Эта статья входит в число добротных статей

Путин — хуйло!

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Путин — хуйло»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Путин — хуйло!
Обложка песни «Путин — хуйло!»
Дата записи 2014
Жанр песня-слоган
Язык песни русский и украинский
Автор футбольные ультрас
Исполнение фанатами на матче «Металлист» — «Шахтёр» в 2015 году

«Пу́тин — хуйло́!» (укр. Пу́тін — хуйло́) — популярная[1][2][3][4][5] песня-слоган на украинском и русском языках, высмеивающая президента России Владимира Путина в оскорбительной форме; была впервые исполнена 30 марта 2014 года радикальными болельщиками украинских футбольных клубов «Металлист» и «Шахтёр».

Контекст

Динамика общественно-политических событий на Украине в связи с началом протестных движений и последовавшего за ними вооруженного конфликта на востоке страны перешла и в плоскость информационных войн («war of narratives», с англ. — «войны слов»[6]), производя новые «смысловые определения-концепты» — зачастую разделявшие участников на «своих» и «чужих». В частности, это нашло свое отражение в использовании уничижительных (бранных) слов, в навешивании ярлыков и использовании прозвищ[7][8][9].

История

В январе 2014 года украинские ультрас — организованные группы болельщиков футбольных команд — заявили о поддержке Евромайдана, а в феврале ранее конфликтующие болельщики различных команд объявили перемирие ради совместной борьбы «против беззакония, лжи и пропаганды»[10]. Весной того же года ультрас стали активными участниками борьбы против концепции федерализации Украины, которая, по их мнению, вела к распаду страны[11]. После событий в Крыму ультрас организовали серию маршей «За единую Украину!», а многие из них вступили в добровольческие формирования, созданные для участия в вооружённом конфликте в Донбассе на стороне ВСУ[12].

30 марта, также в связи с событиями в Крыму и конфликтом в Донбассе, ультрас харьковского футбольного клуба «Металлист» и донецкого «Шахтёра» впервые исполнили песню-кричалку «Путин — хуйло!»[13][14][15]: при этом история кричалки восходит ещё к 2010 году, когда болельщики «Металлиста» использовали её в адрес экс-президента киевского клуба «Динамо» Григория Суркиса («Суркис — хуйло!»), возглавлявшего в те годы Федерацию футбола Украины[16].

Silk-film.png Внешние видеофайлы
Исполнение песни «Суркис — хуйло!» на матче «Металлист — Кривбасс» в Кривом Роге, 22 августа 2010 года
Silk-film.png YouTube full-color icon (2017).svg (МХ-КК) Красные карточки Суркису

Широкую известность в СМИ[3][17] композиция, ставшая к тому моменту интернет-мемом[13], приобрела после выступления министра иностранных дел Андрея Дещицы 14 июня 2014 года на митинге перед посольством России в Киеве[15][18][19][4][20], а оскорбительное прозвище Владимира Путина стало известно по всей Украине[21][22][23][17][24].

«Я не против того, чтобы вы протестовали! Россия — отстаньте от Украины. Путин — х[у]йло! Да![25]»

Группа исследователей, проанализировавшая динамику настроений пользователей социальной сети «ВКонтакте», уточняла, что в связи с исключительной значимостью российского президента в конфликте, в глазах сторонников Евромайдана Путин стал олицетворением конфликта (и «зла» или «врага»[26] как такового): в результате, к сентябрю 2014 года Путин более часто упоминается ими в оскорбительном контексте с такими словами как «хуйло»[27]. При этом многочисленные исполнения (кавер-версии) песни, размещавшиеся на YouTube, зачастую сопровождались описанием «украинская народная песня»[2].

Анализ

Композиция начинается барабанной дробью и включает в себя, помимо скандирования «Путин (или Суркис) — хуйло», трёхзвенную нисходящую секвенцию со слогами «Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-а-а»[23]. Музыкальная часть песни имеет некоторое сходство с композицией «Speedy Gonzales[en]», созданной Дэвидом Хессом в 1961 году[2].

Мелодия с текстом на украинском языке

Переводчица и филолог Татьяна Бонч-Осмоловская охарактеризовала композицию как «народную вербальную агрессию, перенаправленную в ответ на государственную агрессию России». Хоровое распевание одной и той же матерной фразы, положенной на незатейливый мотив, она рассматривала как некую форму карнавализации. По мнению Бонч-Осмоловской, «по своей простоте, краткости и повторяемости использование этого послания может быть сопоставимо с методами, применяемыми пророссийскими СМИ[28], день за днём повторяющими одни и те же эмоционально окрашенные термины: „фашисты“, „хунта“, „бандеровцы“. В данном случае, однако, эффект эмоционально усиливается использованием обсценной лексики, что актуализует послание и трансформирует его в „смеховую культуру“, описанную Бахтиным»[29] — иначе говоря, через высмеивание российский президент превращался из чего-то угрожающего и ненавистного в нечто комическое[13]. C мнением Бонч-Осмоловской не согласна Татьяна Силич[k 1], считающая, что на пост-майданной Украине формировалось неонацистское движение — что и находило свое отражение в новом языке[30][неавторитетный источник?].

