Бешенковическое гетто

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бешенковическое гетто
Ghetto Beshenkovichi 1f.jpg
Памятник убитым евреям
Бешенковического гетто
Местонахождение Бешенковичи
Координаты 55°02′43″ с. ш. 29°26′35″ в. д.HGЯO
Период существования осень 1941 —
11 февраля 1943 года
Число погибших 2900[1]
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Бешенко́вичское гетто — (лето 1941 — 11 февраля 1943) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев посёлка Бешенковичи и близлежащих населённых пунктов в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Создание гетто[править | править код]

Бешенковичи были захвачены немецкими войсками 6 июля 1941 года, и оккупация города длилась почти три года — до 25 (26[2][3]) июня 1944 года[4].

Немцы сразу установили особый порядок для евреев. Им было приказано прибить на свои дома и нашить спереди и сзади на одежду жёлтые шестиконечные звезды, и им запрещалось свободно передвигаться: выходить из домов в ночное время и выходить за пределы городской черты. Под угрозой расстрела евреям запрещалось выезжать в другие населенные пункты. Даже просто ходить стало опасно — первым евреем, убитым в Бешенковичах, стал Дубров, который возвращался домой с продуктами, выменянными на вещи, и был застрелен немцем на улице[5]. Жителям поселка было приказано не общаться с евреями[6]. Немцы грабили и громили еврейские дома, насиловали еврейских девушек на глазах у их родных[5].

Осенью 1941 года, примерно в ноябре, немцы, реализуя нацистскую программу уничтожения евреев, согнали евреев Бешенковичей в гетто[7].

Условия в гетто[править | править код]

Узников заставили жить по 5-6 семей в доме. В основном эти дома находились по Лепельскому большаку (ныне улица Свободы), по улицам Лепельской и Чашникской[7] — и эта часть улиц была огорожена. Домов в гетто было более десяти. В поселке Стрелка это был один дом, стоявший на берегу Двины, и до войны принадлежавший Юдовину Шае.

Жили евреи гетто за счет того, что пытались обменивать свои вещи на продукты питания. Тяжелее всего было детям, старикам и больным, и особенно трудно стало с наступлением холодов[6].

Случаи побега из гетто были практически исключены. Бежать было некуда, а местных жителей жестоко наказывали за помощь евреям.

По воспоминаниям свидетелей: «Каждый день евреев собирали в парке, и немцы отбирали людей для работы. Немец, снаряжавший на работу, надевал на палку горлышко от бутылки и этой палкой бил по головам и спинам. И немцы, и полицаи свирепствовали одинаково, людей расстреливали просто так, для развлечения»[7][8].

Уничтожение гетто[править | править код]

Спуск к реке по улице Советской, по которой евреев Бешенковичского гетто вели на расстрел

Перед самым уничтожением контроль над евреями со стороны нацистов был специально ослаблен, и у многих появилась надежда, что их не тронут. Но это был обман — 11 февраля 1942 года комендант объявил, что состоится уничтожение евреев и приказал собрать подводы. За день до этого пленным (30 человек) было приказано выкопать яму[6][9].

Из материалов Витебской областной комиссии ЧГК[10]:

«Расстреляно и замучено… по городу Бешенковичи… еврейского населения 2900 человек. Расстрел производился на берегу реки…, трупы выбрасывались в Западную Двину. Расстреливали из автоматов простыми и разрывными пулями, многие жертвы закапывались живыми, особенно дети и старики…»

11 февраля 1942 года был солнечный и очень морозный день. В 10 часов утра всех евреев (более чем 800 человек, в основном — старики, женщины и дети) вооруженные немцы выгнали на улицу и согнали на площадь к церкви. Никаких вещей и продуктов брать с собой не разрешалось. Первую группу евреев, составивших большинство из собравшихся на площади, колонной погнали по улице Свободы через замерзшую Двину на расстрел. Охрана была небольшой (примерно 16 человек), возглавлял конвоиров и шел впереди колонны лейтенант Кубан. В убегавших стреляли, и на обочинах лежали окровавленные тела, стоял страшный крик. Первую группу привели на опушку леса примерно в одном километре за рекой у поселка Стрелка, недалеко от дороги Бешенковичи-Шумилино, и приказали опуститься на колени. Лейтенант Кубан (Кубель) приказал фельдфебелю Витгеру взять 6-7 жандармов и привести оставшихся евреев[8][9][11].

