Украинская повстанческая армия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Українська повстанська армія
Украинская повстанческая армия
OUN-r Flag 1941.svg
Флаг ОУН и УПА
Годы существования

19421954[1]

Подчинение

Украина ОУН(б)

Входит в

Украина ОУН(б)

Численность

от 25 до 100 тысяч в разные периоды[2]

Девиз

«Слава Украине! — Героям слава!»[источник?]

Марш

«Червона калина»

Снаряжение

немецкое и советское трофейное оружие

Участие в

Восточный фронт Второй мировой войны)
(1943—1945)
Партизанская война против СССР
(1944 — начало 1950-х)

Знаки отличия

Тризуб

Командиры
Известные командиры

Васыль Ивахив †,
Дмитро Клячкивский †,
Роман Шухевич †,
Василий Кук

Украи́нская повста́нческая а́рмия (укр. Українська повстанська армія, УПА) — вооружённое крыло ОУН(б)[3][4].

Действовала с весны 1943 года на территориях, входивших в состав Генерал-губернаторства (Галиция — с конца 1943, Холмщина — с осени 1943), рейхскомиссариата Украина (Волынь — с конца марта 1943), и румынской Транснистирии (Заднестровья) (Северная Буковина — с лета 1944).

В 1943—1944 отряды УПА действовали против советских партизан, отрядов польского подполья — Армии Людовой и Армии Крайовой[5][6]. C 1943 года действовала[5][7][8][9][10] против германской оккупационной администрации и её вооружённых формирований. В 1943−1944 годах подразделения УПА были активны в украино-польском этническом конфликте[11].

С восстановлением советской власти на территории Украины, УПА стала действать и против военнослужащих Красной армии, внутренних и погранвойск НКВД СССР, сотрудников правоохранительных органов и служб безопасности, советских и партийных работников, колхозных активистов, представителей интеллигенции, приехавших «с востока», лиц из числа местного гражданского населения и структур ОУН(б), заподозренных в поддержке или лояльности советской власти[12].

С середины 1946 года УПА пробовала наладить сотрудничество с французскими, британскими и американскими спецслужбами.[13]

Формально деятельность штабов и подразделений была прекращена 3 сентября 1949 года[1], но отдельные мелкие группы действовали до начала 1956 года[14][15].

Содержание

Предыстория создания[править | править вики-текст]

1939[править | править вики-текст]

12 сентября 1939 (незадолго до падения Варшавы) на специальном совещании в поезде Гитлера обсуждались вопросы в отношении Польши и этнического украинского населения Польши[16]. Согласно планам Гитлера, на границе с СССР необходимо было создать «буферные государства» между «Азией» и «Западом» — лояльные Третьему рейху Украину (на территории Галиции и Волыни) и Литву (включая Виленский край)[17].

На основании политических указаний рейхсминистра иностранных дел Германии фон Риббентропа начальник штаба Верховного Главного командования вермахта Кейтель поставил задачу начальнику Абвера Канарису: «…организовать восстание при помощи украинских организаций, работающих с Вами и имеющих те же цели, а именно уничтожение поляков и евреев». Под «украинскими организациями» имелась в виду Организация украинских националистов[18][19]. Результатом этих указаний становится так называемый «Меморандум Канариса от 12 сентября 1939 года», представленный в материалах Нюрнбергского трибунала как документ 3047-ps[20]. В ноябре 1939 около 400 украинских националистов начали обучение в лагерях абвера в Закопане, Комарне, Кирхендорфе и Гакештейне.[21]

В первых числах декабря 1939 краковское отделение ОУН (возглавляемое С. Бандерой), не согласовав своих действий с Центральным Проводом ОУН (ПУН) под руководством А. Мельника, направляет во Львов курьера с указаниями к подготовке ОУН к вооружённому выступлению. Курьер был перехвачен НКВД, которое сумело захватить ряд руководителей ОУН[21].

1940[править | править вики-текст]

В связи со значительными потерями в подпольной сети ПУН отдает в начале января 1940 приказ о воздержании от активных действий и переходе в глубокое подполье. Руководимое Бандерой краковское отделение ОУН продолжает готовить вооружённое восстание, отправляя из Генерал-губернаторства на территорию, контролируемую СССР, вооружённые «ударные» группы. Первая такая группа была направлена в конце января 1940, но была перехвачена пограничниками, части других групп удалось пройти незамеченными.

10 февраля 1940 Бандера создает и возглавляет собственный руководящий орган ОУН — Революционный провод (ОУН-Р) и фактически выходит из подчинения ПУН Мельника.

10 марта 1940 ОУН-Р планировало завершить подготовку к восстанию на территории западных областей Украинской ССР к середине мая 1940, к 20 марта на территорию УССР была переброшена часть руководящих кадров ОУН-Р, среди которых был и И. Климов (Легенда) и Д. Клячкивский. Планы были сорваны достаточно результативными действиями НКВД в апреле-мае 1940, в связи с этим восстание было перенесено на сентябрь-октябрь 1940.

Одновременно с этим на территории Генерал-губернаторства шло активное обучение членов ОУН-Р военному и диверсионному делу. Среди экзаменаторов были Р. Шухевич и Я. Стецько. Для наиболее перспективных действовали штабные и специальные курсы в Кракове. При поддержке абвера проводились тактические учения с боевыми стрельбами. На территории УССР члены ОУН-Р собирали информацию о расположении воинских частей и складов РККА, а также подробную информацию о комсоставе РККА.
Информация, полученная в августе 1940 НКВД от перехваченного связного ОУН-Р из Кракова опять сорвала запланированное восстание. В ходе мероприятий НКВД против подполья ОУН-Р было захвачено более 2 тысяч винтовок, 43 пулемета, 600 пистолетов и прочее военное снаряжение и амуниция. ОУН-Р пришлось отозвать раскрытых резидентов на территорию Генерал-губернаторства.

Зимой 1940—1941 подготовка членов ОУН-Р на территории Генерал-губернаторства продолжалась в ещё большем объёме. Спецподготовку по диверсионной работе в абверовских лагерях в Закопане, Крыныци, Команчи проходило несколько сотен бандеровцев.

Позднее в ходе «процесса пятидесяти девяти» следователи НКВД установили: «После ареста Краевой Экзекутивы приехавший из-за границы по поручению Краковского центра ОУН Мирон Дмитрий (псевдоним „Роберт“) вместе с Зацным Львом (псевдоним „Троян“) принимают меры для возобновления разгромленной Краевой экзекутивы ОУН и ещё больше активизируют антисоветскую деятельность ОУН, чтобы подчинить все одной цели — подготовке вооружённого восстания против Советской власти, захвату власти в свои руки и созданию так называемого самостоятельного Украинского государства фашистского типа, по принципу „Украина для украинцев“. Готовя вооружённое восстание против Советской власти, ОУН рассчитывала не только на собственные силы, но также на интервенцию одного из соседних государств, причем краковский центр ОУН вел переговоры с рядом иностранных государств о прямой интервенции против Советского Союза»[21][22].

Весной 1941 бандеровцы вновь стали перебрасываться на территорию СССР.[21]

1941[править | править вики-текст]

Первое упоминание о вооружённом формировании ОУН (б) содержится в тексте Акта провозглашения украинской государственности от 30 июня 1941 года: «Украинская национальная революционная армия создаётся на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всём мире»[23]
Предложение о создании «…Украинской армии, которая войдёт в войну на стороне Германии и будет вести её совместно с немецкой армией так долго, пока на всех фронтах современной войны она не победит», встречается и в меморандуме от 14 августа 1941 года, направленном ОУН(б) немецкой стороне[24]
Ядром этой армии должен был стать созданный 25 февраля 1941 года с санкции руководителя абвера адмирала Канариса «Украинский легион». В оуновских документах это формирование фигурирует под названием ДУН (Дружины украинских националистов), состоявшие из групп «Север» (командир Роман Шухевич) и «Юг» (командир Рихард Ярый). В документах абвера они именовались «Специальное подразделение „Нахтигаль“» и «Организация Роланд» и входили в состав полка абвера «Бранденбург-800».

После нападения 22 июня 1941 года Германии на СССР ОУН(б) начинает на временно оккупированных вермахтом территориях Украинской ССР и Белорусской ССР формирование отрядов украинской милиции. 25 июня 1941 г. Я. Стецько в своем письме-отчете С. Бандере писал: «создаем милицию, которая поможет убирать евреев»[25]

С осени 1941 ОУН(б) уделяет внимание наполнению украинской вспомогательной полиции своими сторонниками не только на западе, но и на востоке Украины — «украинская национально-сознательная молодёжь должна массово добровольно записываться в кадры украинской полиции» на восточноукраинских землях. Именно подразделения украинской полиции (4−6 тыс.) стали важной составляющей частью для сформированной весной 1943 г. Украинской Повстанческой Армии (УПА)[26]

Во время пребывания в местечке Юзвин[27] военнослужащие батальона «Нахтигаль» узнали про аресты лидеров ОУН(б). В сложившейся ситуации Шухевич направил в адрес верховного командования вооружённых сил Вермахта письмо в котором указал, что в «результате ареста нашего правительства и лидера легион не может больше пребывать под командованием немецкой армии»[28]

13 августа 1941 года «Нахтигаль» получил приказ передислоцироваться в Жмеринку, где на железнодорожном вокзале солдат разоружили (оружие вернули в конце сентября[29]), оставив при этом личное оружие офицерам. После чего под охраной немецкой жандармерии их перевезли в Краков, а затем в Нойхаммер (современный Свентошув в Польше), куда батальон прибыл 27 августа.[30]

21 октября 1941 года украинские личные составы «Нахтигаля» и «Роланда» были объединены в одно подразделение.[31] К концу октября 1941 года образованный таким образом «Украинский легион» в составе около 650 человек был перебазирован во Франкфурт-на-Одере, где с 25 ноября с его членами началось заключение индивидуальных контрактов на службу в германской армии сроком на 1 год — с 1 декабря 1941 по 1 декабря 1942 г.

1942[править | править вики-текст]

К концу марта 1942 «Украинский легион», где Роман Шухевич был заместителем командира, был направлен в Белоруссию в ведение 201 охранной дивизии полиции и СД.

В апреле 1942 на проходившей под Львовом второй конференции ОУН(б) было указано на «скорую возможность вооруженной борьбы за украинскую государственность в подходящее время», когда или СССР потерпит поражение, или Германия истощит свои силы в войне. Одним из приоритетных заданий определялось создание собственных вооруженных сил в виде широкого всенародного движения, не допуская при этом партизанщину. Вооружённая борьба против немецких оккупантов откладывалась на неопределённый срок, до времени наступления истощения сил немцев. Основными задачами ставилась борьба против «московско-большевистских влияний», «пропаганды партизанщины», «оппортунистов» из ОУН(м) и других украинских политических течений.[32]

За 9 месяцев пребывания на временно оккупированной территории Белорусской ССР, по собственным данным, «Украинский легион» уничтожил более 2000 советских партизан, потеряв 49 человек убитыми и 40 — ранеными.

1 декабря 1942 года истек срок годичного контракта военнослужащих «Украинского легиона», однако, никто из них не согласился подписать новый контракт. После чего подразделение было расформировано, а его бывших солдат и офицеров начали перебрасывать обратно в дистрикт Галиция Генерал-губернаторства.[33]

В то же время во Львове собралась «военная конференция бандеровского ОУН», на которой было принято решение об ускорении работы по созданию вооружённых формирований ОУН. В итоговом документе также подчеркивалось, что «все боеспособное население должно стать под знамена ОУН для борьбы против смертельного большевистского врага».

В целом тезис: «в то время, когда на востоке ещё стоят миллионные большевистские армии, любая наша вооружённая акция против немцев была бы помощью Сталину» отображал основную направленность действий ОУН(б) в 1942.[34]

Формирование[править | править вики-текст]

После разгрома германских войск и их союзников в Сталинграде и с приближением Красной Армии к созданному на части временно оккупированной территории Украинской ССР рейхскомиссариату Украина активность советских партизан на его территории значительно возросла.

Зимой 1942-43 сюда перебазировались два крупных партизанских соединения с территории временно оккупированной Белорусской ССР, составлявшей часть райхскомиссариата Остланд.[35]

Обстоятельства вынуждали её действовать: 17-23 февраля 1943 в с. Тернобежье Олевского района Львовской области на III конференции ОУН было принято решение об активизации деятельности и начале вооружённой борьбы.
Этот шаг имел такие цели: а) «оторвать от влияния Москвы те элементы украинского народа, которые ищут защиту от угрозы со стороны немецкого оккупанта; б) демаскировать московский большевизм, который свои империалистические намерения и далее угнетать Украину прикрывает лозунгами защиты украинского народа и других угнетенных народов от немецкого оккупанта; в) добыть для украинского народа и для национально-освободительной борьбы независимую позицию на внешнеполитической арене».

Николай Лебедь, руководивший ОУН(б) в отсутствие С.Бандеры, считал преждевременным начало вооружённого выступления в связи с неготовностью подполья к массовому восстанию (нехватка оружия, командных кадров и пр.). Несмотря на это большинство собравшихся выступили за начало активных действий. Но призывы М.Степняка (руководитель ОУН в дистрикте Галиция) к развертыванию широкого вооружённого восстания против германских оккупационных органов не нашли поддержки у большинства членов конференции, которые поддержали Романа Шухевича, по мнению которого основная борьба должна быть направлена не против германской оккупации, а против советских партизан и поляков. Борьба же против германских оккупантов должна была вестись исходя из интересов ОУН и иметь характер самообороны украинского народа.

Новое вооружённое формирование планировалось назвать «Украинская освободительная армия», но в первоначальный период вооружённые отряды ОУН(б) именовались «вооружёнными подразделениями независимцев-государственников» (ОУН(б) изменила своё название на ОУН-СД (укр."самостийники-державники") ещё летом 1942).
22 февраля представители ОУН (б) встретились с главой уже действовавшей УПА Тарасом Боровцом для обсуждения совместной деятельности. Однако ни эта, ни вторая встреча, состоявшаяся 9 апреля, не принесла желаемого результата ни одной из сторон.
По словам самого Т. Д. Боровца, для него неприемлемыми были: а) диктат Бандеры; б) планируемые ОУН(б) акции против польского населения.

Согласно перехваченному советскими партизанами приказу, собственно начало «формирования украинской национальной армии за счёт полицейских, казаков и местных украинцев бандеровского и бульбовского направления» пришлось на 2-ю декаду марта 1943 года. «Главными пунктами формирования украинской национальной армии должны были быть Волынский, Свинарский и другие леса». Советскими партизанами отмечалось «движение в этом направлении украинских полицейских и гражданских националистов из Львовской и других западных областей».

