Гендерная роль

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гендерная роль — совокупность социальных норм, определяющих, какие виды поведения считаются допустимыми, подходящими или желательными для человека в зависимости от его гендерной принадлежности, то есть принадлежности к женщинам, мужчинам или другому гендеру. Несовпадение поведения человека с гендерной ролью называется гендерной неконформностью. В разных культурах количество и конкретное содержание гендерных ролей существенно различаются, но есть и широко распространённые кросскультурные сходства[⇨].

В науке нет единой точки зрения о том, в какой степени гендерные роли и их вариации определяются биологией и в какой — конструируются обществом[⇨]. Строго биологические теории происхождения гендерных ролей, в частности эволюционная психология, не подтверждаются эмпирическими данными[⇨]. В целом имеющиеся научные данные свидетельствуют о том, что на гендерное развитие влияют не только биологические, но и когнитивные и социальные факторы[⇨].

Гендерные роли могут играть положительную роль для самооценки человека в случае, если гендерно-типичное поведение для него естественно и соответствует его самоощущению. Если же это не так, то гендерные роли и нормативное давление со стороны окружения становится источником стресса[⇨].

Гендерная роль и гендерная идентичность[править | править вики-текст]

Гендерную роль следует отличать от гендерной идентичности: первое понятие описывает внешние по отношению к человеку социальные ожидания в связи с его гендерной принадлежностью, второе — внутреннее самоощущение человека как представителя того или иного гендера. Гендерная идентичность и гендерная роль человека могут не совпадать — в частности, у трансгендерных и интерсексуальных людей. Приведение гендерной роли в соответствие с гендерной идентичностью представляет собой часть трансгендерного перехода.

Гендерные роли в разных культурах[править | править вики-текст]

В современных обществах господствует бинарная гендерная система — способ социальной организации, при котором люди разделяются на две противоположные группы — мужчин и женщин. Бинарная гендерная система подразумевает жёсткое соответствие между приписанным при рождении полом и гендерной ролью, а также другими параметрами (в частности, гендерной идентичностью и сексуальной ориентацией). Как свидетельствуют антропологические исследования, установление такого соответствия не универсально: во многих культурах биологический, в частности анатомический пол не играет ключевой роли в определении гендерной роли или гендерной идентичности[1]. Не универсально и выделение только двух гендеров. Например, во многих коренных североамериканских культурах выделяется три или четыре гендера и соответствующих гендерных роли[2]. В западноафриканской культуре йо́руба гендер традиционно не является значимой социальной категорией, а социальные роли определяются в первую очередь возрастом и родством[3].

Даже в близких культурах или в рамках одной культуры гендерные роли могут заметно различаться. Например, в европейской светской культуре XVIII- XIX веков от женщин ожидалось, что они будут слабыми и хрупкими, а в большинстве крестьянских культур женщины считались от природы сильными и выносливыми[4]. В западных (североамериканских и западноевропейских) культурах среднего класса начиная с 1950-х годов женская гендерная роль была ролью домохозяйки, и участие в производительном труде для женщин было исключено. При этом в то же время и в тех же обществах работа вне дома была ожидаемым и самоочевидным элементом гендерной роли для женщин рабочего класса[5]. Женская гендерная роль в социалистических обществах также подразумевала сочетание работы вне дома, работы по дому и заботы о семье[6].

Объяснения гендерного развития[править | править вики-текст]

В дебатах о происхождении гендерных ролей и различий есть две основные точки зрения: сторонники биологического детерминизма предполагают, что гендерные различия определяются биологическими, природными факторами, а сторонники социального конструктивизма — что они формируются обществом в процессе социализации. В науке были выдвинуты разные теории гендерного развития. Биологически-ориентированные теории, объясняющие различия в гендерных ролях эволюцией, не нашли убедительных эмпирических подтверждений[7][8]. Эмпирические исследования также опровергли психоаналитические теории, которые объясняли гендерное развитие через отношения ребёнка с родителями[7]. Наиболее убедительные эмпирические подтверждения существуют для когнитивных и социально-когнитивных теорий, которые объясняют гендерное развитие сложным взаимодействием биологических, когнитивных и социальных факторов[7][9].

