Великий Хорасан

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Великий Хорасан
пехл. xvarāsān
Хорасан, Мавераннахр и Хорезм — три исторические области Большого Ирана
Хорасан, Мавераннахр и Хорезм — три исторические области Большого Ирана
Город Балх, Герат, Газни, Нишапур, Тус, Марв, Самарканд, Бухара
Первое упоминание середина VI в.
Этнохороним Хорасанец, Таджик, Иранец
Население Персо-таджики, Паштуны, Узбеки, Туркмены.
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Великий Хорасан (Большой Хорасан, перс. خراسان بزرگ или خراسان کهن‎) — историческая область Большого Ирана, упоминавшаяся с периода империи Сасанидов. В исламский период Большой Хорасан включал в себя значительно бóльшие территории, чем существующие в настоящее время три провинции Хорасан в Иране[1]. Регион объединял части Афганистана, Туркменистана, Узбекистана и Таджикистана[1][2].

Включал в свой состав такие крупные города, как Балх, Герат и Газни (в настоящее время находятся в Афганистане), Нишапур, Тус (в Иране), Мерв (в Туркменистане), Самарканд и Бухара (в Узбекистане). Однако в дальнейшем название «Великий Хорасан» было использовано для описания более масштабной части Южной Азии, которая простирается от вод Каспийского моря на западе, включает Трансоксиану и Согдиану[3] на севере, достигает пустыни Систана на юге и гор Гиндукуш на востоке[4]. Арабские географы даже упоминали о расширении границ этой страны вплоть до долины Инда[2], которая в настоящее время находится в Пакистане[5]. Источники XIV—XVI вв. заявляют о том, что Кандагар, Газни и Кабулистан в Афганистане составляли восточную часть Хорасана, территориально накладываясь на Индостан[6].

В исламский период Иранский Ирак и Хорасан были двумя важными территориями. Границей между ними был регион вокруг городов Горган и Дамган[4]. Регионы были обособлены в периоды правления Газневидов, Сельджуков и Тимуридов — на Ирак и Хорасан. Приставка Великий или Большой была добавлена для обособления, в свою очередь, этого региона от провинции Хорасан в Иране, на которую приходилось лишь примерно половина западной части исторического Хорасана[7]. Также используется для разграничения понятий, так как средневековый Хорасан включал в себя больше территорий, которые были широко известны: например, Бактрия, Хорезм, Согдиана, Трансоксиана, а также Систан (Арахозия).

Название[править | править код]

Названия территорий в период халифата в 750 году. Хорасан был частью Персии (отмечено жёлтым).

Топоним «Хорасан» (перс. خراسان‎) через классический перс. xurāsān‎ и пехл. xvarāsān — ‘восход солнца; восток’ — восходит к древнеиранскому «*xvar-āsāna-» ‘восток’ ← ‘солнце приходящее’, которое сложено из «*xvar-» ‘Солнце’ и «āsān-» прич. наст. вр. от инхоативной основы гл. ‘приходить’[8]. В целом Хорасан означает «сторона, где встаёт Солнце»[9]. Персидское слово Khāvar-zamīn (перс. خاور زمین‎), означающее «восточная земля» также использовалось как эквивалентный термин[4].

Хорасан как географический термин был известен с древнейших времен. Как название провинции оно появилось в середине VI в. в результате административно-территориальной реформы сасанидского шахиншаха Хосрова I Ануширвана. Иран, до того административно состоящий из отдельных родовых наделов знати и вассальных образований, был им заново «перекроен». Все родовые уделы, с наследственными владетелями, были объединены в четыре большие провинции — кусты (пехл. kwst [kust] — «сторона», «бок»[10]), во главе которых были поставлены шахские наместники — марзбаны, назначаемые лично шахом. Восточная провинция Ирана была названа пехл. kwst-i xvarāsān — ‘Восточная сторона’.

Географические границы и терминология[править | править код]

Подробная карта Персии, выполненная Эмануэлем Боуэном, представляет собой названия территорий во время персидской династии Сефевидов и Империи Великих Моголов в Индии (1500—1747 гг.н.э)

Впервые целостная политическая общность, включающая регион, возникает в III в. н. э. при Сасанидах[11], границы региона существенно варьировались в период 1600-х гг. Первоначально провинция Хорасан как часть государства Сасанидов включала города: Нишапур, Герат, Мерв, Фарьяб, Талукан, Балх, Бухара, Бадгис, Абивард, Гарджистан, Тус (или Сусия), Серахс и Горган[11].