В то же время (весна 1943) немцы начали формирование Стрелковой дивизии СС «Галиция» из галицийских добровольцев дистрикта Галиция Генерал-губернаторства, а также в райхскомиссариате Украина — и «Украинской Освободительной Армии» — (укр. УВО) из восточных украинцев — преимущественно военнопленных.[36]

Ряды будущей УПА в период с 15 марта по 4 апреля 1943 пополнило от 4 до 6 тысяч сотрудников полиции. Бывшие полицейские, перешедшие в УПА по приказу бандеровской ОУН, вместе с полицейскими из интегрированных отрядов Боровца и ОУН (м), а также других полицейских подразделений, составляли к концу 1943 года приблизительно половину всего состава УПА.[37]

К 1 мая 1943 была создана Главная команда УПА, которую возглавлял В.Ивахив, а после его гибели (по официальной версии ОУН(Б) он был убит в бою с немцами[38], источники не бандеровского происхождения указывают на то, что он был «устранён» Службой безопасности ОУН(б)[39] 13 мая 1943 года — Д.Клячковский. По его приказу вооружённые подразделения «самостийников-державников» стали именоваться Украинской повстанческой армией (УПА) в конце мая 1943.[40]

В июне 1943 в УПА была создана военно-полевая жандармерия и служба безопасности (СБ).[3]

В июне — начале августа 1943 УПА состояла из 2 групп — УПА-Юг и УПА-Север. После III чрезвычайного Большого сбора ОУН (на котором было принято решение о «стратегии борьбы на 2 фронта — против московского и германского империализма») произошла широкая реорганизация структур УПА. В связи с увеличением её численности были сформированы: Северо-Западная группа (военный округ «Туров»); Северная группа (военный округ «Заграва»); Южная группа (военный округ «Эней») и Восточная группа (военный округ «Верещаки»).

27 августа 1943 Главная команда УПА издала указ, согласно которому все члены УПА теперь именовались казаками и делились на три группы: казаки-стрельцы, подстаршины и старшины. Вводились воинские звания и ранги — подстаршинские, старшинские и генеральские.

В сентябре 1943 началась массовая «добровольно-принудительная» мобилизация мужского населения в районах, контролируемых УПА.[41]

В ноябре 1943 в УПА был создан Главный военный штаб.

В декабре 1943, согласно инструкции Главного военного штаба и Главной команды УПА «О военных званиях и функциях», личный состав УПА состоял из: а) рядовых; б) подстаршин; в) старшин; г) генералов. Вводились боевые награды: Бронзовый крест боевого отличия, Серебряный крест боевого отличия (I и II ступени), Золотой крест боевого отличия (I и II ступени).
В конце января 1944 УПА на Волыни и в Полесье была преобразована в УПА-Север. На базе Украинской народной самообороны (УНС), которая была создана в Дистрикт Галиция в июле-августе 1943 для противодействия рейду Ковпака[42], была создана УПА-Запад.

27 января 1944 Д.Клячковский становится командиром УПА-Север, а Р.Шухевич — главнокомандующим УПА. УПА-Юг и УПА-Восток так и не были созданы, в силу ряда причин. Под их названиями действовали подразделения военных округов «Богун» и «Лисоня» (УПА-Юг) и «Тютюнник» (УПА-Восток).

Наибольшей своей численности УПА достигла весной — в начале лета 1944 — 25—30 тысяч вооружённых бойцов. Согласно данным одного из командиров УПА, 60 % старшин и стрельцов были галичанами, 30 % — волынянами и полещуками, и лишь 10 % — жителями Надднепровья.[43]

Неукраинцы в составе УПА[править | править вики-текст]

При формировании УПА летом-осенью 1943 в её ряды попали представители других, помимо украинской, национальностей — частью из бывших окруженцев Красной Армии и бежавших из германских лагерей советских военнопленных, осевших в селах временно оккупированной Волынской области, включенной в состав дистрикта Волынь и Подолия райхскомиссариата Украина, частью — из национальных формирований германской полиции порядка. Несмотря на большую пропагандистскую работу, процесс привлечения представителей неукраинских национальностей не дал желаемых результатов: «Мы до сих пор не использовали в значительном масштабе ни одного национального меньшинства на нашей территории для борьбы с врагами, прежде всего красными», — отмечалось в отчете СБ УПА. Даже проведение «Первой конференции порабощённых народов Восточной Европы и Азии» не привело к созданию планируемого ОУН «могучего противобольшевистского фронта».

Отношение в ОУН-УПА к «чуженациональным» подразделениям было настороженным — из них не рекомендовалось создавать отдельных соединений, а лишь отдельные небольшие подразделения; дислоцировать их отдельно от основных сил УПА, «проверять в боях с врагом их боевую и моральную стоимость и политическую ценность».[44] «Нестойкие» уничтожались в соответствии с приказами Д. Клячкивского[45] В 1944 Д. Клячковский отдал приказ на уничтожение этнических русских находившихся в отрядах УПА. В конце 1944 года Б.Козак отдал приказ выявлять в рядах ОУН-УПА и уничтожать как вражеских агентов выходцев с восточной Украины.[46]

В послевоенных публикациях ОУН с конца 1940-х годов можно встретить упоминания об участии евреев в рядах УПА — прежде всего в качестве медицинского персонала. Использование в отчетах командиров УПА в конце августа 1944 термина «жидо-большевики»[47][48] противоречит утверждениям историков канадской диаспоры о смене отношения ОУН-УПА к неукраинским народам.[49]

В публикациях УПА 1950-х годов встречались упоминания и мемуары еврейки Стеллы Кренцбах, которая якобы состояла в УПА, а затем работала в МИДе Израиля. Однако позже выяснилось, что Стелла была по всей видимости вымышленным в целях пропаганды персонажем[50].

Военные действия УПА[править | править вики-текст]

Действия УПА против германской оккупационной администрации и её вооружённых формирований[править | править вики-текст]

Несмотря на формирование в феврале и принятие в августе 1943 стратегии «борьбы на два фронта», основным противником ОУН и УПА был и оставался Советский Союз, а борьба с германскими оккупантами должна была вестись в форме «самообороны народа». Предложения о начале широкомасштабных акций против оккупантов были отвергнуты III конференцией ОУН в феврале 1943 и Великим собранием ОУН в августе 1943.[51]. Тем не менее, ко второй половине 1943 года вооружённые отряды ОУН(б) и УПА взяли под контроль значительную часть сельских территорий округа Волынь и Подолия райхскомиссариата Украина. При этом германская администрация продолжала контролировать только ключевые пути снабжения и крупные населённые пункты.[7]

Так в отчете рейхскомиссара Украины Эриха Коха о сельскохозяйственных потерях сказано следующее: «Особо опасными есть выступления национально-украинских банд в районах Кременец-Дубно-Костополь-Ровно. В ночь с 20 на 21 марта национально-украинские банды захватили в Кременецкой области все районные сельскохозяйственные пункты и полностью уничтожили один служебный пункт. При этом погибло 12 немцев-хозяйственников, лесников, солдат и полицейских. Хотя силы полиции и вермахта были немедленно предоставлены в распоряжение, досегодня отвоевано только 2 района…».[52]

Сохранившиеся документы УПА содержат многочисленные упоминания о боевых столкновениях с немцами.[53]

В исследовании украинского историка Сергейчука В. И. отображены свидетельства советских партизан о столкновениях частей УПА с немецкими вооруженными формированиями. Так, например, разведсводка № 57 Украинского штаба партизанского движения сообщает: «Кременецкий округ (Кременец, 60 км сев. Тернополя) 6 апреля 1943 года был объявлен на чрезвычайном положении ввиду того, что немцы в этом округе подвергались нападению украинских националистов „бандеровцев“. Немцы из многих населенных пунктов были вытеснены, и им удалось восстановить положение при помощи крупных карательных отрядов».[54] Загон имени Ф. Михайлова сообщал в центр, что дело идёт до вооруженного восстания украинцев, сообщалось что «вооружённые силы бандеровцев исчисляются уже дивизиями», что на вооружении у них есть «винтовки, пулемёты, лёгкие пушки, бронемашины и даже танки».[55] В своем дневнике один из руководителей советского партизанского движения на Украине С. В. Руднев 24 июня 1943 года записал: «Националисты, наши враги, но они бьют немцев. Вот здесь и лавируй, и думай».[56]

В телеграмме от 25 августа 1943 года Обергруппенфюрера СС Прюцмана в адрес Главнокомандующего территории группы армий «Юг» действия УПА рассматриваются, как «украинское национальное восстание на Волыни», далее в документе сообщалось: «Поскольку на севере Украины возникают из-за этого большие неконтролируемые районы, то в ближайшем будущем следует рассчитывать на усиленное давление банд в южном направлении»[10]. Нападения частей УПА на немецкие военные подразделения, как следует из немецких архивных документов, продолжались по август 1944 года[57].

Основная идея партизанской борьбы УПА в это время состояла в сборе и накоплении сил и ресурсов для будущего восстания в момент взаимного истощения сил СССР и Германии, вызванного их войной между собой. Поэтому УПА в своих действиях против немцев и не ставила перед собой задачи нанесения им окончательного поражения. Антинемецкие действия УПА сводились, как правило, к недопущению их нападений на территорию контролируемую повстанцами, к задачам захвата оружия, снаряжения и продовольствия, недопущения принудительного вывоза местной молодежи на работы в Германию, а также к ответным акциям в случае нападения немцев на позиции повстанческого движения. О таком характере действий УПА говорит доклад И. Шитова от 24 апреля 1943 года в адрес Украинского штаба партизанского движения:«диверсионной деятельностью националисты не занимаются, в бой с немцами вступают только там, где немцы издеваются над украинским населением и когда немцы нападают на них». Так же и в сводном служебном донесении начальника полиции безопасности и СД от 30 июня 1943 года сообщалось, что со стороны украинских повстанцев «нападения на немецкие подразделения были редкостью, вообще не было ни одного случая увечий служащих немецкой полиции и военнослужащих вермахта»[58] Польские историки также отмечают активность УПА в отношении польской вспомогательной полиции, но не упоминают о каких-либо значительных боестолкновениях с немцами.[59][60] Тактика ОУН и УПА была, таким образом, ориентирована на избежание решительного столкновения с гитлеровскими оккупантами при условии их превосходства над силами освободительного движения.[61]

А уже с конца 1943 г. взятый руководством ОУН и УПА курс на фактическое избегание боев с немцами позволил местным руководителям повстанческой армии и руководителям низовых структур ОУН наладить связи с представителями немецкой оккупационной администрации и командирами частей вермахта. Рейсхкомиссар Украины Эрих Кох в своем докладе от 13 ноября 1943, касаясь действий УПА, отметил: «Украинские национальные банды ведут себя не очень активно». Он же в новогоднем обращении (1944) отмечал, что националисты в лесу «не представляли для немцев значимой угрозы». По немецким данным, весной 1944 г. действия УПА «против интересов Германии» выражались в «…пленении и грабеже немецких солдат…»[62]

Немецкий фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий группой армий, действующей на территории Украины, в своих мемуарах рассказывал: «Вообще существовало три вида партизанских отрядов: советские партизаны, боровшиеся с нами и терроризировавшие местное население; украинские, боровшиеся с советскими партизанами, но, как правило, отпускавшие на свободу попавших им в руки немцев, отобрав у них оружие; наконец, польские партизанские банды, которые боролись с немцами и украинцами»[63].

Характерной особенностью положения на Станиславщине (современная Ивано-Франковская область) было наличие там венгерских войск. Отряды УПА неоднократно нападали на венгерские части, как правило, защищавшие польское население. Немецкое командование долгое время выступало против проведения венгерскими частями ответных карательно-пацификационных мероприятий, но все-таки дало свое согласие на эти акции. Следствием чего во второй половине мая 1944 года явилась массовая репрессивная акция проведенная на территории ряда районов венгерскими частями. Между немецко-венгерскими подразделениями и УПА происходили ожесточенные столкновения, порой продолжавшиеся несколько дней.[64]

В сообщениях советских партизан относительно действий УПА в 1944 году указывалось: «Находясь продолжительное время (июнь 1943 — январь 1944) на территории Волынской и Ровенской областей, мы не располагаем какими либо фактами о том, где украинские националисты, помимо повсеместной пустой болтовни в своей печати, вели борьбу против немецких захватчиков и поработителей». (из докладной записки Хрушеву и Строкачу дважды Героя Советского Союза генерал-майора Федорова 21 января 1944 года)[65]

ОУН и УПА не удалось предотвратить вывоз около 500 тыс. украинского населения западных областей на каторжную работу в Третий рейх, им также не удалось воспрепятствовать «хозяйственному грабежу народа» нацистами.[55] Вооруженные акции УПА на антинемецком фронте не имели стратегического значения и не повлияли на ход борьбы между Германией и Советским Союзом и в целом не сыграли заметной роли в освобождении территории Украины от немецких оккупантов.[66]

Версия УПА[править | править вики-текст]

По сообщению украинского историка-эмигранта П. Мирчука, в начале мая 1943 отряд УПА «Месть Полесья» («Помста Полісся») устроил засаду и разгромил колонну германских войск на шоссе Ковель—Брест, среди погибших был рейхсляйтер, начальник штаба СА обергруппенфюрер СА Виктор Лютце.[67] (по официальной версии властей Германии В. Лютце погиб с семьей в автокатастрофе под Берлином).

Пропагандистские издания ОУН(б) и УПА «Ідея і чин», «До зброї», «Вісті з фронту УПА» и пр. содержали описания многочисленных боев УПА с германскими захватчиками начиная с марта 1943 года.[68] В них германские части несут многочисленные потери и, за редким исключением, отступают; потери повстанцев в этих сражениях обычно составляют 1 к 16-50 уничтоженных германских солдат. Примечательно, что среди боев с германскими оккупантами присутствует описание операции в Ивановой Долине[68] (польское село Янова Долина, уничтоженное УПА 22-23 апреля 1943[69]). Описания аналогичных по результативности и количеству германских потерь боёв публикуются в изданиях ОУН(б) и УПА вплоть до лета 1944 года. В послевоенных публикациях ОУН (б) и бывших членов УПА количество и качество войск противника (как, собственно, и его потери) возрастают.

Так, согласно публикации Юрия Тыса-Крохмалюка (одного из координаторов создания и в последующем офицера дивизии СС «Галичина») «Вооружённая борьба УПА на Украине», изданной в 1972 году в Нью-Йорке Ассоциацией ветеранов УПА (которая до сих пор считается одним из наиболее значимых источников информации об УПА среди ряда западных историков, и прежде всего историков украинской диаспоры в Канаде), уже в начале мая 1943 УПА ведет успешные бои с несколькими дивизиями СС за малоизвестное украинское местечко.[70], после чего наносит тактическое поражение войскам под командованием генералов СС Платле и позже — Хинцлера (однако, в списках высшего командного состава СС нет генералов СС Платле (Sturmbahnführer SS General Platle) и Хинцлера (General Hintzler).[71][72][73]).

Далее, по информации того же Крохмалюка, лично Гиммлер, видя столь катастрофическое положение вещей в борьбе с УПА и проведя несколько заседаний, посылает на Украину «главного по партизанам» в Рейхе — Эриха Бах-Залевски, который опять же терпит поражение в борьбе с УПА, после чего его отзывают и накладывают на него взыскание.[74] Наиболее полно в работе Юрия Тыса-Крохмалюка описывается бой 3 батальонов УПА с тремя дивизиями СС (по его информации, только в двух дивизиях насчитывалось 30000 человек) в начале июля 1944, — последние несут тяжелые потери и отступают, не достигнув цели; потери повстанцев — десяток человек — и это во время начала Львовско-Сандомирской операции.[75]

Эта и аналогичная информация в различной интерпретации и с меньшей степенью детализации довольно широко встречается в современных работах ряда историков и публицистов.

