Бобыничское гетто

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гетто в Бобыничах
Ghetto Babynichi (Polatsk district) 3b.jpg
Памятник узникам Бобыничского гетто
Тип открытое
Местонахождение Бобыничи
Полоцкого района
Витебской области
Период существования лето 1941 —
февраль 1942
Число погибших 108
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Гетто в Бобы́ничах (лето 1941 — февраль 1942 года) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев деревни Бобыничи Полоцкого района Витебской области в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Оккупация Бобыничей и создание гетто[править | править код]

К началу войны в 1941 году в деревне Бобыничи (Бабыничи), кроме местных евреев, составляющих большинство населения местечка[1], также находилось и много евреев, приехавших на летний отдых. Эвакуироваться успела только небольшая часть из них[2].

17 июля 1941 года немецкие войска заняли деревню, и оккупация продлилась до 30 июня 1944 года[1][3]. Немецкий гарнизон численностью 30 человек разместился в здании школы[4]. Переводчиком немцы приказали быть еврею Иоффе, хорошо знавшему немецкий язык. Ему сразу приказали составить полный список местных евреев, включая даже младенцев[5].

В начале августа 1941 года днём посреди деревни были убиты Мойша Беленький и Анатолий Сискович, вернувшиеся домой после разгрома их воинских частей, на которых указал немцам местный житель Алешкин[5][6].

До осени 1942 года, пока в деревне не стали появляться партизаны, немцы почти не трогали нееврейское население местечка. Более того, крестьяне к взаимному удовлетворению обменивали у немцев ягоды, яйца и другие продукты на мыло и нитки. Абсолютно другим было отношение оккупантов к евреям, которых немцы, реализуя гитлеровскую программу окончательного решения еврейского вопроса, вплоть до полного уничтожения вынудили путём ряда ограничений жить в условиях гетто[6][7].

Гетто в местечке было так называемого «открытого» типа и официально стало числиться с декабря 1941 года[8][9].

Условия в гетто[править | править код]

Евреев никуда не переселяли, они продолжали жить в своих домах, и территория их проживания не была огорожена. Немцы не боялись, что узники разбегутся — обреченным людям некуда было уходить. Часть мужчин могли, конечно, уйти в лес и как-то выжить, несмотря на холод и голод, но они не могли оставить детей, жен и родителей. А с детьми и стариками шансов выжить в лесу не было, и помощь никто не мог оказать — даже когда и находились такие люди, они рисковали жизнями всех родных, потому что за помощь евреям немцы убивали всю семью. Даже когда бобыничские евреи узнали о расстрелах евреев в близлежащих местечках Кубличи и Прозороки, они не стали убегать и прятаться. Тех же узников, которые всё-таки решались на побег, обычно уже на следующий день находили и расстреливали[1][2][5].

Евреев использовали на изнурительных принудительных работах и постоянно избивали; питались они объедками[1].

Уничтожение гетто[править | править код]

Первый массовый расстрел евреев Бобыничей немцы устроили 2 января 1942 года (в декабре[7] 1941 года)[9]. За две недели до этого, в конце декабря 1941 года, обреченных людей загнали в два больших дома на углу центральной улицы, где они в ужасных условиях ожидали смерти[2][5][6].

Утром 2 января евреев вывели из домов на главную улицу и построили в колонну. Пять конвоиров с собаками повели людей по Полоцкой дороге. По обочинам улицы стояли жители деревни. Жена Шермана умоляла их забрать её дочь Светлану, которая была замужем за русским. Десятилетний Гирш Цирихман и ещё один еврейский мальчик попытались сбежать, но почти сразу были застрелены. Из толпы неслись крики, плач и стоны[5].

Убили их во рву недалеко от Усовского кладбища, примерно в километре от Бобыничей, немного в стороне от дороги. Немцы очень серьёзно относились к возможности еврейского сопротивления, и поэтому в первую очередь убивали в гетто или ещё до его создания евреев-мужчин в возрасте от 15 до 50 лет — несмотря на экономическую нецелесообразность, так как это были самые трудоспособные узники[10]. По этой причине расстрельная команда карателей состояла только из пяти человек — ведь сопротивление им никто не мог оказать поскольку среди убиваемых евреев, как свидетельствуют документы ЧГК, остались почти одни женщины, старики и дети. Пожилой Лейб Финкельштейн почти принес на себе обессилевшую жену. Ко рву подводили по одному-два человека, и двое немцев стреляли в них на глазах у ещё живых. Немощных стариков и маленьких детей бросали в яму живыми. Рива Герцик до последнего пыталась закрыть собой детей. Последним застрелили (как оказалось, только ранили) переводчика Иоффе, убив перед этим его детей и жену Риву[2][5][6].

Из семьи Герухман убили мать и трёх из четырёх сыновей (старший был в армии) — Элю, Топаза и Айзика. Сапожника Хаима убили вместе с тремя дочками — Басей, Тейбой и Лейкой. Убили Топаза Рухмана с женой и двумя сыновьями Айзиком и Сойкой, семью Лейбы Нохана с тремя дочками, семью Беленьких с детьми Зямой и Соней, Риву Герцик с детьми. Убили подростков Гофмана Гирша, Цирихмана Гирша, десятилетнюю Соню Беленькую[6].

Перед тем, как убитые были закопаны, их раздели мародеры. Переводчик, когда с него стягивали сапоги, пришел в себя, поднялся и выполз из рва. Испуганные мародеры только причитали: «Свят, свят, свят…». Раненый переводчик в надежде на помощь пришел к Будько — местному фельдшеру. В доме Будько, пособника оккупантов, в это время пировала расстрельная команда. Иоффе расстреляли второй раз[2][5][6].

Мойша Кравецкий с женой и двумя маленькими дочками (старшую звали Рая, имя младшей не сохранилось) сумел спрятаться, но соседи выследили их и донесли немцам — всех четверых убили[2].

Вторая «акция» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства) состоялась в феврале 1942 года (январе 1941 года[7]), и гетто было уничтожено полностью[2][6].

Всего в местечке Бобыничи были убиты 108 евреев[2][6][7][8][9].

На пепелищах на месте еврейских домов ещё долго копались те, кто верил в миф о «еврейском золоте»[2].

Память[править | править код]

После войны евреи в Бобыничах больше не жили[2].

В 1950-е годы в Бобыничи приезжали два брата Финкельштейна. Они установили на месте расстрела небольшой памятник с кованной оградой жертвам геноцида евреев. Ограду со временем украли. Летом 2007 года у въезда в деревню был установлен новый памятник евреям, погибшим в годы Катастрофы[2].

Много сведений о еврейской истории Бобыничей и о гибели евреев местечка удалось собрать местному школьному музею — во многом благодаря усилиям учительницы Зои Дмитриевны Шкляник[2].

Опубликованы фрагментарные списки евреев, убитых в Бобыничах[11].

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

См. также[править | править код]