джоном Хоу и Анке-Катрин Эйсманн.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. «Турин Турамбар, Погибель Глаурунга / Ниэнор Ниниэль».
  2. В русском художественном переводе Лихачёвой С. Б. используется неточный перевод. «Шлем ужаса» заменён на «Грозный шлем»
  3. По словам преводчика книги на русский, средствами русской орфографии имена Турин и Тхурин дожны передаваться одинакого. Буква х добавлена дабы различать имя и созвучное ему прозвище Секрет.
  4. В дословном переводе Thurin обозначает «тайна», а Thuringud — Тайный Враг. Но в художественном переводе на русский язык, выполненном Лихачёвой С. Б., данное слово переведено, как «Секрет»

Источники[править | править исходный текст]

  1. Карпентер, Джон Рональд Руэл Толкин. Письма, 2004, Письмо № 163. К У.Одену
  2. 1 2 Tolkien, The War of the Jewels, 1994, Elfwine and Dírhaval
  3. 1 2 3 4 Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 37-55, Детство Турина
  4. 1 2 3 Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 82—99, Турин в Дориате
  5. 1 2 3 Tolkien, The War of the Jewels, 1994, pp. 61—103, 129—165
  6. 1 2 3 Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 100—123, Турин среди изгоев
  7. 1 2 Tolkien, The War of the Jewels, 1994, pp. 311-315, Elfwine and Dírhaval
  8. 1 2 3 Tolkien, The War of the Jewels, 1994, Скитания Хурина
  9. Толкин, Дж. Р. Р. «Сильмариллион», гл. 21 — «О Турине Турамбаре»: «Горько было у него [у Турина] на сердце, ибо он принес в Дор-Ломин лишь большую беду для уцелевших своих соплеменников»
  10. Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 236, 238
  11. 1 2 3 4 5 «Сильмариллион», гл. 21 «О Турине Турамбаре»
  12. 1 2 3 Сильмариллион, гл.17 «О приходе людей на Запад»
  13. Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 69—81, Уход Турина
  14. Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 258, Смерть Турина
  15. «Сильмариллион», гл. 18 («О разорении Белерианда и гибели Финголфина»)
  16. Толкин, Дети Хурина, 2008, с. 123—143, О гноме Миме
  17. «Неоконченные сказания о Нуменоре и Средиземье», ч. 1, гл II («Нарн и Хин Хурин»), Приложение
  18. «Неоконченные сказания о Нуменоре и Средиземье», ч. 1, гл II («Нарн и Хин Хурин»), Приложение, заметки 5.
  19. 1 2 Неоконченные сказани о Нуменоре и Средиземье", ч. 1, гл II («Нарн и Хин Хурин»), Приложение, заметки 6.
  20. Tolkien, The Morgoth's Ring, 1993, Мyth Transformed, note 2
  21. 1 2 3 4 5 Tolkien, The Book of Lost Tales II, 1984, Turambar and the Foaloke
  22. 1 2 3 4 Шиппи, Дорога в Средьземелье, 2003, Тьюрин Турамбар турун'амбартанен
  23. 1 2 3 4 Tolkien, The Etymologies, 1987, корни TUR-, MBARAT-, MOR-, MAK-, NDAK-
  24. «Сильмариллион», Приложение, -ГОР, -ТОЛ
  25. «Неоконченные сказания о Нуменоре и Средиземье», «Приложение к Narn i Hîn Húrin»
  26. Толкин, Дети Хурина, 2008
  27. 1 2 Карпентер, Джон Р. Р. Толкин. Биография, 2002, Часть 3, гл. I
  28. Fenech, M.A. Christian and Pagan elements of Redemption in J.R.R. Tolkien's Mythopoeia (англ.) // Academia.edu. — P. 15-16.
  29. «Легенда о Сигурде и Гудрун», стр. 199, комментарий М. Артамоновой
  30. Fenech, M.A. Christian and Pagan elements of Redemption in J.R.R. Tolkien's Mythopoeia (англ.) // Academia.edu. — P. 16.
  31. Fenech, M.A. Christian and Pagan elements of Redemption in J.R.R. Tolkien's Mythopoeia (англ.) // Academia.edu. — P. 17.
  32. Апенко Е. «Сильмариллион» Джона Толкина // Вестник Ленинградского государственного университета. — 1989. — В. Сер. 2., вып. 1 (№2).
  33. 1 2 3 Tolkien, The Shaping of Middle-earth, 1986, The Earliest Silmarillion, p. 29-30, 40-41; The Quenta, p. 125—131
  34. Tolkien, The Lost Road and Other Writings, 1987, pp. 139—140, 315, 321
  35. «Сильмариллион», гл. 12, «О Людях»
  36. Tolkien, The War of the Jewels, 1994, p. 247, The Later Quenta Silmarillion
  37. Tolkien, The Morgoth's Ring, 1993, p. 71, The Annals of Aman»
  38. Tolkien, The Peoples of Middle-earth, 1996, p. 374, The Problem of Ros, note 17

Литература[править | править исходный текст]

  • Карпентер, Х. Джон Р. Р. Толкин. Биография = J.R.R. Tolkien. A Biography / Под ред. С. Лихачевой; Пер. с англ. А. Хромовой. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. — 432 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-04-008886-8
  • Карпентер, Х. Джон Рональд Руэл Толкин. Письма = The Letters of J.R.R. Tolkien / Под ред. С. Таскаевой; Пер. с англ. С. Лихачевой. — М.: ЭКСМО-Пресс, 2004. — 576 с. — 3 000 экз. — ISBN 5-699-05080-9
  • Королёв К. Толкиен и его мир: Энциклопедия. — М.: Локид-Пресс, 2005. — С. 296—299. — 494 с. — 7100 экз. — ISBN 5-98601-018-3