Действия против советских и польских партизан и диверсантов[править | править вики-текст]

В действиях против советских партизан ОУН и УПА достигли заметных успехов. Им удалось осложнить боевую деятельность партизан в многих районах Волыни и Полесья, мешать проведению диверсионных действий на немецких коммуникациях. УПА сумела в значительной степени сорвать планы советского командования по вводу партизанских соединений на территорию Галиции для действий на немецких коммуникациях в 1944 г.[55]

Первые сообщения об активизации украинских националистов в действиях против советских партизан относятся к началу весны 1943 года, хотя и в 1942 году националисты стремились уничтожать небольшие разведывательно-диверсионные группы, сбрасываемые с самолетов на территорию Волыни. С момента формирования УПА, в 1943-44, уничтожение советских диверсионных групп отрядами националистов стало нормой. В то же время попытки вести действия против партизанских отрядов и попытки засылки своих агентов в них для уничтожения командного состава заканчивались безрезультатно.[76]

Так, операция 6 сотен УПА (курень «Осипа» и курень «Крапивы») 22 июля 1943 против отряда советских партизан из 200 человек не принесла результата, а попытки уничтожить партизанское соединение А. Ф. Фёдорова силами групп УПА «Туров» и «Заграва» в октябре 1943 были легко отбиты.[77]

Рейд Ковпака (июнь-сентябрь 1943) в Галицию привел к экстренному формированию Украинской национальной самообороны (УНСО) — указание на её формирование ОУН дало 15 июля 1943 года. Уже в августе 1943 отряды УНСО нападали на мелкие группы ковпаковцев, отходивших к месту сбора в Полесье.

С конца 1943 года УПА противодействовала крупным соединениям советских партизан, получившим задание пробиться в тыл немецких войск. С конца февраля — начала марта 1944 советские партизаны сообщали о совместных действиях немцев и националистов против них. Основным негативным фактором от действий УПА называлась утрата одного из важнейших козырей партизан — скрытности перемещения, — наблюдатели ОУН и УПА сообщали немцам о местонахождении партизанских отрядов. Им же УПА передавало захваченных партизан и парашютистов.

УПА вела также довольно успешную борьбу с малочисленными польскими партизанскими отрядами на Волыни, но с формированием в начале 1944 года в районе Пшебраже 27-й пехотной дивизии АК инициатива перешла на сторону поляков, поддержанных советскими партизанами.

На территории Генерал-губернаторства (Холмщина, Подляшье) в боях с польскими партизанами с осени 1943 УПА действовала совместно с подразделениями дивизии СС Галиция[78] Бои в южной Люблинщине в 1943-44 годах считаются польскими историками наиболее крупными столкновениями между УПА и польскими партизанами на территории современной Польши — обе стороны потеряли от 3 до 4 тысяч человек, преимущественно гражданского населения.

В начале 1944 действия УПА против польских партизан активизировались и в Восточной Галиции и длились до подхода фронта летом 1944. Здесь они также взаимодействовали с подразделениями дивизии СС Галиция и немецкими подразделениями.[79]

Действия против вооружённых формирований ОУН(М) и правительства УНР в изгнании[править | править вики-текст]

К моменту начала формирования бандеровской УПА (весна 1943), в ряде районов Волынской, Ровенской, Каменец-Подольской и в западных районах Житомирской области с начала 1942 уже действовала УПА под командованием Тараса Бульбы-Боровца. Также с лета 1942 начали действовать вооружённые отряды включавшие отошедших от ОУН(б) и сторонников УНР — Фронт украинской революции (ФУР) и другие украинские отряды, не подчинявшиеся ОУН(б). На первоначальном этапе формирования бандеровской УПА они в ряде регионов действовали совместно.

В конце июня 1943 вышло распоряжение Романа Шухевича о переподчинении всех вооружённых отрядов бандеровской УПА. С этого момента бандеровская УПА перешла к насильственному поглощению или уничтожению отрядов «оппортунистов» (ОУН(м)) и «атаманчиков» (УПА Бульбы- Боровца). 7 июля 1943 вооружённые формирования ОУН(б) разбили военные обозы ОУН (м). Взятые в плен командиры других отрядов частично уничтожались Службой безопасности ОУН-УПА (СБ). На август 1943 приходится пик активных действий бандеровской УПА против УПА Бульбы-Боровца, в результате чего были убиты несколько её командиров и захвачена жена Бульбы-Боровца (которая после пыток СБ ОУН(б) была также убита). К концу сентября 1943 УПА Бульбы-Боровца фактически перешла в подполье. По мнению советских историков, действия бандеровской УПА против УПА Бульбы-Боровца были обусловлены соглашением между ОУН(б) и немецкими спецслужбами.

Вооруженные формирования ОУН(м), имевшие многочисленных сторонников в Галиции, продолжали действовать параллельно с УПА-ОУН(б) в 1943-44. Неоднократные дальнейшие переговоры о совместных действиях против советской стороны не имели, однако, каких-либо значимых результатов и были скорее ситуативным, нежели стратегическим шагом. Последние переговоры между мельниковцами и бандеровцами проходили осенью 1944 — когда советские войска переходили Карпаты — и привели к присоединению карпатских подразделений ОУН(м) к УПА ОУН(б).[80][81]

Действия УПА против СССР[править | править вики-текст]

В начале Великой Отечественной войны вооружённые формирования ОУН(б) были активно задействованы в координируемых с немецкими войсками диверсиях и дезорганизации тыла РККА.[82]

В конце 1943 — начале 1944 гг., с приближением советских войск (1-й Украинский фронт, 13-я и 60-я армии) к районам действий УПА, отдельные отряды УПА оказывали им вооружённое сопротивление совместно с немецкими войсками[83][84].

По мере того как отряды УПА оказывались в тылу советских войск, они либо переходили линию фронта, либо продолжали нападения на мелкие тыловые подразделения и отдельных военнослужащих Красной Армии; часть членов УПА, выполняя распоряжения руководства, радушно встречала Красную армию, чтобы притупить бдительность советской контрразведки, собирала разведывательную информация о резервах и передвижении советских войск и передавала её в Департамент 1с группы армий «Юг».

Наиболее активно в этот период действовали отряды УПА-Север в Ровенской и Волынской областях (в полосе действий 13-й армии). Только с января по февраль 1944 в Ровенской области было зарегистрировано 154 нападения на подразделения и отдельных военнослужащих Красной Армии, в результате чего было убито 439 советских военнослужащих[85] В ряде случаев убийства совершались с особой жестокостью.[86] Всего же с 7 января по 2 марта 1944 в полосе действий 13-й армии было зарегистрировано до 200 нападений отрядов УПА на небольшие колонны с военным имуществом и небольшие группы красноармейцев[87]. В результате одного из таких нападений получил ранение в бедро и позже скончался командующий 1-м Украинским фронтом, генерал армии РККА Н. Ф. Ватутин[88]. Отчеты о действиях УПА/ОУН выглядели так: «5.2.1944 банда напала на розъезд Стешельск. Убит сержант железнодорожной бригады Красной Армии, бандиты забрали в лес 9 девушек — военнослужащих КА. В 1944 на Ровенщине был подорван санитарный поезд, 40 медсестер было уведено в лес. В с. Ивановцы на Станиславщине сотня УПА „Спартана“ расстреляла 30 солдат железнодорожного полка НКВД». Этой тактики УПА придерживалась до марта 1944. В апреле — мае 1944 характер её действий резко изменился. Причиной этого стала подготовка войск 1-го Украинского фронта к наступлению против немецких войск. Руководство ОУН дало указание командующему «Южной группой» УПА («Заграва-Туров») Энею сорвать эту подготовку — вывести из строя основные железнодорожные и шоссейные дороги, не допустить их восстановления и приступить к активным действиям против Красной Армии.[85][89]

УПА организовала ряд диверсий на коммуникациях, а на севере Тернопольской области имели место открытые вооружённые выступления, которые были подавлены силами действующих частей Красной Армии и войск НКВД. В ходе столкновений подразделения УПА-Юг понесли значительные потери, в связи с чем ГК (Головна Команда) УПА расформировала УПА-Юг и включила уцелевшие части в состав УПА-Запад и УПА-Север, а также сменила тактику — «…не проявлять никакой активности, с войсками в столкновения не вступать, сохранять и продолжать готовить кадры, создавать диверсионно-террористические группы для последующей борьбы с Советской властью».

Лишь после продвижения советских войск на Запад и ухода фронтовых частей из западных областей Украины в июле — августе 1944 активные действия УПА вновь возобновляются. Кроме засад на шоссейных дорогах, обстрелов машин и убийств отдельных военнослужащих, нападений на военные склады и диверсии на коммуникациях, действия ОУН-УПА были также направлены на срыв мобилизационной кампании и поставок продовольствия для Красной Армии. Подвергались также нападению и отдельные воинские подразделения — так 18 августа 1944 в районе села Сюлько-Божикув Подгаецкого района Тернопольской области был обстрелян из минометов и пулеметов следовавший к линии фронта 1-й батальон 1331-го стрелкового полка, в результате чего он понес значительные потери. Уничтожались посты ВНОС.

Подразделения УПА совершали нападения на районные центры с целью отвлечения дополнительных войсковых подразделений для их охраны.

В документах ОУН-УПА эти действия характеризуются так: «Во всех местах началась массовая ликвидация красноармейцев… с учетом состава армии — одни русские и почти все комсомольцы» (информационный отчет ОУН из Станиславской (Ивано-Франковской) области; «Взято в плен 10 большевиков. Все они были не украинцами, а некоторые — комсомольцами. Пленные ликвидированы»[87].

Диверсии на коммуникациях Красной Армии и нападения на военные грузы продолжались до конца войны. Всего от нападений УПА и вооружённых членов ОУН(б) и при подавлении вооружённого сопротивления других националистических и бандитских формирований (УНРА и отряды Мельника) в 1944 году Красная Армия понесла такие потери: «убитыми и повешенными» — 157 офицеров и 1880 солдат и сержантов, ранеными — 74 и 1770 соответственно, «пропавшими без вести и уведенными в лес» — 31 и 402. С начала года по 1 мая 1945 было «убито или повешено» 33 офицера и 443 солдата и сержанта, 11 офицеров и 80 солдат и сержантов пропало без вести[90].

После ликвидации крупных вооружённых формирований УПА весной-летом 1945, нападения ОУН-УПА на одиночных военнослужащих Красной Армии, находящихся в увольнении или в хозяйственных командировках, продолжались вплоть до конца 1940-х годов. Всего от действий ОУН-УПА в период с 1944 по 1956 погибло 3199 военнослужащих Вооружённых сил, пограничных и внутренних войск СССР, из них 2844 до 1 мая 1945 года[91].

УПА и ОУН(б) в Польше[править | править вики-текст]

Мемориальная табличка с именами жертв

Первые подразделения УПА — пришедшие из Галиции и Волыни — появились в юго-восточных районах региона весной -летом 1944 года.[92] Активные усилия по развитию сети ОУН(б) началось после выделения «Закерзонья» (термин, используемый ОУН(б) для обозначения территорий лежащих западнее т. н. «линии Керзона») в отдельный «организационный край» ОУН(б) в марте 1945. Р.Шухевич назначил Я. Старуха («Стяг») его руководителем. Руководить СБ ОУН(б) в «крае» назначили П. Федорива («Дальнич»), отряды УПА возглавил М. Онишкевич («Орест»).[93] Летом 1945 происходит очередная реорганизация в структуре ОУН(Б), в результате чего территория пребывания структур ОУН(б) начинает именоваться ВО 6 «Сян» (Военная округа «Сан»).

Первой задачей, которой была занята УПА летом 1945 стало уничтожение переселенческих комиссий, военнослужащих Войска Польского и уничтожение методом поджога сел из которых выселялись переселенцы в УССР. Так же уничтожались польские поселения и гражданские лица[93].

Отношение местного населения к ОУН(б) и УПА, согласно захваченным отчетам ОУН(б), в ряде местностей населённых лемками, было «как к людям дезертировавшим из Красной Армии, чем-то провинившимся перед властью, и не имея другого выхода ушедшими в лес». «К нашему движению относятся с недоверием и опасением … В целом население не считает, что наше движение имеет какой-либо вес и не верит в успех нашего дела»[94]. Так же среди украинцев проживавших в Польше, встречались и более резкие оценки: «в УПА находится много немецкой полиции, персонала СС которые, спасая себя, привлекают к своему делу и других». Эти выводы они делали, видя тех, кого они помнили по немецкой полиции и из рассказов «жизни в СС и на немецком фронте»[стиль!][95].

Польская милиция и силы безопасности, находящиеся в стадии формирования не были способны эффективно противодействовать активности УПА и ОУН(б). В связи с этим ряд районов были фактически неподконтрольны польской гражданской администрации и на территории ПНР продолжали действовать крупные подразделения УПА(численностью более 100 вооружённых лиц). В УССР такие формации были ликвидированы ещё к лету 1945. Общая численность отрядов УПА СБ ОУН(б) и сети ОУН(б) оценивается числом до 6 тысяч участников, из них до 2,5 тысяч только вооружённых участников УПА.[96]

К окончательной ликвидации ОУН(б) и УПА на своей территории польские власти приступили в апреле 1947 года, создав для этого оперативную группу «Висла». В зоне действий ОГ «Висла» действовали курени (батальоны) под руководством П.Мыколенко — «Байды», «Рена», «Зализняка» и «Беркута» и несколько более мелких отрядов УПА и СБ ОУН(б). Операция против них была начата 19 апреля 1947 года. Первые действия показали неэффективность применения крупных войсковых соединений против мелких групп противника. Многие из прибывших частей были незнакомы с местностью и тактикой действий противника. После усиления разведывательной деятельности были начаты действия против куреней «Байды» и «Рена», в результате которых они (по оценкам польской стороны) потеряли до 80 % личного состава. Их остатки были вытеснены с территории ПНР в Чехословакию и частично в СССР. Сотни (роты) куреня «Зализняка» сократились до 15-25 человек, одна сотня была ликвидирована полностью. Наименее к 22 июля 1947 года пострадал наименьший по численности курень «Беркута», ликвидацию которого должна завершить 3 Пехотная дивизия.

К 30 июля было уничтожено 623 человека, 796 взято в плен и 56 сдалось добровольно. Было захвачено 6 минометов, 9 станковых и 119 ручных пулеметов, 4 противотанковых ружья, 369 мин и 550 автоматов и карабинов. Собственные санитарные потери составили 59 убитых и 59 раненных бойцов Войска Польского. Корпус Внутренней Безопасности потерял 52 бойца убитыми и 14 раненными.[97] Так же от действий ОУН-УПА погибло 152 гражданских лица. Так же было задержано 1582 подозреваемых в принадлежности к сети ОУН(б) и УПА.

Для рассмотрения дел взятых в плен и задержанных был в рамках ОГ «Висла» создан специальный судебный орган. До 22 июля 1947 года им было вынесено 112 смертных приговоров, 46 приговорено к заключению и дела в отношении 230 лиц ещё рассматривалось. Для содержания подозреваемых был создан фильтрационный лагерь поименованный «Центральный лагерь труда в Явожно». Одними из последних в него были помещены 112 членов УПА, переданных Чехословакией.