Точки зрения на происхождение гендерных ролей[править | править вики-текст]

Обыденное сознание часто представляет существующие в данном обществе в конкретный исторический период гендерные роли как естественные и природные. Существует также множество исследований, стремящихся выявить биологические основания гендерных ролей — в частности, установить биологическое происхождение гендерных различий между мужчинами и женщинами, а также найти биологические причины гендерной неконформности. Но накопленные на сегодняшний день исторические и антропологические знания не подтверждают эту точку зрения, так как разнообразие представлений о гендере и гендерных ролях в культурах мира и на протяжении истории слишком велико. При этом в современных социальных науках собрано множество данных о том, как гендерные роли формируются под влиянием различных социальных процессов.

Биологический детерминизм[править | править вики-текст]

Точка зрения, согласно которой социальные явления определяются биологическими факторами, называется биологическим детерминизмом. Близкое к нему понятие — натурализация социальных практик — описывает процесс интерпретации социальных практик как фактов природы[4]. Биологический детерминизм в отношении гендерных ролей выражается, например, в широко распространённых утверждениях о том, что материнство — это природное предназначение женщины, или о том, что мужчинам от природы не свойственна эмоциональность.

С конца XIX века учёные из разных научных областей провели множество исследований гендерных различий между мужчинами и женщинами. Вплоть до 1970-х годов основной целью этих исследований было подтвердить биологическую природу гендерных различий и обосновать содержание существующих гендерных ролей. Однако результаты большинства исследований показывают, что сходств между мужчинами и женщинами гораздо больше, чем различий[10]. В широко цитируемом обзорном исследовании психологи Элеанор Маккоби и Кэрол Джеклин приводят четыре параметра, по которым были обнаружены различия между мужчинами и женщинами: способности к ориентированию в пространстве, математические способности, речевые навыки и агрессивность[11]. Но даже эти обнаруженные различия невелики и сильно зависят от методики и условий проведения исследования[10].

С 1970-х годов учёные также заинтересовались причинами гендерной неконформности, то есть нарушения гендерных ролей. Проводились, в частности, исследования, направленные на выяснение биологических причин транссексуальности. В настоящее время существуют теории, связывающие транссексуальность с генетикой[12], структурой мозга[13], деятельностью мозга[14] и воздействием андрогенов во время внутриутробного развития[15]. При этом результаты этих исследований также спорны — например, выявленные особенности строения мозга транссексуальных людей не уникальны (сходные отличия наблюдаются у гомосексуальных людей по сравнению с гетеросексуальными)[16][17], и существуют данные о том, что строение мозга может меняться под влиянием жизненного опыта.

Социальный конструктивизм[править | править вики-текст]

Точка зрения, согласно которой гендерные роли формируются, или конструируются, обществом, принадлежит к теории социального конструктивизма. Основу для изучения социальной природы и процессов конструирования гендерных ролей заложили, в частности, теоретические работы Симоны де Бовуар и Мишеля Фуко. Исследования социального конструирования гендерных ролей показывают, каким образом в процессе социализации и взаимодействия между людьми формируются те гендерные различия и ожидания, которые в обыденном сознании воспринимаются как природные и естественные.

По данным новейших исследований, обнаруживаемые различия между мужчинами и женщинами во многом объясняются социальными факторами. Например, исследования выявляют несколько причин, по которым женщины менее успешны в математике, чем мужчины: во-первых, им недостаёт уверенности в своих способностях[18], во-вторых, они считают занятия математикой не соответствующими их гендерной роли и отказываются от них даже тогда, когда проявляют прекрасные способности в этой области[19], в-третьих, родители и учителя поощряют девочек заниматься математикой гораздо меньше, чем мальчиков[20]. Таким образом, как отмечают некоторые исследователи, гендерные стереотипы срабатывают как самоисполняющиеся пророчества: в ходе социализации людям сообщают информацию о гендерных ролях, которая формирует их ожидания от самих себя, и в результате они проявляют гендерно-конформное поведение[10].