Наивысшего расцвета достиг при халифате, в этот период термин «Хорасан» обозначал одну из трех основных политических зон, двумя другими выступали Арабский Ирак (Eraq-e Arab) и Неарабский или Иранский Ирак (Eraq-e Ajam)[1]. В период правления Омейядов и Аббасидов Хорасан был разделен на четыре части, каждая из которых тяготела к крупному городу. Такими городами стали Нишапур, Мерв, Герат и Балх[4].

В Cредние века термин употреблялся не так, как ранее: в Иране «Хорасан» означал все иранские территории, расположенные на востоке и севере от Деште-Кевир. Соответственно, с изменениями границ империи изменялся и сам термин. Как отмечал афганский исследователь Гулам Мохамад Гобар (Ghulam Mohammad Ghobar), территория современного Афганистана в большой степени может быть соотнесена с «Хорасаном»[12][13], так как два из четырёх крупнейших городов Хорасана находятся на его территории. Исследователь в своей работе («Хорасан», 1937) разводит понятия Правильный и Неправильный Хорасан[12]. В его трактовке, Правильный Хорасан включает регион, лежащий между Балхом на востоке, Мервом на севере, Систаном на юге, Нишапуром на западе и Гератом в центре, который был известен как Жемчужина Хорасана. Границы Неправильного Хорасана распространяются на Кабулистан и Хазаристан на востоке, Систан и Забулистан на юге, Трансоксиану и Хорезм на севере, Дамган и Горган на западе. В «Записках Бабура» отмечается:

Люди Индостана зовут любую страну за его пределами «Хорасан», на тот же манер арабы используют для всего, кроме Аравии, обозначение «Аджам». На пути из Индустана в Хорасан два огромных рынка: один — в Кабуле, другой — в Кандагаре. Караваны из Ферганы, Туркестана, Самарканда, Балха, Бухары, Хиссара и Бадахшана делают непременную остановку в Кабуле. В это же время караваны из Хорасана шли в Кандагар. Эта страна лежит между Индостаном и Хорасаном[14]

.

История[править | править код]

Ретроспективный анализ истории Большого Хорасана ведёт в достаточно раннее время. Это эпоха неолита. После неолитической революции на Ближнем Востоке наблюдается распространение древнеземледельческой культуры на восточные территории вплоть до южных регионов Средней Азии, юга Ирана, Афганистана и севера Пакистана. В целом актуальность до письменных археологических данных заключается в том, что до конца эпохи энеолита территория Большого Хорасана делилась на два не связанных между собой земледельческих историко-культурных региона: культуру Анау на севере (территория Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и север. Афганистана) и культуру Иранского приграничья (юго-восточный Иран, южный Афганистан и север. Пакистан) на юге. Однако ситуация изменилась в конце эпохи энеолита (конец IV — нач. III тыс. до н. э.), когда два крупных земледельческих региона по обе стороны горного хребта Гиндукуш наладили постоянную связь между собой.

Далее наблюдалось постоянное возрастание историко-культурных отношений, результатом которого стало образование относительно монотонной историко-культурной области — Бактриа-Маргианского археологического комплекса (БМАК). БМАК был результатом историко-культурного генезиса, происходившего на протяжении всего V—II тыс. до н. э. на территории будущего Большого Хорасана. Именно в эту эпоху следует видеть органическое сложение историко-культурной области, которая в последующем не менялась кардинально вплоть до монгольского нашествия в XIII в.

Так, например, включение Большого Хорасана в состав Ахеменидской державы было номинальным. Все существующие в прошлом ранние государственные образования — Бактрия, Согдиана, Маргиана сохраняли свою автономию. Об этом свидетельствуют записи Дария на Бехистунской надписи.

Позже Александр Македонский, подчиняя себе эти государства, был вынужден пойти на уступки местной аристократии и соответственно согласиться с автономией местных областей.

В период Греко-Бактрийского царства, Кушанской империи мы наблюдаем всего лишь синтез культур, но при этом основная масса населения сохраняет прежние историко-культурные базисы. Об этом свидетельствует возрождение зороастризма в эпоху Сасанидов. Именно в это время (VI в.) впервые Хорасан был выделен как отдельная административная область на востоке Сасанидской империи.

Академик Бабаджан Гафуров, упоминая об административных делениях до арабского завоевания, причисляет следующие области: Согд, Бактрия, Хорезм, Фергана и Хорасан.

Что касается периода арабских завоеваний, то этот процесс не изменял облик основной части населения Большого Хорасана. Так, мы знаем, что арабы переселили всего лишь 50 тыс. семей в целях принуждения местного населения к исламу. По сравнению с десятками крупных, густонаселённых городов такое количество не могло служить поводом этнического изменения населения страны.