Структуры УПА и ОУН(б) в Польше были формально распущены Р.Шухевичем как «полностью утраченные» в начале осени 1947. Сам «командир» ВО 6 «Сян» М.Онишкевич «Орест», «Богдан», «Билый») был взят живым вместе с архивом 2 марта 1948 года.[93]

Сотрудничество УПА с вермахтом, германской полицией и службой безопасности (СД)[править | править вики-текст]

По оценке Ивана Качановского по меньшей мере 46 % лидеров ОУН(б) и УПА на Украине служили во время второй мировой войны в полиции, батальонах «Нахтигаль» и «Роланд», дивизии СС «Галичина», местной администрации, или учились в организованных немцами военных и разведывательных школах. В частности, по крайней мере 23 % служили во вспомогательной полиции, батальоне шуцманшафта 201 и других полицейских формированиях, 18 % — в военных и разведывательных школах в Германии и оккупированной Польше, 11 % — в батальонах «Нахтигаль» и «Роланд», 8 % — в районных и местных административных органах на Украине во время нацистской оккупации и 1 % — в дивизии СС «Галичина». В то же время, по крайней мере 27 % лидеров ОУН(б) и УПА были арестованы или интернированы немецкими спецслужбами, полицией или прочими оккупационными силами. Число нацистских коллаборационистов среди руководителей ОУН(б) и УПА возможно было выше указанных оценок, поскольку во многих случаях информация, касающаяся их деятельности в оккупированной Украине и Польше в начале войны отсутствует.[98]

Начало тактических переговоров и установление связей между германскими властями и ОУН(б)-УПА приходится на конец 1943: тогда же начинается и фактическое сворачивание «антигерманского фронта» УПА. В утвержденной 24 декабря 1943 года руководством УПА «Тактической инструкции» указывалось, что на антинемецком фронте самым важным текущим заданием являлось сохранение сил и средств для «решающего момента борьбы». Разрешались только действия в рамках самообороны. Одновременно с этим указывались и случаи когда подразделения УПА могли вступать в вооруженные столкновения с немецкими войсками. Это случаи защиты гражданского населения от пацификационных, карательных акций, а также при захвате оружия и боеприпасов[62].

29 января 1944 г. командующий 13-го армейского корпуса вермахта Артур Хауффе (нем. Arthur Hauffe) в своем приказе отметил, что «действия УПА против немцев приняли меньшие размеры» и «в последние дни националистические банды искали контакт с германскими войсками», а в случае «достижения в переговорах согласия последних по ведению ими боев исключительно против Красной Армии, советских и польских партизан» им позволялось передавать небольшое количество оружия и боеприпасов, не допуская при этом возможностей его накопления в больших количествах. Этот подход был одобрен и командованием 4-й танковой армии, в состав которой входил корпус.[99] Сотрудничество германского командования и УПА подтверждают и донесения советских партизан[100]. С февраля 1944 г. отряды УПА совместно с частями 14-ой гренадерской дивизии Войск СС «Галиция» ведут борьбу с советскими и польскими партизанами на территории дистрикта Галиция Генерал-губернаторства[101]

В марте-мае 1944 года во Львове проходят переговоры представителей полиции и службы безопасности (СД) Генерал-губернаторства с представителями ОУН(б) о согласовании деталей сотрудничества.

9 марта 1944 года в приказе группы УПА-Север отмечается: «Сегодня стало на одного врага меньше. Боремся против московского империализма, против партии, НКВД и их прислужников, которые готовы помогать каждому врагу украинского народа».

19 апреля 1944 года во Львове проходит совещание разведывательных подразделений группы армий «Юг» вермахта, на котором позитивно оценивается факт получения от ОУН(б) ценной разведывательной информации.

В начале 1944 года в сообщении, направленном главе сети «Вервольф» обергруппенфюреру СС Гансу Прютцману, отмечалось: «…УПА систематически направляет агентов на оккупированную вражескую территорию, результаты разведки передаются в Департамент 1с Армейской группы на Южном фронте».[102][103] С конца лета 1944 УПА активизирует действия против советских коммуникаций и военных складов на территории западноукраинских областей. К осени 1944 германские власти освободили из тюрьмы С.Бандеру и Я.Стецько с группой ранее задержанных деятелей ОУН(б). Германская пресса публикует многочисленные статьи об успехах УПА в борьбе с большевиками, называя членов УПА «украинскими борцами за свободу»[104]

Для поставок вооружений и снаряжения организуется «воздушный мост», по которому из Германии в районы действий ОУН-УПА на оккупированных германскими войсками территориях перебрасываются деятели ОУН(б) и германские диверсанты.[105]

Факты сотрудничества УПА с немцами в 1944 году привели к возникновению легенды о том, что УПА якобы была создана немецкими спецслужбами. В действительности это утверждение не соответствует и какой-либо документальной базой не подтверждается. В то же время недавно опубликованные документы говорят, что немецкие «компетентные органы» рассматривали УПА и ОУН Бандеры как вражескую силу, для подавления которой следует привлекать все имеющиеся под рукой силы и средства. [106]

Действия УПА против гражданского населения[править | править вики-текст]

По мнению польского историка Гжегожа Мотыки действия ОУН-Б/УПА на территории дистрикта Волынь и Подолия райхскомиссарита Украина в 1943 году были частью общего плана ОУН-Б по «очистке территории» от «нежелательного элемента»[107]. Эту информацию также подтверждают источники правительства УНР в изгнании и ОУН-м, которые также стали целью действий служб СБ и жандармерии ОУН-Б/УПА[108][109]. Согласно приказам Клима Савура (Д.Клячкивского), на территории оккупированных германскими войсками областей Украинской ССР, где действовали отряды УПА, были уничтожены «схидняки» — окруженцы и бежавшие военнопленные РККА, осевшие в отдаленных лесных хуторах. С возвращением в западные области Украинской ССР советской власти широко развернулась борьба ОУН-Б/УПА с «сексотами» — которых рекомендовалось принародно вешать с соответствующей табличкой. Среди «сексотов» УПА называла учителей, сотрудников советских учреждений на селе, сторожей, железнодорожников, водителей трамваев и др.[110]. Так из группы 15 человек, направленных в один из районных центров Ровенской области для восстановления народного хозяйства, удалось спастись лишь одному — 14 остальных были расстреляны, а над трупами надругались — у одного из мужчин отрезали голову, а у женщины — лицо и ноги. В течение 1944 — 45 гг. во Львовской области было убито 16 учителей, в Волынской — 16, в Тернопольской — 127. В Ровенской области сожжено и уничтожено 50 школ, в Тернопольской — 50 клубов и хат читален. Не осталось в стороне и местное население — уничтожались семьи тех, кто добровольно пошёл служить в Красную Армию, кто «вышел из леса» или не захотел идти в него. Так 26 ноября 1944 г. в с. Испас Выжницкого р-на Черновицкой области было уничтожено 15 семей (41 человек) за отказ взрослых мужчин «идти в лес». Гражданское население уничтожали и за более «скромные проступки» — за то, что пустили на постой или накормили солдат и офицеров Красной Армии, согласились сдать зерно фронту и т. п. Порядок ликвидации «сексотов» был регламентирован соответствующими письменными инструкциями содержавшими тексты наподобие «в ходе ликвидации указанных лиц не жалеть ни взрослых членов их семей, ни детей».[111] Так в 1946 году в Тернопольской области при ликвидации «агента» были ликвидированы его мать, жена, сестра и братья 5 и 7 лет. Изощрённая ритуальная жестокость в ряде случаев вызывала негативные реакции населения — в связи с этим в «Инструкции командирам отрядов» датированной 21 ноября 1944 г. указывалось «не следует впредь отрезать головы сексотам»[112]. Всего за период с 1944 по 1 мая 1945 года было убито или уведено в лес 6385 человек гражданского населения (из них чуть более 1,5 тысяч т. н. «совпартактива»). Для сравнения — за тот же период потери сотрудников НКВД-МГБ составили 498 человек. При относительно небольших успехах против государственных органов Украинской ССР, действия членов ОУН-УПА были довольно успешны по налётам на сельсоветы, сожжению зерна и сельхозинвентаря, разграблению складов, маслозаводов и спиртозаводов (по сообщению секретаря Тернопольского райкома КП(б)У от 6 сентября 1944).

После ликвидации к лету 1945 крупных отрядов УПА на территории Союза ССР мелкие подразделения УПА продолжали совершать действия направленные на уничтожение хлеба и сельскохозяйственных машин, так из 77 «бандпроявлений», зарегистрированных в августе 1945, — 37 было направленно именно на это. Кроме того, отрядами ОУН-УПА осенью было совершено несколько диверсий на железной дороге. Наиболее резонансным актом стал поджог самолета на аэродроме — «при полном бездействии со стороны охраны», как указывалось в советских документах, и нескольких нефтевышек — впрочем, так же быстро их и потушили — «силами рабочих нефтепромысла».

Но все же «одним из заданий ОУН-УПА должно стать регулярное уничтожение МТС, спиртозаводов, клубов, колхозного и совхозного имущества. Нападая на кооперативные точки нужно было забирать мыло, уничтожать водку — а остальное раздавать населению» (из инструкции ОУН-УПА конца 1945 года). Результатом подобных действий стал срыв планов по коллективизации сельского хозяйства в большинстве западных областей УССР. После крупномасштабной операции зимы-весны 1946 года УПА на территории СССР практически прекратило свое существование как отдельное формирование подполья ОУН. В связи с этим уже в июле 1946 выходит обращение Головной Команды УПА в котором указывается на завершение «широкой повстанческой борьбы» и переход к «подпольно-конспиративной деятельности». Распространенной была практика уничтожения и запугивания специалистов прибывших с востока. Все убийства «сексотов» совершались согласно указаниям командира отряда УПА базировавшегося под Львовом. Один из членов отряда занимавшегося «ликвидацией» был завербован бывшим офицером дивизии СС «Галичина»[113]. Всего, по сводным данным советских архивов, за 1944−1956 годы, в результате действий УПА и вооружённого подполья ОУН погибло: 2 депутата Верховного Совета УССР, 1 глава облисполкома, 40 глав гор- и райисполкомов, 1454 глав сельских и поселковых советов, 1235 других советских работников, 5 секретарей городских и 30 районных комитетов Компартии УССР, 216 прочих работников партийных органов, 205 комсомольских работников, 314 глав колхозов, 676 рабочих, 1931 представитель интеллигенции включая 50 священников, 15 355 крестьян и колхозников[114], детей, стариков, домохозяек — 860[115].

По областям потери среди советских граждан распределяются таким образом (включая военнослужащих, работников НКВД-МГБ-МВД и бойцов истребительных батальонов) — Волынская — 3500, Закарпатская — 48, Ивано-Франковская — 10527, Дрогобычская и Львовская — 7968, Ровенская — 3997, Тернопольская — 3557, Черновицкая — 796, Хмельницкая — 133, Житомирская — 150.

Действия УПА против польского населения[править | править вики-текст]

Начальником службы безопасности (СД), СС и полицайфюрером Люблинского дистрикта Генерал-губернаторства О. Глобочником на территории Замойского повета планировалось создание образцовой немецкой колонии «Гиммлерштадта», заселенной крестьянами из Германии (райхсдойчами), лицами немецкой национальности (фольксдойчами) и голландцами. Для защиты немцев на границах колонии должны были быть размещены украинцы. В ходе переселенческой акции начавшейся 27 ноября 1942 года и проходившей до середины февраля 1943 года в польских селах, откуда поляки были предварительно выселены, были размещены украинские крестьяне. Десятки тысяч поляков, выселенных зимой из своих домов, пополнили АК и начали ответные акции против украинцев. Так в ходе этих акций на Холмщине в декабре 1942 — марте 1943 года было убито 2000 украинцев, несколько тысяч стали беженцами.[116]

Широкомасштабные действия против польского населения ОУН(б) развернуло с началом формирования УПА — в марте 1943 года.

Согласно отчетам советских партизан:
«Украинские националисты проводят зверскую расправу над беззащитным польским населением, ставя задачу полного уничтожения поляков на Украине. В Цуманском районе Волынской области, сотне националистов было предписано до 15.04.43 уничтожить поляков и все их населённые пункты сжечь. 25.03.43 уничтожено население и сожжены населённые пункты: Заулек, Галинувка, Марьянувка, Перелисянка и другие.»[117] «В райцентрах Степань, Деражная, Рафаловка, Сарны, Высоцк, Владимирец, Клевань и др. националисты проводят массовый террор в отношении польского населения и сел, причём необходимо отметить, что националисты не расстреливают поляков, а режут их ножами и рубят топорами независимо от возраста и пола»[118]

По мнению ряда современных польских и украинских учёных, за этнические чистки польского населения ответственны «главнокомандующий УПА» Дмитро Клячкивский (псевдоним «Клим Савур») и политический руководитель ОУН(б) (носившей в то время название ОУН-СД) Роман Шухевич (псевдоним «Тарас Чупрынка»).[59] Также есть мнение, что существование приказа Клима Савура про «поголовное уничтожение польского населения» не находит достаточного подтверждения в сохранившихся архивных документах.[119]

Летом 1943 в дистрикте Волынь и Подолия рейхскомиссариата Украина были проведены широкомасштабные акции УПА по «очистке территории от польского элемента», жертвами которых стали более 36 тысяч поляков (преимущественно женщин, детей и стариков). Наиболее крупная акция была осуществлена 12 июля 1943, когда одновременному нападению подверглись около 150 населённых пунктов в которых проживали поляки. Однако, упоминания об этой масштабной антипольской акции отсутствуют в немецких документах, донесениях советских партизан и в документах УПА.[120]

Убитые в результате действий УПА-ОУН(б) жители села Липники (ныне не существующего), под городом Березно, ныне Ровненская область, 1943

Спасаясь от террора УПА и части украинского населения (получивших название «резуны»), поляки соглашались на отправку в трудовые лагеря Германии и стремились к переезду в дистрикты Генерал-губернаторства с преобладающим польским населением.

К началу осени 1943 многие районы дистрикта Волынь и Подолия райхскомиссариата Украина стали «этнически чистыми» — согласно отчету УПА-СБ за 1-10.09.43 (район Млынив), «за отчетный период ликвидировано 17 польских семей (58 человек)… Местность в целом очищена. Ляхов чистокровных нет. Дело смешанных семей рассматривается».

Тогда же антипольские акции УПА перетекают на территорию Люблинского дистрикта Генерал-губернаторства — в Холмщину и Подляшье, куда для преодоления сопротивления польского ополчения, более сильного, нежели на Волыни, перебрасывается ряд отрядов УПА из дистрикта Волынь и Подолия райхскомиссариата Украина.

В действиях против поляков также принимают участие подразделения 14-ой гренадерской дивизии Войск СС «Галиция». С начала 1944 начинается широкомасштабная антипольская акция в дистрикте Галиция Генерал-губернаторства . В течение января-марта 1944 польские поселения («колонии») подвергались нападениям отрядов УПА и подразделений 14-ой гренадерской дивизии Войск СС «Галиция» — 4-го и 5-го полков, находившихся в ведении СС и полиции Генерал-губернаторства. Наиболее известной совместной акцией УПА и дивизии Войск СС «Галиция» стало уничтожение польской деревни Гута Пеняцкая, где было уничтожено более 500 мирных жителей. По данным польской стороны, в дистрикте Галиция в первой половине 1944 было убито около 10 тысяч поляков и ещё более 300 тысяч бежали во внутренние районы Генерал-губернаторства.

10 июля 1944 командующий УПА в дистрикте Галиция Василь Сидор приказал «постоянно нападать на поляков — вплоть до полного уничтожения последнего на этой земле»[121] Выполнение этого приказа было сорвано наступлением Красной Армии, но антипольские акции отрядов УПА, хоть и значительно меньшего масштаба, продолжались и в конце 1944 — начале 1945 годов и прекратились на территории Украинской ССР лишь со взаимным обменом населением между Польшей и Украинской ССР 1944-46.