Биологические теории[править | править вики-текст]

Биологически-ориентированные объяснения гендерного развития и различий широко распространены. Одна из самых влиятельных таких теорий — эволюционная психология — объясняет гендерную дифференциацию наследственностью[21][22]. Наследственное происхождение гендерных ролей анализируется через предпочтения в выборе сексуальных партнёров, репродуктивные стратегии, вклад родителей в заботу о потомстве и агрессивность мужчин. С точки зрения этой теории, современные гендерные роли обусловлены успешной адаптацией предков современного человека к различиям в репродуктивных задачах мужчин и женщин.

Эмпирические данные опровергают основные положения биологических теорий гендерного развития. Многие исследователи также критикуют методологию биологически-ориентированных исследований[7][8]. Тем не менее, биологические теории продолжают пользоваться большой популярностью, в том числе у широкой публики. По мнению некоторых авторов, это связано с тем, что во многих обществах обыденное сознание приписывает биологии статус абсолютной истины[23]. Кроме того, положения биологических теорий соответствуют гендерным стереотипам.

Репродуктивные стратегии[править | править вики-текст]

Согласно эволюционной психологии, в процессе эволюции у мужчин и женщин закрепились на генетическом уровне разные репродуктивные стратегии, продиктованные необходимостью обеспечить выживаемость человека как биологического вида. Репродуктивная стратегия мужчин направлена на максимальное распространение своих генов, поэтому мужчины предпочитают иметь много сексуальных партнёрш и не тратить время на заботу о потомстве. Репродуктивная стратегия женщин направлена на то, чтобы иметь мало сексуальных партнёров, которые при этом будут способны обеспечить их самих и их потомство необходимыми ресурсами для выживания.

Многие исследователи ставят под сомнение само понятие репродуктивной стратегии. С точки зрения общей теории эволюции, естественный отбор определяется непосредственной практической пользой, а не будущими целями[24]. Утверждение о том, что древние мужчины стремились стать отцами как можного большего числа детей, а древние женщины — найти надёжных кормильцев, предполагает, что у них была осознанная или неосознанная цель, что, по мнению некоторых авторов, противоречит дарвинистскому функциональному объяснению[7].

Другие авторы отмечают, что гипотеза эволюционной психологии не подтверждается эмпирическими данными. В частности, предположение о том, что древним женщинам не хватало еды в период беременности и лактации, выглядит вполне убедительным, однако с той же успешностью исходя из этого можно предположить, что в связи с этим у женщин развились повышенные способности к ориентации в пространстве и память, которые бы позволили им находить и запоминать расположение источников пищи. Для обоснования любой гипотезы о конкретных адаптивных механизмах требуется дополнительная информация[8]. Такой информацией могли бы служить данные молекулярных исследований окаменелых человеческих останков или данные археологии, однако таких данных эволюционная психология не предлагает. Некоторые авторы отмечают, что концепция репродуктивных стратегий представляет собой попытку «задним числом» объяснить современные гендерные стереотипы[7].

Против гипотезы о репродуктивных стратегиях также говорят данные антропологии. Они показывают, в частности, что на репродуктивное поведение влияют культурные представления о человеческом теле и размножении. В культурах, где считается, что для размножения необходимо оплодотворение несколькими партнёрами, женщины вступают в сексуальный контакт с разными партнёрами, и эти партнёры не ревнуют друг к другу[25].

Выбор сексуальных партнёров[править | править вики-текст]

Эволюционная психология утверждает, что мужчины склонны выбирать молодых и физически привлекательных партнёрш, потому что такие партнёрши скорее смогут выносить здоровое потомство, а женщины склонны выбирать финансово обеспеченных мужчин, которые смогут их прокормить[26]. В подтверждение этих данных приводятся результаты опросов, в которых мужчины и женщины называли наиболее привлекательные для себя характеристики потенциальных партнёров. Однако многочисленные исследования показывают, что то, что люди говорят, значительно отличается от того, как они в действительности себя ведут: на деле физическая привлекательность одинаково влияет на выбор партнёров мужчинами и женщинами[27][28]. С другой стороны, показатели физической привлекательности отличаются крайне большим разнообразием в разных культурах мира, и большинство из этих характеристик не имеют отношения к фертильности[29]. Некоторые авторы также указывают, что эволюционная психология объясняет только гетеросексуальное поведение, и высказывают предположение, что сторонники эволюционной психологии избегают рассматривать данные исследований негетеросексуальных людей, поскольку их поведение и гендерные роли не совпадают с гендерными стереотипами и тем самым подрывают эволюционные объяснения[30].

