Гетто в Прозороках

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гетто в Прозороках
Valley of the Communities - Belarus 008.jpg
Прозороки в списке уничтоженных во время Холокоста еврейских общин в «Долине разрушенных общин» в музее Яд Вашем
Тип открытое
Местонахождение Прозороки
Глубокского района
Витебской области
Период существования лето 1941 — 6 декабря 1941 года
Число погибших 420
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Гетто в Прозоро́ках (лето 1941 — 6 декабря 1941) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев деревни Прозороки Глубокского района Витебской области и близлежащих населённых пунктов в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Оккупация Прозороков и создание гетто[править | править код]

В Прозороках до войны жило более 40 еврейских семей[1][2].

3 июля 1941 года Прозороки были захвачены немецкими войсками, и оккупация продлилась 3 года — до 30 июня 1944 года[2][3][4].

Из местных коллаборационистов немцы выбрали Трайковского и поставили его войтом (старостой) деревни[2][5].

Нацисты, реализуя гитлеровскую программу уничтожения евреев, организовали в местечке гетто. В гетто свезли ещё несколько семей, которые работали на железной дороге, все 6 еврейских семей из Язно — местечка между Дисной и Прозороками, и позже — всех евреев из Зябок[1][2].

Условия в гетто[править | править код]

Евреев оставили жить в своих домах[2].

Из воспоминаний свидетеля[2]]:

«…На следующий день мы узнали, что две сестры, Роза и Рита Якерсон, были накануне где-то в гостях и пока ещё живы. Под вечер от комендатуры их повели на расстрел. Это были известные на всю округу красавицы. Они шли, взявшись под руки, спокойно, тщательно скрывая страх. Немцы курили, а полицай заставлял девушек раздеться. …Поставил на самом краю лицом к яме. Когда к ним подошли два немца с винтовками, они повернулись к ним. Фельдфебель и полицай орали, приказывали повернуться к яме, но девушки взялись за руки и остались неподвижными. Они смотрели солдатам в глаза. Две красивые девушки, босые, в одних коротких рубашках, с распущенными чёрными волосами и большими печальными глазами. Перед залпом я невольно закрыл глаза, а открыл — девушки уже лежали в яме с изуродованными страшными лицами. Наверное, стреляли разрывными пулями. Немцы о чём-то спокойно разговаривали, а полицай собирал одежду и обувь убитых».

Евреев ежедневно под угрозой смерти грабили и принуждали сдавать драгоценности. Это продолжалось, пока узники находили возможность откупиться, а как только оказалось, что золота больше нет, оккупанты решили всех убить[4].

Уничтожение гетто[править | править код]

Карательный отряд в Прозороки прибыл из Глубокого. 5 декабря всех евреев Прозорок, Загатья, Зябок — всего более 350 человек — согнали в Прозорокскую школу без вещей и без еды. Местным жителям немцы приказали закрыть в домах ставни, наглухо занавесить окна и не выходить из домов[2][5].

В тот же день из близлежащих деревень пригнали несколько десятков крестьян, которым приказали выкопать огромную яму на окраине леса, в километре от Прозорок, рядом с шоссейной дорогой[4].

Утром 6 декабря 1941 года полицаи заходили в еврейские дома и приказывали всем оставшимся евреям немедленно явиться в школу без вещей. Неевреям приказали закрыться в своих домах[2][5].

В 11 часов утра на 20-градусном морозе евреев повели на расстрел. Большую группу женщин и детей вел немецкий конвой. Когда колонна обреченных людей стала поворачивать на улицу, которая вела к церкви, со стороны Марусинского леса стали слышны выстрелы и отчаянные крики[2][5].

В это же время по улице вели ещё одну колонну из женщин и детей. Мужчин и подростков выводили из школы полем в обход местечка под усиленным конвоем и убили в той же яме первыми[2][5].

6 декабря 1941 года к 14 часам в Прозороках были убиты 380 евреев из самого местечка и из близлежащих деревень — в основном женщины, старики и дети. Людей конвоировали немцы и полицаи посемейно по 4-5 человек. Путь проходил от школы, возле церкви сворачивали на просёлочную дорогу, ведущую к лесу. Там людей раздевали до нижнего белья (догола[1]), снимали обувь и заставляли прыгать в яму, где из винтовок убивали. Некоторые не могли устоять на ногах, падали — их убивали на земле и сбрасывали в яму. Убитых в яме засыпали песком, а наверх падали новые жертвы. Детей бросали в яму живыми[2][3][4][5].