Действовавшие на территории Польши отряды УПА совершали нападения на поляков вплоть до завершения акции «Висла» в начале 1947 года. Жертвами «отплатных акций» УПА становилось преимущественно гражданское польское население, нежели представители государственных структур.[122] Всего же, по оценкам историка Нормана Дэвиса, от рук УПА погибло от 100 до 500 тысяч этнических поляков.[123]

  • Под видом УПА нападения на польские селения, для уничтожения польского подполья, также осуществлялись советскими диверсионными отрядами (партизанами и отрядами НКВД), вынуждая поляков искать контакты с красными партизанами, стимулируя сотрудничество с советскими властями, а также инициируя нападения на украинские села, особенно поддерживавшие УПА или служившие их базами.[124]
  • А иногда и отряды УПА под видом НКВД и советских партизан устраивали карательные акции.[125][126][127]

Действия УПА против еврейского населения[править | править вики-текст]

В ряде работ приводится базовый документ ОУН(б) датированный маем 1941 — инструкция «Борьба и деятельность ОУН во время войны» в которой указывались задачи для «организационного актива на Украине на период войны» в том числе «нейтрализация жидов», причём «как индивидуально так и как национальной группы» с исключением ассимиляции.

Некоторые члены ОУН считали, что евреев необходимо дискриминировать и устранять из общественной жизни:

  • И. Климов готовил листовки Краевого провода ОУН (Б) с антисемитскими призывами.[128][129][130]
  • «Украинский крестьянин! Украинский рабочий! Земля, которой владеют местные евреи… являются собственностью украинской нации. Евреи − вечный враг украинской нации. С этого дня никто не пойдет работать к еврею. Евреи должны исчезнуть с украинской земли. Кто пойдет к еврею работать, будет строго осужден, тяжело ранен. Прочь жидов»[131][132]:28
  • «Не давайте жидам обкрадывать себя, − говорилось в листовке, распространенной оуновцами в селе Коростов Здолбуновского повета. − Не покупайте у жида. Гоните жида из села. Пусть наш лозунг будет: прочь жидов»[132][131]
  • «Автобиография» одного из руководителей ОУН (Б) Ярослава Стецко: «Москва и жидовство — главные враги Украины. Поэтому стою на позиции уничтожения жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов экстреминации [уничтожения] жидов, исключая их ассимиляцию и т. п.»[133][132]:16[134][135][136][137]
  • Я. Стецько в первые дни войны принимал непосредственное участие в создании украинской милиции для «устранения жидов»[138][139][132]:22

По данным ряда историков, украинские националисты, в частности будущий руководитель УПА Роман Шухевич — причастны к убийствам и репрессиям против еврейского и польского населения, которые начались сразу же после вступления во Львов батальона «Нахтигаль».[140]

Причастность военнослужащих украинского батальона «Нахтигаль» к репрессиям и убийствам мирного населения во Львове (и к резне львовских профессоров в частности) в настоящее время остаётся дискуссионным вопросом. В ряде работ указывается что немецкой пропагандой был инициирован погром и он начался после вступления немецких оккупационных войск во Львов когда часть его жителей, которая откликнулась на подстрекательства немецкой пропаганды, 2 июля 1941 года учинила погром еврейского населения, в ходе которого погибло около четырёх тысяч человек[132].

Необходимо отметить, что обвинения в адрес военнослужащих «Нахтигаля» были выдвинуты только в 1959 году в связи с процессом против Теодора Оберлендера, бывшего офицера этого батальона. Суд в ГДР осудил его заочно к пожизненному заключению. Но суд, прошедший в ФРГ, не нашел доказательств преступлений Оберлендера и «Нахтигаля». Не говорилось о военных преступлениях «Нахтигаля» и на Нюрнбергском процессе.[141] Также можно отметить, что в уголовных делах на задержанных солдат «Нахтигаля», занимавших позже командные должности в УПА, следствие по которым проходило в 1944−1946 годах нет упоминаний про участие батальона «Нахтигаль» в военных преступлениях.[142]

Большую часть УПА в 1943–1944 годах составляли дезертиры из полиции и дивизии СС «Галичина», которые успели поучаствовать в акциях по уничтожению евреев и продолжали совершать убийства в новом качестве. По данным историка Даниила Романовского, в конце 1943 года Роман Шухевич сделал устный приказ уничтожать поляков, евреев и цыган но с возможными исключениями для медперсонала, который разрешалось брать в отряды. В единичных случаях евреи добровольно шли в отряды УПА и тогда тщательно скрывали свое происхождение. Когда отряды УПА обнаруживали еврейские партизанские отряды или семейные лагеря, последние уничтожались как «коммунисты» или «польские шовинисты». Были также случаи использования принудительного труда найденных групп евреев и последующего их уничтожения[143]. Однако известны и несколько случаев, когда отряды Бабия и братьев Полищук наоборот брали такие лагеря под покровительство[144]

Деятельность ОУН-УПА на временно оккупированных территориях Белорусской ССР и Украинской ССР[править | править вики-текст]

Сохранились документы о деятельности УПА на территории Белоруссии[145]. В архивах Службы безопасности Украины хранится коллекция материалов по деятельности подполья ОУН на территории временно оккупированных восточных и южных областей Украинской ССР. Точное количество документов не подсчитано.[146][неавторитетный источник? 1675 дней]

В Луганской области выявлено 12 дел по этому вопросу, в Черниговской — 68, в Полтавской — 6, Киевской — 41, Хмельницкой — свыше 100 дел. Непосредственно в Отраслевом государственном архиве СБУ в Киеве — более 300 дел. Это лишь те материалы, которые ранее выявлены, и это ещё не окончательное число. По каждому из этих дел проходит не один человек — это иногда 10 или 100 человек, поэтому речь идет о тысячах подпольщиков. Фамилии этих людей были неизвестны, засекречены, и точно о них не известно.[146][неавторитетный источник? 1675 дней]

Житомирская область[править | править вики-текст]

В мае 1943 года Главная Команда УПА-Север направила подразделение УПА в трехмесячный рейд по временно оккупированным Житомирской области и западной части Киевской области Украинской ССР. За время рейда отдел провёл 15 успешных боев с германскими полицейскими частями и группами грабителей. Этот отдел уничтожил германскую полицейскую школу возле Житомира с заставой 260 полицейских, а недалеко от с. Устиновка, Потиевского района (ныне — Малинского района), 25 июля разбил германское воинское подразделение, которое было специально направлено на разгром этого спецотдела УПА. С германской стороны было более ста убитых, раненых и пленных.[147][неавторитетный источник? 476 дней]

Сумская область[править | править вики-текст]

По сведениям директора Сумского архива Иванущенко ОУН-УПА действовала на временно оккупированной германскими войсками территории Сумской области.[148]

Крымская АССР[править | править вики-текст]

Первые попытки украинских националистических организаций проникнуть в Крым относятся к лету 1941 г. Все они связаны с деятельностью Организации украинских националистов (ОУН), которая в данный период была наиболее активной. Так, в это время в рядах наступавшей на Крым 11-й немецкой армии действовало несколько так называемых походных групп ОУН. Несмотря на то, что эти группы номинально входили в состав более крупной «Южной походной группы ОУН», в своих действиях они были вполне самостоятельны. В их задачи, пишут современные украинские историки А. Дуда и В. Старик, «входило продвижение вдоль побережья Черного моря вплоть до Кубани». На всем протяжении пути своего следования члены этих групп должны были вести пропаганду украинской национальной идеи, а также пытаться проникать в создаваемые немецкими оккупационными властями органы «местного самоуправления и вспомогательную полицию с целью их последующей украинизации». Следует сказать, что вся «Южная походная группа ОУН» принадлежала к мельниковской ветви этой организации, а ее отдельные подразделения возглавляли выходцы из Буковины: Б. Сирецкий, И. Полюй, О. Масикевич и С. Никорович — все видные общественные деятели, большинство из которых только что были выпущены немцами из советских тюрем. Возглавляемые ими группы действовали очень скрытно, часто под видом переводчиков при немецких воинских частях, членов рабочих команд и сотрудников «экономических штабов».

Сотрудничество УПА/ОУН(б) с иностранными спецслужбами[править | править вики-текст]

После мартовской речи Черчилля 1946 года, провозгласившей начало холодной войны, ОУН, как и другие антисоветские формации восточной Европы стали интересны спецслужбам Великобритании, США и в какой-то степени Франции. Особенно активны были в этих контактах сторонники ОУН-Б.

Уже в конце 1946 года при ликвидации Дрогобычского и Луцкого надрайонного провода ОУН ГУББ МВД были захвачены сентябрьские директивы ОУН в которых ставилась задача приступить к сбору данных о ходе демобилизации Советской Армии, количественном составе вооружённых сил, насыщенностью войсковыми частями территории Западной Украины, политико-моральном состоянии Советской Армии, состоянии работы военных заводов, дислокации складов стратегического сырья и т. п.[149] В конце 1947 г. в Польше был перехвачен эмиссар ЗЧ ОУН, шедший на Украину, с инструкциями по реорганизации действий ОУН/УПА от американской разведки. Кроме инструкций он должен был передать информативное письмо Шухевичу, в котором обещалась столь ожидаемая в подполье ОУН/УПА скорая война западных стран против СССР. Этой войной бредили, её ждали, к ней готовились. МГБ в 1949 и 1951 гг. были захвачены проекты обращений ОУН и УГВР, которые должны быть оглашены «украинскому народу» на второй день войны «цивилизованного мира» с «коммунистической империей». Используя далекие от реалий оценки закордонной ОУН и факты доверия к подобной информации со стороны иностранных разведок, полученные от внутренних агентов, МГБ организовало радиоигру с западными центрами ОУН. В результате агенты как СИС так и американских спецслужб, направленные на установление связей с «революционно-освободительными силами» в СССР, гарантированно встречались с их «представителями» — и в результате бесследно пропадали для тех кто их послал. К 1951 в УССР действовали как легендированные окружные и районные проводы ОУН так и отдельные «подпольные группы» МГБ которые встречали посланцев с той стороны железного занавеса.[150] ЦРУ высоко оценивало деятельность этих структур — по данным, озвученным шефом подразделения тайных операций Франком Виснером с конца Второй мировой войны до 1951 года. ОУН/УПА удалось устранить около 35 тысяч советских войск и членов компартии. На операции по поддержке созданных МГБ структур выделялись значительные средства из бюджета американской организации.[151]

17 марта 1951 года УПА обратилась с призывом к правительству США «оказать помощь украинским повстанцам» в борьбе против СССР[152]

Ликвидация[править | править вики-текст]

В начале 1943 перед советскими партизанами в Волынской и Ровенской областях Украины не ставилась прямая задача по уничтожению УПА/ОУН(б) — согласно письму Н. С. Хрущёва в апреле 1943 основным заданием партизан была борьба с немцами. По мере того как украинские националисты (на это время кроме УПА(ОУН)Б в этих областях действовали: УПА Бульбы Боровца, которых партизаны называли «бульбовцами», и отряды ОУН (М) — Фронт Украинской Революции ФУР) стали более активно нападать на советские партизанские отряды, партизаны отвечали им тем же. В конце июля 1943 Федоров указывал «В бой с националистами не ввязываться, а когда будут мешать Вам выполнять задание — дать по зубам… Тех кто будут попадать в плен с оружием — рядовых разоружать и отправлять домой, командиров — расстреливать». По мере приближения фронта активность УПА в отношении советских партизан нарастала, они отвечали ей тем же. На 1944 год УШПД при рейдах по территории Западной Украины ставил задачу: «ведя активную борьбу против немецких оккупантов, по мере возможности вести борьбу и против националистических банд ОУН и УПА». Так на Волыни, в зоне формирования 27-й пехотной дивизии Армии крайовой, советские партизаны вели совместные действия по ликвидации УПА в январе-марте 1944 г. По мере того как Красная Армия освобождала территорию Польши, присоединённую в 1939 году к УССР, активность ОУН-УПА на её тыловых коммуникациях возрастала. Просьба командующего 13-й армии генерала М.Пухова о привлечении партизан к ликвидации угроз тылу осталась без ответа. В то же время в зоне планируемого весеннего наступления против националистических формирований действовали подразделения НКВД и СМЕРШ с привлечением регулярных частей — их усилиями была фактически ликвидирована УПА-Юг.

14 февраля 1944 выходит обращение Правительства УССР «К участникам так называемых УПА и УНРА», которым в случае добровольной явки с повинной обещалась амнистия для не совершивших тяжких преступлений. А в середине марта в Ровно был создан оперативный штаб для борьбы с украинскими националистами, к этому времени в эти области были направлены 2 бригады ВВ НКВД и оперативные группы из работников НКВД и НКГБ. Из бывших партизан создано 19 опергрупп общей численностью 1581 человек. 28 марта Хрущеву сообщали что в ходе 65 операций было уничтожено 1129 участников ОУН и УПА, до 7 апреля это число возросло до 2,6 тысяч убитых и 3256 взятых в плен. Собственные потери составили 112 убитых и 90 раненых. За период с 21 по 27 апреля 1944 произошло 26 боев и боестолкновений между НКВД в ходе которых было уничтожено 2018 и захвачено в плен 1570 членов ОУН и УПА, собственные потери — 11 убитых и 46 раненых. В то же время по собственным донесениям УПА — только в одном бою (т. н. Бой под Гурбами) было уничтожено 2000 «большевиков» при собственных потерях в 200 — впрочем указывая на то, что сами обороняющиеся в панике отступили. Успехи СМЕРШа были более скромны — за апрель и 10 дней мая в ходе 545 операций было убито 530 участников ОУН и УПА, поскольку в прифронтовой полосе ОУН и УПА соблюдало директиву ГШ УПА о глубокой конспирации. Кроме того весьма эффективными оказались меры по лишению ОУН и УПА людских ресурсов — мобилизация мужского населения, и прежде всего до 30 лет, в действующую армию. До 25 апреля 1944 было мобилизовано 170 тысяч, а до 23 сентября 525 тысяч (из них 72 тысячи поляков) проживавших в Западных областях. Попытки УПА и ОУН-СБ предотвратить мобилизацию нападая на колонны призванных и уничтожая семьи и даже целые хутора тех кто был призван в Красную Армию в ряде районов имели заметные результаты. На некоторое время эта стратегия была изменена на 180 градусов — весной 1944 ОУН-Б планировала посредством несопротивления мобилизации избавиться «от нереволюционного балласта по лесам и селам» и также она планировала внедрить своих пропагандистов, которые должны были вести «соответствующую работу среди украинцев со средних и восточных земель, которых много в Красной армии». Данным планам не удалось осуществится, а части «пропагандистов» удалось дезертировать к немцам. С конца лета ОУН-Б вернулось к прежней тактике препятствования мобилизации. За период с 18 августа по 9 сентября 1944 войска охраны тыла 4-го Украинского фронта на территории Дрогобычской, Станиславской и Черновицкой областей уничтожили 1500 и захватили в плен 1900 членов различных националистических и бандитских формирований.

