Гетто в Волынцах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гетто в Волынцах
Ghetto Volyntzy 1b.jpg
Новый памятник на месте убийства 130 евреев - узников Волынецкого гетто.
Установлен в 2013 году.
Местонахождение Волынцы
Верхнедвинского района
Витебской области
Период существования лето 1941 — 22 февраля 1942
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Гетто в Волы́нцах (лето 1941 — 22 февраля 1942) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев деревни Волынцы Верхнедвинского района Витебской области в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Оккупация Волынцов и создание гетто[править | править код]

Значительную часть населения местечка Волынцы перед войной составляли евреи — 38 домов[1].

К началу войны в Волынцах жили и евреи из Германии. В своё время они бежали в Польшу, а после 17 сентября 1939 года — в БССР[1][2][3].

Польские беженцы 1939 года, бывшие в Волынцах, рассказывали об ужасах немецкой оккупации. Однако эвакуироваться захотели и сумели немногие. А часть из тех, кто рискнул выйти в дальнюю дорогу на восток, вскоре кто был расстрелян немцами с самолетов, а кто был вынужден вернуться[1][2][3].

Из еврейских семей успели уехать с семьями Ялов, Фейгинов, Иоффе, Гор, Свердлов, Акодис, Смирин, Шацман. Но большинство евреев остались[2][3].

12 июля 1941 года немецкие войска заняли Волынцы, и оккупация продлилась три года — до 12 июля 1944 года[2][3].

Волынцы делились рекой Дрисса, притоком Западной Двины, на две неравные части. Немцы, реализуя гитлеровскую программу уничтожения евреев, организовали в местечке гетто, отведя под него маленькую часть местечка — несколько небольших улиц за Дриссой. Всех евреев согнали туда при помощи полицаев[1].

Условия в гетто[править | править код]

Всем евреям приказали пришить сзади на одежду белую шестиконечную звезду[2][3].

Гетто было оцеплено колючей проволокой, и выходить без разрешения евреям запрещалось, но тщательную охрану оккупанты не выставляли, потому что мало кто решался бежать. Бежать с детьми или со стариками было бессмысленно — зима 1941-42 годов была очень ранней и суровой, и в лесах беглецы сразу погибали от холода. На помощь местных жителей рассчитывать было нельзя — очень редко кто-то помогал евреям, потому что за это со стороны немцев полагался расстрел[1].

На месте убийства евреев — узников Волынецкого гетто

Узников гоняли на тяжелые принудительные работы в соседнюю деревню Прудинки — в том числе заготавливать дрова и расчищать дороги[2][3].

Еды в гетто не было. Некоторые бывшие соседи немного помогали — тайком передавали кто картошину, кто свеклу, но многие евреи болели от голода[2][3].

Уничтожение гетто[править | править код]

Всех ещё живых евреев Волынцов, около 130 (84[4][5]) человек, убили 22 февраля 1942 года[1][2][3].

На окраине деревни, возле дороги, немцы и полицаи заставили евреев самих выкопать себе длинную глубокую яму. Полицаи, издеваясь над евреями, говорили, что «пришел ваш последний день»[1].

«Акцию» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства) для устрашения местного населения специально провели в базарный день, в последнее воскресенье февраля, — когда в Волынцы приехало много крестьян из близлежащих деревень. Они видели, что происходит, и слышали выстрелы[2][3].

Обреченных людей выстроили в ряд и расстреливали из автоматов. Стоял страшный крик. Убитые падали в яму вместе с раненными[2][3].

После расстрела староста ходил по деревне и собирал людей закапывать траншею[2][3]

Ребенок Соня Гуревич успела перед расстрелом спрятаться под печь, но потом от страха не выдержала, вылезла и побежала искать родителей. Полицаи её схватили, отвели к траншее и зарезали[2][3].

Случаи спасения[править | править код]

Рива Циркина (16 лет) с братом Леней (12 лет) по настоянию отца бежала из гетто. Отец остался с младшими детьми — и все они были убиты 22 февраля. В деревне Ярмолино Верхнедвинского района Риву с братом приютила и несколько месяцев прятала семья Петровских, хотя у них было восемь детей, и они рисковали их жизнями. После освобождения Беларуси Леня Циркин стал сыном полка, а Рива медсестрой.

В 1998 году Аркадий Петровский, его жена Мария и дочери Александра и Зинаида были удостоены почетного звания «Праведник народов мира» от израильского мемориального института «Яд ва-Шем» «в знак глубочайшей признательности за помощь, оказанную еврейскому народу в годы Второй мировой войны». Родители были награждены медалями посмертно[1].

Память[править | править код]

Могила супругов Шенкман — Ривы (в девичестве Циркина) и Михаила

После войны в местечко вернулось несколько еврейских семей[2][3].

В 1991 году жительница Волынцов Мария Егоровна Булавская по памяти составила список жертвы геноцида евреев в местечке — около 40 фамилий, но полного списка нет[2][3][6].

В Волынцах на братской могиле убитых во время Катастрофы евреев был установлен памятник с надписью: «Жертвам фашизма февраля 1942 года». В 2013 году на месте старого памятника был установлен новый, с надписями на трёх языках — белорусском, английском и иврите[7].

Рядом с памятником находится могила супругов Шенкман — Ривы (в девичестве Циркина) и Михаила. После войны спасшаяся из Волынецкого гетто Рива Циркина вышла замуж за бывшего партизана Михаила Шенкмана, у которого немцы расстреляли жену и двоих детей. Рива и Михаил завещали похоронить их рядом с жертвами гетто[1].

Примечания[править | править код]

Источники[править | править код]

  • У. С. Богау, А. Ф. Бубала i iнш. (рэдкал.); А. Ф. Бубала. (уклад.). «Памяць. Верхнядзвінскі раён». Гісторыка-дакументальная хроніка гарадоў і раѐнаў Беларусі. кніга 1. — Мн.: "Паліграфафармленне", 1999. — 526 с. — ISBN 985-6351-06-5.  (белор.)

Дополнительная литература[править | править код]

См. также[править | править код]