Соглашаясь с важностью функции карнавализации[31], Оксана Гаврилова[k 2] уточняла, что слоган «Путин — хуйло!» выполнял также функции «протеста, преодоления страха и обесценивания реальности»: по её мнению, через месяц после событий в Крыму негативные эмоции граждан Украины достигли такого уровня, что только «катартичной» функции брани было уже недостаточно. Ссылаясь на Анри Бергсона, рассматривавшего смех как «анестезию сердца», Гаврилова писала, что вербальная агрессия в данном случае дополнилась механизмом освобождения через высмеивание, позволяющим кратковременно освободиться от боли, страдания, страха и печали[13][33].

Влияние

В период избирательной кампании 2014 года Радикальная партия Олега Ляшко использовала слоган «Путін — хуйло! Переможе добро!» (с укр. — «Путин — хуйло! Победит добро!») на своих билбордах, а сам президент России преподносился как «враг» Украины[4]. В мае 2014 года новостной сайт «Новый регион» был взломан и по его основному адресу транслировались надпись «ПТН ХЛО»[34][35][17]. В апреле 2016 года активисты движения «Весна», организовавшие в Санкт-Петербурге «сход» за отставку Владимира Путина, использовали слоган «Путин хелло»[36].

Надпись «ПТН X̆ЛО» (2014)

В мае-июне 2014 года депутат Верховной рады Украины Виталий Чепинога опубликовал на своей странице в Facebook стихотворение, «на мотив» песни-слогана: «укр. …Щоб здавалось, що це все наснилось, // Що ніколи й не було Хуйла…»[37]. В январе 2015 года украинский депутат Олег Барна, выступая в Раде, в конце своей речи заявил, что «Путин — хуйло», и призывал всех присутствующих повторять это суждение вслед за ним[38].

После появления песни-слогана и в связи с последующим широким распространением самого нецензурного (и труднопереводимого[39]) термина «хуйло» в иностранной прессе[4], Гаврилова — совместно с Зоряной Тимняк[k 3] — предложила уточненный немецкий перевод термина: по их мнению, дословный перевод нем. Pimmel, употребляемый в коммуникации с детьми и близкий к укр. пісюн, следует заменить на более «интенсивный» нем. Arschloch[40].

Исследователи из Оксфорда Джон Розенберг и Мария Терентьева — проанализировавшие активность редакторов русской, украинской и английской Википедий в рамках теории «управления вниманием» (англ. attention management) — обнаружили, что с июня по август 2014 года статья «Путін — хуйло!» входила в десятку наиболее активно редактируемых в украинском разделе[41]. Розенберг и Терентьева также полагали, что использование подобного заголовка нарушало принцип нейтральности Википедии[42].

Комментарии

  1. Доцент московского Института мировых цивилизаций (ИМЦ).
  2. Кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков Львовского университета Оксана Евгеньевна Гаврилова является автором книги «Verbale Aggression: Formen und Funktionen am Beispiel des Wienerischen» (Peter Lang, 2009) и возглавляет проект FWF[en] «Вербальная агрессия»[32] (нем. Verbale Aggression im Handlungsfeld Schule: Ursachen, Formen, Gewaltprävention).
  3. Преподаватель кафедры иностранных языков Национального университета «Львовская политехника».

Примечания

  1. Гаврилів, Тимняк, 2017, с. 100.
  2. 1 2 3 Diemer, 2015, s. 80.
  3. 1 2 Kuzio, 2015, pp. 112, 225.
  4. 1 2 3 4 Klymenko, 2017, pp. 449—451.
  5. Goncharova, Melkozerova, 2017.
  6. Torbakov, 2017, p. [112].
  7. Денисюк, 2018, с. 62—66.
  8. Радченко, Архипова, 2018, с. 191—200, 219—220.
  9. Fialkova, Yelenevskaia, 2016, pp. 107, 109.
  10. Krugliak M., Krugliak O., 2017, p. 178.
  11. Krugliak M., Krugliak O., 2017, p. 179.
  12. Krugliak M., Krugliak O., 2017, pp. 177—180.
  13. 1 2 3 4 Havryliv, 2017, s. 37.
  14. Dyner, 2015, pp. 112—118.
  15. 1 2 Sakwa, 2014, p. 150.
  16. Diemer, 2015, s. 78—79.
  17. 1 2 3 Zherebkina, 2016, p. 195.
  18. Molchanov, 2016, p. 46.
  19. Havryliv, EEJPL, 2017, с. 38.
  20. Wilson, 2014, p. 145.
  21. Knoblock, 2016, p. 26.
  22. Basenko, 2017, p. 128.
  23. 1 2 Diemer, 2015, s. 79.
  24. Luhn, 2014.
  25. НьюсБалт, 2014.
  26. Klymenko, 2017, pp. 449—450.
  27. Rumshisky et al., 2017, pp. 391—404.
  28. Gaufman, 2016, pp. 57, 73.
  29. Bonch-Osmolovskaya, 2015, p. 205.
  30. Силич, 2017, с. 222—225.
  31. Ковтонюк, 2015, с. 348—356.
  32. FWF, 2017.
  33. Havryliv, EEJPL, 2017, с. 39—40.
  34. Полянин, 2014.
  35. Виноградов, 2014.
  36. Громов, 2016.
  37. Чернюк, 2014, с. 72.
  38. Кот Б., 2017.
  39. Diemer, 2015, s. 78.
  40. Гаврилів, Тимняк, 2017, с. 99—100.
  41. Roozenbeek, Terentieva, 2017, p. 188.
  42. Roozenbeek, Terentieva, 2017, p. 177.

Литература

Основная

Дополнительная

Книги
Статьи

Ссылки