Россонское гетто

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Россонское гетто
Ghetto Rasony 1a.jpg
Памятник на месте расстрела узников Россонского гетто в Себежском переулке.
Тип закрытое
Местонахождение Россоны
Витебской области
Период существования сентябрь 1941 —
10 января 1942
Число погибших около 500
Commons-logo.svg Россонское гетто на Викискладе

Россо́нское гетто — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев посёлка Россоны и близлежащих населённых пунктов в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны. Существовало с сентября 1941 года по 10 января 1942 года.

Оккупация Россон[править | править код]

Местечко было захвачено подразделениями вермахта 15 июля 1941 года, и оккупация продлилась 3 года — до 12 июля 1944 года[1]. Территория Россон вошла в военную зону оккупации, отнесенную к штабу тыла группы армий «Центр».

Создание гетто[править | править код]

Предположительно в сентябре-октябре 1941 года нацисты по приказу местного коменданта Отто Ленца согнали евреев в гетто, находившееся на улице Советской (современное название). Гетто разместили в здании комбината бытового обслуживания (КБО), в швейных мастерских[2][3][4][5][6].

Сюда также пригнали и евреев из близлежащих деревень и местечек (большинство из Освейского и Дриссенского районов): Альбрехтово, Горбачево, Заборья, Клястиц, Юхович (в Юховичах с 1939 года проживало 33 еврея)[3]. Находились здесь также евреи из Латвии и евреи-беженцы из Польши[7][5].

Нацисты скрывали свои планы по осуществлению программы уничтожения евреев. Тем, кого переселяли из населенных пунктов Россонского района, гитлеровцы объявили, что будут отправлять их в Палестину. При этом евреи должны были взять с собой все ценности и лучшие вещи, которые потом у них изъяли.

Условия в гетто[править | править код]

Узников разместили в гетто везде, где только можно: в домах, сараях, под открытым небом на улице. Евреи, лишенные всех прав, принуждались под страхом смерти носить повязки с шестиконечной звездой жёлтого цвета. Гетто охраняли немецкие солдаты и белорусские полицаи[5].

Вначале гетто не было огорожено, но примерно к декабрю 1941 года его территорию оцепили колючей проволокой. «В лагере был установлен каторжный режим: пищи не давали, вечерами пьяные немцы врывались в лагерь „гетто“, глумились над заключенными, избивали и истязали»[8]. Узников, не получавших еды, вначале выпускали из гетто — они расходились по домам местных жителей и просили продукты питания.

Начиная с декабря 1941 года, из гетто евреев не выпускали. «У ворот лагеря была написана афиша, что кто только посмеет выйти за лагерь, за проволоку на месте будет расстрелян»[9]. Наиболее слабые из узников — старики и дети не выдерживали существования в таких условиях и умирали. Их тела лежали прямо в помещениях, где жили евреи. «В таком состоянии они находились до января 1942 года. Численность евреев доходила до 488 человек»[10][2].

Уничтожение гетто[править | править код]

Историю Россонского гетто можно условно разделить на два периода. Первый, более «мягкий» — «открытое гетто» — длился с конца сентября до декабря 1941 года. Второй, «жесткий», — «закрытое гетто» — с декабря 1941 года до дня ликвидации[3].

В 1941-42 годах евреев из гетто расстреливали на восточной окраине местечка в районе улицы Короткевича[4].

Предположительно 10 января 1942 года евреев вывели из гетто и колонной, растянувшейся метров на сто, погнали по Себежскому переулку (сейчас улица Школьная) на северную окраину Россон в сторону леса и убили приблизительно в 150 метрах от того места, где стоит памятник погибшим[4][6][11][5]: «Под усиленным конвоем немцев и местной полиции весь лагерь в количестве 488 человек был вывезен за местечко Россоны и близ полотна железной дороги все заключенные расстреляны из винтовок и пулеметов. Перед этим по приказанию коменданта Отто Ленц немцы над евреями всячески издевались: связывали руки одного человека с другим и в таком виде вели на расстрел. Перед расстрелом заставляли снимать одежду и обувь, которую забирали себе»[12].

Убитые были свалены в песчаном карьере и не были засыпаны. Только в апреле 1942 года комендант Ленц позволил закопать разложившиеся тела в трех ямах[5].

После казни оккупанты оставили в живых около двадцати евреев-специалистов, которых примерно через два месяца тоже расстреляли[3]. Только в апреле 1942 года местный комендант Ленц распорядился захоронить в трёх ямах тела погибших узников Россонского гетто.

Всего в Россонском гетто были замучены и убиты 488 евреев[6][11].

Среди убитых — 8 еврейских семей из Польши (из Варшавы и Пултуска), нашедших убежище в Юховичах (Клястицкий сельсовет) после 1938 года — всего 33 человека[13].

