Корниловский ударный полк

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Корниловский ударный полк
«Корниловцы», «Ударники»
Годы существования 1 августа 1917 года — считался кадрированной частью до 1924 года
Страна Флаг России Россия
Входит в Юго-Западный фронт, Добровольческая армия Вооружённых сил Юга России
Тип пехота
Численность 3 000 человек
Цвета черный, красный
Участие в Первая мировая война
Знаки отличия нарукавный шеврон, цветные погоны и фуражки
Командиры
Известные командиры М. О. Неженцев
«Молодцы корниловцы!» Агитационный плакат Харьковского отделения ОСВАГ, 1919 год

Корни́ловский уда́рный полк — одна из первых, самая знаменитая и наиболее долго просуществовавшая добровольческая часть в русской армии. Последний полк Российской и первый полк Добровольческой армий.[1]

История[править | править код]

Зарождение[править | править код]

Что значит честь, долг, совесть? Порассуждать на эту тему может каждый. Вот только с оружием в руках, подвергая себя смертельной опасности, защитить свои идеалы могут далеко не все. Это путь только смелых и достойных людей.

Ударный отряд из «охотников» (то есть добровольцев), образованный 19 мая 1917 года по представлению Генерального штаба капитана М. О. Неженцева командующему 8-й армией Юго-Западного фронта генералу от инфантерии Л. Г. Корнилову, для противодействия развалу фронта, разложению армии, братанию и т. п. был назван 1-м Ударным отрядом при 8-й армии. Первой была сформирована пулемётная команда. Когда численность отряда увеличилась до существенных размеров, отряд получил именное шефство генерала Корнилова и Боевое знамя — произошло это 10 июня 1917 года. Офицерами в отряде служили также добровольцы, прапорщиками — только что окончившие школу прапорщиков. К середине июня формирование отряда было завершено — он состоял из двух батальонов по тысяче штыков в каждом, трёх пулемётных команд общей численностью 600 человек, команды пеших разведчиков из бывших военнопленных-чехов и сотни конных разведчиков — донских казаков.[1]

Ставший впоследствии известным корниловцем, в течение всей своей жизни проводивший активную антисоветскую работу и помогавший беженцам из СССР в Западном Берлине, словенец Александр Трушнович, вступивший в полк в качестве славянского добровольца после своего опаснейшего перехода фронта из расположения мобилизовавшей его на родине австро-германской армии в расположение русских войск, так описывал приём добровольцев в Корниловский ударный полк, а также цели его борьбы, какими их видели корниловцы во главе с Неженцевым:

Нас, добровольцев, человек шестьдесят. Ждём отправки на фронт. Все мы хотим к генералу Корнилову. Его мы любим и уважаем больше всех, видим в нём сильного человека, храброго, прекрасного генерала славянской ориентации, честного, не запятнанного в прошлом, не по родовитости, а своей волей и талантом выдвинувшегося из семьи простого урядника…

…После почти двухмесячного тягостного ожидания из штаба генерала Корнилова пришла телеграмма о направлении нас в Восьмую армию… Последние дни июля 1917 года. Недалеко от Городенки, возле леса, ночью у множества костров стоял лагерем корниловский отряд… У костра сидел худощавый капитан Генерального штаба Неженцев. Узнав о приходе тридцати офицеров — южных славян, он встретил нас словами:

— Знаете ли господа, что служить в корниловском отряде нелегко?

— Господин капитан, если бы было легко, мы не пришли бы. Он радостно засмеялся и подал каждому руку…

…Мы, корниловцы, знали, что все обстоятельства против нас, и всё же шли против лавины, готовые при этом погибнуть. Чего мы хотели? Первая и главная наша цель была: уберечь Россию от разрушения и колонизации. Мы считали своим долгом выполнить обязательства, принятые Россией по отношению к союзникам, и старались сохранить армию и удержать фронт… Мы видели, что страну возглавили недостойные правители, видели, как разваливается империя, и её части, веками с ней связанные и обязанные ей всем, в трудный час от неё отрекаются. Мы чувствовали, что страну сознательно ведёт к пропасти хорошо организованная группа, располагающая средствами и опытом разрушения. Мы же, корниловцы, были носителями российской идеи, воинами трёхцветного флага. Для нас Россия была священным именем, и о себе лично мы никогда не думали… Мы верили, что русский народ опомнится, что «Русь поймёт, кто ей изменник, в чём её недуг[2]» и ради этого поворотного момента российской смуты хотели сохранить вождя и ядро, к которому могли бы примкнуть русские люди. Корнилов был символом всего русского, всего честного[3]

— Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934

Участие в боях Первой мировой войны[править | править код]

Знаменосец и почётный караул Ударного отряда 8-й Армии (позже «Корниловского»).