Перед расстрелом приговоренных раздели до нижнего белья и заставили снять обувь. Перед ними выступил Ризькин — начальник дорожного управления, и сказал, что евреи должны смириться со смертью, потому что «это кара за предательство Христа». К яме длиной 10 метров и глубиной 3 метра, находившейся примерно в 30 метрах, отводили по несколько человек. Через яму были перекинуты три широкие доски, обреченных людей заставляли бежать по ним один за другим, а четыре немца стреляли по бежавшим из автоматов. На дне ямы два немецких солдата растаскивали тела убитых по сторонам. В яму падали живые и мертвые, многих засыпали живыми. Убийство продолжалось до 16:00. Звуки стрельбы были слышны в Бешенковичах, и местное население понимало, что происходит[6][9][11].

Тела евреев, убитых во время конвоирования к месту расстрела, а также немощных стариков и больных, которые не могли идти сами к месту расстрела, затем собрали и на подводах свезли в яму, которая была выкопана одновременно с первой, имела примерно те же размеры и находилась рядом с ней. Место расстрела охранялось немцами около недели, и местные жители не могли к ней подойти[6][9][11].

Одежду, снятую евреями перед смертью, немцы собрали и свезли к себе, во двор здания комендатуры (находилось на месте нынешнего райисполкома), и затем продавали местному населению[11].

Затем в этом же месте было несколько расстрелов тех евреев, которые ещё оставались в живых. Немцы временно оставили в живых шорников, портных, одного врача и других нужных им специалистов[11] — и в гетто теперь находилось только 40-50 человек. Также немцы расклеивали объявления, что оставшиеся в живых евреи могут вернуться, их не тронут, и они будут помогать мастерам. Зимой 1943 года и эти последние бешенковичские евреи были убиты возле усадьбы «Старый Мариенфельд»[12] примерно в 1 километре от Бешенковичей по направлению к Сенно:

Я увидела, как каратели на грузовой машине привезли на расстрел евреев. Несколько полицаев пошли по полю к болотцу, а затем к тому месту подъехала машина с пленниками. До этого кем-то была вырыта яма на этом болотце. Каратели брали из автомашины одного арестованного, подводили к яме и расстреливали. Среди евреев были и мужчины, и женщины… После войны трупы расстрелянных никто не перезахоранивал. На месте расстрела никаких надгробий и памятников нет. Нет и могилы как таковой. После войны болотце было осушено и всё запахано.

Из воспоминаний очевидицы Петуховой Ульяны Даниловны[13]
Вид со стороны Бешенковичей с улицы Советской на бывший посёлок Стрелка, где произошло массовое убийство евреев Бешенковичского гетто, и где установлен памятник погибшим

Организаторы и исполнители массовых убийств[править | править код]

Сохранились имена некоторых из организаторов и исполнителей «акций» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства) против евреев в Бешенковичах.

Начальником подразделения СД в местечке был Филипп Василевский[13]. В полиции служил Фёдор Бондаренко[13].

Случаи спасения и «Праведники народов мира»[править | править код]

Фишельман Дыня Менделевна, 1909 года рождения, спаслась, потому что уже возле расстрельной ямы немцы приняли ее за русскую и отпустили[11].

Отдельные жители Бешенковичей, несмотря на угрозу смерти, спасали односельчан-евреев[6]. Пестунов Харитон Васильевич 11 февраля 1942 года в то время, когда немцы сгоняли узников гетто на улицу, спрятал у себя 7 евреев. Нацисты обнаружили их, забрали вместе с Пестуновым и погнали на расстрел вместе с остальными евреями - и только чудом он не был убит[11].

Перегуд Николай Илларионович и его жена Анна за спасение семьи Немцовых были удостоены почетного звания «Праведник народов мира» от израильского Мемориального комплекса Катастрофы и героизма еврейского народа «Яд ва-Шем» «в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы Второй мировой войны» (решение № 751)[14][15][16].

Память[править | править код]

Благодаря воспоминаниям свидетелей, сохранились отдельные фамилии и имена убитых евреев[6][9][17][18][19][20][21].