В конце августа к «ликвидации немецко-украинских националистических банд» на официальной основе подключаются бывшие советские партизаны. 20 августа 1944 партизанская дивизия имени дважды Героя Советского Союза генерал-майора Ковпака расформировывалась и передавалась для комплектования НКВД в Западных Областях. За сентябрь 1944 ковпаковцам (насчитывавшим на 9 октября 1944 1635 человек) удалось уничтожить 981 человека и взять в плен 262 бандпособника. С 1 октября по 5 ноября уничтожили 128, взяли в плен 423 человека и захватили 231 бандпособника. Партизанские методы, допустимые на оккупированных территориях, были не столь эффективны и в ряде случаев являлись прямым нарушением советских законов, в связи с этим от их использования вскоре отказались.

С момента выхода советских войск на границы СССР на них проходило восстановление пограничной службы. Пограничники с середины августа 1944 также участвовали в уничтожении националистического подполья и бандформирований и были наиболее эффективным родом войск в этой борьбе.

9 октября 1944 по НКВД и НКГБ СССР издается приказ «Про мероприятия борьбы с ОУНовским подпольем и ликвидации вооружённых банд ОУН в западных областях СССР». В соответствии с ним западные области УССР разделялись на 2 зоны ответственности — Львовской, Станиславской, Дрогобычской и Черновецкой областью занимались наркомы НКВД УССР Рясный и НКГБ УССР Савченко, и начальник пограничных войск Украинского округа Бурмака; Ровенская, Волынская и Тернопольская области были в ведении заместителей наркомов Строкача и Есипенка, и начальника ВВ НКВД Украинского округа Марченкова. На 9 октября 1944 в Волынской области дислоцировалась 9 стрелковая дивизия, 1 ОСБ (отдельный стрелковый батальон) и 1 сабельный эскадрон 18 КавПолка — общей численностью 5285 человек; в Ровенской области дислоцировались 4 стрелковых бригады общей численностью 8754 человек. В Львовской области 2 стрелковые бригады 18 КавПолк без 1 эскадрона и 2 ОСБ — всего 6525 человек. В Тарнапольской области 1 стрелковая бригада, 3 ОСБ и 3 стрелковые роты — всего 3057 человек. В Станиславской 2 ОСБ и штабные части 1 бригады — всего 1328 человек. В Черновицкой — 3 ОСБ 2-х стрелковых бригад — всего 1355 человек. Общая численность ВВ НКВД в Западных областях УССР составляла 26304 человека — что было явно недостаточно для ликвидации ОУН и УПА. Для усиления в западные области УССР приказом от 9 октября 1944 направлялись 1 ОСБ (517 чел.) 1 полк конвойных войск (1500 чел) и 1 полк по охране промпредприятий (1200 чел.) и 3 бронепоезда с десантом по 100 человек. Во Львовскую область перебрасывался 42 пограничный полк из Туркмении и 27 пограничный отряд из Молдавии. С конца лета 1944 начинают активно формироваться истребительные батальоны и отряды содействия из местного населения. До ноября было сформировано 203 истребительных батальона (27 796 бойцов) и 2997 групп содействия (27 385 членов). К концу 1944 в западных областях насчитывалось 212 истребительных батальона (23 906 бойцов) и 2 336 групп содействия (24 025 членов).

В тот же период формируются и начинают действовать спецгруппы НКВД — НКГБ из добровольно сдавшихся властям или взятых в плен членов ОУН,УПА,СБ и Украинской Национальной Самообороны. В Ровенской и Волынской областях в эти отряды также включались бывшие красные партизаны из местного населения. По своему внешнему виду и вооружению, знанию местных бытовых особенностей языка и конспиративным способам действий личный состав специальных групп ничем не отличался от членов УПА, что вводило в заблуждение аппарат живой связи и главарей подполья ОУН, давало возможность участникам спецгрупп вступать с ними в непосредственный контакт. При умелой организации и управлении эти группы действовали чрезвычайно эффективно. В то же время при отсутствии должного контроля и качественной подготовки состава групп были случаи перехода на сторону ОУН или же превращение таких групп в криминальные банды.

Всего по данным НКВД УССР за период с февраля по 31 декабря 1944 года было проведено 6495 операций, в которых было уничтожено 57405 человек, 50387 захвачено и задержано и 15990 явилось с повинной (данные потерь по всему националистическому подполью западной Украины). Из УССР было выслано 4744 семей (13320 человек) членов УПА и помогавших лиц. В результате операций были захвачены: 1 самолет У-2, 1 бронемашина и 1 бронетранспортер, 35 орудий, 323 миномета, 321 станковый и 2588 ручных пулеметов, 211 ПТР, 18,6 тыс. винтовок, 4,2 тыс. автоматов и другое вооружение и снаряжение среди которого были 135 раций и 18 типографий.

Потери советской стороны за тот же период убитыми и повешенными — при проведении операций и ответных акций УПА составили: сотрудники НКВД-НКГБ — 221 (37 пропали без вести или были захвачены), офицеры ВВ НКВД и Красной Армии — 157 (31), солдаты и сержанты 1880 (402), совпартактива 904 (127), местные жители — 1953 (248) и бойцов истребительных батальонов — 40 (230). Всего было зафиксировано 2903 бандпроявлений со стороны ОУН-УПА[41][153].

Бесперспективность прямых боев и высокие потери в рядах ОУН-УПА ещё в середине ноября 1944 привели к появлению инструкции об отказе от прямых столкновений переходе ОУН-УПА к «диверсионно-террористическим акциям против советского режима». Это хоть и усложнило ликвидацию националистического подполья, но не изменило ситуацию в целом. Уже в начале февраля 1945 руководство ОУН-УПА ликвидирует высшие командные посты в подразделениях УПА (куренной и сотник) и рекомендует перейти к действиям взводами и отделениями. Отказ от активных действий, утрата многих баз и известных командиров, сокращение социальной базы и успешные действия советских войск порождали в среде ОУН-УПА настроения отчаяния, неверия и нежелание продолжать небезопасную и довольно часто голодную подпольную жизнь.

В результате этого только за 1 полугодие 1945 явилось с повинной 25868 участников ОУН-УПА. Количество операций по ликвидации банд также возросло до 9.238 в результате которых было убито 34210 и захвачено 46059 участников ОУН-УПА среди которых было 1008 руководящего состава — от командира сотни и выше по УПА и от районного работника и выше по ОУН. Среди них были уничтожены — командир УПА Дмитро Клячкивский, начальник штаба УПА «Карпович», захвачены в плен — члены Центрального Провода ОУН — «Орест» и « Гарматюк» и многие другие. Среди вооружения захваченного у ОУН-УПА было 6 орудий, 125 минометов, 74 ПТР, 125 минометов, 2292 пулемета,4968 автоматов и 17030 винтовок и прочее вооружение. Основные потери ОУН-УПА понесло до мая 1945 года. Очень эффективно действовали ряд спецгрупп из бывших членов ОУН-УПА — на 26.07.1945 августа силами спецгрупп было ликвидировано 1958 членов УПА и СБ и 72 члена ОУН; захвачено живыми — 1142 УПА и СБ и 93 члена ОУН. Кроме того, ими было передано властям 211 бандпособника и 639 человек уклоняющихся от службы в Красной Армии. По состоянию на 20.04.45 в Ровенской и Черновицких областях действовало 74 группы численностью 1004 человек; на 20.06.45 во Львовской, Дрогобчской и Волынской области действовало 69 групп со 668 бойцами; в Станиславской на 20.05.45 было 11 групп с 79 бойцами; в Тернопольской на 15.05.45 действовало 2 группы с 34 бойцами. К весне 1945 о существовании подобных групп стало известно руководству ОУН-УПА — в связи с этим к июлю создание новых групп было прекращено, а существующие группы были сведены в большие отряды и действовали очень осторожно. В то же время ОУН-УПА начало подозревать настоящие отряды ОУН-УПА в том, что они — спецгруппы.

Кроме того было арестовано 5717 человека и выселено за пределы УССР 5395 семей — 12773 человек. Потери советской стороны при операциях против ОУН-УПА убитыми — 692 человека (бойцов истребительных батальонов, совпартактива, офицеров, сержантов и солдат войск НКВД и сотрудников НКВД-НКГБ); в результате действий ОУН-УПА было убито 4013 и уведено 1209 человек — преимущественно местных жителей. Всего за 1 половину 1945 было зарегистрировано 2207 (629 во Львовской области) бандпроявлений, 11 из которых были нападения на райцентры.

В результате существенного сокращения численного состава УПА к лету 1945 в ней были ликвидированы многие службы (жандармерия, мобслужба и ряд других) функции которых были частично переданы «гражданскому» подполью и СБ, уцелевшие отряды были из «военных округов» переименованы и группы и фактически подчинены региональному подполью ОУН. За второе полугодие советской стороной (по данным НКВД УССР) было уничтожено 11698 и захвачено 14339 участников ОУН и УПА ещё 8227 явилось с повинной. Из УССР было выслано 1998 семей (4724 человека).

Зимой 1945-46 годов проводилась крупная операция по ликвидации остатков отрядов УПА и подполья ОУН в которой были задействованы силы Прикарпатского и Львовского ВО. Их подразделения были размещены гарнизонами в селах, не допуская беспрепятственного перемещения подразделений ОУН-УПА и их снабжения местными жителями, в то время как оперативные группы НКВД-НКГБ совместно с ВВ НКВД преследовали и уничтожали вынужденные перемещаться группы ОУН и УПА. Эта тактика дала заметные результаты. Так в сообщении ОУН по Карпатскому краю указывалось что после ударов зимой-весной УПА «перестала существовать как боевая единица». Не лучшее было положение и в других регионах.

Уже в июле 1946 выходит обращение Головной Команды УПА в котором указывается на завершение «широкой повстанческой борьбы» и переход к «подпольно-конспиративной деятельности». Ликвидация весной НКВД и формирование новых структур МВД и МГБ негативно отразились на эффективности действий против подполья ОУН, только в августе 1944 был отмечен переход ОУН-УПА к индивидуальному террору и действий мелкими группами. Негативной отмечалась и атмосфера «самоуспокоенности воцарившаяся после ликвидации основных сил ОУН-УПА». Как показали дальнейшие события ошибкой стала передача основных задач по ликвидации ОУН-УПА ещё не готовому к этому МГБ УССР.

В 1946 было зарегистрировано 1619 акций со стороны ОУН-УПА, из которых 78 — нападения на сотрудников МВД и МГБ. Было депортировано 2612 семей бандитов и бандпособников — 6350 человек. 1947 стал последним годом для ОУН и УПА на территории Польши — переселение украинского населения и высокая активность польских органов правопорядка вынудило остатки УПА и подполья ОУН пробираться на Запад наиболее безопасным путём — через Чехословакию. Из 1,5-2 тыс. членов «Закерзонской» УПА, проходивших маршрут в несколько этапов отрядами, состоящими из нескольких сотен бойцов, до цели смогли добраться всего немногим более ста человек. На территории западных областей УССР общая численность оставшихся на свободе членов УПА была значительно ниже численности подполья ОУН. 30 мая 1947 Шухевич издает распоряжение об объединении УПА и вооружённого подполья ОУН. Тем же числом датирован и указ УГВР об установлении официального дня празднования «основания» УПА — 14 октября 1942 года. Официально УГВР «временно» прекращает деятельность структур УПА 3 сентября 1949 года.[41][154]

Пытаясь ликвидировать повстанческое движение и подорвать его социальную базу, партийные и государственные органы УССР предлагали рядовым участникам ОУН-УПА (в том числе тем, кто просто скрывался в лесах от мобилизации) и их добровольным помощникам амнистию в случае сдачи. С февраля 1944 по июль 1945 года этими предложениями воспользовалась 41 тыс. повстанцев, из которых 17 тыс. подверглось судебному преследованию, что впоследствии снизило эффективность этой меры. После детального рассмотрения партийными и советскими органами дел повстанцев, принявших амнистию, многих из них переселяли на восток, в промышленные районы Украины. Всего за 1944-49 годы для участников ОУН-УПА было провозглашено 6 амнистий[12].

Последним повстанцем называл себя Илья Оберишин, который провёл сорок лет на нелегальном положении и покинул лес только в 1991 году, после обретения Украиной независимости[155].

Просчёты советских властей при ликвидации ОУН-УПА[править | править вики-текст]

На первом этапе ликвидации националистического подполья основными просчётами указывались — недооценка его распространенности и подготовленности к действиям советской стороны, недостаточная численность задействованных сил и их техническая оснащенность и мобильность. По мере привлечения большего количества сил (с осени 1944) указывалась слабость координации между различными структурами, слабость агентурной и разведывательной сети. После ликвидации крупных и средних соединений (зима-весна 1945) ликвидация мелких не была поставлена должным образом, привлекаемые к операциям силы часто были хуже вооружены, чем их оппоненты (винтовки против автоматов и пулеметов) все та же слабая координация между разными структурами приводила к неразберихи и в ряде случаев к стрельбе «по своим». После ликвидации мелких подразделений (зимой-весной 1946) не была налажена работа по нейтрализации групп и одиночек. Реорганизация НКВД весной 1946 и передача большей части функций в МГБ негативно сказалась на качестве оперативной работы. Реакция на смену тактики националистического подполья была запоздалой. Слабое руководство низовым звеном работы и отсутствие разумной инициативы привело к застою в результативности операций.[65][156]

После освобождения земель Западной Украины, из бывших членов ОУН — УПА, бывших партизан-ковпаковцев и сотрудников госбезопасности были созданы спецгруппы. Боевики получали задание проникать в подполье или в подразделения УПА для физического уничтожения или компрометации командования ОУН — УПА и разложения подпольных формирований изнутри. Нередко они действовали таким образом, чтобы в этом подозревались отряды ОУН — УПА. Действия таких спецгрупп зачастую сопровождалось многочисленными нарушениями законности и преступлениями против непричастных местных жителей, что не придавало особого успеха в деле ликвидации данной структуры. И множество жертв среди местного и прибывшего из других регионов Советского Союза для восстановления страны после Второй Мировой войны населения следует отнести к действиям данных лже-УПА отрядов. Данная доктрина использовалась для дискредитации Украинской Повстанческой Армии как среди местного населения, так и среди всего населения Советского Союза.[157][112]

Впрочем, на превышение этими отрядами служебных полномочий не раз обращали внимание, в частности военный прокурор войск МВД Украинского округа Г.Кошарский в докладной записке Н. С. Хрущеву указывал на факты нарушений законности спецгруппами МГБ. Уже через неделю после получения докладной записки Кошарского ему поручили тщательно расследовать все факты грубого нарушения советской законности и виновных, допустивших их, строго наказать.[158][159]

Некоторое представление о количестве такого рода злоупотреблений и преступлений может дать статистика, за 11 месяцев 1945 года военными трибуналами западных областей УССР было рассмотрено 237 дел о «нарушения революционной законности». Были осуждены 326 работников органов НКГБ и НКВД.

На заседании ЦК КПУ в начале лета 1953 года отмечались такие недостатки, повлекшие за собой отсутствие полной ликвидации националистического подполья:

  • По силовым ведомствам (НКВД-МВД НКГБ-МГБ):

«Увлечение массовыми войсковыми операциями, упадок агентурно-чекисткой работы, упущение момента, когда войсковые операции, необходимые и полезные в период освобождения, стали фактором, который по сути раздражал население и по сути действовал на руку врагам. Без внимания и контроля осталась база поддержки подполья, состоявшая из родственников осужденных и уничтоженных участников подполья и тех, кто легализировался и явился с повинной.»