Побеги и случаи спасения[править | править код]

Евреи могли уйти из гетто, однако они не решались оставить свои семьи. Оккупанты за побег кого-либо казнили не только членов семьи — уничтожались все евреи, проживавшие в доме беглеца. Только одиночки пытались бежать. Шестидесятилетний Евсей Абрамович Мейксан из Горбачева выбрался из гетто, однако его задержали коллаборационисты и расстреляли. Абрам Хитров из Юховичей в январе 1942 года накануне расстрела, ночью, ушел из гетто (прополз под ограждением). Он прятался в бане довоенных соседей, но они тут же сообщили оккупантам о нём, после чего Абрама расстреляли[3][5].

Из расстрельной ямы выбрались и пошли в сторону деревни Дворище человек пять, но кто-то их выдал и их расстреляли[5].

В. Э. Воротынская спасла свою подругу Веру Рабинович (по мужу Терехову) из Клястиц. Вера выбралась из гетто и пришла к ней, решив, что самый простой способ спасения — это сменить фамилию (она ещё оставалась на девичьей). Подруги отправились к бургомистру Василию Рагачу, который до войны работал учителем и знал их. Он выдал справку на фамилию супруга, что позволило Вере уйти в деревню Прохорово к родителям мужа.

Некоторые узники пытались спастись, укрываясь в убежище. Вблизи деревни Поповка (ныне Озерное) на острове скрывалась еврейская семья. Кто-то донес на них оккупантам, и их расстреляли. Еврей Новик из деревни Заборье прятался в землянке в Чёрном бору, но и его выдали[3].

Память[править | править код]

На месте расстрела (Себежский переулок) в 1962 году была установлена мемориальная доска, а в 1974 году — памятник со стандартной для тех лет надписью без упоминания слова «еврей»: «Здесь захоронены 488 человек — жертв фашизма, расстрелянных в феврале 1942 года». Дата на стеле указана неточно — расстрел был 10 января 1942 года[4][5][14].

В послевоенные годы многое для сохранения памяти о погибших земляках сделал Роман Наумович Смоткин. Он переписывался со свидетелями и составил списки погибших 10 января 1942 года — более 130 человек, опубликованные затем в книге «Памяць. Расонскi раён»[5][15].

В 1965 году установлен обелиск на братской могиле военнопленных и евреев, убитых в 1941-42 годах на восточной окраине поселка на улице Короткевича[4][5].

Источники[править | править код]

Дополнительная литература[править | править код]

  • Ицхак Арад. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941—1944). Сборник документов и материалов, Иерусалим, издательство Яд ва-Шем, 1991, стр. 16 ISBN 9653080105
  • Р. А. Черноглазова, Х. Хеер. Трагедия евреев Белоруссии в 1941—1944 гг.: сборник материалов и документов Мн.: издательство Э. С. Гальперин, 1997, ISBN 985627902X

Примечания[править | править код]

  1. Периоды оккупации населенных пунктов Беларуси
  2. 1 2 «Памяць. Расонскi раён»., 1994, с. 170, 273.
  3. 1 2 3 4 5 6 Г. Р. Винница. Холокост на оккупированной территории Восточной Беларуси в 1941—1945 годах. — Мн., 2011, стр. 313—315 ISBN 978-985-6950-96-7
  4. 1 2 3 4 5 Россоны — статья из Российской еврейской энциклопедии
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 А. Шульман. Следы на земле
  6. 1 2 3 Справочник о местах принудительного содержания, 2001, с. 25.
  7. «Памяць. Расонскi раён»., 1994, с. 273, 276.
  8. Акт об уничтожении немецко-фашистскими захватчиками мирного населения и военнопленных на территории Россонского района за 1941—1944 гг. Россоны. 18 марта 1945 г.// Зональный государственный архив в г. Полоцке. — Фонд 687. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 56.
  9. Протокол опроса свидетеля Осиповой Е. П. 12 марта 1945 г. Следственные материалы о чинимых злодеяниях немецко-фашистских захватчиков и их сообщников по Россонскому району, Полоцкой области // Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Фонд 7021. — Оп. 92. — Д. 222. — Л. 202.
  10. Акт. 1945 г. марта 14 дня. м. Россоны // Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). — Фонд 7021. — Оп. 92. — Д. 222. — Л. 196.
  11. 1 2 «Памяць. Расонскi раён»., 1994, с. 170.
  12. Акт об уничтожении немецко-фашистскими захватчиками мирного населения и военнопленных на территории Россонского района за 1941—1944 гг., Россоны, 18 марта 1945 г. // Зональный государственный архив в г. Полоцке. — Фонд 687. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 56.
  13. «Памяць. Расонскi раён»., 1994, с. 276.
  14. М. Ботвинник. «Памятники геноцида евреев Беларуси», Минск, «Навуковая думка», 2000, стр. 181
  15. «Памяць. Расонскi раён»., 1994, с. 273—276.

См. также[править | править код]