После войны евреи начали сбор средств на установку памятника жертвам геноцида евреев в Бешенковичах. Деньги присылали дети и родственники погибших из разных городов Советского Союза. И памятник, и ограда были привезены из Ленинграда, и в 1958 году памятник был установлен на братской могиле на месте расстрела с надписью на русском языке и идише: «Здесь похоронено 1068 местных жителей, погибших от рук гитлеровцев 11.02.1942 г.»[22][23].

Источники[править | править код]

  1. Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 845, опись 1, дело 5, лист 1;
  2. И.П Шамякин (гл. ред.), Г. К. Киселёв, Е. В. Малашевич и др. "Память. Историко-документальная хроника Шумилинского района. — Минск, издательство «Белорусская советская энциклопедия», 1985
  3. «Памяць. Бешанковіцкi раён», 1991, с. 167, 169.
  4. Периоды оккупации населенных пунктов Беларуси
  5. 1 2 Я. Рухман. Два года я был девочкой Архивная копия от 22 июня 2013 на Wayback Machine  (Проверено 15 июня 2011)
  6. 1 2 3 4 5 6 7 Без срока давности Архивная копия от 15 августа 2009 на Wayback Machine  (Проверено 15 июня 2011)
  7. 1 2 3 М. Миценгендлер. «По дороге к парому» Архивная копия от 22 июня 2013 на Wayback Machine  (Проверено 15 июня 2011)
  8. 1 2 Е. Гольбрайх. «В дверях стоял сын» Архивная копия от 22 июня 2013 на Wayback Machine  (Проверено 15 июня 2011)
  9. 1 2 3 4 5 Воспоминания свидетелей Архивировано 10 августа 2009 года.  (Проверено 15 июня 2011)
  10. Акт от 4 апреля 1945 года по Бешенковичскому району  (Проверено 29 ноября 2012)
  11. 1 2 3 4 5 6 7 Национальный архив Республики Беларусь (НАРБ). — фонд 1363, опись 1, дело 1077, листы 8-13, 15-18, 20-24, 29-31, 34-37, 51-52 — протоколы допросов свидетелей расстрела евреев в м. Бешенковичи, февраль 1948 года;
  12. Мариенфельд — немецкая колония в Бешенковичах
  13. 1 2 3 «Земля здесь помнит их стоны…», газета «Народнае слова», Витебск, 8 мая 2007, № 51 (2376), стр. 4
  14. Газета «Народнае слова» «Чужого горя не бывает», февраль 1998 года
  15. Е. Юдовин. Некогда думать, надо спасать Архивировано 22 июня 2013 года.  (Проверено 15 июня 2011)
  16. Яд Вашем. История спасения. Перегуд Николай и Анна
  17. М. Фишельман. О том, что помню Архивная копия от 22 июня 2013 на Wayback Machine
  18. Гутман З. Х. Жизнелюб Архивировано 22 июня 2013 года.
  19. Г. Майзель. Мамины родители Архивировано 22 июня 2013 года.
  20. Л. Полыковский. Броня Левина и её семья Архивировано 22 июня 2013 года.
  21. Леоненко С. Данные о евреях, живших в Бешенковичах и погибших в годы Холокоста
  22. Бешенковичи — статья из Российской еврейской энциклопедии
  23. Холокост в Бешенковичах  (Проверено 15 июня 2011)

Архивные источники[править | править код]

Литература[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

  • А. Шульман. На качелях времени (легенды и были Бешенковичей), Мн.: «Медисонт», 2009, ISBN 978-985-6887-58-4
  • Е. М. Юдовин. На волнах моей памяти. Воспоминания, Хайфа: JKDesign, 2010
  • Винница Г. Р. Холокост на оккупированной территории Восточной Беларуси в 1941—1944 годах. — Мн.: Ковчег, 2011. — 360 с. — 150 экз. — ISBN 978-985-6950-96-7.
  • Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944. — Тель-Авив: Библиотека Матвея Черного, 2000. — 432 с. — ISBN 965-7094-24-0.
  • Черноглазова Р. А., Хеер Х. Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг.: сборник материалов и документов. — Изд. 2-е, испр. и доп.. — Мн.: Э. С. Гальперин, 1997. — 398 с. — 1000 экз. — ISBN 985627902X.

См. также[править | править код]