  • По партийно-организационной линии:

В результате слабой работы местных партийных и советских органов и недостаточного руководства со стороны ЦК КПУ привели к тому, что среди значительной части населения западных областей существует недовольство хозяйственными, политическими и культурными мероприятиями, которые осуществляются на местах. Недостаточное вовлечение местного населения в различные сферы социальной жизни, где были представлены преимущественно выходцы из восточной Украины и других республик СССР. Указывалось также на то, что борьба с националистическим подпольем часто велась путём массовых репрессий и чекистско-войсковых операций, а применение репрессий вызывало недовольство населения и вредило делу борьбы с националистами.[160]

Изменение тактики органов госбезопасности в 1953 г.[править | править вики-текст]

10 апреля 1953 года была издана директива о запрете применять войска МВД без личного разрешения начальников УМВД, тогда как ранее их применяли по любой просьбе райаппаратов. 4 мая министр внутренних дел СССР Лаврентий Берия распорядился приостановить исполнение смертных приговоров и аресты оуновцев, которые явятся с повинной.

Вместо войсковых операций было решено активно использовать оперативные игры. Во Львове было решено создать подставной центр (провод) ОУН, который должен был вывести из подполья активнейших его лидеров, внедрить советскую агентуру в зарубежные центры украинских националистов, вывести на территорию УССР эмиссаров и лидеров зарубежных центров ОУН, перехватить каналы их связи, создать «оперативные позиции» в спецслужбах Великобритании и США, а также в Ватикане. Основная задача подставного центра заключалась в подчинении подполья и навязывании ему мысли о радикальном изменении тактики —переходе от вооружённых к пропагандистским методам борьбы, работе с молодежью и интеллигенцией, поиске компромисса с властями.[161]

Органы госбезопасности к 1953 г. контролировали почти все действия руководителей подполья, грамотно используя в игре с ними их же соратников по борьбе. В 1954 г. был арестован последний остававшийся на свободе лидер ОУН Василий Кук.[162]

Общественное мнение современной Украины и отношение к ОУН-УПА[править | править вики-текст]

Ситилайт, изготовленный по заказу Львовского городского совета с надписью «УПА живёт!» напротив здания СБУ во Львове

С середины 1990-х на Украине поднимался вопрос о придании особого статуса ветеранам ОУН-УПА. В течение длительного времени, однако, никаких существенных изменений в этой связи не происходило.

11 мая 1995 года Львовский облсовет принял решение «О статусе ветеранов Украинской повстанческой армии, гарантии их социальной защиты», согласно которому УПА признана воюющей стороной во второй мировой войне, а её ветераны — борцами за свободу и независимость Украины на территории Львовской области[163].

В сентябре 1997 года при Кабинете министров Украины была создана правительственная комиссия по изучению деятельности ОУН-УПА[164]. Лишь через пять лет, 10 июля 2002, на одном из заседаний комиссии было решено с помощью Национальной академии наук создать рабочую группу историков, чтобы провести научное исследование деятельности УПА и на основе полученных данных определить их официальный статус. Решение по данному поводу принимали уже совсем другие люди, пришедшие к власти в результате «Оранжевой революции». 14 октября 2005 правительственная комиссия во главе с вице-премьером Вячеславом Кириленко одобрила экспертные выводы рабочей группы, которая предложила считать деятельность ОУН-УПА борьбой за свободу и независимость Украины.

В 2006 году президент Украины Виктор Ющенко во время торжеств, посвящённых Дню Победы, заявил о необходимости примирения ветеранов ОУН-УПА с ветеранами Советской армии и обратился к Верховной раде с просьбой как можно скорее принять закон о статусе воинов УПА — «Верховная рада должна отдать дань уважения всем, кто защищал свою родину, и проголосовать за закон, который признает воинов УПА ветеранами войны. Это наш долг перед поколением отцов»[165]. Категорически против признания ветеранов ОУН-УПА воюющей стороной выступили представители КПУ. Её руководитель Пётр Симоненко заявил 9 мая 2006: «Мы сделаем всё, чтобы не допустить реабилитации бандеровцев».

Тем не менее 19 июля 2006 правительство Юрия Еханурова одобрило законопроект «О социальной защите участников национально-освободительного движения 1939−1956 годов», уравнивающий их с участниками Великой Отечественной войны по предоставляемым льготам. Этот законопроект, однако, так и не вступил в силу.

Памятный знак УПА в Харькове. Поставлен в 1996 году, уничтожен неизвестными в апреле 2013 года, временно заменивший его крест спилен в ночь на 6 февраля 2014 года[166]

14 октября 2006, в 64-ю годовщину создания УПА, президент Украины Виктор Ющенко подписал указ «О всестороннем изучении и объективном освещении деятельности украинского освободительного движения и содействии процессу национального примирения», в котором потребовал от правительства разработать законопроект о придании особого статуса ветеранам ОУН-УПА, а от Министерства образования и науки — популяризировать историю УПА как украинского национально-освободительного движения, организовать выпуск литературы, научно-популярных фильмов и передач об участии украинцев во Второй мировой войне, «всесторонне и объективно освещать в учебно-воспитательном процессе» деятельность таких организаций, как ОУН-УПА, Украинская освободительная организация и других.

3 апреля 2007 Харьковский областной совет обращался к генеральному прокурору Александру Медведько с просьбой дать правовую оценку соответствия Конституции и действующему законодательству Украины решения № 65 4 сессии 2 созыва Львовского областного совета от 11 мая 1995 года[163].

12 октября 2007 Указом президента Украины Виктора Ющенко Роману Шухевичу было присвоено почётное звание «Герой Украины» «за выдающийся личный вклад в национально-освободительную борьбу за свободу и независимость Украины и в связи со 100-летней годовщиной со дня рождения и 65-летней годовщиной создания Украинской повстанческой армии» [167]

3 декабря 2007 Харьковский областной совет, большинство в котором составляла Партии регионов, принял заявление о том, что «на территории Харьковской области ОУН-УПА была воюющей стороной на стороне фашистской Германии», и охарактеризовал УПА как «формирования, которые подчинялись командованию фашистской Германии и использовались им во время Второй мировой войны против Советского Союза и государств антигитлеровской коалиции»[168]. Депутаты подвергли критике действия Виктора Ющенко, расценив их «как попытку навязать украинскому обществу видение событий в годы Великой Отечественной войны с точки зрения ограниченной группы лиц, которые виновны в совершении самых ужасных преступлений против мира и человечества», а также заявили, что «попытки реабилитации коллаборационизма и предательства ведут к раздору, угрожают будущему Украины»[168]. Харьковский областной совет призвал «не допускать героизации ОУН-УПА» и предложил органам власти на территории области «демонтировать в случае наличия любые памятные знаки, установленные в честь ОУН-УПА или их боевиков»[168]. На следующий день Украинская народная партия заявила о необходимости роспуска Харьковского областного совета за «антигосударственную и антиукраинскую позицию»[169].

Президент Украины Виктор Ющенко 29 января 2010 года своим указом признал членов украинской повстанческой армии (УПА) борцами за независимость Украины.

21 апреля 2010 Донецкий апелляционный административный суд признал незаконным указ, изданный президентом Виктором Ющенко, о присвоении звания Героя Украины главнокомандующему УПА Роману Шухевичу и отменил его. 2 апреля 2011 года Донецкий окружной суд признал указ Ющенко о присвоении Бандере звания Героя Украины незаконным, сославшись на то, что Бандера не являлся гражданином Украины, а по закону Героем Украины может стать только украинский гражданин.

3 марта 2014 года постоянный представитель Украины при ООН Юрий Сергеев на встрече с журналистами высказался следующим образом о действиях Бандеры во время Великой Отечественной войны: «Российская-советская сторона в то время пыталась надавить на западных союзников, чтобы они признали бандеровцев и других убийцами. Почему Нюрнбергский процесс не признал это? Потому что факты были сфальсифицированы, потому что позиция Советского Союза в то время была несправедливой»[170]. МИД РФ заявил, что Сергеев оскорбил память жертв Второй мировой войны и на своём сайте разместил документы НКВД-МГБ СССР о деятельности ОУН-УПА[171][172].

Символика УПА[править | править вики-текст]

Не соответствует действительности широко распространённое заблуждение о том, что символика ОУН(б), включающая в себя красно-чёрное знамя, возникла как символика УПА. УПА использовала в качестве символа только «державный тризуб»[173].

Награды УПА[править | править вики-текст]

Приказом Главного Командования УПА (ч. 3/44) от 27 января 1944 года в Украинской повстанческой армии основана своя наградная система. Согласно этому приказу, награду мог получить любой солдат, независимо от ранга и служебных обязанностей. Предложения по празднованию могли подавать сотенные УПА или старшие командиры. После утверждения комиссией УГВР или соответствующим штабом, выходил приказ о награждении воинов, а сообщение публиковались в повстанческих газетах.

Крест Боевой Заслуги[править | править вики-текст]

Кресты Боевой Заслуги, вне зависимости от степени и класса, имели одинаковый размер: 27×27 мм (не считая орденской ленты). В основу каждого ордена был положен равноконечный крест с выступающими из-под него остриями вниз скрещенными мечами. В центре креста располагался ромб с украинским тризубом. Лента к кресту тёмно-красного оттенка имела две чёрные горизонтальные полоски. Кресты носили на пятиконечной колодке, обтянутой лентой. На ленте каждого креста были закреплены ромбовидные «звёздочки» из металла, идентичного металлу креста.

Кресты Боевой Заслуги УПА.png

Крест Заслуги[править | править вики-текст]

Кресты Заслуги, в независимости от степени и класса, имели одинаковый размер: 27×18 мм (не считая орденской ленты, имевшей ширину 30 мм). В основу каждого ордена был положен стилизованный крест. В центре креста располагался ромб с украинским тризубом. Лента к кресту тёмно-красного оттенка имела две чёрные горизонтальные полоски. Кресты носили на пятиконечной колодке, обтянутой лентой. На лентах, в зависимости от ордена, располагалась одна или две горизонтальных металлических полосы металла, соответствующего орденскому.

Кресты Заслуги УПА.png

Присяга воина УПА[править | править вики-текст]

Официально утверждена 19 июля 1944.

Я, воин Украинской Повстанческой Армии, взяв в руки оружие, торжественно клянусь своей честью и совестью перед Великим Народом Украинским, перед Святой Землёю Украинской, перед пролитой кровью всех Наилучших Сыновей Украины и перед Наивысшим Политическим Руководством Народа Украинского:

Бороться за полное освобождение всех украинских земель и украинского народа от захватчиков и обрести Украинское Самостоятельное Соборное Государство. В этой борьбе не пожалею ни крови, ни жизни и буду биться до последнего вздоха и окончательной победы над всеми врагами Украины.

Буду мужественным, отважным и храбрым в бою и беспощадным к врагам земли украинской.

Буду честным, дисциплинированным и революционно-бдительным воином.

Буду исполнять все приказы вышестоящих.

Строго охранять военную и государственную тайну.

Буду достойным побратимом в бою и боевой жизни всем своим товарищам по оружию.

Когда я нарушу или отступлю от этой присяги, то пусть меня покарает суровый закон Украинской Национальной Революции и падёт на меня презрение Украинского Народа.

См. также[править | править вики-текст]

В художественной литературе[править | править вики-текст]