Агрессивное поведение[править | править вики-текст]

С точки зрения эволюционной психологии, мужчины пользовались своими преимуществами в размерах и физической силе, чтобы подчинять себе женщин при помощи агрессивного поведения и побеждать в соперничестве за женщин с другими мужчинами[31]. Как отмечают другие исследователи, даже если в древние времена агрессивное поведение могло давать мужчинам репродуктивные преимущества, с тех пор социальные нормы и санкции сильно изменились, сведя эти преимущества на нет. В современных обществах показатели размножения зависят в первую очередь от социокультурных норм, социоэкономического положения, религиозных воззрений и методов контрацепции[7]. С другой стороны, эмпирические исследования показывают, что различия в агрессивном поведении у мужчин и женщин очень невелики[32]. Есть также научные данные, которые свидетельствуют о том, что в ситуациях, когда люди не ощущают на себе требований подчиняться гендерным нормам, гендерные различия в агрессивном поведении полностью исчезают[33] (подробнее см.: Гендерные различия в агрессивном поведении).

Психоаналитические теории[править | править вики-текст]

Согласно психоаналитической теории, гендерное развитие у мальчиков и девочек происходит принципиально разными путями. Зигмунд Фрейд полагал, что в раннем детстве и мальчики, и девочки идентифицируют себя с матерью, но в возрасте от трёх до пяти лет начинают идентифицировать себя с родителем своего пола. Считается, что такая идентификация разрешает внутренний конфликт ребёнка, который возникает из-за неосознанного эротического влечения к родителю противоположного пола и ревности к родителю своего пола. Психоаналитическая теория также предполагает, что мальчики испытывают страх кастрации из-за отсутствия внешних гениталий у девочек, а девочки испытывают зависть к пенису и чувствуют себя неполноценными.

При идентификации с родителем своего пола, как считали классики психоанализа, ребёнок полностью перенимает черты и особенности родителя своего пола, и именно через этот процесс усваивают гендерно-типичное поведение. Считается, что у мальчиков идентификация с родителем своего пола сильнее, чем у девочек, поэтому и гендерно-типичное поведение у них выражено сильнее, чем у девочек[7].

Хотя психоаналитическая теория оказала большое влияние на становление психологии развития, эмпирические данные её не подтверждают. Исследования не обнаружили тесной связи между идентификацией с родителем своего пола и усвоением гендерной роли[34]. Образцами для подражания в поведении детей гораздо чаще становятся заботливые взрослые или взрослые, наделённые социальной властью, чем угрожающие взрослые, с которыми ребёнка связывают отношения соперничества[35].

Отсутствие эмпирических подтверждений классической психоаналитической теории привело к появлению разнообразных обновлённых её вариантов. В области гендерного развития одна из самых влиятельных новейших версий — это теория Нэнси Чодороу. Согласно этой теории, гендерная идентификация формируется во младенчестве, а не в фаллической фазе, как утверждал Фрейд. И мальчики, и девочки изначально идентифицируют себя с матерью, но, поскольку дочери одного пола с матерью, идентификация между дочерьми и матерями сильнее, чем между сыновьями и матерями. В ходе дальнейшего развития девочки сохраняют идентификацию с матерью и психологически сливаются с ней. В результате представления девочки и женщины о себе характеризуется сильным чувством взаимозависимости, которое выливается в стремление к межличностным отношениям и побуждает женщину, в свою очередь, становиться матерью. Развитие мальчика определяется стремлением отделиться от матери и в дальнейшем определять себя через отличие от женщин, что приводит к принижению женственности[36].

Но эмпирические данные не подтверждают и теорию Чодороу. Исследования не обнаруживают наличия более тесной связи между матерями и дочерьми, чем между матерями и сыновьями[37]. Также нет данных о том, что потребности женщин в межличностных отношениях удовлетворяются только через материнство. Напротив, как показывают исследования, женщины, чья единственная социальная роль — это роль матери и жены, больше подвержены появлению психологических проблем, чем бездетные замужние или незамужние женщины и работающие матери[38].