Включение территорий Бактрии, Согда, Хорезма и Сасанидского Хорасана в состав Халифата стало завершающим этапом многотысячелетнего (V тыс. до н. э. — конец I тыс. н. э.) формирования Большого Хорасана. Убедительные и строгие для соблюдения каноны Ислама вынуждали вначале население следовать единым религиозным установлениям. Позже это дало толчок к окончательному формированию монотонной этнической группы (таджиков) и историко-культурной территории, которая в последующем стала называться Хорасаном — как совокупность современных территорий Таджикистана, Узбекистана, Туркменистана и Афганистана.

В этом аспекте внимание привлекает к себе точка зрения, согласно которой в эпоху, предшествующую включению в состав Халифата Средней Азии, здесь установился так называемый «протекторат» династии Тан. Это мнение исходит якобы из того, что согдийцы, активно вовлеченные в торговые отношения с китайцами вдоль Шелкового пути, были настолько зависимыми от них, что «после того как китайцы не отправили им военную поддержку, то перестали вести борьбу с завоевателями…». Борьба местного населения против арабских завоевателей продолжалась достаточно долго. Одновременно шел процесс окончательной консолидации отдельных, но родственных ираноязычных народностей. При этом ноги ни одного китайского солдата как в течение этого этапа, так и в последующем не ступало на земли Среднеазиатских стран. Им было дано сокрушительное поражение в 751 г. «в ожесточённой битве на берегу р. Талас вблизи нынешнего г. Джамбуль» объединёнными войсками из населения Большого Хорасана.

Более того, сложившееся к этому времени единое этническое образование Большого Хорасана под предводительством местного лидера Абу Муслима ликвидировало враждебных к себе Омейядов и способствовало приходу к власти Аббасидов. В результате произошли устранение китайской угрозы и смена правящей династии в Халифате, которая была лояльна к Большому Хорасану. Таким образом, твердый этнокультурный плацдарм Большого Хорасана стал центром преобразований в двух тогдашних мировых империях: Халифате и Китайской империи. Оба эти центра, поглощая на своем пути культуры и народы, продвигались в сторону Средней Азии. Здесь они натолкнулись на молодую Цивилизацию, которая к этому времени не успела полноценно сформироваться, но смогла отстаивать свою независимость. Вековая борьба родственных ираноязычных народов Большого Хорасана против завоевателей не только закончилась формированием единого этнического образования — таджиков, но и сформировала вокруг неё пояс безопасности, который служил мощным толчком в развитии Среднеазиатской Цивилизации.

Это время Саманидов — апогея в истории Большого Хорасана. Именно в эту эпоху мы наблюдаем формирование единого языка; политических норм — на примере системы государственного управления; своеобразной среднеазиатской архитектуры; религиозных норм — на примере формирования крупнейшего течения Ислама — Ханафитский мазхаб; философско-идеологических норм и других социально-культурных прерогатив, которые стали доминирующими вплоть до наших дней. Об этом свидетельствует актуальный взгляд на произведение литераторов-классиков Абуабдулла Рудаки, Абулкасим Фирдавси, Умар Хайам, Абдурахман Джами, Алишер Навои и мн. др. среди современного населения Узбекистана, Таджикистана и Афганистана.

Последующие 10 веков мы наблюдаем всего лишь прилив новых народностей на примере тюркских племен, орды татаро-монголов и узбеков, которые, переняв местные социально-культурные устои, обогатили её в плане демографическо-этнического трансформирования. Об этом свидетельствует 7 веков существования городов Самарканда и Бухары как административно-политических центров Большого Хорасана и сохранение таджикского языка в качестве официального государственного.

Культура[править | править код]

Джума-мечеть (Герат), Афганистан, городе, который ранее был известен как Жемчужина Хорасана.

В составе Большого Ирана Хорасан имел важное культурное значение. Новый литературный дари язык развивался именно на территории Хорасана и Трансоксианы и в основном вытеснил парфянский язык[15]. В регионе появилась и начала бурно развиваться новая таджикская — персидская литература, здесь располагались ранние таджикские династии: Тахириды, Саманиды и Гуриды. Часть ранних таджикских — персидских поэтов была родом из Хорасана (Рудаки, Шахид Балхи, Абуль-Аббас Марвази, Абу-Хафас Сугди). Также здесь родились Фирдоуси, автор эпической поэмы «Шахнаме» (Книга царей), национального эпоса Большого Ирана.

До опустошительных походов монголов в XIII в. Хорасан оставался культурной столицей исламского мира. Он произвел на свет таких выдающихся деятелей, как Ибн Сина, Аль-Фараби, Аль-Бируни, Омар Хайям, Аль-Хорезми, Абу Машар, Ал-Фаргани, Абу-л-Вафа, Насир Ад-Дин Ат-Туси, Шараф ад-Дин Ат-Туси и других широко известных авторов, которые привнесли весомый вклад в развитие таких наук, как математика, астрономия, медицина, физика, география и геология.

