Гетто в Телеханах

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Гетто в Телеханах
Ghetto Telekhany 1a.jpg
Памятник на месте убийства
1400 евреев Телехан
Местонахождение Телеханы
Ивацевичского района
Брестской области
Период существования июль 1941 —
август 1941 года
Число узников около 2 000
Число погибших около 2 000
Председатель юденрата Авраам Левин
и Моше Каплан
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Гетто в Телеха́нах (июль 1941 — август 1941) — еврейское гетто, место принудительного переселения евреев городского посёлка Телеханы Ивацевичского района Брестской области и близлежащих населённых пунктов в процессе преследования и уничтожения евреев во время оккупации территории Белоруссии войсками нацистской Германии в период Второй мировой войны.

Оккупация Телехан и создание гетто[править | править код]

К началу войны евреи составляли почти половину населения Телехан, включая евреев-беженцев из оккупированной немцами Польши[1].

Посёлок был захвачен немецкими войсками 27 июня 1941 года, и оккупация длилась более 3-х лет — до 10 июля 1944 года[2][3].

Из местных евреев только немногие (в основном, молодёжь), успели уйти на восток[1].

Несколько дней до прихода немцев в поселке было безвластие, и местные мародёры грабили всё, что осталось в магазинах и у евреев: «С топорами и ножами в руках они врывались в еврейские дома, потрошили шкафы и сундуки. Мужики и бабы тащили тюки с костюмами, мехами, коврами. Хватали хозяйственную утварь, даже мебель. Кто сопротивлялся — безжалостно избивали. Появились бежавшие из тюрем уголовники, знавшие зажиточных евреев. Они издевались над ними, вымогая золото и валюту. Грабёж продолжался два дня, и сельская мразь стала врываться в дома христиан»[1].

Сразу после захвата Телехан немцы расстреляли трёх евреев (Гершула Коэна, Изю Шлябмана и Лейба Костринского), которые хотели бежать и которых выдали местные жители[1].

Первый приказ немецкого коменданта Телехан относился только к евреям, которым предписывалось пришить на правой стороне груди и на левом плече жёлтую шестиконечную звезду. Встречая немца, они должны сойти с тротуара на проезжую часть, снять головной убор и поклониться. За невыполнение этих указаний следовал расстрел[1].

Первым действием оккупантов было создание полиции из местных коллаборационистов — большей частью из уголовников-садистов. Например, один из них, некий Викторович «однажды ударил проходившую еврейку и упавшую, в крови, заставил слизывать пыль с сапога. Затем он застрелил несколько евреев»[1].

Реализуя нацистскую программу уничтожения евреев, немцы организовали в местечке гетто[4] и приказали евреям создать юденрат, через который отдавали распоряжения и передавали требования о «контрибуциях». Председателями юденрата оккупанты назначили Авраама Левина и Моше Каплана[1].

Нацисты и полицаи часто издевательски заставляли евреев выполнять бессмысленные тяжёлые работы, до смерти избивая их при этом. Также евреев постоянно унижали самыми дикими способами — например, заставляли руками вычерпывать фекалии из уборной[1].

Из воспоминаний Богдана Мельника[1]:

"Евреи шли в страхе, с опущенными головами. Их избивали без всякого повода. Они реагировали лишь стоном, пряча голову от ударов. От всех отличалась лишь группка, в которой шла Эстерка. Она шла с достоинством, с высоко поднятой головой. Её стройная осанка вызывала сдержанность даже у сопровождавших выродков: её никто не осмеливался тронуть. Вдруг к этой группе рысью на коне подъехал эсэсовский офицер. Евреи и охрана остановились как вкопанные. Лишь Эстерка не изменила своей позы, наоборот — ещё выше подняла голову, глядя фашисту в глаза. Немец, не выдержав взгляда, стал крутиться в седле, и у него вырвалось: «Майн готт, унд зи аух!» — «Боже мой, и её тоже!». Эсэсовец галопом ворвался в группу евреев, они с криком отпрянули, с ними и черносотенцы. Но Эстерка даже не дрогнула. Фашист выхватил пистолет и, целясь в упор в лоб девушки, выстрелил. Голова Эстерки дёрнулась, кровь залила лицо, и она рухнула в дорожную пыль. Немец хлестнул коня и умчался, как безумный повторяя: «Майн готт! Майн готт!» — «Боже мой! Боже мой!»