Когнитивные и социальные теории[править | править вики-текст]

К когнитивным и социальным теориям гендерного развития относятся теории когнитивного развития[39], гендерных схем[40], социального научения[41] и социально-когнитивная теория[7]. Хотя на начальных этапах эти теории существенно отличались друг от друга, а их сторонники вели острые дискуссии между собой, современные версии этих теорий имеют много общего[9]. В целом когнитивные и социальные теории рассматривают гендерное развитие как сложный процесс взаимодействия биологических, социальных и когнитивных факторов. Все они уделяют существенное внимание социальным источникам гендерного развития и активной роли, которую в собственном гендерном развитии играет человек[9].

Социальные источники гендерного развития[править | править вики-текст]

К социальным источника гендерного развития относят, в частности, влияние родителей, других значимых взрослых и сверстников, а также информационное давление со стороны СМИ, кино, литературы и т.д.

Влияние родителей[править | править вики-текст]

Различия в воспитании мальчиков и девочек описываются понятием «дифференциальная социализация». Дифференциальная социализация необязательно выражается в виде прямых указаний или запретов. Как показывают исследования, дифференциальная социализация начинается ещё до рождения ребёнка, как только его пол определяется при помощи ультразвукового исследования. Матери, узнавшие таким образом пол будущего ребёнка, описывают мальчиков как «активных» и «подвижных», а девочек как «спокойных»[42]. С рождения дети, как правило, находятся среди гендерно-специфичных игрушек, пелёнок и других предметов; младенцев-мальчиков называют «крупными», «сильными» и «независимыми», а девочек — «нежными», «деликатными» и «красивыми», даже если объективных различий во внешнем облике или поведении младенцев нет[43][7]. Таким образом, представления и ожидания от детей, связанные с гендером, формируются взрослыми на основании гендерных стереотипов задолго до того, как ребёнок может начать проявлять то или иное поведение.

Дифференциальная социализация продолжается и в дальнейшей жизни ребёнка. Например, многочисленные исследования показывают, что родители больше стимулируют и больше реагируют на двигательную активность у младенцев-мальчиков, чем у девочек[44][45][46]. Ещё один показательный эксперимент касается влияния гендерных стереотипов взрослых на выбор игрушек для детей. Эксперимент первоначально проводили с участием трёхмесячного ребёнка, а позднее повторно с участием нескольких детей в возрасте от трёх до 11 месяцев. Трём группам взрослых предлагалось поиграть с ребёнком, при этом первой группе говорили, что ребёнок — девочка, второй — что это мальчик, третьей о гендере ребёнка не сообщали. В распоряжении взрослых было три игрушки: кукла, мяч и гендерно-нейтральное зубное кольцо. Большинство взрослых, которые считали ребёнка мальчиком, предлагали ему мяч, а большинство считавших ребёнка девочкой — куклу, не пытаясь выяснить, какая из игрушек больше интересует самого ребёнка[47].

Влияние сверстников[править | править вики-текст]

По мере расширения социального мира ребёнка ещё одним важным источником гендерного развития, как и социального научения в целом, становятся коллективы сверстников. Во взаимодействии со сверстниками дети, начиная с трёх-четырёхлетнего возраста[48], поощряют друг друга за гендерно-типичное поведение, а также за игры в гендерно-однородных группах, и наказывают за поведение, которое считается неподходящим для их гендера[49].

Информационное давление[править | править вики-текст]