Отряд успешно участвовал в боевых действиях на Юго-Западном фронте. Боевое крещение австрийской картечью произошло во время Июньского наступления 25 июня у деревни Павелечье. 26 июня 1917 года ударный отряд прорвал австрийские позиции под деревней Ямшицы, благодаря чему был взят Калуш. Отрядом было взято много трофеев и в целом отряд показал себя превосходно. Но потери составили почти треть состава. Командование стало перебрасывать его на наиболее угрожаемые участки фронта, для спасения ситуации. Задерживать бегущих и расстреливать дезертиров в том числе.

Однако спасти положение на фронте только силами ударников не удалось — несмотря на трёх-пяти кратное превосходство над противником, русские армии начали отступление, превратившееся в паническое бегство. Одна из рот отряда в те дни отказалась выполнять приказ командования и выступить в расположение 47-й дивизии — причиной было то, что тогда корниловцев использовали уже не для борьбы с неприятелем, а для водворения порядка в «потерявших и стыд, и совесть»[4] армейских частях — как заградительные отряды[1].

Корниловское выступление[править | править код]

После боёв, 22 июля отряд был передислоцирован для пополнения и отдыха в место формирования всех ударных частей Юго-Западного фронта — в район города Проскуров. В тот момент принявший командование всеми русскими армиями генерал Корнилов принял решение укрупнить ударные части, сформировав «ударные полки». Корниловский ударный отряд стал первым ударным полком Русской армии. К нему были приданы две более мелкие части — «Пермский батальон чести» поручика Канышевского и «Легион смерти» поручика Кондратьева. 11 августа отряд (насчитывающий в своём составе к этому времени около 3 000 человек) был преобразован в четырёхбатальонный Корниловский ударный полк, командиром которого стал полковник Генерального Штаба Митрофан Неженцев.

В августе 1917 года полк был переведён в Ставку Верховного Главнокомандующего в Могилёв (под видом переброски полка на Западный фронт — Корнилов собирал верные части, на которые он мог бы опереться в случае своего выступления). Иногда в темных переулках Могилева корниловцы и георгиевцы из Георгиевского батальона ставки выясняли на кулаках - кто из них крепче. Однако во время выступления против Временного правительства в конце августа 1917 года Корнилов отказался от втягивания этого полка во внутрироссийский конфликт.

После провала мятежа и ареста генерала Корнилова по требованию Керенского, «ударные части» попали в «опалу», как контрреволюционные. Опасность расформирования прежде всего нависла над полком, носящим имя генерала Корнилова. Командиру полка пришлось подать генералу Нисселю во французскую военную миссию прошение о переброске возглавляемого им полка на Западный фронт Великой войны, однако к удовлетворению Неженцева, в связи с тем, что его полк французам не потребовался, корниловцы остались служить в России — где по их общему мнению и было их место и предназначение[5]. По другим данным полк от расформирования спас Томаш Масарик, который в конце лета 1917 года находился в Ставке, занимаясь формированием «Гуситского корпуса» из чехов и словаков. Он предложил включить Корниловский полк в состав своего корпуса, на том основании, что в нём уже были военнослужащие этих национальностей и югословенцы. Так и было сделано — 10 сентября Корниловский ударный полк был переименован в 1-й Российский ударный полк и придан 1-й Чехо-Словацкой стрелковой дивизии, а приказом от 30-го сентября он был переименован в Славянский ударный полк, но все прежние знаки отличия, эмблемы и звание «корниловцы» за полком сохранялись.[1]

Приход большевиков к власти[править | править код]