Исламская теология, юриспруденция и философия так же, как и собрания Хадисов, написанных выдающимися исламскими исследователями, происходят из Хорасана, (Ахмад ибн Ханбаль, Абу Ханифа, М. аль-Бухари, Муслим, Абу Дауд, М. ат-Тирмизи, М. аль-Газали, А. аль-Джувейни, М. аль-Матуриди, Ф. ар-Рази и другие). В Хорасане также проживали Шейх ат-Туси и М. аз-Замахшари.

Демография[править | править код]

Хорасан населяли потомки древних индоиранцев, которые мигрировали сюда из более северных областей, представляющих Бактрийско-Маргианский археологический комплекс примерно в 2000 г. до н. э. Культура региона представляла собой типичную культуру бронзового века, располагавшуюся в верхнем течении Амударьи, и может быть отнесена к Хорасану. Территория Airyanem Vaejah (Земля Арианов), которая упоминается в зороастрийской Авесте, также относится некоторыми исследователями к территории Хорасана.

Арийцы были первой этнической группой, которая населяла регион, однако они начали смешиваться с возрастающим количеством других народов, и постепенно их доля в общем населении Хорасана уменьшалась.[16] Главными мигрантами в регион были арабы, которые проникали с запада, начиная с VII в., а также тюрки — после тюркской миграции с севера во времена Средневековья.

Территории, которые могут быть отнесены к Хорасану, в настоящее время представлены различными народами. Большинство представлено арийцами (в том числе таджиками, частично лурами), остальное население — это пуштуны, узбеки, туркмены, хазарейцы, чараймаки, белуджи, курды, арабы и т. д.[16][17]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 "Khurasan", The Encyclopaedia of Islam, page 55 (англ.). — Brill.. — «В доисламский период и в начальный период проникновения в регион ислама термин „Хорасан“ имел более широкое значение, включая части Советской Средней Азии и Афганистана; в исламской традиции часто обозначает любые территории на востоке от западной Персии, Например, то, что называлось „Ирак“, было включено в широко трактуемое понятие региона Хорасан, однако это не так. Кроме того, сам Хорасан разрастался до Индостана и Синда.».
  2. 1 2 Khorasan. Encyclopædia Britannica Online. Дата обращения: 21 октября 2010. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  3. André Wink, «Al-Hind: The Making of the Indo-Islamic World», Brill 1990, Vol.1, page 109
  4. 1 2 3 4 .DehKhoda, «Lughat Nameh DehKhoda» Архивировано 18 июля 2011 года., Online version
  5. The Encyclopedia of Islam, Brill 1979, Vol.5, page 56:
  6. Ibn Battuta. Travels in Asia and Africa, 1325-1354. — reprint, illustrated. — Routledge, 2004. — С. 416. — ISBN 0415344735, 9780415344739.
  7. Dabeersiaghi, Commentary on Safarnâma-e Nâsir Khusraw, 6th Ed. Tehran, Zavvâr: 1375 (Solar Hijri Calendar) 235—236
  8. Расторгуева В. С. Этимологический словарь иранских языков / В. С. Расторгуева, Д. И. Эдельман. — М.: Вост. лит., 2000—. — ISBN 5-02-018124-2 Т.3: f-h. — 2007. — 493 с. — ISBN 5-02-018550-7 (в пер.) — стр. 442.
  9. Humbach, Helmut, and Djelani Davari, «Nāmé Xorāsān» Архивировано 2 января 2011 года., Johannes Gutenberg-Universität Mainz; Persian translation by Djelani Davari, published in Iranian Languages Studies Website
  10. Paul Horn. Grundriss der Neupersischen Etymologie. Strassburg, 1893. S.190
  11. 1 2 The Encyclopedia of Islam, Brill 1979, Vol.5, page 56: "In Sasanid times, Khurasan was one of the four great provincial satrapies, and was governed from Marw by Ispahbadh.
  12. 1 2 Ghulam Mohammad Ghobar (1937). Khorasan, Kabul Printing House. Kabul, Afghanistan.
  13. Tajikistan Development Gateway from The Development Gateway Foundation Архивная копия от 1 января 2007 на Wayback Machine — History of Afghanistan LINK
  14. Zahir ud-Din Mohammad Babur. Events Of The Year 910 (p.4). Baburnama. Packard Humanities Institute (1525). Дата обращения: 22 августа 2010. Архивировано 7 сентября 2012 года.
  15. Lazard, G., «Dari», Encyclopaedia Iranica
  16. 1 2 "Khorasan i. Ethnic Groups, "' Pierre Oberling, Encyclopaedia Iranica
  17. «Khurasan», C.E. Bosworth, The Encyclopaedia of Islam