Наконец, значительную роль в гендерном развитии играют СМИ, в особенности телевидение, а также литература, кино и видеоигры. В этих источниках, из которых дети получают информацию о гендерных ролях, мужчины и женщины часто изображаются преувеличенно стереотипно: мужчины изображаются активными и предприимчивыми, а женщины — зависимыми, лишёнными амбиций и эмоциональными. Изображение профессиональной жизни мужчин и женщин часто не соответствует реальному положению дел: мужчины изображаются как представители разнообразных профессий, лидеры и начальники, а женщины — либо как домохозяйки, либо как работающие на низкостатусных должностях. Такое изображение не соответствует ни реальной статистике профессиональной занятости мужчин, ни широкой вовлечённости женщин в профессиональную деятельность[7]. Как показывают исследования, гендерные стереотипы в СМИ и культуре оказывают большое влияние на детей: те, кто много смотрит телевизор, формируют более стереотипные представления о гендерных ролях[50]. С другой стороны, нестереотипное изображение представителей разных гендеров расширяет спектр желаний и стремлений у детей, а также варианты ролей, которые они считают приемлемыми для своего гендера[51][52]. Повторяющееся изображение равного участия представителей разных гендеров в тех или иных занятиях способствует устойчивому смягчению гендерно-стереотипных представлений у маленьких детей[53][54].

Активная роль человека в гендерном развитии[править | править вики-текст]

Социальные источники гендерного развития нередко предоставляют противоречивую информацию о гендерных ролях и накладывают на ребёнка противоречивые ожидания[7]. Это требует от ребёнка, начиная с самого раннего возраста, активно искать и выстраивать свои собственные правила и представления о гендере как о новой для него и значимой социальной категории[9]. Активность в формировании представлений о гендере проявляется, в частности, в избирательном внимании и памяти[55], а также в формировании предпочтений — например, гендерно-типичных или нетипичных игрушек, игр со сверстниками своего или другого гендера[48].

Значение гендерных ролей[править | править вики-текст]

В современных обществах, где господствует бинарная гендерная система, нарушение предписываемой человеку гендерной роли, то есть гендерная неконформность, как правило, не одобряется. Социальное окружение оказывает нормативное давление на детей и взрослых, принуждая их соблюдать предписанные гендерные роли. Как показывают исследования, гендерно-типичное поведение и самоощущение как типичного представителя своего гендера может положительно влиять на самооценку детей[56]. Но в случае, если гендерное самоощущение расходится с предписываемой гендерной ролью, требование соблюдать гендерные роли становится источником стресса и негативно влияет на психологическую адаптацию[56].