В итоге полк пошёл продолжать свою службу на Юго-Западный фронт в составе 1-й Чехо-Словацкой дивизии. Как только Чехословацкий национальный совет, поддерживающий Временное правительство, получил известия о вооружённом восстании большевиков в Петрограде, он заключил соглашение с командованием Киевского военного округа и Юго-Западного фронта о возможности использования чехословацких войск в вооружённой борьбе на стороне Временного правительства. 27 октября Славянский полк был направлен в Киев совместно с другими частями 1-й и 2-й Чехо-Словацких дивизий, по требованию представителя Временного правительства комиссара доктора Н. С. Григорьева (помощник Иорданского) для защиты законной власти. И уже 28 октября 1917 года полк совместно с юнкерами киевских военных училищ вступил в уличные бои с поддержавшими большевистское восстание красногвардейцами и советизированными частями киевского гарнизона. 31 октября было заключено перемирие, власть в городе перешла к Центральной раде и большевикам. Корниловцы даже получают приглашение от Петлюры остаться для охраны города, но полк был выведен из города и переведён в место прежней дислокации. 12 ноября Ставка Верховного Главнокомандующего, возглавляемая в тот момент генералом Н. Н. Духониным, отдала приказ о переводе полка на Кавказский фронт (на самом деле Духонин пытался помочь генералу Алексееву собрать на Дону вооружённую силу для противодействия «большевистско-немецкому нашествию»[6], направляя в регион Дона верные части и амуницию). Однако из-за противодействия советизированных железнодорожных служащих и армейских гарнизонов по пути следования организованно перебраться на Дон не удалось — корниловцы в одиночку и группами пробирались на Дон, чтобы начать вооружённую борьбу с большевизмом в рядах зарождающейся Добровольческой армии.[7]

Участие в Гражданской войне[править | править код]

Полковник Неженцев с большим трудом вывел полк из города и отправил в Ставку телеграмму с просьбой отпустить полк на Дон (на это было получено согласие Донского правительства) и спасти его этим от истребления. Всего на Дону собралось около шестисот бывших корниловцев и полковник Неженцев восстановил полк в составе Добровольческой армии[8].

Подразделения полка защищали Таганрог в январе 1918 года от наступления красных частей Сиверса и смогли их разбить под Неклиновкой, но восстание в тылу – в Таганроге вынудили их отступить на Ростов, где, как уже было сказано, произошло включение выживших в таганрогских боях киевских юнкеров в состав полка.

В дальнейшем, в течение 1918 года, полк участвовал в Первом (Ледяном) и Втором Кубанских походах, где многие ставшие офицерами таганрогские юнкера, к сожалению, сложили свои головы, отстаивая единую и неделимую Россию.

В боях за Екатеринодар Корниловский полк понес жесточайшие потери. Из 1200 человек в строю остались 67(!). Полк выполнял приказ. Погиб в этих боях и сам полковник Неженцев.

Повторно Корниловский полк располагался в Таганроге уже в январе 1919 года, когда Добровольческая армия начала бои за Каменноугольный бассейн – Донбасс. Именно тогда почти 500 человек из Таганрога и окрестных сел добровольно или по мобилизации были включены в состав полка. А также после успешного продвижения добровольцев на север из таганрожцев были сформированы две маршевые роты, которые догнали полк уже под Воронежем.

Поэтому можно точно утверждать, что в самых знаменитых победах корниловцев – взятии ими Курска и Орла участвовали с оружием в руках и наши таганрожцы. Имен их, к сожалению, из-за последующего отступления и потери канцелярий полков установить не удалось.

После отступления к Новороссийску Корниловский полк участвовал в боях в северной Таврии, бился с превосходящими силами красных на Перекопе, выживал на чужбине в турецком Галлиполи. Но и в эмиграции до 1925 года полк, несмотря на свое рассеяние по разным городам и странам, сохранял себя как воинскую часть. Впоследствии группы корниловцев поддерживали друг друга, помогали с работой, проводили культурные встречи, издавали книги и журналы, сохраняя для потомков славные страницы истории своего полка, а значит и всей Российской армии. Последние корниловцы умерли в 1970-1990 годах прошлого века.