Уничтожение гетто[править | править код]

5 августа 1941 года в Телеханы прибыла кавалерийская часть СС во главе с оберштурмфюрером СС Густавом Ломбардом. Следующим утром к нему привели пятерых евреев как представителей общины и он приказал, чтобы до конца дня каждый еврейский дом сдал сто килограммов овса для лошадей и тысячу долларов. Совершенно невыполнимый приказ привёл евреев в отчаяние, а немцы и «бобики» (так в народе презрительно называли полицаев[5][6]) прошли по еврейским домам и грабили всё хоть сколько-нибудь ценное[1].

Утром 7 августа эсэсовцы и полицаи с побоями и издевательствами выгнали евреев из домов и загнали в бараки. Малейшее сопротивление, намерение побега или попытка спрятать детей пресекались избиениями до смерти[1].

Телеханы, улица Костельная, по которой евреев вели на расстрел.

Затем немцы отобрали более молодых и крепких евреев, и заставили их вырыть длинные глубокие траншеи шириной 2 метра. После этого всех евреев вывели из бараков, построили в колонну и повели по улице Костельной[1].

Крестьяне, которых немцы заставили засыпать ямы после расстрела, рассказали, как происходила «акция» (таким эвфемизмом гитлеровцы называли организованные ими массовые убийства). Евреев группами пригоняли к ямам и заставляли по лестницам спускаться на дно. Обреченных людей укладывали ровными рядами лицом к земле, а потом расстреливали из пулемёта. Детей ставили на колени на краю ямы, расстреливали и сталкивали вниз. Так продолжалось, пока не наполнялась каждая яма[1].

Остатки имущества убитых присвоили многие из местных жителей[1].

На братской могиле евреев Телехан, слегка присыпанной песком, ещё долгое время стаи птиц расклёвывали тела убитых, а группа местных жителей выкапывала трупы в поисках золота[1].

Случаи спасения[править | править код]

Исраэль Чиж при расстреле притворился убитым и, пролежав в яме какое-то время, выбрался оттуда. Также ещё спаслись учительница Рахель Шрупская и Ицхак Кречмер. Они сбежали и затем воевали в партизанском отряде[1].

Памятник на месте убийства нацистами 500 евреев в Телеханах

Память[править | править код]

Всего в Телеханах были убиты около 2 000 евреев.

Долгие годы после войны место расстрела не было даже ограждено, и на нём пасся скот. Мародёры свободно копались в могиле в поисках золота[1].

Густав Ломбард — командир кавалерийского полка СС, убивавшего евреев во всём Ивацевичском районе, впоследствии попал в советский плен, отсидел 10 лет (геноцид евреев в обвинении не фигурировал), после освобождения поселился в Западной Германии и прожил до 97 лет, не понеся кары за тысячи убитых евреев[1].

Опубликованы неполные списки убитых евреев Телехан и ближайших деревень[1][7].

В настоящее время жертвам геноцида евреев в Телеханах установлены два памятника.

Источники и литература[править | править код]

  • В.П. Касько, Г.К. Кисялёў, У.М. Макар i iнш. (рэдкал.), М.В. Банасевіч, В.П. Касько i iнш.(укладальнікi). «Памяць. Iвацэвіцкi раён». — Мн.: «БЕЛТА», 1997. — 496 с. — ISBN 985-6302-06-4.  (белор.)
  • Смиловицкий Л. Л. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941—1944. — Тель-Авив: Библиотека Матвея Черного, 2000. — 432 с. — ISBN 965-7094-24-0.
  • Ицхак Арад. Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации (1941—1944). Сборник документов и материалов, Иерусалим, издательство Яд ва-Шем, 1991, ISBN 9653080105
  • Черноглазова Р. А., Хеер Х. Трагедия евреев Белоруссии в 1941— 1944 гг.: сборник материалов и документов. — Изд. 2-е, испр. и доп.. — Мн.: Э. С. Гальперин, 1997. — 398 с. — 1000 экз. — ISBN 985627902X.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 М. Ринский. Из рода Пекеров
  2. Периоды оккупации населенных пунктов Беларуси
  3. «Памяць. Iвацэвіцкi раён», 1997, с. 212, 259.
  4. «Памяць. Iвацэвіцкi раён», 1997, с. 251.
  5. «Памяць. Асіповіцкi район» / уклад.: П. С. Качановіч, В. У. Xypciк; рэдкал.: Г. К. Кісялёу, П. С. Качановіч i iнш. — Мінск: БЕЛТА, 2002 ISBN 985-6302-36-6  (белор.)
  6. А. Адамович, Я. Брыль, В. Колесник. «Я з вогненнай вёскі…» / Мінск: Мастацкая літаратура, 1975
  7. «Памяць. Iвацэвіцкi раён», 1997, с. 254, 318-323.

См. также[править | править код]