Гендерные роли в российском обществе[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Nanda, Serena. Gender Diversity: Crosscultural Variations. — Waveland Pr Inc, 1999. — ISBN 978-1577660743.
  2. Roscoe, Will. Changing Ones: Third and Fourth Genders in Native North America. — Palgrave Macmillan, 2000. — ISBN 978-0312224790.
  3. Oyewumi, Oyeronke Conceptualizing gender: the eurocentric foundations of feminist concepts and the challenge of African epistemologies // Jenda: a Journal of Culture and African Woman Studies. — 2002. — Т. 2.
  4. 1 2 Коннелл Р. Гендер и власть: Общество, личность и гендерная политика. — М.: Новое литературное обозрение, 2015. — ISBN 978-5-4448-0248-9.
  5. hooks, bell. Rethinking the Nature of Work // Feminist Theory: From Margin to Center. — Pluto Press, 2000. — ISBN 9780745316635.
  6. Здравомыслова Е., Темкина А. (ред.). Российский гендерный порядок: социологический подход. — СПб: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2007. — ISBN 978-5-94380-060-3.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Bussey, K., Bandura, A. Social cognitive theory of gender development and differentiation // Psychological review. — 1999. — Т. 106, № 4. — С. 676-713.
  8. 1 2 3 Fausto-Sterling, A. Beyond difference: A biologist's perspective // Journal of Social Issues. — 1997. — Т. 53, № 2. — С. 233–258.
  9. 1 2 3 4 Martin, C.L., et al. Cognitive Theories of Early Gender Development // Psychological Bulletin. — 2002. — Т. 128, № 6. — С. 903-933.
  10. 1 2 3 Бёрн Шон. Гендерная психология = The Social Psychology of Gender. — СПб: Прайм-Еврознак, 2002.
  11. Maccoby, E., and Jacklin, C. The Psychology of Sex Differences. — Stanford University Press, 1974. — ISBN 9780804708593.
  12. (2009) «Androgen Receptor Repeat Length Polymorphism Associated with Male-to-Female Transsexualism». Biological Psychiatry 65 (1): 93–6. DOI:10.1016/j.biopsych.2008.08.033. PMID 18962445.
  13. Kruijver F. P., Zhou J. N., Pool C. W., Hofman M. A., Gooren L. J., Swaab D. F. Male-to-female transsexuals have female neuron numbers in a limbic nucleus // The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism. — 2000. — № 85(5). — P. 2034—2041.
  14. (2007) «Male-to-Female Transsexuals Show Sex-Atypical Hypothalamus Activation When Smelling Odorous Steroids». Cerebral Cortex 18 (8): 1900–8. DOI:10.1093/cercor/bhm216. PMID 18056697.
  15. (2006) «Typical female 2nd–4th finger length (2D:4D) ratios in male-to-female transsexuals—possible implications for prenatal androgen exposure». Psychoneuroendocrinology 31 (2): 265–9. DOI:10.1016/j.psyneuen.2005.07.005. PMID 16140461.
  16. LeVay S (August 1991). «A difference in hypothalamic structure between heterosexual and homosexual men». Science 253 (5023): 1034–7. DOI:10.1126/science.1887219. PMID 1887219.
  17. Byne W, Tobet S, Mattiace LA (September 2001). «The interstitial nuclei of the human anterior hypothalamus: an investigation of variation with sex, sexual orientation, and HIV status». Horm Behav 40 (2): 86–92. DOI:10.1006/hbeh.2001.1680. PMID 11534967.
  18. Eccles, J. S. Bringing young women to math and science // Gender and thought: Psychological perspectives / Crawford, M., and Gentry, M.. — New York : Springer, 1989.
  19. Kimball, M. M. A new perspective on women's math achievement // Psychological Bulletin. — 1989. — Т. 105, № 2. — С. 198-214.
  20. Dweck, C. S. et al. Sex differences in learned helplessness: II. The contingencies of evaluative feedback in the classroom and III. An experimental analysis // Developmental psychology. — 1978. — Т. 14, № 3. — С. 268-276.
  21. Archer, J. Sex differences in social behavior: Are the social role and evolutionary explanations compatible? // American Psychologist. — 1996. — № 51. — С. 909-917.
  22. Buss, D. M. Psychological sex differences: Origins through sexual selection // American Psychologist. — 1985. — № 50. — С. 164-168.
  23. Oyěwùmí, Oyèrónkẹ́. The Invention of Women: Making an African Sense of Western Gender Discourses. — University of Minnesota Press, 1997. — ISBN 9780816624416.
  24. Gould, S. J. An urchin in the storm: Essays about Books and Ideas. — New York: Norton, 1988. — ISBN 9780393305371.
  25. Caporael, L. R. Mechanisms matter: The difference between sociobiology and evolutionary psychology // Behavioral and Brain Sciences. — 1989. — № 12. — С. 17-18.
  26. Buss, D. M. The evolution of desire. — New York: Basic, 1994. — ISBN 9780465021437.
  27. Sprecher, S. The importance to males and females of physical attractiveness, earning potential and expressiveness in initial attraction // Sex Roles. — 1989. — № 21. — С. 591-607.