Многие из молодых парней пытались убежать в лес, пользуясь суматохой во время «акции» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства), но их догоняли на лошадях, избивали нагайками, возвращали к яме и убивали. 13-летний Мулька Полячек убежал, по нему стреляли, но не попали, и тогда молодой полицай из оцепления догнал его и притащил к яме. 18-летний Тевка Шапиро убежал и успел скрыться, но за ним на санях погнались два полицая, поймали через 10 километров, привезли назад и убили — последнего в этот день. Убивали в основном пьяные полицаи, а немцы только наблюдали. Уже затемно яму засыпали пригнанные для этого местные мужики, а «бобики» (так в народе презрительно называли полицаев[6][7]) собрали обувь и одежду убитых и поехали в школу делить эти вещи между собой[2][4][5].

Из воспоминаний свидетеля[2][5]]:

«…Подводили людей по четыре человека. Они раздевались, снимали обувь и становились на край ямы, спиной к немецким солдатам. Следовала команда, и раздавался залп. У нас на глазах убивали женщин, детей и стариков. Палачи менялись после нескольких залпов. К яме подогнали очередную четверку — мать и троих детей. Они молча разделись, но когда полицай показал матери место у ямы, дети обхватили её руками со всех сторон, вцепились в рубашку и прижались к ней. Полицаи, матерясь, стали их растаскивать. Но дети словно прикипели к материнскому телу. Тогда их стали избивать прикладами. Потом волоком потащили к яме. Немцы убили их, лежащих на снегу, выстрелами в головы».

Случаи спасения[править | править код]

Сыну владельца мельницы из Зябок Итмана Бораха и сыну владельца кожевенной мастерской Ходаса Бэрка удалось убежать к партизанам. Они воевали в партизанском отряде «Грозный» бригады им. В. М. Короткина. Во одном из боёв Ходас погиб, а Итман остался живым и после войны уехал в Америку[4].

Ещё двух прозорокских еврея — Гофмана и Юдку (фамилия не сохранилась) — по неизвестной причине отправили в Глубокское гетто, где они летом 1943 года участвовали в восстании, спаслись и воевали в партизанах. Гофман погиб, а Юдка остался жив[2][5].

Сопротивление[править | править код]

С самого начала войны на островах в местных болотах прятались еврейские семьи. Они жили в землянках и были вооружены. Многие из евреев, бежавшие из гетто, пробирались через болото к этому острову. В 1943 году около семидесяти партизан из 4-й Белорусской партизанской бригады после тяжелых боев с немцами оказались в этих местах и соединились с евреями на болоте. Так был создан 6-й партизанский отряд 4-й Белорусской партизанской бригады. Этот отряд почти полностью разговаривал на идише, а в субботу там собирался партизанский миньян[1].

Память[править | править код]

На братской могиле жертв геноцида евреев у шоссе Полоцк-Глубокое, в нескольких сотнях метров от Прозорок, около хутора Марусино, после войны был установлен памятник. В начале 2000-х годов на этом месте поставили новый памятник — валун с надписью «6 декабря 1941 года на этом месте фашисты расстреляли 420 евреев: мужчин и женщин, детей и стариков — жителей местечек Прозороки и Зябки. Светлая им память! Этого забыть нельзя!»[2][3].

Источники[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Воспоминания Сосновика Иосифа Симховича Архивная копия от 30 октября 2016 на Wayback Machine
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 А. Шульман. Местечко в центре Европы Архивная копия от 19 августа 2014 на Wayback Machine
  3. 1 2 3 Прозороки — статья из Российской еврейской энциклопедии
  4. 1 2 3 4 5 6 «Черные дни Прозороков», газета «Беларусь сегодня», 31 января 2001 года
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Черные дни Прозороков
  6. «Памяць. Асіповіцкi район» / уклад.: П. С. Качановіч, В. У. Xypciк; рэдкал.: Г. К. Кісялёу, П. С. Качановіч i iнш. — Мінск: БЕЛТА, 2002 ISBN 985-6302-36-6 (белор.)
  7. А. Адамович, Я. Брыль, В. Колесник. «Я з вогненнай вёскі…» / Мінск: Мастацкая літаратура, 1975

Литература[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

См. также[править | править код]