  • Николай Далёкий За живой и мёртвой водой. Роман / ред. Н.Кравченко. — Киев: Дніпро, 1975. — 432 с. — 100 000 экз.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 7.
  2. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С.173−174.
  3. 1 2 Вєдєнєєв Д. Військово-польова жандармерія — спеціальний орган Української повстанської армії // Науково-популярний журнал «Воєнна історія», 2002 — № 5−6. (укр.)
  4. ОУН i УПА, 2005
  5. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 181−198.
  6. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 209 и далее.
  7. 1 2 Спільний висновок українських та польських істориків за підсумками ix—x міжнародних наукових семінарів — Варшава, 5-11 листопада 2001.)
  8. Черняк Ю. В. Организационная структура и особенности деятельности ОУН-УПА на территории Беларуси (1939−1944 г.) // 60-летие образования Гродненской области: Материалы Международной научной конференции 3-4 марта 2004 года. — Гродно: Гродненский государственный университет им. Янки Купалы, Исторический факультет / Отв. ред. В. А. Белозорович, 2004. — ISBN 985-417-606-1. Архивировано из первоисточника 1 июня 2013.
  9. The history of Ukraine / Paul Kubicek. p. cm. — (The Greenwood histories of the modern nations, ISSN 1096—2095, ISBN 978-0-313-34920-1)
  10. 1 2 Україна в ДСВ у документах, 1999, Т. 3. — С. 275−276.
  11. Гогун А., 2005, Гл. 2.
  12. 1 2 Гогун А., 2005, Гл. 3.
  13. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7. — С. 409−410.
  14. ОУН i УПА, 2005, Раздел 6. — С. 435−438.
    в 1953 г. численность всего подполья в западных областях Украинской ССР оценивалась как «около трёх сотен», в 1955 — около 100 чел.
  15. Директор Львовского музея Руслан Забилый полагает, что Эрнесто Че Гевара ввел обучение тактике УПА в своих партизанских отрядах. Опыт борьбы УПА внесен в программы учебных дисциплин современной американской армии. Львовским студентам прочитают полугодичный спецкурс о тактике УПА
  16. IMT vol 3. p. 21 http://www.holocaust-history.org/works/imt/03/htm/t021.htm
  17. Martin Broszat’s Nationalsozialistische Polenpolitik 1939—1945 (Stuttgart, 1961).
  18. IMT vol 2. p. 478 http://www.holocaust-history.org/works/imt/02/htm/t478.htm
  19. IMT vol 2. p. 448 http://www.holocaust-history.org/works/imt/02/htm/t448.htm
  20. Nazi Conspiracy and Aggression Office of the United States Chief of Counsel For Prosecution of Axis Criminality Nuremberg, Germany (1945—1946) — Vol. V. — p. 766−772. I would have to make to make such preparations with the Ukrainians … a revolt can be incited trough…OUN which would aim at the destruction of the Poles and Jews.
  21. 1 2 3 4 ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 17−30.
  22. Комар Л. Процес 59-ти--Додаток 2.--Львів.1997.--С.89.
  23. текст акта, опубликованный в газете «Самостійна Україна» (Станиславов) 10 июля 1941
  24. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2.
  25. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2. — С. 63.
  26. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2. — С. 93.
  27. Современное село Некрасово в Винницкой области Украины
  28. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 60.
  29. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 72.
  30. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 61.
  31. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 73, 74.
  32. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2. — С. 95−96.
  33. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 74.
  34. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2.
  35. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4.
  36. ОУН і УПА в 1943 році, 2008
  37. Katchanovski I., 2010, p. 8.
  38. В издании УПА-ОУН(Б) «До зброї» от 3 июля 1943 року было напечатано "В бою з німецькою засідкою під селом Чорнижем (північна Луччина) дня 13 травня цього року загинув геройською смертю військовий референт Краєвого Проводу ОУН на ПЗУЗ, поручник Івахів Василь («Йосип Сонар», «Сом»)
  39. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX-XX ст., 2002, С. 677.
  40. ОУН i УПА, 2005, Разд. 2.
  41. 1 2 3 Білас І. Г., 1994, Кн. 2.
  42. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 202−203.
  43. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4.
  44. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 171−172
  45. Веденеев Д., Шаповал Ю. Ловушка для «Щура». 4 ноября одному из основателей УПА Дмитрию Клячкивскому исполнилось 95 лет // Газета «Зеркало недели. Украина», 2006 — № 42; Сайт ZN,UA (zn.ua) 04.11.2006.
  46. Вєдєнєєв Д. Внутрішній терор в УПА та підпіллі Організації українських националістів в 1944−1950-х рр. // Геноцид українського народу: історична пам’ять та політико-правова оцінка: Міжнародна науково-теоретична конференція Київ, 25 листопада 2000 р. Матеріали. — Київ−Нью-Йорк: Видавництво М. П. Коць, 2003. — ISBN 966-581-451-6. (укр.)
  47. Burds J., 2001, С. 287.
  48. Бурдс Дж., 2006, С. 115.
  49. Subtelny Orest. Ukraine: a history — Toronto: University of Toronto Press Inc., 2000. — p. 474. — ISBN 0-8020-8390-0; ISBN 0-8020-4871-4.
  50. Philip Friedman, «Ukrainian-Jewish Relations During the Nazi Occupation», Yivo Institute for Jewish Research, 1959
  51. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 176.
  52. Україна в ДСВ у документах, 1999, Т. 3. — C. 155.
  53. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 182, 185—188.
  54. Сергейчук В. И.: ОУН-УПА в роки війни. — К.: Дніпро, 1996. — С.80. — ISBN 5-308-01659-3
  55. 1 2 3 ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 180.
  56. Партизанская война на Украине . Дневники командиров партизанских отрядов и соединений. 1941—1944 / Колл. составителей: О. В. Бажан, С. И. Власенко, А. В. Кентий, Л. В. Легасова, В. С. Лозицкий (рук.). — М .: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2010. — 670 с. — (На линии фронта. Правда о войне). С.105 — ISBN 978-5-227-02146-5
  57. Український визвольний рух № 1 — Львів: Мс, 2003. — 208 с, с.75
  58. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 183−184.
  59. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 5.
  60. Grzegorz Motyka, Ukraińska partzyantka 1942—1960: Dyiałalność Organizacji Ukraińskich Nacjonalistów i Ukraińskiej Powstańczej Armii, Instytut Studiów Politycznych PAN, Oficyna Wydawnicza RYTM, Seria Wschodnia, Warszawa 2006
  61. Кентій А. В. Українська повстанська армия в 1942—1943 рр. — К. НАН України, Інститут Історії України, Головне архівне управління при Кабінеті Міністрів України, Центральний державний архів громадських обєднань України. 1999. — 287 с. — С. 126. — ISBN 966-02-0757-3.
  62. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 190−197.
  63. Эрих фон Манштейн. Утерянные победы. — Ч. 3. — Гл. 15: Прим. 76.
  64. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 288.
  65. 1 2 Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 426.
  66. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 199.
  67. Ловушка для «Щура»
  68. 1 2 «Ідея і Чин», ч. 5, 1943 р.
  69. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 259.
  70. Tys-Krokhmaluk Yu., P. 58−59.
  71. [1] [2].
  72. IMT official text Vol.XXX
  73. Höhne, Heinz. The Order of the Death’s Head: The Story of Hitler’s SS. (Der Orden unter dem Totenkopf: Die Geschichte der SS). — First published in 1967.
  74. Tys-Krokhmaluk Yu., P. 140−142.
  75. Tys-Krokhmaluk Yu., P. 69−73.
  76. «…Создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников…». Красные партизаны Украины, 1941−1944: малоизученные страницы истории. Документы и материалы / Авт. сост.: Гогун А., Кентий А. — К.: Украинский издательский союз, 2006. — 430 с. — С. 369−370. — ISBN 9667060896.
  77. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 204.
  78. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 274.
  79. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 283.
  80. ОУН i УПА, 2005, Разд. 3.
  81. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6.
  82. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1.
  83. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 555.
  84. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4.
  85. 1 2 Муковський И., Лисенко О. Українська повстанська армія та збройні формування ОУН у Другій світовій війни // Науково-популярний журнал «Воєнна історія», 2002. — № 5−6. (укр.)
  86. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 553.
  87. 1 2 ОУН i УПА, 2005, Разд. 4.
  88. После убийства генерала Ватутина маршал Жуков принял на себя командование Первым Украинским фронтом / Синодальный Отдел Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными учреждениями // Сайт «ПОБЕДА.RU» (www.pobeda.ru)  (Проверено 23 сентября 2012)
  89. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 563.
  90. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 605. — Включая военнослужащих ВВ НКВД.
  91. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7.
  92. стр. 234 И Ильюшин УПА и АК. Противостояние в Западной Украине К. 2009 ISBN 978-966-518-465-2
  93. 1 2 3 Шаповал Ю., 2000
  94. Шаповал Ю., 2000, С. 55−56
  95. Шаповал Ю., 2000, С. 108.
  96. стр.86 Український історичний журнал № 3 2002 ISSN 0130-5247
  97. Шаповал Ю., 2000, С. 230.
  98. Katchanovski I., 2010
  99. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — С. 193, 194.
  100. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4.
  101. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — C. 283.
  102. Burds J., 2001, С. 291.
  103. Perry Biddiscombe Werwolf!: The History of the National Socialist Guerrilla Movement, 1944-1946. — University of Toronto Press, 1998. — P. 455. — ISBN 0-8020-0862-3.
  104. Martovych O. The Ukrainian Insurgent Army (UPA). — Munchen, 1950. — p. 20.
  105. ОУН i УПА, 2005, Разд. 5. — С. 338.
  106. Былые годы. 2012. № 2 (24) «Украинский выбор в годы Второй мировой войны: проблемы восприятия в современной Украине» Роман Олегович Пономаренко. Цитата: «Примечательно, что факты сотрудничества, иногда довольно тесного, УПА с немцами в 1944 году привели к возникновению легенды о том, что УПА якобы была создана немецкими спецслужбами. Как правило, такая точка зрения характерна для некоторых околонаучных кругов России и Восточной Украины. Однако действительности это утверждение не соответствует и какой-либо документальной базой не подтверждается. Напротив, опубликованные в последнее время документы, как немецкие, так и украинские, позволяют уверенно утверждать, что немецкие „компетентные органы“ рассматривали УПА и ОУН Бандеры как вражескую силу, для подавления которой следует привлекать все имеющиеся под рукой силы и средства». стр.45
  107. Мотыка Г. Антипольская Акция ОУН-УПА — Варшава, 2003.
  108. Гірняк К., Чуйкј О. Фронт Української Революції.
  109. Бульба-Боровец Т. Армія без держави
  110. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7. — С. 320.
  111. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX-XX ст., 2002
  112. 1 2 Бурдс Дж., 2006
  113. Бурдс Дж., 2006, С. 147−151.
  114. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7. — С. 439.
  115. Нариси з історії політичного терору і тероризму в Україні XIX-XX ст., 2002, С. 860.
  116. Патриляк І. К., Боровик М. А. Україна в роки Другої світової війни: спроба нового концептуального погляду — Ніжин : Видавець ПП Лисенко М. М., 2010. — 590 с. — С. 435,436 — ISBN 978-966-2213-31-7.
  117. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 383. — из сообщений партизанских отрядов, сводка 21.04.43.
  118. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С. 39. — Из отчета начальника штаба партизанских отрядов Ровенской области г-м Бегмы 28 мая 1943 г.
  119. В’ятрович В. М., 2011, С. 93.
  120. В’ятрович В. М., 2011, С. 120−126.
  121. Русначенко А. Украинско-польское противостояние — С. 101.
  122. Сова А. И. Польско-Украинские отношения 1939−1947. — Краков, 1998.
  123. Norman Davies. Europe: a History. — Oxford: Oxford University Press, 1996.
  124. УКРАЇНА — ПОЛЬЩА: важкі питання: Матеріали IX і X міжнародних наукових семінарів «Українсько-Польські відносини в час Другої Світової війни». Варшава, 6-10 листопада 2001 р. / Волинський державний університет ім. Л. Українки. Світовий союз вояків Армії Крайової. — Луцьк: ВМА «Терен», 2004. — Т. 9. — С. 217.
  125. НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем, 2008, [3]
  126. Деятельность ОУН-УПА
  127. Без права на реабилитацию: Сборник публикаций и документов, раскрывающих антинародную фашистскую сущность украинского национализма и его апологетов: в 2-х кн. / Киевское историческое общество. Организация ветеранов Украины. Международный украинский союз участников войны. — К., 2006.
  128. ОУН в 1941 році, 2006, Ч. 1. — С. 261; Ч. 2. — С. 453, 483, 576.
  129. Украïнське державотворення. Акт 30 червня 1941. — С. 129.
  130. ЦДАВОВ. — Ф. 3833. — Оп. 1. — Д. 42. — Л. 35; Д. 46. — Л. 36−37; Д. 63. — Л. 12; Оп. 2. — Д. 18. — Л. 87.
  131. 1 2 Гон М. М. Iз кривдою на самотi: Украïнсько-єврейськi взаємини на захiдноукраïнських землях у складi Польщi (1935−1939). — Рiвне, 2005. — С. 77. (укр.)
  132. 1 2 3 4 5 Дюков А. Р. Второстепенный враг. ОУН, УПА и решение «еврейского вопроса». Монография / Послесл. Ю.Шевцова. — М.: Regnum, 2008. — 152 с. — 2000 экз. — ISBN 978-5-91150-028-3
  133. Berkhoff K.C., Carynnyk M. The Organization of Ukrainian Nationalists. P. 162.
  134. Дюков А. Об участии ОУН − УПА в Холокосте: «Москва и жидовство − главные враги Украины» // ИА «REGNUM», 14.10.2007.
  135. Дюков А. «Еврейский вопрос» для ОУН − УПА // Еженедельник «2000» — К., 8−14.02.2008.
  136. Дюков А. ОУН сотрудничала с нацистами и уничтожала евреев // «Известия», 11.02.2008.
  137. Дюков А. Были ли бандеровцы антисемитами? // «Комсомольская правда» — М., 15.02.2007.
  138. Украïнське державотворення. Акт 30 червня 1941. — С. 77.
  139. ЦДАВОВ. — Ф. 3833. — Оп. 1. — Д. 12. — Л. 10.
  140. Piotrowski Tadeusz. Poland’s Holocaust: Ethnic Strife, Collaboration With Occupying Forces and genocide in the Second Republic 1918−1947 — USA. North Carolina, Jefferson: McFarland & Company, Inc. Publishers, 1998. — 437 р. — ISBN 0-7864-0371-3(англ.)
  141. ОУН i УПА, 2005, Разд. 1. — С. 64−72.
  142. Убивство польських учених у Львові в липні 1941 року: факти, міфи, розслідування: монографія / А. Боляновський. — Львів: Видавництво Львівської політехніки, 2011. — 188 с. — С. 48. — ISBN 978-617-607-074-0(укр.)
  143. Украинцы не должны были массово убивать мирное население: интервью историка Джона-Пола Химки - Политика, выборы, власть - Новости - ИА REGNUM
  144. Даниил Романовский. Коллаборанты: Украинский национализм и геноцид евреев в Западной Украине
  145. Горе от УПА // Беларусь сегодня. — Мн., 2014. — № 62.
  146. 1 2 Климончук Оксана. Архівні дані: на Донбасі ОУН боролася за Україну до середини 50-х // інформагентство «Уніан» от 17.03.2008.
  147. Бойові дії УПА проти Німецьких та Радянських каральних військ
  148. Підпілля ОУН-УПА на Сумщині: деталізація подій через призму документів спецслужб // Сайт Державного архiву Сумської областi (daso.sumy.ua)
  149. Білас І. Г., 1994, Кн. 2. — С.668−669
  150. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7. — С. 409−411, C. 433.
  151. Simpson, Christopher. America’s recruitment of Nazis, and its disastrous effect on our domestic and foreign policy — Collier Books / Macmillan Publishers, 1988. — ISBN 978-0020449959. — Разд. «Guerrillas for World War III».
  152. 17 марта 1951 года // журнал «Мастер-ружьё», № 3 (120), март 2007. стр.94
  153. ОУН i УПА, 2005, Разд. 4. — Гл. 5.; Разд. 5. Разд. 6. — Гл. 1.; Разд. 6. — Гл. 2.; Разд. 6. — Гл. 3.
  154. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6. — Гл. 4.; Разд. 6. — Гл. 5.; Разд. 7. — Гл. 1.; Разд. 7. — Гл. 2.
  155. Интервью Ильи Обершина, «последнего партизана» УПА
  156. ОУН i УПА, 2005, Разд. 6 и 7.
  157. Сергійчук В. Тавруючи визвольний прапор. Діяльність агентури та спецбоївок НКВС-НКДБ під виглядом ОУН-УПА. — Київ.: ПП Сергійчук М. І., 2006. — 184 с.
  158. НКВД-МВД СССР в борьбе с бандитизмом и вооруженным националистическим подпольем, 2008
  159. Фиров П. Т. История ОУН-УПА: События, факты, документы, комментарии: Учебное пособие. — Севастополь: Изд-во СевНТУ, 2002. — 196 с.
  160. ОУН i УПА, 2005, Разд. 7. — Гл. 3. — С. 436−437.
  161. Дмитрий Веденеев, Юрий Шаповал. Был ли Лаврентий Берия украинским националистом?
  162. А.Меленберг. И Хрущёв съел Кука
  163. 1 2 «Українські новини» Харьков не согласен со статусом ветеранов УПА // Сайт газеты «Дело» (delo.ua) 04.04.2007.
  164. Постановление кабинета Министров Украины № 1004 от 12.09.1997
  165. Официальный сайт Президента Украины
  166. В Харькове вандалы разрушили памятник воинам УПА
  167. Указ президента Україны Виктора Ющенко № 965/2007. Про присвоєння Р.Шухевичу звання Герой України — 12.10.2007. // Официальный сайт Президента Украины (www.president.gov.ua)  (Проверено 24 сентября 2012) (укр.)
  168. 1 2 3 Харьковский облсовет признал ОУН-УПА фашистской организацией // Сайт «Новости@mail.ru» (news.mail.ru) 03.12.2007.
  169. УНП считает, что Харьковский обсовет занимает антигосударственную и антиукраинскую позицию
  170. http://www.rg.ru/2014/03/07/bandera.html
  171. МИД РФ: представитель Украины при ООН оскорбил память жертв… — Интерфакс
  172. Дипломатия России: от посольского приказа до наших дней
  173. Кучерук Олександр. До iсторiї символiки органiзацiї українских нацiонаiстiв: Україньский археографiчний щорічник — Київ−Нью-Йорк: Видавництво М. П. Коць, 2003. — Вип. 7. — Т. 10. — С. 182.

Ссылки и литература[править | править вики-текст]

Архивные материалы[править | править вики-текст]

Украинская Правительственная комиссия по изучению деятельности ОУН-УПА[править | править вики-текст]

Издания Института Истории Украины Национальной Академии Наук Украины[править | править вики-текст]

Издания Одесского Национального Политехнического Университета[править | править вики-текст]

Сторонники УПА[править | править вики-текст]

  • Антонюк Ярослав Діяльність СБ ОУН на Волині. -Луцьк : «Волинська книга», 2007. — 176 с.
  • Антонюк Ярослав Діяльність СБ ОУН(б) на Волині та Західному Поліссі (1946—1951 рр.) : Монографія. — Луцьк: «Надстир’я-Ключі», 2013. — 228 с.

Противники УПА[править | править вики-текст]

Критика работ В.Полищука[править | править вики-текст]

Прочие материалы[править | править вики-текст]

Видеоматериалы[править | править вики-текст]