  28. Zohar, A., & Guttman, R. Mate preference is not mate selection // Behavioral and Brain Sciences. — 1989. — № 12. — С. 38-39.
  29. Ford, C. S., & Beach, F. A. Patterns of sexual behavior. — New York: Harper & Row, 1972.
  30. Honda, K. A Critique of Evolutionary Psychology (англ.). The Psychology In Seattle Podcast (7 October 2014). Проверено 20 августа 2015.
  31. Smuts, B. The evolutionary origins of patriarchy // Human Nature. — 1995. — № 6. — С. 1-32.
  32. Hyde, J. S. How large are gender differences in aggression? A developmental meta-analysis // Developmental Psychology. — 1984. — Т. 20, № 4. — С. 722-.
  33. Lightdale, J. R., & Prentice, D. A. Rethinking sex differences in aggression: Aggressive behavior in the absence of social roles // Personality and Social Psychology Bulletin. — 1994. — № 20. — С. 34-44.
  34. Hetherington, E. M. The effects of familial variables on sex typing, on parent-child similarity, and on imitation in children // Minnesota symposia on child psychology, Vol. 1 / Hill, J. P. (Ed.). — Minneapolis: University of Minnesota Press, 1967. — С. 82-107.
  35. Bandura, A., Ross, D., & Ross, S. A. Transmission of aggression through imitation of aggressive models // Journal of Abnormal and Social Psychology. — 1961. — № 63. — С. 575-582.
  36. Чодороу Н. Воспроизводство материнства:Психоанализ и социология гендера. — РОССПЭН, 2006. — ISBN 5-8243-0672-9.
  37. Sroufe, L. A. Attachment classification from the perspective of infant-caregiver relationships and infant temperament // Child Development. — 1985. — № 56. — С. 1-14.
  38. Bernard, J. The future of marriage. — Yale University Press, 1982. — ISBN 9780300028539.
  39. Kohlberg, L. A. A cognitive–developmental analysis of children’s sex role concepts and attitudes // The development of sex differences / E. E. Maccoby (Ed.). — Stanford, CA: Stanford University Press, 1966. — С. 82–173. — ISBN 9780804703086.
  40. Martin, C. L., Halverson, C. A schematic processing model of sex typing and stereotyping in children // Child Development. — 1981. — № 52. — С. 1119–1134.
  41. Mischel, W. A social learning view of sex differences in behavior // The development of sex differences / E. E. Maccoby (Ed.). — Stanford, CA: Stanford University Press, 1966. — С. 57–81. — ISBN 9780804703086.
  42. Rothman, B. K. The tentative pregnancy: How Amniocentesis Changes the Experience of Motherhood. — W. W. Norton & Company, 1993. — С. 129. — ISBN 978-0393309980.
  43. O'Reilly, P. The Impact of Sex-Role Stereotyping on Human Development // Monograph. — 1988. — Т. 3, № 1.
  44. Lewis, M. State as an infant-environmental interaction: An analysis of mother-infant behavior as a function of sex // Merrill-Palmer Quarterly. — 1972. — № 18. — С. 95-211.
  45. Moss, H. Sex, age and state as determinants of mother-infant interaction // Merrill-Palmer Quarterly. — 1967. — № 13. — С. 19-36.
  46. Tasch, R. The role of the father in the family // Journal of Experimental Education. — 1952. — № 20. — С. 319-361.
  47. Sidorowicz L. S., Lunney G. S. Baby X revisited // Sex Roles. — 1980. — Т. 6, № 1. — С. 67-73.
  48. 1 2 Bussey, K., & Bandura, A. Self-regulatory mechanisms governing gender development // Child Development. — 1992. — № 63. — С. 1236-1250.
  49. Lamb, M. E., Easterbrooks, M. A., & Holden, G. W. Reinforcement and punishment among preschoolers: Characteristics, effects, and correlates // Child Development. — 1980. — № 51. — С. 1230-1236.
  50. McGhee, P. E., & Frueh, T. Television viewing and the learning of sex-role stereotypes // Sex Roles. — 1980. — № 6. — С. 179-188.
  51. Ashby, M. S., & Wittmaier, B. C. Attitude changes in children after exposure to stories about women in traditional or nontraditional occupations // Journal of Educational Psychology. — 1978. — № 70. — С. 945-949.
  52. O'Bryant, S. L., & Corder-Bolz, C. R. The effects of television on children's stereotyping of women's work roles // Journal of Vocational Behavior. — 1978. — № 12. — С. 233-244.
  53. Ochman, J. M. [http://link.springer.com/article/10.1007/BF01544088#page-1 The effects of nongender-role stereotyped, same-sex role models in storybooks on the self-esteem of children in grade three] // Sex Roles. — 1996. — № 35. — С. 711-735.
  54. Thompson, T. L., & Zerbinos, E. Television cartoons: Do children notice it's a boy's world // Sex Roles. — 1997. — № 37. — С. 415-432.
  55. Bauer, P. J. Memory for gender-consistent and gender-inconsistent event sequences by twenty-five-month-old children // Child Development. — 1993. — № 64. — С. 285–297.
  56. 1 2 Egan, S., and Perry, D. Gender identity: a multidimensional analysis with implications for psychosocial adjustment // Developmental Psychology. — 2001. — Т. 37, № 4. — С. 451-463.