По свидетельствам корниловского офицера Александра Трушновича «с июня по октябрь 1918 года через Корниловский полк прошло более пятнадцати тысяч человек. В большинстве интеллигентная молодёжь»[9]. С 25 июня 1917 г. по 1 ноября 1920 г., то есть за сорок месяцев своей борьбы с германцами и большевиками, Корниловский полк, а впоследствии полки Корниловской дивизии выдержали 570 боев (в это число не входят бои, которые вели отдельные батальоны и роты) и потеряли убитыми — 13 674 чел., ранеными — 34 328 чел., а всего 48 002 чел. Вот распределение этих потерь:

Убито Ранено Всего
Начальников дивизии 0 2 2
Командиров полков 4 15 19
Командиров батальонов 64 125 189
Командиров рот 472 1100 1572
Младших офицеров 4781 11500 16281
Ударников 8327 21500 29827
Военных чиновников 15 48 63
Докторов 3 12 15
Сестер милосердия 8 26 34
ИТОГО 13674 34328 48002

[10]

Командиры[править | править код]

Форма и знаки различия[править | править код]

Корниловцы, на рукавах видны знаки числа ранений.

Особенности формы корниловских ударников: чёрно-красные фуражки с серебряным черепом и костями («Родина или смерть»), чёрные мундиры с белыми кантами, чёрно-красные погоны с серебряной «Адамовой головой» и белыми выпушками, нашивку с черепом и костями на плече, серебряные кольца с черепом, чёрно-красное знамя с белым черепом и костями.

Описание формы Корниловского ударного полка:

Во изменение формы пехотных полков
1. Форма гг. офицеров. Прибор белый.
а) Фуражка с белым кантом, вместо кокарды — череп.
б) Зимняя чёрная фуражка с белым кантом, околыш — верхняя половина чёрная, нижняя — красная.
в) Каска — вместо орла — череп.
г) Китель с белым кантом.
д) Брюки с белым кантом.
е) Погоны с серебряным галуном, чёрной выпушкой и черно-красным просветом: на погоне буква «К» и череп с костями по цвету прибора.
ж) Офицерские петлицы — верхняя половина чёрная, нижняя красная. Петлица с белым кантом.
2. Форма солдат.
а) Фуражка защитного цвета, вместо кокарды — череп.
6) Каска.
в) Погоны из двух половин — верхняя чёрная с черепом, нижняя красная с буквой «К».
г) Петлицы на шинелях по образцу офицерскому.
Эмблема КОРНИЛОВЦЕВ. Эмблема носится на левом рукаве, на два пальца ниже погона.

Командир Корниловского ударного полка капитан Неженцев

Полковой адъютант поручик кн. Ухтомский[1]

В культуре[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Статья из журнала «Новый часовой» 1994 г. № 2 с. 130—140 на сайте «Первая мировая война».
  2. Слова из Марша Корниловского полка
  3. Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934 / Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с., 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 55—56
  4. Деникин А. И. Очерки русской смуты. В 5-ти тт. — Париж, 1921—1923. — Переиздание: М.: «Вагриус», 2002. — ISBN 5-264-00809-4.
  5. Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934/ Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с., 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 64
  6. Волков С.В. Образование Добровольческой армии // Третій Римъ : Альманах. — 2001. — № 4. — С. 43-52.
  7. Статья Солнцевой С. А. «Ударные формирования Русской армии в 1917 году» в журнале «Отечественная история» 2007 № 2 стр. 47—59 на сайте «Regiment.ru»
  8. Революция и гражданская война в России: 1917—1923 гг. Энциклопедия в 4 томах. — М.: Терра, 2008. — Т. 4. — С. 265. — 560 с. — (Большая энциклопедия). — 100 000 экз. — ISBN 978-5-273-00564-8.
  9. Трушнович А. Р. Воспоминания корниловца: 1914—1934 / Сост. Я. А. Трушнович. — Москва—Франкфурт: Посев, 2004. — 336 с., 8 ил. ISBN 5-85824-153-0, стр. 89
  10. КОРНИЛОВЦЫ 1917 — 10 июня — 1967: Издание объединения чинов Корниловского Ударного Полка, Париж 1967 год

Литература[править | править код]